Естественность в эстетике — психология

IX. История эстетики и ее цели

Эстетика, по-видимому, специфически немецкая наука. Александр Баумгартен, философ школы Вольфа, впервые в 1750 г.

выпустил книгу под названием «Эстетика»; причем он понимал это слово приблизительно так же, как и мы его теперь понимаем. Основателями эстетики в Германии были Лессинг, Гердер, Кант и Шиллер.

Кант в особенности заслуживает названия «основателя эстетики», ибо он впервые отграничил эстетические ценности.

Затем сильное развитие получает эстетика в примыкающей к Канту немецкой идеалистической философии.

Главный интерес этих теоретиков эстетики был направлен на последнее идеальное содержание прекрасного и на вопрос: как в прекрасном и в категориях прекрасного, в искусстве и в отдельных искусствах проявляется и становится чувственно воззрительным — идея, абсолютное, мировой дух? Это в своем роде блестящее развитие эстетики получило самое полное свое выражение в классическом произведении — Фридриха Теодора Фишера «Эстетика» в пяти томах. В этой системе проявляется конструктивный дух школы, а связывание отдельных вопросов с общим указывает на гениальность проникновения и глубокое понимание разностороннего эстетического мыслителя.

Этой «эстетике сверху» Густав Теодор Фехнер противопоставил «эстетику снизу», т. е. индуктивную и психологическую эстетику. Он стремился к эмпирическому установлению закономерности с помощью эксперимента.

Его различение чувственного и ассоциативного фактора в прекрасном является положением, на котором могут сойтись и примириться «эстетика снизу» и старая эстетика.

Но этим же Фехнер и указывает на дальнейшие пути развития.

Еще Гердер нашел и указал на важные элементы понятия «объективирования». Но это слово само было введено впервые романтиками.

У Лотце в этом понятии «объективирования» или симпатического переживания нашел свое более точное выражение «ассоциативный фактор» Фехнера, главным образом в его глубокой и тонкой «Истории эстетики в Германии». Теперь это понятие является самым важным во всей эстетике.

Наиболее выдающиеся современные теоретики эстетики — это Volkelt и Groos. Среди историков искусства много способствовали развитию эстетики Robert Vischer, Wolfflin и Schmarsow.

Будущая эстетика должна будет решить три рода задач: 1) она должна будет более точно исследовать понятие «объективирования» или же, вернее, подразумеваемый им факт и различные виды и возможности, заключающиеся в нем; 2) она должна будет более точно установить общие эстетические принципы формы и возможности их отдельных применений и 3) она должна будет выяснить своеобразие эстетической оценки и эстетического суждения. Это все предполагает точные общие психологические воззрения: только психологически образованный человек может быть научным эстетиком.

Но это точное общее психологическое обоснование эстетики, конечно, не достаточно.

К нему должно присоединиться точное рассмотрение форм прекрасного в их отдельности и связности, например, точное, и в конце концов математически точное, рассмотрение архитектонических форм — даже самых простых и незначительных. Теория искусства не может обойтись тем ничтожным количеством жалких понятий, которым она теперь обходится.

Так же, как и анализ отдельных архитектонических элементов, необходим и анализ отдельных элементов музыкального и поэтического ритма, — включая сюда и мелодию речи, — и анализ мелодии и видов гармонизации, а затем и построения целого музыкального произведения. Аналогичное необходимо во всех областях.

В таких исследованиях занимает свое естественное место и эксперимент. Но постигнутый таким образом материал надо психологически переработать. В эстетике, конечно, — как это и естественно, — факты истории и обыденной жизни будут иметь преобладающее значение.

Но ни один эксперимент, во всяком случае, не сможет заменить эксперимент, производимый эстетиком над самим собой, т. е. ответы на предлагаемые себе при всевозможных условиях вопросы.

И эти ответы будут тем более ценны, чем больше способность теоретика эстетики к чистому эстетическому созерцанию и полной эстетической оценке в этом созерцании прекрасного в природе и в искусстве, с одной стороны, а с другой — чем больше его способность, пользуясь серьезной психологической подготовкой, правильно ставить вопросы. Без такой подготовки эстетик подвергается опасности с самого начала потерпеть неудачу.

Мы можем здесь напомнить о взгляде, который все еще, по-видимому, находит себе приверженцев: что все бесконечное богатство жизни чувств исчерпывается простой противоположностью чувства удовольствия и неудовольствия. Для такой психологии сущность эстетического чувства останется навсегда скрытой.

Недостаточность психологической подготовки и соответственно этому невозможность плодотворного произведения экспериментов только что указанного вида стараются заменить ярым экспериментированием по «объективному методу», т. е. таким экспериментированием, которое имеет дело с внешними, т. е.

с непсихическими моментами. Но данные таких экспериментов должны быть интерпретированы, а это может происходить только при помощи внутреннего опыта экспериментатора.

При недостатках этого последнего всегда есть опасность обращения экспериментальной эстетики в пустую шутку или же в средство легкого подтверждения предвзятых взглядов.

С предпочтением, оказываемым некоторыми эстетиками «объективным» фактам, т. е. непсихологическим и, следовательно, не эстетическим, тесно связано предпочтение, оказываемое тем психическим фактам, которые стоят ближе всего к телесному и к «объективному», т. е.

к ощущениям, вызванным материальными изменениями, и главным образом к так называемым «ощущениям органов чувств». У таких психологов и эстетиков в конце концов все обращается в такие телесные ощущения или же «ощущения органов чувств». Даже все своеобразие эстетического чувства хотят они свести на сопровождающие его «ощущения органов чувств».

Но все эти причуды обращаются в ничто при серьезном рассмотрении и анализе фактов.

Дальнейшей задачей эстетики является изучение художественной индивидуальности. При разрешении ее важны биографии и автобиографические заметки отдельных художников. При пользовании последними надо помнить, что художественный талант не всегда бывает связан со способностью объяснять загадку собственного художественного творчества.

К задачам эстетики относится также и психологическое объяснение истории различных искусств и различных течений в них. Тут эстетика обращается в составную часть науки об искусстве, которая должна не только установить внешние данные, но и действительно понять отдельные произведения.

Она должна понять возникновение отдельного произведения из психики художника и его влияние — из психики наслаждающегося субъекта, и наконец, и существование искусства вообще — из человеческой природы.

То есть наука об искусстве никогда не сможет быть тем, чем она должна быть, если она не воспримет в себе психологической эстетики.

Искусство определенной эпохи и определенного народа есть вместе с тем выражение индивидуальности этой эпохи и этого народа. Здесь эстетическая проблема обращается в социально-психологическую: эстетика становится частью науки о человеческой культуре

Источник: https://psibook.com/library/3647/16.html

Эстетические чувства

Эстетическими называются такие высшие чувства, которые вызываются у нас красотой или безобразием воспринимаемых объектов, будь то явления природы, произведения искусства или люди, а также их поступки и действия.

Мы испытываем эстетическое удовольствие, наблюдая величественные картины природы, слушая музыку и пение, читая художественные произведения, наблюдая танцы и гимнастические упражнения, воспринимая произведения живописи и архитектуры.

Эстетические чувства вызывают у нас домашняя утварь, мебель, одежда, обои, которыми оклеена наша комната. Красивыми или некрасивыми мы считаем поступки людей, рассматривая их с точки зрения общепризнанных общественных требований.

Эстетические чувства могут иметь «созерцательный» характер, когда они возникают в связи с восприятием объективной действительности, они становятся активными, когда органически включаются в нашу деятельность, придавая ей определенные эстетические формы и черты. Мы можем испытывать эстетическое чувство не только тогда, когда смотрим балет или слушаем музыку, но и когда сами танцуем и поем. Особенно большое значение приобретают активные эстетические чувства в творческой деятельности людей.

Связь эстетических чувств с восприятием действительности огромна и общепризнана. Однако эстетическое восприятие действительности отличается особыми чертами по сравнению с восприятием в процессе обычного труда, учебной или научной деятельности.

Во всех этих случаях восприятие носит строго объективный характер, его задачей является выделение и регистрация объективных фактов, их особенностей, существующих между ними связей. В эстетическом восприятии объективная действительность отражается особым образом — в форме эмоциональных переживаний, вызываемых у нас воспринимаемыми явлениями.

Отличительной особенностью эстетических чувств является их «бескорыстный» характер.

Они не связаны непосредственно с удовлетворением наших материальных потребностей, не направлены на утоление голода или сохранение жизни: когда мы любуемся картиной, изображающей фрукты, у нас не возникает желания их съесть, эстетическое чувство при восприятии этой картины не связано с вкусом и питательностью изображённых на ней предметов.

В основе эстетических чувств лежит особая, свойственная человеку, потребность — потребность в эстетическом переживании.

Эта потребность отличала уже первобытного человека: приготовляя домашнюю утварь из глины, вытачивая из камня наконечники для своих стрел и копий, первобытный человек уже тогда придавал им эстетические формы, хотя это ни в какой степени не увеличивало добротности изготовляемых предметов, не делало их более пригодными для тех функций, для которых они предназначались.

Читайте также:  Элита - психология

В процессе исторического развития человеческого общества эта потребность в эстетическом удовольствии получила огромное развитие и нашла свое выражение в созданных человеком различных видах искусства — музыке, живописи, поэзии, архитектуре, хореографии и т. д.

Среди большого разнообразия эстетических чувств можно отметить следующие.

Эстетическое удовольствие, или наслаждение.

Его составляет чувство удовольствия, которое нам доставляет восприятие красок, звуков, форм, движений и других особенностей объективных предметов или явлений.

В своей самой простой форме это чувство выступает как «чувственный тон», отличающий отдельные ощущения. Так, мы можем любоваться определённым цветом материи, одни чистые цвета или звуки предпочитать другим и т. д.

Более сложное эстетическое наслаждение является при восприятии целых предметов и явлений, состоящих из ряда элементов. В этом случае его основу составляет своеобразное сочетание в целом явлении его элементов — звуков, красок, движений, форм и т. д. Одни такие сочетания воспринимаются с удовольствием, другие с неудовольствием.

Как правило, эстетическое удовольствие вызывают у нас гармонические сочетания, в которых отдельные элементы находятся в определённых отношениях друг с другом; дисгармонические сочетания, наоборот, вызывают неудовольствие.

В мире звуков это будет консонанс и диссонанс, в мире движений — ритм или аритмичность и т. д.

Значение определённого соотношения элементов, как основы эстетического чувства при восприятии целых предметов, может быть иллюстрировано так называемым правилом «золотого деления».

Это правило гласит, что прямоугольники будут доставлять наибольшее эстетическое удовлетворение, когда их стороны (высота и ширина) будут находиться друг с другом в отношении 5 : 8. Другие пропорции вызовут меньшее удовлетворение или даже чувство некрасивого.

Чувство красивого охватывает нас, когда в своем восприятии мы отражаем объективно прекрасную, реально существующую красоту явлений природы и общества. Мы испытываем это чувство при взгляде на красивый цветок, животное, ландшафт, созданную руками человека машину или домашнюю утварь, когда наблюдаем поступки человека, думаем о замечательных чертах его характера и т. д.

Красота всех этих явлений существует объективно, т. е. независимо от нашего сознания, даже тогда, когда мы ее не воспринимаем. Она представляет собой единство многообразия элементов целого явления, состоит в сложном взаимоотношении всех сторон и особенностей предмета — его красок, формы, звучания и т.д., в своей совокупности отражающих своеобразие и истинную сущность явлений.

Основное значение при этом имеет не простое наличие симметрии или гармонии каждого из этих элементов, а соответствие выражаемой всеми этими элементами формы предмета его содержанию.

Даже лишенное симметричных форм лицо человека будет восприниматься как красивое, если в нем выражается характер человека, его внутреннее содержание; внешний вид машины только тогда будет воспринят как красивый, когда он соответствует ее назначению.

Чувство красивого не безотчётно, оно, всегда имеет оценочный характер.

Это чувство развивается вместе с развитием человечества, имеет историческую общественную, а не естественную природу, в нем отражаются свойственные тому или иному обществу, в ту или иную историческую эпоху эстетические вкусы, представления и понятия.

В связи с этим чувство красивого различно проявляется у разных людей в зависимости от усвоенных ими представлениями и понятиями о прекрасном; оно достигает своей совершенной формы только через эстетическое воспитание человека.

Чувство величественного и возвышенного порождается восприятием явлений, превышающих обычную меру явлений, в которых выражается мощь природы и человеческого гения.

Мы испытываем чувство величественного, когда отражаем в своем сознании грандиозные картины природы — величайшие горы с их снежными вершинами и глубокими пропастями, бурные потоки, водопады, необозримые просторы океана, безграничность усеянного звездами ночного неба, колоссальные каналы, плотины и другие величайшие достижения человеческой техники и т. д.

Все эти явления, казалось бы, должны были устрашать человека. Однако они вызывают эстетические чувства, связанные с сознанием мощности природы, силы и величия человеческого интеллекта.

Созерцание величественных картин природы и восприятие гениальных произведений искусства вызывают у человека не только эстетическое удовольствие, но и благотворно влияют на него, раскрывают лучшие стороны человеческого характера, повышают в человеке жизненные силы и бодрость духа, укрепляют его веру в правоту своего дела, побуждают быть лучше, совершеннее, отдавать все свои силы служению общественным идеалам.

Чувство художественно прекрасного связано с эстетическим восприятием произведений искусства и с творческой деятельностью в любом из его видов. В связи с этим оно имеет сложный и своеобразный характер.

Еще Аристотель отметил, что в основе любого искусства, будь то музыка, живопись, поэзия, лежит свойственное человеку неодолимое стремление к подражанию. Так, поэзия, по Аристотелю, есть подражание, «мимесису» жизни. Н. Г. Чернышевский также утверждал, что «первая цель искусства — воспроизведение действительности».

Однако в произведениях искусства человек подражает природе и явлениям жизни не фотографически, не средствами механического копирования, а путем творческого отображения действительности.

Материал для творческой деятельности в области искусства — звуки, краски, движения, геометрические формы, человеческие чувства, поступки и характеры людей — человек берет из действительности, но из этого материала, если он истинный художник, поэт, композитор, он создает творчески преображённые образы действительности, которые, составляя сущность художественных произведений, и вызывают у человека эстетическое чувство прекрасного.

Сущность произведений искусства в их выразительности, в том, что художественные произведения наиболее полно выражают истинную природу явлений, отбрасывая те их особенности, которые не являются существенными. Произведения искусства играют, поэтому огромную роль в познании человеком действительности, так как в них эта действительность отражается наиболее правдиво и глубоко.

Истинные произведения искусства всегда содержательны, в них изображаемые явления выступают в их сокровенном, очищенном от всего случайного виде. Это достигается через художественную форму произведения искусства. В совершенных произведениях искусства форма и содержание находятся в единстве, что и создает у нас чувство художественно прекрасного.

Это чувство возникает как восторг перед творчеством художника, его способностью отражать действительность средствами искусства.

Произведения искусства не обязательно должны изображать объективно красивые вещи; они остаются ими также и тогда, когда их содержанием является объективно безобразное, но правдиво отражённое в художественных образах. «Высокое наслаждение.

.. объемлет душу при взгляде на произведение художника, как ни ужасен взятый им предмет» (Н. В. Гоголь).

Но для этого изображаемое в художественном произведении явление должно облекаться в эстетически прекрасные формы: «Идеальное совершенство музыки только тогда достигается, когда правда выражения совпадает с чисто музыкальной мелодической красотою, когда высшая правда выражения вызывает высшую красоту музыки» (композитор А. Н. Серов).

Чувство трагического связано с восприятием художественных, главным образом драматических, литературных произведений, отображающих жизнь человека и его неравную, нередко заканчивающуюся гибелью борьбу с темными силами природы или гнетущими общественными традициями и условиями людской среды.

Это чувство сложное: в нем соединяются и преклонение перед светлым образом человека, гибнущего под неумолимым стечением обстоятельств, и сострадание к нему в его тяжелом положении и горькой судьбе, и чувство страха перед неумолимым стечением обстоятельств, из которых нет выхода, и возбуждающее чувство ненависти и негодования в отношении условий и людей, которые приводят к таким трагическим последствиям.

Чувство трагического носит аффективный характер, сопровождается сильными душевными потрясениями, иногда выражающимися в рыданиях.

Созданный писателем, артистом художественный образ человека достигает подчас своей высшей воздейственной силы: мы не просто испытываем эстетическое чувство от восприятия прекрасного произведения искусства, оно заставляет нас страдать, сочувствовать, негодовать.

Художественные произведения, вызывая чувство трагического, облагораживают человека, заставляют его отрешиться от повседневных мелочей жизни, задуматься над ее глубокими основами, они побуждают его к активной борьбе с недостатками жизни. Но, чтобы вызвать такое чувство, произведение искусства должно быть художественно прекрасным.

Еще Аристотель отметил «очищающее» влияние эстетического восприятия трагического: сила аффективных состояний при восприятии трагического, постепенно нарастая, доходит в связи с развитием действия до высшего предела, когда они разрешаются кризисом, бурным проявлением охватившего нас чувства, после чего наступает успокоение.

Чувство комического характеризуется состоянием веселого смеха при восприятии противоречивых явлений действительности и особенно сильно при их художественном воплощении в произведениях искусства.

Смех может вызвать всякое несовершенство, например вид чрезмерно тучного человека, с трудом и неловко передвигающегося при игре в теннис, требующей быстрых и ловких движений, или, наоборот, вид сухого, длинноногого велосипедиста, колени которого почти упираются в руль велосипеда.

Чувство комического переживается человеком также при восприятии несоответствия между пустотой и никчемностью содержания явления и его многообещающей формой, когда человек видит «внутреннюю пустоту и ничтожность, прикрывающуюся внешностью, имеющей притязание на содержание и реальное значение» (Н. Г. Чернышевский); или когда казавшееся первоначально серьезным противоречие «внезапно разрешается в ничто» (Кант), оказывается в действительности пустым.

По Аристотелю, «смешное — это какая-нибудь ошибка или уродство, не причиняющее страданий и вреда… Это нечто безобразное и уродливое, но без страдания». Однако полностью с этим определением согласиться нельзя: в нем из чувства комического выключается его социальное значение, комическое приравнивается просто к забаве.

В действительности же чувство комического, будучи противоположно чувству трагического, в не меньшей степени побуждает человека задуматься над несовершенствами жизни и направить свои усилия на их исправление.

Комедия Гоголя «Ревизор» заставляет нас весело смеяться над представленными в ней художественными образами комического в характерах, действиях и отношениях людей.

Читайте также:  Типичные трудности в развитии себя - психология

Но вместе с тем она в чрезвычайной степени обостряет наше восприятие несовершенств жизни и тем побуждает нас к активной борьбе с этими несовершенствами.

Источник: http://psyznaiyka.net/view-emocii.html?id=jesteticheskie-chuvstva

Эстетический человек

Экономический человек

Теоретический человек

Типологии личности в трудовой деятельности

Типология Э. Шпрангера. Автор утверждает, что каждая личность по преимуществу своему относится к одному из шести типов.

Теоретический человек, в чистом виде, знает лишь одну страсть: страсть в проблеме, к вопросу, которая ведет к объяснению, установлению связей, теоретизированию.

Его переживания оторваны от реальной жизни: он может отчаяться от невозможности познать, ликовать из-за чисто теоретического открытия, будь это даже то открытие, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ убивает его.

Он изнуряет себя как психологическое существо ради порождения чисто идеального мира закономерных связей. Стоит сказать, что для него имеет ценность лишь чистота методов познания — истина любой ценой.

Мир для него — это бесконечное производство сущностей и система отношений зависимости. С помощью этого представления он преодолевает зависимость от момента.

Он живет в мире без времени, его взгляд проникает в далекое будущее, иногда охватывает цель эпохи; погружаясь в них, он связывает прошедшее и будущее в закономерный порядок, создаваемый его духом.

Его Я причастно к вечности, светящейся в непреходящей ценности его истин.

В практическое поведение он также вносит систему, которая отсутствует у существ, живущих моментом, руководимых инстинктами. В равной мере он соединяет в себе предметность, крайне важно сть, всœеобщую закономерность и логику.

В наиболее естественном и чистом виде эта форма жизни воплощается в профессиональных ученых, которые, как правило, приходят к постановке своих жизненных задач в результате свободного интереса.

Но предварительные ступени такого рода духовной организации встречаются и независимо от профессиональной принадлежности.

Экономический человек — это не обязательно человек, связанный с производством. В самом общем плане экономическим человеком является тот, кто во всœех жизненных связях на первое место ста вит полезность.

Все дл него становится средством поддержания жизни, борьбы за существование и наилучшего устройства своей жизни Он экономит материал, силы, время — только бы извлечь из этого максимальную пользу.

Вернее было бы назвать его практичным человеком, так как с понятием экономики связана и вся область техники. Смысл же его действий не в самой деятельности, в ее полезном эффекте.

Произведение искусства может родиться только в душе эстетически переживающей: лишь из внутреннего видения вырастает непосредственно данный созерцанию предмет искусства, и лишь из внутреннего ритма души рождается музыка.

Эстетический человек обладает собственным органом миропонимания: особой способностью предвидения или проникающей интуицией. для теоретика люди подобного сорта — мечтатели, романтики.

для последнего природа представляет собой систему функциональных уравнений или комплекс понятийно определяемых энергий. Что касается экономических ценностей, то принцип полезности и эстетический идеал противостоят друг другу.

Приписывание полезности эстетическому разрушает его сущность. Эстетический человек, так же как и теоретический, беспомощен всœегда перед лицом экономических условий жизни.

Источник: http://referatwork.ru/category/psikhologiya/view/366107_esteticheskiy_chelovek

1. Эстетика в системе научного знания. Эстетика и искусствоведение

Предметом эстетического отношения человека возникает весь мир и все процессы, происходящие в нем, — природа, космос, культура, все виды человеческой деятельности и ее продукты в той мере, в которой оно приобретают эстетического значения для человека.

Однако все эти явления находятся в поле зрения многочисленных наук и отраслей научного познания. Обращаясь со своей особой позиции в разнообразных явлений и процессов действительности, эстетика так или иначе сталкивается с этими науками. Поэтому эстетика имеет разветвленные межпредметные связи.

С другой стороны, поскольку эстетические качества является существенной характеристикой космического и антропогенного (порожденного человеческой деятельностью) бытия, то все виды познания, в том числе и научное, несут в себе эстетическое начало.

Это является основанием для обмена между эстетикой и естественными и техническими науками добытыми знаниями и основными новшествами, как на пример, здесь можно сослаться на концепцию эволюционизма, современные космологические теории, развитие многочисленных наук, таких, как теория систем, синергетика (теория систем, обладающих способностью к самоорганизации), психология, когнитология, бионика, этология, и т.д.

На рубеже XIX — ХХ в. начался новый неклассический этап общественной истории, который затронул и естественных наук. Здесь возникают специальная теория относительности, квантово-релятивистская физика, утверждается метод «математической экстраполяции» С.

Вавілова, создается теория «Большого взрыва» (возникновения Вселенной в результате взрыва первичной проторечовини, что находилась в особенно сжатом состоянии, через что Вселенная все время расширяется и «раздувается»). Все указанные изменения в человеческом понимании действительности привели к отказу от «линейного онтологизму», т.е.

отказа от понимания мира, что однозначно определен действиями определенной совокупности причин.

Неклассическая наука опирается на возможность предположения истинности очень разных, даже противоположных теоретических описаний одной и той же реальности, и это потому, что она принимает во внимание не только свойства объектов действительности, а позиций, возможностей, общего уровня развитости субъектов познания.

Неклассическая наука требует учета корреляции (соотносительности) между человеческими знаниями об объекте и системой средств, методов, операций, с помощью которых они были получены.

Результатом здесь возникает сознательный, научно обоснованный и экспериментально подтвержден релятивизм научного знания, то есть признание неоднозначности наших знаний, невозможности их универсального применения.

Естественно, что он не мог не обнаружить существенного влияния и на сферу художественно-эстетического сознания, на развитие новейших направлений в гуманитарных науках.

Если все явления действительности рассматриваются как нелинейные (неоднозначные), неуравновешенные (нестабильные), неустойчивые (а уравновешены и устойчивые системы в природе, кажется, вообще вряд ли возможны, поскольку Вселенная постоянно волнуется всякого рода катаклизмами), то и человеческий мир постоянно меняется, вызывая изменения в человеке и во всех имеющихся в культуре знаково-символических формах, с помощью которых она познает мир и выражает свое к нему отношение, взаимодействует с ним как субъект культурно-исторического творчества. Соответственно, меняющимися встают и все ценностные представления и ориентации в культуре и обществе, заторкуючи, в частности, этику и эстетику. Итак, современная наука вносит существенные изменения в развитие эстетических представлений вообще и в содержание ее категориального аппарата в частности. Ясно, что все это открывает перед людьми новые возможности в расширении представлений о вечные идеалы европейской культуры — Истину, Добро и Красоту.

В начале третьего тысячелетия развитие информационных систем и принципиально новых средств коммуникации и обучения приводят к изменениям психофизиологической организации человека в связи с тем, что основная масса информации добывается теперь в виде визуальных образов, в разнообразных формах знаково-символических структур и средств, что в целом ведет к существенной эстетизации сознания. Обычное формально-логическое мышление, базирующаяся на линейном движении рассуждения от засновку к результату, уступает другим, более сложным и неоднозначным формам сознания, которые развивались преимущественно в пределах художественно-творческих и религиозно-духовных практик как важных составляющих культуры. В то же время развитие массовой культуры (культуры, что исповедует плюрализм, релятивизм, антилогіцизм) ведет к размыванию содержания эстетических категорий (как в теории, так и в практике), что несет в себе определенную опасность для дальнейшего развития науки и культуры, а в эстетике порождает много новых проблем. И эти проблемы, как уже было отмечено, в настоящее время решаются во взаимодействии эстетики с другими науками.

Проблема творчества вообще и в частности художественной становится реальной общей для теоретических интересов эстетики и психологии. Проблема творчества имеет „пограничный” характер и впитывает в себе единство психологического, философского, эстетического, этического, культурологического, педагогического, искусствоведческого подходов.

Психологические исследования имеют здесь довольно весомое значение хотя бы потому, что психология пытается выявить, какое участие принимают в творчестве многочисленные человеческие свойства и способности, такие, как чувства, эмоции, интуиция, воображение, память, воля, воображение, рациональное мышление.

Нет нужды объяснять, что все эти аспекты творчества имеют прямое отношение к художественно-творческой деятельности и всегда интересовали и интриговали художников. Психология также дает возможность объяснить особенности восприятия произведений искусства, выявить психологические факторы культурной и художественной коммуникации.

С давних времен художников интересует вопрос об особенностях характеристик художественного таланта и гениальности, и именно психология с позиции своих подходов вносит определенные прояснения в этот вопрос.

Читайте также:  Спрос и предложение - психология

Несколько психологического окраску приобретает в многочисленных исследованиях осмысления явления художественного «катарсиса» (термин, введенный Аристотелем) — определенного душевного очищения человека в процессе эстетического переживания произведений искусства; по мнению многих исследователей искусства именно «катарсис» можно считать конечным результатом завитых волос-эстетического воздействия на человека. Тесное взаимодействие эстетики и психологии проявляется и в существование так называемых пограничных понятий, стоящих одинаково важны как для эстетики, так и для психологии. Сюда можно отнести понятие „эмпатии” — сопереживание, вхождение (употребление) в эмоциональное состояние другого человека; „идентификации” — процесс отождествления человеком самого себя с другими индивидами или группой людей на основе эмоционального связи; процесс подражания, то есть включения в собственный внутренний мир определенных ценностных норм и моделей, на которые ориентированы другие люди. Все эти явления имеют большое значение для художников, поскольку они с необходимостью пытаются смоделировать психологию других людей, мотивы их поступков.

Достаточно заметными возникают связи эстетики с социологией и социальной философией, что изучают природу и особенности общественной жизни человека. Социальные отношения, уровень развития общества очевидно сказываются на развитии художественной деятельности, однако весомым встает и обратное воздействие искусства на социальные процессы.

Как правило, именно художественная интуиция способна активно откликаться на скрытые тенденции в развитии духовных процессов действительности и подавать их в ярком и выразительном виде.

Довольно часто та же художественная интуиция способна пророческое опережать ход реальных событий, а потому и вызвать у членов общества определенные социальные надежды и ожидания.

Со времен Древней Греции дошла до нас легенда о том, как во время военных событий на просьбу воинов, обращенное к государству, прислать им помощь, к театру военных действий прибыл певец Орфей, который так смог вдохновить воинов, что они и без дополнительной помощи смогли победить врагов.

Социология позволяет выявлять отношение различных социальных слоев к произведениям искусства, социальный статус художников, связь искусства с другими сферами общественной жизни (досугом, бытом, образованием, воспитанием, политикой и др.). В тех же самых окресленнях встает и связь эстетики с историей как наукой: когда и как возникает, изменяется и расширяется сфера эстетического отношения человека к действительности, — это вопросы истории.

Довольно большое значение приобретает в наше время связь эстетики с техническими науками: кроме того, что на границе между ними лежат такие сферы познания и деятельности как техническая эстетика и дизайн, проявления воздействий технической деятельности на завитых волос-эстетическую деятельность даже трудно переоценить: например, кино, аудио и видео индустрии, телевидение, электронная музыка, компьютерные формы создания виртуальной реальности, — вот далеко не полный перечень таких проявлений. С другой стороны, в самой технической деятельности учета эстетических норм и критериев также играет серьезную роль: создатели инженерно-технических устройств исповедуют тезис о том, что эстетически совершенные изделия будут также и эффективными функционально. Кроме того современный человек все больше и больше втягивается в техногенную среду, которое определяет ее отношение к действительности, в том числе — и эстетическое. Строительство городов, парков, каналов, дорог, мостов, промышленных и спортивных комплексов, мест массового отдыха людей, создание искусственных морей, разнообразных сетей коммуникаций, — все это превращает биосферу Земли в ноосферу (по терминологии В.вернадского — в сферу проявлений умственной деятельности человека) и все это становится проблемным полем практической эстетики (которая, разумеется, является междисциплинарной наукой).

Среди современных технических наук особенно большое влияние на понимание сущности эстетических процессов оказывают информатика и направления моделирования искусственного интеллекта; сегодня нельзя себе представить исследование каких-либо явлений, связанных с человеческим сознанием, вне использованием понятия информации, а также данных об особенностях информационных процессов и обменов. На почве информатики образовался комплекс наук, получивший название когнитивных наук или просто когнитологии: эти науки изучают все явления и процессы, происходящие с участием знания, имеющие отношение к его создания и функционирования. А поскольку эстетические явления в очевидной форме проявляют себя лишь в сфере человеческого отношения к действительности, опосредованного процессами сознания, то это означает, что эстетика должна принимать во внимание достижения этих наук.

Считается также, что в поисках истоков и предпосылок эстетического отношения человека к действительности, следует обращаться и к тщательного изучения поведения животных, которыми занимается наука этология.

При том, что большинство эстетических теорий считает, что человеческие эстетические реакции на действительность нельзя свести к подобным проявлениям в поведении животных, все же именно обращение к последним дает возможность выявить качественные грани проявлений эстетического в человеческой жизнедеятельности. Например, брачная игры животных, даже особенности их внешнего вида напоминают нам некие элементы человеческих действий, но совпадают ли они по сути? Можно ли привести веские аргументы в пользу другого за качеством характера человеческих действий в сравнении с подобными действиями животных? — Все это серьезные и реальные проблемы эстетической теории.

В первом разделе отмечалась некоторая предметная единство этики и эстетики, однако их связь не является прямым и прозрачным: во времена классической культуры почти непререкаемым стоял признание того, что художественная красота должна быть формой распространения и утверждения нравственных ценностей, но в современной культуре этот постулат является уже довольно далеким от очевидности. Например, вряд ли кто сможет увидеть нравственное содержание в произведениях абстрактного концептуальной живописи, скульптуры, авангардной музыки. Если такая связь в наше время существует, то он или может почти неоспоримо вбачатись в направлениях реалистического искусства, или не напрямую. Например, можно считать, что авангардное искусство определенным образом влияет на душевно-эмоциональное состояние человека, а потому и на все ее жизненные проявления. Своеобразными аспектами взаимодействия эстетики и этики можно считать исследования ими определенных общих тем (проблем); для примера можно обратиться к анализу структуры эстетического чувства, которое формируется как органическое единство чувств, имеющих психо-физиологическую природу (зрения, слуха, осязания), и внутренних высших чувств (любви, ненависти, дружбы, преданности и др.). Поэтому эстетические чувства имеют морально-этическое содержание. Особую роль этика играет при анализе личности художника, структуры и механизмов художественной деятельности, ценностного измерения искусства как составляющей человеческой культуры.

Рассматривая место эстетики в структуре межпредметных связей, особое внимание следует уделить соотношению эстетики и искусствознания.

Искусствоведение — это совокупность наук, исследующих конкретные формы художественно-творческой деятельности, произведения искусства в их различных видах и жанрах, социально-эстетические характеристики, происхождения, закономерности развития, особенности и содержание видов искусства как в обществе в целом, так и в отдельных этнических культурах и культурно-исторических эпохах. Искусствоведы тщательно описывают определенные произведения искусства, жизни и творческие действия художников, разрабатывают признаки и критерии установления подлинности различных произведений искусства, исследуют технику и технологию художественной деятельности, ее влияния на человека и общественное мнение. Ясно, что эстетика не может не опираться в своих рассуждениях на искусствоведение; более того, довольно часто именно искусствоведение подают в качестве эмпирической (то есть — фактологической) базы эстетики. Однако между ними существуют и достаточно важные отличия: с XVIII в. в эстетической мысли существует тенденция свести предмет эстетики к философии искусства. Этим хотели подчеркнуть высокий теоретический и концептуальный уровень эстетики в сравнении с искусствоведением, широту и глубину ее проблематики. В частности таких взглядов придерживались, І.Вінкельман, В.Гумбольдт, дескать, г.гегель. С другой стороны, не редкой была и остается позиция, согласно которой художники не должны слишком сильно углубляться в любой теории, в частности — в философские, поскольку философско-теоретическое смысла блокирует проявления художественной интуиции и творческого вдохновения, рационализирует то, что по своей природе якобы не подлежит рационализации. В XIX ст. Макс Дессуар, четко отделяя загальноестетичну проблематику от искусствоведения, в то же время считал, что философия искусства разрушает „теоретическую чистоту” наук о искусство и ориентировал эстетику на поиск связей с философией, а с более конкретными науками — с этнологией, историей, психологией. Эта проблема — проблема связей эстетики, с одной стороны, с философией, а, с другой стороны, с искусствоведением — и до сих пор остается дискуссионной. Вероятно, что эстетика изучает искусство как вид эстетического познания и эстетической деятельности и учитывает широкий круг проблем искусствоведения, но ее предмет гораздо шире.

В XXI в. продолжается выявление новых возможностей эстетики через межпредметные связи, в связи с чем появляются новые направления концепции или эстетики: это аналитическая эстетика (Л.Вітгенштейн, У.Галлі), структурно-семіотична эстетика (П.Богатирьов, Р.Якобсон, Г.Шпет), семантическая эстетика (Е.Кассірер, б . кроче), герменевтическая эстетика (М.

Гайдеггер, Г.Гадамер), технологическая, экологическая, производственная эстетика, и т.д.

С участием различных современных наук продолжаются углубленные исследования сущности эстетических реакций человека в рамках когнитивной нейрофизиологии, психологии, холотропних и голографических концепций бытия, эниологии (теории энергетически-информационного обмена) и др.

Источник: https://banauka.ru/1501.html

Ссылка на основную публикацию