Абстракция отождествления — психология

Математическая энциклопедия — значение слова Абстракция Отождествления

Абстракция отождествления - психология

способ формирования общих абстрактных понятий, состоящий в том, что при рассмотрении к.-л. исходных объектов мы начинаем принимать во внимание лишь те их различия, к-рые в данной ситуации по тем или иным причинам оказываются для нас существенными, игнорируя другие — несущественные.

Исходные объекты, различающиеся лишь несущественным образом, мы начинаем считать одинаковыми, и в речевом аспекте А. о. проявляется в том, что о двух одинаковых исходных объектах мы начинаем, отождествляя их, говорить как об одном и том же абстрактном объекте, закрепив за ним соответствующий термин. Так, напр.

, отождествляя одинаковые буквы( слова, алфавиты), мы приходим к понятию абстрактной буквы (абстрактного слова, абстрактного алфавита, см. [1], с. 7- 15); отождествляя эквивалентные фундаментальные последовательности рациональных чисел, мы приходим к понятию действительного числа;отождествляя изоморфные группы, мы приходим к понятию абстрактной группы и т. д. См.

также А бстракция математическая, Эквивалентность, Изоморфизм. Лит.:[1] Марков А. А., «Тр. матем. ин-та АН СССР», 1954, т. 42; [2] его же, О логике конструктивной математики, М., 1972. Н.

Смотреть значение Абстракция Отождествления в других словарях

Абстракция — отвлечениеабстракт

Словарь синонимов

Абстракция — абстракции, ж. (латин. abstractio). 1. Мысленное отделение каких-н. свойств и признаков предмета от самого предмета (науч.). || Отвлеченное понятие (книжн.). 2. Неясное, туманное……..
Толковый словарь Ушакова

Абстракция Ж. — 1. Отвлечение в процессе познания от несущественных сторон, свойств, связей предмета или явления с целью выделения их существенных, закономерных признаков; абстрагирование………
Толковый словарь Ефремовой

Абстракция — -и; ж. [лат. abstractio — отвлечение].1. Мысленное отвлечение от каких-л. признаков, свойств, связей предмета или явления с целью выделения, обособления его существенных сторон,……..

Толковый словарь Кузнецова

Абстракция — упрощение экономического анализа посредством исключения из него некоторых экономических и неэкономических факторов, которые в данном анализе не играют определяющей……..

Экономический словарь

Абстракция — (лат. abstractio — отвлечение) — упрощение экономического анализа посредством исключения из него некоторых экономических и неэкономических факторов, которые в данном анализе……..
Юридический словарь

Абстракция — (лат. abstractio отвлечение) психический процесс: мысленное отвлечение от некоторых сторон, свойств, связей предметов и явлений действительности с целью выделения из их……..
Большой медицинский словарь

Абстракция — (от лат. abstractio — отвлечение) (абстрактное) — формапознания, основанная на мысленном выделении существенных свойств и связейпредмета и отвлечении от других, частных его……..
Большой энциклопедический словарь

Геометрическая Абстракция — один из видов абстрактного искусства,предпочитающий композиции, в основе которых — строгая ритмикагеометрических или (в скульптуре) стереометрических фигур. Ее ранниеварианты……..
Большой энциклопедический словарь

Постживописная Абстракция — направление в абстрактной живописи,сложившееся в 1950-е гг. как реакция на абстрактный экспрессионизм.Свободный мазок, «растрепанная» фактура последнего сменились здесь……..
Большой энциклопедический словарь

Абстракция — (от лат. abstractio — отвлечение) — один из основных процессов умственной деятельности человека, позволяющий мысленно вычленить и превратить в самостоятельный объект рассмотрения……..
Психологическая энциклопедия

Абстра́кция — (лат. abstractio отвлечение)психический процесс: мысленное отвлечение от некоторых сторон, свойств, связей предметов и явлений действительности с целью выделения из……..

Медицинская энциклопедия

Содержательная Абстракция — Словообразование. Происходит от лат. abstractio — отвлечение. Категория. Форма абстракции. Специфика. В ней вычленяются такие свойства предмета, которые имеют практическое значение.
Психологическая энциклопедия

Формальная Абстракция — Категория. Форма абстракции. Специфика. В ней вычленяются такие свойства предмета, которые важны для теоретического анализа.
Психологическая энциклопедия

Абстракция — (от лат. abstractio — отвлечение) — англ. abstraction; нем. Abstraktion. Выделение определенных свойств и связей предмета  или события и отвлечение от других его свойств и связей.
Социологический словарь

Абстракция Генерализирующая — — англ. abstraction, generalizing; нем. Abstraktion, generalisierende. Абстракция,  дающая обобщенную картину явления, нацеленная на выявление общих закономерностей путем определения связей……..
Социологический словарь

Абстракция Идеализирующая — — англ. abstraction, idealizing; нем. Abstraktion, idealisierende.
Социологический словарь

