Круговая порука — психология

Модуль 7. Психология преступного поведения (психология преступления). Психология личности преступника. Психологические основы ресоциализации осужденных (исправительная психология)

Круговая порука - психология

Противоправные (преступные) проявления — разновидность антиобщественной деятельности. Проступок, правонарушение, преступление.

Психологическая характеристика, динамика умышленных и неосторожных преступлений. Структурно-психологический анализ преступного действия. Взаимодействие объективных и субъективных факторов. Понятие мотивационной сферы преступления. Соотношение мотива, цели и наступившего результата в умышленных и неосторожных преступлениях. Проблема профессиональной вменяемости.

Личность правонарушителя как специальный объект психологического исследования. Понятие и содержание личности преступника, его правосознание. Психологические особенности личности преступника. Различные подходы к вопросу классификации личности преступников. Криминальный профессионализм. Понятие профессионального преступника.

Изучение личности правонарушителя, его мотивационной сферы в ходе расследования (рассмотрения в суде) уголовного дела.

Использование информации психологического характера о личности правонарушителя в ходе предварительного расследования, рассмотрения уголовных дел в суде.

Предмет и задачи исправительной психологии. Психология осужденного, задачи, факторы ресоциализации. Психологический анализ коллектива осужденных. Методы изучения личности и психологического воздействия на осужденных в целях их ресоциализации. Психологическая характеристика адаптации освобожденного к условиям жизни на свободе.

Модуль 8. Психология группового преступного поведения (психология преступной группы).

Понятие группы в социальной психологии. Группа как субъект деятельности. Основные признаки группы. Групповые нормы поведения Классификация групп. Соотношение понятий группы и коллектива.

Психологическая характеристика больших социальных групп. Роль привычек, национальных обычаев, традиций, социальных установок в различных социальных группах людей. Общественная психология и индивидуальное сознание членов группы. Учет указанных явлений в предотвращении паники, массовых беспорядков, конфликтов на национальной почве, в районах стихийных бедствий.

Психологическая характеристика малой группы, ее структура и признаки. Классификация малых групп (долговременные и кратковременные, формальные и неформальные, группы членства и референтные группы).

Групповые формы поведения, динамические процессы в малой группе. Групповая сплоченность и групповой конформизм. Феномен группового давления. Групповая совместимость членов группы. Психологическая основа межличностных взаимоотношений в группе (коллективе).

Понятие психологического «климата» в группе (коллективе).

Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований (групп), их противоправной деятельности.

Типы преступных формирований: случайная преступная группа; преступная группа. Совершающая преступления по предварительному сговору; организованная, устойчивая преступная группа (банда); сплоченная организованная преступная организация; преступное сообщество (объединение) организованных преступных групп.

Структура преступной группы (организации), ее признаки. Психология межличностных отношений в различных преступных формированиях (группах).

Круговая порука в преступной группе. Факторы, способствующие формированию круговой поруки. Признаки круговой поруки. Психологические методы нейтрализации круговой поруки, борьба с групповой преступностью.

БЛОК IV. ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЮРИСТА

Модуль 9. Общая социально-психологическая характеристика профессиональной деятельности юриста. Психология личности юриста.

Социально-психологическая характеристика правоохранительной деятельности — разновидности государственной службы. Структурно-психологический анализ правоохранительной деятельности.

Профессиограмма профессиональной деятельности юриста. Когнитивная (познавательная) подструктура. Коммуникативная подструктура. Психологические особенности решения юристом организационно-управленческих вопросов. Теория и практика современного менеджмента применительно к правоприменительной деятельности. Правовоспитательная подструктура.

Психологические аспекты повышения эффективности труда юристов.

Психологическая структура личности, профессионально значимые качества юриста. Основные факторы профессиональной пригодности и соответствующие им социально-психологические качества личности (психограмма) сотрудников правоохранительных органов.

Конвенциальность, развитое правосознание. Высокий уровень социализации личности. Установочное отношение к соблюдению правовых, нравственных норм.

Познавательная активность, продуктивность сознания. Развитый интеллект. Гибкое, творческое мышление. Высокая умственная работоспособность. Аналитический склад ума, прогностические способности, умение выделять главное. Воображение, интуиция.

Коммуникативная компетентность юриста. Способность устанавливать и поддерживать эмоциональные контакты с участниками общения. Свободное владение вербальными и невербальными средствами общения. Способность к поиску компромиссов. Гибкость, адаптивность коммуникативного поведения. Адекватная самооценка, развитый самоконтроль.

Организаторские, управленческие качества личности юриста. Активность, инициативность, находчивость, распорядительность, воля. Умение прогнозировать последствия принимаемых решений. Самостоятельность, организованность, аккуратность в работе.

Нервно-психическая устойчивость. Выносливость, высокий уровень работоспособности в условиях длительного воздействия перегрузок и других неблагоприятных факторов. Сохранение мотивации достижения успеха. Стенический тип реагирования в психогенных (фрустирующих) ситуациях.

Профессиональный психологический отбор на службу в правоохранительные органы. Прогнозирование индивидуальной успешности профессиональной деятельности юриста. Понятие профессиональной надежности.

Концепция профессиональных ограничений для кандидатов, отбираемых на службу в правоохранительные органы.

Объективные (внешние) и субъективные (психологические) критерии профессиональной пригодности лиц, отбираемых в правоохранительные органы.

IV. Основные рекомендации по выполнению реферата

Цели выполнения реферата можно сформулировать следующим образом:

— расширить и углубить знания студентов по определенной тематике, способствовать развитию у них творческого мышления, способности к научно-исследовательской деятельности, выработать и закрепить навыки и уме­ния обнаруживать передовой опыт в юридической практике, изучать и вне­дрять его в свою профессиональную деятельность.

— углубить методологическую подготовку студентов, способствовать выработке у них умения опираться на достижения юридической психологии при оценке общественных явлений, решении практических задач.

— совершенствовать методику самостоятельной работы обучающихся, их умение планировать свою работу и изыскивать пути достижения поставленной цели.

— способствовать воспитанию и закреплению у студентов ответственности, трудолюбия, инициативы, культуры и других важных качеств.

Тематика рефератов

Тема реферата выбирается каждым студентом самостоятельно или рекомендуется преподавателем. В виде исключения допускается разработка одной актуальной для практической деятельности темы двумя студентами (исследовательский коллектив).

Такой подход позволяет учитывать степень подготовки студентов по предмету, их личную заинтересованность в работе над определенной проблемой, что способствует формированию у студентов способности эффективно осуществлять научно-исследовательскую работу.

Возможна также подготовка реферат по теме, которую в инициативном порядке сформулировал сам студент. В этом случае предложенная тема согла­суется с преподавателем.

4.2. Планирование процесса подготовки реферата

Подготовка и написание реферат представляет собой систему взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов в деятельности студента, главны­ми из которых являются:

— выбор темы реферата.

— разработка плана и программы исследования.

— подбор и ознакомление с литературой по избранной проблеме.

— определение проблемы, объекта, предмета, целей и задач исследования.

— углубленное изучение литературы, являющейся методологической и научно-теоретической основой работы.

— сбор материалов из практики для анализа изучаемых психолого-педагогических явлений, их систематизация.

— написание реферат, формулировка общих и частных выводов и рекомендаций.

— подготовка к защите и защита реферата.

4.3. Выбор темы и общий план подготовки реферата

Практика показывает, что далеко не все студенты, остановив свой вы­бор на той или иной теме, могут сразу «схватить» ее сущность.

Особое значе­ние здесь имеет определение методологической основы работы, уяснение общих и конкретных методологических закономерностей и принципов, опре­деление путей развития и функционирования исследуемых психологических проблем и явлений.

В силу этого, прежде всего, необходимо глубокое знание фундаментальных трудов. Далее следует изучить общую теорию вопроса, описанную в учебной и научной литературе.

Анализ выполнения реферативных работ свидетельствует, что не так уж редки случаи, когда написанный реферат не в полной мере соответствует по своему содержанию названию темы. Избежать подобной ошибки можно при четком определении объекта и предмета исследования.

Объектно-предметная область должна строго соотноситься с целями, задачами и гипо­тезой исследования. При возникновении трудности в ее определении, целесообразно посоветоваться с научным руководителем, экспертами, которые хорошо знают проблематику изучаемого вопроса.

Успех дальнейшего проведения исследования во многом зависит от того, насколько качественно составлен план реферат.

Опыт передовиков учебы показывает, что при составлении плана работы необходимо выделить не более двух-трех основных вопросов, которые могут делиться на подвопросы (параграфы). В процессе изучения и накопления материала план может изме­няться.

Однако многие научные руководители, опытные методисты рекомендуют студентам перед составлением плана выработать четкую логическую схему исследования.

Логическая схема — первичный рабочий документ при написании рефе­рат. Основная ее цель — поиск общей логики построения работы, выделение узловых проблем, системы их взаимосвязи, последовательности решения, определение частных задач.

Очень важно «увидеть» свою будущую работу в ее развитии, всю систему логических связей, предполагаемый результат.

Все это позволяет целенаправленно и целеустремленно подойти к поиску и накоплению фактического материала, к углубленному изучению специальной психолого-педагогической литературы.

Построение логической схемы дает возможность четко сформулиро­вать план и определить методику исследования. Важно помнить, что методи­ка — это не простая арифметическая сумма применяемых методов исследова­ния, а именно их совокупность.

Ее составление предполагает выявление того, какими признаками и в каких сферах проявляется сущность исследуемого явления.

Это позволяет в дальнейшем определить метод (или методы, если один не гарантирует достоверности), при помощи которого можно исследовать характер проявления признака, найти подходы к определению критериев измерения и оценки.

Существенным является этап сбора и анализа фактического материала. Задача студента — соединить в реферате теорию с практическими делами. При сборе и систематизации примеров из практики следует обеспечить их достоверность, объективность, типичность для изучаемой проблемы.

Основные источники фактов — результаты проведенного исследования, архивные документы, статьи в газетах, журналах, наблюдения, жизненный опыт, специальная и мемуарная литература и т.д.

Накоплению необходимых данных помогает практика, которая во многом способствует повышению практической направленности реферат, формирует у студентов навыки и умения применять теорию для оценки жизненных явлений.

Закончив изучение, обработку и систематизацию теоретического и фактического материала, необходимо приступать к написанию текста реферата и ее оформлению.

Особенно следует обратить внимание на убедитель­ность и четкость изложения своих мыслей.

При составлении текста лучше стараться изложить мысли собственными словами, высказывать свою точку зрения на исследуемую проблему. Прежде чем печатать текст, его нужно полностью завершить.

4.4. Структура и оформление реферата

Обязательные структурные элементы реферат — титульный лист, оглав­ление с указанием страниц разделов, введение, основная часть, заключение, список литературы. По усмотрению авторов, включается перечень принятых сокращений и приложения.

Титульный лист является первой страницей реферата. На нем помеща­ется наименование института, учебная дисциплина, тема работы, фамилия, имя, отчество исполнителя, учебная группа, год написания работы.

Список литературы должен содержать сведения об использованной литературе. Наиболее распространенные способы расположения материала в списке литературы — алфавитный, систематический и в порядке упоминания в тексте. Выбор порядка описания литературы зависит от обучающегося и его руководителя.

Текст реферат должен быть написан разборчиво и аккуратно чернила­ми одного цвета на одной стороне листа белой нелинованной бумаги. Объем зависит от автора, но должен быть при рукописном исполнении 25-30 страниц.

Реферат может быть выполнена машинописным способом или с при­менением печатающих и графических устройств вывода ПЭВМ на одной стороне листов белой бумаги формата А 4. При выполнении реферата машинописным способом объем должен быть в пределах 18-25 страниц.

При этом соблюдаются следующие размеры полей: левое — не менее 30 мм, пра­вое — не менее 10 мм, верхнее и нижнее — не менее 20 мм. При наборе текста в электронных редакторах типа Word необходимо применять 14 шрифт (Times New Roman); межстрочный интервал 1,25; абзацный отступ 1,25.

Расстояние между заголовками структурных элементов реферата, разделов основной части и текстом должно быть не менее 3 интервалов. Страницы нумеруются в правом верхнем углу без точки после цифры. Титульный лист включают в общую нумерацию страниц, но номер на нем не ставится.

Разделы, подразделы, пункты и подпункты нумеруются арабскими цифрами, например, разде­лы — 1., 2., 3, подразделы — 1.1., 1.2., 1.3. и т. д. Заголовками структурных эле­ментов реферата служат наименования «СОДЕРЖАНИЕ», «ВВЕДЕНИЕ», «ЗАКЛЮЧЕНИЕ», «СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ».

Их следует располагать в се­редине строки без точки в конце и печатать прописными буквами, не подчер­кивая, а заголовки подразделов и пунктов — начинать с абзацного отступа и печатать с прописной буквы, не подчеркивая, без точки в конце.

Источник: https://lektsia.com/7x6e30.html

Круговая порука

Круговая порука

Круговая порука мажет как копоть.
«Скованные одной цепью»

Вот и Великий пост. Кипит наш разум, решая вновь и вновь вопросы, чего есть и чего не есть, что носить, а что — ни-ни, что читать, а что не читать, куда ходить, а куда — ни ногой.

Читайте также:  Референтная группа - психология

Ну, и прочие в значительной степени внешние вещи. А ведь можно бы прочесть про отношение к пище должной и недолжной у святых первоверховных апостолов Петра и Павла и на этом успокоиться. Ан нет, это как-то недостаточно пламенно.

Никакого у них нету православного рвения.

Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук

Но есть же и вопросы духовного устроения. О них — молитва преподобного Ефрема Сирина. Тут, конечно, важнее всего — как кланяться. Слова проговариваются на вдох-выдох, автоматом. И напрасно, потому что плоховато обстоит дело, например, с духом целомудрия.

Есть идея, что следуя этому духу, нужно увлеченно обсуждать с духовником интимные проблемы супружества. Особенно духовно получается, если батюшка — монах.

Боюсь, что в традициях Церкви дело обстоит несколько иначе. Целомудрием считается дивная гармония всех сил и устремлений человека — телесных, душевных, и духовных — перед лицом Божиим, во славу Его и ради спасения в Боге. Но это трудно.

…Я сама удивляюсь, как это я, сугубый противник конспирологии, дошла до мысли о некоторой достаточно серьезной опасности для человечества в целом и для Церкви в частности и в особенности.

Существует действенный способ вовлечь человека в дурные дела, безразлично, нравственного или уголовного характера: устроить это помимо его воли. Для этого нужно сделать так, чтобы его собственная нравственная оценка слегка поблекла.

Универсальное орудие достижения этого результата — восклицания типа «делов-то!», «ну, и что?» (ныне процветающее в форме «и чо?»), «все так делают».

И тогда устанавливается тот еще «консенсус»: не стыдиться стыдного, не воспринимать позорное как позор… Этого, к сожалению, все больше и больше в нашем обществе.

Была такая русская поговорка: «Первую песенку зардевшись спеть». При этом имелись в виду песнопения отнюдь не благочестивые.

Нет у нас закрытых тем, ну вот ни капельки. Это, может, и правильно, но у нас отсутствует культура обсуждения этих тем в русле и в терминах, подобающих христианам.

Допустим, это такая мировая тенденция в обезбоженном мире.

А как же мы, православные? Должны мы блюсти свою христианскую идентичность при любых внешних условиях или как? Не нам ли сказано «Не любите мира, ни того, что в мире» (1 Ин 2:15)? И ведь не про интернет это сказано и даже не про фундаментальную коллизию с юбками и штанами, а про более исконные для падшего мира пороки. Вот болезненное любопытство к вещам недолжным и смакование их вполне может сюда относиться.

Странное у нас получается взаимодействие с окружающей средой: мы настаиваем в сущности на том, чтобы она жила по нашим законам и не позволяла себе ничего такого, что оскорбляет наши чувства. А сами тем временем очень даже не прочь принять мирские обычаи.

И, конечно, возникают русские вопросы, только в несколько неполном и непоследовательном виде. Вопрос «что делать?» предлагается решить с радикальностью пушкинского Фауста: «Всех утопить». И никаких особых вариантов, разве что сжечь, повесить или еще что интересненькое выдумать.

А наибольший накал страстей вызывает вопрос «кто виноват?».

Однако пытаясь ответить на этот вопрос, мы быстренько выйдем на совершенно безбрежные просторы домыслов, а в лучшем случае — умозрительных построений (невелика разница, между нами), и здравая мысль «а делать-то что» в этих просторах непоправимо затеряется.

Но пора бы уже уяснить, о чем, собственно идет речь.

Речь о том, что для вполне добропорядочных людей выстроена надежная система ловушек, попав в которые, они быстренько теряют свою добропорядочность, сами об этом не догадываясь.

Достаточно уже сказано о том, что в СМИ людям систематически подбрасываются для обсуждения темы, отвлекающие их не только от размышлений о вечности (куда уж там!), но и от стремления понять, как же мы собственно говоря живем и что с нами по большому счету происходит.

Хочу обратить внимание на то, что темы эти почти исключительно срамные и постыдные, — или ужасные.

И тут-то и возникает, говоря высоким штилем, вовлечение в порок.

Нам рассказывают о гадком и бесстыдном поступке заполошных тетенек, устроивших безобразие в храме. Стыдно вам, тетеньки и нехорошо. Ай-яй-яй.

Но после этого начинается странное: широким православным массам рассказывают (и обильно показывают), какие безобразия эти тетеньки (а также не эти, а их знакомые) и раньше совершали в публичном пространстве. Все это обильно комментируется благодарными читателями посредством нехороших слов.

Очевидно, в целях благочестия и целомудрия. Тут уж не до формальностей. Тетеньки по злокозненности назвали себя неприличным образом — так и это их неприличное самоназвание повторяется и обыгрывается на все лады.

Знаете, когда я читаю скабрезную ругань (под видом праведного осуждения, как же, как же…), исходящую от православной матери семейства, меня оторопь берет: ведь эта женщина этим самым своим языком беседует с дочерьми о необходимости блюсти чистоту… А не страшно, что вдруг прорвется этот гнойник, который никуда не девается, а таится в глубинах сознания до поры до времени?

Ведь это и вообще даром не проходит: вот православная христианка, очень интересующаяся молитвенным деланием и желающая в этой области просветиться (что несомненно похвально) в своих рассуждениях эдак походя и легко матерится (что никак похвальным быть не может).

Представляется, что при этом произошло некоторое опережение, представление цели как средства. Я имею в виду принцип «чистому все чисто». Да, это безусловно так. Но кто сказал, что злобствующий по поводу этих теток чист?..

«Сердце чисто созижди во мне Боже» — это ежедневное наше молитвенное прошение, и что-то я не слышала, чтобы даже при самых дерзновенных предложениях о пересмотре молитвенного правила выдвигалась идея благодарности за то, что это уже достигнуто. Просто потому что это не так. Да и на Пасху, после долгого поста и множества молитвенных стояний и чтений мы поем: «…сподоби чистым сердцем Тебе славити». Что означает, что сердце наше еще нуждается в очищении.

А коль скоро никто не имеет права претендовать на полную чистоту сердца, то и следует быть поосторожнее.

Странное дело получается: существует православное учение о помыслах с тонкой градацией, множество святоотеческих поучений о том, что нужно хранить от соблазна мысли и душу, быть воздержанным в словах… существует, наконец, уже упомянутое понятие целомудрия, которое включает в себя не только и не столько отсутствие физических половых контактов (для супругов, кстати, этого запрета не существует), сколько хранение чистоты в словах и помыслах.

Я уже устала напоминать, что для М. А. Булгакова признаком конца света была матерная ругань в темноте женскими голосами. Это он в соцсетях не бывал, где «домашний» мальчик, желая показать всему миру, что он крут, матерится бессмысленно и беспощадно, а православная девица спешит поставить ему «лайк», чтобы никто ее не опередил в ее широте душевной.

И вот результат: мерзость в кубе. Какие-то шальные бабы у входа в какую-то эротическую лавочку расправили плакаты с надписями более чем скоромного свойства.

Но всецело отстаивающими то, о чем позволяют себе ныне судить открыто борцы за нравственность: нюансы сексуальных практик. А тут дети ходят. Нехорошо.

И да, конечно, с некоторой заминкой было сказано, что это провокация, что это реклама данного сомнительного заведения.

Но ведь ужас в том, что никто не усомнился! В православности этих взбесившихся особей! В том, что вот, они за нравственность, и они ее отстаивают! Ну, те, которые якобы против нравственности, выразили протест по существу, но форму сочли вполне соответствующей «ихнему», то есть церковному, учению. Потому что другие формы им неведомы, а к этой они очень даже привыкли. И к тому, что самое грубое и бесцеремонное вмешательство в чужую жизнь — это именно то и есть, чем занимаются православные.

Горе нам…

А теперь скажите: так ли уж важно, настоящие ли это были православные борчихи с пороком (распространители, на самом деле, того, о чем на городских улицах говорить недолжно), или ряженые, если общественность уже не видит разницы?

А как ей видеть, если царит такая разнузданность языков и фантазий? Вот у нас сейчас государство берет курс на тотальное возрождение традиционных нравственных ценностей. И как-то странновато оно это делает.

Ценности нужно утвердить. Для этого следует провозгласить, что у нас они есть. А у не-нас их нету. Для этого берутся две средних (опасных) лет тетки и государственные каналы информации позволяют им выливать на голову всех, кто не спрятался, цистерны самых разнузданных эротических фантазий с обвинительным уклоном.

И пожалуйста: у нравственно благонамеренных лиц подозрительно поблескивают глазки и они снова и снова возвращаются к этим гнусным сюжетам. И к другим сходным.

Повторяют, обобщают… и не догадываются даже, что стремительно скатываются в ад, что это придется сугубыми молитвами и сугубой бдительностью вычищать из души годами, если не десятилетиями.

А пока — расплата: люди, поддавшиеся этой заразе, на все смотрят помраченными глазами и всюду видят грех. Уходит из жизни то, что составляет ее смысл: высокие чувства, благие помыслы, чистота во взаимоотношениях.

И горе тем, кто эту мерзость запускает в умы и души, потому что она действительно ходит по кругу, а это значит — в их собственные благие намерения тоже никто не поверит.

И будет борьба за нравственность, состоящая в смаковании разных гадостей и в приписывании их всем встречным и поперечным.

Собственно говоря, почему будет? Уже довольно много лет назад мне попалась книжка по воспитанию, которую я не смогла одолеть. Там речь шла о чреватых зарубежных методиках воспитания.

И чреваты они были такими мерзостями, описываевыми со смаком и в подробностях (один умный инок сказал: счастье, что у этих людей нет денег на иллюстрированные издания), что я, очень прилично знающая мировую литературу, в которой чего только не встречается, и к тому же фольклор примитивных народов, простодушных до беспредела, такого в жизни своей не встречала. И решила, что поздно мне уже учиться, пусть лучше так и помру дурой необразованной.

Так что давайте попробуем постом повоздерживаться от сквернословия, грязных мыслей и таких же подозрений и обвинений. В противном случае это все придет к вам в дом и обрушится на головы детей.

А то уже пишут целомудренные матроны, что как же это не ругнуться-то? Вы знаете, это один в один довод алкоголика: это как же не пить-то? То есть имеет место привыкание по наркотическому типу. Так что лучше завязывайте, православные. И не стремитесь к расширению своих познавательных горизонтов: поганое это дело.

10 правил Великого поста

Епископ Канский Филарет: Во время постовых искушений мы сразу должны обращать свой взор к Творцу

Пост в мегаполисе?

Источник: http://www.pravmir.ru/krugovaya-poruka-1/

Ответы@Mail.Ru: Что такое круговая порука? Приведите пожалуйста примеры?

Zwanka Высший разум (778836) 5 лет назадВыражение круговая порука – это выражение прямого значения, то есть означает то, что написано. Порука — форма слова поручительство. Круговая – это когда все участники чего-либо поручаются друг за друга, как бы по замкнутому кругу.

Другими словами, каждый берет обязательства перед всеми. Круг – замкнутая геометрическая фигура.

Поэтому участники круговой поруки являются замкнутым кругом лиц, куда посторонние не допускаются, и никакая информация из круга на сторону не уходит (часто это относится, например, к профессиональным сообществам — врачи, чиновники, полиция и т. д.

) Фразеологизм круговая порука имеет несколько негативный оттенок, потому, что зачастую характеризует взаимоотношения в преступном мире – в банде, ОПГ, мафии. Можно сказать, что круговая порука — один из главных законов преступного мира. Никто не сдает никого, иначе самому не выжить.

Круговая порука чиновников

Источник: по материалам интернета

виктор шлемов Мыслитель (8732) 5 лет назад

Это когда несколько мужиков всю ночь пьют…. а на утро перед супругами все клянутся, что работали и ссылаются друг на друга.. . и никто друг друга не подводит…)))))))

Иван Безродный Мудрец (16661) 5 лет назад

На пример сицилийская омерта.

Kenan Hesen Искусственный Интеллект (115178) 5 лет назадответственность всех членов общины (иного коллектива) за действия или выполнение обязанности каждым из ее членов.. . Когда мы говорим: «Один за всех, все за одного» , то вряд ли подозреваем, что пользуемся формулой круговой поруки.. .

«КРУГОВАЯ ПОРУКА»- это когда некое количество людей создают свой не большой альянс, где у каждого есть свои объязательства и задачи, которые они должны выполнять, если кто-то из этого альянса не выполняет, своию задачу, за него это делаю тего коллеги…

пример: «вы стоварищами создаете свое дело и у каждого есть свои обязанности в нем… вот вам заказывают некую услугу, где все должны выполнить свою работу, но один просто не успевает, т. к.

(допостим у него задачь больше), тогда что бы не выполнить услугу в поставленый срок, другие члены помогают ему, не смотря на точто это не их обязаность в данном деле…

Источник:

. Ученик (0) 5 лет назад

«КРУГОВАЯ ПОРУКА»- это когда некое количество людей создают свой не большой альянс, где у каждого есть свои объязательства и задачи, которые они должны выполнять, если кто-то из этого альянса не выполняет, свою задачу, за него это делают его коллеги.

Пример: «Вы с товарищами создаете свое дело и у каждого есть свои обязанности в нем. Вот вам заказывают некую услугу, где все должны выполнить свою работу, но один просто не успевает, т. к.

(допустим у него задач больше), тогда чтобы не выполнить услугу в поставленый срок, другие члены помогают ему, не смотря на то что это не их обязаность в данном деле.

Читайте также:  Экологичность - психология

Татьяна Васильевна Оракул (62918) 5 лет назадкруговая порука бывает разной. или покрывает преступника. сор из избы не выносит, и таковым образом создаёт прецедент. ПРЕЦЕДЕ́НТ идущий впереди, предшествующий]. 1.Случай, служащий примером, оправданием для последующих случаев этого же рода. или исправляет оступившегося человека. ручается за него. берёт на поруки и несёт за него ответственность. первый случай очень опасен для общества и каждого его члена.

второй вариант реальная помощь для поддержки и становления личности.

& L I D I A ~ V E L I K S A R ~ Искусственный Интеллект (237497) 5 лет назадГос-во, Парламент, Президент. Наше Общество похоже на человеческий организм? . Дело в том, что тут и там принцип системности. Наличие многих объектов жизнедеятельности, которые могут существовать лишь в своей совокупности. Каждый из них выполняет предначертанную ему функцию, без выполнения которой единая сущность, система дает сбой. Однако, существует градация. Одни объекты выполняют более важные задачи. Они стоят во главе иерархии, без них система рухнет сразу же. Это мозг, сердце, легкие. Также как в обществе — это политика, экономика, социальная сфера. А другие органы стоят рангом ниже, однако без их функционирования, даже если и не рухнет вся система, то будет оказываться отрицательное влияние на важные объекты. Мозг при болезни почек перестает нормально функционировать. Человек от боли, нравственных переживаний не может вести полноценную разумную, осознанную жизнь. Также и в Обществе — от дефектов нравственности и воспитания появляются коррупция, теневые сектора в экономике, управленческий кризис.

Источник: Круговая порука как показатель системы власти…

Источник: https://otvet.mail.ru/question/78498977

Книга Ролевые игры для детей. Содержание — «Круговая порука»

«Спасатели»

Эта специальность становится все популярнее. Это и не удивительно, ведь представители данной почетной профессии помогают людям справиться с той или иной сложной ситуацией.

Для проведения игры нужно выбрать независимое жюри и разделиться на две команды – «спасателей» и людей, которых нужно спасать. Далее «спасателям» предлагается несколько ситуаций, в которых они должны проявить всю свою смекалку.

Допустим, несколько «дачников» попали в наводнение, и их нужно переправить на сухое место через неглубокую лужу. «Спасатели» должны придумать наиболее оригинальный способ переправки пострадавших. Они могут перенести их на руках или же для этих целей использовать любые подручные средства.

Можно придумать еще несколько критических ситуаций, в которых «спасатели» могли бы проявить себя в полной мере, здесь все зависит от воображения и фантазии играющих. Главное – «спасатели» должны справиться с проблемой весело и с выдумкой. В конце игры жюри определяет самого профессионального «спасателя».

Театральные «капустники»

Каждый человек хоть раз бывал на театральном «капустнике» или хотя бы видел его по телевизору. Здесь, как правило, царит атмосфера непринужденности и веселья. Предложите своим детям самим побывать в качестве гостей на подобном мероприятии.

Для проведения этой игры ребятишек нужно разделить на две команды. Каждая из них выбирает отрывок какого-нибудь литературного произведения или песни и поочередно разыгрывает его, а команда противников должна отгадать, что за сюжет представлен на зрительское обозрение. К примеру, всегда пользуются успехом отрывки следующего типа:

Говорила мама мне про любовь обманную,

Да напрасно тратила слова.

Я ее не слушала, затыкала уши я,

Ах, мама, мама, как же ты была права.

* * *

Я к Вам пишу – чего же боле?

Что я могу еще сказать?

Теперь, я знаю, в вашей воле

Меня презреньем наказать.

* * *

Можно усложнить игру, сделать ее еще увлекательнее, если вы заранее определите жанр, в котором будут разыгрываться представления. Так, это могут быть «опера», «балет», «драма», «комедия», «трагедия», «детектив», «триллер» и т. д.

«Круговая порука»

Известно, что в условиях рынка нередко успех того или иного предприятия зависит прежде всего от того, как человек может работать в команде. Именно на этом принципе и построена следующая игра.

Сначала играющим необходимо выбрать «коммерческого директора», который по совместительству будет выполнять задачи независимого жюри.

Далее все участники должны разделиться на тройки и выбрать командира группы, его помощника и определить звено, которое будет им мешать. Затем ребята встают спинами друг к другу и в локтях зацепляются руками.

Задача группы: оставаясь в таком положении, выполнить задания, которые будет давать «коммерческий директор». Например, построить из кубиков дом или разложить картинки в определенном порядке.

Безусловно, каждый представитель группы должен в точности соответствовать своей роли: командир задавать тон движению и стараться справиться с заданием, помощник ему помогать, а обуза, как и намечено, мешать. Выполнив задание, участники троек меняются ролями и приступают к другому.

Теперь, к примеру, роль обузы играет помощник, капитана – обуза, а помощника – капитан. «Коммерческий директор» внимательно наблюдает за действиями всех звеньев и выбирает игрока, который интереснее и с выдумкой справлялся со своей ролью.

В дальнейшем именно этот игрок становится новым «коммерческим директором».

«Швейная мастерская»

Возможно, кому-то интересно попробовать себя в образе портного, тем более что инструменты у них будут не совсем обычными. Для начала играющие должны выбрать «клиента», который впоследствии и оценит мастерство портных.

Игроки делятся на две команды. В каждой из них назначается свой «портной». Задача «портных» – как можно быстрее «пришить» всех участников своей команды друг к другу.

Однако, как уже упоминалось ранее, инструменты будут довольно своеобразные: пришивать нужно не иголкой, а… ложкой, к которой привязывается длинная нитка или веревка.

«Портные» продевают нитку через ремешок, лямку, петельку или еще что-то подобное в одежде ребят из своей команды.

Выигрывает тот «портной», который качественнее и быстрее справится со своим заданием. В следующий раз именно этот игрок становится «клиентом» и оценивает работу других «портных». Время игры не ограничено.

«Баба Яга»

Как ни удивительно, но функции этой дамы в каждой сказке легко можно назвать профессиональными. Она просто обязана не только накормить и напоить Иванушку, истопить ему печь, но и сносно летать на метле. Предложите своим детям хотя бы раз побывать в ее нелегкой роли.

Для начала предстоит выбрать «Кощея» или «Горыныча», который и станет оценивать работу «Яги». Оставшиеся игроки должны разделиться на две команды. Каждой из них вручается по одной метле, используя которую в качестве транспортного средства, нужно добраться до какой-то определенной цели.

Чтобы сделать задание более сложным, можно на пути расставить несколько городков. Игроки должны постараться не свалить их во время преодоления дистанции. Тот, кто справится с задачей быстрее и качественнее других, возводится в ранг самой быстрой «Бабы Яги». Впоследствии она может выступать в роли Кощея или Горыныча.

Пародисты

Всем известно, что работа у пародистов не из легких. Им нужно не только подметить характерные черточки каждого человека, но и постараться их весело и необидно изобразить. Конечно же, прежде чем пародировать кого-либо, надо много тренироваться.

Сначала из желающих принять участие в этой игре следует выбрать ведущего. Остальные будут «пародистами». Ребята образуют полукруг, один из «пародистов» встает перед ними. Далее по сюжету ведущий выполняет какие-нибудь движения, а «пародист» должен их повторить, причем сделать это так, чтобы остальным было смешно, но не искажая действий пародируемого до неузнаваемости.

Ведущий может делать что угодно: поднимать и опускать руки, приседать, топтаться на месте, прыгать, танцевать или исполнять любые другие, более изощренные движения.

Тот «пародист», который чересчур сильно исказит жесты ведущего, должен будет сменить его. Если провинившихся много, значит ведущий сам выбирает себе замену. Время игры не ограничено, она может длиться до тех пор, пока участники не потеряют к ней интерес.

Звание «заслуженного пародиста» присваивается тому, кто ни разу не попал в ведущие.

18

Источник: https://www.booklot.ru/genre/detskie/detskaya-obrazovatelnaya-literatura/book/rolevyie-igryi-dlya-detey/content/1557862-krugovaya-poruka/

Авторитарный культ семьи: круговая порука одиночества и гражданской пассивности

Откуда берётся и как работает культ семьи? Почему его пропаганда оказывается всё более эффективной, интенсивной и бескомпромиссной? Какие последствия это имеет для внутрисемейных отношений, личности и гражданского самосознания? Для чего всё это делается и кому это нужно? Данная статья посвящена рассмотрению этих и других вопросов.

Один из самых тиражируемых образов современного российского общества — образ семьи. Реклама, СМИ, глянец, доморощенная философия социальных сетей, клерикальная риторика, оформление женских консультаций, киноиндустрия, эстрада, госпропаганда — все эти институты апеллируют к образу семьи как к абсолютному пределу того, чего можно желать и что можно помыслить в качестве счастья.

На вопрос о том, что в жизни человека является главным, большая часть населения России уже лет 20 как строем уверенно отвечает «семья». Не совесть, не развитие, не познание, а именно семья. Даже студенчество в анонимных анкетах оказывается не в силах представить себе мечту, не связанную с семьёй.

Громадная часть городского пространства и предметов, циркулирующих в нём — несёт на себе изображение семьи. Семья — на плакате, рекламирующем кредит — как будто крупная сумма денег не может быть нужна, скажем, амбициозному фотографу для кругосветного путешествия, или молодой профессорше — для приобретения собственного жилья. На коробке с овсянкой — семья. Как будто овсянку не ест одинокий гениальный физик, или пожилая учительница, живущая вдвоём с любимой сестрой. На рекламе спорттоваров — семья. Как будто их не приобретают бездетные однополые пары. На заставке банкомата — семья. Как если бы им не пользовались люди, не имеющие возможностей завести семью или имеющие травматичный семейный опыт и избегающие его повторения.

Семья шантажирует нас своей стерильной (и почти всегда арийской) идеальностью на каждом углу, проверяя нас на «нормальность». Семья, отовсюду пристально подглядывающая за нами, заставляет большую часть людей хотя бы иногда сомневаться в себе и чувствовать себя либо неудачниками, либо маргиналами. Либо наоборот — теми, кто достиг истины в последней инстанции.

Последнее — самое главное. Ведь во многом именно ради этого всё и делается. Смысл жизни — вещь непонятная и загадочная. Где его искать — никто толком не знает.

Зато каждый знает, что без него — как без штанов. Думать о смысле жизни — возвышенно и правильно.

И если ты не просто какой-то потребитель и бессмысленный человек, а личность, то после двадцати хотя бы по праздникам думать о нём ты просто обязан.

Но где взять термины, в которых о нём можно думать? Тут-то и приходят на помощь простые и старые как мир образы. Ведь если они такие старые — значит, они надёжные и проверены временем. Не просто же так деды жили-воевали-завещали.

Впрочем, эта консервативная логика никогда не верит в себя до конца: часто она настолько близорука, что парадоксально скатывается в вульгарный позитивизм, не брезгуя рассуждением о жизни человека и общества при помощи параллелей с миром животных: животные плодятся, и нам пристало. Неважно, что семейные структуры у всех животных видов предельно разные и в большинстве случаев вовсе отсутствуют.

Короче говоря, идея о том, что смысл жизни любого человека — в семье — чрезвычайно привлекательна.
Во-первых, она понятна. Чисто технически. В отличие, скажем, от туманной идеи «самореализации» — тут совсем неясно, что требуется делать и откуда начинать. Или — тем более, от идеи «служения человечеству».
Во-вторых, один раз отстрелялся — всю жизнь свободен. Тебе больше никогда не придётся думать о смысле жизни, потому что любого, кто тебя посмеет о нём спросить (в том числе — на случай приступа рефлексии — себя самого), теперь можно глубокомысленно ткнуть носом в широкую коляску с ГОСТовской двойней и патетично заявить: «вот мой смысл жизни». Его с лихвой хватит до самой гробовой доски. Теперь можно никогда не читать книг, потому что теперь все силы уходят на «смысл жизни», а значит, теперь не до глупостей. Теперь ты вечно занят тем, что официально провозглашено высшей ценностью, а значит, имеешь право на освобождение от всего остального: от размышлений, поисков, вопрошания о себе и мире, а также прочих малопонятных и трудных вещей.

Читайте также:  Инертность - психология

Теперь можно просто взять и навсегда снять обременительный вопрос о собственном человеческом проекте, потому что отныне он состоит в том, чтобы подготовить базу для человеческого проекта своего ребёнка — пусть сам потом разбирается со своим.

Однажды ужаснувшись глобальности того, что значит прожить человеческую жизнь, можно навсегда убедить себя в том, что совершенно необязательно разрабатывать собственный тип отношений с миром, собственные способы его переживания и понимания, собственные способы осознания себя в истории и обществе — среди всего того сложного и прекрасного, что уже создано человечеством. Всё это ищет быть увиденным и понятым, но обречено почти никогда не выпадать из регистра семейных развлекательных походов в музей — «для досуга и общего развития» (это в лучшем случае). Всё это не нужно. Главное — продлить свой род. Как если бы о биологии вообще можно было бы говорить в терминах смысла.

Людей, полагающих себя достигшими истины, опасался ещё Сократ. Люди, находящие завершённым свой жизненный проект, убеждены, что достигли истины. Особенно на фоне тех, кто следовал другим жизненным сценариям. Эта установка особенно предсказуема и тверда в периоды, когда других способов самоутверждения в существующих общественно-экономических условиях крайне мало. Например, в периоды галопирующей инфляции и систематической невыплаты зарплат приятно быть уверенным и чувствовать себя состоявшимся хоть в чём-то. Пусть я не могу путешествовать по миру, но зато я состоялся как личность: у меня двое детей, и по крайней мере в этом я преуспел, а значит по части главного у меня всё в порядке, остальное — приложится.
Кроме того, в обществе, где большая часть работающего населения так или иначе подвергается всевозможным лишениям, унижениям и дискриминации, приятно быть хотя бы в чём-то — непререкаемым авторитетом. Сторонники семьи это хорошо знают. Здорово, когда на тебя — на которого только что орал начальник, с благоговением смотрит твой ребёнок, а лучше — ещё и жена. Это для начальника ты дурак и кругом виноват, а для них ты — самый лучший и умный. А если они вдруг начинают в этом сомневаться или перестают это выказывать — ты знаешь, что делать. Впрочем, сохранять этот образ несложно. Чтобы казаться умным своему ребёнку, напрягаться нужно не слишком сильно. Скажем, для этого совершенно необязательно в чём-то разбираться. Достаточно просто умничать и цитировать жёлтые газеты — про НЛО, британских учёных и масонский заговор сойдёт.
Для младенца любой взрослый — мудрец. И взрослые это хорошо знают. Это знают даже двадцатилетние мамы: как упоённо они тайком от всех играют роль единственного проводника в мир языка и смыслов для своих годовалых младенцев. Как приятна для них педагогическая роль, не доступная им на более высоких уровнях. В мизогиничном и патриархальном обществе их самих воспринимают как детей, с их мнением никто не намерен считаться, они не могут претендовать на компетентное высказывание. Да и не планируют его делать. Потому что легче сразу создать новый универсум, из которого ты всегда будешь выглядеть большой, умной и значимой, чем надрываться в обществе, которое в тебя заведомо не верит, чтобы спустя годы, возможно, приобрести, наконец, компетентность хоть в чём-то, кроме быта. Одним словом, ребёнок позволяет любому взрослому чувствовать себя духовным и интеллектуальным авторитетом — нужным, значимым, состоятельным, а значит — чувствовать хоть какую-то почву под ногами.
Всё это не было бы проблемой, если бы не одно «но». Семья, повсеместно заявляющая о себе как о цели, в действительности становится лишь средством. И притом не только для государства, использующего её, по выражению Фуко, как поставщика кадров, как пункт переработки индивидов для дальнейшего их использования инстанциями дисциплинарной власти1. Семья подспудно становится средством для самих членов семьи.
Она позволяет поставить точку в вопросах собственного становления и поисков; снять с себя ответственность за собственный человеческий проект и малодушно поместить категорию смысла в другого человека (в своего ребёнка); она позволяет считать себя живущим в истине и судить с позиции этой истины всех, кто её не разделяет. Она освобождает от бремени размышлений и развития, через встраивание в нормативный всенародный сценарий. Наконец, она служит идеальным средством для самоутверждения и для осуществления общего на всю страну смысла жизни. Между тем, формулировка этих проблем только кажется пустой экзистенциалистской болтовнёй.
Всё чаще на улицах города можно видеть молодых мам, которые громко матерят или даже бьют своих крошечных детей, не стесняясь общественности. (Можно представить, сколькое скрыто от её глаз). Радостно сдав экстерном экзамен на смысл жизни, и получив от общества утешительный приз в виде знака состоятельности «мама», они, похоже, забыли подумать о том, что с этим смыслом делать дальше, и, тем более, о том, как «выстраивать» другого, не «выстроив» для начала себя; как работать с чужим проектом, не разобравшись со своим собственным.
Исступление, с которым они подвергают ругани и побоям своих младенцев в магазинах, на детских площадках, на улицах — выдаёт в них растерянность и ужас перед реальностью другого человека, реальностью другого типа рациональности. А между тем, даже минимальное изучение этих проблем могло бы избавить их от этого отчаяния. Либо от желания заводить ребёнка на данном этапе жизни.
Однако общественная мораль требовательна. И рожать принято неосознанно — как в природе. (В этом смысле общественная мораль ещё и противоречива: она требует совпадать с природой или выпадать из неё в зависимости от ситуации).
Основным следствием неосмысленного родительства предсказуемо становится рост жестокости и домашнего насилия. Снижение возраста родительства и одновременное продление инфантильности молодых людей с помощью молодёжной массовой культуры, снижения стипендий и других культурных и экономических факторов — повышают процент семей с такими проблемами. Травматичность взросления в таких условиях не вызывает сомнений. Отношения между детьми и родителями при таком раскладе обречены на то,чтобы наполняться страданием и отчуждением.
Для родителей — потому что они рассчитывали с помощью нехитрого производства младенца заполнить ячейку «смысл жизни» и «отстреляться» на этот счёт, чтобы спокойно пребывать в чувстве обретённой истины, а получили — отдельного человека с собственным характером, мыслями и чувствами. Обычно — не совпадающими с ожиданием родителей. Для детей — потому что они призваны служить средством для заполнения родительских экзистенциальных дыр. И, скорее всего, всё, что будет в них выходить за пределы этой задачи, будет вызывать раздражение и патерналистскую агрессию. В этом смысле они будут обречены на одиночество перед лицом большого и сложного мира — вместе со всеми его проблемами, катастрофами, искушениями, вызовами и информацией. Особенно когда папа в лучшем случае считает, что его участие в жизни ребёнка ограничивается его материальным обеспечением, ролью авторитета и наказаниями, а мама способна на эмпатию и «проводничество» только пока младенец ещё похож на куклу и не вербализуется никаким специфическим образом. Этот нехитрый механизм отчуждения лежит в основе круговой поруки патриархальной инерции, задающей способ бытия семьи в российском обществе.
В итоге семья становится той очаровательной приманкой, которая, с одной стороны, торжественно и легитимно служит общенациональным смыслом жизни, но, с другой, таит в себе многовековую обречённость на инерцию одиночества и отчуждения. Это — хорошо известно политическим и экономическим элитам, задающим концептуальные и эстетические тренды в рекламе и пропаганде. Именно это знание становится залогом их самосохранения и безопасности — даже в самых шатких социально-политических обстоятельствах.
В самом деле, принцип «разделяй и властвуй» никогда не переставал вдохновлять сильных мира сего. В этом смысле пропаганда индивидуализма приносит им самые разные аппетитные плоды.
С одной стороны, чем больше детей в семье, тем меньше вероятность, что родители решатся отстаивать свои права на что бы то ни было: на своевременную выплату зарплаты, на бесплатные медицину и образование, на соблюдение работодателем ТК, на человеческое достоинство — даже когда поводов для протеста с каждым днём становится всё больше. Ведь нужно гасить кредит и нужно кормить детей. Трудно решиться на гражданский жест, когда на тебе лежит ответственность за выживание твоей семьи — главного смысла твоей жизни. Именно к этой ситуации когда-то было обращено старинное воззвание «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Но выхолощенность этих слов на постсоветском пространстве — не позволяет услышать и понять их из современности. А новых — ёмких и понятных — так и не появилось.
С другой стороны, сама идея гражданского жеста подчас становится невозможной в условиях культа индивидуализма: ограничивая пределы значимого своей семьёй, человек утрачивает возможность увидеть реальные социальные, экономические и политические основания собственных проблем. Они остаются доступными ему в высшей степени поверхностно, феноменально, и только в той мере, в какой буквально и наглядно отражаются на быте его семьи. Экономика, политика и общественные процессы мыслятся обыденным индивидуалистическим сознанием как природные стихии, размышление над которыми бессмысленно и даже опасно. Категории, выходящие за пределы семьи, таким сознанием отметаются в лучшем случае как излишние, в худшем — как враждебные. И тогда эта позиция грозит нарушить своё традиционное соглашательское безмолвие испуганным и угрожающим осуждением тех, кто в осмыслении происходящего покинул пределы семейного дискурса и обратился к поиску причин происходящего: трудящиеся начинают осуждать протест трудящихся, угнетённые обличают протест угнетённых, дискриминируемые возмущены протестом дискриминируемых.
Таким образом, в-третьих, сознание, не способное помыслить в качестве счастья что-то кроме семьи, предельно толерантно к несвободе. А к ревнителям свободы — наоборот. Ведь они хотят чего-то ненужного. В лучших традициях антиутопий, такое сознание склонно желать только того, чего желать официально разрешено, и потому преобладание такого типа сознания гарантирует, что большая часть преступлений против человеческой свободы попросту не будет замечена. Поскольку под свободой будет пониматься только свобода иметь семью, жильё и работу, а это будет не только разрешено, но и обязательно. Более того, такое сознание неплохо заточено под полицейскую функцию — на предмет искоренения в обществе всевозможных опасных людей, которым для ощущения свободы недостаточно семьи, колбасы в холодильнике и герани на окне.
Всё это в совокупности становится оптимальной питательной средой для консервативных и околомонархических форм капитализма, пышным цветом распускающихся на постсоветском пространстве и оставляющих по-настоящему мало шансов осознанному родительству, осмысленным любовным отношениям, нетравматичному взрослению, и — тем более — гражданской ответственности, сознательности, солидарности и, в конечном итоге — здоровому обществу.

Источник: https://www.BabyBlog.ru/community/post/Psychology/3147305

Ссылка на основную публикацию