Космос (философия) — психология

Начала мышления

Космос (философия) - психология

Начала мышления тесно связаны с представлением человека о некой сверхчувственной реальности, но разобраться в этой связи нам — существам, оторванным от эпохи зарождения мышления на несколько десятков тысячелетий, — крайне сложно.

Традиционную точку зрения, рассматривающую философию как акт преодоления мифа, можно дополнить положением о том, что само основание мифа, домифологическое мышление, является попыткой субъекта наделить мир смыслом, создать мировоззренческий — по сути, метафизический — концепт.

Ведь существу, только открывшему собственное сознание, тут же пришлось столкнуться с реальностью, с тем, что его время неизбежно подойдёт к концу. Вот тут-то, возможно, и начался процесс осмысления мира — как желание в той или иной форме продлить своё существование, вытеснив из сознания факт его конечности.

И произошло открытие другого, невидимого мира, определяющего саму реальность и подчиняющего её себе. Этот процесс мы и попытаемся сейчас рассмотреть. В своём анализе мы будем опираться на концепции архаического мышления Мирчи Элиаде и Люсьена Леви-Брюля, а также когнитивную и архетипическую психологию.

Древнейшая в мире наскальная живопись в пещере Шове, Франция. Изображение: Thomas T., CC licence

Мы использовали слова «мышление» и «осмысление», но оправданно ли их употребление там, где процесс конституирования бытия производился, по сути, спонтанно, без рефлексии? Такое «мышление» происходит не на поверхности сознания, а на более глубоком уровне. Пожалуй, мы не ошибёмся, назвав его бессознательным мышлением, которому присуща своя, особая логика.

Для понимания мышления человека в целом стоит определить два способа формирования представлений в сознании: наглядно-образный (допонятийный) и словесно-логический. У архаического человека преобладает образное представление, что выражается в феноменальном восприятии, которое кодирует информацию об окружающей реальности в мельчайших деталях и хранит её в памяти.

Обратной стороной этого типа мышления является подчинённость вербального представления образному, что заставляет архаического человека воспроизводить в языке мельчайшие детали воспринимаемой посредством органов чувств реальности, чтобы сделать её понятной. Попробуем объяснить на примере: если сказать первобытному человеку слово «юрта», то он не поймет, что имеется в виду.

Для понимания ему необходимо знать, где расположена эта юрта, кто её хозяин, какого она цвета и так далее. То есть мышление первобытного человека холистично, ему крайне сложно отделить часть от воспринятого целостного образа.

Можно сделать предположение о том, что язык изначально обладает привязкой к непосредственному восприятию, от которой он впоследствии освобождается, что делает возможным создание символических образов.

Холистичное мышление архаического человека пока не допускает формирование абстракций, мысль ещё не оторвана от феномена. Реальность предстаёт ему как единый взаимосвязанный универсум, в который вписан субъект, между ним и миром ещё нет различия.

Архаический человек не живёт в мире, он его переживает. Для него не существует естественных (в нашем понимании) причин, объяснения любых событий он находит в действии единой нуминозной силы, связывающей реальность в живой Космос.

Все окружающие человека феномены объясняются действием этой силы и её отношением к человеку.

Формальной логике нет места там, где сознание схватывает в едином порыве чувство и мысль, а само себя видит неотделимым от переживания мира.

События связаны между собой самым парадоксальным образом: нарушение табу может послужить «причиной» неудачи на охоте, которая произошла до самого проступка.

Необходимо подчеркнуть, что феномен сверхчувственной реальности первобытный человек воспринимал первичным по отношению к материальному миру и конституирующим последний.

Эта сверхчувственная реальность не есть нечто статичное; это не некий идеальный конструкт, а живое бытие-в-становлении, постоянно меняющее своё отношение к человеку, реагирующее на его поступки и само являющееся ему в мире. Такое видение реальности, столь сложно принимаемое разумом, выкристаллизованным за время развития западной цивилизации, было естественным для архаического человека.

Формальной логике нет места там, где сознание схватывает в едином порыве чувство и мысль, а само себя видит неотделимым от переживания мира

Где бы мы ни искали, всюду у архаических народов мы находим энергетическое представление о нуминозной силе, конституирующей Космос (табу и мана — полинезийцы, уда — пигмеи бака, вакан — индейцы сиу, оренда — ирокезы).

Эта сила определяет отношение субъекта к феноменам, как правило связанным с чем-то сакральным, с тем, что является частью невидимого мира. Этот невидимый мир воспринимается архаическим человеком напрямую, он переживает его присутствие в своём бытии.

Действие этой имманентной архаическому сознанию силы, воспринимающейся как иерофания (проявление сакрального), носит эмоционально-аффективный характер и является, по сути, дихотомичным: или благоговейное почитание, или «страх и трепет».

То, что изначально предстаёт перед архаическим сознанием как безличная сила, постепенно начинает сгущаться вокруг феноменов, чаще всего встречающихся субъекту (светила, погодные явления, растения, животные, сам человек и его бытие).

Эти феномены по закону аналогии обрастают связями (небо-дождь-оплодотворение-мужчина), между ними формируются бинарные оппозиции (солнце и луна, орёл и змея, огонь и вода). Перцептивный образ, обрастая значением, превращается в образ символический (или архетипический).

Подчеркнём, что, видимо, символические представления образуются путём синтеза информации, поступающей в сознание извне (перцептивные образы), и некой архетипической основы психики (той самой нуминозной силы, природа которой трансцендентна дискурсивному мышлению).

Образ мыслится уже не в связи с перцептивным восприятием, но в структуре аналогий и противопоставлений, заданной архаическим мышлением. Взаимодействуя друг с другом, символические образы формируют сакральный универсум, в котором человек чувствует связь «всего со всем».

Взаимодействуя друг с другом, символические образы формируют сакральный универсум, в котором человек чувствует связь «всего со всем»

Дихотомичность — разделение на противоположности — является одним из свойств мышления вообще, которое мы с лёгкостью можем обнаружить у современного человека.

Дихотомия присуща и архаическому сознанию: деление на сакральное и профанное, двойственность внутри самого сакрального, мотив разделения (например, неба и земли) в космогонических мифах, деление общины на мужскую и женскую части и так далее.

Различие между современным и архаическим мышлением состоит в том, что если современное сознание отождествляет себя лишь с одним из элементов бинера, полностью обесценив другой, то архаическое мышление пытается признать обе противоположности, уравновесить их.

Причём уравновесить, не сводя к тождеству: смерть — состояние, противоположное жизни, — наделяется иным качественным смыслом (например, дух предка, «прикреплённый» камнем-надгробием к определённой местности, делает почву плодородной); триада «день-солнце-бытие» в противоположность триаде «ночь-луна-становление».

Архаическое сознание космизирует каждый значимый феномен вокруг себя, наделяя его смыслом и не пытаясь исключить из универсума. С развитием мышления и появлением мифа между двумя противоположностями часто появляется третье представление, призванное их уравновесить (умирающий и воскресающий бог трансцендирует представление о жизни и смерти, некое андрогинное существо — разницу между полами и так далее). Заметим, что описанные выше особенности архаического мышления являют собой лишь некий очень обобщённый принцип: при разборе конкретных примеров неизбежно обнаружатся отклонения.

Что же разрушило эту первичную согласованность в бытии первобытного человека? Мы уже говорили о том, что архаическое сознание было трансцендентно природе, оно находилось в мире сверхчувственных представлений. В мире, затопленном неким неуловимым для нас смыслом, где не было места случайности и не было разрыва, через который человек может увидеть сам себя.

В таком пространстве не может появиться осознание себя как индивида.

Но что делает возможным это осознание? Что позволило человеку усомниться в данных изначально коллективных представлениях и предложить свои собственные? Традиционная точка зрения, гласящая, что развитие сознания происходило в результате освоения новых орудий труда и усложнения языка, только затуманивает сам вопрос.

Попробуем предположить, что само появление осознания связано с неким нуминозным опытом, проявляющимся в различных формах. Если целью религиозных практик и ритуалов в архаических обществах было введение сознания в экстаз (выход за пределы себя), то противоположное состояние, крайнюю степень этого нового переживания мира можно описать как энтаз (возвращение к себе), медитацию.

Появился разрыв между человеком и космосом. Особенно ярко это выражено в индуистской философской школе санкхья, где Дух (Пуруша) мыслится полностью пассивной субстанцией в противоположность Природе (Пракрити).

Сходные тенденции наблюдались и в Древней Греции и достигли пика в эпоху Сократа.

Действительно, до Сократа феномен человека не привлекал к себе большого внимания, но уже тогда философов стало завораживать загадочное Бытие (и Небытие), которое они чувствовали особенно остро: тёмный логос Гераклита, менее всего походящий на изречённое слово, с одной стороны; и мышление Парменида, которое являет нам Бытие и опирает себя на него, — с другой. Древние философы всё ещё были охвачены чувством мистической сопричастности, но они уже открыли, что осмысление Космоса и есть созидание человека.

Источник: http://eroskosmos.org/inception-of-thought/

Психология человека в космосе

Психология человека в космосе

08.02.2006

Валентин Лебедев с бортовым глобусом звездного неба.

Не оборачивается тот, кто устремлен к звезде.
Леонардо да Винчи

Уходя все дальше и дальше в космос, человек когда-то останется там, и как тогда сложатся его отношения с Землей? Претерпит ли изменения наше природное начало или мы сохраним его, несмотря на то что появятся новые формы жизни? Создаст ли это проблемы для Земли или пойдет ей во благо? Чем дальше человек будет уходить в космос, тем сильнее он будет изменяться. Это как эхо, оно зависит от звука и от окружающей среды, и мы, не зная ее, будем вынуждены полагаться в своих ожиданиях на тех, кто вернется. Чтобы разобраться в этом клубке непростых проблем, надо уже сегодня спрогнозировать характер распространения и заселения космоса, опираясь на богатый опыт обживания Земли.

Конец диалога с Космосом?

Сегодня, стремясь на другие планеты, мы обязаны с высот исторической ответственности перед будущим осмыслить свой опыт освоения космоса, понять, как он повлиял на нас, чего мы не смогли предусмотреть и что упустили, что приобрели в знаниях и чего не смогли бы узнать без участия человека.

Ответив на вопросы, как выглядит Земля со стороны, каковы ощущения космоса и как оттуда смотрится бездна Вселенной, космонавты удовлетворили многовековое любопытство людей.

На этом живой диалог человека с космосом закончился, и мы сосредоточились на развитии возможностей техники, а о своем предназначении как разумных существ так и не задумались.

В результате человек оказался приложением к технике, исключив себя из процесса познания. Кроме обустройства жизни в невесомости, рывка в знаниях не получилось.

Поэтому если задуматься – на что повлияла деятельность человека в космосе, то можно говорить о совершенствовании техники, о новом взгляде на Землю как космический объект, о способности адаптации организма к условиям космоса, о международном сотрудничестве, и, пожалуй, все. До сих пор мы не можем определиться, ради чего туда идем и что нас там ждет.

Основоположники космонавтики, одержимые стремлением открыть дорогу в космос, доказав саму возможность осуществления пилотируемых полетов, так и не разобрались, кто должен по ней идти.

Не поняв этого, о каких межпланетных полетах человека можно говорить? Такая глобальная цель, кроме огромной концентрации усилий – технологических, научных, финансовых, – требует ответа на вопрос: чего мы ждем от тех, кому доверим наши надежды? Для этого требуются объединенные усилия всех заинтересованных стран.

Решая эту проблему, необходимо по-иному взглянуть на человека. Способен ли он проникнуться заботами цивилизации, понять наше место как разумных существ в мире Природы, способен ли вырваться из своего времени?

Никита Холоп при Иване Грозном, сделав крылья, сиганул с колокольни Александровской слободы, улетев за речку.

Но даже царю, казнившему его за дерзость пойти против Божьей воли, не дано было заглушить тягу души воплотить мысль о покорении неба.

Люди, подобные Никите Холопу, соединяя в себе подвижничество, талант и конкретные достижения, готовы идти «вопреки». У них есть вера в свое предназначение. Это те, у кого есть своя путеводная звезда.

Такие есть и сейчас, но они заслонены суетой своего поколения, а потому бегут от повседневности в мир стихий, опасности, лишений, чтобы утвердить себя, а значит, и нас с вами. Они в одиночку покоряют океан, совершают облет Земли, пробиваются к полюсу.

А кто-то, чтобы разобраться в своем времени, обращается к прошлому, решаясь обойти земной шар, пересечь Атлантику на лодке или самолете прошлого века.

Каждая такая попытка – это прежде всего стремление к познанию себя, а потому все их ощущения, осмысление необходимости поставленной цели интересны и захватывающи для всех на планете.

Кому лететь на Марс

Этот психологический посыл должен быть присущ и тем, кто отправится в глубины космоса.

Но претендентов на эту роль надо искать смолоду, ориентируясь на такое сочетание свойств личности, как аналитический ум, богатый духовный мир, коммуникабельность, воля, стремление понять свое назначение на Земле.

Это люди, у которых творческий настрой сочетается с умением жить и работать в команде, добиваясь цели. Тогда, при наложении на эту основу профессиональных знаний и навыков, можно быть уверенным, что будет достигнут необходимый для такой миссии сплав свойств.

Но сегодня в науке нет даже подходов к решению этой проблемы. Все свелось к подбору людей на соответствие определенным профессиональным требованиям, а личностные качества выпадают из поля зрения, так как судить о них не способны те, кто не способен судить себя сам.

Здесь многое зависит от подбора специалистов на эту работу, от их способности к объективным оценкам, исключающим предвзятость, влияние фактора типа «нравится – не нравится». Этот процесс должен быть обоюдным, с правом самого испытуемого на доверие к тем, кто его изучает.

В экспериментах, которые имитируют полет на Марс, можно понять психофизиологические характеристики испытателей. Однако переносить результаты этих исследований на конкретных кандидатов на полет нельзя, так как есть множество индивидуальных особенностей, которые в таких экспериментах выявить невозможно.

Эту задачу тестами не решить, она предполагает изучение всего жизненного пути: насколько человек был самостоятелен в выборе профессии, как строит свои отношения с окружающими, степень открытости, готов ли отстаивать свою точку зрения ради дела, склонен ли признавать свои ошибки, недостатки и насколько податлив к воздействию общепринятого мнения.

Иначе результат даже столь масштабных экспериментов в реальном полете может оказаться отрицательным, и наоборот.

Инерция сложившейся системы подготовки препятствует пересмотру ее содержания в свете новых задач, которые придется решать космонавтам в дальнем полете.

К тому же отбирать кандидатов придется из тех, кто приобрел опыт околоземных полетов в разных экипажах, включая соотечественников и зарубежных партнеров, исходя из того, насколько они были инициативны, как реагировали на нештатные ситуации и выходили из них, насколько были последовательны, гибки и способны на компромисс ради общего успеха.

Сегодня уже есть возможность сформировать набор критериев, позволяющих спрогнозировать поведенческие ситуации в дальнем полете, отталкиваясь от того материала, которым мы располагаем.

Например, можно проанализировать, как люди взаимодействуют в разных обстоятельствах на Земле: при выработке технических решений, при подготовке экспериментов.

Можно выявить наклонности каждого – организационные, интеллектуальные, склонность к анализу, проявлению смекалки, умение работать руками и т.д.

Читайте также:  Естественность в эстетике - психология

В разных сочетаниях состава экипажа, меняя роли (в одном экипаже – лидер, в другом – ведомый), можно понять, в каком качестве лучше использовать конкретного претендента в космическую экспедицию. А затем, в ближних полетах, уточнить, насколько достоверны эти оценки. Располагая такой группой можно подобрать тех, кто наиболее подходит для межпланетного полета.

Общее пространство интересов

Но отвечать необходимым профессиональным и человеческим требованиям – еще не значит быть личностью, она раскрывается только во взаимоотношениях с обществом. Чтобы отстаивать убеждения, человек должен находиться в согласии со своим внутренним «я». Это качество глубинно, и его не всегда легко разглядеть.

Если профессиональный уровень и состояние здоровья доступны объективной оценке, то внутреннее согласие, когда поступки соответствуют убеждениям, оценкам не поддается. Это обстоятельство нередко формирует ложный образ. Способность человека к сохранению внутреннего согласия позволяет, преодолевая препятствия, не изменять себе.

Это опора его психической и нравственной устойчивости, балансир, удерживающий в равновесии. Человек, находящийся в гармонии внутреннего согласия, меньше подвержен негативным воздействиям: проходя через них, он как бы со стороны оценивает и корректирует свое поведение.

Тогда на него начинают полагаться в коллективе, где каждый зависит от другого.

Создать прочную оболочку, связав экипаж воедино, может только общее пространство интересов и поиска решений. Для этого требуется интеллектуальная свобода, не зажатая множеством ограничений, и устойчивая психика.

Людей с непробиваемой логикой и психикой любая серьезная ситуация может загнать в ступор из-за ограниченности располагаемого поля поиска решений! Чем больше человек загружен готовыми рецептами, тем уже простор для собственных идей, мыслей, так как будет преобладать поиск путем их перебора из уже имеющихся. В особо опасных ситуациях люди, несомненно, должны быть вооружены вариантами решений.

Сформировать экипаж так, что каждый его участник в отдельности будет почти безупречен, еще не значит, что члены экипажа смогут найти друг в друге то, что их сближает.

Важно, чтобы мир каждого был привлекателен для других, чтобы «выходные линии связи» каждого дополняли друг друга, способствуя успеху.

Тогда при длительном взаимодействии они обеспечат комфорт в общении, разгружая накапливающуюся усталость, снимая претензии и раздражения как при спокойном течении событий, так и в аварийных ситуациях.

Здесь многое зависит от того, насколько каждый будет свободен в поиске и отстаивании своего варианта, подобно знатокам в передаче «Что? Где? Когда?», умея слушать, думать, говорить, высказывая свое мнение, признавать выбор старшего, что доступно единомышленникам. В такой среде всегда есть повод для общения, каждый несет свое, индивидуальное, и тем он привлекателен.

Интересная творческая работа, хоть и с большим напряжением, компенсирует слабости и недостатки, разгружает психику, а чисто исполнительская ее напрягает. Поэтому в дальнем полете необходима постоянная подпитка энергией достижения результатов, приносящих удовлетворение.

Кто знает больше в силу своего образования или увлеченности, будет заполнять пробелы других. Кто слабее, будет испытывать благодарность за узнавание нового в среде доброжелательности при отсутствии претензий на исключительность.

Здесь главное – разнообразие объединяющих связей.

Однако существует и такой тип психики, когда человек прячет свое незнание, маскируя недостатки. С ними трудно, и если попытки идти им навстречу не находят ответа, то пропадает желание с ними общаться. Отгораживаясь барьером замкнутости, они концентрируют на себе все негативное.

Когда человеком начинают управлять недостатки, слабости, у него нарастает агрессия с оправданием себя в неприятии других, и он выпадает из круга. Теперь уже, не желая того, те, кто рядом, от него будут изолироваться, если он не найдет в себе сил преодолеть свое отчуждение.

В таком случае начнет разрушаться климат доверия и легкости общения.

С Земли отрегулировать отношения, когда потерян защитный иммунитет ответственности за общее дело, может оказаться невозможным. Здесь многое будет зависеть от того, как организована поддержка экипажа с Земли. Ведь ощущение опасности вблизи берега и на удалении от него разное. Поэтому многое будет определяться теми специалистами, кто будет находиться на связи с экипажем.

Экипаж – братство кольца

В полетах конфликтные ситуации неизбежны. Весь вопрос в том, как они будут пробиваться наружу при расходовании жизненных сил, когда по мере удаления от Земли будет уменьшаться ее влияние.

Это как капля, растекающаяся по поверхности, неровности которой при утончении слоя будут пробивать его целостность. Напряжение, недостаток выдержки, усталость, нездоровье могут вызвать «замыкание».

Но оно не будет разрушительным в среде единомышленников, доверяющих и поддерживающих друг друга. У каждого должен быть свой запас прочности.

Представить это можно как кольцо держащихся за руки людей. Если кто-то разомкнет его в силу каких-то мотивов, все будет зависеть от того, как сработает реакция связки.

Экипаж, способный сохранять целостность кольца, воздействуя на того, кто его разрушает, – устойчив. Но может оказаться, что возобладают противоречия, взаимные претензии, которые приведут к разделению.

И тут неизвестно, что возьмет верх – силы связки или стихия выяснения отношений.

Возможны два варианта устойчивого экипажа. Один, где деятельность ограничена функциями технического обеспечения полета и поддержания жизнедеятельности членов экипажа, когда обязанности каждого строго формализованы рамками полетной документации. Другой, когда, кроме сказанного, востребована творческая сторона человека.

В первом варианте деятельность каждого ограничена кругом функциональных задач, и в этом отношении все равны. Этот вариант хорошо изучен, но его можно роботизировать. Во втором варианте при тех же обязанностях каждый несет нагрузку своей творческой индивидуальностью, поэтому все разные. Этот вариант – непаханое поле.

Чем разностороннее люди, тем они легче адаптируются к изменчивым условиям и тем легче им оценить складывающуюся ситуацию.

Увлечения – это своего рода вклад каждого в общую копилку общения, они скрашивают жизнь.

При этом очень важно наличие в команде тех, кто способен снимать напряжение легкостью характера или удерживать от разногласий своей нейтральной позицией и приверженностью к порядку, утвержденному на Земле.

В полете, несмотря на то что людям свойственно подвергать сомнению действия лидера и его решения, – уставные отношения, авторитет командира должны быть незыблемы, как каркас устойчивой системы.

Когда такие отношения выстроены, можно идти в дальний полет, цель которого не только в том, чтобы долететь и вернуться, а, ежедневно сохраняя среду творческого настроя на работу, поддерживать интерес каждого к познанию происходящего ради достижения общих результатов.

Это тот капитал, которым придется отчитываться перед обществом, а не только техническими достижениями, так как потребуется ответ на вопрос: зачем все это надо было? Ведь кто согласится оплачивать простой пересказ увиденного даже мужественными созерцателями полета на Марс протяженностью в полтора года? Межпланетный полет подразумевает готовность людей к встречам с неожиданным, их способность увидеть и принять новые знания. Тогда ожидания человечества будут не напрасны.

Космический канООН

История всех экспедиций на Земле свидетельствует, что у первопроходцев всегда была надежда на открытия, которые впоследствии либо подтверждались, либо опровергались, но всегда приоткрывали окно в мир нового, давая толчок движению мысли.

Так, открытие противотечения Гольфстриму в корне сломало выстроенные модели, устоявшиеся взгляды на формирование климата. Поэтому те, кому мы доверим межпланетные полеты, должны взять на себя обязательства перед народами Земли принести свой взгляд, свои впечатления о всех сторонах полета.

Тогда люди будут завороженно следить за его ходом в диалоге с теми, кого они выбрали, и узнают – есть ли смысл стремиться в космос или же лучше, оставаясь на Земле, признать ее как единственное место обитания и сосредоточить усилия в исследовании вселенского пространства с помощью технических средств, оснащенных искусственным интеллектом.

Есть и другая опасность: со временем космонавтов, руководимых интересами планеты, могут подменить те, кто, располагая огромными средствами, воспользуется плодами общих достижений в своих интересах, подобно нынешним туристам, оказавшимся на Международной космической станции, имеющей статус исследовательской. Не выработав канонов дальних полетов, можно породить элиту, чьи интересы сведутся к созданию собственного мира.

За освоение космоса мы все в ответе. Нельзя допустить, чтобы с высот технологических возможностей у кого-то могло возникнуть искушение «диктовать» и управлять другими. Чтобы этого не произошло, национальные космические программы необходимо обсуждать с мировым сообществом и, пользуясь результатами реализации этих программ, ограничить создаваемые угрозы.

В космос надо идти вместе, осознав себя людьми планеты, тогда все познают состояние сопричастности и поверят, что это принесет народам Земли благополучие и спокойствие.

Для этого необходим Международный центр пилотируемых полетов под флагом ООН, куда страны могли бы отправлять на подготовку своих представителей.

Его задача – интеграция мировых научно-технических достижений и познание целей земной цивилизации в космосе.

Послеполетное медицинское тестирование.
Фото из архива Валентина Лебедева

Слушатели из разных стран мира, имея возможность погрузиться в среду, насыщенную передовыми идеями в области науки, технологий, космической политики и права, изучая историю космонавтики, развития техники, историю Земли как планеты и цивилизации, могли бы формировать свое мировоззрение, опираясь на общечеловеческие ценности.

Тогда философия проникновения в космос, его заселения, обживания будет вырабатываться консолидированными усилиями всех стран, с теми, кому предстоит стать непосредственными участниками этих проектов.

Международный центр пилотируемых полетов, связанный соглашениями со всеми национальными центрами исследования космоса, координируя их программы, располагая квотой, как в людях, так и в размещении приборов, сможет формировать собственные программы, обеспечивая заказ техники, средств выведения, исследовательской аппаратуры и подготовку космонавтов, объединив страны кодексом духовной ответственности перед планетой.

Тогда космонавты станут своеобразными центрами кристаллизации формирования планетарного общества. В них человечество увидит свой эталон посланцев в будущее, которые помогут определить новые рубежи, сколь бы фантастическими они ни казались, понять, как с проникновением в просторы космоса, подобно эволюционному переходу жизни из воды на сушу, будет меняться наше сознание.

Замахиваясь на обживание планет Солнечной системы, мы должны ответить себе на вопрос: готовы ли мы выйти за околицу нашей планеты, не навредив, а гармонизируя взаимодействие с незнакомой средой, чтобы ход событий развивался в прогнозируемом русле цивилизации новых возможностей.

Источник: http://www.ng.ru/science/2006-02-08/14_psychology.html

Психология в открытом космосе

Психология в открытом космосе

Стремление выйти за границы привычного для человека пространства, будь то развитие своих способностей или полеты в космос, неоднократно было объяснено с точки зрения психологии.

Различные ученые видели в жажде открытия новых горизонтов как безудержные нарциссические драйвы, так и аутентичные всем людям побуждения к обретению больших смыслов.

Но психологическая наука способна не только на интерпретацию наблюдательных фактов.

С первыми пилотируемыми полетами в космос возникла острая необходимость учитывать различные особенности функционирования психики в совершенно непривычных для человека условиях.

Космос — это весьма недружелюбная среда для космонавтов, которым приходится сталкиваться с монотонностью, микрогравитацией, шумом работы корабля и потенциальной опасностью космического вакуума.

Все эти угрозы носят не только физический характер, но и оказывают серьезное воздействие на психику человека.

Развитие технологий позволило в разы увеличить длительность полетов, что привело к появлению дополнительных психологических вызовов таких, как изоляция, замкнутое пространство, разлука с семей и близкими, а также проблемы в общении с другими участниками команды.

Ведь если первый полет в космос длился всего 108 минут, то самое длительное пребывание космонавта на орбите уже превышает 14 месяцев.

Запланированная миссия на Марс займет два с половиной года, а возможный полет к Юпитеру четыре с половиной года.

Столь длительное пребывание в космосе ставит перед психологами не только задачи отбора наиболее психологически устойчивых космонавтов, но и разработку специальных упражнений, помогающих справиться с психологическими трудностями прямо на орбите.

Ведь с физическими тяготами и лишениями космонавты справляются достаточно легко, поскольку они ожидают от пребывания в космосе больших сложностей, чем есть на самом деле.

А вот психологические трудности преодолеть не так-то просто, если еще и учесть, что чем продолжительней пребывание в космосе, тем большую роль играет психологический фактор.

Например, проблемы межличностного общения команды во второй половине миссии увеличиваются на 20% (Stuster, 2010), а согласие внутри команды связано с поддержкой со стороны командира миссии (Boyd et al., 2009).

Наряду с этим никто своими глазами еще не видел Землю размером с пятирублевую монету на небе.

Такое удаление от родного дома может вызвать чувство страха, тревоги или отчаяния, с которыми придется разбираться посреди просторов космоса.

Депрессия одного из членов команды, как это ни странно, в некоторых случаях является причиной сокращения срока миссии и досрочному возврату команды на Землю.

Все описанные выше трудности пилотируемых полетов формируют запрос для профессиональных психологов, выражающийся в разработке способов подбора команды космонавтов, предполетной психологической подготовке, психологической поддержке во время пребывания в космосе и постполетной реадаптации к земным условиям (Kanas, 2015).

До полета возникает необходимость в оценке психологической совместимости космонавтов и их психосоциальном обучении.

Во время полета необходимо задуматься о способах психологической поддержки космонавтов и методиках разрешения межличностных конфликтов.

Постполетная реадаптация должна быть направлена на устранение симптомов психических расстройств, например, депрессии и фасилитацию процесса включения в земную жизнь.

Позитивная психология вполне эффективно может применятся не только на земле, но в космосе, давая ответы на все многие из этих запросов.

Профессия космонавта, как и любая другая, требует от человека не только наличия профессионального опыта и навыков, но и определенных личностных характеристик.

Например, профессиональные военные отличаются такими развитыми позитивными чертами характера, как: искренность, оптимизм, храбрость, упорство и причастность к общему делу (Matthews, 2006).

Определение ключевых черт характера для профессии космонавта может внести существенный вклад в процедуру личного отбора.

Читайте также:  Вертикаль власти - психология

Кроме того, весьма высока вероятность того, что люди с одинаковыми развитыми позитивными чертами лучше понимают друг друга, хотя такое утверждение требует эмпирической проверки.

Наряду с этим в позитивной психологии известно, что субъективное благополучие является важным фактором, связанным с психологической устойчивостью и стрессом, как таковым (Lyubomirsky, King, Diener, 2005).

Наличие надежных стандартизированных опросников, позволяющих определить уровень субъективного благополучия человека, также может внести свой вклад в процесс отбора команды для полета в космос.

Позитивные психологические интервенции (ППИ) вполне могут справиться с задачей поддержки психологически комфортного состояния космонавтов в течение полета.

Такие интервенции можно применять самостоятельно без какой-либо помощи со стороны психолога (Sin, Lyubomirsky, 2009).

Фокусирование внимания на позитивных аспектах повседневной жизни, трансцедентном опыте присутствия в космосе или ощущении благодарности по отношению к своим близким вполне могут быть использованы космонавтами в качестве упражнений.

Boyd, J.E., Kanas, N.A., Salnitskiy, V.P. et al. (2009). Cultural differences in crewmembers and mission control personnel during two space station programs. Aviation, Space, and Environmental Medicine, 80, 1–9.

Lyubomirsky S., King L., Diener E. (2005). The benefits of frequent positive affect: Does happiness lead to success? Psychological Bulletin, 131, 803-855.

Matthews, M. D., Eid, J., Kelly, D., Bailey, J. K. S., & Peterson, C. (2006). Character strengths and virtues of developing military leaders: An international comparison. Military Psychology, 18, pp. 57-68.

Sin N.L., Lyubomirsky S. Enhancing well-being and alleviating depressive symptoms with positive psychology interventions: A practice-friendly meta-analysis // Journal of Clinical Psychology. – 2009. – Vol. 65. – pp. 467–487.

Stuster, J. (2010). Behavioral issues associated with long-duration space expeditions. Houston, TX: NASA/Johnson Space Center.

Поделитесь с друзьями.

Источник: http://pospsy.ru/psihologija-otkrytom-kosmose/

Курс: Философия об обществе, человеке и ценностях — Человек и космос — Безумная гонка

Курс: Философия об обществе, человеке и ценностях - Человек и космос - Безумная гонка

Страница 18 из 32

Человек и космос

В первом пособии мы выяснили вопрос возникновения и сущности сознания (мышления) человека. Нельзя также обойти вниманием и другой, не менее важный вопрос — распространенности «сферы сознания», включающий прежде всего проблему вечности или  конечности сознания.

На этот счет в философии и космологии существуют разные мнения: согласно так называемым финалистским концепциям — любая цивилизация (а, значит, и сознание) во Вселенной существует непродолжительное время и погибает по внутренне присущим ей причинам: «ничто не длится вечно».

Применительно к земной цивилизации это неумение справиться с экологическими проблемами, опасность ядерной войны и др.

Согласно антифиналистским концепциям сознание, однажды возникнув, становится неуничтожимым космическим феноменом.

Согласно так называемому антропному принципу — существование человека является обязательным условием эволюции космоса: во Вселенной должна возникнуть разумная обработка информации, однажды возникнув, она никогда не прекратится.

В частности гипотеза «космогалактического кода» сознания исходит из идеи закодированного хода развития Вселенной на начальной стадии эволюции. То есть, уже в момент взрыва (начала Вселенной) были определены физические законы, мировые константы Вселенной, одной из которых и является сознание.

Так в гипотезе «голографической (объемной) Вселенной» ее эволюция представлена в виде восходящих ступеней, где каждый последующий этап есть углубление предыдущего и включает в качестве начальных условий свой набор структурных единиц (первокирпичиков). У самой первой галактической ступени (образование галактик) таким структурным основанием являются элементарные частицы, у звездной ступени — атомы, у планетной — молекулы, у биологической -клетка, у социальной — человек.

Вышеперечисленные этапы-ступени существования Вселенной взаимосвязаны друг с другом, при этом особенно важной является структурная соотнесенность человека и космоса.

Долгое время наука и философия, сосредоточившись на изучении геометрической и физической сущности Вселенной, или исключали человека из схемы мироздания, или, провозгласив его центром мироздания, на самом деле не видели этой тесной взаимосвязи человека и космоса (природы).

Тем не менее, человек изначально находится в условиях, когда в силу самого факта своего существования он постоянно вынужден проверять природу на «человечность». С этой целью он использует все доступные ему средства, в том числе и философию.

Так, уже античное мышление было обращено к космосу и природе и, вместе с тем, к человеку постольку, поскольку он связан с ними. Проблемы взаимодействия человека и космоса так или иначе разрабатывались на всем протяжении истории философии.

Большой вклад в разработку проблемы «человек и космос» внесли русские космисты. Русских космистов по существу интересовали: 1) сохранение природной среды, 2) человеческое братство, 3) выход в космос.

Русские космисты показали, что появление человеческой цивилизации было результатом закономерной природной логики развития Вселенной; в человеке заложена некая космическая миссия управления эволюцией Вселенной, реализовать которую он сможет, предварительно преодолев различного рода земные социальные антагонизмы.

В русском космизме обосновывались принципы нового отношения человека к природе, здесь имел место переход от коэволюции человека и биосферы к коэволюции человека и Вселенной.

Обобщение огромного статистического материала показало, что биологические и психические стороны земной жизни связаны с физическими явлениями космоса: подобно чуткому нервному узлу, каждая живая клетка реагирует на ту «космическую информацию» (термин введен Вернадским), которой пропитывается вся Вселенная.

Поэтому имеет место тесная связь между Вселенной и человеком, Вселенной и человечеством: Вселенная развивается, должен развиваться и человек. В свою очередь, развитие человека и человечества влияет на развитие Вселенной.

Космисты сумели соединить заботу о большом целом — Земле, биосфере, космосе с глубочайшими запросами высшей ценности — конкретного человека. Недаром важное место здесь занимали проблемы, связанные с преодолением болезней, смерти, достижением бессмертия.

У русских космистов человек был сведен с его трона исключительности (как это было в европейской философии). Будучи одной из органичных составных частей и этапов развития космического целого, человек везде демонстрирует свое родство с другими живыми формами и силами, что налагает на него огромную ответственность.

По существу русские космисты вплотную подошли к осознанию проблем, получивших впоследствии название глобальных, опередив тем самым свое время.

Данные современной науки позволяют убедительно и аргументировано развернуть тезис-формулу: «человек-микрокосм».

Современные ученые настойчиво разрабатывают идею, что не только возникновение жизни, но ежеминутное, ежесекундное функционирование живых организмов невозможно без постоянного взаимодействия с космосом: солнечные бури, электромагнитные излучения, излучения, идущие из космоса, влияют на клетки, нервную и сосудистую системы организмов. Данные науки свидетельствуют также о том, что ритм и периодичность управляют Вселенной, живыми организмами, социальными явлениями.

В конце XX века все большее развитие получает синергетика — наука о сложном, о том, как в хаосе устанавливается определенный порядок, который, однако, рано или поздно разрушается.

Интересно, что как в установлении, так и в разрушении порядка огромную роль играют маленькие воздействия (флуктуации).

Благодаря этим воздействиям система в одних случаях приобретает упорядоченность, в других эта упорядоченность, исчерпав себя, разрушается, при этом система попадает в состояние неустойчивости.

Смена режимов устойчивости и неустойчивости происходит в системах, где есть подвод вещества, энергии и информации. До развития синергетики наука рассматривала отдельно хаос и порядок, причем основное внимание уделялось именно порядку, ибо его можно описать относительно простыми математическими уравнениями. Синергетика выявляет пути зарождения в хаосе порядка, его поддержания и распада.

Откуда все взялось – космос, звезды, планеты, жизнь, сообщества людей? Современные ученые отвечают на этот вопрос следующим образом. Где-то 15 млрд лет назад вакуум оказался в неустойчивом состоянии.

Произошел Большой взрыв, вакуум разогрелся до 1019 градусов Кельвина. При такой гигантской температуре не могли существовать современные молекулы и элементарные частицы.

Взорвавшийся вакуум стал расширяться и вследствие этого охлаждаться.

Уже в первую секунду произошло очень много явлений, в частности появилось вещество, началось образование химических элементов. Позднее возникли звезды и планеты. Биологическая эволюция началась на нашей планете около 4 млрд лет назад.

Примитивный человек возник несколько миллионов лет тому назад. Лишь последние 100 тыс. лет наши предки стали способны к членораздельной речи, мышлению, широкому использованию орудий труда. Возраст цивилизации составляет всего около 20 тыс.

лет.

Не Бог, а случайности, утверждает современная наука, привели к образованию тех упорядоченностей, от законов физики до наших ценностей, которые вызывают столь большое удивление своей закономерностью.

Интересно, что возникновение жизни могло бы не состояться, если бы мир оказался пусть даже в весьма незначительной степени другим.

Крайне специфические условия обеспечили возможность появления жизни и ее последующую эволюцию.

Космос, природа таковы, что они обладали и обладают возможностью порождать живые организмы и человека как существо социальное по своей сути.

Источник: http://www.madrace.ru/osnovi-filosofii/kurs-filosofiya-ob-obschestve-cheloveke-i-tsennostyach/chelovek-i-kosmos

Философские представления о месте человека в Космосе

Философские представления о месте человека в Космосе

Без нашего активного участия в наблюдении и описании Вселенной, в определенном смысле она все-таки не существует. Потому что когда я говорю, что она существует в том смысле, что она может нас разрушить или причинить нам некие механические неудобства, это тоже касается некоторой грубой формы взаимодействия Вселенной с нами, наблюдателями.

Но наблюдатель необходим для того, чтобы Вселенная как таковая проявилась. По-видимому, все основные занятия современных естественных наук касаются проблемы соотношения наблюдателя (а понятие наблюдателя включаются и разного рода приборы, которые помогают нам в наблюдении) и наблюдаемого.

С этой точки зрения мир – это наблюдаемое, это то, что является предметом наблюдения для наблюдателя, возникновение которого предположено в начале существования мира. Мир как бы не только создавал квартиру, в которой кто-то мог бы поселиться, мир как бы ждал, что наблюдатель придет, повесит на стены картины, расставит мебель и т.д.

Всем этим занимается наша культура. А без этого Вселенная в каком-то смысле оставалась бы, в лучшем случае, неполной.

24 — Основные идеи психоанализа З. Фрейда.

Основным понятием его учения является «бессознательное» специфический объект глубокого психологического и социально-философского исследования.

Фрейд постулирует первичность бессознательного по отношению к сознанию, и принципиально критикует позицию, представляющую бессознательное как низшую форму психической активности, преодолеваемую благодаря возникновению сознания.

Бессознательное — это вся совокупность психических явлений и процессов, лежащих вне сферы разума, неосознаваемых и неподдающихся сознательному волевому контролю. Сознательные содержания могут забываться, подавляться или вытесняться в бессознательное.

Забываться может любое психическое содержание, вытесняются, как правило, тягостные воспоминания, а подавляются те психические содержания и функции, которые квалифицируются как негативные. Граница между сознательным и бессознательным размыта, существуют такие психические явления, которые мигрируют из сферы сознания в бессознательное, и наоборот.

Для того чтобы обозначить границу между сознательным и бессознательным, 3. Фрейд вводит понятие подсознания. Подсознание — это те бессознательные психические явления, которые связаны с переходом на уровень сознания. Бессознательное прорывается наружу в виде сновидений, полугипнотических состояний, оговорок, описок, ошибочных действий и т.п.

Именно по этим следствиям работы бессознательного мы узнаем о его природе, содержании и функциях.По мнению 3. Фрейда, бессознательное имеет биологическую природу. Его главной функцией является охранительная. Бессознательное уменьшает нагрузку на сознание со стороны негативных и тягостных переживаний.Бессознательное структурировано в виде комплексов.

Комплекс — устойчивая психическая структура, которая складывается вокруг определенного переживания. Комплексы формируются под влиянием многих личных факторов и обстоятельств жизни, затем вытесняются в бессознательное и могут стать причиной психических заболеваний. Психоаналитическая методика 3.

Фрейда как раз и направлена на выявление комплекса, доведение его до уровня сознания и тем самым облегчение страданий человека. 3. Фрейд считал, что способом выявления и разрушения комплекса является методика свободных ассоциаций и толкования сновидений.3. Фрейд предложил собственную модель субъективности, в которой представлены как сознательная, так и бессознательная сферы. Структура субъективной реальности выглядит следующим образом:«Оно» — глубинный слой бессознательных влечений личности, в котором главенствует принцип наслаждения; «Я» — сознательная сфера, посредник между бессознательным и внешним миром, в сознательной сфере действует принцип реальности;«Сверх-Я» — установки общества и культуры, моральная цензура, совесть.

26 — Философская герменевтика и феноменология.

Герменевтика — способ философствования, центром которого является интерпретация, понимание текстов. Герменевтика в качестве философского направления возникла в середине XX века. Герменевтические идеи обнаруживаются в учениях разных философов, принадлежащих самым разным направлениям: в философии воли Ф. Ницше, философии жизни В.

Дильтея, феноменологии Э. Гуссерля, экзистенциальной онтологии М. Хайдеггера. Собственно философская герменевтика связывается с именами ХансаГадамера, Поля Рикера и др. В качестве методики толкования текстов герменевтика возникла еще в Античности, в XIX в.

в учении Фридриха Шлейермахера она сформировалась в качестве общегуманитарного метода, а в XX в. обрела статус философской теории. Философская герменевтика сконцентрирована на онтологической и гносеологической проблематике. Основные понятия герменевтики — текст, понимание, диалог и др.

Любая культурная и человеческая реальность рассматривается как текст, который должен быть прочитан и понят. Понимание — постижение смысла культурных явлений и событий. Для достижения понимания вводится ситуация диалога между автором текста — создателем той или иной знаковой системы, и ее читателем, интерпретатором.

Для того чтобы понимание состоялось, оно должно опираться на дорефлексивные, дорациональные структуры, которые обозначаются терминами «предпонимание», «предзнание», «предрассудки», «традиция» и т.п.

Понимание имеет универсальный характер, в онтологических версиях герменевтики оно определяется как способ существования человека в мире, в гносеологических — как эпистемологическая процедура постижения смысла. Герменевтический метод применяется не только в сфере философского знания, но и в социологии, психологии, других науках о культуре и человеке.

Феноменология — влиятельнейшее направление в философии XX в., связанное с именем Эдмунда Гуссерля. Основной проблематикой феноменологии является онтологическая и гносеологическая. Феноменологию иногда характеризуют как разновидность интуитивизма, поскольку предметом философского познания Э.

Гуссерль считает чистые сущности, интуитивно усматриваемые в потоке сознания. Предшествующую философию немецкий философ называет наивной, ее основные идеи складываются в результате естественной установки сознания, которая должна быть преодолена в феноменологии.

Естественная установка — направленность сознания вовне, должна быть изменена на феноменологическую, в результате которой сознание обратится к самому себе. Способом изменения естественной установки Э. Гуссерль считает особый метод — феноменологическую редукцию.

Читайте также:  Жадность ребенка - психология

В результате феноменологической редукции сознание освобождается от эмпирического, индивидуального содержания и обращается к собственным чистым структурам.Феноменологический метод, предложенный Э.

Гуссерлем, стал одним из наиболее широко используемых не только в философии (экзистенциализм, герменевтика), но и в некоторых направлениях социологии, психологии и психиатрии.Феноменология является последней философской системой XX в., после которой западное философствование утратило систематичность.

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/17868.html

Кто из нас ясной погожей ночью не любовался небесным сводом, размахнувшимся от края и до края, таинственным, пульсирующим из неведомой дали холодным «космическим» светом! Любование сводом небес не знает пресыщения, оно беспредельно.

Но вслед за смешанными чувствами восторга перед неземной красотой и мощью этой бездны кто из землян хоть однажды не задумался: а что он сам есть в безбрежной Вселенной? Где границы его возможностей и пределы его познаний? Вопросы, вечные вопросы, будоражившие сознание и великих умов, и незаметных обывателей с самого «ясельного» возраста человечества…

Две с половиной тысячи лет назад сразу в нескольких точках Земли, в местах рождения древних цивилизаций, произошли события, которые в ХХ веке В.И. Вернадский назовет «взрывом творчества», а немецкий философ К.

Ясперс охарактеризует как время, «осевое» для всего человечества. Осевое, потому что произошло открытие человеком собственного разума и личности, открытие своей неразрывной связи с Космосом.

При этом каждый из очагов человеческой цивилизации выработал своеобразные по форме и рассмотрению подходы к взаимосвязи человека и Космоса.

Древняя Индия. Для всех философских систем, зародившихся здесь, характерны понятия «кармы», «реинкарнации».

Вселенная, считали древнеиндийские мудрецы, есть материализация истинного реального Единого, а человеческая душа — часть этого Вечного и Совершенного.

Цель и задача человека — поддерживать равновесие между земным и незримыми мирами, стремясь для этого к внутреннему совершенству в этой жизни.

В философии Древнего Китая человек рассматривался в природно-социальном измерении. В отличие от индийской, китайская философская мысль не верила в реинкарнацию, считая, что смерть — это плохо. И потусторонних вещей следует держаться подальше, хотя при этом умерших почитать необходимо.

Китайские философы уделяли большое внимание социальным и этическим проблемам. Именно здесь были обоснованы схожие с индийской философией идеи о единстве законов природы и человека и принцип непротивления естественному ходу событий.

Философия Древней Греции в досократовский период трактовала взаимосвязь человека и природного окружения космоцентрически. Космос понимался как живое существо, состоящее из некоей телесной невидимой субстанции. У досократиков Космос, общество и человек подчинены одним и тем же законам, которые считались умопостигаемыми.

Но вот сделан следующий шаг — последователем Сократа Платоном. Его взгляды представляют собой синтез космологических учений древнего мира, причем не только греческого, но и восточного.

По Платону, Бог-Демиург по идеальному, совершенному образцу создает прекрасную соразмерную и живую Вселенную, наделенную космической душой. Человека же творят дети Демиурга — боги второго порядка, чтобы он не был равен создателю мира, но творят все же по подобию Вселенной.

После этого и Космос, и человек пускаются в самостоятельное движение; и жизнь, и характер смерти теперь зависят только от них самих.

Изучая природу Вселенной, человек получает от богов величайший дар — философию.

И если он отдается учению с любовью, стремится к истинно разумному, то, прикоснувшись к истине, обретает бессмертие в такой полноте, «в какой его может вместить человеческая природа», то есть так, как предложено Богом.

А Вселенная подает человеку пример, как надо упражнять и заботиться о своем теле, избегая праздности и добиваясь равновесия между внутренними и внешними движениями.

Хотя между временем Платона, жившего, как известно, в IV-V веках до нашей эры, и нашей космической эпохой прошло без малого две с половиной тысячи лет, признаемся, бывает нелегко без специальной подготовки проследить за ходом мысли древних.

Наше обыденное, отягченное повседневными, «бренными» заботами сознание, не настроенное на «мозговой штурм», часто не позволяет «переварить» то, над чем они «ломали» — и весьма успешно — голову.

Занимавшие их сюжеты, разумеется, не освоишь походя, образно говоря, за чашкой вечернего чая с программой теленовостей.

Но вот что легко уловить даже самому неискушенному в философии человеку, так это созвучие идей, выдвинутых Платоном, с теми, которые встали на повестку дня перед человечеством в наше время. Бывшее некогда разобщенным, оно — человечество — постепенно складывается в единое целое, вышло в космическое пространство и начало его практическое освоение.

И вновь, как и во времена Платона, но уже на базе огромного, накопленного наукой за минувшие тысячелетия материала и с учетом изменившейся социальноисторической ситуации встает на повестку дня переосмысление все той же извечной философской проблемы взаимоотношения человека с окружающим миром — проблемы взаимосвязи человека и Космоса.

Подобные преемственность и традиция не случайны, они — проявление внутренней пульсации философской мысли, образно говоря, чтение опыта сознания. Выдающий российский мыслитель В.И.

Вернадский, подтверждая наблюдение, что мысль, раз высказанная, продолжает жить в размышлениях последователей, писал в 1886 г.

: «Когда работаешь над каким-нибудь научным вопросом, в уме мелькают облики лиц, раньше над этим думавших, чувствуешь, точно какая-то неведомая, невидимая цепь сильно связывает тебя с философом-греком, средневековым монахом, арабским врачом или с одним из великих ученых последних трех столетий. Над тем же вопросом они работали, думали, на каждом шагу видишь следы их работы, их мысли и только дальше продолжаешь их, и твоя мысль сливается с их мыслью и все вместе является общей непрерывной работой…»

Идеи великого грека Платона своеобразно преломились и были развиты в оригинальном философском направлении, возникшем в конце XIX — начале XX века и получившем наименование русского космизма. Его крупнейшими представителями были как раз названный выше В.И. Вернадский, а также К.Э. Циолковский и Н.Ф. Федоров.

В подходах русских космистов немало наследуется у Платона.

Во-первых, постулат о генетическом единстве Космоса и человека; во-вторых, вера в возможность познания Космоса; в-третьих, идея о необходимости гармонического сосуществования Космоса и человека; в-четвертых, вера в то, что созданное Богом — не игра, а для чего-то нужно; в-пятых, убеждение, что только от человека зависит, сможет ли он познать тот прообраз, в соответствии с которым он и Космос созданы; в-шестых, убежденность, что познание Космоса как первой копии с совершенного образца есть уже шаг к познанию сущего.

Русские космисты сумели основательно заглянуть в будущее. Они предвосхитили наблюдаемый нынешними поколениями процесс резкого изменения масштабов созидательно-предметной деятельности человечества, глобализацию социальных процессов, выступающих как необходимое условие дальнейшей эволюции человека.

Новый этап такой эволюции, по их мысли, предполагает активность человеческого сообщества. Само дальнейшее развитие Космоса и человека зависит от творческой активности людей, от их способности объединиться, преодолеть вражду и войны, влиять на ход природных и исторических процессов.

Остановимся более подробно на воззрениях В.И. Вернадского, мыслителя, в первую очередь представляющего русский космизм.

Обобщение данных философии и науки позволили ему нарисовать современную научную картину мира и ввести в структурную классификацию Космоса жизнь.

Одним из важнейших аргументов в пользу всеобщей космичности жизни было для него явление диссимметрии в живых организмах (принцип Кюри-Пастера).

Дело в том, что во всех главных соединениях, вырабатываемых организмами и связанных с организмами, отсутствуют центр и плоскости симметрии. Диссимметричны, например, белки, жиры, углеводы.

При этом подобная молекулярная диссимметрия не наблюдается в космической среде, окружающей организмы (читай: в косной материи, косном веществе).

Такое различие между живой и косной материей, по Вернадскому, есть не что иное, как влияние диссимметричных космических сил на живую материю.

Любопытно рассматривал Вернадский проблему происхождения жизни на Земле.

Он полагал, что биологическая жизнь рассеяна во Вселенной, а на землю споры живых существ были занесены извне, что являлось для него еще одним доказательством всеобщей космичности жизни.

Вернадский опирался при этом на факт рассеяния живых спор термофильных бактерий на Северном полюсе. Эти бактерии, по гипотезе шведского ученого С. Аррениуса, по своему жизненному циклу и оптимальным характеристикам жизни являются жителями Венеры.

Как известно, этот оптимизм существования биологической жизни на других планетах до настоящего времени не подтвержден наукой. Однако нет доказательств и обратного. Наоборот, в результате осуществления проекта «Викинг» (1976-1977 гг.

) на Землю были доставлены образцы марсианского грунта, в которых в адсорбированном виде находился широкий спектр различных соединений углерода, азота, водорода и других элементов.

Выдвинута гипотеза, что этот грунт, «возможно, представляет собой модель грунта предбиологической Земли».

В распоряжении науки есть и такой факт. В 1984 г. во льдах Антарктики был обнаружен метеорит «Аллен Хиллз»-84001, посланец Марса. Его изучение позволило обнаружить пять признаков того, что на красной планете, возможно, существовала жизнь. Найдены микроскопические одноклеточные организмы, напоминающие земные бактерии.

В структуре метеорита обнаружены молекулы полициклических углеводородов, предположительно образованных в результате жизнедеятельности микроорганизмов.

Поскольку метеорит находится на Земле 13 тысяч лет, а возраст микроорганизмов, оставивших след на метеорите, определяется в 15 миллионов лет, то некоторые ученые видят в этих фактах подтверждение теории панспермии, то есть занесения спор живых существ на Землю.

Проблема взаимосвязи Космоса и человека Вернадским решается в пользу их духовно-материального органического единства.

С появлением на планете человека начинается новый этап в развитии биосферы, и последняя переходит в ноосферу — совокупность разума, культуры, созданной человеком.

В конце концов, предполагал Вернадский, человечество выйдет в Космос. Как видим, вторая половина XX века блестяще подтвердила предвидение ученого.

Сегодня мы являемся свидетелями ренессанса «космической философии». Человечество, перед которым в полный рост встала необходимость поиска путей решения глобальных проблем (социальных, экологических, военной безопасности и т.п.

), вплотную подошло к освоению космического мировоззрения и мироощущения. Оно ищет те принципы восприятия мира, которые помогут ему выжить в сложном и противоречивом бытии.

На смену плывущей по бескрайнему океану Вселенной Земле-галере, которую мало того, что никто не может покинуть посреди безбрежных вод, но и где каждый, словно каторжник, прикован к веслу цепями корысти и эгоизма, зависти и злобы, должна прийти Земля-ладья свободной рыбацкой артели. Ее тоже нельзя покинуть, но члены команды свободны, чисты помыслами и сильны духом, объединены общей высокой и разумной целью.

Иначе говоря, наступил именно тот этап развития цивилизации, когда идеи гармонии и единства должны войти доминантами в сознание каждого человека и сформировать тот образ мышления, который можно назвать «космическим сознанием».

Выработка нового мировоззрения не была простой. Она потребовала отказа от многих догматов и принятия определенных аксиоматических допущений. Вот некоторые из них:

  • понимание Вселенной как разумного живого начала, опирающегося на идею Высшего Разума (причем Высший Разум может отождествляться с Богом, миром идеальных сущностей и др.);
  • введение в картину мироздания такого представления, как душа и ее бессмертие;
  • идея гармонии макро- и микрокосмов, взаимосмыслового их влияния друг на друга, гармонии в отношениях между человеком и природой;
  • приоритет общечеловеческих начал нравственности над иными;
  • признание уникальности личности и ее безграничных возможностей (антропофеноменология);
  • создание метафилософии (ноокосмологии), синтезирующей учения о ноосфере, космологии, философии и опытной науки и служащей фундаментом космического мировоззрения;
  • признание космической информационной Среды (поля);
  • взаимодополнительность научного и вненаучного знания в создании единой картины мира.

Разработка основ «космического сознания» стала объектом исследования многих наук, в том числе тех двух, название которых, весьма вероятно, многие слышат впервые — ноокосмология и антропофеноменология. Это легко объяснимо, ведь эти научные дисциплины только становятся на ноги: отрабатывается категориально-понятийный аппарат, формулируются открытые ими законы и закономерности…

Но я как человек, имеющий к их становлению прямое и непосредственное отношение, убежден, что за первыми шагами последуют дальнейшие, я верю в будущее этих наук. И потому полагаю, что читателям будет полезно узнать о них хотя бы в самом общем виде.

Итак, ноокосмология есть новая комплексная наука, синтезирующая достижения многих общественных и естественных дисциплин.

Она исследует широкую совокупность фундаментальных закономерностей взаимодействия людей и окружающей космопланетарной среды, целевого освоения регионов Земли в ходе современного этапа преобразования биосферы, изучения процессов сохранения и развития здоровья народонаселения, участвующего в таком освоении. Очевидно, что такие задачи сопряжены с проблемами развития социально-трудового потенциала и активизацией человеческого фактора.

В последние годы начинает складываться также новое научное направление — антропофеноменология, — объединяющее ряд научных дисциплин, посвященных проблемам раскрытия психических и физиологических ресурсов человека, развитию его способностей и доведению их до высочайшего уровня, исследованию духовной составляющей человечества в качестве определяющей в эволюции нашей цивилизации.

Попытка очертить грани нового мировоззрения выражает общую тенденцию, связанную с космическим мироощущением современного человечества, с гармонией. Причем стремление к гармонии рассматривается здесь как вселенское начало.

Следует помнить, что именно русский космизм в первую очередь придал этому новому мировоззрению важный этический аспект, связав безграничность познания с нравственными запретами разрушения природного и духовного мира. И именно этим определяется неоценимость вклада, внесенного нашими выдающимися соотечественниками в мировую научно-философскую и практическую культуру, с которой связаны перспективы планетарного выживания.

Алексей Юрьевич Савин

http://www.cosmopapin.ru/?q=node/681

Источник: http://www.niktosark.com/index.php/lyudi-i-kosmos/397-chelovek-na-puti-k-kosmicheskomu-soznaniyu

Ссылка на основную публикацию