Абстракция — (от лат. abstractio — отвлечение) — 1) процесс отвлечения от некоторых характеристик (свойств, отношений) изучаемых предметов и явлений, от реальных носителей интересующих……..
Философский словарь

Отвлечение (абстракция) — — акт мысли, которым общие или сходные в том или другом отношении признаки многих представлений отделяются от них и полагаются особо, с значением логических и грамматических……..
Философский словарь

АБСТРАКЦИЯ — АБСТРАКЦИЯ, -и, ж. (книжн.). 1. Мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов и явлений для выделения существенных их признаков………
Толковый словарь Ожегова

Посмотреть в Wikipedia статью для Абстракция Отождествления

Источник: http://slovariki.org/matematiceskaa-enciklopedia/35

Абстрагирование и идеализация. Мысленный эксперимент

Абстрагирование и идеализация. Мысленный эксперимент

Процесс познания всегда начинается с рассмотрения конкретных, чувственно воспринимаемых предметов и яв­лений, их внешних признаков, свойств, связей.

Только в результате изучения чувственно-конкретного человек при­ходит к каким-то обобщенным представлениям, понятиям, к тем или иным теоретическим положениям, т.е. науч­ным абстракциям.

Получение этих абстракций связано со сложной абстрагирующей деятельностью мышления.

В процессе абстрагирования происходит отход (вос­хождение) от чувственно воспринимаемых конкретных объектов (со всеми их свойствами, сторонами и т. д.) к воспроизводимым в мышлении абстрактным представле­ниям о них.

Абстрагирование, таким образом, заключается в мыслен­ном отвлечении от каких-то — менее существенных — свойств, сторон, признаков изучаемого объекта с одновре­менным выделением, формированием одной или несколь­ких существенных сторон, свойств, признаков этого объек­та. Результат, получаемый в процессе абстрагирования, именуют абстракцией (или используют термин абстракт­ное — в отличие от конкретного).

В научном познаний широко применяются, например, абстракции отождествления и изолирующие абстракции. Абстракция отождествления представляет собой понятие, которое получается в результате отождествления некото­рого множества предметов (при этом отвлекаются от це-

лого ряда индивидуальных свойств, признаков данных предметов) и объединения их в особую группу. Примером может служить группировка всего множества растений и животных, обитающих на нашей планете, в особые виды, роды, отряды и т. д.

Изолирующая абстракция получает­ся путем выделения некоторых свойств, отношений, нераз­рывно связанных с предметами материального мира, в са­мостоятельные сущности («устойчивость», «растворимость», «электропроводность» и т. п.).

Переход от чувственно-конкретного к абстрактному все­гда связан с известным упрощением действительности. Вместе с тем, восходя от чувственно-конкретного к абст­рактному, теоретическому, исследователь получает возмож­ность глубже понять изучаемый объект, раскрыть его сущ­ность.

Конечно, в истории науки имели место и ложные, невер­ные абстракции, не отражавшие ровным счетом ничего в объективном мире (эфир, теплород, жизненная сила, элект­рическая жидкость и т. п.). Использование подобных «мертвых абстракций» создавало лишь видимость объяс­нения наблюдаемых явлений. В действительности же ника­кого углубления познания в этом случае не происходило.

Развитие естествознания повлекло за собой открытие все новых и новых действительных сторон, свойств, связей объектов и явлений материального мира.

Необходимым условием прогресса познания стало образование подлинно научных, «не вздорных» абстракций, которые позволили бы глубже познать сущность изучаемых явлений.

Процесс перехода от чувственно-эмпирических, наглядных представ­лений об изучаемых явлениях к формированию определен­ных абстрактных, теоретических конструкций, отражаю­щих сущность этих явлений, лежит в основе развития любой науки.

Мысленная деятельность исследователя в процессе на­учного познания включает в себя особый вид абстрагиро­вания, который называют идеализацией. Идеализация пред­ставляет собой мысленное внесение определенных измене­ний в изучаемый объект в соответствии с целями исследо­ваний.

В результате таких изменений могут быть, например, исключены из рассмотрения какие-то свойства, стороны, признаки объектов. Так, широко распространенная в меха-

нике идеализация, именуемая материальной точкой, подра­зумевает тело, лишенное всяких размеров. Такой абстракт­ный объект, размерами которого пренебрегают, удобен при описании движения.

Причем подобная абстракция позво­ляет заменить в исследовании самые различные реальные объекты: от молекул или атомов при решении многих за­дач статистической механики и до планет Солнечной сис­темы при изучении, например, их движения вокруг Солнца.

Изменения объекта, достигаемые в процессе идеализа­ции, могут производиться также и путем наделения его какими-то особыми свойствами, в реальной действитель­ности неосуществимыми. Примером может служить вве­денная путем идеализации в физику абстракция, известная под названием абсолютно черного тела.

Такое тело наде­ляется несуществующим в природе свойством поглощать абсолютно всю попадающую на него лучистую энергию, ничего не отражая и ничего не пропуская сквозь себя. Спектр излучения абсолютно черного тела является идеаль­ным случаем, ибо на него не оказывает влияния приро­да вещества излучателя или состояние его поверхности.

А если можно теоретически описать спектральное распре­деление плотности энергии излучения для идеального слу­чая, то можно кое-что узнать и о процессе излучения во­обще. Указанная идеализация сыграла важную роль в прогрессе научного познания в области физики, ибо помог­ла выявить ошибочность некоторых существовавших во второй половине XIX века представлений.

Кроме того, ра­бота с таким идеализированным объектом помогла зало­жить основы квантовой теории, ознаменовавшей радикаль­ный переворот в науке.

Целесообразность использования идеализации опреде­ляется следующими обстоятельствами.

Во-первых, идеализация целесообразна тогда, когда под­лежащие исследованию реальные объекты достаточно сложны для имеющихся средств теоретического, в частнос­ти, математического, анализа.

А по отношению к идеали­зированному случаю можно, приложив эти средства, пост­роить и развить теорию, в определенных условиях и целях эффективную, для описания свойств и поведения этих ре­альных объектов.

(Последнее, в сущности, и удостоверяет плодотворность идеализации, отличает ее от бесплодной фантазии).

Во-вторых, идеализацию целесообразно использовать в тех случаях, когда необходимо исключить некоторые свой­ства, связи исследуемого объекта, без которых он существо­вать не может, но которые затемняют существо протекаю­щих в нем процессов. Сложный объект представляется как бы в «очищенном» виде, что облегчает его изучение.

На эту гносеологическую возможность идеализации обратил внимание Ф.

Энгельс, который показал ее на при­мере исследования, проведенного Сади Карно: «Он изучил паровую машину, проанализировал ее, нашел, что в ней ос­новной процесс не выступает в чистом виде, а заслонен всякого рода побочными процессами, устранил эти безраз­личные для главного процесса побочные обстоятельства и сконструировал идеальную паровую машину (или газовую машину), которую, правда, также нельзя осуществить, как нельзя, например, осуществить геометрическую линию или геометрическую плоскость, но которая оказывает, по-свое­му, такие же услуги, как эти математические абстракции. Она представляет рассматриваемый процесс в чистом, неза­висимом, неискаженном виде»4.

В-третьих, применение идеализации целесообразно тогда, когда исключаемые из рассмотрения свойства, стороны, свя­зи изучаемого объекта не влияют в рамках данного иссле­дования на его сущность.

Выше уже упоминалось, напри­мер, о том, что абстракция материальной точки позволяет в некоторых случаях представлять самые различные объек­ты — от молекул или атомов до гигантских космических объектов.

При этом правильный выбор допустимости по­добной идеализации играет очень большую роль. Если в ряде случаев возможно и целесообразно рассматривать ато­мы в виде материальных точек, то такая идеализация ста­новится недопустимой при изучении структуры атома.

Точ­но так же можно считать материальной точкой нашу пла­нету при рассмотрении ее вращения вокруг Солнца, но отнюдь не в случае рассмотрения ее собственного суточного вращения.

Будучи разновидностью абстрагирования, идеализация допускает элемент чувственной наглядности (обычный про­цесс абстрагирования ведет к образованию мысленных аб­стракций, не обладающих никакой наглядностью). Эта осо­бенность идеализации очень важна для реализации тако­го специфического метода теоретического познания, како-

вым является мысленный эксперимент (его также назы­вают умственным, субъективным, воображаемым, идеализи­рованным).

Мысленный эксперимент предполагает оперирование идеализированным объектом (замещающим в абстракции объект реальный), которое заключается в мысленном под­боре тех или иных положений, ситуаций, позволяющих обнаружить какие-то важные особенности исследуемого объекта.

В этом проявляется определенное сходство мыс­ленного (идеализированного) эксперимента с реальным. Более того, всякий реальный эксперимент, прежде чем быть осуществленным на практике, сначала «проигрывается» исследователем мысленно в процессе обдумывания, плани­рования.

В этом случае мысленный эксперимент выступает в роли предварительного идеального плана реального экс­перимента.

Вместе с тем мысленный эксперимент играет и самостоя­тельную роль в науке. При этом, сохраняя сходство с ре­альным экспериментом, он в то же время существенно от­личается от него. Эти отличия заключаются в следующем.

Реальный эксперимент — это метод, связанный с прак­тическим, предметно-манипулятивным, «орудийным» поз­нанием окружающего мира. В мысленном же эксперимен­те исследователь оперирует не материальными объектами, а их идеализированными образами, и само оперирование производится в его сознании, т. е. чисто умозрительно.

Возможность постановки реального эксперимента опре­деляется наличием соответствующего материально-техни­ческого (а иногда и финансового) обеспечения. Мысленный эксперимент такого обеспечения не требует.

В реальном эксперименте приходится считаться с ре­альными физическими и иными ограничениями его прове­дения, с невозможностью в ряде случаев устранить мешаю­щие ходу эксперимента воздействия извне, с искажением в силу указанных причин получаемых результатов. В этом плане мысленный эксперимент имеет явное преимущество перед экспериментом реальным. В мысленном эксперимен­те можно абстрагироваться от действия нежелательных факторов, проведя его в идеализированном, «чистом» виде.

В научном познании могут быть случаи, когда при ис­следовании некоторых явлений, ситуаций проведение реаль­ных экспериментов оказывается вообще невозможным.

Этот пробел в познании может восполнить только мыслен­ный эксперимент.

Научная деятельность Галилея, Ньютона, Максвелла, Карно, Эйнштейна и других ученых, заложивших основы современного естествознания, свидетельствует о существен­ной роли мысленного эксперимента в формировании теоре­тических идей. История развития физики богата фактами использования мысленных экспериментов. Примером мо­гут служить мысленные эксперименты Галилея, приведшие к открытию закона инерции.

Реальные эксперименты, в которых невозможно устра­нить фактор трения, казалось бы, подтверждали господство­вавшую в течение тысячелетий концепцию Аристотеля, утверждавшую, что движущееся тело останавливается, если толкающая его сила прекращает свое действие.

Такое ут­верждение основывалось на простой констатации фактов, наблюдаемых в реальных экспериментах (шар или тележ­ка, получившие силовое воздействие, а затем катящиеся уже без него по горизонтальной поверхности, неизбежно замедляли свое движение и в конце концов останавлива­лись).

В этих экспериментах наблюдать равномерное не прекращающееся движение по инерции было невозможно.

Галилей, проделав мысленно указанные эксперименты с поэтапным идеализированием трущихся поверхностей и доведением до полного исключения из взаимодействия трения, опроверг аристотелевскую точку зрения и сделал единственно правильный вывод. Этот вывод мог быть по­лучен только с помощью мысленного эксперимента, обеспе­чившего возможность открытия фундаментального закона механики движения.

Метод идеализации, оказывающийся весьма плодотвор­ным во многих случаях, имеет в то же время определен­ные ограничения. Развитие научного познания заставля­ет иногда отказываться от принятых ранее идеализирован­ных представлений.

Так произошло, например, при созда­нии Эйнштейном специальной теории относительности, из которой были исключены ньютоновские идеализации «аб­солютное пространство» и «абсолютное время». Кроме того, любая идеализация ограничена конкретной областью яв­лений и служит для решения только определенных проб­лем.

Это хорошо видно хотя бы на примере вышеуказан­ной идеализации «абсолютно черное тело».

Сама по себе идеализация, хотя и может быть плодо­творной и даже подводить к научному открытию, еще не­достаточна для того, чтобы сделать это открытие. Здесь определяющую роль играют теоретические установки, из которых исходит исследователь.

Рассмотренная выше идеа­лизация паровой машины, удачно осуществленная Сади Карно, подвела его к открытию механического эквивален­та теплоты, которого, однако, «…он не мог открыть и уви­деть лишь потому, — отмечает Ф. Энгельс, — что верил в теплород.

Это является также доказательством вреда ложных теорий»5.

Основное положительное значение идеализации как метода научного познания заключается в том, что получае­мые на ее основе теоретические построения позволяют за­тем эффективно исследовать реальные объекты и явления.

Упрощения, достигаемые с помощью идеализации, облегча­ют создание теории, вскрывающей законы исследуемой об­ласти явлений материального мира.

Если теория в це­лом правильно описывает реальные явления, то правомер­ны и положенные в ее основу идеализации.

Источник: https://megaobuchalka.ru/1/20394.html

Три уровня отождествления

Три уровня отождествления

Кросспост из психологического журнала «Искусство быть собой».
Запись из раздела: Статьи о психологии
Текст написан 7 дней назад, проверьте свежие обновления.

Сегодня мы повертим в руках еще один кусочек нашей большой мозаики. Речь пойдет о том, что в психологии называется отождествлением. Внимательное рассмотрение этого понятия поможет более ясно ощутить ту стенку, о которую разбиваются все благие намерения в духовном развитии.

К этой проблеме мы уже подходили с разных сторон — вспомните статьи о свободе воли или, например, о поиске своего истинного «Я». В этой статье мы обсудим еще один аспект того же самого психологического явления.

В очередной раз прошу смотреть на предложенные примеры и метафоры как можно шире, не позволяя себе заблудиться в словах.

Что такое отождествление? Психология обычно рассматривает это явление как срастание личности с чем-то внешним по отношению к ней самой. Если в чистом виде личность говорит о себе «Я — это Я», то в состоянии того или иного отождествления формулировка меняется на «Я — это то-то», с указанием чего-то конкретного, с чем произошло срастание.

Естественно, все это происходит незаметно для самого «Я». Отождествление — процесс сугубо бессознательный. «Я» совершенно не замечает того, как начинает вкладывать себя во внешние объекты или ценности. Однажды оно просто обнаруживает, что что-то, казалось бы для него постороннее, вдруг стало жизненно важным, вплоть до того, чтобы поставить ребром вопрос о жизни и смерти.

В абстрактном виде звучит не вполне понятно, поэтому проще показать сущность этого явления на примерах.

Отождествление
со внешними ценностями

Возьмем для пущей наглядности какого-нибудь ярого футбольного болельщика. Что с ним происходит, когда его любимая команда выигрывает? Он испытывает прилив положительных эмоций, он рад победе и горд достижениями команды точно так же, как если бы он сам был ее частью, как если бы он сам забил решающий гол.

А что с ним происходит, когда команда проигрывает? Он на полном серьезе чувствует себя несчастным — он испытывает горе и стыд, как если бы это было его личное поражение, как будто это он дал неправильный пас или собственноручно пропустил гол. Он злится на свою команду потому, что бессознательно чувствует себя соучастником их проигрыша, но не хочет брать на себя за это ответственность.

В этом примере болельщик отождествил себя с командой, за которую болеет. То есть, даже не так: «боление» за команду — это и есть самая примитивная форма отождествления. Для болельщика «Я — это моя любимая команда», «Ее победы — мои победы, ее поражения — мои поражения».

Отсюда же происходят и кровопролитные войны между болельщиками противоборствующих команд, ведь оскорбление «моей» команды — это оскорбление меня самого, а свою честь нужно защищать! То есть, в конечном счете, для болельщика все сводится к его собственному ущербному Эго, а на реальную команду ему в общем-то плевать. Победы и поражения команды он принимает лично и близко к сердцу только потому, что эта команда магическим образом стала тождественна его собственному «Я».

Подобное отождествление — это один из способов избегания сложностей реальной жизни, когда она подменяется вымышленным мирком с простыми правилами и ценностями, где ни о чем не нужно думать, а достаточно только примитивно реагировать по общеизвестной программе.

Отождествление позволяет забыться, погрузиться в иллюзорный мир иллюзорных ценностей, поверить в него всей душой и оставить более сложный реальный мир более реальных ценностей и более реальных проблем далеко позади.

Обратите внимание, что речь идет не о противопоставлении истинного и ложного, реального и нереального, а о БОЛЕЕ реальном и МЕНЕЕ реальном.

Это важный момент, потому что отождествление может быть многоуровневым, с погружением в мир иллюзий все глубже и глубже на каждом новом этапе.

Например, чтобы «полноценно» отождествиться с футбольной командой, нужно еще до этого пребывать в состоянии определенного отождествления.

Пример с футбольной командой только один из множества возможных. С тем же успехом можно было бы рассмотреть отождествление с партией, с религией, с родиной, с любимой рок-группой или любым другим своим личным идолом. Сотворить себе кумира, а затем защищать его ценой своей жизни, можно из чего угодно и из кого угодно — комментарии к соответствующим статьям тому пример.

Но это все примеры примитивные и потому скучные. Психология щелкает проблему подобного отождествления на раз — к любому психологу можно пойти и он поможет от такого поверхностного отождествления избавиться… было бы желание. Но его-то как раз и нет, потому отождествление возможно только, как бессознательный процесс.

Знать о своем отождествлении — значит уже избавиться от него.

Бывает правда и промежуточное состояние, когда человек только догадывается о наличии какого-то отождествления, но не может его окончательно ухватить своим сознанием.

Тогда психолог может помочь, но только при одном непременном условии — он сам должен быть свободен от этого самого отождествления. Это важный момент, не упускайте из виду — ниже пригодится.

Избавление от отождествления, когда оно происходит, приносит с собой чувство пробуждения ото сна — как будто пелена с глаз спадает, и человек видит мир в истинном свете.

Но как одно отождествление наслаивается на другое, так и освобождение от одного не освобождает от другого.

Болельщик может очнуться ото сна и увидеть, насколько шире и богаче мир вне футбола — это приносит ему чувство свободы и счастья, но на более глубоком уровне он так и продолжает спать.

Вопрос для самостоятельного обдумывания: если изначально отождествление происходит из желания сбежать от тревог и трудностей своей обычной жизни, то при каком условии отождествление может быть снято? Что должно изменится в человеке, чтобы ему больше не нужен был этот способ убегания от реальности? — Это вопрос чертовски интересный, поскольку ответ на него укажет на то препятствие, которое удерживает нас от окончательного пробуждения ото всех отождествлений.

Отождествление
со внутренними ценностями

Теперь для полноты картины рассмотрим другие примеры, более глубокого уровня.

Но заметьте — как бы глубоко мы не погружались, принцип остается все тот же: при отождествлении то, чем мы являемся, переносится и срастается с тем, чем мы НЕ являемся.

И с каждым витком нового отождествления, мы все больше удаляемся от нашего истинного и первоначального «Я» и все более несчастными становимся.

Чтобы опуститься глубже, нам нужно вспомнить, что такое Персона в юнговской модели психики. Можно было бы обойтись и без нее, но тогда придется заново объяснять то, что мы уже подробно обсуждали. Если кто-то тему пропустил, читайте соответствующую статью — Тень и Персона. А здесь напомню в двух словах самую суть.

Есть наша сознательная личность со всеми ее чертами и качествами. Под давлением воспитания, часть своих качеств, которые поощряются родителями и обществом, мы складываем в стопочку под названием «Персона», а все остальные прячем с глаз долой в сундук под названием «Тень».

Таким образом получается, что Персона содержит те наши врожденные и приобретенные качества, которые позволяют нам получать всеобщее одобрение.

Персона — это наша маска, подставная личность, первоначальная задача которой обмануть окружающих и получить от них любовь, признание и прочие бонусы.

Персона содержит в себе наш характер, который мы десятилетиями взращивали и оттачивали, наши идеалы, наши драгоценные принципы, вызывающие восхищение в чужих глазах. Персона — это ложь всей нашей жизни, которую мы возводим в высшую ценность, называя это своей индивидуальностью и уникальностью.

Но до тех пор, пока мы врем только окружающим, ничего страшного не происходит. Проблемы начинаются тогда, когда мы сами начинаем верить в свою ложь, когда маска перестает быть маской и становится лицом — то есть, когда мы отождествляемся со своей Персоной. Так происходит погружение в мир ценностей того социума, в котором Персона была сформирована.

С этого момента человек начинает искренне верить в абсолютное значение социальных ценностей — той условной системы координат, которая определяет, что такое «хорошо» и что такое «плохо» в рамках данного конкретного социума.

На этой почве и возникают все самые серьезные социогенные неврозы, поскольку всякий внутренний конфликт в своей основе имеет как раз столкновение абсолютных ценностей с условными.

Когда отождествления с условными ценностями нет, абсолютные легко берут верх в любом споре, и человек безо всяких внутренних терзаний живет в согласии со своей природой.

Но когда отождествление уже случилось, условные ценности набирают достаточный вес, чтобы давление в психическом паровом котле резко начало расти. Последствия очевидны.

Здесь начинается вотчина глубинной психологии, и сюда заглядывает уже далеко не каждый психолог. А еще более «не каждый» может помочь решить проблемы этого уровня. Выше было сказано именно об этом — чтобы помочь другому человеку преодолеть отождествление, психолог сам должен быть от него свободен, иначе все его слова и изощренные технические приемы не будут иметь никакого толка.

Отсюда следует вывод, с которым далеко не всем психологам будет легко согласиться: чтобы по-настоящему эффективно лечить социальные неврозы, психолог должен сам находиться вне социальной системы координат.

В противном случае, все его действия будут только еще больше усугублять социальное отождествление у пациента.

А значит почва для возникновения новых внутренних конфликтов будет только укрепляться, а значит вместо лечения, пациенту будет нанесен только вред…

Именно этот момент ставит под большое сомнение современные психотерапевтические технологии вроде того же НЛП — одно дело уметь трансформировать и перепрограммировать сознание, и совсем другое — знать, в каком направлении это следует делать. Какими бы эффективными техниками психолог не владел, конечный результат его работы зависит от того, смотрит ли он на ситуацию пациента с более высокой орбиты или же он сам вовлечен в те же самые иллюзии.

Это был второй уровень отождествления. Не самый сложный, но на нем и так срезается подавляющее большинство искателей истины. А есть и еще более глубокий уровень, о котором те же искатели догадываются, но который им никоим образом не светит, пока не будут пройдены и оставлены далеко позади более простые уровни отождествления.

Божественный гипноз

И снова рассмотрим простой пример. Когда мы спим и видим яркий сон с четким последовательным сюжетом, мы принимаем все в нем происходящее за чистую монету — искренне переживаем, искренне радуемся и искренне страдаем. И только после пробуждения мы с радостью или печалью понимаем, что это был всего лишь сон.

В состоянии сновидения мы полностью отождествлены с нашим персонажем, даже если он не похож на нас «настоящих».

А поскольку внешний мир есть интерпретация объективной реальности субъективным воспринимающим аппаратом, то отождествление с этим самым аппаратом приводит к стойкой иллюзии, что интерпретация — это и есть объективная реальность. Надеюсь, не слишком сложно получилось, но если не понятно, то и ладно… не все сразу, значит.

Так вот, сновидец искренне верит в ту картину, которая перед ним разворачивается, и все-таки мы точно знаем, что сон — это только сон, загадочная игра нашего разума. Сон заканчивается, и мы просыпаемся в реальном мире.

Эта аналогия и приводит нас к третьему уровню отождествления — к отождествлению с нашей личностью, с нашим телом, с нашими мыслями и чувствами, с нашими желаниями, надеждами и ожиданиями, с нашими горестями и радостями, с нашими победами и поражениями… с тем, что мы на самом глубоком уровне — вне всяких ролей и масок — привыкли считать собой.

То самое «Я», которое мы видим даже в самой глубине своей души — это всего лишь сновидец, с которым мы сейчас безнадежно отождествлены. А окружающий мир кажется нам таким осязаемо реальным только потому, что таков уж воспринимающий аппарат нашего сновидца.

