Развитие проблем психологии личности в 80-90-е годы — психология

Клуб Здорового Сознания

Развитие проблем психологии личности в 80-90-е годы - психология

Печатается по изданию: Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. Под ред. А.В. Брушлинского. — М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997. — С. 331-367.

​80-90-ые годы могут быть выделены в отдельный период развития психологии личности не по фактической принадлежности (году издания) тех или иных работ, но по новым тенденциям развития личностного направления исследований и раздела общей психологии.

Первым и главным признаком этого периода являются обращение к исследованию реальной личности и создание таких моделей, в которых воплощались бы особенности личности данного общества в данный период времени.

Эта тенденция, как отмечалось выше, не является новой для отечественной психологии, поскольку именно она была наиболее выражена в психологии двадцатых годов. Именно в силу этого исследования приобретают все более конкретный характер, концепции охватывают не только глобальные, но и детализированные проблемы психологии личности.

Если в шестидесятых-семидесятых годах в период начавшейся «оттепели» в психологии наметился гуманистический подход к личности, который представлял собой альтернативу социалистической идеологии, то в восьмидесятые и последующие годы он окреп, конкретизировался, распространился и проявил себя в ряде новых для отечественной науки областей. Для советской идеологии было характерно не только создание стандартной модели личности «советского человека», не только провозглашение утопического тезиса о гармоничной всесторонне развитой личности (в котором, нужно признать, на свой лад звучал ценностный аспект), но теоретическое и практически-жизненное утверждение жесточайшего принципа «советский человек может все»: план любой ценой, строительство социализма любой ценой и т.д. (это неоднократно отмечала в своих работах по философской антропологии Л.П. Буева). Гуманистический подход к человеку в отечественной психологии выразился не столько в знакомстве с идеями Роджерса, сколько прежде всего в нарастающем внимании (даже в таких прикладных областях психологии, как инженерная) к цене человеческой деятельности, т.е. к тем реальным личностно-психологическим затратам, которыми достигается тот или иной результат.

Переход от абстрактного гуманизма, выраженного в формуле о человеке как цели коммунизма к реальному гуманизму потребовал, во-первых, выявления тех противоречий, которые препятствуют реализации его человеческой сущности что, выразил своим трагическим вопросом еще Рубинштейн: «Как человеку стать (или остаться) человечным в бесчеловечном мире?» Во-вторых, переход к реальному гуманизму выразился в сближении психологии личности и этики, в обращении исследователей к нравственно-ценностным аспектам и поведения, и мышления, и мотивации. Он выразился, в-третьих, в нарастающем внимании к проблемам здоровья и болезни человека, к проблемам психического здоровья личности: в последний период начинается бурное развитие психотерапии как прикладной области психологии личности, консультирования и предпринимаются попытки теоретического осмысления прикладных проблем личности. Гуманистический подход к личности проявляется в восьмидесятых-девяностых годах в частичном обновлении отечественной традиции, частичном приложении зарубежных стратегий и тактик психодиагностики [195 и др.]. Последнее действительно можно рассматривать как прямую альтернативу тезису «советский человек может все», поскольку психодиагностика оказывается направленной на выявление реальных, а не социально требуемых возможностей человека для установления его соответствия-несоответствия труду, профессии [76, 140, 154].

Осуществленная на рубеже этого последнего периода разработка Ломовым системного подхода и его последовательная реализация коллективом академического Института психологии способствовала переводу философско-методологических проблем, перечисленных выше, в ранг конкретно-научных исследовательских стратегий.

Методологический анализ интегрируется с теоретическим и становится не только профессиональным занятием ведущих методологов, но проблемным научным сознанием всех психологов. Как справедливо отмечает В.К. Калин, происходит переход от описательного подхода к объяснительному [103, с. 14].

На первый взгляд, давно существовавшие в отечественной психологии методологические принципы и играли роль объяснительных, но реально оказывались априорными объяснениями.

Особенность произошедших в восьмидесятые годы изменений заключалась в том, что, с одной стороны, значительно уменьшился удельный вес методологии в науке в целом (методология частично была отождествлена с идеологией и дискеридитирована по этому неправильному основанию). С другой — как тонко отмечает Б.А.

Сосновский: «но методологически главное состоит в общности, явной преемственности многих основных постулатов отечественной психологии» [199, с. 14], т.е. методологические принципы из декларируемых категорических постулатов превратились в методологические ориентиры, которые и до сих пор составляют непреходящую ценность для многих современных исследований.

В качестве методологических ориентиров они повышают уровень проблемности психологии, о чем также пишет Сосновский, отмечая по каждому конкретному вопросу, что осталось не исследованной, а что — требующей эмпирической проверки и доказательства проблемой. Таким образом, проблематизация психологии не снижает ее объяснительных возможностей, а напротив, повышает.

Если на ранних этапах развития психологии личности решающую роль сыграл личностный принцип как подход к исследованию всех психических процессов, то последний период отечественной психологии позволяет охарактеризовать ее всю целиком как личностно ориентированное знание, по терминологии Полани [186], Фейерабенда и др.

Личностное основание присутствует и в исследованиях речи [123], мышления [50 и др.], памяти (Н.Н.Корж и др.) и т.д. И если работы 60-70-ых, например, даже такие глубокие, как В.К.

Вилюнаса об эмоциях, все же замыкались на детализации самих по себе функций эмоций, то исследования восьмидесятых-девяностых, вписывают конкретные определения личностных «функций» (эмоций, воли и т.д.) в контекст функционирования самой личности. Например, обращаясь к исследованию воли как традиционно личностного образования, В.К.

Калин пишет «одним из важнейших методологических вопросов проблемы воли является вопрос о том, в рамках какого целого может быть раскрыта функция воли, а через это и понята ее сущность» [103, с. 7].

Однако речь идет не просто о том, чтобы «вписать» волю в личностную «рамку» или ту или иную структуру, которая в конечном итоге, сосредоточивая внимание исследователей на соподчинении подструктур, не выводит к пониманию их функций в самом соотношении личности с миром, а о том, чтобы понять функциональные возможности самой личности, связанные с механизмами воли, эмоций и т.д. А такой подход является, в частности, реализацией системного подхода в его объяснительном, а не декларативном варианте. И при науковедческом изложении проблем психологии личности, а не только при характеристике ее как исследовательского направления, это изменение выступает очень ярко [163].

Конкретным выражением нарастающей роли объяснительного подхода и типа исследования является теоретическое моделирование, которое приходит на смену простому описанию предмета исследования, посредством столь же простой отсылки его к области проблем психологии личности.

Подобный принцип моделирования несколькими десятилетиями ранее попытался обозначить Чхартишвили в своей докторской диссертации «Проблема мотива волевого поведения» (1955 г.).

«Смысл мотивации, — писал он, — состоит именно в этом: ищется и находится деятельность, соответствующая основной, закрепленной в процессе жизни установке личности» [227, с. 104].

Такой же принцип заключен в предложенном Калиным подходе к воле: «функцией волевой регуляции является оптимизация процессов становления и удержания необходимой формы деятельности» [103, с. 9]. Также, давая определение способностей и прослеживая их превращение в профессионально-важные качества (ПВК), В.Д.

Шадриков уточняет характеристики или параметры любой деятельности — производительность, качество, надежность и конкретно (в том числе эмпирически) прослеживает, как ПВК и лежащие в их основе способности обеспечивают соответствие субъекта тем или иным параметрам (требованиям) деятельности при ориентации на них субъекта [230].

В качестве основного выступает критерий предпочтительности [там же, с. 67], который, однако, субъекту иногда приходится минимизировать, чтобы осуществить деятельность не оптимальным путем, а тем, которым ее приходится осуществлять в сложных информационных или временных условиях [там же, с. 86].

Иными словами, прослеживается периодизация в логике постановки в данном случае проблемы способностей: на первом этапе соотносятся способности и деятельность, на втором — вводятся ПВК как своеобразный переходный «мост» между способностями и деятельностью (ее требованиями), а на третьем — способности определяются не только по индивидуальным критериям и критерию социальной успешности деятельности, но по критерию субъективно приемлемой успешности. И, наконец главное, проблема радикально преобразуется: и ПВК и способности рассматриваются с позиций их «использования» самой личностью в ее способе соотношения с деятельностью. Это преобразование проблемы является парадигмальным применительно к области психологии личности и всей психологии.

Подобным же функциональным способом К.А.

Абульхановой-Славской определяется ответственность как задача, которую ставит перед собой личность при осуществлении деятельности — удержаться на уровне определенного качества ее выполнения, отвечающего притязаниям личности в течение определенного времени и при наличии непредвиденных трудностей [12, 75]. Аналогично определяется ею и сама активность личности как ее жизненная способность удержать себя в качестве субъекта своей жизни (или — в случае неспособности — превратиться в ее пассивного исполнителя) [11, 12].

Иными словами, идет ли речь о волевых качествах личности, о ее способностях, ответственности, ее мотивации или свойстве быть субъектом жизни, определение функций каждой из этих личностных «способностей» на современном этапе развития психологии личности дается через систему отношений личности с миром — деятельностных, ценностных и др., в зависимости от конкретной «стратегии», которую личность выбирает при реализации этих отношений.

Так, например, в системе понятийного анализа В.Д. Шадрикова в одних случаях личность в качестве субъекта деятельности «придерживается принципа «достаточности», а не принципа «максимума» [230, с. 104], которого достигает в других.

В отношении использования тех же способностей личность может вступить на путь их чистой эксплуатации, скажем, в творческой профессиональной деятельности, ориентируясь в своей мотивации на достижимый с их помощью успех, или выбрать стратегию их профессионального совершенствования, путь трудоемкий и лишенный сиюминутного успеха, но в коl

Источник: https://psy-space.ru/?page=razvitie-problem-psihologii-lichnosti-v-80-90-e-gody

Современные исследования в области психологии личности

Современные исследования в области психологии личности

80-90-е г. ХХ в. могут быть выделены в отдельный период развития психологии личности. Признаками этого периода, согласно К.А. Абульхановой-Славской, являются:

 — обращение к исследованию реальной личности. Отметим, что в 20-30 гг. ХХ в. советская психология также была ориентирована на изучение реальной личности (в основном личности ребенка) — живущей и воспитывающейся в условиях советского общества.

Читайте также:  Какая у вас реальность? - психология

Позднее в отечественной психологии обратились к изучению идеальной личности — личности советского человека, так называемой гармонически развитой личности.

На современном этапе развития психологии интерес к изучению реальной личности возник снова;

 — сближение психологии личности и этики, обращение к нравственно-ценностным аспектам поведения, мышления и мотивации;

 — особое внимание к проблемам психического здоровья (психотерапии и консультированию);

 — благодаря разработке Б.Ф. Ломовым системного подхода, исследование конкретных проблем психологии личности (эмоций, способностей, мотивации) стали исследоваться не сами по себе, а в составе более общей системы личностного знания. На основе таких системных исследований очень активно развивается типологический подход.

Типологические исследования можно разделить на два направления:

— Построение типологии по тем или иным заранее выделенным основаниям (априорная);

— Обобщение существующих в реальности типов (апостериорная).

Примером первой типологии может быть модель, предложенная Э.А. Голубевой. Она изучает способности и наклонности человека и полагает, что их первоосновой могут быть три особенности: активность, саморегуляция и направленность. Этот пример демонстрирует вариант типологии, подстроенной на структурной и структурно-функциональной модели личности и ее свойств. Типология Э.А.

Голубевой построена по типу «организм — личность». Примером второй типологии, построенной не на структурных, а на функциональных принципах, является модель К.А. Абульхановой-Славской. Эта типология охватывает соотношение «личность — жизненный путь», а не «организм — личность», или «личность-деятельность».

В основание типологии были положены — активность, как аналог направленности и саморегуляция. Выделены две формы активности: ответственность и инициатива. Саморегуляция рассматривалась как механизм активности, а последняя — как способность личности.

В соответствии с одним из признаков современных отечественных исследований в области психологии личности активно начинают изучаться морально-нравственные особенности личностной организации. Это исследование идеалов личности, связи личностных и моральных механизмов (Н.В. Дубровина), моральных и интеллектуальных механизмов (А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, Л.В. Темнова). Так, в исследовании О.

Николаевой, проведенном под руководством М.И. Воловиковой, проверялась гипотеза Л. Колберга об опережении морального развития интеллектуальным. В отечественном исследовании была получена типология, в которой первый тип соответствует представлению Л.

Колберга о зависимости морального развития от интеллектуального (дети, не достигшие интеллектуального уровня, не рассматривали моральные задачи как проблемы). Однако второй тип — дети с невысоким интеллектуальным развитием демонстрировали высокий уровень морального развития. Это направление продолжает развиваться в русле психологии понимания (В.В. Знаков).

Феномен и закономерности понимания рассматриваются В.В. Знаковым с позиции исследования явлений «правды» и «лжи». В отличие от понятия истины, которая выражает общезначимую констатацию соответствия высказывания действительности, правда — категория, выражающая мировоззрение человека. Кроме того, правда основана на традиции, вере, представлении о справедливости в отношениях между людьми.

Феномен правды изучается Знаковым в соотношении с другим явлением психологии понимания — ложью, при этом она (правда) выражает соответствие знаний миру и (в отличие от истины) степень адекватности наших оценок социальных событий, является атрибутом канала коммуникаций.

Степень правдивости сообщения всегда обусловлена целями говорящего и слушающего, поэтому правда всегда изучается в связи с оценкой мотивации коммуницирующего субъекта. Автор рассматривает феномен лжи, его виды и психологические механизмы. Одним из видов лжи является инструментальная ложь как средство достижения личных целей.

Выявлена нравственная ложь (ложь во спасение, «white lie»), которая операционально проявляется через стремление обмануть ради спасения, например, невиновного обвиняемого. В психологическом смысле ложные показания перестают быть ложью. Здесь обнаружены гендерные различия. Такая ложь статистически значимо чаще выявляется у женщин.

В сознании нравственная ложь не связана с чертами лживости и нечестности. Явная ложь может пониматься как благородная правда. Известный философ И.А. Ильин считал, что следует различать неправду и ложь. Неправда — неверное слово об эмпирической действительности, ложь — несоответствие высказываний человека его духовным состояниям. Последние работы В.В.

Знакова посвящены проблеме макиавеллизма, лжи и вранья и гендерным различиям в понимании правды, неправды, вранья и лжи.

Следует отметить и важность изучения феномена самопонимания как процесса и результата наблюдения и объяснения человеком своих мыслей и чувств, мотивов поведения; как умения обнаруживать смысл поступков; как способности отвечать на причинные вопросы относительно своего характера, мировоззрения, а также отношения к себе и другим людям (вместо вопроса, характеризующего самопознание, «Какой Я?», задается вопрос: «Почему я так поступил?»). Продолжаются работы по изучению жизненного пути личности, начатые исследованиями Ш. Бюлер и С.Л. Рубинштейна. На современном этапе психологии личности они анализируются в работах К.А. Абульхановой, Т.Н. Березиной и др. Л.И. Анциферова разрабатывает динамическую концепцию личности. В русле этой концепции рассматриваются представления о выходе личности за свои пределы, условия достижения оптимального жизненно-деятельностного состояния, поиск новых мотивов и др. В последнее время ею проводится исследование по проблеме «жизни и смерти», проблеме оптимального и продуктивного развития человека в период поздней взрослости. Она отмечает, что особенности психического развития в поздние годы находятся под влиянием биологических и социально-психологических факторов. Согласно А. Бандуре, изменения когнитивного функционирования больше детерминированы социальными факторами, распространенными в обществе негативными шаблонами, касающимися стареющих возрастных групп населения. Под их влиянием у пожилых людей формируется негативное отношение к себе, акцентируются промахи, снижается мотивация достижения, появляется феномен «вынужденной беспомощности». Снижается так называемый «флюидный интеллект» — способность приобретать совершенно новые знания, быстро и надежно запоминать информацию, тогда как «кристаллизованный интеллект» — способность логически действовать в знакомых условиях, при решении знакомых задач, прогрессирует на протяжении всей жизни. Возникают способы компенсации забывания и других форм снижения психической деятельности за счет применения мнемических техник и других процедур овладения своим поведением. Согласно Л.И. Анциферовой и целому ряду зарубежных авторов, с возрастом не обнаруживается заметного изменения в репертуаре «техник жизни». Значительно меняется лишь их иерархия. Еще один пласт проблем, изучаемых Л.И. Анциферовой, — исследование трудных жизненных ситуаций, поведения человека в таких ситуациях и форм совладающего поведения (coping behavior). Последняя тема излагается в работах С.К. Нартовой-Бочавер. На факультете психологии МГУ под руководством В.Ф. Петренко, А.Т. Шмелева и Е.Т. Соколовой изучается психосемантика сознания личности методом семантического дифференциала. Личность исследуется не столько с точки зрения научной теории, сколько с точки зрения имплицитной концепции. Этот подход строится на существующей неразрывной связи сознания и языка. Считается, что язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание. Основным методом экспериментальной психосемантики является метод реконструкции субъективных семантических пространств. Семантическим пространством называется совокупность определенным образом организованных признаков, описывающих и дифференцирующих объекты (значения) некоторой содержательной области. Выделяются при этом некоторые правила группировки отдельных признаков (дескрипторов) в более емкие категории. В узком смысле слова семантическим пространством называется такое пространство признаков, для которых правила объединения отдельных признаков-дескрипторов заданы статистическими процедурами. В качестве примера семантического пространства можно привести методику семантического дифференциала Ч. Осгуда. Разработанный в 1959 г. метод семантического дифференциала — комбинация метода контролирующих ассоциаций и процедур шкалирования. Измеряемые объекты (понятия, изображения, персонажи) оцениваются по ряду биполярных (3-х, 5, 7-бальных) шкал. Полюса заданы с помощью вертикальных антонимов. Оценки понятий по отдельным шкалам коррелируют друг с другом, и с помощью факторного анализа удается выделить пучки таких высоко коррелирующих шкал и сгруппировать их в факторы.

В исследованиях Осгуда строилось семантическое пространство на базе шкалирования понятий самых разных классов (пламя, мать, ураган, радость и др.). Было выявлено три основных фактора: оценка, сила и активность.

В работах В.Ф. Петренко были выделены такие факторы, как:

 — оценка (приятный — неприятный, светлый — темный, красивый — безобразный),

 — активность (активный — пассивный, возбужденный — расслабленный, быстрый — медленный),

 — упорядоченность (упорядоченный — хаотичный, устойчивый — изменчивый),

 — сложность (сложный — простой, неограниченный — ограниченный),

 — сила (большой — маленький, сильный — слабый),

 — комфортность (безопасный — опасный, мягкий — твердый, нежный — грубый).

В.Ф. Петренко описаны процедуры построения семантического пространства:

 — I этап — выделение семантических связей анализируемых объектов и построение матрицы сходства анализируемых объектов или их близости;

 — II этап — математическая обработка матрицы факторным анализом;

 — III этап — интерпретация выделенных факторов.

С помощью метода реконструкции субъективных семантических пространств В.Ф. Петренко исследует мотивацию, поведенческие стереотипы, этнические стереотипы и др. В этом же ключе построения имплицитных концепций работают и другие исследователи. Так, М.И. Воловиковой, М.И.

Гренковой выполнено исследование по современным представлениям о порядочном человеке. По инструкции испытуемому нужно было: 1) описать человека, о котором можно было бы сказать, что он порядочный человек; 2) описать запомнившуюся ситуацию, указывающую на его порядочность.

Были отмечены такие доминирующие характеристики, как а) умеет прийти на помощь; б) добрый; в) честный. Помимо названных качеств, выделились следующие особенности: умный, сдержанный, трудолюбивый, общительный, понимающий ситуацию и человека, отзывчивый, ответственный.

Отметим, что с нравственными характеристиками были связаны коммуникативные, когнитивные и волевые характеристики и практически отсутствовали эмоциональные качества.

Аналогичной по стилю и направленности работой является исследование Н.Л. Смирновой: «Образ умного человека: российское исследование».

Она отмечает, что имплицитные концепции интеллекта (имплицитные — представления о какой-либо особенности в обыденном сознании в отличие от научных представлений) широко исследуются последние 10-15 лет за рубежом.

Она попыталась определить психологические и культуральные особенности интеллектуальной личности. В зарубежной психологии этой проблемой занимались Дж. Брунер, Р. Тагиури, а затем Р. Стернберг.

Что касается американской выборки, — были получены данные о том, что интеллект включает три особенности:

 — способность к практическому решению проблем (видит все аспекты проблем);

Читайте также:  Большая группа - психология

 — вербальные способности;

 — социальная компетентность («принимает других такими, какие они есть», «ошибается»).

Азума и Кашиваги исследовали представления об интеллектуальности среди японцев. Они просили своих респондентов дать не идеальное представление об умном человеке, а предлагали подумать о конкретной личности, которую они считают интеллектуальной. Факторная структура, обнаруженная у японцев, отличается от американской.

В нее входят следующие факторы:

 — рецептивная социальная компетентность («возможность встать на точку зрения другого», «сочувствующий», «скромный»);

 — позитивная социальная компетентность («хороший оратор», «социабельный», «рассказывает с юмором»;

 — эффективность («работает умело», «не тратит времени»);

 — оригинальность («оригинальный», «точный»);

 — тип образованности («хорошо пишет», много читает»).

В финском исследовании (Рати и Снелман), проведенном по аналогии с японским исследованием, выделено 5 факторов:

 — кооперативные социальные навыки («считаться с другими»);

 — умение решать проблемы («легко обучается», «легко понимает»);

 — настойчивость социальных умений («может отстаивать свое мнение»);

 — рассудительность («точный», «планирует, прежде чем действует»);

 — софистика («хорошие общие знания», «много читает»).

В исследовании, которое провела Н.Л. Смирнова на российской выборке были получены следующие результаты. Взрослые люди отдавали предпочтение в выборе умному мужчине, в среднем 38 лет. Школьники предпочитают выбирать из своей половой и возрастной группы.

Факторный анализ показал, что выделено 5 факторов:

 — социально-этический фактор («скромный», «порядочный», «добрый»);

 — культура мышления («эрудированный», «интеллектуальный»);

 — самоорганизация («практичный», «стремится к поставленной цели»);

 — социальная компетентность («хорошо говорит», «активный», «общительный»);

 — опытность («мудрый», «многое умеет»).

Сравнение отечественных данных с американскими, финскими и японскими позволило сделать вывод о том, что представления россиян об интеллектуальном человеке очень близки к результатам, полученным в японском исследовании. В обеих культурах именно социальный фактор занимает ведущее место в факторной структуре интеллекта.

Во всех других, кроме отечественного и японского, ведущим является когнитивный компонент. Автор делает вывод об особенностях западной и восточной культуры в представлениях об умном человеке.

Гендерные сравнения показали, что наличие когнитивных признаков часто встречается при описании мужской интеллектуальности, а присутствие социальных дескрипторов — женской.

Несколько приведенных работ показали актуальность исследования имплицитных концепций личности и интеллекта, тем более, что, как известно, они тесно связаны с эксплицитными научными теориями.

Источник: http://biofile.ru/psy/1718.html

Психология личности. Ее структура

Психология личности. Ее структура

1-ый период советской психологии (20-нач 30 гг) – изучение реальной личности (беспризорников), дефектологии и др.

  • Изучение ребенка в конкретных социальных условиях оформилось в педологическое направление, обосновалась «Зона ближайшего развития»;
  • Изучение реальной Личности подменялось обсуждением идеала советского человека;
  • Несколько школ, между которыми происходили теоретические дискуссии. Теория личности развивалась на одной Марксистско-Ленинской методологической основе;
  • Разработка проблемы личности больше зависела от социальных и идеологических причин, чем научных;

В 30-е гг после разгрома педологии в разработке проблемы личности наметилось 2 направления:

  1. Теоретические проблемы в составе общей психологии на основе Марксистской методологии, но с учетом развития мировой психологии. Проявил себя Рубинштейн.
  2. Проблема психического развития ребенка и его личности (Выготский, Божович, Запорожец, Эльконин и др.).

Кроме этих разрабатывался методологический уровень анализа личности (методологические признаки). Основной методологической проблемой стало соотношение биологического и социального. Методология изучения детства.

II. Методологические принципы изучения личности

1. Личностный принцип, разработанный Рубинштейном, раскрывает зависимость всех психических процессов от личности, как единого основания и который на разных этапах развития отечественной психологии изменял содержание.

Сначала – это преодоление функционизма, далее изучение психических процессов и состояний в деятельности.2. Принцип единства сознания и деятельности, разработал Рубинштейн. Сознание – это регуляторная система, организующая отношение личности, складывающееся в ходе деятельности. Параллельно работал Леонтьев.

По Рубинштейну, сознание осуществляет 3 функции:Целостную регуляцию психических процессовРегуляцию отношенийРегуляцию деятельности.3. Системный подход. Рассматривает личность как элемент общественной системы. Обстоятельно рассматривал его Ломов, отдельные элементы рассматривал Ананьев, Анохин, Леонтьев, Рубинштейн.

Личность рассматривается в разных системах связи и выступает в деятельности, общении, в коллективе, в группе и т.д.

4. Принцип развития. 3 этапа развития личности:

Усвоение действующих норм и овладение соответствующей деятельностью.Индивидуализация. Поиск способов и средств для своей индивидуальности.Интеграция. Требует от личности проявлять индивидуальные особенности, которые соответствуют ценностям среды.

Если личность проходит все этапы развития, то формируется и идет ее самоутверждение в среде.

III. Подходы отечественных ученых к проблеме личности, построенные на разных основаниях

Мясищев определял личность через отношение. Выготский – через активность. Леонтьев- через деятельность. Узнадзе – через установку. Мерлин – как интегральную индивидуальность.

IV. Изучение проблем психики личности в 80-90 гг

Получил развитие гуманистический подход, осуществленный в 60 гг, идущий от Роджерса. Переход к гуманизму. Разработка Ломовым системного подхода. Переход от описательного к объяснительному подходу.

Развито теоретическое моделирование.

Выделяются типологии личности Рейенвальд в качестве системообразующего фактора рассматривается направленность, а осознанность, организованность и интенсивность в качестве 3 параметров в структуре личности.

Эту линию предложил Крупнов, развивая системно-диспозиционную концепцию целостной личности.

В 80-90 гг развивается мотивационная концепция личности Осеевой, отражающая связи личностных и моральных механизмов. Динамическая концепция личности Анцыферовой, отражает развертывание личности в ее жизни и деятельности.

Брушлинский, продолжая Ломова, рассматривает личность в общении. Развивается акмеология – изучение вершины личности (Кузьмина, Деркач, Бодалев, Климов, Селезнева). Исследуются проблемы экономической психологии.

Продолжает развитие Эко-психологии.

V. Наиболее значимые концепции последнего времени

  1. Концепция историко-эволюционного подхода к изучению личности Асмолова. Психология личности понимается как история развития изменяющейся личности в изменяющемся мире. Биогенез, социогенез и персоногенез имеют точки пересечения. Соотношение биологического и социального.

    Личность – это человек в историко-эволюционном процессе, носитель социальных ролей, существующий в ходе жизненного пути преобразования природы, общества и себя. Личность как «образы человека»: ощущающий человек, человек-потребитель, запрограммированный человек, деятельностный человек. Особо выделяет системно-деятельностный-историко-эволюционный подход.

  2. Субъектно-личностная концепция развития человека (Абульханова-Славская).
  3. Системно-диспозиционная концепция целостной личности (Крупнов). Системно-диспозиционная концепция целостной личности Крупнова.

    Рассматривается целостная структура личности как система социально-психологических образований и свойств, их иерархическая организация и многомерная природа в единстве инструментально-поведенческих и содержательно-смысловых составляющих.

  4. Динамическая концепция личности (Анцыферова).

  5. Общественно-деятельностная концепция Ломова. Категория личности относится к числу базовых, наряду с категориями: отражения, деятельности, общения, социального и биологического в психическом развитии индивида.
  • 1 тезис: Только анализ отношения индивид-общество раскрывают свойства человека как личности.
  • 2 тезис: личностные свойства формируются и развиваются в зависимости от принадлежности человека к классу, нации, этнической группы, профессии, семьи, образования и т.д.
  • 3 тезис: общий и характерный для общества образ жизни индивидуален, в зависимости от того, в какие общности и как включается индивид.
  • 4 тезис: основанием свойств личности является система общественных отношений. Личность – это член общества и его продукт.
  • 5 тезис: непрямая связь общественных отношений и психологических свойств личности (мотивы, стремления, установки, симпатии и антипатии).
  • 6 тезис: социальная детерминация личности осуществляется в их действиях и взаимодействиях.
  • 7 тезис: совокупность и система общественных отношений определяет социальный статус личности и ее развитие.
  • 8 тезис: позиция личности в обществе – это многомерное динамическое пространство, каждое измерение которого соответствует определенному виду. Общественные отношения, способы включения и мера участия личности в общественные отношения различны.
  • 9 тезис: детерминированность личности общественными отношениями не означает, что она является их пассивным слепком. Включение личности в систему общественных отношений осуществляется как активный процесс.
  • 10 тезис: основным условием самоопределения личности и сознательным регулированием своей жизнедеятельности является ее общественная активность.
  • 11 тезис: личность – социальное качество индивида, определяется его включением в общественные отношения. Проявляется в его действиях, поступках, в эмоциональных, интеллектуальных, волевых и других психологических свойствах.
  • 12 тезис: в процессе движения индивида в системе общественных отношений происходит превращение психических процессов в психические свойства.
  • 13 тезис: развитие индивида как личности в обществе обеспечивается сложной системой детерминаций, которые переходят в самодетерминацию, которая не заменяет и не отменяет социальной детерминации, а дополняет ее.

Ломов рассматривает направленность личности как системообразующее свойство личности, определяющее ее психический склад. Здесь выражаются цели, мотивы, субъективное отношение к деятельности. Направленность личности включает мотивационную сферу личности, потребности личности, жизненные цели и способности.

6. Концепция личности Леонтьева. Личность – это продукт взаимодействия индивида со средой. Личность употребляется только по отношению к человеческой Личности – продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека.

Личность создается общественными отношениями, в которой индивид вступает в своей деятельности. Реальное основание личности человека лежит в системе деятельностей. Иерархические отношения деятельности образуют ядро личности.

Рассмотрим мотивы деятельности (смыслообразующие; мотивы-стимулы). Эмоции выполняют функции внутренних сигналов, отражают отношение между мотивами и успехом реализации деятельности. Сомневается по поводу иерархии мотивов Маслоу.
7.

Функционально-динамическая концепция личности Платонова К.К. Выделил 4 подструктуры:

  1. Социально-обусловленная, отражает направленность личности, включает направленность убеждения, мировоззрения, идеалы, стремления, интересы, желания.
  2. Включает ЗУН и привычки, приобретается с обучением, но с влиянием биологических свойств личности.
  3. Особенности психических процессов: воля, чувства, восприятие, мышление, ощущения, эмоции, память (формируется в процессе упражнений).
  4. Биологически обусловлена, объединяет: темперамент, половые и возрастные свойства, патологические изменения личности.

Периодизация изучения личности в зарубежной психологии в 20 веке.

  • 1 период (10-е г – середина 30 гг): личность рассматривается через ее природные, биологические факторы (Фрейд, Юнг, Макдугалл). Идея: личность — сложная многоплановая система, подчиняемая биологическим аспектам. Уотсон положил начало бихевиоризму, где личность – это «репертуар поведений». Типология Кречмера связывает характер реакций человека с его физической конституцией.
  • 2 период (середина 30-х – 50 гг): Необихевиоризм (Толмен, Холл) и Неофрейдизм (Хорни, Салливан, Фром). В 1-ом направлении к схеме S→R добавили промежуточные переменные (потребности, потенциал реакции, сила навыка). Во 2-м перенесли внимание с биологически врожденного бессознательного на социально-ориентированные явления психики. Борьба за господство торий личности вызвала критику и взаимное неприятие. Появились теории мотивации (К. Левин, Гольдштейн, Мюррей). Оллпорт создал теорию черт. Шелдон – конституциональную теорию. Мерфи – биосоциальную теорию.
  • 3 период ( 50-е- начало 60-х гг): изучение авторитарной личности (Адорно, Франкл и др.). Факторный анализ Кеттела. Теория типов личности Айзенка. Психоаналитическая теория Эриксона. Теория социального научения Роттера (альтернатива бихевиоризма). Теория личностных конструктов Келли. Гуманистические теории личности Маслоу и Роджерса.
  • 4 период (начало 60-х середины 70 гг) Индивидуальное различие личности (темперамент) (Басс, Айзенк, Грей, Стреляу, Мак Крей и Коста). Пересмотр и оценка теоретического и эмпирического материала. Поиски путей интеграции разных теорий личности,  спад научных публикаций по проблемам мотивации и эмоций, увеличение публикаций по когнитивным функциям. Пик популярности гуманистической псих. Методы когнитивной психотерапии (Эллис, Бек). Теория локуса-контроля Роттера.
  • 5 период (сер 70-х гг): психоаналитическое, бихевиористское, гуманистическое направления стремятся выйти из кризиса. Индивидуальное различие личности (темперамент) (Басс, Айзенк, Грей, Стреляу, Мак Крей и Коста).

Источник: http://www.psyworld.ru/for-students/cards/general-psychology/968-2010-11-18-11-39-29.html

Развитие идеи личности в отечественной психологии: типологический подход. Сравнительный анализ теорий личности первого этапа

Психология личности в России развивалась в четыре периода:

Первый период – последнее десятилетие 19 века – 20 – е годы 20 века.

Для него характерным и существенным было появление самой идеи личности.

Превращение человека в личность рассматривалось как идеальная модель, как социально желаемый итог его развития. Идея личности постепенно трансформируется в идею всесторонне развитой личности, но пути и средства её формирования только намечаются.

Проблематика личности на данном этапе ещё только прорисовывается и не имеет не только феноменологического, но и семантического пространства.

В этой связи есть основания думать, что для первого периода развития психологии личности характерны: общефилософский подход, недифференцированность теоретических -подходов, начало экспериментального изучения, невостребованность психологических знаний о личности социальной практикой.

Второй период – 30 – е – середина 60 – х годов 20 века.

Проблема личности начинает занимать устойчивое положение, приобретает дисциплинарный характер. Осуществляется попытка обозначить дефиницию, и раскрыть личность как психологическую категорию.

Намечаются более чёткие феноменологические области исследования личности: воля, активность, характер, темперамент, сознание, бессознательное, развитие личности.

Происходила простая подмена слова «человек» «личностью», что служило почти гарантом его духовной и социальной состоятельности.

Тенденция ограничиться только словесными декларациями о социальности личности долго ещё сохранялось в советской психологии.

Третий период – середина 60 – х – конец 80 – х годов 20 века.

Это период создания концепций «нового советского человека». Психология личности как бы эксплицируется вовне, обнаруживая свои возможности и оттесняя другую психологическую проблематику. Идея личности трансформируется в личностный принцип.

Личностная феноменология пополняется статусом, социальными ролями, уровнями притязаний, установками, референтностью, направленностью. Делается попытка построить структуру личности, иерархизировать её подструктуры, дать новое, более обобщённое понятие о личности. Вновь смешиваются психологический и социологический уровни исследования личности.

Усиливается внимание к методам исследования личности. Идёт поиск механизмов формирования и развития личности.

Четвёртый период – конец 80 – х – 90 – е годы 20 века.

В этот период сохраняются многие особенности третьего периода, но при этом усиливается внимание к методологическим аспектам. Феноменологические аспекты личности становятся господствующими в её проблематике.

Открываются «новые» грани личности: персонализация, субъектность, неадаптивная активность. Объявляется создание теории личности. Личность объявляется системным качеством. Идёт попытка применения системного подхода к изучению личности, называются её подсистемы.

Внутри каждого из названных периодов развития психологии личности были вычленены и обобщены те научные направления и школы которые реализовали различные исследовательские задачи, но были объединены фактором «общего времени», и фактором общего социального контекста.

Личность является понятием, отражающим не только фактическое состояние индивидных и социальных свойств человека, но и понятием ценностным, выражающим его идеал. Идеал культурного человека «есть не что иное, как идеал человека, который в любых условиях сохраняет подлинную человечность».

Такой идеал трудно достижим, но главное в нем — это определение траектории развития и саморазвития человека.

Сегодня ставится вопрос о необходимости развития творческой личности и ее базовой культуры, включающей культуру жизненного самоопределения, культуру труда, политическую, экономико-правовую, духовную и физическую культуру, культуру межнационального и межличностного толерантного общения.

Личность и развитие ее сущностных сил провозглашены в качестве ведущей человеческой ценности. Действительное, а не формальное решение проблемы развития ценностей связано с развитием ценностных ориентации личности, которые затрагивают все ее структуры.

Ценностные ориентации характеризуются как устойчивые, инвариантные «единицы» сознания личности. К ним относятся идеи, понятия, «ценностные блоки», выражающие суть нравственного смысла человеческого бытия. Ценностные ориентации выступают также в качестве основного компонента в системе диспозиций личности и ведущего механизма социальной регуляции поведения личности, ее приобщения к ценностям общественного сознания, культуры.

Речь также идет о формировании у личности состояния готовности к определенному способу действия, выражающемуся в ее ориентации на те или иные ценности материальной и духовной культуры.

Общепсихологический подход к ценностным ориентациям заключается в рассмотрении их как элемента высших мотивационных структур жизнедеятельности личности.

В соответствии с этим ценностные ориентации определяются как направленность личности на те или иные ценности (цели, стремления, идеалы).

К настоящему времени психология личности имеет явно выраженный междисциплинарный и наддисциплинарный статус.

Междисциплинарность статуса личности определяется тем, что в составе многих из сложившихся научных областей (философии, логики, социологии, психологии, психиатрии, биологии, физиологии, генетики и др.

) она диктует специфическое содержание, структурные и динамические особенности их развития и становления.

Обращение к «личностному» обнаруживает себя в качестве всеобщего и необходимого ус-ловия становления различных областей психологии (общей, педагогической, развития, юридической, социальной, этнической и т.д.). Накопление теоретических и экспериментальных данных о личности в истории российской психологии происходило в контексте ее основных отраслей, а также в ряде смежных с нею наук: педагогике, философии, социологии, этике.

Наддисциплинарный статус идеи личности обусловлен присутствием в истории русской философской и социологической мысли основных категорий и способов интерпретации феномена «личность», задающих ценностное и предметное содержание для конкретных научных дисциплин.

Исторический контекст оказывал прямое и косвенное влияние на способы существования, репрезентацию и трансформацию идеи личности, на переосмысление феномена «личность», его теоретическую, методологическую и эмпирическую трактовку, на смену основных теоретических концепций личности. Ко второй половине XIX в. четко обозначились два направления в изучении человека.

Первое связано с естественно-научным пониманием человека (Н.Г Чернышевский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, М.А. Бакунин, И.М. Сеченов и другие). Второе направление в изучении человека связано с традициями русского идеализма (К.Д. Кавелин, B.C. Соловьев, Л.И. Шестов, Н.Я. Грот, М.М. Троицкий, СЛ. Франк, Л.П. Карсавин, Н.А. Бердяев, А.Ф. Лосев, И.О. Лосский, А.И.

Введенский и др.). Факти¬чески на протяжении последующих десятилетий эти два на¬правления находились в противостоянии.

Формирование предпосылок развития психологии личности происходило не только в рамках философии и социологии.

Не меньшее значение для последующего становления и развития личностной проблематики имели исследования отечественных ученых по психофизиологии, физиологии органов чувств, физиологии мозга, физиологии высшей нервной деятельности и другим естественнонаучным дисциплинам (П.К. Анохин, В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт, И.П. Павлов, И.М. Сеченов, А.А. Ухтомский и др.)

Философско-социологические и естественно-научные предпосылки создали два типа рассмотрения личности: субъектный и объектный, следствием которых явились плохо совмещаемые друг с другом представления о различных сторонах и свойствах конкретного бытия человека.

В дальнейшем это привело к потере «целостности» личности, постепенно приобретшей характер смысловой декларативной установки, которая, хоть и безоговорочно принималась и провозглашалась представителями обоих направлений, все же не была реализована в их исследованиях.

Исторически сложившийся первый тип построения психологии личности выделился в конце XIX начале XX в. Для этого периода наиболее существенным было появление самой идеи личности. Превращение человека в личность рассматривалось как идеальная модель, как социально желаемый итог развития.

Логика «самоопределения» идеи личности в обозначенный период истории равным образом раскрывается в общих, закономерно сменяющих друг друга способах существования: в виде философской идеи (недостаточно определенной и операционально проработанной) и в виде совокупности своих феноменологических воплощений. Таким образом, «самоопределение» идеи личности можно трактовать как поиск дефиниций и наиболее адекватного для нее проблемного поля.

«Личностное», выступая в виде философской идеи, выразилось в ряде понятий, таких как «целостность», «гармоничность», «свобода», «всесторонность развития», «субъект», «субъект воления», «свобода воли», «оригинальность», «су-веренность», «гуманность», «идеальная личность», «интеграль-ная личность», «превращенная личность», «симфоническая личность», «индивидуальность».

Совокупность феноменологических «воплощений», означавших для исследователей суть «личностного» и являвшихся предметом собственно психоло-гического анализа, отразилась в понятиях «сознание», «воля», «душа», «потребность», «активность», «темперамент», «ха-рактер», «нравственное поведение», «способности», «идеалы», «мотивы», «установки», «настроения», «нравственные чувства», «переживания».

Данный период существования идеи личности отразился в опыте построения целостных психологических концепций личности, сочетающих в себе философский и конкретно-психологический аспекты. Таковы концепция человека как интегрального феномена, характеризующегося логико-значимой взаимосвязью всех существенных компонентов его личности (П.А.

Сорокин); концепция развития личности путем психических превращений и преобразований внутренних личностных форм (М.М. Троицкий); идея целостной личности и ее пространственных границ (Л.П. Карсавин); попытка понять специфику познающего мир субъекта (Л.И. Шестов); учение о «вечном» человеке и о человечестве как едином существе (B.C.

Соловьев); метафизическая трактовка личности (Н.Я. Грот); «цельные учения о человеке» (В.М. Бехтерев); намеченный Л.С. Выготским путь преодоления разрыва между описательной и объяснительной психологией в трактовке личности как «вершинной проблемы» психологии; опыт построения общепсихологической теории личности Д.Н.

Узнадзе; теория Я как активного деятеля в среде М.Я. Басова; первая типология личности А.Ф. Лазурского и др.

На рубеже 20-30-х гг. XX в. становится популярным тезис: «Изучать человека как активного деятеля». Однако он не решал проблему активности, так как не была преодолена тенденция биологизации человека.

Источник: http://shpargalum.ru/psixologiya-lichnosti/voprosyi-k-ekzamenu/razvitie-idei-lichnosti-v-otechestvennoj-psixologii.html

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию