Речь шизоида — психология

Речь шизоида

Речь шизоида - психология

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

У шизоида во рту «каша». Не такая, как у гипертима, — тот говорит быстро и не договаривает фразы, они сбивчивы, налезают одна на другую, но он более или менее неплохо артикулирует слова. У шизоида плохо именно с артикуляцией, которая обусловливает плохую дикцию.

Интонации зачастую неадекватны содержанию высказывания. Плюс к этому шизоидная речь изобилует словами-паразитами, вводными словами, причастными и деепричастными оборотами, сложноподчиненными и сложносочиненными предложениями.

Плюс он часто бросает фразу и начинает новую, у него меняется план всего высказывания. Плюс нередко наблюдается скороговорка с повторением некоторых фраз, слов, слогов. А наряду со скороговоркой — неадекватные замедления и паузы при произнесении слов.

Словом,речь нечленораздельная, путаная, сбивчивая, «захлебывающаяся», косноязычная. В результате трудно понять, что человек говорит.

Кажется, что все это идет от неуверенности. Человек боится, что его перебьют, не поймут. Это еще не заикание, но уже лого-невроз. Хотя до логопеда дело не доходит. Да и вряд ли логопед здесь поможет.

Шизоида часто трудно понять еще и потому, что он раб освоенной им терминологии, он скован ею, не может из нее выбраться. Терминов он не растолковывает: это потребовало бы дополнительных усилий. Собеседнику навязывается недоступный стиль речи. В результате связь с окружением совсем уж плохая.

Все это в особенности проявляется при чтении стихов. Здесь прибавляется еще и сбой в логических ударениях. В стихотворении ритм и рифмы ведь не отменяют логических ударений. Но шизоиду трудно сочетать то и другое вместе. И вот он, на подсознательном, конечно, уровне, игнорирует логические ударения, подчеркивая формальные ритмические ударения и рифмы.

Создается впечатление неестественности. Чтобы представить себе, как читают стихи шизоиды, можно послушать записи известных шизоидных поэтов: Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Иосифа Бродского… Причем если у Вознесенского чувствуется заимствованная у истероидов яркость, то при всей глубине стихов Бродского читал он их довольно монотонно.

Речь шизоида сопровождается неадекватной мимикой. Это парамимия — термин, обозначающий неадекватность мимики содержанию речи. Вообще-то это термин опять психиатрический. Но к шизоидной мимике он тоже подходит. «Пара-», как известно, — это «около».

То есть мимика «не в кассу», а «около». И действительно, у шизоида часто как бы приклеенная неподвижная улыбка и при этом вытаращенные глаза, или взгляд исподлобья, или приподнятые, как у Пьеро, брови, или тик.

Бывает, что лицо просто малоподвижно — это гипо-мимия.

Я, по обыкновению, сгустил здесь краски. Все вместе и в такой степени выраженности это наблюдается при шизоидной психопатии. Но если убрать преувеличения, можно получить акцентуацию или рисунок личности.

Жестикуляция у шизоида либо почти отсутствует, либо его жесты так же не соответствуют содержанию речи, как и мимика. Для рукопожатия подается вялая плоская безжизненная ладонь. Вычурное шевеление пальцев. Однообразные, в ритм речи, вихляния кисти.

Варианты этой «паражестикуляции» трудно поддаются описанию, но они настолько характерны, что сразу видно отличие и от безудержной пляски рук гипертима, и от «вальсирования» рук истероида, и от указующего перста паранойяльного, и от сдержанного, скупого эпилептоидного жеста.

Источник: https://knigarazuma.ru/article/rech_shizoida

Особые переводы

Особые переводы

ШИЗОФРЕНИЯ : ПРИЗНАКИ, ВИДЫ, ЛЕЧЕНИЕ

Авторы: Мелинда Смит, Жанна Сигал
Перевод: Ирина Гончарова
Редактор: Лиза Родина
Оригинал: http://www.helpguide.org/mental/schizophrenia_symptom.htm

Наша группа в фейсбуке:  https://www.facebook.com/specialtranslations

Наш паблик вконтакте: https://vk.com/public57544087

Понравился материал — помогите тем, кому нужна помощь: http://specialtranslations.ru/need-help/

Копирование полного текста для распространения в соцсетях и на форумах возможно только путем цитирования публикаций с официальных страниц Особых переводов или через ссылку на сайт. При цитировании текста на других сайтах ставьте полную шапку перевода в начале текста.

Шизофрения: распознавание симптомов, ранние признаки, причины и виды.

Шизофрения — тяжелое заболевание, лишающее человека возможности ясно мыслить, общаться с другими людьми, испытывать глубокие эмоции и нормально функционировать. Болезнь также стирает грань между реальностью и воображаемыми вещами — заболевший человек часто не в силах отличить одно от другого. Однако не стоит считать шизофрению окончательным приговором.

Ее можно и нужно контролировать. Первым шагом к этому является распознавание признаков и симптомов болезни. Вторая ступень к ее преодолению: скорейшее обеспечение больного необходимой помощью и лечением. И третий шаг – неукоснительно придерживаться лечебного курса.

Если терапия построена правильно, и у больного есть необходимая поддержка и помощь, то такой человек сможет вести счастливую полноценную жизнь.

Что такое шизофрения?

Шизофрения – это такое нарушение деятельности мозга, которое влияет на мысли, действия и восприятие действительности человеком.

Она искажает представление о реальности и нарушает все способы взаимодействия человека с окружающим миром. Шизофреники могут видеть и слышать несуществующие вещи, странно разговаривать, говорить на недопустимые темы.

Иногда они искренне верят, что другие люди хотят причинить им вред, или постоянно следят за ними.

https://www.youtube.com/watch?v=Z7hF3uttPW0

Уничтожая границу между действительностью и фантазией, шизофрения делает повседневную жизнь больного человека сложной и даже пугающей. Как шизофреник реагирует на реальность? Он пытается убежать от окружающего мира, спрятаться от него, страх и смущение толкают его на неадекватные действия.

В большинстве случаев шизофрения возникает в позднем подростковом возрасте. Но заболевание может настигнуть человека и в зрелости, и в старости. В редких случаях шизофрения проявляется у детей и подростков, хотя симптомы в этом возрасте немного другие. Чем раньше приходит болезнь, тем тяжелее она протекает. Мужчин она поражает сильнее, чем женщин.

Хотя шизофрения неизлечима, заболевшим людям можно помочь. Как уже было сказано выше, при правильно выбранной терапии, подобающем уходе и поддержке, большинство людей с шизофренией могут вести полноценную, самостоятельную жизнь.

Однако прогноз наиболее благоприятен, если болезнь диагностирована вовремя и правильно лечится с самого начала.

Если вы заметили у близкого человека признаки шизофрении и незамедлительно начали искать возможности помощи и лечения, то шанс на устойчивую ремиссию у больного очень высок.

Распространенные заблуждения о шизофрении.

Миф: Шизофрения — это раздвоение личности или множественное расстройство личности.
Факт: Раздвоение личности это совершенно другое, гораздо менее распространенное заболевание. Люди с шизофренией не страдают раздвоением личности, они скорее «отделены» от реальности.

Миф: Шизофрения – редкое заболевание.
Факт: Это не так. Шизофрения не редкость. Пожизненный риск развития шизофрении составляет приблизительно 1%, не зависимо от расы.

Миф: Шизофреники опасны.
Факт: Несмотря на то, что бредовые мысли и галлюцинации при шизофрении иногда приводят к агрессивному поведению, большинство людей с шизофренией не жестоки и не представляют опасности для окружающих.

Миф: Шизофреникам нельзя помочь.
Факт: Неправда, все не так безнадежно. Хотя при шизофрении необходимо длительное и серьезное лечение, но если больному будет оказана необходимая медицинская помощь и поддержка со стороны близких, то шизофреник вполне способен жить в социуме и, что важно, вести достойную жизнь.

Ранние признаки шизофрении.

Некоторых людей шизофрения поражает внезапно, ни они, ни их близкие не ждут этого.

Но в большинстве случаев болезнь развивается медленно, проявляется еще до момента возникновения психического расстройства в чертах личности заболевшего, в едва заметных предупредительных сигналах.

Первому серьезному эпизоду болезни обычно предшествует долгий скрытый период разрушения психики. Друзья и родственники больного шизофренией часто говорят, что они видели, что с их близким человеком творится что-то неладное, но они не могли понять, что именно.

В этот период люди с шизофренией часто кажутся эксцентричными, замкнутыми, у них случаются немотивированные перепады настроения. Они уходят в себя, становятся безразличны к своему внешнему виду, их жизненная активность падает, они говорят и выглядят очень странно. Часто шизофреники теряют интерес к своим занятиям, увлечениям, их работоспособность снижается, они хуже учатся.

Самые распространенные признаки шизофрении:

1. Замкнутость, уход в себя 2. Враждебность, подозрительность 3. Пренебрежение личной гигиеной 4. Эмоциональная опустошенность, невыразительный взгляд 5. Неспособность испытывать и выражать радость или горе 6.

Необъяснимые смех и плач 7. Депрессия 8. Слишком долгий сон или бессонница 9. Странные, нерациональные утверждения 10. Забывчивость, проблемы с концентрацией внимания, невозможность сосредоточиться 11.

Непереносимость критики

12. Странный выбор слов, вычурная манера говорить

Эти симптомы могут быть вызваны множеством других причин, а не только шизофренией, но, тем не менее, если вы замечаете подобные сигналы у своего близкого человека или друга, то это является серьезным поводом для беспокойства. Когда подобные странности начинают серьезно мешать человеку жить, то нужно обратиться к врачу. Если это шизофрения, то лечение поможет.

История Дэниэла

Источник: http://specialtranslations.ru/schizophrenia-signs-types-causes/

Как распознать шизофреника

Как распознать шизофреника

Нередко в рабочем коллективе или подъезде можно встретить причудливую или неряшливо одетую личность с нестандартным отношением к окружающим и неадекватным поведением. А причина этих странностей может быть признаком шизофрении – психического расстройства, которое меняет сущность человека.

Термин «шизофрения» образовался из двух греческих слов: «шизо» — раскалываю, «френ» — разум.

Название заболевания придумал профессор психиатрии Поль Эйген Блейлер и заявил, что оно должно сохранять актуальность до тех пор, пока ученые не найдут эффективный способ излечения.

Симптомы самой болезни были описаны психиатром из России еще в 1987 году, правда, тогда она носила другое название – «идеофрения».

Есть несколько пунктов, по которым можно распознать шизофреника.

Прежде всего это касается речи. Нужно отметить, что в устной речи много вводных слов, предложения сложные и витиеватые, но смысла мало. Но при шизофазии, речь разорванная и спутанная. Возможно и словотворчество, то есть придумывание собственных слов.

Наблюдаются особые ударения и интонация, которая не свойственна обычной «здоровой» речи.

В письменной речи шизофреника также видна бессмыслица и набор слов. Очень трудно дается описание и повествование. Они настолько сжаты, что трудно понять, о чем речь. Могут отсутствовать знаки препинания и падежи.

Еще один показатель как распознать шизофреника — поведение. Оно является продолжением образа мыслей. Часто оно манерное, разговор ведется в повелительном наклонении.

Это может быть горделивая, величественная поза. Одежда может быть вычурной, даже специально придуманной. В период приступов, поведение особо эмоциональное и яркое. Движения, как и речь, характеризуются бессмысленностью, несвязностью и разорванностью. Среди наиболее ярких и постоянных явлений у шизофреника хоботообразное вытягивание губ, гримасы и импульсивные поступки.

Читайте также:  Улыбка - психология

Уже на первых порах заболевания отмечается недостаток живости и яркости эмоций. Но особой чертой, которая ответит на вопрос как распознать шизофреника, это резкие и частые колебания от чувствительности, до полного равнодушия.

Отмечается ослабление сексуального влечения, особая сила которого, проявляется в мыслях и фантазиях, которые чаще всего носят извращенный характер.

В процессе развития болезни чувство такта притупляется, внешний вид стает крайне неопрятным, а в жилище отмечается полный бардак.

В физиологическом плане наблюдается замедленное половое созревание. Глазные яблоки могут быть западающими, малое раскрытие глазных щелей. Кожа часто сальная, усиленное потоотделение. Пониженная трудоспособность и тахикардия — частые явления у шизофреников. 

Советы близким

Люди, имеющие такого родственника, часто пребывают в растерянности и не понимают, как существовать с ним под одной крышей.

Чтобы избежать эксцессов, стоит изучить информацию о том, как жить с шизофреником:

Больные нуждаются в длительном лечении и должны находится под постоянным контролем. В процессе терапии непременно будут обострения и рецидивы. Необходимо создать объем работы и домашних дел для больного и никогда его не превышать.

Чрезмерная опека способна навредить. На душевнобольных нельзя злиться, кричать, раздражаться. Они не способны перенести критику.

Также необходимо знать признаки приближающейся попытки самоубийства:

Общие высказывания о бессмысленности и бренности существования, греховности людей. Безнадежный пессимизм. Голоса, приказывающие совершить суицид. Убежденность больного в том, что он страдает неизлечимой болезнью. Внезапное успокоение и фатализм.

Чтобы предотвратить трагедию, следует научиться отличать «нормальное» поведение шизофреника от ненормального. Нельзя игнорировать его разговоры о желании покончить с собой, обычный человек способен таким путем добиваться внимания к собственной персоне, но с шизофреником все иначе.

Следует постараться донести до его разума, что болезнь скоро отойдет в сторону и наступит облегчение. Но делать это нужно мягко и ненавязчиво.

Видео, которое поможет вам более подробно разобраться в этом вопросе

Советы практикующего врача-психиатра:

Житейские советы:

Источник: http://webdiana.ru/jenskoe-zdorovye/psihologia/909-kak-raspoznat-shizofrenika.html

Внутренняя империя: кто такие шизоиды?

Человеческие характеры очень разнообразны, но среди них, тем не менее, можно выделить типичные «рисунки». Для описания некоторых подобных паттернов в психологии существует понятие «акцентуация».

Так называют сумму наиболее ярко очерченных свойств характера, которые еще находятся в пределах клинической нормы, но делают человека уязвимым к психологическим нагрузкам определенного типа.

Шизоидная акцентуация — один из ее вариантов. 

© Akatre

Отстранение как защита

Рассказ о том, что же из себя представляют люди с шизоидной акцентуацией, стоит начать с понятия психологической защиты. Зигмунд Фрейд, увлеченный не только психологией, но и, внезапно, военной теорией, любил термины войны — и именно он ввел в обиход данное понятие.

Он назвал так бессознательные психологические механизмы, которые помогают нам сберечь наш внутренний мир, его целостность. Несмотря на однозначность слова «защита», речь далеко не всегда идет о ситуациях неблагоприятных воздействий извне.

Психологические защиты, краеугольный камень в психологии, это способ познания человеком мира, способ адаптироваться к его условиям.

Два человека с разными защитами будут по разному видеть имеющуюся проблему — к примеру, один сделает вид, что никакой проблемы не существует, а второй — обесценит саму цель, ради которой надо было эту проблему решить.

Разные психологи выделяют разное число психологических защит. Но, тем не менее, есть «основная команда», без которой не обходится ни один список.

В нее, в частности, входит примитивное отстранение: в случае усталости, перегруженности информацией, стресса, агрессии извне люди, которым свойственна эта защита, просто «выключаются из реальности»: засыпают, уходят в себя, переключаются на мир собственных фантазий, перестают реагировать на внешние раздражители, просто убегают. Употребление веществ для изменения состояния сознания также может быть одним из видов примитивного отстранения.

Как правило, говоря о примитивном отстранении, обычно упоминают, что это защита, охотнее всего используемая шизоидами.

Однако вопрос «что первично» в данном случае вполне уместен: ребенок, часто убегающий от реальности в мир собственных фантазий, «строит» этот мир, наполняет его новыми историями и смыслами, и привыкает к тому, что внешнее окружение часто далеко не так увлекательно, как «внутренняя империя». Таким образом, теория, согласно которой именно привычка к примитивной изоляции формирует шизоида, вполне имеет право на жизнь.

Шизоиды и не шизоиды

Прежде чем говорить о том, какими бывают шизоиды, стоит сказать о том, кем они не являются.

Общий корень со словом «шизофрения» может ввести в заблуждение: шизоидная акцентуация — это вовсе не то же самое, что и сама болезнь.

Как и со всеми прочими акцентуациями, здесь есть некий континуум, на одном из краев которого находятся совершенно здоровые психологически люди с некоторыми, не слишком выраженными, чертами характера, свойственными шизоидам — индивидуализмом, некоторой закрытостью, склонностью беречь свои внутренние границы. Чем ближе к другому его концу, тем больше заостряются и выпирают эти черты и тем больше их способность «портить жизнь» человека. И, наконец, на другом, патологическом, краю континуума, находится диагноз шизофрения. Как правило, люди, страдающие ей, до начала болезни были обладателями шизоидной акцентуации. Однако большинству (абсолютному большинству, к счастью) шизоидов шизофрения вовсе не грозит.

Из-за их замкнутости и отчужденности шизоидов можно спутать с людьми с диагнозами аутистического спектра, например, «аспергиками». Однако если «аспи» зачастую не понимают, что чувствуют или думают окружающие, шизоиды, как правило, чувствуют это очень остро.

Просто далеко не всегда хотят что-то делать с этим знанием. Человек с синдромом Аспергера, скорее всего, не заметит, что у его приятеля огорченный вид и тот хочет, чтобы его утешили.

Шизоид заметит и все поймет — но нет никаких гарантий, что он найдет в себе мотивацию пойти утешать лично.

Сверхчувствительность и замкнутость

Хорошее понимание чужих эмоций — это частный случай общей шизоидной чувствительности. Эти люди живут «без кожи» — они чувствуют очень многое и остро реагируют на стимулы извне — от капающей из крана воды до требования принять участие в корпоративе.

Чувствительность у шизоидов дополняется богатой эмоциональностью — в их мире очень много чувств. Вот только все они внутри, и до поверхности доходят лишь немногие. Именно из-за этого шизоидов часто и ошибочно видят деревянными и бесчувственными.

Одинокие странники

Страх поглощения — один из ведущих в складе характера шизоидов. Их так часто можно видеть в одиночестве именно потому, что чувство принадлежности чему-либо видится угрозой их индивидуальности.

Альберт Эйнштейн писал об этом: «мое страстное чувство социальной справедливости и социальной ответственности всегда странно контрастировало с моими высказываниями об ограниченной необходимости в прямых контактах с другими человеческими существами и общинами.

Я истинно “одинокий странник” и никогда всем сердцем не принадлежал ни моей стране, ни дому, ни даже моей семье; перед лицом всех этих связей я никогда не терял чувства дистанции и потребности в одиночестве»

Личные границы

Дистанция — способ сберечь свою индивидуальность, сохранить свой внутренний мир в безопасности от «захватчиков». Шизоиды куда больше живут «внутри», чем «снаружи», и высоко ценят границы своей внутренней империи.

В то время, как другие, чувствуя себя плохо, стремятся «выйти к людям» и получить сочувствие, естественная реакция шизоида — залезть в свою «раковину» и отсидеться там до лучших времен. У них, как правило, бывает немного доверенных друзей, они вовсе не стремятся в любовных отношениях считать партнера «своей половинкой» (с чего бы вдруг, они и так целые).

Это не значит, что они не ценят близость — просто зачастую им кажется, что ценой этой близости может стать их поглощение другим. Таким образом, колебания между сближением и отдалением — естественное для шизоида состояние.

Вне норм и условностей

Люди с шизоидной акцентуацией часто бывают эксцентричны. Не напоказ — у них нет потребности в аплодисментах или доказательствах своей уникальности. Просто они либо не обращают внимания на социальные ожидания, либо игнорируют те из них, которые кажутся им бессмысленными и глупыми.

Еще один из мотивов пренебрегать условностями — все та же пресловутая шизоидная индивидуальность. Они нарушают нормы оттого, что им кажется, что эти нормы «определяют» их, вынуждают стать хоть немного, но другими.

Необходимость подстраиваться и соответствовать окружению вызывает у них неприятное чувство фальши и притворства.

Честность — еще одно прямое следствие страха перед потерей индивидуальности.

Среди всех акцентуированных людей у шизоидов меньше всего психологических защит — что означает, что они, как правило, лучше понимают собственные цели, мотивации и страхи.

С одной стороны, это дополняет их чувство инаковости «почему все эти люди постоянно врут себе», с другой — подобная эмоциональная искренность может стать проблемой для них же и привести к выгоранию.

Шизоиды и самовыражение

Именно для того, чтобы избежать выгорания, трансформировать собственные эмоции и выразить собственную индивидуальность, шизоиды выбирают себе наиболее творческие работы, те области деятельности, где они, с их богатым воображением, интеллектуальным потенциалом и нестандартным мышлением, могут проявить себя: наука, искусство, религия — все это наиболее близкие шизоидам сферы деятельности.

Кому нужна помощь

Как понять, что человеку с шизоидной акцентуацией нужна медицинская или психологическая помощь? Как было написано выше, сама по себе акцентуация не является проблемой.

Но если какие-то отдельные черты, связанные с ней — изоляция, неумение «вписываться», проблемы с построением романтических отношений — вызывают серьезный дискомфорт, стоит обратиться за помощью к психотерапевту.

Также с шизоидной акцентуацией часто связывают склонность к депрессии и ангедонию (неспособность испытывать радость) — в этих случаях также стоит обратиться за помощью. опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/70841-vnutrennyaya-imperiya-kto-takie-shizoidy

Внутренняя империя: кто такие шизоиды?

Человеческие характеры очень разнообразны, но среди них, тем не менее, можно выделить типичные «рисунки». Для описания некоторых подобных паттернов в психологии существует понятие «акцентуация».

Так называют сумму наиболее ярко очерченных свойств характера, которые еще находятся в пределах клинической нормы, но делают человека уязвимым к психологическим нагрузкам определенного типа. Шизоидная акцентуация — один из ее вариантов.

Что отличает шизоида от шизофреника и человека с синдромом Аспергера, каковы сильные и слабые стороны этого типа и в каких отношениях он находится с близкими и с социумом.

Отстранение как защита

Рассказ о том, что же из себя представляют люди с шизоидной акцентуацией, стоит начать с понятия психологической защиты. Зигмунд Фрейд, увлеченный не только психологией, но и, внезапно, военной теорией, любил термины войны — и именно он ввел в обиход данное понятие.

Он назвал так бессознательные психологические механизмы, которые помогают нам сберечь наш внутренний мир, его целостность. Несмотря на однозначность слова «защита», речь далеко не всегда идет о ситуациях неблагоприятных воздействий извне.

Психологические защиты, краеугольный камень в психологии, это способ познания человеком мира, способ адаптироваться к его условиям. Два человека с разными защитами будут по разному видеть имеющуюся проблему — к примеру, один сделает вид, что никакой проблемы не существует, а второй — обесценит саму цель, ради которой надо было эту проблему решить.

Разные психологи выделяют разное число психологических защит. Но, тем не менее, есть «основная команда», без которой не обходится ни один список.

В нее, в частности, входит примитивное отстранение: в случае усталости, перегруженности информацией, стресса, агрессии извне люди, которым свойственна эта защита, просто «выключаются из реальности»: засыпают, уходят в себя, переключаются на мир собственных фантазий, перестают реагировать на внешние раздражители, просто убегают. Употребление веществ для изменения состояния сознания также может быть одним из видов примитивного отстранения.

Читайте также:  Любовь и расчет - психология

Как правило, говоря о примитивном отстранении, обычно упоминают, что это защита, охотнее всего используемая шизоидами.

Однако вопрос «что первично» в данном случае вполне уместен: ребенок, часто убегающий от реальности в мир собственных фантазий, «строит» этот мир, наполняет его новыми историями и смыслами, и привыкает к тому, что внешнее окружение часто далеко не так увлекательно, как «внутренняя империя». Таким образом, теория, согласно которой именно привычка к примитивной изоляции формирует шизоида, вполне имеет право на жизнь.

Шизоиды и не шизоиды

Прежде чем говорить о том, какими бывают шизоиды, стоит сказать о том, кем они не являются.Общий корень со словом «шизофрения» может ввести в заблуждение: шизоидная акцентуация — это вовсе не то же самое, что и сама болезнь.

Как и со всеми прочими акцентуациями, здесь есть некий континуум, на одном из краев которого находятся совершенно здоровые психологически люди с некоторыми, не слишком выраженными, чертами характера, свойственными шизоидам — индивидуализмом, некоторой закрытостью, склонностью беречь свои внутренние границы.

Чем ближе к другому его концу, тем больше заостряются и выпирают эти черты и тем больше их способность «портить жизнь» человека. И, наконец, на другом, патологическом, краю континуума, находится диагноз шизофрения. Как правило, люди, страдающие ей, до начала болезни были обладателями шизоидной акцентуации.

Однако большинству (абсолютному большинству, к счастью) шизоидов шизофрения вовсе не грозит.Из-за их замкнутости и отчужденности шизоидов можно спутать с людьми с диагнозами аутистического спектра, например, «аспергиками». Однако если «аспи» зачастую не понимают, что чувствуют или думают окружающие, шизоиды, как правило, чувствуют это очень остро.

Просто далеко не всегда хотят что-то делать с этим знанием. Человек с синдромом Аспергера, скорее всего, не заметит, что у его приятеля огорченный вид и тот хочет, чтобы его утешили. Шизоид заметит и все поймет — но нет никаких гарантий, что он найдет в себе мотивацию пойти утешать лично.

Сверхчувствительность и замкнутость

Хорошее понимание чужих эмоций — это частный случай общей шизоидной чувствительности. Эти люди живут «без кожи» — они чувствуют очень многое и остро реагируют на стимулы извне — от капающей из крана воды до требования принять участие в корпоративе.

Чувствительность у шизоидов дополняется богатой эмоциональностью — в их мире очень много чувств. Вот только все они внутри, и до поверхности доходят лишь немногие. Именно из-за этого шизоидов часто и ошибочно видят деревянными и бесчувственными.

Одинокие странники

Страх поглощения — один из ведущих в складе характера шизоидов. Их так часто можно видеть в одиночестве именно потому, что чувство принадлежности чему-либо видится угрозой их индивидуальности.

Альберт Эйнштейн писал об этом: «мое страстное чувство социальной справедливости и социальной ответственности всегда странно контрастировало с моими высказываниями об ограниченной необходимости в прямых контактах с другими человеческими существами и общинами.

Я истинно “одинокий странник” и никогда всем сердцем не принадлежал ни моей стране, ни дому, ни даже моей семье; перед лицом всех этих связей я никогда не терял чувства дистанции и потребности в одиночестве»

Личные границы

Дистанция — способ сберечь свою индивидуальность, сохранить свой внутренний мир в безопасности от «захватчиков». Шизоиды куда больше живут «внутри», чем «снаружи», и высоко ценят границы своей внутренней империи.

В то время, как другие, чувствуя себя плохо, стремятся «выйти к людям» и получить сочувствие, естественная реакция шизоида — залезть в свою «раковину» и отсидеться там до лучших времен.

У них, как правило, бывает немного доверенных друзей, они вовсе не стремятся в любовных отношениях считать партнера «своей половинкой» (с чего бы вдруг, они и так целые).

Это не значит, что они не ценят близость — просто зачастую им кажется, что ценой этой близости может стать их поглощение другим. Таким образом, колебания между сближением и отдалением — естественное для шизоида состояние.

Вне норм и условностей

Люди с шизоидной акцентуацией часто бывают эксцентричны. Не напоказ — у них нет потребности в аплодисментах или доказательствах своей уникальности. Просто они либо не обращают внимания на социальные ожидания, либо игнорируют те из них, которые кажутся им бессмысленными и глупыми.

Еще один из мотивов пренебрегать условностями — все та же пресловутая шизоидная индивидуальность. Они нарушают нормы оттого, что им кажется, что эти нормы «определяют» их, вынуждают стать хоть немного, но другими.

Необходимость подстраиваться и соответствовать окружению вызывает у них неприятное чувство фальши и притворства.

Честность — еще одно прямое следствие страха перед потерей индивидуальности.

Среди всех акцентуированных людей у шизоидов меньше всего психологических защит — что означает, что они, как правило, лучше понимают собственные цели, мотивации и страхи.

С одной стороны, это дополняет их чувство инаковости «почему все эти люди постоянно врут себе», с другой — подобная эмоциональная искренность может стать проблемой для них же и привести к выгоранию.

Шизоиды и самовыражение

Именно для того, чтобы избежать выгорания, трансформировать собственные эмоции и выразить собственную индивидуальность, шизоиды выбирают себе наиболее творческие работы, те области деятельности, где они, с их богатым воображением, интеллектуальным потенциалом и нестандартным мышлением, могут проявить себя: наука, искусство, религия — все это наиболее близкие шизоидам сферы деятельности.

Кому нужна помощь

Как понять, что человеку с шизоидной акцентуацией нужна медицинская или психологическая помощь? Как было написано выше, сама по себе акцентуация не является проблемой.

Но если какие-то отдельные черты, связанные с ней — изоляция, неумение «вписываться», проблемы с построением романтических отношений — вызывают серьезный дискомфорт, стоит обратиться за помощью к психотерапевту.

Также с шизоидной акцентуацией часто связывают склонность к депрессии и ангедонию (неспособность испытывать радость) — в этих случаях также стоит обратиться за помощью.

Источник: https://anchiktigra.livejournal.com/1657481.html

Фгбну нцпз. ‹‹клиника малой психиатрии››

Термин «шизоид» введен в психиатрию Кречмером и употребляется последним для обозначения психопатических личностей, по своим конституциональным особенностям и чертам характера близким к шизофреникам.

Чрезмерно широкая схема шизоидной психопатии, построенная Кречмером, позволяет, однако, ему и его последователям включать в ее рамки не одну, а целый ряд более или менее отличных друг от друга групп психопатов.

Мы предпочитаем оставить это название только за той частью шизоидов Кречмера, в психике которых есть сходство с тем, что мы — при других условиях развития — привыкли наблюдать при шизофрении, как в форме прогредиентной; здесь — в психопатии—эти черты характера оказываются не нажитыми, как в процессе, а врожденными, постоянными.

Больше всего шизоидов характеризуют следующие особенности: аутистическая оторванность от внешнего, реального мира, отсутствие внутреннего единства и последовательности во всей сумме психики и причудливая парадоксальность эмоциональной жизни и поведения. Они обыкновенно импонируют, как люди странные и непонятные, от которых не знаешь, чего ждать.

Уже самая манера держать себя, движения, жесты шизоидов нередко производят впечатление большого своеобразия. Общей чертой моторики шизоидов надо считать отсутствие естественности, гармоничности и эластичности.

Обыкновенно они обращают на себя внимание туголодвижностью и угловатостью движений, отсутствием плавных и постепенных переходов между ними, причем у одних, кроме того, бросается в глаза манерность и вычурность, у других — стремление к стилизации и, наконец, у третьих — просто крайнее однообразие и скудность движений.

Есть шизоиды, никогда не бывшие на военной службе, но поражающие своей почти военной выправкой; эта выправка у них доходит до того, что они кажутся деревянными, вроде кукол, двигающихся на шарнирах. У многих можно отметить привычные гримасы, судорожно стереотипные движения, иногда принимающие форму настоящих тиков.

Особенно много своеобразия-в их походке: одни ходят, не сгибая колен, другие — как бы подпрыгивая, третьи — волочат ноги при ходьбе и т. д. Большой и интересный материал для изучения шизоидной моторики доставляет почерк — то с особым наклоном букв, то со своеобразным их начертанием, со склонностью ко всевозможным завиткам, с неравномерностью отдельных букв и т. д.

Обращает на себя внимание и речь больных, начиная с таких внешних ее моментов, как интонация, ударения и пр., и кончая ее грамматическим и логическим построением. У такого рода субъектов иной раз бросается в глаза несоответствие между содержанием речи, интонацией и сопровождающими ее мимикой и жестами.

В построении речи у одних преобладает изысканность, напыщенность, витиеватость и патетичность, у других, наоборот, монотонность, невыразительность, стереотипность, отсутствие модуляций. О содержании шизоидной психики говорить вообще очень трудно, во всяком случае поведение шизоидов не дает о нем никакого представления.

Вспомним слова Кречмера, что «многие шизоидные люди подобны лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца; однако, в сумерках их внутренних покоев справляются пиры». Очень важно помнить, что большинство шизоидов — люди, очень своеобразно, не по-обычному приспособляющиеся к действительности.

О том, что происходит кругом них, о ситуации, в которой они находятся, шизоиды обыкновенно имеют чрезвычайно субъективное и неточное представление. Окружающий мир как будто отражается для них в кривом зеркале: все отдельные его части шизоид видит отчетливо, но отношения и пропорции между этими частями в его представлении почти всегда искажены.

Особенно трудно шизоиду проникнуть в душевный мир других людей, гораздо труднее, чем, наоборот,— быть понятным ими: это зависит между прочим от отсутствия у большинства шизоидов того, что Креч-мер называет «аффективным резонансом» к чужим переживаниям.

У них часто можно обнаружить тонкое эстетическое чувство, большой пафос и способность к самопожертвованию в вопросах принципиальных и общечеловеческих, они, наконец, могут проявлять много чувствительности и по отношению к людям ими воображаемым, но понять горе и радость людей реальных, их окружающих, им труднее всего.

Их эмоциональная жизнь вообще имеет очень сложное строение; аффективные разряды протекают у них не по наиболее обычным и естественным путям, а должны преодолевать целый ряд внутренних противодействий, причем самые простые душевные движения, вступая в чрезвычайно запутанные и причудливые ассоциативные сочетания со следами прежних переживаний, могут подвергнуться совершенно непонятным на первый взгляд извращениям. Благодаря этому шизоид, будучи отчужден от действительности, в то же время находится в постоянном и непримиримом внутреннем конфликте с самим собой. Может быть это и служит причиной того, что непрерывно накапливающееся, но, большей частью сдерживаемое шизоидом внутреннее напряжение, от времени до времени находит себе исход в совершенно неожиданных аффективных разрядах. Таким образом, раздражительность некоторых шизоидов оказывается в противоречии к их эмоциональной жизни, противоречии, всегда держащем их в состоянии неприятного напряжения. Принято говорить о душевной холодности шизоидов. Как видно из изложенного, что положение нельзя принимать без оговорок. Кречмер считает, что у большинства шизоидов, только в разных сочетаниях, имеются, несмотря на взаимную полярную противоположность, и гиперэстетические и анестетические элементы; отношение, в котором эти последние смешаны у того или другого лица, Кречмер называет по аналогии с диатетической пропорцией настроений у циклоидов — психэсте-тической пропорцией. Таким образом, по Кречмеру, у мимозоподобных гиперэстетиков чувствительность соединяется с известной отчужденностью от людей, в эмоциональной тупости холодных анестетиков почти всегда заметен какой-то налет раздражительности и ранимости.

Читайте также:  Аналитическая психология - психология

Эмоциональной дисгармонии шизоидов нередко соответствует и чрезвычайно неправильное течение у них интеллектуальных процессов. И здесь их больше всего характеризует отрешенность от действительности и власть, приобретаемая над ,их психикой словами и формулами.

Отсюда — склонность к нежизненным, формальным построениям, исходящим не из фактов, а из схем, основанных на игре слов и произвольных сочетаниях понятий. Отсюда же у многих из них склонность к символике. Сквозь очки своих схем шизоид, обыкновенно, и смотрит на действительность.

Последняя скорее доставляет ему иллюстрации для уже готовых выводов, чем материал для их построения. То, что не соответствует его представлениям о ней, он вообще обыкновенно игнорирует. Несогласие с очевидностью редко смущает шизоида, и он без всякого смущения называет черное белым, если только этого будут требовать его схемы.

Для него типична фраза Гегеля, сказанная последним в ответ на указание несоответствия некоторых его теорий с действительностью: «тем хуже для действительности». Особенно надо подчеркнуть любовь шизоидов к странным, по существу часто не совместимым логическим комбинациям, к сближению понятий, в действительности ничего общего между собой не имеющих.

Благодаря этому отпечаток вычурности и парадоксальности, присущих всей личности шизоида, отчетливо сказывается и на его мышлении.

Многие шизоиды, кроме того, люди «кривой логики», резонеры в худшем смысле этого слова, не замечающие благодаря отсутствию у них логического чутья самых вопиющих противоречий и самых элементарных логических ошибок в своих рассуждениях, внимание шизоидов, большей частью, резко избирательно и ограничивается иногда лишь узким кругом специально их j интересующих проблем, за пределами которого они могут обнаруживать крайнюю «рассеянность». Большинство из них, соответственно этому, мало отвлекаемы, однако некоторые способны и к очень широкому распределению внимания, если, например, это необходимо для производимой ими работы. Хотя, вообще говоря, шизоиды не внушаемы, даже более — упрямы и негативистичны, однако в отдельных случаях они, подобно шизофреникам, обнаруживают поразительно легкую подчиняемость и легковерие; непонятное соединение упрямства и .податливости иногда характеризует их поведение. Воля их большею частью развита и направлена крайне неравномерно и односторонне. Шизоид может целые годы проводить в безразличной пассивной бездеятельности, оставляя в пренебрежении насущнейшие задачи, а, с другой стороны, ничтожнейшие цели, как, например, собирание негодных к употреблению почтовых марок, могут поглощать всю его энергию, не оставляя у него времени ни на что другое. В поведении шизоидов вообще обращает на себя внимание непоследовательность и недостаточность связи между отдельными импульсами. Значительную их группу характеризует склонность к чудачествам, неожиданным поступкам и эксцентричным, иной раз кажущимся совершенно нелепыми выходками. Редко, однако, шизоид чудачит, чтобы обратить на себя внимание, гораздо чаще его странное поведение диктуется ему непосредственными импульсами его не похожей на других природы. Так как у шизоидов обыкновенно отсутствует непосредственное чутье действительности, то и в поступках их нередко можно обнаружить недостаток такта и полное неумение считаться с чужими интересами. В работе они редко следуют чужим указаниям, упрямо делая все так, как им нравится, руководствуясь иной раз чрезвычайно темными и малопонятными соображениями. Некоторые из них вообще оказываются неспособными к регулярной профессиональной дея тельности, особенно к службе под чужим началом. Они часто по ничтожным поводам внезапно отказываются от работы, переходят от одной профессии к другой и т. д. Все это чрезвычайно мешает их жизненному успеху и, озлобляя их, еще более усиливает обычно свойственные им замкнутость и подозрительность. Надо добавить, однако, что при наличии интеллектуальной или художественной одаренности и достаточной возможности проявить свою инициативу и самодеятельность, шизоиды способны и к чрезвычайно большим достижениям, особенно ценным именно благодаря их независимости и оригинальности.

Несколько слов об аутизме шизоидов. Он вытекает не только из отсутствия у них «аффективного резонанса» к чужим переживаниям, но и из их внутренней противоречивости и парадоксальности, особенности, которые делают их совершенно неспособными передать другим то, что они сами чувствуют.

От времени до времени и у них, конечно, возникает потребность облегчить себя признанием, поделиться с близким человеком радостью или горем, однако испытываемая ими при этом неспособность высказаться до конца и встречаемое непонимание обыкновенно вызывают еще большую потребность уйти в себя, мимозоподобная замкнутость не от чрезмерной ранимости, а от неспособности найти адекватный способ общения. «Аристократическая» сдержанность, а то и просто чопорность и сухость некоторых шизоидов не всегда является их исконным свойством, в некоторых случаях это — выработанное опытом жизни средство держать «других людей на расстоянии во избежание разочарований, которые неизбежны при близком соприкосновении с ними. Отличаясь вообще недоверчивостью и подозрительностью, шизоиды далеко не ко всем людям относятся одинаково: будучи вообще людьми крайностей, не знающими середины, склонными к преувеличениям,они и е своих симпатиях и антипатиях, большей частью, проявляют капризную избирательность и чрезмерную пристрастность. По-настоящему шизоиды любят все-таки только себя: будучи эгоистами par excellence, они почти всегда держатся чрезвычайно высокого мнения о себе, о своих способностях и редко умеют ценить по-настоящему других людей, даже тех, к кому относятся хорошо.

Социальное значение отдельных групп шизоидов чрезвычайно разнообразно. Так называемые чудаки и оригиналы — люди, большей частью, безобидные, хотя и малополезные.

Таковы некоторые ученые, выбравшие себе какую-нибудь узкую, никому не нужную специальность и ничего не хотящие знать кроме нее, таково большинство коллекционеров, таковы также и субъекты, обращающие на себя внимание странной одеждой, изобретающие особые, часто чрезвычайно своеобразные, диеты, ходящие босиком и пр.

Некоторых представителей этой последней группы, может быть, правильнее относить к параноическим личностям. К шизоидам принадлежат и те бродяги, которые выбрали этот образ жизни из неумения и нежелания втиснуть свою оригинальную и с трудом выдерживающую подчинение личность в узкие рамки упорядоченной культурной жизни.

Но среди шизоидов можно найти и людей, занимающих позиции на тех вершинах царства идей, в разреженном воздухе которых трудно дышать обыкновенному человеку: сюда относятся утонченные эстеты-художники, творчество которых, большей частью формальное, понятное лишь немногим, глубокомысленные метафизики, наконец, талантливые ученые — схематики и гениальные революционеры в науке, благодаря своей способности к неожиданным сопоставлениям с бестрепетной отвагой преображающие, иногда до неузнаваемости, лицо той дисциплины, в которой они работают.

Отрицательную социальную роль играют эмоционально-тупые шизоиды. Выше уже было отмечено, что большая или меньшая эмоциональная холодость — общее свойство всех шизоидов; однако можно выделить одну их группу, у которой это свойство выступает на первый план и затемняет все остальные их особенности.

Чаще всего, это — ленивые, вялые, безразличные люди с отсутствием всякого интереса к человеческому обществу, которое вызывает у них скуку или отвращение. Но есть среди них и люди, отличающиеся большой активностью. Эти холодные энергичные натуры иной раз способны к чрезвычайной жестокости не из стремления к причинению мучений, а из безразличия к чужому страданию.

Но здесь мы стоим уже на границе, отделяющей шизоидов, с одной стороны, от антисоциальных психопатов, а с другой — от фанатиков.

Нужно отметить еще один факт наличности «противоречий» у шизоидов.

Некоторые из них как бы ни казались оторванными от жизни ориентируются в элементарных ее соотношениях, например в материальном ее устройстве, лучше, чем кто бы то ни был; в психике этих шизоидов словно две плоскости: одна — низшая, примитивная (наружная), в полной гармонии с реальными соотношениями, другая — высшая (внутренняя), с окружающей действительностью дисгармонирующая и ею не интересующаяся.

Относительно биологической основы шизоидной психопатии можно только строить догадки. По-видимому, несомненно ее генетическое родство с шизофренией, на что указывает и факт частого обнаружения большого количества шизоидных психопатов в семьях несомненных шизофреников.

Некоторые немецкие психиатры-генетики, устанавливая наследственную обусловленность шизофрении, предполагают, что шизоидная психопатия представляет собой резко выраженную индивидуальную биологическую вариацию (по Кречмеру усиление нормальных шизотимических особенностей), в основе которой лежит ген «шизоидности»; шизофренией, по их мнению, заболевают только шизоиды, у которых к гену «шизоидности» присоединяется ген «процесса». При всем интересе, возбуждаемом этой красивой схемой, ее, ввиду отсутствия каких бы то ни было опытных подтверждений, нельзя принять пока даже за гипотетическую основу биологического понимания отношений между шизоидией и шизофренией; таким образом, пока приходится ограничиваться одним лишь подтверждением наличности связи между этими двумя группами.

Так как шизофрения часто развивается именно у шизоидов, то естественны довольно значительные трудности дифференцирования шизоидной психопатии от шизофрении.

Установление точного момента, когда у шизоида начинается шизофренический процесс, вещ-ь часто совершенно невозможная, так как явления, характеризующие начало шизофрении, а также и вообще все течение так называемого вялого шизофренического процесса, иногда почти не отличимо от особенностей поведения шизоидной личности.

Единственным прочным критерием во всех таких случаях надо считать наличие признаков эндогенно обусловленной деградации личности, как бы эти признаки ни были иногда незначительны.

Заканчивая описание шизоидных психопатов,<\p>

Источник: http://ncpz.ru/lib/1/book/6/chapter/10

Ссылка на основную публикацию