И вся трагедия этой ситуации в том, что проснуться ото сна практически невозможно до тех пор, пока сохраняется вера в его реальность, а еще большая трагедия в том, что сновидец вовсе не хочет просыпаться — он хочет, чтобы сон продолжался, потому что пробуждение равносильно смерти сновидца и действительно является таковой.

Наше «Я» до смерти боится настоящего пробуждения, поэтому весь духовный поиск так легко превращается в погоню за собственным хвостом — «Как избавиться от собственного Я, не избавляясь при этом от собственного Я?» И поэтому так абсурдны всякие попытки просветлеть по собственной доброй воле.

И все-таки окончательное пробуждение время от времени происходит — с разными людьми и по всему свету.

Иногда, кажется, что пробуждение случается в следствие целенаправленной духовной практики — тогда возникает иллюзия, что повторение той же самой практики приведет к повторению результата.

Иногда, кажется, что пробуждение случается вопреки всякой практике и вообще всякой духовности, и тогда кажется, что это чисто игра случая.

Теоретически, если предыдущие выкладки более-менее верны, можно предположить, что пробужденный человек может помочь проснуться тому, кто еще спит. Но даже на уровне психологии и первых двух уровнях отождествления все зависит не только от психолога, но и от готовности пациента проснуться и воспринять более широкую картину мира, сохранив при этом целостность своего сознания.

Так что же тогда предшествует окончательному пробуждению? Какого рода готовности ждет от нас Бог, природа или судьба? Какой путь предстоит пройти, прежде чем не останется ничего другого, кроме как проснуться?

Возможно, подсказка скрывается в ответе на вопрос о том, что предшествует пробуждению от сна социального. Поищите ответ сами. Но верна ли вообще вся эта гипотеза, я не знаю.

Тук-тук, Нео… проснись.

Источник: https://satov.livejournal.com/53865.html

Виды математических абстракций: абстракция отождествления, идеализации, абстракции осуществимости

Виды математических абстракций: абстракция отождествления, идеализации, абстракции осуществимости

В научном познании различают несколько видов абстрагирования, простейшим из которых является абстракция отождествления, когда у предметов некоторого класса выделяется определенное общее свойство, а от всех других свойств отвлекаются.

Относительно выделенного общего свойства все предметы соответствующего класса являются тождественными, и поэтому оно может быть абстрагировано, или отделено от других свойств.

В результате этого образуются особые понятия, например, такие, как тяжесть, стоимость и число.

Абстракция отождествления — способ формирования общих абстрактных понятий, состоящий в том, что при рассмотрении каких-либо реальных, осязаемых исходных объектов принимаются во внимание лишь те их различия, которые по тем или иным причинам оказываются для нас существенными, и игнорируются другие — несущественные. Объекты, различающиеся лишь несущественным образом, начинают считать одинаковыми

Для изолирующей абстракции характерно отвлечение некоторых свойств и отношений изучаемых предметов и рассмотрение их как индивидуальных, самостоятельных объектов, как, например, белизна, яркость, доброта, дружба. Во всех этих примерах конкретное свойство, присущее реальным предметам, рассматривается как самостоятельный абстрактный объект.

https://www.youtube.com/watch?v=P8_-L5HZvQw

Более сложный характер присущ абстракциям, связанным с образованием математических понятий, когда приходится отвлекаться от возможностей построения соответствующих математических объектов.

Например, в абстракции потенциальной осуществимости отвлекаются от реальной возможности построения тех или иных математических объектов и допускают осуществимость построения следующего объекта при наличии достаточного времени, пространства и материалов.

Например, вслед за данным натуральным числом N допускается возможность построения, следующего за ним натурального числа N + 1.

На этой основе образуется, во-первых, абстракция и соответственно понятие потенциальной бесконечности, а именно потенциальная возможность построения в неограниченном ряду следующего объекта, если задан предыдущий объект. Поэтому натуральный ряд чисел в данном случае рассматривается как неограниченно продолженный, поскольку допускается возможность прибавления к данному числу единицы и образование следующего натурального числа.

Можно ввести понятие потенциальной бесконечности как неограниченного процесса построения математических объектов, который не имеет последнего шага. Действительно, гипотеза потенциальной осуществимости допускает, что после n шага всегда возможен n+1 шаг.

А это означает, что в принципе допустимо существование безграничного процесса, или потенциальной бесконечности. Элементы такой бесконечности не существуют одновременно, они последовательно возникают в процессе построения.

Именно так и воспринимается натуральный ряд чисел как ряд, начинающийся с 1, последовательно переходящий к числам 2, 3, 4… и не имеющий последнего члена. Требуется немалое усилие, чтобы представить этот ряд в виде закопченного множества чисел.

Это показывает, что сама идея потенциальной бесконечности интуитивно значительно яснее, чем идея актуальной бесконечности. Поэтому логично предположить, что именно идея потенциальной бесконечности первоначально возникла в математике.

Можно применить более сильную абстракцию и образовать понятие актуальной бесконечности, в котором отвлекаются от реальной возможности построения любого натурального числа и допускают возможность построения неограниченного множества таких чисел, как актуально построенного, завершенного. Тем самым бесконечное множество уподобляется конечному множеству.

Сущность абстракции актуальной бесконечности состоит в отвлечении от незавершенности и незавершимости процесса образования бесконечногоnмножества, от невозможности задать такое множество посредством полного перечисления его элементов. Согласно абстракции актуальной бесконечности, в бесконечном множестве можно выделить (индивидуализировать) каждый его элемент.

Но на самом деле зафиксировать и описать каждый элемент бесконечного множества принципиально невозможно.

Абстракция актуальной бесконечности и представляет собой отвлечение от этой невозможности, что позволяет рассматривать, например, отрезок прямой как бесконечное множество точек, каждую из которых можно индивидуализировать, обозначив ее каким-то действительным числом.

Понятие актуальной бесконечности возникает с помощью процесса идеализации. В данном случае идеализация дает возможность применять к бесконечным множествам простой и хорошо изученный аппарат классической логики. Этот аппарат возник и вполне оправдал себя при исследовании конечных множеств.

Идеализированный характер актуальной бесконечности состоит в том, что о бесконечном множестве рассуждают по аналогии с конечными множествами.

Кроме того, здесь абстрагируются от конкретных способов построения элементов бесконечного множества и даже допускают, что все его элементы существуют одновременно, а не возникают в процессе построения.

Поскольку актуальная бесконечность представляет собой чрезвычайно сильную абстракцию, то с пониманием ее связан целый ряд трудностей. Прежде всего интуиция восстает против представления бесконечности и виде завершенного процесса.

Завершенность бесконечности нередко понимается как ее уничтожение. Так, например, натуральный ряд чисел обычно мыслится как неограниченно продолженный, и интуиции нелегко свыкнуться с представлением о законченности этого ряда.

Особой разновидностью абстрагирования является процесс идеализации, который представляет собой предельный переход от реально существующих свойств явлений к свойствам идеальным.

Например, из физики известны такие идеализации, как абсолютно упругое тело, несжимаемая жидкость, идеальный газ и т.д.

, которые не существуют в реальном мире и потому являются упрощениями, которые помогают лучше понять свойства реальных твердых, жидких и газообразных веществ.

Источник: https://cyberpedia.su/16xb28f.html

абстракция отождествления — это… Что такое абстракция отождествления?

        АБСТРАКЦИЯ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ — способ формирования общих абстрактных понятий, заключающийся в том, что уже при самом первом ознакомлении с какими-либо реальными, осязаемыми объектами мы начинаем далее принимать во внимание лишь те из различий этих объектов, которые по тем или иным причинам оказываются для нас существенными, а другие — несущественные — мы игнорируем. Объекты, отличающиеся друг от друга лишь несущественным для нас образом, мы начинаем считать одинаковыми.

        В речевом аспекте абстракция отождествления проявляется в том, что о двух реальных объектах мы — отождествляя их — начинаем говорить как об одном и том же абстрактном объекте, закрепив за ним соответствующий термин. Так, напр.

, отождествляя одинаковые реальные буквы (слова, алфавиты) мы приходим к понятию абстрактной буквы (абстрактного слова, абстрактного алфавита).

В связи с этим в гносеологическом плане абстракция отождествления оказывается важнейшим объектообразующим фактором.

        Особенно интересен случай, когда в процессе применения к реальным объектам абстракции отождествления производится отвлечение от временной изменчивости этих объектов, в итоге приводящее к возникновению как бы «вечных», «неразрушимых» абстрактных объектов.

Такого рода применения абстракции отождествления особенно типичны для математики, объекты рассмотрения которой в известном смысле «вечны» и «неразрушимы» — в отличие от объектов реальных. Так, конкретный реальный объект (напр., стол) можно разрушить, в то время как натуральное число (напр.

, «нуль») разрушить нельзя. С лингвистической стороны это находит свое выражение в том, что в «суперточных» математических языках (напр.

, в формализованных языках с их точным синтаксисом и семантикой) временной аспект отсутствует вообще, а в привычных математику фрагментах «обиходного» языка глаголы, применяемые, напр.

, в прикладной деятельности или в преподавании, как правило, употребляются в настоящем времени: о числе «нуль» невозможно сказать, что оно «существовало» или что оно «будет существовать»; приемлемым образом звучит лишь утверждение, что оно «существует». Но это существование на самом деле «длящееся»: число это существует «ныне и присно».

        Обсуждение данного феномена тесно связано с рядом возникших общих философских проблем; напр., с проблемой понимания самого феномена времени, а значит, и природы причинно-следственных связей.

        Н.М. Нагорный

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

Источник: https://epistemology_of_science.academic.ru/10/%D0%B0%D0%B1%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию