Паттерн — психология

Паттерн — что это такое в психологии? Паттерны поведения :

Паттерн - психология

Вы когда-нибудь задумывались, почему люди одинаково реагируют на новости и события, определенным образом выполняют какие-то бытовые операции? Либо устанавливают четкие, повторяющиеся ассоциации с определенными явлениями, праздниками. В этот список можно внести стереотипы и привычки, с которыми люди живут, не придавая им какого-либо значения. В науке всему этому давно уже дано название – паттерн. Что это такое?

Знакомимся с понятием

Понятие «паттерн» встречается в физике, информатике, дизайне, музыке и психологии. В переводе с английского оно означает «шаблон, «модель».

Применительно к психологии паттерн можно кратко обозначить как парадигму поведения, свойственную человеку в определенных обстоятельствах. Эта модель работает автоматически, непроизвольно, в процессе взаимодействия человека с окружающим миром.

Паттерны можно встретить повсюду: умывание с утра, рукопожатие при встрече, способ есть яблоко, отвечать на телефонные звонки и т. п.

Даже любимый питомец, который видит, как хозяин надевает куртку и ботинки, уже внутренне настраивается на прогулку. Вы скажете, это условный рефлекс? И ошибетесь. Паттерн в психологии – это глубже, чем инстинкт или рефлекс. Это определенная программа, заложенная в мозг человека, по которой он живет и контактирует с окружающими.

Свойства паттернов

  • Паттерн – категория устойчивая. Его легко распознать, так как он часто повторяется. Как правило, бессознательно созданный алгоритм поведения редко и сложно поддается коррекции.
  • Паттерн может проявиться целиком и частично. В последнем случае специалисты называют это кодом. Например, когда человек слышит имя знакомого человека или название места отдыха, где он был, его охватывают воспоминания и эмоции, связанные с ними. Так, при произнесении кода происходит запуск всего паттерна.
  • Психологические паттерны не существуют в отдельности друг от друга. Есть врожденный паттерн – отправная точка. На него наслаиваются другие. Они объединяются со стереотипами, привычками, формируя характер и образ жизни человека.
  • Человек постоянно находится в развитии, накапливает опыт, самосовершенствуется. Соответственно трансформируется и паттерн. Что это такое? Например, человек привык с детства к замкнутости, но социализация неизбежна. Он понимает, что для гармоничной жизни в обществе нужно заводить знакомства, уметь вести диалог с людьми, быть взаимным. По мере освоения новых «навыков» и происходит сдвиг в паттерне поведения. При этом некоторые привычки «старой модели» могут быть еще активными.

Виды поведенческих паттернов

Поведенческие паттерны имеют довольно широкую классификацию. Основными можно назвать врожденные (наследственные) и приобретенные (творческие), позитивные (комфортные) и негативные (ошибочные), социальные и индивидуальные, коммуникативные. Все они делятся по месту и качеству проявления. Рассмотрим их на общих примерах.

Социальные и индивидуальные паттерны

Социальные паттерны – это шаблоны поведения людей в обществе. Иными словами, это определенные действия, повторяющиеся при определенных обстоятельствах. К ним относятся рукопожатие при встрече или кивок головы, взмах рукой при расставании и т. п.

Данные примеры, с одной стороны, демонстрируют типичные паттерны поведения любого человека в обществе, с другой – говорят о культурном опыте.

Так, например, в Японии распространенным социальным паттерном является поклон при встрече со знакомым или уважаемым человеком.

К индивидуальным паттернам, как правило, относят личные привычки, пристрастия человека. Примерами могут служить предпочтение начинать завтрак с глотка чая либо надкусывания хлеба, надевание сначала носков, затем брюк или блузы, затем юбки.

Врожденные и приобретенные паттерны

Наследственные паттерны – это те особенности поведения, которые человек получает в первые минуты своей жизни. Это генетическая программа, работающая на уровне инстинктов и рефлексов. Врожденный паттерн дается человеку природой.

Эта модель имеет множество форм. Например, пищевая форма проявляется в процессе сосания у младенца.

Приобретенные паттерны поведения – это уже последующее развитие человека, его обучение, формирование мировосприятия, привычек, образа мыслей и т. п.

Иногда происходит путаница между врожденными и приобретенными паттернами. Так, когда ребенок так же, как один из родителей, проделывает какую-нибудь операцию определенным образом, говорят о генетической схожести. На самом деле это лишь результат подражания.

Позитивные и негативные паттерны

Когда у человека возникают трудности взаимодействия с окружающим миром, он обращается за помощью к психологу. Излив душу и пройдя ряд тестов, нередко пациент слышит от специалиста: «это ваш негативный паттерн».

Что это такое? Дело в том, что не все наши привычки и способы движения в обществе могут быть комфортными. Некоторые поведенческие паттерны открыто мешают человеку в жизни. Есть люди, которые панически боятся трудностей и потому всячески избегают их.

Другие, наоборот, до фанатизма охвачены поисками сложностей, в итоге сталкиваются с неприятными последствиями. Все это негативные паттерны, которые мешают жить и накапливают отрицательный опыт. Бороться с такими шаблонами можно и необходимо, но иногда сделать это бывает сложно.

Гораздо легче что-то менять, когда четко видна и понятна причина всех проблем и адекватно оценен внутренний потенциал.

Комфортные паттерны – это те модели поведения, которые помогают человеку гармонично развиваться и преодолевать препятствия. Диапазон их простирается от элементарного умывания и встряхивания рук до умения идти на компромиссы, дружелюбия.

Коммуникативные паттерны

Так как человек – создание социальное, то наиболее развиты у него коммуникативные паттерны. Определение их возможно в реакции мимики, системе жестов, элементах вокализации.

Вполне очевидно, что при озвучивании новости хорошей человек улыбается, новости плохой – хмурится. Когда человек злится, то топает ногами. Когда просит у другого человека передать какой-то предмет, использует указательный жест.

Даже слепые и глухонемые дети реализуют подобные коммуникативные паттерны без возможности подражания образцу.

Можно ли изменить паттерн?

Шаблоны поведения – это основа человека. Они очень устойчивы, поэтому весьма сложно их менять или тем более избавиться вовсе. Однако можно контролировать паттерн. Что это такое? Например, у человека обнаруживается какая-то фобия.

Он обращается за помощью к специалисту. Тот, в свою очередь, предлагает ему определенный алгоритм действий, выполняя которые пациент учится контролировать свои страхи.

Он не в силах избавиться от них навсегда, но может поменять «позиции власти».

Наибольший интерес вызывают эксперименты подмены паттернов на противоположные. Известен случай, когда к известному психотерапевту Милтону Эриксону пришла женщина-интроверт с просьбой помочь ей стать более открытым и дружелюбным человеком. Исходя из увлечений пациентки – разведения цветов, – Эриксон посоветовал ей приобрести 200 горшочков с фиалками и ухаживать за ними.

По мере того, так ростки начнут приживаться, женщина должна была отправлять по горшочку знакомым и незнакомым людям в день их рождения, помолвки, свадьбы или тому, кто болен. Уход за двумя сотнями фиалок отвлек женщину от депрессивных мыслей, и вскоре она стала «королевой фиалок» в своем штате.

Из замкнутого, склонного к тяжелым депрессиям человека эта женщина превратилась в желаемого, открытого и дружелюбного.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-pattern-chto-eto-takoe-v-psixologii-patterny-povedeniya.html

Поведенческие паттерны, что такое паттерны поведения в психологии

Поведенческие паттерны, что такое паттерны поведения в психологии

Слово «паттерн» (от английского pattern, что можно перевести как «шаблон», «модель», «система», «структура») применяется в различных научных дисциплинах и сферах деятельности. В одной только психологии паттерны используются в нескольких разделах, в том числе в когнитивной психологии, гипнологии и некоторых других сферах.

Что понимают под паттерном в психологии

В общем и целом паттерн в психологии обозначает определенный набор, шаблон поведенческих реакций или последовательностей стереотипических действий, поэтому относительно любой области, где человек применяет шаблоны (а это почти все сферы), можно говорить о паттернах. Например, гипнотический паттерн — это текст, который использует гипнолог, чтобы ввести человека в транс.

Надо сказать, что мы применяем намного больше паттернов, чем думаем, – сознательно или бессознательно. В частности, ежедневно нам на выручку приходят словесные паттерны — это речевые приемы (готовые фразы, реакции на те или иные вопросы и высказывания и т.д.), которые мы используем в речи.

Также мы активно прибегаем к паттернам мышления — мыслительным шаблонам, в частности обобщениям. В данном тексте пойдет речь об общей характеристике паттернов поведения.

Знание, как они функционируют, а также их анализ помогут лучше понять свои действия и действия тех, кто нас окружает.

Как работают поведенческие паттерны

Людям в принципе свойственна стереотипизация поведения: мы вырабатываем определенные способы взаимодействия с окружающим миром.

Это объясняется принципом рациональности — вместо того чтобы каждый раз придумывать новыеспособы реагирования на то или иное явление, проще воспользоваться готовой моделью.

Это касается всех паттернов – и мышления, и словесных, и поведенческих, и многих других.

Паттерны поведения формируются в процессе обучения, воспитания, а также наблюдения за окружающими. Этот процесс запускается с самого детства и в детстве же наиболее активен. Мы смотрим, какие модели применяют другие люди в различных ситуациях, и перенимаем (или не перенимаем) эти шаблоны.

Этот достаточно удобный и эффективный способ обучения и социализации достался нам в наследство от предков, для которых был одним из средств выживания (надо заметить, что копирование поведения используется не только людьми и весьма распространено в мире животных, однако эта область лежит за пределами нашей статьи).

Возвращаясь к человеку современному, заметим, что детстве шаблоны зачастую просто копируются практически в неизменном виде (именно поэтому говорят, что лучшее воспитание ребенка – демонстрация ему тех или иных особенностей поведения на собственном примере).

Когда мы становимся старше и наши модели поведения усложняются, паттерны заимствуются не так явно и не так активно. Кроме того, они, как правило, берутся не в исходном виде, а модифицируются, чтобы «вписаться» в наш характер, другие модели поведения и т.д. Пожалуй, лучшим отражением всего процесса станет поговорка: «С кем поведешься, от того и наберешься».

И здесь мы говорим далеко не только об отрицательных качествах – «набраться» можно и положительных моделей.

Что паттерны поведения могут о нас рассказать и как их использовать

Отдельный интерес представляет следующее положение: зная, как определенный человек вел себя в тех или иных ситуациях, какие у него имеются паттерны поведения, вы сможете определить его действия и поступки в схожих ситуациях.

Правда, прежде чем делать выводы, надо хорошо изучить саму личность и ее поведенческие паттерны.

Самый простой пример — если ваш друг с легкостью раздает обещания направо и налево, но еще ни одно не выполнил (или по крайней мере мало какие), каков шанс, что он сделает то, что пообещает вам? То же касается вечно занимающих и не возвращающих долги знакомых.

Выработанные в детстве паттерны если и меняются, то с трудом. Именно поэтому девушке, выбирающей жениха, стоит обратить внимание на его отношение к матери. Дело в том, что через несколько лет после брака, когда пройдет стадия влюбленности, у мужчин зачастую (но не всегда) проявляются такие же поведенческие алгоритмы к супруге, которые от выработал по отношению к матери.

Важно и то, что, как правило, для близкого общения мы выбираем людей со схожими паттернами поведения. Поэтому про некоторых девушек говорят, что у них, например, талант к поиску подлецов.

На самом деле такие представительницы прекрасного пола просто ищут человека, подходящего под реализацию их паттерна.

И, видимо, в данном случае мы имеем дело с моделью поведения, при которой мужчина должен обманывать женщину, не уважать ее, он король — она никто и так далее. Точно так же не мужчине «везет» на чрезмерно ветреных подруг, а он подсознательно ищет девушек-изменниц.

И когда его бросит одна из них, он будет искать другую – с таким же поведением, подходящим под его психологический паттерн. Хотя на уровне сознания ему может казаться, что больше он не попадется и следующая дама сердца будет совсем другой.

Почему важно обращать внимание на свои и чужие паттерны

Как правило, на сознательном уровне такие паттерны могут показаться иррациональными даже своему владельцу, однако на подсознательном личность может снова и снова повторять один и тот же путь – потому что это зона его комфорта.

Именно поэтому анализ паттернов поможет вам понять, как вести себя с тем или иным человеком и как он будет действовать в различных ситуациях.

Причем данный анализ (если он качественно проведен) будет показательнее слов и даже намерений, потому что на словах человек может отрицать (в том числе просто не признавать) за собой таких особенностей и даже вроде бы пытаться действовать по-другому, однако если этот паттерн для него комфортен психологически, никаких активных изменений на самом деле не последует. Один из красноречивых примеров – модель поведения вечной жертвы.

Впрочем, такие шаблоны поведения могут применяться не только для анализа других. У использования паттернов в психологии есть и еще одна сторона, к которой порой прибегают в НЛП, школах успеха и др. Зная модель поведения, при которой несколько людей добились успеха, вы можете повторить ее, чтобы добиться успеха самому.

Вы можно скопировать некоторые кажущиеся вам положительными шаблоны, которые, на ваш взгляд, улучшат ваш характер, сделают личность более сильной и гармоничной, позволят добиться тех или иных целей и т.д.

Читайте также:  Порядок - психология

Однако помните, что зачастую поменять модель – не так просто, так как некоторые из подобных шаблонов буквально являются продолжением вашей личности.

Источник: https://experimental-psychic.ru/povedencheskie_patterny/

Паттерн

Паттерн

Паттерн – это термин, обозначающий некий повторяющийся шаблон, также им можно назвать образец, модель, схему или образ. Понятие вышло от английского «pattern» и переводится, как пример, форма.

Благодаря паттерну создается посредствующее представление, с помощью которого в режиме синхронности процессов восприятия и мышления проявляются закономерности, а также способ их существования в окружающем мире, природе, в обществе.

Паттерн представляет собой повторяющийся образец или шаблон, компоненты которого повторяются предсказуемо. Паттерны могут восприниматься неодинаково, это зависит от органа ощущений, которым они чувствуются.

Существуют разнообразные паттерны поведения. Примеры их можно увидеть в различных сферах жизнедеятельности: от ранних умываний до специальных профессиональных.

Паттерн что это такое

Понятие паттерн имеет широкий спектр его применения. Так, например, оно встречается в таких науках, как психология, физика, информатика, также часто применяется в дизайне, музыке, творчестве.

Такая схема поведения воспроизводится человеком автоматически в процессе взаимодействия с окружающим миром.

Ежедневные паттерны поведения примеры: утренние умывания, приветствия, манера поведения за столом, способ отвечать на звонки.

В психологии паттерном называется парадигма поведения, свойственная человеку в каких-нибудь ситуациях и обстоятельствах.

В науке, в частности в математике и языкознании, можно выявлять паттерны, путем исследования. С помощью прямого наблюдения можно выявить, как формируются визуальные шаблоны в искусстве и в природе.

В природе они чаще всего хаотичны, являются фрактальными и не способны к копированию друг друга, встречаются в виде спиралей, волн, пены или трещины, создаются с помощью явления симметрии и отражения.

Подобные шаблоны включают в себя математически очерчиваемую структуру, выражающуюся через формулы. Сама по себе математика является способом поиска регулярностей и каждый конечный продукт от использования функций и есть математическим паттерном.

Процесс исследования и прогнозирования научными теориями, одновременно существующих регулярностей в природе и обществе есть процессом выявления паттернов.

В архитектуре, дизайне и искусстве для того, чтобы получить определенное стабильное воздействие, декорации и разнообразные визуальные элементы могут сочетаться и повторяться, создавая образы и модели. Шаблоны проектирования в компьютерных науках являются часто употребляемым решением широкого спектра проблем программирования.

В медицинских науках паттерн воспринимается как устойчивая комбинация результатов исследования или иных признаков, симптомов при похожих жалобах больного или больных с одной нозологией. Так, паттерн состоит из нескольких симптомов, признаков. Синдром, в свою очередь, включает один или пару паттернов. Синдром или несколько синдромов составляют болезнь.

Паттерны имеют характерные свойства: они являются постоянной категорией, которую легко определить. Они всё время повторяются; являются бессознательно созданными алгоритмами, которые, как правило, очень сложно скорректировать. Они способны проявляться полностью или частично.

Если он выявляется частично, то его называют кодом. Например, человек услышал отрывок из какой-то песни, и у него перед глазами сразу отображаются картины из определенной впечатляющей ситуации из прошлого, его захватывают эмоции и воспоминания, которые связанные с ней.

Таким образом, мелодия была кодом, произношение которого запустило весь паттерн.

Врожденный паттерн является отправной точкой, первоначальным шаблоном, на который наслаиваются другие. Такие комбинации паттернов объединяются со стереотипами, привычками и ценностями человека, формируя его характер и образ жизни. Поэтому, такие шаблоны всегда взаимодействуют и не могут существовать по отдельности.

Личность все время находится в развитии, приобретает опыт, знания, самосовершенствуется. И вместе с развитием личности происходит трансформация её паттернов, они совершенствуются или изменяют форму выражения.

Можно продемонстрировать пример такой модификации на опыте мужчины, который привык жить холостяцкой жизнью, но соображая, что нужно изменять такой образ жизни и обзавестись семьей, продолжает всё же выражать некоторые поведенческие шаблоны.

Отдельные привычки, сохранившееся из холостяцкой жизни, могут преследовать человека еще некоторое время. Например, желание иметь собственное независимое личностное пространство, и проводить время одному или с друзьями, с чем, например, жена может не соглашаться.

Спустя время это может пройти, действие такого паттерна ослабеет, и мужчина привыкнет к тому, что он теперь ни один и должен больше посвящать себя семье.

Паттерн в психологии

Психологический паттерн отображает устойчивую модель поведения индивидов. Такие поведенческие паттерны можно увидеть, наблюдая за окружающими людьми. Все ведут себя в разнообразных обстоятельствах по-разному, но всё-таки каждый индивид придерживается собственного стиля.

Если проследить некоторые закономерности поведения, можно легче общаться с другими. Изучая поведенческие паттерны других людей, человек начинает понимать, чего можно ожидать от них, или действовать по отношению к этим личностям, зная наперёд, какую реакцию стоит ожидать.

Например, если человек по своей натуре неразговорчив, достаточно замкнутый, и предпочитает проводить свое свободное время в одиночестве или компании одного друга, то естественно, он будет себя чувствовать очень неловко в большой компании и может даже обидеться, если бы его без предупреждения затянули в большую и шумную компанию, на вечеринку, где все веселятся и знакомятся.

Следует выходить из интересов человека, чтобы предугадать, какая реакция у него может возникнуть, соответственно действовать так, чтобы никто не был обижен. Наблюдать то, как проявляются и меняются паттерны поведения людей очень полезное и интересное занятие.

В психологии существует такой вид паттернов, как гипнотические – это особые повторяющиеся словесные формулы, с помощью которых человека можно погрузить в гипнотическое трансовое состояние. Может случиться так, что человек даже не догадается о том, что его погрузили в гипноз. Такой метод широко применяется в НЛП, также компетентные манипуляторы хорошо им владеют в корыстных целях.

Если у человека случаются такие ситуации, в которых он переживает трудности взаимодействия с внешним миром, он ищет помощи у психолога. Высказав всё наболевшее, пройдя некоторое количество тестов, клиент часто может услышать от психолога, что дело заключается в его негативной модели поведения. В дальнейшем клиенту назначается курс психокоррекции.

Паттерны поведения

Естественно, не все человеческие привычки, стереотипы и способы поведения в обществе являются комфортными и позитивными. Некоторые паттерны поведения людей очень мешают их нормальной жизнедеятельности.

Например, есть такой тип людей, которые очень боятся трудностей и по отношению к ним занимают тактику избегания.

Существует также противоположный тип людей, которые просто фанатично настроены на поиск сложностей, соответственно, они часто попадают в ситуации с негативными последствиями.

Оба представленные типажа имеют негативные модели поведения, которые только мешают жить и способствуют накапливанию отрицательного опыта. С такими шаблонами поведения можно бороться, даже необходимо, но не всегда это достаточно просто. Намного легче изменить что-то, когда ясно видна причина проблем и когда человек понимает, какими внутренними ресурсами и потенциалом он владеет.

Благодаря, позитивным и комфортным моделям поведения, человек может гармонично развиваться и справляться со сложностями. Их диапазон протягивается от встряхивания рук после умывания до умения искать компромиссы.

Человек сам способен выбирать те шаблоны или стратегии поведения, которыми ему лучше пользоваться. Для кого-то – это саморазрушающие паттерны, кому-то лучше использовать манипулятивные, а кто-то предпочитает модель уверенного поведения.

Отдельного рассмотрения заслуживают паттерны поведения лидера. Лидер – это человек, на которого все хотят равняться, поэтому его модель поведения отображает его сущность, его характер и от нее зависит авторитет лидера в определенной группе.

Лидерские качества можно оценить, если непосредственно наблюдать за успешными руководителями, в частности теми, которые ответственные за всю организацию.

Такие люди должны осознавать реальное положение дел и оценивать отношения, как результат взаимодействия их жизненного опыта, заимствования шаблонов от других управленцев и теоретических знаний в области управления и организации труда.

Проявление подобных явлений в течение времени можно рассматривать, как повторение шаблонов поведения. Именно эти паттерны обеспечивают эффективность деятельности определенного лидера.

Паттерны поведения лидера отображают те качества руководителя, которыми хочется овладеть каждому подчиненному.

Примеры лидерских качеств, которые отображаются в эффективной модели поведения:

— лидеры стимулируют и применяют самоорганизующиеся процессы;

— самостоятельно овладевают необходимой информацией;

— пользуются моделями или шаблонами с целью, упрощенного отображения реальности;

— применяют в творческом процессе случай;

— развивают особенные необходимые состояния и стратегии доступа к подсознательным процессам;

— думают системно, а не механически;

— оперируют динамическими моделями;

— концентрируются на «глубинных процессах» в противоположность «поверхностным процессам»;

— свои идеи представляют в виде схем, карт, формальных внешних систем;

— их идеи соответствуют уровню их знаний.

Источник: http://vseopsycho.ru/pattern/

Поведенческие паттерны: что это такое

Поведенческие паттерны: что это такое

Согласитесь, у многих из нас есть интересные особенности и привычки. Так, например, мы чувствуем себя спокойно, засыпая на определенной стороне кровати, на прогулке любим идти рядом с человеком обязательно слева или сидеть именно в торце стола.

Конечно, мы можем действовать и по-другому, но в таком случае всегда ощущается некий дискомфорт, а занимая привычные позы или совершая привычные действия, мы абсолютно не задумываемся о том, почему мы делаем именно так.

Когда вы видите, что кто-то протягивает вам руку, вы не размышляете о том, что с ней делать, вы заранее знаете, что вам необходимо ее пожать.

Если кто-то говорит о том, что собирается праздновать свой день рождения, то в вашей голове чаще всего возникает одинаковый праздничный ряд: цветы, подарки, открытки, торт, свечки, поздравление, тягание за уши и т.д.

Такие традиционные, на уровне бессознательного, модели поведения человека, называются паттернами.

Читай также: Счастье перемен после 30: как его не упустить

Знакомимся с понятием

Паттерны (от англ. pattern, от лат. patronus — модель, образец для подражания, шаблон, стиль) – устойчивые модели поведения, которые человек предпочитает использовать при взаимодействии с другими людьми, доведенные до автоматизма. 

Паттерны – одна из основных составляющих нашего поведения, и если начать анализировать собственное поведение или привычки окружающих, семьи и друзей, вы поймете, как много паттернов в нашей жизни.

Например, семейный ужин – присмотритесь, кто как ест.

Одни быстро, другие – медленно; одни разрезают блюдо полностью на кусочки, другие – отрезают по чуть-чуть, а пока они жуют, основной кусок остается целым; одни смотрят на блюдо с фруктами и выбирают всегда самое большое яблоко, другие наоборот – то, что поменьше. И они делают так всегда, вне зависимости от того, где происходит прием пищи: в ресторане, в гостях или дома.

Даже у вашей собаки есть поведенческие паттерны! Ведь если она видит, что вы надеваете куртку, в которой всегда ходите с ней гулять, то она обязательно начнет проявлять активной желание собираться на прогулку. Хотя вы в данный момент в этой куртке абсолютно не планировали гулять с собакой, а хотели быстренько пробежаться в магазин за хлебом.

Из чего можно сделать вывод: разные люди в одинаковых ситуациях демонстрируют стандартные формы поведения, и чаще всего они будут повторяться каждый раз, когда человек окажется в подобной ситуации.

Читай также: Шкатулка семейных воспоминаний: 15 способов сберечь традиции

Позитив или негатив?

Часто поведенческие паттерны облегчают нам жизнь – именно благодаря их наличию нам уже не нужно тратить время на размышления как открыть дверь, завязать шнурки, доехать до знакомого места, быстро приготовить любимое блюдо. Представьте, как сложна была бы жизнь, если бы мы каждый день задумывались о таких мелочах!

Наличие стабильных поведенческих паттернов освобождает сознательную часть нашей психики, позволяя использовать ее для других, более интересных размышлений. Так, завязывая шнурки, мы можем думать о предстоящей встрече, а не о том, какой узел лучше завязать.

Некоторые из наших поведенческих паттернов представляют собой общепринятый культурный опыт – к их числу относится то самое рукопожатие.

Однако многие другие паттерны являются индивидуальными – к таким можно отнести пристрастие начинать любой прием пищи с откусывания кусочка хлеба, надевание сначала брюк или юбки, а потом рубашки, предоставление супругу права выбора фильма для просмотра и многое другое.

Однако иногда наши паттерны очень мешают жить, ведь если мы с детства привыкли не бороться с трудностями, а в случае, если возникла какая-то проблема, наш паттерн – просто избегать ее, изменить себя достаточно тяжело. Еще сложнее понять, что именно мешает нам ежедневно и начать жизнь по-другому, осознать, какой именно привычный паттерн негативно влияет на наше развитие.

Читайте также:  Безоценочность - психология

Безусловно, менять привычные паттерны очень сложно, но иногда кардинальных изменений и не требуется, все происходит само собой, главное – выявить свой потенциал.

Так знаменитый американский психиатр Милтон Эриксон однажды одним простым заданием помог своей очень замкнутой клиентке, настоящему интроверту, стать более открытой и дружелюбной. Эта женщина была достаточно состоятельной американкой из штата Милуоки, однако из-за того, что вела затворнический образ жизни и крайне мало общалась с людьми, стала впадать в серьезную депрессию.

Побывав у клиентки дома, Эриксон заметил, что она интересуется разведением фиалок и попросил даму делать следующее: «Я прошу, чтобы вы купили себе две сотни горшков и занялись разведением фиалок.

Как только ростки приживутся, посылайе их в подарок на каждый день рождения, каждые именины, каждую помолвку, каждую свадьбу; всем, кто болен, на каждые поминки, на каждый церковный благотворительный базар».

Женщина купила двести фиалок, а когда приходится ухаживать за двумя сотнями фиалок, есть чем занять день. Вскоре она стала «королевой фиалок» штата Милуоки, и теперь у нее бесчисленное количество друзей.

Еще один способ формировать и поддерживать положительные поведенческие паттерны – запоминать позитивные моменты жизни. Часто мы и так это делаем, не задумываясь о специфике своего поведения.

Например, у многих из нас есть понятие «счастливых предметов» – так, платье, в котором вам делают наибольшее количество комплиментов, вы надеваете на важное свидание; ручка, которая была с вами во время блестящего доклада на конференции, обязательно будет положена в сумку, когда вы будете собираться на следующее важное выступление.

Как правило, люди продолжают использовать в будущем те формы поведения, которые оказались для них эффективными в прошлом.

Поведенческие паттерны – часть нашей жизни. Они могут быть привычными, знакомыми, полезными и негативно влияющими на нашу жизнь.

Важно научиться их видеть, понимать, принимать, а также в случае необходимости, корректировать свое стандартное поведение, направляя его в новое русло.

Читай также: Как почувствовать себя счастливее: советы психолога

Источник: http://www.uaua.info/semya/otnosheniya/article-35451-povedencheskie-patterny-chto-eto-takoe/

Паттерн

Паттерн

Паттерн- английское слово, значение которого передается по-русски словами «шаблон», «система», «структура», «принцип», «модель», также это слово имеет значение «узор». Из-за применения термина «паттерн» в различных западных дисциплинах и технологиях в русскоязычную среду оно проникло как специфический термин сразу в нескольких сферах деятельности.

Паттерн в психологии представляет собой набор стереотипических поведенческих реакций или последовательностей действий.

Паттерны поведения связаны с алгоритмами и распределением обязанностей между объектами. Речь в них идет не только о самих объектах и классах, но и о типичных способах взаимодействия.

Паттерны поведения характеризуют сложный поток управления, который трудно проследить во время выполнения программы.

Внимание акцентировано не на потоке управления как таковом, а на связях между объектами во время выполнения.

В паттернах поведения уровня класса используется наследование — чтобы распределить поведение между разными классами.

Из них более простым и широко распространенным является шаблонный метод, который представляет собой абстрактное определение алгоритма.

Другой паттерн поведения уровня класса — интерпретатор, который представляет грамматику языка в виде иерархии классов и реализует интерпретатор как последовательность операций над экземплярами этих классов.

В паттернах поведения уровня объектов используется не наследование, а композиция. Некоторые из них описывают, как с помощью кооперации — множество равноправных объектов справляется с задачей, которая ни одному из них не под силу. Важно здесь то, как объекты получают информацию о существовании друг друга.

Объекты-коллеги могут хранить ссылки друг на друга, но это увеличит степень связанности системы. При максимальной степени связанности каждому объекту пришлось бы иметь информацию обо всех остальных. Эту проблему решает паттерн посредник.

Посредник, находящийся между объектами-коллегами, обеспечивает косвенность ссылок, необходимую для разрывания лишних связей.

Паттерн цепочка обязанностей позволяет и дальше уменьшать степень связанности. Он дает возможность посылать запросы объекту не напрямую, а по цепочке.

Паттерн наблюдатель определяет и отвечает за зависимости между объектами.

Это основные разновидности патеров поведения.

Паттерн очень устойчив. Благодаря этому свойству паттерн может использоваться для коммуникаций. Однако поэтому же изменить устаревший паттерн оказывается очень непростым делом.

Паттерн стремится целиком завладеть содержащейся в нем информацией, которая таким образом становится доступной исключительно в рамках этого паттерна, даже если при этом она имеет отношение и к другим паттернам.

Паттерны строятся по мере поступления информации, поэтому зависят от порядка её поступления. Это означает, что расположение информации в паттерне всегда хуже возможного. То есть мы по умолчанию «лепим из того, что было», хотя более свежая информация может дать нам возможность построить гораздо более совершенную модель.

Источник: http://syntone.ru/psy_lib/pattern/

Индивидуальные паттерны психологической защиты

Индивидуальные паттерны психологической защиты

На правах рукописи

Калинина Надежда Викторовна

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПАТТЕРНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ (НА ПРИМЕРЕ ПРОЕКТИВНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ И МЫШЛЕНИЯ)

19.00.01 — Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 7 м 2012

Москва-2012

005044503

Работа выполнена на кафедре общей психологии Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент

Арестова Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: Базылевич Татьяна Федоровна

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры общей психологии ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления»

Бабаева Юлия Давидовна

кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории психологии труда факультета психологии ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Ведущая организация: Государственное образовательное бюджетное

учреждение высшего профессионального образования «Государственный университет — Высшая школа экономики»

Защита состоится 31 мая 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 002.016.02 при Учреждении Российской академии наук Институт психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, 13

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Учреждении Российской академии наук Института психологии РАН

Автореферат разослан 20 -/^г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Т.Н.Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Проблематика психологической защиты (ПЗ) вызывает стабильный исследовательский интерес как в отечественной, так и в зарубежной психологии.

В последнее время проблема защиты личности от травмирующих воздействий приобретает все большую социальную значимость в связи с возрастанием интереса к психологическому консультированию и возникновением новых направлений практической психологии.

Особое место в изучении защиты занимает вопрос об ее индивидуально-типологической вариативности, который получил развитие в исследованиях защитных стилей (1С. Леонгард, В. Райх, О. Кернберг, R. Plutchik, Е.Т. Соколова, С.А. Ларионова и др.

), а также защитных и совладающих стратегий (Л.И. Анцыферова, К.А. Абульханова-Славская, Р.М.Грановская, И.М. Никольская, Т.Л. Крюкова, Н.Б. Березанская, О.Н. Арестова и др.).

Тем не менее, вопрос о целостной организации ПЗ, детерминированной личностными особенностями человека, сохраняет свою актуальность.

Современные исследования ПЗ характеризуются отказом от понимания ее как исключительно деструктивного процесса, акцентированием внимания на важности выполняемой ею регуляторной функции (R. Plutchik, G.E. Vaillant, Г. Блюм, Н. Мак-Вильямс, Б.В. Зейгарник, Е.Т. Соколова, Ф.В.

Бассин, Е.С. Калмыкова, Л.Ю. Субботина и др.).

Это приводит к возможности не только компиляции, но и продуктивного сочетания представлений о психологической защите с методологически отличными, но феноменологически пересекающимися с данной тематикой построениями в других областях психологии.

Характерность, личностная типичность способов смысловых преобразований актуализируют вопрос о соотношении ситуативного и устойчивого в функционировании ПЗ, инструментальных и продуктивных компонентов ПЗ (O.K.

Тихомиров, А.Г. Асмолов, Н.Б. Березанская, О.Н. Арестова и др.).

Несмотря на значительное исследовательское продвижение в этой области, вопрос о соотношении личностно ориентированных защитных и ситуативных компонентов деятельности

нуждается в дальнейшем изучении. Сложность проблемы усугубляется разнообразием понимания самих терминов «регуляция» и «психологическая защита».

Перечисленные факторы определяют теоретическую актуальность темы исследования и позволяют сформулировать научную задачу, которая заключается в исследовании процесса трансформации разноуровневных компонентов деятельности по решению различных задач, а также выявлении устойчивых защитных паттернов, характеризующих личностные свойства.

Объект исследования — психологическая защита как компонент регуляторной деятельности личности.

Предмет исследования — целостная организация психологической защиты в ходе проективного исследования личности и мышления.

Цель исследования — выявить и описать смысловое содержание, динамику и феноменологические проявления защитных паттернов.

Общая гипотеза исследования. Регуляторная роль психологической защиты заключается в целостной организации защитных паттернов, отражающих личностные особенности и активизирующихся в зависимости от ситуативных детерминант деятельности.

Частные гипотезы:

1. Личностная специфика психологической защиты может быть описана в форме совокупности параметров, которые связаны между собой и образуют целостные паттерны, презентирующие индивидуально характерные для субъекта способы соотнесения и разрешения взаимно несоответствующих, конфликтующих компонентов деятельности и ее личностной регуляции.

2. Конкретно-психологическое воплощение и эффективность осуществления регуляторной функции психологической защиты связаны со степенью ее активизации.

3. Избыточно высокая степень активизации психологической защиты сопряжена с интенсивными искажениями процесса и объективного результата деятельности, способствуя расхождению последнего с субъективным представлением о нем.

4. Существуют индивидуальные различия в активизации конкретных паттернов психологической защиты, связанные с возрастными и тендерными характеристиками.

В соответствии с целью и гипотезами исследования были поставлены следующие задачи.

Теоретическая задача: провести теоретический анализ исследований по проблемам индивидуально-типологической вариативности ПЗ, их влияния на познавательные процессы.

Методическая задача: разработать методический инструментарий, позволяющий проследить процесс актуализации и функционирования ПЗ, включая определение способа количественной презентации результатов, получаемых с помощью нестандартизированных методик (в том числе проективных).

Эмпирические задачи; выявить основные структурные компоненты индивидуальных особенностей ПЗ и способы ее целостной организации; рассмотреть различные виды и способы субъективной трансформации решаемой испытуемым мыслительной задачи с собственно «заданного» уровня ее презентации на уровень личностной значимости; выявить и описать характеристики, определяющие индивидуальную специфику ПЗ конкретной личности.

Теоретическую и методологическую основу исследования составляют положения системного подхода (Б.Ф. Ломов, Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков, Т.Ф. Базылевич, Л.Ю. Субботина и др.); субъектно-деятельностного подхода к изучению личности и мышления (К.А. Абульханова, С.Л. Рубинштейн,

A.B. Брушлинский); смысловой теории мышления (O.K. Тихомиров,

B.Е. Клочко, Т.В. Корнилова, И.А. Васильев, О.С. Копина, Н.Б. Березанская, О.Н. Арестова и др.); концепций мотивационной регуляции деятельности (В.К. Вилюнас, Н.И. Наенко, Ф.Е. Василюк, И.А. Васильев, М.Ш.

Магомед-Эминов); классической патопсихологии познавательных процессов (школа Б.В. Зейгарник); проективного подхода к исследованию глубинных пластов личности (Е.Т. Соколова, Д.А.

Леонтьев); типологических концепций ПЗ

(А.Е. Личко, К. Леонгард, Е.Т. Соколова, R. Plutchik, Е.С. Романова, Л.Р.Гребенников); параметрических концепций личности (Либин, 1999); концепций совладания (R.S. Lazarus, К.А. Абульханова, И.М. Никольская, P.M. Грановская, Т.Л. Крюкова и др.).

Методы исследования. Для сбора данных были использованы:

Методы диагностики личностных особенностей и мотивационных характеристик: диагностическое интервью (Никандров, 2002; Квале, 2003).

• Методы проективного исследования, предполагающие актуализацию ПЗ личности: «Неоконченные предложения» (Проективная психология, 2000); методика Дембо-Рубинштейн (Рубинштейн, 1999); проективные рисунки и сюжетные рассказы к ним: «Рисунок несуществующего животного», «Рисунок семьи» (Проективная психология, 2000).

Методы исследования процесса мышления и интеллектуального опосредствования мнемической деятельности: «Метод пиктограмм» (Херсонский, 2000; Арестова, 2007); «Толкование пословиц» (Зейгарник, 1962; Беломестнова, 2003; Арестова, 2006 и др.).

Методы контроля уровня функционирования и развития познавательных процессов: методика «Четвертый лишний» (Зейгарник, 1962); методика запоминания слов (модификация методики «Четвертый лишний»).

При фиксации и первичной обработке данных использовались следующие методы:

• Метод наблюдения — внешне наблюдаемые компоненты вербальной и паравербальной коммуникации (Березанская, 1983, 1987).

Элементы метода микросемантического анализа речевой продукции испытуемого — рассказы, комментарии, письменные тексты (Воловикова, 2003, 2008).

• Метод качественного анализа рисунков, рассказов, комментариев, письменных текстов испытуемых (Березанская, 1987; Романова, Потемкина, 1992; Леонтьев, 199).

Математическая обработка полученных данных проводилась с применением критериев<\p>

Источник: https://psibook.com/scholarly/individualnye-patterny-psihologicheskoy-zaschity.html

Базовые принципы и методы психотерапии пограничных личностных расстройств (продолжение)

Модели (паттерны) психотерапевтических отношений при пограничных личностных расстройствах

Как уже упоминалось, З.Фрейд отрицал у нарциссических личностей способность к реакциям переноса на том основании, что у них отсутствует или весьма ограничен интерес к окружающему миру; к врачу они также проявляют бедный спектр эмоций, скорее, равнодушны.

Согласно предположению Фрейда, этот дефект связан с глубокими нарушениями в структуре Я. Эта мысль Фрейда получила свое дальнейшее развитие в концепции объектных отношений.

Несмотря на существующие расхождения в трактовке сходства и различия нарциссической и пограничной личностной организации, признается, что обеим присущ ряд общих клинико-психологических особенностей, а именно: а) диффузная, спутанная самоидентичность; б) дезинтегрированная, расщепленная структура Я, состоящая из слабого, пустого или истощенного Я-реального и защитного идеализированного или грандиозного Я; в) специфическая избирательность общения, эксплуататорские установки в адрес других, полярность и резкие колебания в оценках (Н.Кохут, 1977; О.Кернберг, 1984). Вследствие указанных особенностей пациенты с пограничными личностными расстройствами не выдерживают мощных и длительных фрустраций, связанных с традиционным психоаналитическим лечением. Действительно, нейтральность и молчание аналитика они будут склонны воспринимать как отвержение или потерю; вербальные методы традиционного психоанализа не являются “их” языком, поскольку травматический эмоциональный опыт лежит в области до-вербального бессознательного; положение “на кушетке” вызовет глубокий и неуправляемый регресс с потерей чувства реальности и границ Я-Другой. Иными словами, приходится согласиться, что отношения переноса (в традиционно аналитическом понимании этого термина), а следовательно, и сам метод психоанализа, не приемлемы для работы с пограничными пациентами. Необходимо выработать такую модель терапевтических отношений, которая сочетала бы в себе эмоциональную отзывчивость и открытость терапевта (принцип “не-алиби”) с уважением и поддержанием личных пространств и границ контакта (принцип “вненаходимости”).

Возникает естественный вопрос, какие паттерны отношений склонны развивать пограничные пациенты в терапевтической ситуации.

Читайте также:  Причины и признаки агнозии, виды и способы коррекции расстройства

Ответ на этот вопрос может быть дан, исходя из анализа психологических условий и механизмов развития аномальной личностной структуры. Ранее (Соколова Е.Т.

, 1981) на основании анализа литературы мы выделили два, на первый взгляд, полярных синдрома — аффективной тупости и аффективной зависимости и соответственно два направления аномального развития Я.

Сегодня мы склонны рассматривать их оба в качестве вариантов пограничной личностной структуры, развившейся под воздействием ранних и мощных фрустраций базовой потребности в эмоциональной привязанности.

Не исключено также, что синдром эмоциональной тупости (перекликающийся с нарциссической безучастностью) формируется в качестве вторичного образования в структуре Я, защищающего уязвимое и зависимое Я-реальное.

Сказанное означает, что у пограничной, как и у невротической личности, сохраняются внутренние предпосылки для возникновения отношений переноса в виде хронически фрустрированных потребностей, а следовательно, и готовность “искажать” терапевтическую ситуацию в направлении их символического удовлетворения. Вместе с тем, учитывая более грубый и глубокий характер патологии Я при пограничных расстройствах следует ожидать, что паттерны трансферентных отношений будут более сложными.

Два системообразующих качества ПЛС участвуют в образовании паттерна отношений пациент — терапевт — низкая дифференцированность и зависимость.

Пациент тяготеет к импульсивному разрушению границ Я — Другой, его самым сильным желанием является “слияние” с терапевтом, посредством которого может быть компенсирована “пустота” и несамодостаточность Я.

Некоторая “сновидность” состояния сознания, в котором весьма диффузно и спутанно репрезентируются реальность и субъективные переживания, ответственна, по всей видимости, за близость этого паттерна отношений гипнотическому раппорту. Вот как об этом пишет один французский аналитик:

“Это непосредственное отношение архаического, инфантильного, эротического типа, направленное на отрицание всякой обособленности… принцип которого состоит в том, чтобы никогда не отделяться друг от друга, оставаясь всегда соединенными друг с другом, образуя единое существо, или, вернее, находясь друг в друге” 1.

Иными словами, в психотерапевтических отношениях пограничный пациент воспроизводит матрицу своего аффективного опыта, относящуюся к очень раннему, возможно, грудному возрасту; терапевт же выступает для него в роли “кормящей матери” или точнее, по терминологии М.Клейн, “материнской груди”.

Глубина регресса и преобладание слабо-дифференцированных механизмов проекции, интроекции и расщепления ответственны за насыщенность контакта мощными разрядами аффекта и потерей функции реальности, вследствие чего, в частности, возможна утрата контроля над чувствами и “выход в действие”, непосредственное отреагирование желаний, адресованных терапевту, как это свойственно маленькому ребенку, агрессивно требующему немедленного и действенного удовлетворения — материнского молока или на худой конец соски-пустышки.

Отличая этот тип контакта от невротического трансфера, ряд авторов используют термин “проективная идентификация”2 , обозначая им феномен первоначального расщепления психических содержаний на “хорошие” и “плохие” и последующего приписывания собственных отвергаемых желаний и чувств терапевту с последующим отношением к нему, так как если бы он действительно обладал ими и был человеком, способным удовлетворить эти желания реально (Кашдан, 1987). Упомянутый автор, выделяя такие виды проективной идентификации, как зависимость, власть, сексуальность и инграциация, подчеркивает присущий всем им характер принудительного воздействия на терапевта. Последний чувствует себя своего рода мишенью направленных на него метакоммуникаций, их частью, как будто пациент лишает его каких-то присущих его индивидуальному Я черт или, напротив, как если бы на него “навешивали” нечто, чем он в действительности не обладает. Например, пациент, ведущий себя сексуально развязно, предпринимающий своего рода попытки соблазнения, затем может насмехаться, укорять, обвинять или обороняться, как если бы все это исходило от терапевта; или в другом случае, проявляя признаки чрезвычайной беспомощности, он как бы “извергает” из себя собственную силу, наделяя терапевта качествами всемогущества, полностью отдает ему в руки руководство своей жизнью, требует советов, рекомендаций, указаний и абсолютной поддержки.

1 Шерток Л. Непознанное в психике человека. — М: Прогресс, 1982. — С. 182.

2 Попробуем теперь понять природу проективной идентификации с несколько иных позиций, по аналогии с ранее выделенными экспериментально стратегиями охраны самоотношения.

Представим ее как паттерн интра- и интерпсихических действий, направленных на собственное Я и фигуру значимого другого, призванных дополнить дефицитарную самоценность (не-самодостаточность) и обеспечить наличие симбиотической эмоциональной связи в межличностных отношениях с терапевтом.

Именно под таким углом зрения в предыдущих главах были рассмотрены особенности самосознания и общения пограничных пациентов; теперь мы привлекаем эти исследования и размышления вновь, полагая, что изученный паттерн отношений “переносится” в терапевтическую ситуацию.

Дополнительным основанием для этого служит явная перекличка между феноменами, описываемыми в терминах проективной идентификации, и исследованными в рамках наших работ явлениями нестабильности, хрупкости образа Я, стилями защиты самоотношения и подкрепляющими их манипулятивными стратегиями общения.

Именно в этом контакте нам видятся новые возможности для проникновения в структуру и психологические механизмы психотерапевтического контакта с пограничными пациентами.

Мы имеем в виду тот кардинальный факт, что в силу мощных и ранних фрустраций образ Я и картина мира (включая образы значимых других) остаются на низком уровне интеграции, исключающем удержание в сознании амбивалентных психических содержаний, не существующих иначе, как в своих сверхобобщенных, абсолютизированных и поляризованных качествах. Сохранение минимальной интеграции Я становится возможным лишь на самом примитивном уровне и только благодаря механизмам расщепления, проекции и интроекции.

К психологии терапевтических отношений – предыдущая | следующая – Специфика контакта

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах

Модели (паттерны) психотерапевтических отношений при пограничных личностных расстройствах

Как уже упоминалось, З.Фрейд отрицал у нарциссических личностей способность к реакциям переноса на том основании, что у них отсутствует или весьма ограничен интерес к окружающему миру; к врачу они также проявляют бедный спектр эмоций, скорее, равнодушны.

Согласно предположению Фрейда, этот дефект связан с глубокими нарушениями в структуре Я. Эта мысль Фрейда получила свое дальнейшее развитие в концепции объектных отношений.

Несмотря на существующие расхождения в трактовке сходства и различия нарциссической и пограничной личностной организации, признается, что обеим присущ ряд общих клинико-психологических особенностей, а именно: а) диффузная, спутанная самоидентичность; б) дезинтегрированная, расщепленная структура Я, состоящая из слабого, пустого или истощенного Я-реального и защитного идеализированного или грандиозного Я; в) специфическая избирательность общения, эксплуататорские установки в адрес других, полярность и резкие колебания в оценках (Н.Кохут, 1977; О.Кернберг, 1984). Вследствие указанных особенностей пациенты с пограничными личностными расстройствами не выдерживают мощных и длительных фрустраций, связанных с традиционным психоаналитическим лечением. Действительно, нейтральность и молчание аналитика они будут склонны воспринимать как отвержение или потерю; вербальные методы традиционного психоанализа не являются “их” языком, поскольку травматический эмоциональный опыт лежит в области до-вербального бессознательного; положение “на кушетке” вызовет глубокий и неуправляемый регресс с потерей чувства реальности и границ Я-Другой. Иными словами, приходится согласиться, что отношения переноса (в традиционно аналитическом понимании этого термина), а следовательно, и сам метод психоанализа, не приемлемы для работы с пограничными пациентами. Необходимо выработать такую модель терапевтических отношений, которая сочетала бы в себе эмоциональную отзывчивость и открытость терапевта (принцип “не-алиби”) с уважением и поддержанием личных пространств и границ контакта (принцип “вненаходимости”).

4 Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука, 1989. — С. 284.

Возникает естественный вопрос, какие паттерны отношений склонны развивать пограничные пациенты в терапевтической ситуации.

Ответ на этот вопрос может быть дан, исходя из анализа психологических условий и механизмов развития аномальной личностной структуры. Ранее (Соколова Е.Т.

, 1981) на основании анализа литературы мы выделили два, на первый взгляд, полярных синдрома — аффективной тупости и аффективной зависимости и соответственно два направления аномального развития Я.

Сегодня мы склонны рассматривать их оба в качестве вариантов пограничной личностной структуры, развившейся под воздействием ранних и мощных фрустраций базовой потребности в эмоциональной привязанности.

Не исключено также, что синдром эмоциональной тупости (перекликающийся с нарциссической безучастностью) формируется в качестве вторичного образования в структуре Я, защищающего уязвимое и зависимое Я-реальное.

Сказанное означает, что у пограничной, как и у невротической личности, сохраняются внутренние предпосылки для возникновения отношений переноса в виде хронически фрустрированных потребностей, а следовательно, и готовность “искажать” терапевтическую ситуацию в направлении их символического удовлетворения. Вместе с тем, учитывая более грубый и глубокий характер патологии Я при пограничных расстройствах следует ожидать, что паттерны трансферентных отношений будут более сложными.

Два системообразующих качества ПЛС участвуют в образовании паттерна отношений пациент — терапевт — низкая дифференцированность и зависимость.

Пациент тяготеет к импульсивному разрушению границ Я — Другой, его самым сильным желанием является “слияние” с терапевтом, посредством которого может быть компенсирована “пустота” и несамодостаточность Я.

Некоторая “сновидность” состояния сознания, в котором весьма диффузно и спутанно репрезентируются реальность и субъективные переживания, ответственна, по всей видимости, за близость этого паттерна отношений гипнотическому раппорту. Вот как об этом пишет один французский аналитик:

“Это непосредственное отношение архаического, инфантильного, эротического типа, направленное на отрицание всякой обособленности… принцип которого состоит в том, чтобы никогда не отделяться друг от друга, оставаясь всегда соединенными друг с другом, образуя единое существо, или, вернее, находясь друг в друге” .

Иными словами, в психотерапевтических отношениях пограничный пациент воспроизводит матрицу своего аффективного опыта, относящуюся к очень раннему, возможно, грудному возрасту; терапевт же выступает для него в роли “кормящей матери” или точнее, по терминологии М.Клейн, “материнской груди”.

Глубина регресса и преобладание слабо-дифференцированных механизмов проекции, интроекции и расщепления ответственны за насыщенность контакта мощными разрядами аффекта и потерей функции реальности, вследствие чего, в частности, возможна утрата контроля над чувствами и “выход в действие”, непосредственное отреагирование желаний, адресованных терапевту, как это свойственно маленькому ребенку, агрессивно требующему немедленного и действенного удовлетворения — материнского молока или на худой конец соски-пустышки.

Отличая этот тип контакта от невротического трансфера, ряд авторов используют термин “проективная идентификация”, обозначая им феномен первоначального расщепления психических содержаний на “хорошие” и “плохие” и последующего приписывания собственных отвергаемых желаний и чувств терапевту с последующим отношением к нему, так как если бы он действительно обладал ими и был человеком, способным удовлетворить эти желания реально (Кашдан, 1987). Упомянутый автор, выделяя такие виды проективной идентификации, как зависимость, власть, сексуальность и инграциация, подчеркивает присущий всем им характер принудительного воздействия на терапевта. Последний чувствует себя своего рода мишенью направленных на него метакоммуникаций, их частью, как будто пациент лишает его каких-то присущих его индивидуальному Я черт или, напротив, как если бы на него “навешивали” нечто, чем он в действительности не обладает. Например, пациент, ведущий себя сексуально развязно, предпринимающий своего рода попытки соблазнения, затем может насмехаться, укорять, обвинять или обороняться, как если бы все это исходило от терапевта; или в другом случае, проявляя признаки чрезвычайной беспомощности, он как бы “извергает” из себя собственную силу, наделяя терапевта качествами всемогущества, полностью отдает ему в руки руководство своей жизнью, требует советов, рекомендаций, указаний и абсолютной поддержки.

1 Шерток Л. Непознанное в психике человека. — М: Прогресс, 1982. — С. 182.

Источник: https://vprosvet.ru/biblioteka/modeli-psihoterapevticheskih-otnosheniy/

Ссылка на основную публикацию