Чувство отвращения в онтогенезе — психология

Виктор Слободчиков, Евгений Исаев — Психология развития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе

Оральная стадия (0–1 год). Данная стадия характеризуется тем, что основной источник удовольствия сосредоточивается на зоне активности, связанной с кормлением. Ведущая эрогенная зона здесь – рот, орудие питания, сосания и первичного обследования предметов.

Во время кормления ребенка утешают, качают, прижимают и ласкают. Ребенок поначалу ассоциирует с процессами кормления удовольствие и уменьшение напряжения.

Остановка на этой стадии впоследствии приводит к формированию таких черт, как курение, грызение ногтей, переедание, словесная агрессия, жадность, требовательность.

Анальная стадия (1–3 года). На этой стадии приучение ребенка к чистоплотности ведет к перемещению источника удовлетворения либидо в анальную область тела. Чувственные наслаждения связаны с процессами выделения. Ребенок озабочен проблемами управления процессами «сдерживания» и «выпускания».

В процессе приучения к горшку ребенок начинает привыкать, что увеличение уровня контроля приносит ему внимание и похвалу родителей. Если родители слишком строго относятся к ошибкам ребенка, то это может привести к фиксации у него таких черт, как аккуратность, опрятность, пунктуальность, бережливость, упрямство.

Фаллическая стадия (3–5 лет). Ведущей эрогенной зоной становятся генитальные органы. В этот период развития дети впервые осознают сексуальные различия. На этой стадии развивается Эдипов комплекс у мальчиков и комплекс Электры у девочек. По З.

Фрейду, эти комплексы характеризуются сильным, но бессознательным влечением ребенка к родителю противоположного пола и агрессивностью по отношению к родителю того же пола. Поскольку осуществление желаний такого рода явно недопустимо, они выливаются в тревогу.

Освобождение от комплексов совершается посредством идентификации ребенка с родителем того же пола; в результате ребенок приобщается к ценностям, ролям и установкам, свойственным его полу.

Фаллической стадии соответствует зарождение таких черт личности, как самонаблюдение, благоразумие, рациональное мышление.

Латентная стадия (5–12 лет) характеризуется уменьшением в силе сексуальных стремлений. Многое из того, что ребенок делал или знал ранее, оставляется и забывается. На первый план выходит школьное обучение и социализация.

Энергия либидо переносится на освоение общечеловеческого опыта, а также на установление дружеских отношений со сверстниками и взрослыми за пределами семейного окружения.

В этот период возникает стыд, отвращение и мораль, предназначенные для противостояния последующим сексуальным желаниям.

Генитальная стадия (12–18 лет) начинается в подростковом возрасте. На этой стадии полового созревания происходит возвращение либидозной энергии к половым органам.

У юношей и девушек формируется половая идентичность, они начинают искать пути удовлетворения своих эротических потребностей, стремиться к нормальному общению с представителями противоположного пола.

Цель этой стадии – формирование зрелой сексуальности, желания работать и способности любить другого человека ради него самого.

Наиболее популярной теорией психоаналитического толка в современной западной психологии является эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона. Трактуя структуру личности так же как и З. Фрейд, Э.

Эриксон существенно отступал от позиций классического психоанализа в понимании природы личности и детерминант ее развития.

Он принимал идею неосознанной мотивации, но посвящал свои исследования главным образом процессам социализации, полагая, что основы человеческого Я коренятся в социальной организации общества. Им была создана психоаналитическая концепция об отношениях Я и общества.

Ключевым в теории Э. Эриксона является понятие «идентичность», определяемое как «субъективное… ощущение тождества и целостности».

[10]Идентичность – это тождественность человека самому себе, включающая в себя усвоенный и субъективно принимаемый образ себя, чувство адекватности и стабильного владения личностью собственным Я, способность личности к конструктивному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе ее развития.

Идентичность – это субъективное чувство непрерывной самотождественности, это условие, при котором человек ощущает себя неизменным (в своих существенных проявлениях), действуя в самых разных жизненных обстоятельствах.

В самоидентичности индивид переживает чувство того, что он остается тем же самым, что у него есть преемственность целей, намерений и представлений.

Формирование идентичности личности продолжается на протяжении всей жизни человека и проходит ряд стадий. Э.

Эриксон выделяет восемь стадий развития идентичности, на каждой из которых человек делает выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных и ситуативных задач развития. При этом первые пять стадий по обозначению совпадают со стадиями, выделенными З. Фрейдом. Задачи и содержание развития на каждой ступени определяются обществом, в котором живет человек.

Решение задачи на каждой стадии жизненного цикла сводится к установлению определенного динамического соотношения между позитивным и негативным вариантами развития.

Развитие личности – борьба этих крайних возможностей, которая не прекращается при переходе на следующую стадию развития.

Достигаемое на каждой стадии равновесие знаменует собой приобретение новой формы самоидентичности и открывает возможности включения субъекта в более широкое социальное окружение. Широкое признание в западной психологии получила периодизация психического развития Э. Эриксона.

Быть самим собой в глазах значимых других, в том числе и в собственных глазах, – движущая сила развития, которую Э. Эриксон кладет в основание своей периодизации. Расширение радиуса значимых отношений задает внешние условия развития идентичности растущего человека.

Вступая в новые отношения с другими, человек более или менее бессознательно делает выборы (разрешает кризисные противоречия данного типа отношений), которые и определяют направление развития на каждой возрастной ступени.

Это направление может быть продуктивным, и тогда у человека развиваются его сильные качества, или базовая способность самотождественности.

Выбранное или навязанное направление развития может быть деструктивным, – в этом случае развивается центральная патология данного возраста, разрушающая, ослабляющая чувство самоидентичности.

Периодизация развития в онтогенезе, разработанная Э. Эриксоном, носит название эпигенетической.

Он полагал, что схема периодизации не должна походить на цепочку формальных временных отрезков, следующих друг за другом; периодизация – это эпигенетический ансамбль, в котором одновременно соприсутствуют все возрасты.

Ни один прожитый человеком возраст не кончается в том смысле, что ни одно кризисное противоречие возраста не может быть окончательно разрешено прижизненно.

Одна стадия развития не замещает другую, а подстраивается к ней. Начало возраста – понятие весьма условное: та общая способность, которая будет ключевой в новом возрасте, уже обнаружила себя в более примитивном виде в предыдущих возрастах. Ни один возраст не кончается, не исчерпывается при начале следующего возраста.

Многие проблемы, осложнения, отклонения развития являются следствием неразрешенности кризисных противоречий предыдущих периодов развития.

Так, подросток, у которого базисное доверие к людям и к самому себе не сложилось в младенчестве или не развилось в последующих возрастах, будет испытывать большие трудности при вхождении в любую группу сверстников, чем подросток с устойчивым доверием к окружающим.

Говорить о разрешении того или иного кризисного противоречия, о выборе того или иного направления развития можно тоже лишь с оговоркой: при пластичном ходе развития ни один из выборов не является окончательным.

Переход от одной формы самоидентичности к другой вызывает кризисы идентичности. Кризисы, по Э.

Эриксону, – это не болезнь личности, не проявление невротического расстройства, а «поворотные пункты», моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой.

На первой стадии – младенчество (0–1–1,5 года) – решается задача формирования базового доверия к окружающему миру («Могу ли я доверять миру?»). Признаки доверия у младенца проявляются в легком кормлении, глубоком сне, нормальной работе кишечника.

Решающую роль в формировании у ребенка базового доверия к миру Э. Эриксон отводил матери; важным критерием доверия младенца к миру он считал способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения.

Из антитезы развития на первой стадии – основополагающая вера и надежда против основополагающей безнадежности – при поддержке, последовательности поведения близких родных, при удовлетворении основных потребностей младенца происходит рождение первого базового качества – надежды.

Если ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы, происходит депривация потребностей ребенка и, как следствие, недоверие к миру.

Источник: https://profilib.net/chtenie/91126/viktor-slobodchikov-psikhologiya-razvitiya-cheloveka-razvitie-subektivnoy-realnosti-v-12.php

Отвращение — Сайт помощи психологам и студентам

Чувство отвращения при виде гадкого и отвратительного может и не возникнуть, если человек, например, не склонен переживать в принципе или не любит эту конкретную эмоцию. Увидел отвратительное — убрал, если можно, и все.

Отвращение

Отвращение.

Отвращение — чувство, которое может возникнуть при виде (ощущении) гадкого и отвратительного.

Чувство отвращения при виде гадкого и отвратительного может и не возникнуть, если человек, например, не склонен переживать в принципе или не любит эту конкретную эмоцию. Увидел отвратительное — убрал, если можно, и все.

Чувство отвращение может возникать и без собственного гадкого и отвратительного: человек может вначале создать себе чувство отвращения, а потом все, что захочет назвать «отвратительным», будем видеть именно таким гадким и отвратительным.

Также «отвращением» называют

Люди часто говорят об отвращении, на самом деле подразумевая совсем другое.

Нередко называют отвратительным то, что на самом деле просто страшно, и не важно, обоснованно или нет.

Прикоснуться к некоторым насекомым — тоже «отвратительно», а на самом деле просто банально страшно. А вдруг укусит

Природа чувства отвращения

В связи с чем в биологической истории формировалось чувство отвращенияНаверное, корни разные.

Одно из возможных объяснений — рвотный рефлекс вырабатывался на то, что было вредно для попадания внутрь организма.

Отвратно — и идет обратно.

Другая возможная причина — чувство отвращения как форма страха, защищающего от опасных вещей.

Трупный запах отвратителен — возможно, это потому что трупный яд один из самых сильных, и есть чего бояться. Ухаживать за больным…

Тоже есть страх на уровне инстинкта, ибо некоторые болезни — на самом деле заразны (а инстинкту не объяснишь, чем именно болен человек, и каков характер этого заболевания).

Отвращение – чувство-сигнализатор, необходимый для выживания, также, как боль или страх. За средневековую небрезгливость Европа платила тысячами умерших от чумы и холеры, а за индустриальное расширение городов – миллионами погибших от тифа и оспы.

Потому и закрепляется в любой городской культуре идеал чистоты, величественный и сияющий, как снежная вершина Эвереста, который хозяйке дома суждено покорять каждую свободную минуту, будь он проклят …

Чувство отвращения в онтогенезе

Реакция отвращения на некоторые (только на некоторые!) запахи и предметы — по всей видимости, врожденная. При этом чувство отвращения, похоже, врожденным не является… Смотри Врожденные эмоции и Чувство отвращения в онтогенезе

Смысл чувства отвращения

На определенном этапе развития, пока к разуму ребенка обращаться затруднительно, управление его поведением и формирование его отношений в отношении непривлекательных вещей и поступков достаточно успешно решается через формирование чувства отвращения.

В этом смысле можно сказать, что у развитой личности обязательно должно быть естественное (то есть глубоко воспитанное) отвращение к некоторым вещам, недопустимым в человеческом общежитии: от физической нечистоплотности до нечистоплотности моральной.

С другой стороны, с развитием позитивного Мышления и формированием осознанных ценностей, человек все меньше нуждается в чувстве отвращения. Оно успешно заменяется и другими, более позитивными чувствами, и просто действенным, а не переживательным отношением к жизни. Мы делаем, то что надо, и любим то, что достойно.

В этом случае отвращение не исчезает, оно становится просто маловостребованным.

Для чего люди создают себе чувство отвращения и испытывают его

Люди не всегда сами создают себе чувство отвращения, иногда оно приходит само, как безусловный рефлекс. Но чаще люди его создают, хотя и не обязательно сознательно, и иногда просто по привычке. ЗачемДля самых разных задач. Например,

чтобы испытать чувство превосходства над кем-то, более конечно низким и гадким, чтобы кому-то отомстить и показать, какой он отвратительный, чтобы не делать неприятное дело. Ведь если дело совсем отвратительное, то разве можно его делать(а кому делать это малоприятное, но нужное дело — вопрос не ставится.

И его будут делать те, кто не стал создавать себе чувство отвращения). а кто-то его создает, чтобы как раз быстрее сделать неприятное дело. Если дело неприятное — человек часто склонен его откладывать, «забывать», занимаясь более приятным.

А если раскрутить себя на то, что существующая ситуация отвратительна, то она будет бить по чувствам, не забудется, и дело будет сделано.

Как люди создают себе отвращение

Отвращение — неприятное чувство, тем не менее люди регулярно его сами себе создают. Как правило, для этого достаточно две вещи:

убежденность, что данный человек или какое-то дело является отвратительным (при некоторой фантазии и гибкости интеллекта делается без труда), и лицо, выражающее отвращение (в первую очередь губы растягиваются в сторону и поджимаются внутрь).

Легче создавать себе отвращение тем, кто привык во всем видеть отвратительное и часто пользуется словами-стартерами, запускающими переживание отвращения. Смотри статью Отвратительное.

Как не испытывать отвращение

Если:

держать спокойное, нейтральное выражение лица, держать спокойное дыхание и не фиксировать специальное внимание на том, что делаешь (не создавать негативную сказку),

То можно находиться рядом с самыми отвратительными запахами, картинками и кинестетическими ощущениями, не испытывая чувства отвращения. Так можно убирать за тяжелым лежачим больным, наводить порядок там, где уже все давно сгнило, решать другие житейские задачи.

Источник: http://psinovo.ru/stati/otvraschenie.html

Развитие психики в онтогенезе. Возрастная периодизация развития психики

Онтогенез — это индивидуальное развитие, тогда как філогенез является развитием вида в целом. Биологический онтогенез, согласно закону Мюллера-Геккеля, является копированием филогенеза. По онтогенеза психики человека это утверждение не является таким несомненным.

Человек рождается именно человеком, и овладение ею высших форм психической деятельности происходит иначе, чем у животных. Соціологізуючи онтогенез человеческой психики можно утверждать, что это различие окончательно обусловливается влиянием общества.

Читайте также:  Приобретенное - психология

Но если применить методологический принцип творческой самодеятельности, онтогенез психики предстанет как развертывание чисто человеческой сущности в биологических и социальных условиях.

Эти условия могут исключить возможность этого саморазвития человека (генетические аномалии приводят к умственной нецовноцінності, отсутствие социальных контактов в сензитивний период развития также оказывается разрушительной), но не вносят в индивидуальное развитие человека ничего такого, что не было присутствовать ее потенции.

Изучением онтогенеза психики человека занимаются две психологические науки: общая психология, возрастная психология.

Онтогенез человека возрастная психология разделяет на сензитивные периоды, каждый из которых способствует появлению у человека определенных психических новообразований.

Если новообразования не появится в свое время, вероятно, что оно может не появиться вообще, потому воспитательное воздействие на определенные стороны личности должен быть своевременным (иначе он будет неэффективным). Сензитивные периоды объединяются в стадии.

Эти стадии существуют объективно, они отделяются друг от друга возрастными кризисами (1-го, 3-го, 7-го годов жизни, подросткового возраста и др.), однако о содержании этих стадий у психологов нет единого мнения. Есть большое количество теорий онтогенеза, некоторые из которых приведены ниже:

Теория рекапитуляции Холла-Болдуина, согласно которой в онтогенезе повторяется соціогенез (развитие общества). Отсюда и довольно странные названия стадий онтогенеза: первобытное варварство, охота, пастушество, земледелие, торгово-промышленная.

Теория детской сексуальности 3. Фрейд утверждает, что стадии онтогенеза обусловлены развитием сексуальности. Он отличает оральную, анальную, фаллической, латентную и генитальную стадии, привязывая их к освоения человеком различными эрогенными зонами. Фиксация на какой стадии, обусловлена наиболее яркими впечатлениями, связанными с ней, является источником психопатологии.

Эпигенетическая теория Е. Эриксона (теория жизненного цикла) разделяет онтогенез на восемь стадий психо-социального развития, на каждой из которых человеком решается определенная проблема — и следствием решения есть определенное возрастное психическое новообразование.

В решении проблемы базового доверия-недоверия к миру рождается надежда; в противостоянии автономии и стыда и сомнения — сила воли в выборе между инициативой и чувством вины — целеустремленность; в противоборстве трудолюбия и неполноценности — компетентность; в избрании идентичности вопреки смешению ролей — верность; в конфликте близости и изоляции — любовь; в утверждении генеративності против стагнации — попечительства; в получении целостности вопреки отчаяния — мудрость.

Теория ведущей деятельности О. М. Леонтьева, согласно которой содержанием стадий психического онтогенеза является последовательное овладение человеком видами деятельности, такими как игра, учение, труд.

Согласно представлений о индивидуальное развитие психики человека, сложившиеся в пределах субъектного подхода В. О.

Татенка, содержание стадий онтогенеза заключается в очередности опыте (а потом згортань) так называемых «інтуїцій субъектного ядра» человека: экзистенциальной, експірієнтальної, рефлексивной, інтенціальної, потенциальной, актуальной, виртуальной, — то есть внутренних сущностных образований человека, которые актуализируются в конкретных психических явлениях.

Психологический возраст выступает временным аспектом индивидуального развития человека.

Возрастная периодизация развития психики человека образует своеобразный каркас возрастной психологии как целостной науки.

Согласно наиболее полной возрастной периодизации психического развития, рождения человека не является абсолютной точкой его отсчета. Определяют такие периоды возрастного развития человека:

• до рождения — пренатальный период (сегодня он вообще не подлежит психологическому исследованию);

• перед рождением и вокруг него — перінатальний период (он довольно плодотворно исследован в трансперсональной психологии С. Грофа, которая через техники глубокого дыхания и ЛСД-терапии позволяет человеку вновь пережить опыт плода в утробе матери и кризис рождения — самый ответственный в жизни, согласно О.Ранку);

• от рождения до 1 года — возраст младенца (этот период завершается кризисом 1-го года жизни, которую связывают с началом хождение и нейрофизиологической перестройкой, которые вызывают физическое утомление, а также со смысловым речью и обращением большим количеством предметов, которые ведут к умственного утомления; симптомом этого кризиса является постоянный протест ребенка);

• от 1 до 3 лет — период переддошкільного детства (он заканчивается кризисом 3-х лет, что ее связывают с развитием предметной деятельности; проявления этого кризиса уже более яркие: упрямство, негатівізм — то есть склонность к действиям, противоположных требованиям, непокорность есть такой же, произвол, деспотизм);

• от 3 до 6-7 лет — период дошкольного детства (он заканчивается кризисом 7-ми лет, которую связывают с вызванной походом в школу изменением социальной ситуации, умственным напряжением и развитием самосознания);

• от 6-7 до 10 лет — младший школьный возраст (в этот период для развития самосознания ребенка очень важна оценка окружающих, она овладевает социально-нормативной поведением);

• от 10 до 15 лет — подростковый возраст (этот период сопровождается наиболее заметной кризисом в жизни человека, главным фактором которого признается пубертат — половое созревание; у подростка интенсифицируется физическое, умственное, нравственное, социальное развитие; перестраивается организм, самосознание, система отношений к окружающим; ощущение взрослости приводит к трудностям социального взаимодействия);

• от 15 до 17 лет — ранняя (первая) юность, или старший школьный возраст (этот период связан с интенсивными поисками своего места в мире, с попытками понять сущность мира-сразу и навсегда, с построением собственного отношения ко всем явлениям действительности, которое базируется на определенной індивідуалізованій картине мира);

• от 17 до 21 года — юность, или вторая юность (этот возраст является периодом первого испытания собственных сил и способностей человека, когда она раскрывает свой потенциал на определенном пути творческого життєдіяння; происходит профессиональное самоопределение);

• от 21 до 35 лет — период молодости, или первой взрослости (в этот возраст человек достигает определенного пика своих возможностей; именно характер и объем ее достижений являются факторами кризиса 30-ти лет, которая обычно состоит из обострение проблем последствий профессионального определения, построения семейной жизни, общего самоутверждения);

• от 35 до 60 лет — период зрелости, или второй взрослости (этот период является временем, когда человек оказывается не на «пике» своих возможностей, но на определенном их «плато» — устойчивому стабильном уровне, на котором она закрепилась кризиса; 40-ка и 50-ти лет является содержательно близкими друг к другу — разочарование, недовольство рутиной, попытка вырваться из объятий обыденности до настоящего бытия — только растут объемы симптомов стагнации развития);

• от 60 до 75 лет — наклонный возраст (этот период, конечно, есть время, когда человек сталкивается с первыми признаками собственной психической инволюции; она или прилагает усилия, чтобы оптимально функционировать и достичь того новообразования, которым определяется этот возраст — мудрости, или впадает в отчаяние и быстро деградирует; этого кризиса и двух последующих периодов связаны с развитием отношение человека к концу своей жизнедеятельности, с примирением с его приближением);

• от 75 до 90 — старческий возраст;

• выше 90 — долгожители.

Источник: https://banauka.ru/2981.html

Общие закономерности развития эмоций и чувств в онтогенезе

В процессе деятельности, познания окружающего мира и самого себя, в процессе общения со взрослыми и сверстниками ребенок испытывает разнообразные эмоции и чувства. «Он переживает то, что с ним происходит и им совершается; он относится определенным образом к тому, что его окружает.

Переживание этого отношения человека к окружающему составляет сферу чувств и эмоций. Чувство человека — это отношение его к миру, к тому, что он испытывает и делает в форме непосредственного пере­живания»[150].

Эмоции и чувства рассматривают как формы отражения действительности, проявляющиеся в отноше­нии ребенка к окружающему миру, в переживаниях по поводу появления, удовлетворения или неудовлетворения потребностей.

Выделяются следующие общие линии развития эмоций и чувств: формирование эмоциональных состояний в связи с изменением ситуаций жизни ребенка, формирование высших чувств на основе эмоций, становление эмоций и чувств в русле личностных новообразований.

Развитие эмоций и чувств в онтогенезе имеет опреде­ленные закономерности.

I. В онтогенезе вначале появляются эмоции, отражаю­щие простейшие переживания, связанные с удовлетворе­нием естественных потребностей (уровень аффективно-эмоциональной чувствительности, связанный по преиму­ществу с органическими потребностями).

Такие эмоции есть и у животных. Но простейшие эмоции ребенка следует отличать от простейших эмоций животных, поскольку форма их проявления имеет у человека социальный харак­тер.

Эмоции человека обусловлены социальной формой удовлетворения потребностей.

Результатом социальных воздействий является возник­новение положительных эмоций (например, появление у младенцев комплекса оживления, осознанной улыбки). Положительные эмоции выполняют роль активизирую­щего механизма, с помощью которого осуществляется связь между различными анализаторами, что создает предпосылки к обучению.

Для ребенка начиная с 2 лет наиболее информатив­ными являются реакции людей, отражающие радость, одобрение, поощрение. В экспериментальном исследова­нии детям 2—9 лет предлагалось распознать по фотогра­фиям мимические реакции (удивление, гнев, страх, радость и др.), а затем — воспроизвести их.

Оказалось, что пер­вой в ряду мимических реакций дети распознавали ра­дость. Радость также была первой в ряду произвольно воспроизводимых мимических реакций. Таким образом, способность распознать и произвольно воспроизвести ми­мические реакции формируется сначала в отношении по­ложительных эмоций.

Благоприятное воздействие положительных эмоций на психическое и физическое развитие дошкольника несом­ненно. Однако, как верно подчеркивал В. А. Сухомлинский, если ребенок только потребляет радости, не добывая их трудом, напряжением духовных сил, его сердце может стать холодным, черствым, равнодушным.

II. Развитие эмоций происходит, как их дифферен­циация, как обогащение переживаний.

Примером пере­живаний, имеющих положительный эмоциональный тон и отрицательный эмоциональный тон, могут быть пережи­вания, связанные с удовлетворением или неудовлетворе­нием потребности младенца в пище.

Переживание не­удовольствия дошкольником может проявляться как пе­реживание страха, гнева, отвращения, а переживание удовольствия — как переживание нежности, умиления, ду­ховной близости с родителями.

Дифференциация эмоций и обогащение переживаний связаны с общим развитием личности ребенка, расшире­нием круга явлений, вызывающих эмоциональный отклик (от врожденной органической потребности — до взаимо­отношений с другим и людьми, оценки собственных поступ­ков, восприятия событий общественной жизни).

III. Развитие чувств у детей происходит как обобще­ние эмоций, направленных на определенный объект.

В сформировавшейся системе эмоций и чувств эмоции являются проявлением переживаемого чувства. .

У дошкольников система эмоций и чувств еще толь­ко формируется. Поэтому их эмоции — не столько прояв­ление переживаемого чувства, сколько материал для обоб­щения и формирования на их основе высших чувств.

IV. Процесс развития эмоциональной сферы дошколь­ника характеризуется постепенным отделением субъективного отношения от объекта переживаний. Чем младше ребенок, тем в большей степени слиты для него харак­теристики объекта и характеристики субъективного пе­реживания.

Для заболевшего мальчика 3 лет медсестра, которая делает ему уколы и причиняет боль, является «плохой тетей». В данном случае ребенок отрицатель­ную характеристику своего эмоционального состояния переносит на человека, связанного сэтим состоянием.

Слитность объекта переживаний и отношений к нему проявляется в отождествлении объекта переживаний с са­мим собой (при восприятии дошкольниками произведе­ний искусства, в частности драматического искусства). К. Чуковский описывает такой случай.

Мальчик 5 лет с увлечением глядел на сцену, вдруг, в тот момент, когда для героя обстоятельства складывались неблагоприятно, он крепко закрыл себе ладонями глаза: «Больше не ста­ну смотреть. Ты скажешь, когда начнется хорошее». С.

Об­разцов писал о том, что дошкольникам нельзя показывать сказку «Красная Шапочка». Сказочную бабушку они отождествляют со своей бабушкой, сидящей рядом, а в конце им жаль и волка. Спектакль для дошкольников дол­жен иметь счастливый конец.

Дети отождествляют себя с персонажами пьесы, особенно с благородным героем. При восприятии сказок дошкольники часто стремятся пе­ределать сюжет, чтобы в конце была счастливая развязка.

V. В дошкольном детстве происходит развитие дина­мической и содержательной сторон эмоций и чувств. Раз­витие содержательной стороны обусловлено расширением и углублением знаний ребенка об окружающем мире, увеличением круга предметов и явлений, к которым он испытывает устойчивое отношение.

Развитие динамиче­ской стороны обусловлено формированием умения конт­ролировать и регулировать свои эмоциональные проявле­ния. Содержательный аспект эмоций и чувств связан с причинами, с объектами переживаний.

Динамический ас­пект эмоций и чувств характеризуется глубиной, про­должительностью, частотой возникновения переживаний.

Развитие эмоций и чувств связано с развитием других психических процессов и в наибольшей степени — с речью. С помощью речи происходит осознание ребенком своих чувств и эмоциональных проявлений, управление ими.

Дети не только говорят о необходимости удовлетворе­ния имеющихся у них потребностей, но и определенным образом характеризуют свои переживания.

Например, шестилетний Женя говорит: «Знаешь, мама, какая тоска меня гложет?» — «Какая?» — «Я есть хочу!» С по­мощью речи ребенок различает внешнее выражение эмо­ций и их переживание. Мальчика 5 лет спра­шивают: «Тема, ты сегодня плакал в детском саду?» — «Нет, я не плакал, я печалился».

Влияние слова на эмоциональную сферу зависит от возраста детей. Как отмечает М. М. Кольцова, до 4,5—5 лет внушение через слово не удается, что объясняется слабыми связями между первой и второй сигнальными системами.

«В более старшем возрасте по мере усиления взаимосвязи сигнальных систем усиливаются как эмоцио­нальная окраска второсигнальных реакций, так и контроль второй сигнальной системы над проявлением эмоций. Нуж­но подчеркнуть, что даже у детей дошкольного возраста связь эмоциональной сферы с первой сигнальной сис­темой более выражена, чем со второй.

В наблюдениях, проведенных в старшей и подготовительной группах дет­ского сада, можно было убедиться, что если дети слушали сказку или рассказ без показа картинок или диафиль­мов, то их эмоциональные реакции оставались довольно слабыми.

Если же рассказ сопровождался иллюстрация­ми, то эмоциональность реакций детей сразу же возраста­ла, что проявлялось и в последующих пересказах: услы­шанное передавалось в живой, образной форме, с более выразительными интонациями»[151].

Источник: http://lektsia.info/3x5a84.html

1. Развитие эмоций и воли в онтогенезе

Эмоции — особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний, ощущений приятного и неприятного, отношение человека к миру и людям, процесс и результаты его практической деятельности.

Читайте также:  Жестокость - психология

К классу эмоций относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы. Это так называемые «чистые» эмоции. Они включены во все психические процессы и состояния человека.

Любые проявления его активности сопровождаются эмоциональными переживаниями.

У человека главная функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы лучше понимаем друг друга, можем, не пользуясь речью, судить о состояниях друг друга и лучше преднастраиваться на совместную деятельность и общение.

Замечательным, например, является тот факт, что люди, принадлежащие к разным культурам, способны безошибочно воспринимать и оценивать выражение человеческого лица, определять по нему такие эмоциональные состояния, как радость, гнев, печаль, страх, отвращение, удивление.

Данный факт не только убедительно доказывает врожденный характер основных эмоций и их экспрессии на лице, но и наличие генотипически обусловленной способности к их пониманию у живых существ.

Однако, врожденными являются далеко на все эмоционально-экспрессивные выражения. Некоторые из них, как было установлено, приобретаются прижизненно в результате обучения и воспитания. В первую очередь данный вывод относиться к жестам как способу культурно обусловленного внешнего выражения эмоциональных состояний и аффективных отношений человека к чему — либо.

Жизнь без эмоций так же невозможна, как и без ощущений. Эмоции, как утверждал знаменитый естествоиспытатель Ч. Дарвин, возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей.

Эмоционально-выразительные движения человека — мимика, жесты, пантомимика — выполняют функцию общения, т.е. сообщение человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия — оказания определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоционально — выразительных движений.

Не поддаваться эмоциям и контролировать их, человеку помогает воля.

Волевые качества охватывают несколько специальных личностных свойств, влияющих на стремление человека к достижению поставленных целей.

Одним из существенных признаков волевого акта заключается в том, что он всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их реализацией. Воля предполагает борьбу мотивов.

По этому существенному признаку волевое действие всегда можно отделить от остальных.

Воля предполагает самоограничение, сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их другим, более значимым и важным целям, умение подавлять непосредственно возникающие в данной ситуации желания и импульсы.

На высших уровнях своего проявления воля предполагает опору на духовные цели и нравственные ценности, на убеждения и идеалы. Еще один признак волевого действия — это наличие продуманного плана его осуществления.

Волевое действие обычно сопровождается отсутствием эмоционального удовлетворения, но с успешным завершением волевого акта обычно связано моральное удовлетворение от того, что его удалось выполнить.

Нередко усилия воли направляются человеком не столько на то, чтобы победить и овладеть обстоятельствами, сколько на то, чтобы преодолеть самого себя. Это особенно характерно для людей импульсивного типа, неуравновешенных и эмоционально возбудимых, когда им приходиться действовать вопреки своим природным или характерологическим данным.

Развитие волевой регуляции поведения у человека осуществляется в нескольких направлениях.

С одной стороны — это преобразование непроизвольных психических процессов в произвольные, с другой — обретение человеком контроля над своим поведением, с третьей — выработка волевых качеств личности.

Все эти процессы онтогенетически начинаются с того момента жизни, когда ребенок овладевает речью и научается пользоваться ею как эффективным средством психической и поведенческой саморегуляции.

В младенчестве [28] проявление эмоций заключается в комплексе оживления. На втором месяце жизни младенец особым образом реагирует на людей, выделяя и отличая их от окружающих предметов, его реакции на человека являются специфическими и почти всегда ярко эмоционально окрашенными.

На улыбку матери в возрасте около 2-3 месяцев младенец реагирует также улыбкой и общей активизацией движений. Это и называется комплексом оживления. Первые элементы комплекса оживления появляются на втором месяце жизни.

Это — замирание, сосредоточение, улыбка, причем все ни вначале возникают как реакции на обращение взрослого к ребенку. На третьем месяце жизни эти элементы объединяются в систему и появляются одновременно.

На заключительном этапе его развития комплекс оживления демонстрируется ребенком всякий раз, когда у ребенка появляется потребность общения со взрослым.

К трем — четырехмесячному возрасту дети своим поведением отчетливо показывают, что они предпочитают видеть, слышать и общаться лишь со знакомыми людьми, как правило, с членами семьи.

В возрасте около восьми месяцев ребенок проявляет состояние видимого беспокойства, когда в поле его зрения оказывается лицо незнакомого человека или когда он сам попадает в незнакомую обстановку, даже если в этот момент рядом с ним находиться родная мать.

Боязнь чужих людей и незнакомого окружения довольно быстро прогрессирует, начиная с восьмимесячного возраста и до конца первого года жизни. Наивысшего своего уровня эта тенденция возникновения страха достигает примерно к 14 — 18 месяцам жизни, а затем постепенно уменьшается.

Первое проявление воли связано с кризисом одного года. В этот период у ребенка возникают первые акты протеста, противопоставления себя другим, так называемые гипобулические реакции, в которых не дифференцируется воля и аффект (Л.С.

Выготский) [27], которые особенно выявляются, когда ребенку в чем — то отказано (кричит, падает на пол, отталкивает взрослых и т.п.). Как указывает В.И.

Слободчиков [27], в младенческом возрасте ребенок обособляется от взрослых (прежде всего от матери как эмоционального центра) настаивает на своей самости.

Ранний возраст:

Доминирующее в раннем возрасте восприятие аффективно окрашено. Ребенок эмоционально реагирует только на то, что непосредственно воспринимает.

Желания ребенка неустойчивы и быстро преходящи, он не мо-жет их контролировать и сдерживать; ограничивают их только на-казания и поощрения взрослых. Все желания обладают одинако-вой силой: в раннем детстве отсутствует соподчинение мотивов.

Выбрать, остановиться на чем-то одном ребенок еще не может — он не в состоянии принять реше-ние.

Развитие эмоционально — потребностной сферы зависит от харак-тера общения ребенка со взрослыми и сверстниками.

В соответствии с новым уровнем сознания общение со взрослыми изменяется — начинает формироваться ситуативно-деловое, а к трем годам — внеситуативно-познавательное (М.И.

Лисина) [28], что означает протекание общения на фоне практического взаимодействия ребенка и взрослого и связь коммуникативной деятельности с таким взаимодействием.

На втором году жиз-ни при приближении сверстника ребенок ощущает беспокойство. К третьему году он уже спокойно играет рядом с другим ребенком, но моменты общей игры кратковременны.

Ребенок раннего возраста, общаясь с детьми, всегда ис-ходит из своих собственных желаний, совершенно не учитывая желания другого. Он эгоцентричен и не только не понимает другого ребенка, но и не умеет ему сопереживать.

Эмоциональный ме-ханизм сопереживания (сочувствия в трудной ситуации и совмест-ной радости при удаче или в игре) появится позже, в дошкольном детстве.

Для раннего возраста характерны яркие эмоциональные реакции, связанные с непосредственными желаниями ребенка. В конце это-го периода, при приближении к кризису 3 лет, наблюдаются аф-фективные реакции на трудности, с которыми сталкивается ребе-нок.

Он пытается что-то сделать самостоятельно, но у него ничего не получается или рядом в нужный момент не оказывается взрос-лого — некому прийти на помощь и сделать это вместе с ним. В такой ситуации вполне вероятна эмоциональная вспышка.

Причиной гнева или плача могут быть, помимо «неподдающихся» вещей, и отсутствие внимания к нему со стороны близких взрослых, занятых своими делами именно в то время, когда ребенок изо всех сил старается их вниманием завладеть; ревность к брату или сестре и т.п.

Как известно, аффективные вспышки лучше всего гасятся тогда, когда взрослые достаточно спокойно на них реагируют, а по возмож-ности — вообще игнорируют. В противном случае, особое внима-ние взрослых действует как положительное подкрепление.

Кризис трех лет — граница между ранним и дошкольным детством — один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину [26].

Симптомы кризиса трех лет описал Л.С. Выготский [27] и назвал кризисом отношений. Он описывает 7 характеристик кризиса трех лет. Первая из них — негативизм. Ребенок дает негативную реакцию не на само действие, а на требование или просьбу взрослого.

Главный мотив действия — сделать наоборот, т.е. прямо противоположное тому, что ему сказали.

То, что ребенок в три года получает возможность действовать не под влиянием любого случайно возникшего желания, а поступать, исходя из других, более сложных и стабильных мотивов, является важным завоеванием в его развитии.

Вторая характеристика кризиса трех лет — упрямство. Это реакция ребенка, который настаивает на чем — то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он требует, чтобы с его мнением считались.

В переходный период может появиться строптивость. Она направлена против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений.

Своеволие, своенравие. Оно связано с тенденцией к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам.

Во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными. В этих случаях говорят о протесте — бунте.

Кризис проявляется и в обесценивании требований взрослого обесценивается то, что было привычно, интересно, дорого раньше.

К трем годам появляются личные действия и осознание себя как отдельного активного субъекта — «Я сам» — центральное новообразование этого периода возникает эмоциональная завышенная самооценка. В три года поведение ребенка начинает мотивироваться не только содержанием ситуации, в которую он погружен, но и отношениями с другими людьми. Появляются поступки с проявлением «Я» ребенка.

Дошкольный возраст:

Дошкольный возраст, как писал А.Н. Леонтьев [28], — это «период первоначального фактического склада личности». Именно в это время происходит становление основных личностных механизмов и образований. Развиваются тесно связанные друг с другом эмоциональная и мотивационная сферы, формируется самосознание.

Для дошкольного детства характерна в целом спокойная эмоциональность, отсутствие сильных аффективных вспышек и конфликтов по незначительным поводам.

Это новый относительно стабильный эмоциональный фон определяет динамика представлений ребенка. Динамика образных представле-ний — более свободная и мягкая по сравнению с аффективно окрашенными процессами восприятия в раннем детстве.

Но из этого совсем не следует снижение насыщенности, интенсивности эмоциональной жизни ребенка.

Действия ребенка строятся на основе представлений о предмете, о желательном результате, о возможности его достичь в ближайшем будущем. Эмоции, связанные с представлением, позволяют предвосхищать результаты действий ребенка.

Еще до того как дошкольник начнет действовать, у него появ-ляется эмоциональный образ, отражающий и будущий результат, и его оценку со стороны взрослых. Ребенок уже заранее знает, хорошо или дурно он собирается поступить.

Если он предвидит результат, не отвечающий принятым нормам воспитания, у него возникает тревожность — эмоциональное состояние, способное затормозить нежелательные для окружающих действия.

Предвосхищение полезного результата действий и вызванной им высокой оценки со стороны близких взрослых связано с положительными эмоциями, дополнительно стимулирующими поведение.

В дошкольном возрасте ребенок включается в новые системы отношений, новые виды деятельности. Появляются и новые мотивы, связанные с формирующейся самооценкой, самолюбием, мотивы достижения успеха, соревнования, соперничества; мотивы, связанные с усваивающимися моральными нормами, и некоторые другие

В этот период начинает складываться индивидуальная мотивационная система ребенка. Мотивы приобретают относительную устойчивость. Среди них выделяются доминирующие мотивы — преобладающие в формирующейся мотивационной иерархии. Это ведет к появлению волевых усилий для достижения поставленной цели.

Кризис семи лет — это период рождения социального «Я» ребенка (Л.И. Божович) [24]. Он связан с появлением нового системного новообразования — «внутренней позиции», которая выражает новый уровень самосознания и рефлексии ребенка. Происходит кризис личности «Я» (соподчинение мотивов). Все, что имеет отношение к учебной деятельности, оказывается ценным, то, что связано с игрой, — менее важным.

Происходит смена основных переживаний: открывается сам факт переживаний, возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях, переживания приобретают смысл.

Таким образом, кризис семи лет представляет собой внутренние эмоционально — волевые изменения ребенка.

Младший школьный возраст:

Поступление ребенка в школу знаменует собой не только начало перехода познавательных процессов на новый уровень развития, но и возникновение новых условий для личностного роста человека.

В этот период времени ведущей для ребенка становится учебная деятельность, но и другие виды деятельности, в которые включен ребенок данного возраста, — игра, общение и труд влияют на его личностное развитие.

В данное время складываются многие деловые качества ребенка, которые отчетливо проявляются уже в подростковом возрасте.

В младшем школьном возрасте закрепляется волевой мотив достижения и становится устойчивой личностной чертой. Однако это происходит не сразу, а лишь к концу младшего школьного возраста, примерно к III — IV классам. В начале обучения окончательно оформляются остальные личностные свойства, необходимые для реализации этого мотива. Рассмотрим их.

Источник: http://psy.bobrodobro.ru/23098

PSYFACTOR-self.ru

Начну рассказ об этой базовой эмоции с одного милого анекдота, который любил рассказывать гостям или детям во время приема пищи мой папа.

Летел как-то далеко самолет. Стюардесса прохаживалась по салону и вдруг заметила пассажира, которого сильно тошнило. Она быстро предложила ему пакет. Некоторые из пассажиров, увидев это, засмеялись. Но пассажиру было не до смеха, а стюардесса быстро ушла за новыми кулечками.

Читайте также:  Позиция непричастности - психология

Каково же было ее удивление, когда она пришла и увидела смеющегося пассажира, которому только-что было так плохо, и кучу одновременно блюющих пассажиров вокруг него. «Что здесь произошло?» — спросила стюардесса. «Да они думали, что у меня через край польется, милая.

А я вот взял да и отхлебнул»…

Когда я его слышала в очередной раз, то выражение лица как-то непроизвольно искривлялось и я всегда говорила: «Фу-у-у!!!»

И все же отвращение – очень важная и необходимая для человека базовая эмоция. И в этой статье я расскажу Вам о нем, хотя для меня даже само его название отчего-то вызывает ответную неприятную реакцию.

Видимо хватало в жизни ситуаций, когда я сталкивалась с этой эмоцией, и память хорошо воспроизводит неприятный ассоциативный ряд.

Итак, отвращение – это эмоция, которая возникает при нарушении границ человеческого организма, при котором произошло его отравление или разрушение.

По спектру нарастания имеет место следующий порядок: брезгливость, пресыщение, пренебрежение, омерзение, гадливость.

Что в нашей реальной жизни способно вызвать такой спектр чувств? Отравлять нас могут отвратительные запахи; интроективные установки родителей или других значимых взрослых; отношения, в которых нам невыносимо; чей-то отвратительный внешний вид; какой-то неприемлемый для нас способ поведения среды.

Отвращение – это эмоция для отвержения и удаления с минимумом прикосновения, или, как минимум, для того, чтобы отвернуться.

Если организм не может отторгнуть то, что ему отвратительно, то тогда из-за необходимости прекратить отвратительный контакт человек сам отдаляется подальше от объекта отвращения.

Отношения при отвращении не развиваются, и дистанция увеличивается до тех пор, пока отвращение не сливается с эмоциональным фоном.

Попробуем рассмотреть кусочек истории хорошо нам известной Дюймовочки, чтобы понять, как она могла столкнуться в своей сказочной истории с чувством отвращения. Для этого немного изменим сюжет. Надеюсь, автор не будет очень сердиться.

Так вот. Подобрала полевая мышь замерзшую и очень проголодавшуюся Дюймовочку. Испытав к ней острую жалость и приступ вселенской любви, старая мышь замотала ее в теплое одеяло и дала ей пшеничное зернышко.

— Скушай, деточка, это зернышко и обогрейся в моей норе.

Крошечная Дюймовочка скушала половину зернышка и благодарна произнесла:

— Спасибо за вашу доброту. Я обогрелась и вкусно поела.

А старая мышь ей в ответ, глядя на недоеденное Дюймовочкой зернышко:

— Да ты, деточка, доешь-ка зернышко, не выбрасывать же его…

Доела Дюймовочка зернышко и, смачно отрыгнув, в свою очередь сказала:

— Ну вот! А теперь я обожралась и вспотела!!!

С одной стороны – забавно, с другой, что ни говори – отвратительная история…

А может ли столь неприятная эмоция как отвращение дать нам что-нибудь положительное? Конечно же — да, может! Отвращение помогает поддерживать нам целостность и границы, удаляя за пределы организма и за его границы всё, что его разрушает. При этом важно выделять в отношениях со средой отравляющие и поддерживающие гомеостаз отношения.

https://www.youtube.com/watch?v=gqLru1y1Wlg

Эмоция отвращения сродни эмоции страха, так как обе эти эмоции увеличивают дистанцию, но отвращение отличается тем, что предполагает отдаление и забывание, тогда как страх – отдаление вместе с вниманием к опасности, и потом взаимодействие, так как в страхе есть энергия для контакта.

Злость и отвращение иногда очень трудно дифференцировать. Часто среда вызывает отвращение, а человек привычно пытается пережить раздражение и начинает ошибочно приближаться, тем самым усиливая отвращение. Усиливающееся отвращение вызывает ещё большую злость, и так далее, вплоть до аннигиляционной агрессии, направленной на уничтожение отвратительного объекта.

В нашей культуре отвращение табуировано, подавлено, что приводит к жадности и корысти (согласно Ф. Перлзу). С самого детства у нас зачастую заставляют ребенка кушать насильно точно как в нашей истории про Дюймовочку, и иногда дети настолько переполнены «причиненным им счастьем», что просто срыгивают или полностью выташнивают «чрезмерную родительскую любовь».

Потом их пичкают различными интроектами (различными установками и правилами, например «взрослых надо уважать», «нельзя быть эгоистами», «мужчины не плачут», «девочки должны быть послушными» и т.д. и т.п.) вместо того, чтобы любить, прислушиваться к ним, принимать их и строить с ними действительно близкие отношения, но в которых достаточно места для автономии и взрослых, и детей.

Потом по мере роста включается пресс государственных социальных институтов: детские сады, школы, армия, ВУЗы и другие учебные заведения заполняют пустоты, какие только возможно, добивая ростки индивидуальности в большинстве.

Оно и понятно, ведь государству нужны винтики в хорошо отлаженной работе бронепоезда, где уж тут потребность в яркой индивидуальности… Ведь никого не приглашают этим бронепоездом порулить…

Если еще раз вернуться к нашим потребностям. Многие из нас еще помнят эпоху дефицита, в которой мы родились и выросли. Мы всегда чего-то хотели. Нам всегда чего-то не хватало.

Мы до сих пор, порою не из реального голода, а уже просто по инерции продолжаем испытывать какие-то неясные желания, которые зачастую плохо осознаем и принимаем или идентифицируем как потребность в получении чего-либо… И мы, как голодные волки, стремимся получать еще больше денег, еще больше внимания, стремимся к еще большему успеху, хотим еще больше любви… И нам – всё мало, да мало. А в результате, зачастую от своих стараний мы имеем – ожирение, отвращение и обесценивание.

Крайне редко в своей жизни мы вспоминаем про потребность избавиться от кого-либо или чего-либо, оставаясь в плену человеческой или материальной захламленности собственного жизненного пространства. Отсюда и берутся шутливые высказывания вроде этого: «Кого хочу – не знаю… Кого знаю – не хочу…»

Иногда мы не хотим кого-то видеть.

Иногда нам мешают какие-то вещи, и мы даже хотим с этим что-то сделать, что-то изменить, но … Вспомните слова из популярной до сих пор песни, которую исполняет Александр Иванов: «Боже, какой пустяк сделать хоть раз что-нибудь не так, выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей! Но что-то всерьез менять, не побоясь в мелочах потерять, свободно только небо над головой моей…»

Если нам не хватает сил или становится жалко с чем-то уже ненужным расстаться, то мы всегда найдем себе слова успокоения. Но еще возможен вариант не выбросить ненужное, а поделиться с кем-нибудь, кому это может пригодиться. Попробуйте, возможно, вместо отвращения вы принесете кому-то радость, а себе – удовольствие…

Также и в своих контактах. Иногда для людей, склонных к слиянию, совершенно нет ни территориальных, ни временных границ.

Вам разве никогда не приходилось принимать гостей, которых очень хотелось, к примеру, выпроводить через некоторое время, а иногда – уже и просто послать, чтобы не чувствовать себя изнасилованными. Некоторые люди терпят таких гостей, подавляя свое отвращение, по разным причинам.

А иногда, будучи приглашенными в гости, мы можем испытать дискомфорт, заметив, что принимающая сторона, похоже, как-то испытывает потребность в уединении, а также их планы могут внезапно измениться, так же как и Ваши… Этот момент в контакте важно не проскочить, чтобы сохранить экологичность контакта.

Потому что подлинная близость между людьми предполагает также возможность отдаления друг от друга в тот момент, когда это необходимо. Если игнорировать такую возможность, то близость станет кого-то напрягать и окажется чрезмерной.

https://www.youtube.com/watch?v=jQX4Px-45P8

Иногда отвращение может сыграть очень важную роль в функции нашего самосохранения. Наше отвращение интуитивно подскажет нам отказаться от непригодной или даже опасной для нас пищи, если мы сможем быть достаточно чувствительны к себе и неспешны в своих решениях.

Отвращение может быть первичным, как практически бессознательная психическая реакция на всякого рода нечистоты, так и вторичным (моральным) – как реакция на неприятных, например, лживых или асоциальных, людей.

Во все времена формы принятого социального отвращения использовались в качестве инструмента для манипуляций в групповых процессах.

Так до сих пор натравливают одну группу людей на другую, например, по национальному признаку, некоторые политики, жаждущие власти.

Так с помощью отвращения происходит отщепление нежелательной части людей от общества, например, сирот, физически и психически больных людей. До сих пор женщины во время менструаций считаются нечистыми (отвратительными) в некоторых религиозных культах.

Некоторые национальные блюда, являющиеся деликатесами для одних, будут отвратительны для представителей других национальностей и культур (например, китайское «тысячелетнее яйцо»).

Обратите внимание, как Вы едите. Если быстро, с жадностью заглатывая пищу кусками, то Вы, скорее всего, — нетерпеливый или даже жадный человек и, скорее всего, не способны получить от пищи настоящее удовольствие. Ведь постепенный неспешный контакт с пищей – это настоящее удовольствие.

Сначала пищу важно разглядеть, наслаждаясь ее эстетическим видом, почувствовать ее запах, потом откусить небольшой кусочек. Первые кусочки пищи всегда самые вкусные, доставляющие самое сильное удовольствие. Если Вы кушаете не спеша, то почувствуете и момент, когда важно остановиться… едва-едва заметное отвращение.

Ваше тело просит Вас остановиться – ему уже хватит, остальное будет уже только лишним.

Перлз считал чувство отвращения ведущим симптомом при неврастении, а подавленное отвращение – важной частью параноидного характера. Он считал отвращение эмоциональным отвержением, неприятием пищи, независимо от того, где она находится – во рту или в горле, видимая она или только воображаемая.

Отвращение, по его мнению, является еще и формой защиты, связанной с процессом выделения и уничтожения продуктов дефекации, которым ребенок обучается с самого детства. Подавление отвращения – небезболезненный процесс. Так, например, родители насильно кормят ребенка «полезной» (на их взгляд) пищей. Такая пища может быть совершенно отвратительна ребенку. Но родители чрезвычайно настойчивы.

Что остается ребенку? В этом случае он старается по возможности насильно выключить свои ощущения, буквально стать фригидным, чтобы просто выжить в ситуации зависимости и родительского насилия. Чем это черевато? Оказывается, что таким детям позже трудно испытывать настоящее удовольствие от еды, секса, духовной пищи. Но это – только одна сторона медали.

С другой стороны, в такого человека можно впихнуть все, что попало. Его подавленное отвращение позволит многое сделать с ним…

Берегите свою чувствительность. Сохраняйте свое отвращение – оно может оказаться очень и очень полезным для Вас. Многие клиенты, обращавшиеся ко мне за психотерапевтической помощью, рассказывали, что в каких-то жизненных ситуациях, возможность вырвать, вытошнить подавленное или удержанное отвращение буквально спасли им жизнь, принеся настоящее физическое облегчение и освобождение.

Монотонная обстановка на работе тоже может вызывать отвращение. По мере взросления и социализации человека, он учится испытывать отвращение к самым разнообразным окружающим его объектам во внешней среде, а иногда – даже к самому себе.

Эта эмоция может особенно актуализироваться в кризисные моменты, когда что-то старое отжившее уже приносит только отвращение, тогда возникает мотивация поиска новизны в своей жизни. Иногда, столкнувшись со своим отвращением к чему-либо, мы можем застрять в этом ощущении и отказаться от чего-либо надолго, иногда навсегда.

Иногда блюдо, которое мы когда-то переели, мы не сможем съесть даже во время сильного голода. Здесь речь идет уже о некоторой травматизации и застрявшем отвращении. И это может относиться не только к вкусовым ощущениям.

Например, в школе влюбленный в свой предмет педагог может так рьяно стараться научить ребенка своему предмету, что от этой любви может вызвать у ученика не только отвращение к своему предмету, но и к обучающему процессу в целом.

Во взрослой жизни в результате длительного выполнения какой-либо однообразной деятельности у человека может сначала наступить просто нежелание ее выполнять, связанное с раздражением, скукой и отвращением (вплоть до аффекта выташнивания) и настойчивое стремление ее прекратить.

Еще хотелось бы отметить, что испытывая неожиданную любовь к какому-то человеку, мы выделяем именно какое-то его определенное свойство, черту, которая либо удивительно совпадает с нами в чем-то, либо в чем-то является притягательной и дополняющей нас.

Поддавшись своему восхищению, мы очаровываемся, зачастую не замечая других аспектов его личности. Но когда эти другие черты обнаруживаются, мы можем испытывать настоящее удивление и отвращение.

И тогда мы можем сказать этому человеку: «Фу, как ты отвратителен, вон из моей жизни!» Сила аффекта и наше разочарование мешают нам сказать, что «какая-то часть тебя вызывает у меня отвращение, хотя другая часть – очень нравится мне»…

Все наши чувства на самом деле относительны. Если в одном человеке мы видим одновременно и любимые, и отвратительные черты, то оказываемся в затруднительном положении.

Конечно, легче было бы кого-то одного любить, а к кому-то другому испытывать отвращение… Но, если приглядеться повнимательнее, мы можем испытывать отвращение и от каких-то наших мыслей, как бы случайно пришедших к нам в голову, которые могут тоже быть отвратительны нам, и тогда мы стремительно стараемся их отторгнуть, как-то насильственно изгнать, но это не всегда получается. Сложно принять неоднозначность нашего бытия. Существует множество путей, чтобы снизить свою чувствительность, но зачастую это происходит за счет отчуждения многих ценных частей самого себя. А жаль…

С уважением, Лилия Семёнова.

19.02.2013 года.

Все права защищены © 2012-2015 Семёнова Л. Ф.

Авторские права защищены. При копировании страниц, указывать автора и писать ссылку на сайт: https://psyfactor-self.ru/.

Источник: https://psyfactor-self.ru/archives/182

Ссылка на основную публикацию