Дееспособность — психология

Судебная психиатрия. — Недееспособность и ее установление в судебной психиатрии — Зачет без хлопот

Дееспособность - психология

Страница 5 из 22

Недееспособность и ее установление в судебной психиатрии

Одним из важных элементов правового статуса граждан является их дееспособность (психическая способность лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их).

Гражданская дееспособность возникает с наступлением совершеннолетия, то есть по достижению восемнадцатилетнего возраста и лишь в исключительных случаях раньше (со времени вступления в брак).

При этом законодатель исходит из того, что с этого возраста человек достигает психической зрелости и приобретает достаточный жизненный опыт, чтобы правильно понимать и регулировать свои поступки и действия.

В противном случае гражданин (например, несовершеннолетний или совершеннолетний гражданин с болезненным расстройством психики) теряет возможность правильно понимать и регулировать свое поведение и таким образом лишается способности осуществлять свои гражданские права и обязанности.

Иными словами, дееспособность в качестве обязательного условия предполагает в соответствии со ст. 21 ГК РФ такое психическое состояние субъекта, которое обеспечивает ему способность понимать значение своих действий или руководить ими. Исходя из этого следует сделать вывод, что констатация у лица при конкретных его действиях (совершение сделки, подписание завещания и т.д.) или в определенный период времени обострения психических расстройств в ряде случаев указывает на отсутствие у него дееспособности.

Критерии недееспособности (по аналогии с невменяемостью), которыми руководствуется суд и применительно к которым дают заключения эксперты?психиатры, сформулированы в ст.

29 ГК РФ: «Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным».

Это значит, что недееспособность по сути определяется сочетанием двух критериев: медицинского (психическое расстройство) и юридического (непонимание значения своих действий или невозможность руководить ими).

Недееспособность (психическое состояние лица, при котором констатируют утрату способности самостоятельно осуществлять свои гражданские права и обязанности вследствие нарушений психики, выражающихся в том, что оно (лицо) не может понимать значение своих действий или руководить ими ввиду психического расстройства или слабоумия) устанавливается при совпадении медицинского и юридического критериев. Юридический критерий также дополняет и корректирует медицинский. Иначе говоря, наличие психического расстройства (психического заболевания или слабоумия) само по себе не дает основание говорить о недееспособности. Недееспособными признаются те психически больные, которые вследствие психического расстройства не способны рассудительно вести свои дела, не могут правильно понимать окружающее и жизненную ситуацию и отдавать отчет своим действиям или руководить ими. Психически больные, даже если они страдают тяжелым и неизлечимым психическим заболеванием, но понимают значимость совершенных ими поступков и способны регулировать свое поведение и действия, остаются дееспособными. Эта возможность рассудительно вести свои дела определяется у них наличием таких качеств ума, которые обеспечивают правильное поведение подобных больных в их практической деятельности.

Недееспособность может касаться как отдельно совершенного юридического акта (подписания завещания, заключения договора и сделки), так и способности лица достаточно критично вести свои дела в течение более или менее продолжительного периода времени в будущем.

При экспертизе в гражданском судопроизводстве иногда также важно установить, с какого времени психически больной человек стал недееспособным.

Так как в некоторых случаях недееспособность наступает после подписания юридического акта, то такой документ не утрачивает юридической силы.

Если же установлено, что сделка (подписание договора, заключение брака) была оформлена в состоянии, когда заключавшее сделку лицо не могло понимать значение своих действий, то такой юридический акт может быть признан недействительным.

Признание субъекта недееспособным осуществляется только судом (в порядке, предусмотренном ГПК РСФСР). Однако согласно ст. 258 ГПК РСФСР ходатайствовать перед судом о признании психически больного недееспособным могут члены его семьи, общественные и профсоюзные организации, прокурор, органы опеки и попечительства, психиатрические лечебные учреждения.

Необходимо помнить, что назначение на судебно-психиатрическую экспертизу для определения психического состояния субъекта производится судом при наличии достаточной аргументации и данных о его психической болезни или слабоумии.

В исключительных случаях, при явном уклонении такого лица от прохождения экспертизы, суд (при участии эксперта-психиатра) может вынести в соответствии со ст.

260 ГПК РСФСР определение о принудительном направлении больного на судебно-психиатрическую экспертизу.

Следует иметь в виду, что при выздоровлении или значительном улучшении психического состояния в виде устойчивой ремиссии лица, признанного недееспособным, суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы пересматривает свое решение и признает такого гражданина в соответствии с ч. 3 ст. 29 ГК РФ дееспособным.

В то же время следует помнить, что хотя законодательство и не признает ограниченной дееспособности психически больных, но допускает возможность ее ограничения для лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами и ставящих в связи с этим свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК РФ).

В этом случае суд назначает попечителя, без согласия которого такие лица не могут совершать сделки, получать зарплату (пенсию) или иные виды доходов и распоряжаться ими.

Та же статья Гражданского кодекса отменяет ограничение дееспособности, если основания, в силу которых такое лицо было признано ограниченно дееспособным, утратили силу.

Лица с ограничением дееспособности, злоупотребляющие спиртными напитками или наркотическими веществами, не подлежат прохождению судебно-психиатрической экспертизы, а обследуются психиатрами?наркологами.

Необходимо признать, что недееспособность и невменяемость имеют много общего, но отождествлять их ни в коем случае нельзя. Так, невменяемость возникает лишь при совершении общественно опасного деяния, предусмотренного ст.ст.

21, 22, 23 Уголовного кодекса РФ, и относится к конкретному действию (поступку) лица, происшедшему в определенный промежуток времени. Но если нет правонарушения, то снимается возможность рассмотрения невменяемости.

В гражданском же процессе вопрос о недееспособности может возникнуть на протяжении и более длительного времени. Он охватывает значительный спектр социального функционирования подэкспертного, в том числе и его перспективы.

Этот вопрос ставится и при отсутствии гражданского иска (например, по делу о нуждаемости гражданина в опеке). В уголовном процессе эксперт?психиатр обязан дать заключение о невменяемости субъекта. В гражданском же процессе заключение о недееспособности лица дает суд, который в своих выводах ссылается на ст.

29 ГК РФ и на то, что субъект «вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими». Следует отметить, что лицо, признанное недееспособным, конечно же, не может быть одновременно признано вменяемым за произведенные деяния.

Однако временные психические расстройства (например, реактивные психозы и исключительные состояния) предполагают возможность признания такого лица дееспособным в будущем (хотя сделка, совершенная во время острых психотических состояний, является недействительной, а в отношении совершенного общественно опасного деяния субъект признается невменяемым).

Гражданское законодательство (в отличие от уголовного) не предусматривает возможность применения медицинских мер к истцам и ответчикам.

Но эксперт?психиатр обязан указать в своем заключении (при необходимости) о констатации у испытуемого психического заболевания, представляющего по своему клиническому состоянию «выраженную общественную опасность», а также то, что такой больной нуждается в неотложном лечении в психиатрическом стационаре.

Гражданское законодательство выделяет несколько видов недееспособности (в определении которых активную роль играют эксперты-психиатры):

— общую (полную), регламентируемую ст. 29 ГК РФ (с установлением опеки);

— частичную, установленную для несовершеннолетних, которые в возрасте от 15 до 18 лет совершают сделки (за некоторым исключением) с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителей (ст. 26 ГК РФ);

— временную, признающую недействительность сделки, совершенной гражданином, неспособным понимать значение своих действий (ст. 177 ГК РФ);

— специальную (брачную, трудовую);

— процессуальную, предусматривающую возможность истцов и ответчиков участвовать в судебном заседании и давать правдивые показания.

Следует особо выделить такой процессуальный гражданский акт, как ограничение дееспособности, обусловленное ст. 30 ГК РФ.

Это касается граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами (а не только больных хроническим алкоголизмом или наркоманией), ставящих свою семью в тяжелое материальное положение.

Необходимо также указать на возможность конфликтных ситуаций при недобровольном освидетельствовании и госпитализации психически больных, представляющих социальную опасность для общества.

При недобровольном освидетельствовании и госпитализации психически больных, представляющих социальную опасность для общества, возможны конфликтные ситуации.

Таким образом, основным условием недееспособности является психическая несостоятельность истца, ответчика, свидетеля – субъектов гражданского судопроизводства, которые не могли отдавать отчет своим действиям или руководить ими. Помощь суду при решении данной проблемы оказывает судебно-психиатрическая экспертиза.

Источник: http://www.libsid.ru/sudebnaya-meditsina-i-psichiatriya/sudebnaya-psichiatriya/nedeesposobnost-i-ee-ustanovlenie-v-sudebnoy-psichiatrii

Критерии ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства

Критерии ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства

В статье исследуются критерии ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства.

Автор показывает, что содержание психологического критерия ограниченной дееспособности, сформулированного в новой редакции ст. 30 Гражданского кодекса РФ, не соответствует медицинским и юридическим разработкам.

На основании проведенного исследования вносятся предложения по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова:ограничение дееспособности, психическое расстройство, психологический критерий, патронаж.

Одной из новелл Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) стало расширение перечня оснований для ограничения дееспособности гражданина. В частности, в число таких оснований включено пристрастие гражданина к азартным играм [14].

Такая норма предусмотрена и в законодательстве ряда стран, являющихся участниками Содружества Независимых государств (например, ст. 32 Гражданского кодекса Азербайджана [2]; ст. 32 Гражданского кодекса Армении [4]).

В российской юридической литературе неоднократно высказывались предложения об ограничении дееспособности граждан, ведущих «распутный» или расточительный образ жизни, в том числе чрезмерно увлекающихся азартными играми [26].

К сожалению, в ст. 30 ГК РФ до сих пор отсутствует указание на возможность ограничения дееспособности не только вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотиками, но и токсическими веществами.

В медицине признано, что токсические вещества обладают всеми психотропными свойствами наркотиков, имеют общие с наркотиками закономерности формирования зависимости.

В названную статью в качестве общего термина для обозначения всех указанных средств необходимо было включить термин «психоактивные вещества», который используется в МКБ-10 [11].

В новой редакции абз. 1 п. 2 ст. 30 ГК РФ, вступающей в силу со 2 марта 2015 г.

, в качестве еще одного основания ограничения дееспособности названо психическое расстройство: «Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Над ним устанавливается попечительство» [14]. В данном случае в числе критериев ограниченной дееспособности названы медицинский — наличие психического расстройства и психологический — способность понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц.

Предложения о создании норм, посвященных ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства, высказывались неоднократно [8, с. 13; 16, с. 302–315; 24, с. 10 и др.].

При этом встречаются предложения об ограничении дееспособности только в связи с некоторыми заболеваниями. Так, М. Э.

Шодонова считает целесообразным ограничивать гражданина в дееспособности, если он является больным алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией [25, с. 6].

Еще в 19 веке психиатрами было установлено, что существуют психические расстройства, которые не лишают лицо способности понимать значение своих действий и руководить ими полностью, а только ограничивают такую способность [10, с. 41].

В судебной психиатрии сформировалось самостоятельное научное направление исследования медицинского критерия состояния лиц, страдающих подобными психическими расстройствами [7, с. 6, 7, 157; 23, с. 11, 18; 22, с. 329 и др.].

Заметим, что психические расстройства, при которых лицо не в полной мере осознает значение своих действий, психиатрия относит к расстройствам непсихотического уровня.

В международном праве, а также в некоторых иностранных правопорядках исходят из принципа максимального сохранения дееспособности.

О возможности частичного ограничения дееспособности психически больных говорится в Рекомендациях Комитета Министров Совета Европы R (99) 4 «О принципах, касающихся правовой защиты недееспособных взрослых» [20].

В ряде стран такая возможность обуславливается степенью психического расстройства (такие нормы мы встречаем, например, в книге 1 раздела 11 Французского гражданского кодекса [21, с. 393], титуле 12 Гражданского кодекса Италии [3]).

Читайте также:  Личная территория - психология

Вопрос реформирования норм, посвященных признанию гражданина недееспособным, стал лейтмотивом Постановления Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. № 4-П [17] и Постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2012 г. № 15-П [18]. Так, в отдельном мнении судья Конституционного суда РФ Г. А.

Гаджиев обращает внимание на необходимость совершенствования положений законодательства, направленных на учет степени (глубины) утраты лицом способности понимать значение своих действий [17]. В Постановлении Конституционного Суда № 15-П положения п. п. 1 и 2 ст. 29, п. 2 ст. 31 и ст.

32 ГК РФ были признаны неконституционными «постольку, поскольку в действующей системе гражданско-правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций при решении вопроса о признании его недееспособным, соразмерных степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими». Конституционный Суд РФ указал: «Федеральному законодателю надлежит — в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления — в срок до 1 января 2013 года внести необходимые изменения в действующее гражданско-правовое регулирование в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами».

Действительно, до 30 декабря 2012 г. механизм защиты прав лиц с психическими расстройствами располагал явно недостаточным набором элементов. В числе таких элементов были лишь две нормы: ст. 29 и ст. 30 ГК РФ.

Однако ни одна из этих норм не определяла особое правовое состояние лиц, страдающих психическими расстройствами, которые ограничивают способность осознавать свои действия.

В настоящее время они либо признаются недееспособными, либо сохраняют правовое состояние дееспособного лица.

Но признание такого лица недееспособным (возможно и из лучших побуждений) является неправомерным: в качестве психологического критерия недееспособности законодатель называет полное, а не частичное неосознание значения своих действий.

Кроме того, как отмечается в литературе, признание указанных лиц недееспособными является дополнительным психотравмирующим фактором, отрицательно сказывается как на их адаптации в обществе, так и на динамике имеющихся психических расстройств [16, с. 244].

В то же время отождествление лиц с психическими расстройствами, которые не в полной мере осознают значение своих действий, с дееспособными лицами не позволяет определить их особое правовое состояние, а следовательно, и защитить права.

Представляется, что норма п. 2 ст. 30 ГК РФ об ограничении дееспособности вследствие психического расстройства и являлась недостающим элементом механизма защиты прав и интересов лиц с дефектами психики.

Однако, нельзя не обратить внимание на то, что предложенные законодателем критерии ограниченной дееспособности отличаются от критериев, разрабатываемых медициной и юридической наукой.

Подавляющее большинство авторов, описывая ограниченную дееспособность, используют медицинский критерий — наличие психического расстройства и психологический критерий — не способность в полной мере понимать значение своих действий или ими руководить (в психиатрии этот критерий нередко именуют юридическим). В новой редакции ст. 30 ГК РФ психологический критерий предполагает способность понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц.

Данная формулировка встречается в Пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации (по вопросам, связанным с дееспособностью граждан, опекой и попечительством)», подготовленной правовой группой РБОО «Центр лечебной педагогики» [19].

В указанной Пояснительной записке отмечается, что лица с нарушениями психического здоровья в силу их повышенной внушаемости, коммуникативных трудностей, снижения интеллекта могут нуждаться в помощи других лиц.

Помощь таким людям заключается в разъяснении сути, содержания действий, их последствий, помощь в выборе действий при необходимости удовлетворения каких-либо потребностей, помощь в определении момента для принятия решения, осуществления действия при периодической кратковременной утрате способности понимать значение своих действий и руководить ими (например, при расстройствах сознания).

В то же время составители Пояснительной записке оперируют и известными формулировками: «степень утраты способности понимать значения своих действий или руководить ими», «снижение способности понимать значение своих действий или руководить ими».

Заметим, что в Постановлениях Конституционного суда № 4-П и 15-П также идет речь о «степени (глубине) утраты лицом способности понимать значение своих действий», «степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими».

В Заключении правового управления аппарата Государственной Думы на проект закона, устанавливающего ограничение дееспособности вследствие психического расстройства, обращалось внимание на необходимость определения степени способности гражданина самому понимать значение своих действий или руководить ими [6].

В процессе рассмотрения названного законопроекта представители психиатрии неоднократно указывали, что такой подход к психологическому критерию является упрощенным и не соответствует требованиям Конвенции о правах инвалидов [9].

Более приемлемой им представляется такая формулировка: «не может в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими и (или) периодически утрачивает способность понимать значение своих действий или руководить ими», поскольку существующая редакция абз. 1 п. 2 ст.

30 ГК РФ относится к людям с интеллектуальной недостаточностью и не распространяется на психически больных с бредовыми расстройствами.

Как отмечают авторы, «без указанного дополнения институт ограниченной дееспособности не применим к целой категории граждан, у которых вследствие психического расстройства способность контролировать свое поведение утрачивается периодически. Такое состояние является типичным для многих категорий лиц, страдающих психическими заболеваниями» [1].

Более того, содержание психологического критерия, описываемого в абз. 1 п. 2 ст. 30 ГК РФ противоречит положениям абз. 2 этого же пункта: ограниченно дееспособным дозволено самостоятельно (т. е.

без помощи других лиц!) совершать определенные действия (заключать сделки, перечисленные в пп. 1 и 4 п. 2 ст. 26 ГК РФ (включая мелкие бытовые); распоряжаться выплатами, которые указаны в пп. 1 п. 2 ст.

26 ГК РФ (включая заработок, стипендии)).

Таким образом, формулировка психологического критерия ограниченной дееспособности в том виде, в котором она представлена в новой редакции ст. 30 ГК РФ, не соответствует медицинским и юридическим разработкам.

Кроме того, исследуемое законоположение не отвечает требованиям законодательной техники: оно должно быть точным, общепризнанным, наполненным реальным научным содержанием, согласуемым с психологическими концепциями, имеющими значение для критериев экспертной оценки психической деятельности, понятным правоприменителю и не должно вызывать неоправданных усилий, как для уяснения, так и для разъяснения.

Заметим, что для установления медицинского и психологического критериев ограниченной дееспособности требуются специальные знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей. Однако, в гл.

31 ГПК РФ отсутствует указание на необходимость назначения судебно-психиатрической экспертизы в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина ограниченно дееспособным. Нет такого указания и в новой редакции ст. 30 ГК РФ.

Обязательное назначение судебно-психиатрической экспертизы предусмотрено только в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным (ст. 283 ГПК РФ). В связи с этим, считаем необходимым в ГПК РФ (например, в ст.

283) закрепить правило о том, что в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина ограниченно дееспособным для определения его психического состояния суд обязан назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

До введения в действие нормы об ограничении дееспособности вследствие психического расстройства было бы целесообразно обратить внимание на имеющиеся институты, которые могли бы служить защите прав названных лиц.

В этой связи интерес представляет институт патронажа. Согласно ст.

41 ГК РФ над совершеннолетним дееспособным гражданином, который по состоянию здоровья не способен самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять свои обязанности, может быть установлен патронаж.

Следует согласиться с тем, что задачей патронажа является обеспечение имущественных прав лица путем совершения, как правило, юридических действий на основании соответствующего договора.

Ввиду того, что на помощника при патронаже возлагается далеко не весь груз ответственности за патронируемого, патронаж невозможно отнести к формам устройства граждан [12, с. 67]. Заметим, что в советском праве существовал институт патронажа над психическими больными, целью которого было «долечивание в условиях семьи» [5, с.

67] лиц, чье поведение не представляло опасности. Таким образом, назначение такой формы устройства было иным, нежели назначение патронажа, предусмотренного ГК РФ.

В литературе обращается внимание на то, что целью патронажа является преодоление физической неспособности совершеннолетнего дееспособного гражданина из-за соматического заболевания самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности усилиями помощника [15, с. 9] (курсив мой. — М.Б.). Следовательно, авторы отграничивают психическое здоровье от соматического, игнорируя буквальное толкование ст. 41 ГК РФ, в которой упоминается состояние здоровья без каких-либо оговорок.

Кроме того, в литературе указывается на то, что лицо, находящееся под патронажем, является дееспособным лицом, и одним из условий дееспособности является психическое здоровье [15, с. 41].

С одной стороны, следует согласиться с выводом о необходимости постановки вопроса о признании патронируемого недееспособным в случае проявления у него признаков психического заболевания.

Но с другой стороны, не всякое психическое расстройство влечет неспособность осознавать свои действия, и, следовательно, не всякое психически нездоровое лицо может быть признано недееспособным.

В связи с этим, условием дееспособности является не психическое здоровье, а отсутствие психического расстройства, составляющего содержание медицинского критерия недееспособности. Таким образом, лица, страдающие некоторыми психическими расстройствами, которые не способны самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять свои обязанности, вполне соответствуют предъявляемым законом требованиям к патронируемому лицу.

Актуальным является вопрос о возможности лиц с психическими расстройствами понять значение договора о патронаже, а также осуществлять права из такого договора.

Приемы определения способности пациентов с психическими расстройствами понять и осознать ту информацию, которая им предлагается, разрабатываются в зарубежных странах в связи с проблемой медицинской дееспособности в рамках темы информированного или осознанного согласия.

Отстаивается точка зрения, что при создании определенных условий, при отработанной методике проведения информирования, неоднократном, при необходимости, повторении информации, которую необходимо усвоить и осмыслить для принятия осознанного решения, творческом подходе исследователей, возможно получение информированного, осознанного согласия для психически больных, которые страдают даже выраженными психическими расстройствами, негативными и позитивными [16, с. 257–268].

Полагаем, что указанные исследования могут быть учтены при обосновании возможности установления патронажа над лицами с психическими расстройствами, которые не в полной мере способны понимать значение своих действий и руководить ими.

Так, можно предположить, что лица с некоторыми непсихотическими расстройствами способны принимать решение о необходимости назначения им помощника, в течение определенного времени понять и осмыслить содержание договора о помощи.

К сожалению, в известных нам работах цивилистов не упоминается такое назначение института патронажа.

Конечно, институт патронажа не позволяет решать многие вопросы: гражданин с незначительными дефектами сознания и воли может отказаться от назначения ему помощника или расторгнуть договор о помощи (даже если по мнению специалистов существует необходимость в патронаже); установление патронажа не связано с ограничением способности совершать отдельные сделки без помощника и т. п. Но на сегодняшний день это одно из немногих правовых средств, которое могло бы обеспечить эффективную защиту прав и интересов лиц с психическими расстройствами, не способных в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими.

Литература:

  1. Бартенев Д. Г., Виноградова Л. Н., Дименштейн Р. П., Савенко Ю. С. Конвенция о правах инвалидов в отношении взрослых, имеющих нарушения психического здоровья URL: http:// www.npar.ru/news/121203-inv.htm.

  2. Гражданский кодекс Азербайджанской Республики от 28.12.1999 г. № 77IГ // Собрание законодательства Азербайджанской Республики. 2000. № 4. I книга. Ст. 250.

Читайте также:  Психическое расстройство - психология

Источник: https://moluch.ru/archive/51/6679/

Психическое заболевание дееспособность

Психическое заболевание дееспособность

Психическое заболевание дееспособность

«ДЕЕСПОСОБНОСТЬ», «НЕДЕЕСПОСОБНОСТЬ» — ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЙ

В. Р. Илейко, В. Б. Первомайский

* Публикуется по изданию:
Илейко В. Р. Первомайский В. Б. «Дееспособность», «недееспособность» — теоретический анализ понятий // Архів психіатрії. — 2001. — № 1–2. — С. 33–36.

* Также опубликовано в издании:
Илейко В. Р. Первомайский В. Б. «Дееспособность», «недееспособность» — теоретический анализ понятий // Первомайский В. Б. Илейко В. Р. Судебно-психиатрическая экспертиза: от теории к практике. — Киев: КИТ, 2006. — С. 235–241.

Важность изучения и дальнейшей разработки проблемы дееспособности связана с тем, что каждый совершеннолетний гражданин общества в течение своей жизни вступает в те или иные правовые отношения, совершает юридически значимые действия. Это касается и психически здоровых лиц, и лиц с различными психическими расстройствами.

В отношении последних изучение вопросов дееспособности–недееспособности особенно значимо, так как служит обеспечению прав и интересов психически больных и требует в связи с этим критериев оценки влияния тех или иных психических расстройств на способность гражданина осознавать свои действия, поступки, критически оценивать юридически значимые ситуации и прогнозировать их последствия, т. е. критериев дееспособности–недееспособности.

Дееспособность гражданина согласно ст. 11 ГК Украины [1] — это его способность своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (гражданская дееспособность).

Под такими действиями понимается личная для граждан возможность заключать договоры, распоряжаться имуществом, принимать наследство и отказываться от него, исполнять обязательства, отвечать за причинённый вред и т. п.

Закон предусматривает, что все эти действия, которые влекут за собой определённые юридические последствия, могут совершаться только гражданами, способными сознательно вести дела и понимать значение своих действий. Дееспособность возникает в полном объёме с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении 18 лет.

В случаях, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объёме со времени вступления в брак.

Законом в дееспособности ограничиваются: 1) лица, не достигшие совершеннолетия; 2) лица, которые вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами ставят себя и свою семью в тяжёлое материальное положение.

Ограниченная дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 15 до 18 лет заключается в том, что они могут совершать сделки, как правило, с согласия своих родителей (усыновителей), а самостоятельно лишь мелкие бытовые сделки.

Они также вправе самостоятельно распоряжаться своей заработной платой или стипендией, осуществлять авторские и изобретательские права (ст. 13 ГК Украины).

За несовершеннолетних, не достигших 15 лет, сделки совершают от их имени родители (усыновители) или опекун (ст. 14 ГК Украины).

Ограничение в дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками и наркотическими веществами и ставящих тем самым себя и свою семью в тяжёлое материальное положение, с установлением попечительства предполагает лишение их права совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или другие виды доходов и распоряжаться ими без согласия попечителя. При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами суд может отменить ограничение его дееспособности (ст. 15 ГК Украины).

В ст. 16 ГК Украины указано, что гражданин, который вследствие душевной болезни или слабоумия не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, предусмотренном ГПК Украины, и над ним устанавливается опека.

От имени душевнобольного или слабоумного, признанного недееспособным, сделки совершает опекун. В случае выздоровления или значительного улучшения здоровья гражданина, признанного недееспособным, суд восстанавливает его в дееспособности.

В комментарии к статье закона отмечено, что душевнобольные — это лица, которые страдают психическим заболеванием (шизофренией, прогрессивным параличом и др.), а слабоумные — умственно недоразвитые лица. В комментарии к ст.

256 ГПК Украины [2] отмечено, что определение недееспособности содержит в себе два критерия: медицинский — душевная болезнь, слабоумие и юридический — понимание значения своих действий или руководство ими.

Сделка, совершённая гражданином, признанным недееспособным, является недействительной (ст. 52 ГК Украины).

Анализируя категории «дееспособности», «недееспособности», важно отметить следующее.

Объём понятия «дееспособность» включает в себя определённое лицо как субъект правоотношений, достигший совершеннолетия, т. е. возраста, которым закон определяет психическую зрелость лица, способность сознательно вести дела, осознавать свои поступки, а также все формы действий, имеющих юридическое значение и предусмотренных гражданским законодательством.

Содержанием понятия «дееспособность» является способность гражданина, достигшего совершеннолетия (психической зрелости) осознавать себя, окружающее, свои действия, их последствия и сознательно руководить ими, приобретать таким образом гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности.

Дееспособность презюмируется у граждан, достигших совершеннолетия, и предполагает, с одной стороны, возрастную зрелость, а с другой, — такое психическое состояние лица, которое обеспечивает ему способность осознавать свои действия и руководить ими.

Формула недееспособности содержит два критерия: медицинский — «душевная болезнь» или «слабоумие» и психологический — «понимание значения своих действий или руководство ими».

Психологический критерий в действующем законодательстве (ст. 265 ГПК Украины) и литературе по судебной психиатрии времён СССР называется юридическим [8].

Этот термин является с современных позиций неудачным и не отражает содержания понятия.

И формула недееспособности, и толкование её критериев в настоящее время представляются упрощёнными, не отвечающими требованиям, предъявляемым к определению понятия. Так, в формуле используется устаревшее понятие «душевные болезни», объём, и содержание которого дискутируются. В то же время в ст.

258 ГПК Украины используется понятие «психическое заболевание». Психологический критерий без научного обоснования именуется юридическим и своим содержанием имеет отсутствие «возможности понимать значение своих действий или руководить ими», т. е.

с точки зрения учения о понятии критерий как таковой в этом случае вообще отсутствует. В приведённой формулировке психологического критерия вопросы возникают сразу к трём понятиям: «возможность», «понимать», «или».

Их детальный анализ [5] позволяет сделать вывод о научной обоснованности их замены на соответственно «способность», «осознавать», «и».

Необходимо отметить, что впервые критерий, который отражал бы степень выраженности психических расстройств, был предложен В. Х. Кандинским при обосновании им формулы невменяемости и назван им «общим» критерием [3]. В. П.

Сербский называл этот критерий психологическим, считая его основным в экспертном анализе и принципиально общим для установления как невменяемости, так и недееспособности [6]. Юридическим же этот критерий был назван в последующем, по всей видимости, для удобства пользования им как психиатрами, так и юристами.

Какого-либо обоснования данного названия, употребляемого синонимично с термином «психологический», мы в изученной литературе не встретили.

Исходя из учения о понятии, под юридическим критерием следует понимать действия, имеющие юридическое значение (как совокупность правовых отношений), предусмотренные гражданским законодательством, которые имели место в прошлом, происходят в настоящее время или могут возникнуть в будущем в жизни гражданина. Как отмечено в законе (комментарий к ст. 257 ГПК Украины), признание гражданина недееспособным возможно при условии, что оно вызывает определённые правовые последствия. Если такие последствия не наступают, то нет и необходимости ограничивать больного в правах.

Медицинский критерий недееспособности представляет собой перечень психических заболеваний, которые являются предпосылкой недееспособности.

Под душевной болезнью следует понимать текущие хронические психические заболевания, которые сопровождаются выраженным нарушением психической деятельности (расстройствами сознания, мышления, восприятия, памяти, эмоционально-волевой сферы, критики).

Слабоумие включает состояния стойкого, выраженного дефекта психики, в первую очередь интеллектуального, врождённого или приобретённого, в том числе вследствие перенесённого ранее инсульта.

Таким образом, наличие медицинского критерия недееспособности предполагает психотический уровень нарушения психики с различным сочетанием продуктивных (позитивных) или негативных (дефицитарных) расстройств [4, 7].

Психологический критерий отражает глубину (тяжесть) психических расстройств, которые имеются у лица и обозначены медицинским критерием недееспособности. Психологический критерий, в свою очередь, включает интеллектуальный (способность осознавать свои действия) и волевой (способность руководить своими действиями) компоненты.

Временное расстройство психики не включено в формулу недееспособности. Если гражданин, совершая те или иные юридические действия (сделки), вследствие временного психического расстройства не понимал их значения, суд признает недействительными только эти сделки, не объявляя это лицо недееспособным (ст. 55 ГК Украины).

Сравнивая категории «вменяемость–невменяемость» и «дееспособность–недееспособность», необходимо учитывать, что первые всегда относятся к конкретному периоду времени совершения инкриминируемого лицу деяния; вторые же — по смыслу закона охватывают все права человека. Поэтому эти понятия по значению шире и вместе с тем требуют достаточно ясных клинических обоснований, ибо установление недееспособности имеет важные социальные последствия.

Следует подчеркнуть, что вышеперечисленные категории являются юридическими, т. е. решение вопроса об их наличии либо отсутствии является компетенцией юридических органов. Вместе с тем сомнения в дееспособности, основывающиеся на данных о психической неполноценности лица, наличии у него признаков психического заболевания, разрешаются при проведении судебно-психиатрической экспертизы.

В законодательстве и современной психиатрической литературе отсутствует чёткое определение недееспособности.

Представляется возможным определить недееспособность как юридическую категорию, которая исключает возможность выполнения гражданином гражданских обязанностей и прав, вступления в какие-либо правовые отношения в связи с отсутствием у него способности осознавать значение своих действий и сознательно руководить ими вследствие хронического болезненного расстройства психической деятельности.

Соответственно ч. 1 ст.

16 ГК Украины может быть представлена следующим определением: «Гражданин, который вследствие хронического болезненного расстройства психической деятельности не способен осознавать значение своих действий и сознательно руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Украины, с установлением над ним опеки».

Гражданский кодекс. Научно-практический комментарий. — Киев: Политиздат Украины, 1981. — 639 с. Гражданский процессуальный кодекс. Научно-практический комментарий. — Киев: Политиздат Украины, 1979. — 608 с. Кандинский В. Х. К вопросу о невменяемости. — М. 1890. — 240 с. Морозов Г. В. Основные синдромы психических расстройств // Руководство по психиатрии: В 2 т.

— М. Медицина, 1988. — Т. 1. — С. 85–180. Первомайский В. Б. Невменяемость. — Киев: КВІЦ, 2000. — 320 с. Сербский В. П. Судебная психопатология. — М. 1900. — 481 с. Снежневский А. В. Клиническая психопатология // Руководство по психиатрии: В 2 т. — М. Медицина, 1983. — T. 1. — С. 80–86. Судебная психиатрия: Руководство для врачей. — М. Медицина, 1988. — 400 с.

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам

Источник: http://hyperthermia.in.ua/2015/10/05/psixicheskoe-zabolevanie-deesposobnost/

Частичная дееспособность

Частичная дееспособность

Субъективность прав и обязанностей

Гражданин может отказаться от субъективного права, но не может отказаться от правоспособности.

Способность иметь гражданские права следует отличать от обладания этими правами. Правоспособность — это лишь общая предпосылка для возникновения субъективных прав и обязанностей.

Наличие правоспособности говорит лишь о том, что лицо может обладать теми или иными гражданскими правами, например правом собственности, допустим, на автомобиль, но это не значит, что это лицо в данный момент имеет автомобиль.

Право собственности как субъективное право возникает у гражданина в результате определенных юридически значимых действий (юридических фактов), например, в результате заключения договора купли-продажи автомобиля. До покупки автомобиля гражданин обладал только гражданской правоспособностью, т. е.

возможностью иметь гражданские права и нести обязанности, а после его покупки эта возможность превратилась в реальность и он стал обладателем субъективного гражданского права — права собственности на автомобиль.

Читайте также:  Зоофобия - психология

Объем правоспособности у всех граждан одинаков. Каждый из граждан может иметь те же самые права, что и любой другой (общая правоспособность). Примерный перечень гражданских прав, которые могут принадлежать отдельным гражданам, содержится в ст. 18 ч. 1 ГК РФ.

Граждане могут:

  • иметь имущество на праве собственности;
  • наследовать и завещать имущество;
  • заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью;
  • создавать юридические лица;
  • совершать любые не противоречащие закону сделки;
  • избирать место жительства;
  • иметь права автора произведений науки, литературы и искусства;
  • иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Гражданская дееспособность

Чтобы быть полноправным участником гражданско-правовых отношений, гражданин должен обладать и дееспособностью.

Дееспособность — это способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (ст. 21 ч. 1 ГК РФ).

Возможность совершения действий, в результате которых у гражданина возникают или прекращаются определенные права или обязанности, зависит как от возраста гражданина, так и от состояния его здоровья, в результате чего в отличие от правоспособности дееспособность отдельных граждан может оказаться неодинаковой.

По объему дееспособности граждане подразделяются на четыре группы:

  • полностью дееспособные;
  • частично дееспособные;
  • ограниченно дееспособные;
  • недееспособные.

Полная дееспособность

Полностью дееспособные граждане — это граждане, достигшие 18 лет (совершеннолетние граждане), — ст. 21 ч. 1 ГК РФ.

В некоторых случаях полная дееспособность возникает до достижения 18 лет, а именно:

Вступление в брак до 18 лет

Когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший этого возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.

Снижение брачного возраста ниже 16 лет возможно только в тех субъектах РФ, где разрешено вступление в брак до шестнадцатилетнего возраста.

Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения барка до достижения восемнадцати лет.

При признании барка недействительным (например, фиктивный брак) суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом.

Эмансипация

Другим основанием для приобретения полной дееспособности является эмансипация.

Эмансипация — объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, полностью дееспособным по решению органа опеки и попечительства — с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия — по решению суда.

Основаниями эмансипации являются работа по трудовому договору или занятие предпринимательской деятельностью.

Полная гражданская дееспособность позволяет гражданам самостоятельно приобретать любые гражданские права, так же, как и принимать на себя и исполнять любые гражданские обязанности.

Частичная дееспособность

Частично дееспособными принято называть граждан, не достигших 18 лет, т. е. несовершеннолетних.

Несовершеннолетние своими действиями, т. е. самостоятельно, могут приобретать не все, а только определенный круг гражданских прав. Другие же права они вправе приобретать только с согласия родителей, усыновителей или попечителей или же только через сделки, совершаемые от их имени родителями, усыновителями или опекунами. Это зависит от возраста несовершеннолетнего.

Частичная дееспособность малолетних (от 6 до 14 лет)

За несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. Но малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать:

  • мелкие бытовые сделки;
  • сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды (подарок), не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;
  • сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Частичная дееспособность подростков (от 14 до 18 лет)

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе сами совершать сделки. Однако на это требуется письменное согласие родителей, усыновителей или попечителей (ст. 26 ч. 1 ГК РФ).

В противном случае сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 15 до 18 лет без согласия родителей, усыновителей или попечителей, может быть признана судом недействительной (ст. 175 ч. 1 ГК РФ).

В то же время несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут совершать ряд сделок самостоятельно. Сюда относятся:

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/32458.html

Понятия правоспособности, дееспособности, недееспособности

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе приобретает все большее значение в связи с постоянно возрастающим количеством дел гражданского судопроизводства.

Современное понимание гражданско-правового положения личности предусматривает максимальное соблюдение прав человека и, в частности, расширение прав психически больных. Судебно-психиатрическая экспертиза направлена на защиту гражданских прав и интересов психически больных — участников гражданского процесса.

Правовое положение гражданина, как участника гражданских отношений, определяется такими его качествами, как правоспособность и дееспособность.

Согласно закону правоспособность гражданина рассматривается как способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) и признается в равной мере за всеми гражданами.

Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ст. 17 ГК РФ).

Закон содержит примерный перечень прав, входящих в понятие правоспособности граждан: «Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной, не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права» (ст. 18 ГК РФ).

Понятие правоспособности неразрывно связано с понятием дееспособности. Под дееспособностью закон понимает способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность).

Согласно закону, дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст.

21 ГК РФ), когда человек достигает психической зрелости и приобретает достаточный жизненный опыт, что определяет его способность правильно понимать и регулировать свои поступки.

Дееспособность в отличие от правоспособности связана с определенными качествами гражданина: способностью понимать значение своих действий, руководить ими и предвидеть последствия их совершения. Эти качества зависят не только от возраста, но и от состояния психики.

При различных болезненных нарушениях психики и у человека, достигшего психической зрелости, может отсутствовать способность понимать значение своих действий и регулировать свое поведение. В подобных случаях возникает вопрос о возможности такого гражданина осуществлять свои гражданские права и исполнять гражданские обязанности, т. е. о его дееспособности.

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном законом. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун.

Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека (ст. 29 ГК РФ).

Таким образом, в законе сформулированы критерии недееспособности: медицинский — психическое расстройство и юридический — неспособность понимать значение своих действий или руководить ими. Понятие «психическое расстройство» обобщенно, суммарно объединяет многообразные по своей клинической картине формы психических заболеваний.

Симптоматика болезненных психических расстройств может быть различной по своей выраженности, глубине и тяжести. Также разнообразны варианты течения психических заболеваний.

В ряде случаев отмечается замедленный темп его развития, при котором психические изменения нарастают постепенно, длительное время не влияя на способность самостоятельно осуществлять свои гражданские обязанности. В других — имеет место неблагоприятная динамика с быстрым формированием глубоких и стойких личностных расстройств, которые определяют нарушения социальной адаптации и невозможность таких больных самостоятельно осуществлять свои гражданские права.

Поэтому установление диагноза психического заболевания еще не определяет решения о невозможности понимать значение своих действий или руководить ими.

Решающее значение имеет установление степени, глубины и тяжести диагностированных психических расстройств, определяемых юридическим критерием.

Таким образом, для признания лица неспособным понимать значение своих действий или руководить ими и самостоятельно осуществлять свои гражданские права и обязанности необходимо совпадение медицинского и юридического критериев.

Понятие недееспособности и невменяемости. Понятия недееспособности и невменяемости имеют много общего, но отождествлять их нельзя. На это указывал еще В.П. Сербский (1895), который подчеркивал, что дееспособность и способность ко вменению неидентичны.

На практике эти критерии могут совпадать, в основном только в тех случаях, где речь идет о хроническом, неблагоприятно текущем душевном заболевании, сопровождающемся глубокими, необратимыми изменениями психики.

Однако в последние десятилетия при широком применении активной терапии психических заболеваний наметилась общая тенденция к более легкому их течению с формированием стойких ремиссий и социальной адаптацией больных.

При этом особенно отчетливым становится положение о том, что не всякое невменяемое лицо является недееспособным, и наоборот. Прежде всего следует подчеркнуть различие содержания медицинского критерия этих двух понятий.

Так, медицинский критерий невменяемости включает хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие и иное болезненное состояние психики, в то время как содержание медицинского критерия недееспособности ограничивается обобщенным понятием «психическое расстройство».

В уголовном процессе при решении вопроса о вменяемости оценка психического состояния лица производится ретроспективно применительно к определенному совершенному им противоправному деянию.

В гражданском процессе при решении вопроса о возможности понимать значение своих действий или руководить ими в ряде случаев также необходима ретроспективная оценка психического состояния (например, при совершении какой-либо сделки), однако этим задачи экспертизы не ограничиваются. По делам о признании лица неспособным понимать значение своих действий или руководить ими при назначении опеки, решении вопроса о возможности поддерживать брачные отношения, принимать участие в воспитании детей и т. д. возникает необходимость оценки психического состояния лица в настоящем и определения прогноза на будущее.

Недееспособность совпадает с невменяемостью только при хронических психических заболеваниях, характеризующихся неблагоприятным, безремиссионным течением и сопровождающихся нарастающими глубокими и стойкими личностными изменениями.

Временное психическое расстройство (реактивный, интоксикационный соматогенный психоз и др.), если в этот момент больной совершил противоправное деяние, исключает его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, т. е. вменяемость.

Однако при этом не исключается способность лица понимать значение своих действий или руководить ими. Не совпадают эти два понятия и при состояниях обострения или приступа при благоприятно текущем психическом заболевании.

При совершении общественно опасного деяния в период приступа исключается способность осознавать фактический характер своих действий либо руководить ими.

Однако по миновании состояния обострения или приступа, не влекущего каких-либо последующих личностных изменений у такого больного, не утрачивается способность осуществлять свои гражданские права и нести гражданские обязанности. Существенно различаются и меры медицинского характера, применяемые в отношении лиц, признанных судом недееспособными или невменяемыми.

В отношении лица, совершившего общественно опасное деяние и признанного невменяемым, экспертное заключение должно содержать рекомендации о применении мер медицинского характера, основывающихся на анализе его общественной опасности в зависимости от его психического состояния и характера совершенных общественно опасных действий.

В отличие от этого к лицам, участвующим в гражданском процессе (истцам и ответчикам), законом не предусмотрено применение мер медицинского характера.

Исключение составляют лишь те больные, которые по своему психическому состоянию представляют особую общественную опасность и подлежат неотложной госпитализации в соответствии с показаниями, предусмотренными законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 29). В этих случаях эксперт в своем заключении должен обосновать необходимость неотложной госпитализации, которая осуществляется психиатрами по месту жительства больного.

Источник: https://psyera.ru/ponyatiya-pravosposobnosti-deesposobnosti-nedeesposobnosti_9405.htm

Ссылка на основную публикацию