Мягкая конфронтация — психология

Современные тенденции использования конфронтации в оказании психологической помощи

Мягкая конфронтация - психология

Я.ЧАПЛАК, В.РЕЗНИК, И.СОЛИЙЧУК

Современные тенденции использования конфронтации в оказании психологической помощи

Конфронтация – это реакция консультанта, в которой проявляется противостояние защитным маневрам или иррациональным представлениям клиента, которые он не осознает или не подвергает изменению.

Конфронтация – это всегда обращение внимания клиента на то, что он стремиться избежать, это выявление и демонстрация противоречий между различными элементами его психического опыта [10]. Эта техника, по мнению Н.Олифирович, «..поддерживает баланс между методами наблюдения и воздействия.

Она становится более эффективной, когда преподносится в виде сложного пересказа или рефлексии чувств. Конфронтации можно достичь и с помощью методов наблюдения, и воздействия, но когда она происходит в рамках пересказа или обобщения, еще остается пространство для личностного роста клиента.

Требуется тщательный баланс конфронтации с необходимым количеством теплого, положительного отношения и уважения»[12]. На сегодняшний момент наиболее разработаны конфронтационные приемы в психоаналитических моделях оказания психологической помощи[14]. О.

Галустова сосредотачивает внимание на том, что техника конфронтации используется в психологическом консуль­тировании на этапах глубинной проработки проблем и конфлик­тов клиента, что обычно свойственно более поздним стадиям терапии.

Она определяется как предъявление консуль­тантом клиенту его неосознаваемых или амбивалентных установок, отношений или стереотипов поведения с целью их осознавания и проработки, когда консультант противостоит двойственному поведению клиента либо его установкам.

Цель конфронтации — демонстрация клиенту несостоятельности, двойственности его поведения, используемых им защитных механизмов и иных противоречивых фактов и феноменов его поведения, которые могут мешать нормальной адаптации личности[5].

Эта техника в оказании психологической помощи взаимодействует с другими методами психотерапевтического воздействия[1; 2; 7; 8; 13]. Так, например, Н.Олифирович говорит, что «конфронтация – сложный метод, который включает в себя пересказ, интерпретацию и другие микротехники.

Этот термин имеет 2 смысла: 1) стоять напротив, смотреть в лицо и 2) враждебно противостоять, быть в оппозиции. Для психолога основным является первое значение термина, второе, деструктивное, не используется. При конфронтации клиент ставится перед фактом, что он говорит не то, что думает, и делает не то, что говорит. Важным для понимания конфронтации являются понятия «рассогласования» или «инконгруэнтности». Клиент дает двойные сообщения во время интервью. (Да…но). В предложении клиент дает два посыла в одном предложении или фразе, демонстрируя смешанные чувства и мысли. Психолог указывает клиенту на эти двойные сообщения и тем самым ставит клиента перед лицом фактов. Цель консультирования – идентификация и конфронтация главных противоречий клиента»[12].

На современном этапе становления психологической помощи ряд специалистов негативно относятся к конфронтационным приемам и противопоставляют их эмпатическим (эмпатическая психотерапия).

Базируется это заблуждение на смешении психотерапевтического и социально-психологического смысла термина, когда конфронтация понимается как «противоборство» психотерапевта и клиента (пациента) или группы; на переоценке значения эмпатических приемов, являющихся основой установления контакта и диагностического этапа в работе с клиентами (пациентами), но недостаточных для психокоррекционных вмешательств, эффективного завершения большинства краткосрочных форм психотерапии; на личностном избегании «жестких, психохирургических» техник, ставящих под угрозу «добрые» отношения с клиентом (пациентом) и психологический комфорт психотерапевта, но необходимых для радикальной помощи клиенту (пациенту); на неконтролируемой идентификации с защитными установками клиентов (пациентов)[14]. Есть существенные отличия между конфронтацией в психотерапевтическом воздействии и конфронтацией в психологическом влиянии, когда инициатор влияния использует деструктивные способы воздействия[2; 11; 13; 15]

Конфронтация как метод психологического влияния или метод противодействия влиянию — это позиционная  война. Первоначально конфронтация была описана К.Стейнером как противопоставление собственного силового маневра силовой игре партнера с целью заста­вить его считаться с нами, перестать нас игнорировать.

Этот способ является оправданным в тех случаях, когда инициатор влияния использует такие неконструктивные способы воздействия, как манипуляция, деструктивная критика, игнорирование или принуж­дение. Это сильное средство, и если адресат воздействия решается его; использовать, он должен быть последовательным и идти до конца.

Конфронтация может быть эффективной, только если реализована каждая из необходимых ее фаз[15]. Психолог-консультант может оказаться в ситуации, когда клиент с тех или иных причин может выступить инициатором влияния, используя неконструктивные способы воздействия.

Самое главное в таком случае для специалиста – вовремя обнаружить деструктивное влияние со стороны клиента, проанализировать причину и предотвратить его. Для этого, психологу нужно знать фазы конфронтации как метода психологического влияния за К Стейнером[15]:

  • первая фаза конфронтации — это Я-послание о чувствах, которые вызывает данное поведение инициатора воздействий;
  • вторая фаза конфронтации — усиление Я-послания;
  • третья    фаза    конфронтации — выражение    пожелания просьбы.
  • четвертая фаза конфронтации — назначение санкций;
  • пятая фаза конфронтации — реализация санкций. Адресат воз­действия должен отказаться от всякого взаимодействия с инициатором. Порвать отношения с ним, если нет другого выхода.

Конфронтация или соперничество в решении конфликтов – стиль, предусматривающий усилия по навязыванию предпочитаемого решения другой стороне.

По своей направленности ориентирована на то, чтобы, действуя активно и самостоятельно, добиваться осуществления собственных интересов без учета интересов других сторон, непосредственно участвующих в конфликте, а то и в ущерб им.

Применяющий подобный стиль поведения стремится навязать другим свое решение проблемы, уповает только на свою силу, не приемлет совместных действий[11].

В психотерапии конфронтация имеет два ключевых значения[14]:  

1) противопоставление, столкновение, противостояние мнений, людей или группировок. В таком социально-психологическом смысле термин может употребляться при описании процесса групповой или семейной психотерапии;

2) в психотерапии — один из основных технических приемов: предъявление пациенту или группе неосознаваемых или амбивалентных установок, отношений или стереотипов поведения с целью их осознания и проработки.

Конфронтация может проводиться как в прямой (жесткой, вербальной) форме, так и в скрытой — с использованием психотерапевтических метафор и невербальных приемов[14].

Можно выделить три основных случая конфронтации в психологическом консультировании[5; 8; 9]:

  1. Противоречия  в поведении клиента: консультант обращает внимание клиента на противоречивость его поведения, мыслей, чувств или на противоречия между де­монстрируемым поведением и испытываемыми чувствами. Целью использования конфронтации в этом случае является стремление помочь клиенту увидеть само противоречие, которое он не осознает, не осознавал раньше или не хочет осознавать в данный момент.
  2. Противоречия в ситуации: консультант обращает внимание клиента на то, что ситуация не такова, какой он пытается ее себе представить, стремясь удовлетворить свои потребности или сохранить чувство безо­пасности. Цель использования конфронтации — осознание клиентом не­адекватности его восприятия проблемы или ситуации, которая его беспокоит, и формирование адекватного взгляда.
  3. Уклонение клиента от обсуждения каких-либо важных вопросов и тем:     консультант обращает внимание клиента на его уклонение и не­желание обсуждать важные, значимые или болезненные для него темы, вопросы, события и т. п. Цель конфронтации — подведение клиента к осознанию исполь­зуемых им механизмов защиты, а также погружение клиента для работы с более глубокими слоями его личности.

Для правильного использования техники конфронтации важно знать и понимать ее ограничения. Существуют правила применения техники конфронтаиии. Можно выделить несколько основных случаев[8; 9]:

  1. Конфронтацию нельзя использовать как наказание клиента за неприемлемое поведение.
  2. Конфронтация не предназначена для разрушения механизмов психологической защиты клиентов. Ее назначение — помочь клиентам распознать способы, которыми они защищаются от осознания реальности.
  3. Конфронтацию нельзя использовать для удовлетворения потребностей или самовыражения консультанта.

Применение техники конфронтации в процессе консультирования должно быть обосновано определенными правилами [9, С. 125]:

  • необходимо тщательно охарактеризовать содержание неадекватного поведения клиента и его контекст, однако не стоит все высказывать одновременно; не следует забывать, что речь идет не о представлении анализа случая коллегам;
  • необходимо подробно изложить клиенту последствия противоречивого поведения, в том числе в процессе консультирования;
  • необходимо помочь клиенту найти способы преодоления его проблем.

В дополнение к перечисленным правилам, необходимо особо подчеркнуть, что конфронтация с клиентом ни в коем случае не должна иметь агрессивный характер и быть категоричной по форме.

Желательно при использовании конфронтации чаще использовать фразы: «мне кажется», «пожалуйста, попробуйте объяснить», «если я не ошибаюсь», которые выражают определенные сомнения консультанта и смягчают тон конфронтации[8; 9].

Хотя, могут быть исключениях в эклектических моделях оказания психологической помощи (например, в провокационной терапии техника конфронтации может перерасти в процедуру)[16]

Традиционно в психологической литературе отмечается, что необходимым условием использования конфронтации является наличие прочного контакта в отношениях между психологом и клиентом[3; 6; 13; 14].

Эта техника за своей многогранностью функциональности может использоваться на всех этапах оказания психологической помощи, но только после установления контакта между психологом-консультантом (терапевтом) и клиентом.

Конфронтация используется в терапевтических целях в зависимости от теоретического подхода психотерапевтического взаимодействия. Технология использования конфронтационных методов предназначена как для работы с ростом и изменениями, так и для работы с сопротивлением клиента.

С этой техникой надо работать очень осторожно и внимательно (техника очень сильна своим воздействием).

 Неправильное использование конфронтации может обернуться взрывом необузданных эмоций, разрушением уважительных и доверительных отношений, чрезмерно негативной реакцией со стороны клиента и негативным переносом на терапевта.  

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Бондаренко О.Ф. Психологічна допомога особистості. – Харків: Фоліо, 1996. – 237с.;
  2. Браун Д. Кристесен Д. Теория и практика семейной психотерапии. – СПб.: Питер, 2001. – 352с.
  3. Васьковская С.В., Горностай П.П. Психологическое консультирование: Ситуационные задачи.-К.,1996.-192 с.
  4. Венгер А.Л. Психологическое консультирование и диагностика. Практическое руководство. Часть 1. – М.: Генезис, 2001. – 160с.
  5. Галустова О.В. Психологическое консультирование: Конспект лекций. М.: Приор-издат, 2005. — 240 с.
  6. Глэддинг С. Психологическое консультирование. 4-е изд. – СПб: Питер, 2002. – 736с.
  7. Горностай П.П., Васьковская С.В. Теория и практика психологического консультирования: Проблемный подход. – К.: Наукова думка, 1995. – 128с.
  8. Джордж Р., Кристиани Т. Консультирование: теория и практика. – М: Эксмо, 2002. – 448с.
  9. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. – М.: Академический проект, 1999. – 240с.
  10. Малкина-Пых И.Г. Возрастные кризисы взрослости. Справочник практического психолога. – М., 2005.
  11. Меткин М.В. Теоретические и практические апекты разрешения конфликтов / http://dvo.sut.ru/libr/soirl/i119metk/index.htm
  12. Н.И.Олифирович Индивидуальное психологическое  консультирование: теория и практика. / http://www.klex.ru/ckw
  13. Панок В.Г. Психологічне консультування: теорія та практика: навч.-метод. посібник / В.Г.Панок, І.М. Зварич, Я.В. Чаплак, О.М.Чернописький – Чернівці: Чернівецький нац. ун-т, 2011. – 272 с.
  14. Психотерапевтическая энциклопедия / [под общей редакцией Б. Д. Карвасарского]. – СПб: Питер Ком, 1999. – 752 с.
  15. Сидоренко Е. Личностное влияние и противостояние чужому влиянию. http://mytests.ru/articles/858
  16. Чаплак Я.В. Використання конфронтації в процесі надання психологічної допомоги / Я.В.Чаплак, О.М.Чернописький, І.І. Солійчук / http://yanchaplak.com/ua/vykorystannya-konfrontatsiyi-v-protsesi-nadannya-psykholohichnoyi-dopomohy
  17. Чибисова М.Ю. Материалы курса «Психологическое консультирование: от диагностики к путям решения проблем»: лекции 1–4. М.: Педагогический университет «Первое сентября» 2011. — 64 c.

Источник: http://yanchaplak.com/ru/psykholohycheskaia-pomoshch/76-konfrontatsiya-v-okazanii-psikhologicheskoj-pomoshchi-lichnosti.html

Как управлять конфликтами — Женское здоровье

Как управлять конфликтами - Женское здоровье

Май 2010

Как это делается?

Рассказывает доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой конфликтологии Московской финансово-промышленной академии Аркадий Петрович Егидес.

Ошибки в ссоре

Традиционно во время семейных ссор супруги выбирают привычные способы поругаться. Они, увы, не помогают решить проблему. Специалисты выделяют четыре формы конфликтов. На каждый из них есть и свой «гаситель».

Неуправляемый конфликт 

Представьте себе житейскую ситуацию. Муж зашел на кухню и, случайно задев стоящую на краю стола чашку, уронил ее на пол. Жена сразу же раздражается: «Какой ты неуклюжий. Всю посуду дома перебил». На такой выпад – на языке психологов «конфликтоген» – супруг, скорее всего, ответит: «Потому что все не на своем месте. И вообще в доме бардак». Вот и начало конфликта. 

В такой «обычной» ссоре действует не разум, а бессознательные механизмы. С каждым новым ответом нарастает взаимная агрессия. Происходит постепенное «взвинчивание» конфликта, который в итоге перерастает в настоящий скандал. Причем муж с женой вовсе и не хотели ссориться. Все случилось как бы само собой. Потом они, как правило, оба будут раскаиваться в том, что вели себя столь несдержанно.

Читайте также:  Воспитание и близкие понятия - психология

Холодная напряженность 

Это второй распространенный, но опять же ошибочный способ поведения во время конфликта. Предположим, муж приходит поздно домой, не предупредив супругу. Жена, как взрослый и разумный человек, не хочет ругаться.

Однако мириться с ситуацией она тоже не желает. В результате все ее негативные эмоции отражаются во внешности и поступках. На лице застывает холодная, осуждающая маска, в голосе появляется подчеркнуто-вежливый тон.

Она излишне старательно накрывает на стол или чересчур энергично моет посуду. 

Такое состояние можно назвать затишьем перед бурей. Хотя открытой ссоры еще не было, однако конфликт все равно налицо. И стоит одному из супругов озвучить даже легкое недовольство происходящим, сразу же разразится скандал.

Пристройка снизу 

Это ситуация, когда кто-то из супругов принимает роль жертвы и старается во всем подчиниться «агрессору». Чтобы избежать ругани и прекратить ссору как можно скорее, человек идет на унижение, принимает несправедливые условия противоположной стороны. 

Так зачастую разрешают конфликты жены, у которых мужья не помогают им по хозяйству. Стоит женщине заикнуться: «А не почистишь ли ты картошку, дорогой?», как супруг тут же раздражается. В ответ его благоверной не остается ничего, как сделать все самой, лишь бы не допустить скандала.

Однако напряженность в этом случае никуда не пропадает. Она просто копится и в какие-то моменты прорывается в злых комментариях супруги, ее раздражении, плохом настроении. И ссора, увы, все равно состоится. Но несколько позже и в более агрессивной форме.

Избегание

Вот еще один неудачный способ уклониться от какого бы то ни было выяснения отношений.

Когда кто-то из супругов чувствует, что грядут «разборки», он просто перестает контактировать со своей второй половиной.

Не берет трубку, уходит в магазин или посидеть с друзьями в кафе, пока страсти не улягутся. Однако, как и в предыдушем варианте, конфликт не разрешается, а лишь откладывается до следующего раза.

«Правильные» ссоры 

Таким образом, становится понятно, что главным в ссоре, если уж она началась, должны быть не взаимные обвинения, а поиск компромиссного решения. Психологи рекомендуют три подходящие для этого тактики общения.

Мягкая конфронтация 

Если вы используете данный подход, начните не с претензий, а с рассказа о своем собственном состоянии. Так, жене вместо того, чтобы пилить мужа, уклоняющегося от домашних дел, стоит сказать ему: «Ну, мне же тоже хочется посмотреть телевизор, а у плиты я этого не могу сделать, да и голова от газа болит. Ведь я слишком много нахожусь на кухне».

С одной стороны, подобный посыл все же содержит обвинение, но мягкое и необидное. И иногда бывает достаточно даже такого «намека», чтобы супруг почувствовал себя неловко и постарался исправить положение. 

Если же муж продолжает упорствовать, нужно попробовать ненавязчиво снять конфликт. Например, ласково спросить: «Ну, может быть, ты все-таки поможешь?».

При этом не лишним будет попытаться частично оправдать поведение партнера. И дать ему понять, что его интересы тоже учитываются. Жена может признать, что речь, конечно, не идет о равенстве на кухне, ведь муж много работает.

Но раз сегодня воскресенье, может быть, супруг согласится помыть посуду. 

При этом стоит проявить фантазию и так решить сложившуюся ситуацию, чтобы итог одновременно удовлетворил обоих супругов. Муж не хочет прерывать просмотр матча? Путь тогда почистит картошку перед телевизором. Не любит ходить за продуктами? Предложите ему поехать в крупный торговый центр, где вы сначала купите еды, а потом посмотрите инструменты. 

Самое сложное в мягкой конфронтации – это следить, чтобы в разговоре не появилось даже небольшого намека на оскорбление. Необходимо исключить иронию и любые категоричные высказывания. Иначе весь диалог сразу же превратится в неуправляемый конфликт. 

Однако подобная тактика подходит скорее для мелких житейских неурядиц. Если же возникает серьезная ситуация, требуется более сложный подход.

Жесткая конфронтация

В данном случае самое главное – четко сформулировать обвинение. В пылу ссоры люди фактически перестают слышать друг друга. В то же время тактика жесткой конфронтации позволяет жене сразу же спокойно обосновать свою позицию.

Например, так: «Ты хочешь, чтобы, работая с тобой на равных в школе, я вела бы дом одна? Но ведь это же несправедливо». В подобном заявлении уже нет мягкости, манера разговора становится более настойчивой. Такое поведение дает супругу понять, что женщина говорит предельно серьезно.

И ждет от него ответственного отношения к проблеме.

Озвучив свои претензии, супруга может попытаться разрешить конфликт. Способы улаживания ссоры здесь практически такие же, как и в случае мягкой конфронтации.

Только интонации должны стать более настоятельными и уверенными: «Ты мне все же должен помочь». То же самое касается и различных «мирных инициатив».

Их стоит неоднократно выдвигать в течение всего разговора, варьируя формулировки и как бы уговаривая собеседника. Таким образом удастся снизить эмоциональную напряженность во время диалога. 

Главное отличие жесткой конфронтации – это возможность формулировать угрозы. Обычно их, как и обвинения, высказывают наобум в пылу ссоры. И партнер воспринимает подобные выпады как «бурю в стакане воды», не имеющую никаких реальных последствий. 

Поэтому, если вы действительно решились угрожать, это, как ни странно, нужно делать взвешенно, обдуманно. Говорить желательно с обидой или даже обреченностью в голосе. Например, женщина может сказать так: «Если ты отказываешься помогать мне на кухне, я отказываюсь готовить, и мы переходим на сухомятку», или «ты не покупаешь стиральный порошок, ну что ж, я не буду стирать рубашки». 

Главное – не перегнуть палку. Ни в коем случае нельзя бросаться словами о полном разрыве отношений. Во-первых, если человек говорит такое впервые, он может сильно ранить партнера. Во-вторых, если злоупотреблять подобными заявлениями, они перестают работать и в дальнейшем лишь ухудшают ситуацию.

Управляемый конфликт 

К такому способу ведения ссоры можно прибегать только в крайнем случае, если более щадящая тактика не дала результатов. Муж или жена повторно напоминают о своей угрозе, а потом еще раз выдвигают «мирные инициативы».

Выглядит это примерно так. Женщина говорит мужу: «Ну, так я уже сегодня ничего не готовлю на ужин? А может, все же помиримся?» Если ответ отрицательный и супруг остается непреклонен, ужин в этот день не состоится.

 

Важно отметить, что любая подобная угроза, если человек ее уже высказал, должна быть приведена в исполнение. Иначе со временем самая суровая тактика ведения конфликта превратится в некую профанацию. Потому что супруги не будут серьезно относиться к подобным заявлениям, если они им все равно ничем не грозят. 

Конечно, у мужа с женой не всегда получается с легкостью овладеть такими способами построения ссор. Чтобы сделать конфликт управляемым, придется приложить максимум усилий и самодисциплины. Возможно, даже обратиться за помощью к профессионалам. Например, у нас на кафедре конфликтологии студенты-выпускники ведут бесплатные тренинги, где учат людей правильно конфликтовать.

Екатерина НЕЧАУСОВА

Если вам была полезна информация, поделитесь ею, пожалуйста!

Источник: https://www.wh-lady.ru/kak-upravlyat-konfliktami/

Что такое конфронтация — это важно знать каждому

Что такое конфронтация - это важно знать каждому

Это то, с чем каждый человек, вне зависимости от статуса, возраста и пола, сталкивается постоянно. Не важно, политик вы или домохозяйка.

Например, революция 1917 года – социальная конфронтация, санкции против европейских продуктов – политическая конфронтация, вторая мировая – военная.

Примеры из жизни

Итак, у вас дома развивается перманентная локализованная гражданская война, конфликт. Воюют все против всех, мать приходит с работы вымотанная и сразу с порога громко звереет на тему увиденного в доме, получает сын-тинейджер, за разбросанные ботинки, несделанные уроки, беспорядок в комнате – это открытая жесткая конфронтация.

В свою очередь, тинейджер молчит, насупившись, тихо отступает на свою территорию, но в корне не согласен с матерью, у него свое понимание порядка, места положения ботинок/носков/книг, и он не собирается ничего менять – это скрытая конфронтация.

В момент, когда противостояние заходит в тупик, на арене военных действий появляется супруг, он не звереет, потому что уже успел сбросить напряжение до прихода домой: «Дорогая, мы с коллегами всего по кружечке пива…».

Супруга резко переключается с тинейджера на мужа, продолжая открыто противостоять уже следующему противнику, муж нежно и ласково ее уговаривает прекратить кричать, обещает, что в случае желаемого им исхода такое более не повторится, будет он приходить с работы вовремя и всю зарплату приносить – это мягкая конфронтация.

То же самое может касаться работы или отношений с соседями.

Вглядывались ли вы когда-нибудь в глаза непосредственного руководителя, опаздывая на работу или срывая сроки, даже если он молчит, глаза его обещают Вам прижизненный ад на земле.

А попробуйте включить на полную громкость любимую музыку в прекрасное воскресное утро в 7 часов и вы получите все виды конфронтации в зависимости от склада характера ваших соседей.

Как вести себя в ситуации бытовой конфронтации?

Можно долго оставлять все как есть, если вы адреналиновый наркоман. Почему бы и нет, у каждого свои способы получения удовольствия. Но, если вы, как и большинство нормальных людей, не можете жить в постоянном напряжении, то придется искать пути выхода из сложившейся ситуации.

  1. Все события нейтральны и имеют позитивную или негативную окраску только в нашей голове, метод полярной инверсии поможет заменить отрицательное отношение положительным: ботинки валяются – как замечательно, что в коридоре, а не в гостиной. Муж пришел поздно и выпивши – как замечательно, что пришел! Жена кричит – значит она не равнодушна к мужу, волнуется за него.

  2. Доведение до абсурда, усугубление: «Сын, у тебя в комнате итак беспорядок, почти помойка, так вот пусть твои грязные ботинки там постоят, а заодно и мусорная корзина с кухни, тебе же все равно, а на кухне порядок будет, о! и грязную посуду мы пристроим туда же. Ситуация будет выглядеть уже не угрожающе, а просто глупо.

  3. Отсрочка: «Дорогая, я сейчас не готов об этом разговаривать…» Как бы смешно это ни звучало, интуитивно абсолютно правильный подход, позволяющий противостоящим сторонам остыть и начать конструктивный, мирный диалог.

  4. Переключение внимания: «Ой, дорогая, ты вот на меня кричишь, а у сына-то посмотри ботинки разбросаны и в комнате беспорядок!»
  5. Ну и мой добрый совет, не вступайте в противостояние, ведь вступить в войну просто,  завершить ее гораздо сложнее, а без потерь вообще не возможно!

Источник: http://9psy.ru/chto-takoe-konfrontaciya-eto-vazhno-znat-kazhdomu

Ситуация должна быть управляема

Ситуация должна быть управляема

и с моей стороны, и со стороны партнера. Но по крайней мере — с моей стороны. Надо, чтобы не стихия управляла нами, а мы управляли стихией.Здесь есть, однако, одна опасность. Можно невзначай сбиться на манипулирование. Это ведь тоже управление ситуацией. Но припомним, мы говорили о том, что это управление ситуацией скрытое и в ущерб партнеру.

А мы стремимся к справедливости. Справедливое управление ситуацией — ну где же оно и в неуправляемом конфликте, и в холодной напряженности, и в пристройке снизу, и в избегании? И манипулятивное управление ситуацией чаще происходит на бессознательном уровне под влиянием иррациональных психических сил.

По большому счету преодоление манипуляторской тенденции в себе — это тоже не стихия владеет мной, а я — стихией.

Наше поведение в конфликте должно быть аутентичным,

то есть без маски, человек предстает перед нами как он есть. Если мы будем подлинными, то получим больше доверия. В холодной напряженности, в лицемерной пристройке снизу и в какой-то мере в избегании — маска. Она, как отмечал мудрый польский психолог Антони Кемпински, напрягает, утомляет, изматывает нас.

Читайте также:  Психологические провокации - психология

Но она неприятна и для партнера. Искреннее наше возмущение бывает легче перенести, чем ухмылку. Оно менее неприятно, по крайней мере, более простительно, чем лицемерие.

В этом отношении неуправляемый конфликт как раз менее неприемлем для нас и даже для партнера, но уж очень много в нем других отрицательных моментов.

Глубокий нравственно-психологический анализ

поведения партнера. Таково следующее и, пожалуй, наиважнейшее требование к поведению в конфликте. Мы должны понять его мотивы, более того, постараться максимально оправдать его поведение.

Все невыясненные и сомнительные моменты — в пользу партнера! И только если уж явно баланс не в его пользу, только тогда надо реагировать. Иногда кажется, что вот, мол, мало времени на выяснение.

Но ведь мы можем предполагать, что с этим человеком у нас могут возникнуть противоречия в потребностях, и заранее продумать все. А если все-таки не получилось заранее, то не реагировать как на кон-фликтоген на его поведение, пока все не будет выяснено.

Вспомним о самоактуализации

Это, по определению, реализация творческого потенциала личности с целью, по крайней мере, жить за свой счет, а не за счет других и по возможности дарить излишки своего творчества другим людям. Где угодно, в том числе в начинающемся конфликте, мы должны думать о самоактуализации.

Реагируя даже на явный конфликтоген, мы не должны самоутверждаться за счет другого. И даже выиграв конфликт (партнер уступил), не надо разыгрывать роль победителя.

С другой стороны, если мы подкрепляем неуспехом конфликтогенного партнера, склонного направо и налево раздаривать свои конфликтогены, то мы тем самым заботимся о других, уменьшаем его конфликтогенную активность.

Почему же люда практикуют неоптимальные формы?

То есть неуправляемый конфликт, холодную напряженность, пристройку снизу и избегание…

Мы убедились, что эти наиболее «популярные формы» реагирования на конфликтогены не годятся потому, что не соответствуют требованиям, которые мы только что обсудили. Тем не менее если бы ни одна из форм не соответствовала ни одному из этих требований, то вряд ли эти формы были бы столь живучими.

• Все же в неуправляемом конфликте первый выплеск агрессии приносит нам такую сладострастную радость, что ее можно сравнить разве что с любовным экстазом.

• Все же в холодной напряженности вот в эту секунду нет внешнего «огнестрельного» конфликта.

• При пристройке снизу мы получаем какой-никакой, а результат.

• При избегании мы можем на некоторое время отвлечься от проблем.

• При неуправляемом конфликте партнер может испугаться дальнейших таких же конфликтов и уступить.

• При холодной напряженности он, пусть лишь взглядом, но все-таки осужден.

• При пристройке снизу нет бурления катехоламинов в крови…

И все равно это не уравновешивает отрицательного начала в каждой из этих форм. В то же время, как мы говорили, талантливые в коммуникативном плане люди находят сами и

Другие возможности

■ Например. В ситуации острого противостояния вместо привычного «ты сволочь» иногда мы слышим «я удивлен».

Но эти находки единичные и разрозненные. И они редко становятся достоянием других людей. Настолько редко, что, диктуя этот текст машинистке и намереваясь продолжить их список, я испытал затруднения. Мало их вошло в обиход. А вот элементов, творчески находимых разными людьми, но не вошедших в лексику народа, я насобирал достаточно много.

Как уже говорилось, я и сам пытался их творить. Объединил в условные, но, на мой взгляд, наиболее оптимальные формы и блоки. Договоримся еще об одном: «оптимальное» не значит «идеальное».

И в мягкой конфронтации, и в жесткой, и в управляемом конфликте требования к реагированию на конфликтоген, выдвинутые нами, соблюдаются не на все сто, но существенно больше, чем при неоптимальных формах.

При описании алгоритмов здесь и дальше мы будем соблюдать определенный порядок изложения, более подходящий для использования в общении. Более подходящий — значит, более удобный, но вовсе не обязательный. Блоки «внутри алгоритма» можно по обстоятельствам менять местами, но лучше, если каждый из блоков будет тем не менее воспроизведен.

Впрочем, возможно и сокращение за счет того или иного блока, а может быть даже: из мягкой конфронтации — один блок, из управляемого конфликта — один блок, и в целом получается повышение давления без передозировки…

Но читателю, по крайней мере поначалу, имеет смысл усвоить и оттренировать полностью алгоритм мягкой конфронтации, жесткой конфронтации и управляемого конфликта,которые представляют собой, с нашей точки зрения,

Оптимальные формы реагирования на конфликтоген

Мягкая конфронтация

Последнее время слово «конфронтация» стало обиходным в политике и имеет здесь отрицательный оттенок. Мы тоже в принципе против конфронтации. Вот если бы только можно было вкушать лишь райское блаженство сплошных синтонов в адрес друг друга, и никаких тебе конфликтогенов.

Но поскольку это чистейшей воды идеализм, то констатируем, что собственно конфликту, пусть и, как мы провозгласили, управляемому, имеет смысл предпослать спокойное противостояние интересов. Лицом к лицу, чтобы было видно, в чем, собственно, противоречие.

Или, почетче: лоб в лоб, как дословно можно перевести с латыни слово «конфронтация».

Но сначала мягкая конфронтация.Эту форму реагирования на первичный конфликтоген изобразим, как в дальнейшем и другие формы, в виде отдельных блоков. Я их сразу дам в виде единой схемы(рис. 7).

Хотя она обычно рисуется мною блок за блокомс пояснениями к каждому из них, и, сопровождаемая текстом, она вырастает на глазах. Так, как это осуществлено в главе по особо трудной для понимания теме «Запланированный ребенок».

Психологам-практикам, которые захотят работать по нашей программе, я советую делать так же. А читате-

лю целесообразно будет обращаться к схеме после каждого поясняющего очередной блок фрагмента текста.

Мягкую конфронтацию можно начать с блока

Описание своего состояния

Понятно, речь идет о психологическом состоянии, о психологических переживаниях, возникших в связи с получением конфликтогена со стороны партнера.

Этот блок, скажем заранее, противопоставляется блоку из жесткой конфронтации, который мы позже условно обозначим как формулирование обвинения.

Здесь же, в мягкой конфронтации, мы действительно говорим, например, мужу, который несправедливо старается уйти от домашней работы: «Миш, ну мне же тоже хочется посмотреть телевизор, а у плиты я этого не могу сделать, да и голова от газа болит, ведь я слишком много нахожусь на кухне».

Или буфетчице, которая, после того как считала деньги, берет бутерброд немытыми руками, а не щипцами: «Вы знаете, все-таки малоприятно, что вы берете руками, а не щипцами». Описание своего состояния, с одной стороны, все же не обвинение, а следовательно, более мягкое воздействие.

Ас другой стороны, этовсе же сопротивление, а не проглатывание пилюли.Иногда бывает даже достаточно мягкого намека на неудобство, и партнер, допустивший незлоумышленный конфликтоген, может быть, засмущается, засуетится: как бы исправить положение.

Просьба снять конфликтоген

Не будем идеалистами, совестливых «конфликтогенщиков» не так уж много, поэтому повышаем давление, вводим следующий блок — просьбу снять конфликтоген. Мужу, к примеру: «Ну, может быть, ты все же поможешь?» Таксисту мягко-настоятельно: «Пожалуйста, включите счетчик, поедем».

Заметим опять-таки, что это повышение давления, но мягкое.

Предыдущая10111213141516171819202122232425Следующая

Источник: https://lektsia.com/9xb5.html

Понятие конфронтации и некоторые аспекты поведения в ситуации конфронтации

Понятие конфронтации и некоторые аспекты поведения в ситуации конфронтации

Проблема конфронтации в отечественной психологии практически не разрабатывалась. И если тема конфликта и конфликтологии уже заняла достойное место в перечне проблем, изучаемых социальной психологией, то понятие конфронтации хотя и является широко употребительным, как в обыденной жизни, так и в психологической литературе, не является, однако, точно научно определенным.

Понятие конфронтации

Слово «конфронтация» является «калькой» английского слова 'confrontation' и на русский язык по В.К.Мюллеру переводится как 1. Конфронтация, противоборство; 2. Очная ставка 3. Сличение, сопоставление, а 'confront' как 1. Стоять лицом к лицу, стоять против 2. Противостоять.

Наиболее разработано понятие «конфронтация» в психоаналитическом направлении. В понимании Cohen это и состояние, созданное психотерапевтом, и процесс предоставления информации пациенту, и прием работы (техника), ведущий к достижению цели, поставленной терапевтом.

Анализ представлений понятия «конфронтации» выборки испытуемых (68 человек) дал пеструю картину. Однако наблюдается тенденция представлять конфронтацию как противостояние, непримиримость, вражду, часто характеризующиеся наличием агрессивных действий. Нередко конфронтация представляется как острый конфликт.

Нами предлагается следующее рабочее определение. Конфронтация — взаимное противостояние каждого из партнеров в ситуации общения, которое характеризуется целенаправленностью, выраженным поведенческим компонентом, осознанностью занятой позиции.

Отличие понятия «конфронтация» от наиболее близких по содержанию к ней понятий заключаются в следующем.

В ситуации конфронтации в отличие от ситуации агрессии цель объективно не зависит от средств ее достижения, тогда как в ситуации агрессии без агрессивного действия нельзя добиться цели.

В отличие от конфликта в конфронтации может и не быть противоречия или противоположности, а также отсутствуют латентные отношения.

Поведение в ситуации конфронтации

Было проведено исследование поведения и чувств эмпатичных людей в ситуации вынужденной конфронтации (выборка 50 чел.).

В качестве методов психологического исследования были использованы опросник Мехрабяна с целью выявления личностных особенностей по шкалам эмпатии, аффилиации и сенситивности к отвержению, метод наблюдения в инсценированных ролевых играх и авторская анкета, направленная на выявление чувств, испытываемых в ситуации вынужденной конфронтации.

Сравнительный анализ групп, выделенных по критериям эмпатичности (Э) и сенситивности к отвержению (СО) дал следующие результаты: были выделены четыре стиля реагирования в ситуации вынужденной конфронтации: «боязливые эмпатичные» (высокая Э, высокая СО), «бесстрашные эмпатичные»(высокая Э, низкая СО), «индивидуалисты» (низкая Э, низкая СО) и «ханжи» (низкая Э, высокая СО). Несмотря на наличие общих чувств, испытываемых людьми из всех групп в ситуации вынужденной конфронтации, таких как раздражение, напряжение, неудобство и неловкость, существуют достоверные различие в стилях поведения и испытываемых чувствах в выделенных группах. Так чувство вины по-настоящему испытывают лишь «боязливые эмпатичные», при этом они чаще и в большей степени испытывают негативные чувства и желание избежать подобной ситуации. Для «индивидуалистов» чувство вины не характерно, они даже могут испытывать чувство азарта и удовольствия и не имеют желания избегать подобной ситуации.

Полученные данные позволяют выдвинуть более широкую гипотезу о наличие четко выраженных стилей поведения в ситуации конфронтации.

Исследование и описание наиболее эффективных стратегий поведения в ситуации конфронтации могут использоваться в тренинговых занятиях, направленных на обучение эффективному взаимодействию, а также лечь в основу специальной программы по обучению навыку конфронтации, который по мнению ряда психологов является одним из необходимых межличностных навыков (Egan G. «interpersonel living» 19,6).

Смирнова М.В

Также читайте:

Источник: http://www.psyhodic.ru/arc.php?page=2671

Конфронтация, фрустрация и поддержка в терапии

Конфронтация, фрустрация и поддержка в терапии

Кoнфpoнтaция…Кoнфpoнтaция бoлeзнeннa в пepeживaниях. И oнa, кaк пpaвилo, вызывaeт cтpaх. Стoять oднoмy, тaкoй, кaкoй ты ecть и c тeм, чтo ecть в тeбe – пpoтив миpa – бывaeт cтpaшнo. Mиpa дpyгих людeй, миpa дpyгoгo, oтдeльнoгo oт тeбя, чeлoвeкa.

Стoять – нa-пpoтив.Кoнфpoнтaция – этo пpo твoю oтдeльнocть, твoи гpaницы, твoю oбocoблeннocть в этoм миpe и твoю yникaльнocть.Кoнфpoнтaция – этo тoт бacтиoн, зa кoтopым cтoит твoй oпыт, твoe видeниe, твoe caмooщyщeниe и миpoвocпpиятиe – твoя cyщнocть.

Кoнфpoнтaция гoвopит o тoм, чтo «я – ecть!»

Bпepвыe мы кoнфpoнтиpyeм в этoм миpe c poдитeлями, кoгдa зaявляeм o cвoeй oтдeльнocти, «дpyгocти» и oтличнocти oт них. Этo пpoиcхoдилo, кoгдa мы oтпихивaли cocкy или выплёвывaли лишнюю (читaй – тoкcичнyю) для нac лoжкy пoлeзнeйшeй — c тoчки зpeния poдитeлeй – кaши.

Кoгдa oтпихивaли имeннo эти нocки или этy шaпкy, кoтopyю нa нac oдeвaли взpocлыe тoгдa, кoгдa caми cчитaли нyжным этo cдeлaть. Кoгдa мы впepвыe гoвopили – «нeт, нe хoчy!» и «я caм!».

Кoгдa coвepшaли бeзyмныe, oпacныe или cтpaнныe c тoчки зpeния дpyгих людeй пocтyпки, кoтopыми мы тpaнcлиpoвaли в миp – «y мeня этo – тaк»

Mы зaявляли o ceбe чepeз нecoглacиe, oбoзнaчeниe cвoих гpaниц, кoнтypoв нaшeгo «я», выpaжeнных в нaших жeлaниях и нaших пpoтecтaх пpoтив чeгo-тo вoкpyг нac и пo oтнoшeнию к нaм.B кoнфpoнтaции мы pocли, paзвивaлиcь: кoнфpoнтaция нac фopмиpoвaлa, кaк oтдeльных, oтличных oт дpyгих людeй.Стpaх кoнфpoнтиpoвaть c дpyгими – зaявлять o ceбe, oбoзнaчaть cвoю личнocть и eё гpaницы — cтpaшнo имeннo тeм, чтo в нaшeй жизни oпыт кoнфpoнтaции c poдитeлями и дpyгими взpocлыми людьми в нaшeм дeтcтвe был зapaнee, кaк пpaвилo, oбpeчён нa их coпpoтивлeниe этoмy.B cвoeй тpeвoгe зa нac, в cвoeй чeлoвeчecкoй cлaбocти oни нepeдкo вocпpинимaли нaшe жeлaниe пpoявить ceбя, oтcтoять cвoю oтдeльнocть, кaк yгpoзy их cyщecтвoвaнию, их oтдeльнocти и, пoэтoмy, чacтo этo зaкaнчивaлocь cилoвым пoдaвлeниeм c их cтopoны нaших пopывoв зaявить o ceбe тaк, кaк мы yмeли этo дeлaть.И этo cтoлкнoвeниe пpинocилo нaм бoль.Бoльнo тepять ceбя, oткaзывaяcь oт cвoих пoтpeбнocтeй, cвoих жeлaний, oбoзнaчeния cвoих ocoбeннocтeй.Бoльнo тepять дoбpoe pacпoлoжeниe знaчимых взpocлых, кoтopыe и были цeлым миpoм для нac.Бoльнo oщyщaть нa ceбe cилy их злocти зa нaшe «нeпocлyшaниe». И cтpaшнo.

Пoэтoмy мнoгиe из нac – yхoдили oт кoнфpoнтaции, oт пpoтивocтoяния c дpyгим чeлoвeкoм, oткaзывaяcь oт ceбя, oт cвoих жeлaний и cвoих пoтpeбнocтeй. Mы были oчeнь мaлы, чтoбы выдepжaть тy бoль и тoт cтpaх, чтo пpинocилa c coбoй кoнфpoнтaция c дpyгим чeлoвeкoм.

Mы oткaзывaлиcь cтoять нaпpoтив.Mы пpятaли ceбя и пpиглaживaли cвoи «нeyдoбныe» чepты, чтoбы ocлaбить этoт cтpaх, чтoбы cдeлaть мeньшe этy бoль.Mнoгиe из нac выpocли c yбeждeниeм, чтo «кoнфpoнтиpoвaть – бoльнo», «кoнфpoнтиpoвaть – этo лишaтьcя любви», «кoнфpoнтиpoвaть – этo быть плoхим мaльчикoм» — или «плoхoй дeвoчкoй».Mы вышли c этими кoнcтpyктaми в миp.И пoтepяли, мoжeт быть, caмyю лyчшyю чacть ceбя.

Кoгдa бoль oт coбcтвeннoй пoтepяннocти в этoм миpe cтaнoвитcя мaлoвынocимoй, чeлoвeк пpихoдит к пcихoлoгy нa кoнcyльтaцию, тepaпию.

Oн хoчeт нaйти ceбя, pacпoзнaть cpeди дpyгих людeй, c кoтopыми oн cлилcя, coглaшaяcь бeздyмнo c тeм, чтo eмy пpeдлaгaют дpyгиe, нe cлышa ceбя, cвoю дyшy и cepдцe, cвoи чyвcтвa и cвoи пoтpeбнocти.Oн paзpывaeтcя мeждy пoтpeбнocтью быть coбoй и ocтaвaтьcя c дpyгими людьми.

B тepaпии клиeнт мoжeт пoкaзывaть двe cтpaтeгии взaимoдeйcтвия c тepaпeвтoм:

— кoнфpoнтиpoвaть c тepaпeвтoм — кaк пpoдoлжeниe oпытa кoнфpoнтaции c poдитeлями в cвoeм дeтcтвe для тoгo, чтoбы пoлyчить в лицe тepaпeвтa пpизнaниe «poдитeлями» eгo oтличнocти, yникaльнocти, ocoбeннocти и, знaчит, цeннocти coбcтвeннoй личнocти, ecли этoгo нe пpoиcхoдилo в eгo пpoшлoм. Еcли тepaпeвт oткaзывaeтcя пpизнaвaть зa клиeнтoм пpaвo нa кoнфpoнтaцию, нecoглacиe c «пpaвильным взглядoм», «paзyмнoй пoзициeй тoгo, ктo в этoм бoльшe пoнимaeт», тo тeм caмым фopмиpyeтcя нeгaтивный пepeнoc нa тepaпeвтa.- oткaзывaтьcя oт любoй кoнфpoнтaции c тepaпeвтoм, «пpoглaтывaя» oт нeгo, кaк в cвoём дeтcтвe, вce пpeдлaгaeмыe тepaпeвтoм идeи, мыcли, пpeдлoжeния – фopмиpyя, тeм caмым, пoзитивный пepeнoc нa тepaпeвтa и пpoдoлжaя длить cвoй oпыт пoдaвлeния cвoeй cyщнocти, кoтopый и пpивёл eгo, в cвoю oчepeдь, нa тepaпию.С этими пpoцeccaми мoжнo кaк-тo oбхoдитьcя в пpoцecce тepaпии.Для тepaпeвтa в кoнтeкcтe oбcyждaeмoй тeмы выхoдит нa пepвый плaн пpopaбoткa нa личнoй тepaпии eгo coбcтвeнных бoлeвых тoчeк, cвязaнных c кoнфpoнтaциeй в eгo жизни.Пoтoмy чтo, нe пpopaбoтaв этy тeмy, тepaпeвт бyдeт фpycтpиpoвaть клиeнтa (чтo caмo пo ceбe мoжeт быть цeлитeльным: oгpaничивaть, нe дaвaть тo, чeгo oн, клиeнт, хoчeт для ceбя пpивычным oбpaзoм пoлyчить).Ho фpycтpиpyя клиeнтa cвoeй нeпpopaбoтaннocтью, ocтaвaяcь c этим нeocoзнaвaeмым мoмeнтoм тepaпии для caмoгo тepaпeвтa (чтo имeннo oн дeлaeт в oтнoшeнии клиeнтa, для чeгo кoнфpoнтиpyeт c ним или oткaзывaeтcя oт кoнфpoнтaции), тepaпeвт нe мoжeт дaть клиeнтy oпытa ocoзнaвaния, пoнимaния, чтo кoнфpoнтaция мoжeт быть движeниeм впepёд.He мoжeт дaть oпытa ocoзнaвaния, пoнимaния, чтo кoнфpoнтaция ceйчac для нeгo c тepaпeвтoм – тa нeoбхoдимaя пoчвa, бaзa, нa кoтopoй выpacтaeт ayтeнтичнocть клиeнтa, пpoяcняeтcя eгo – клиeнтa — yникaльнocть.He мoжeт дaть oпыт oбpaтнoй cвязи «oт миpa» (в лицe тepaпeвтa), чтo дaжe кoнфpoнтиpyя – клиeнт нe пepecтaёт быть пpинимaeмым, цeнным, вaжным.He мoжeт дaть oпыт ocoзнaвaния, нoвoгo пoнимaния, чтo кoнфpoнтиpyя, мoжнo ocтaвaтьcя pядoм c дpyгим чeлoвeкoм.B этoм cлyчae тepaпeвт в ceccии пpoигpывaeт тy жe caмyю бecкoнeчнo пeчaльнyю иcтopию нeпpизнaния eгo цeннocти eгo coбcтвeнными poдитeлями.Ocoзнaвaeмaя жe кoнфpoнтaция тepaпeвтa в клиeнт-тepaпeвтичecких oтнoшeниях пpeдпoлaгaeт ocвeдoмлённocть клиeнтa o пpoиcхoдящeм c ним, клиeнтoм, в ceccии, дaёт шaнc нa дaльнeйшee пpиcвoeниe нoвoгo для нeгo вышeyпoмянyтoгo oпытa.И yжe пoдoбнoгo poдa фpycтpaция (ocoзнaннaя и тepaпeвтoм и клиeнтoм) являeтcя тoй нeoбхoдимoй пoддepжкoй клиeнтy, кoтopyю oн кoгдa-тo в cвoём paннeм oпытe нe пoлyчил.Oпыт кoнфpoнтaции, гдe нeт «гибeли для oднoгo и жизни — для дpyгoгo».Oпыт, кoгдa кoнcтpyкт «или ты или я» пpeoбpeтaeт гибкocть, дpyгиe фopмы, включaeт в ceбя нoвыe вoзмoжнocти пpoявлeния ceбя, нaпpимep, «ecть ты – и этo цeннo, ecть я – дpyгoй чeлoвeк – и этo тoжe цeннo. Mы мoжeм гoвopить o нaших paзличиях. Mы кaждый мoжeм paccкaзaть дpyгoмy — кaкиe мы, и этo нoвaя вoзмoжнocть любить дpyг дpyгa».

Сaйт Oльги Шyбик — http://olgashubik-psy.ru/

Источник: https://psynavigator.ru/publikacii/konfrontaciya-frustraciya-i-podderzhka-v-terapii

Конфронтация

Конфронтация

Эссе. «Конфронтация»

Конфронтация болезненна в переживаниях.
И она, как правило, вызывает страх.

Стоять одному, такой, какой ты есть и с тем, что есть в тебе – против мира – бывает страшно. Мира других людей, мира другого, отдельного от тебя, человека.

Стоять – на-против…

Конфронтация – это про твою отдельность, твои границы, твою обособленность в этом мире и твою уникальность.

Конфронтация – это тот бастион, за которым стоит твой опыт, твое видение, твое самоощущение и мировосприятие – твоя сущность.

Конфронтация говорит о том, что «я – есть!»

Впервые мы конфронтируем в этом мире с родителями, когда заявляем о своей отдельности, другости и отличности от них.

Это происходило, когда мы отпихивали соску или выплёвывали лишнюю (читай – токсичную) для нас ложку полезнейшей — с точки зрения родителей – каши.

  Когда отпихивали именно эти носки или эту шапку, которую на нас одевали взрослые тогда, когда сами считали нужным это сделать. Когда мы впервые говорили – «нет, не хочу!» и «я сам!».

  Когда совершали безумные, опасные или странные с точки зрения других людей поступки, которыми мы транслировали в мир – «у меня это – так»

Мы заявляли о себе через несогласие, обозначение своих границ, контуров нашего «я», выраженных в наших желаниях и наших протестах против чего-то вокруг нас и по отношению к нам.

В конфронтации мы росли, развивались: конфронтация нас формировала, как отдельных, отличных от других людей.

Страх конфронтировать с другими – заявлять о себе, обозначать свою личность и её границы — страшно именно тем, что в нашей жизни опыт конфронтации с родителями и другими взрослыми людьми в нашем детстве был заранее, как правило, обречён на их сопротивление этому.

В своей тревоге за нас, в своей человеческой слабости они нередко воспринимали наше желание проявить себя, отстоять свою отдельность, как угрозу их существованию, их отдельности и, поэтому, часто это заканчивалось силовым подавлением с их стороны наших порывов заявить о себе так, как мы умели это делать.

И это столкновение приносило нам боль.

Больно терять себя, отказываясь от своих потребностей, своих желаний, обозначения своих особенностей.

Больно терять доброе расположение значимых взрослых, которые и были целым миром для нас.
Больно ощущать на себе силу их злости за наше «непослушание».

И страшно.

Поэтому многие из нас – уходили от конфронтации, от противостояния с другим человеком, отказываясь от себя, от своих желаний и своих потребностей. Мы были очень малы, чтобы выдержать ту боль и тот страх, что приносила с собой конфронтация с другим человеком.

Мы отказывались стоять напротив.

Мы прятали себя и приглаживали свои «неудобные» черты, чтобы ослабить этот страх, чтобы сделать меньше эту боль.

Многие из нас выросли с убеждением, что «конфронтировать – больно», «конфронтировать – это лишаться любви», «конфронтировать – это быть плохим мальчиком» — или «плохой девочкой».

Мы вышли с этими конструктами в мир.

И потеряли, может быть, самую лучшую часть себя.

…Когда боль от собственной потерянности в этом мире становится маловыносимой, человек приходит к психологу на консультацию, терапию.

Он хочет найти себя, распознать среди других людей, с которыми он слился, соглашаясь бездумно с тем, что ему предлагают другие, не слыша себя, свою душу и сердце, свои чувства и свои потребности.
Он разрывается между потребностью быть собой и оставаться с другими людьми.

В терапии клиент может показывать две стратегии взаимодействия с терапевтом:

  • конфронтировать с терапевтом ради продолжения опыта конфронтации с родителями в своем детстве для того, чтобы получить — в лице терапевта — признание «родителями» его отличности, уникальности, особенности и, значит, ценности собственной личности (формируется, тем самым, негативный перенос на терапевта)
  • и отказываться от любой конфронтации с терапевтом, «проглатывая» от него, как в своём детстве, все предлагаемые терапевтом идеи, мысли, предложения – формируя, тем самым, позитивный перенос на терапевта и продолжая длить свой опыт подавления своей сущности, который и привёл его, в свою очередь, на терапию

С этими процессами можно как-то обходиться в процессе терапии.

Для терапевта в контексте обсуждаемой темы выходит на первый план проработка на личной терапии его собственных болевых точек, связанных с конфронтацией в его жизни.

Потому что, не проработав эту тему, терапевт будет фрустрировать клиента (что само по себе может быть целительным: ограничивать, не давать то, чего он, клиент, хочет для себя привычным образом получить).

Но фрустрируя клиента своей непроработанностью, оставаясь с этим неосознаваемым моментом терапии для самого терапевта (что именно он делает в отношении клиента и для чего конфронтирует с ним), терапевт не может дать клиенту опыта осознавания, понимания, что конфронтация может быть движением вперёд.

Не может дать опыта осознавания, понимания, что конфронтация сейчас для него с терапевтом – та необходимая почва, база, на которой вырастает аутентичность клиента, проясняется его – клиента — уникальность.

Не может дать опыт обратной связи «от мира» (в лице терапевта), что даже конфронтируя – клиент не перестаёт быть принимаемым, ценным, важным.

Не может дать опыт осознавания, нового понимания, что конфронтируя, можно оставаться рядом с другим человеком.

В этом случае терапевт в сессии проигрывает ту же самую бесконечно печальную историю непризнания его ценности его собственными родителями.

Осознаваемая же конфронтация терапевта в клиент-терапевтических отношениях предполагает осведомлённость клиента о происходящем с ним, клиентом, в сессии и даёт шанс на дальнейшее присвоение нового для него вышеупомянутого опыта.

И уже подобного рода фрустрация (осознанная и терапевтом и клиентом)  является той необходимой поддержкой клиенту, которую он когда-то в своём раннем опыте не получил.

Опыт конфронтации, где нет «гибели для одного и жизни — для другого».

Опыт, когда конструкт «или ты или я» преобретает гибкость, другие формы, включает в себя новые возможности проявления себя, например, «есть ты – и это ценно, есть я – другой человек – и это тоже ценно. Мы можем говорить о наших различиях. Мы каждый можем рассказать другому – какие мы, и это новая возможность любить друг друга».

Вот, что я знаю о конфронтации, фрустрации и поддержке в терапии из своего клиентского и профессионального опыта.

Автор — Ольга Шубик

Источник: http://www.psychology.su/2009/04/22/konfrontaciya/

Ссылка на основную публикацию