Фредерик перлз — психология

Фредерик Перлз — основатель гештальт-психологии

Поговорим немного о становлении гештальт-психологиии и ее основоположнике Фридерике Перлзе.

Фредерик Перлз  — легендарная фигура мировой психологии, По собственному признанию, не прочитал ни одного учебника по гештальт-психологии, но создал гештальт-терапию. Союзник многих видных деятелей гуманистической психологии, никогда не причисляемый к ней. Фрейдист, на склоне лет он говорил о «фрейдистском вздоре».

Фредерик (Фриц) Соломон Перлз (1893-1970) родился в Берлине. С «приключениями» закончив школу, Перлз продолжил образование на медицинском отделении Фрейбургского университета, затем Берлинского, где в 1920 г.

получил степень доктора медицины. Будущему лидеру нового направления очень повезло с женой: Лора Перлз была доктором гештальт-психологии, и она вложила свои знания в разработку того, что потом превратилось в гештальт-терапию.

Основным положением теории гештальт-терапии Ф.Перлза является идея о том, что человеческий организм имеет врожденную способность к саморегуляции, которую невозможно чем-либо восполнить или заменить. Поэтому основные усилия психотерапевта должны быть направлены на то, чтобы клиент сам делал собственный выбор и принимал важные решения.

В конце 20-х Перлз заинтересовался психоанализом. Лично встретиться с Фрейдом тогда не удалось, но он сумел наладить контакты со многими представителями психоаналитического движения, у некоторых проходил психоанализ. О результатах вспоминал так: «От Фенихеля я получил нарушение ориентации, от Райха — наглость, от Хорни — способность к участию без злоупотребления специальной терминологией».

Он успел поучиться и в театральной школе, основателем которой был Макс Рейнгардт. В 1933 г. Перлз эмигрировал в Южную Африку, где основал Институт психоанализа. В 1936 г. он приехал в Германию на психоаналитический конгресс, где наконец встретился с Фрейдом . Эту встречу Перлз назвал одним из самых больших разочарований в своей жизни.

Она длилось около 4-х минут: Фрейд застыл в дверном проеме и даже не вышел в комнату, где находился гость. Короткий разговор ограничился несколькими общими фразами. Позднее Перлз писал: «…Я пытался сделать психоанализ духовным домом, религией. Позже пришло просветление: я должен принять всю ответственность за свое существование на себя».

Тем не менее, он всегда сохранял уважение к Фрейду как к великому ученому. В 1946 г. по приглашению Хорни и Фромма Перлз приехал в Нью-Йорк и начал сотрудничество с Полом Гудменом — непризнанным писателем, эссеистом и поэтом.

Гудмен сделал гораздо больше, чем просто работу по переписке, которая от него требовалась, и придал стройность, последовательность и глубину перлзовским интуитивным находкам, которые без него могли бы остаться в черновиках. Результатом их работы стала книга «Гештальт-терапия» (1951 г.).

Большое влияние на Перлза оказал Карл Юнг . Мистический Юнг верил в человеческий импульс самовыражения. Его интерпретации сновидений отличались от фрейдовских. Сновидение Юнг рассматривает не как попытку маскировки, а, напротив, как попытку выражения.

Юнг считал, что его задача — новое решение и интеграция. Более того, он рассматривал каждый элемент сновидения как аспект самого человека и полагал, что индивидуация каждого требует новой расстановки этих спроецированных качеств. Перлз развил концепцию сновидений Юнга.

Он стал разыгрывать с пациентом разные части его сновидения, восстанавливая многое из того, что было утрачено человеком.

В дальнейшем для того, чтобы человек смог присвоить свои проективные части, гештальт-терапия стала рассматривать сновидение как установление контакта с другими.

Другое положение Юнга, которое было принято гештальт-терапией, — идея полярностей, присущих человеческой натуре. Юнг задает эти полярности своими “архетипами”, такими как Анима и Анимус, а также Тень — смутный, но неизбежный спутник публично предъявляемой Персоны.

Перлз заинтересовался этой идеей и постепенно пришел в выводу, что борьба полярностей часто ограничивает энергию человека. В результате он разработал новый метод — использование диалога и пустого стула. Этот метод помог высвободить и использовать энергию.

Метафору Перлза “собака сверху” — “собака снизу” можно рассматривать как более динамичное подтверждение идеи Юнга “Тень против Персоны”. Борьба между “собакой сверху” и “собакой снизу” также часто похожа на столкновение между Ид и Суперэго.

В диалоге возможно достичь нового уровня уважения и понимания, а это является предпосылкой для разрешения или ослабления конфликта.

На Перлза оказали также влияние еще два одаренных и изобретательных ученых, отклонившихся от классического фрейдизма. Вильгельм Райх очень активно интересовался наблюдаемым человеческим поведением. Это вылилось в его исследования о теле как о выразителе и одновременно вместилище переживаний и проблем человека.

Тело воплощает привычную структуру, которая обнаруживает и записывает попытки разрешить конфликты. Райх описывал чувственную природу всего тела и исследовал отношение между телесным “панцирем” и “панцирем” характера. Работа Перлза продвинула внимание к телу еще дальше.

В жестах и позах он искал следы прошлого опыта, обращая на них внимание, а не игнорируя их, помогая преобразовывать прошлые застойные привычки в адаптивное поведение.

Перлз отвергал идею разделения тела и ума, разделения объекта и субъекта и, далее, разделения человека и среды. Из этого он делает очень важный для его времени вывод о том, что пропасти между душевной и физической деятельностью человека не существует.

Перлз очень верил в то, что он называл «мудростью организма». Он рассматривал здорового человека как саморегулирующееся существо.

Одно из основных положений гештальт-теории заключается в том, что каждый обладает способностью достигать оптимального равновесия внутри себя и между собой и средой.

Перлз полагал, что сознание человека не может воспринимать окружающий мир однозначно, с одинаковой концентрацией внимания на всех деталях. Важные и значимые события, по Перлзу, занимают центральное место в сознании, образуя гештальт (фигуру), а менее важная в данный момент информация отступает на задний план, образуя фон.

В процессе саморегуляции здоровый человек из всего обилия информации выбирает ту, которая для него в данный момент наиболее важна и значима. Это фигура. Остальная информация временно отодвигается на задний план. Это фон. Нередко фигура и фон меняются местами.

Если человек испытывает жажду, то стол, уставленный любимыми яствами, будет только фоном, а стакан воды — фигурой. Когда жажда будет удовлетворена, фигура и фон могут поменяться местами.

Отношение между фигурой и фоном — одно из центральных понятий гештальт-психологии

В качестве фигуры (гештальта) может быть желание, чувство или мысль, которые в данный момент преобладают над всеми остальными желаниями, чувствами и мыслями.

Как только потребность удовлетворяется, гештальт завершается, теряет свою значимость и отодвигается на задний план, уступая место новому гештальту.

Этот ритм формирования и завершения гештальтов является естественным ритмом жизнедеятельности организма, посредством которого он поддерживает свой динамический баланс, или гомеостазис.

Иногда потребность удовлетворить нельзя. В таком случае гештальт остается незавершенным, а поэтому не может быть отреагирован и уступить место другому. Такая неотреагированная потребность становится, по Перлзу, причиной многих незавершенных проблем.

Так Блюма Вульфовна Зейгарник— советский психолог, обучаясь у Курта Левина, обнаружила интересную зависимость эффективности запоминания от «завершенности» действия. Незавершенные действия запоминаются в среднем в полтора раза лучше, чем завершенные! Этот факт получил название «Эффект Зейгарник».

Как Зейгарник сделала свое открытие? Она сидела со своим учителем в ресторане, и тот обратил ее внимание на любопытную особенность памяти официантов.

Официант никогда не забывает, что заказывали посетители, которые еще не расплатились, и тут же забывает про тех, кто оплатил счет. Зейгарник придумала серию экспериментов, в которых человека прерывали во время выполнения некоторых заданий (рисования, лепки и т.п.

), а другие задания испытуемый доводил до конца. Незаконченные задания запоминаются лучше. Не верите — проверьте на себе и своих детях!

Завершить гештальт – условно говоря, это перестать циклиться на старом и перейти к новому. Забыть старое. Переключить энергию на другое. В гештальте зажата энергия.

Надо ее выделить, она сама завершит гештальт и раствориться в фоне. И появится новая фигура. Энергия от внутреннего диалога уйдет на свершение новых дел, на образование новых фигур.

Окончательное излечение – фигура полностью исчезла и ушла в фон.

Вся система организма стремится к гомеостазу (равновесию) – если я задержу дыхание, то потом все равно вынуждена буду начать дышать. При болезни вырабатываются клетки – антитела. Организм сам без нашего контроля делает это.

Также происходит и с потребностями среды. На уровне социальной среды и возникает большинство проблем, потому что не удовлетворены потребности и первая из них – потребность в любви. Чувства – это оценка удовлетворения потребности.

В начале 1960-х гг. Перлз переехал в Калифорнию, где вошел в штат знаменитого Эсаленского института. Он проводил семинары, групповые занятия, демонстрации.

Перлз и его метод приобрели широкую популярность, появилось большое количество последователей, в частности, в Кливленде и в Калифорнии. Но этот же период стал наиболее спорным в развитии гештальт-терапии.

(Сейчас это направление успешно развивается в США, Европе и т.д.)

В 1969 г. Перлз перебрался в Британскую Колумбию, основал гештальт-общину и опубликовал наиболее известные работы — «Гештальт-терапия в дословном изложении» и «Внутри и вне помойного ведра» — научную автобиографию, написанную в весьма специфической манере.

Многие рекомендуют начинать знакомство с теорией Перлза именно с нее, поскольку там наиболее выпукло и зримо предстает фигура создателя гештальт-терапии: без этого трудно представить его новаторские идеи. Ведь лучшим специалистом по Перлзу был и остается сам Перлз.

Как утверждают современники, он далеко не всегда был настолько ответственным, насколько, по его мнению, должен стать человек по завершении курса гештальт-терапии.

Это не мешало ему быть жизнерадостной и «харизматической» личностью (добавим, умевшей всех и вся вокруг «применить» себе во благо…).

Незадолго до смерти Ф. Перлз работал над двумя книгами — «Гештальт-подход» и «Свидетель терапии», изданными в 1973 г. В трудах этого оригинального теоретика и практика по сей день продолжают черпать вдохновение все новые поколения психологов, повторяя на свой лад его своеобразную заповедь:

Я делаю свое, а ты делаешь свое.

Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям. А ты живешь в этот мире не для того, чтобы соответствовать моим.

Ты это ты, а я это я. И если нам случится найти друг, друга — это прекрасно.

Если нет, этому нельзя помочь.

Источник: http://goraton.ru/dusha/psihologiya/360-perlz

Читать онлайн «ОПЫТЫ ПСИХОЛОГИИ САМОПОЗНАНИЯ», авторов Гудмен Пауль и Фредерик Саломон Перлз

Перлз Фредерик, Хефферлин Р., Гудмэн П.

ОПЫТЫ психологии САМОПОЗНАНИЯ

Перевод Михаила Папуше Гиль-Эсте;

Москва 1993 240 с.

Frederick Perls, Rolph Hefferime, Paul Goodman.

«Gestalt Therapy. Excitement and Growth in the Human Personality».

New York. 1951.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Фредерик С. Перлз — основатель гештальттерапии, одного из ведущих направлений современной гуманистической психологии. Он родился в Берлине в 1893 Г. Получив медицинское образование, он в 1926 г. стал ассистентом известного гештальтпсихолога Курта Гольдштейна.

Одновременно Перлз присоединяется к психоаналитическому движению; его учителем и аналитиком был Вильгельм Райх, с ним работали также Карен Хорни, Озто Фени-хель и др. В середине 30-х годов Перлз эмигрировал в Южную Африку (где основал психоаналитический институт), потом в Соединенные Штаты. В начале 40-х годов Перлз порывает с психоаналитическим движением.

Его первая книга — — в первом издании носила подзаголовок , во втором — . Первому формулированию основ нового психотерапевтического подхода, переплавившего в себе задачи психоанализа, прозрения гештальтпсихологии, откровения философии экзистенциализма и феноменологии, посвящена книга , первую часть которой мы предлагаем читателю.

Своеобразие изложения определяется здесь дополнительной задачей. Методы геш-тальттерапии излагаются в расчете на самостоятельную работу читателя. Впоследствии установка на аутотерапию не получила развития в гештальттерапевтическом движении, оформившемся скорее как психотерапевтическая школа в более традиционном смысле слова.

Однако основное содержание понятий и методов, развитых в этой книге, продолжает оставаться фундаментом гештальттерапии и в ее современных вариантах.

Введение

Первоначально это была рукопись Фредерика С. Перлза. Рэлф Хэфферлин разработал практическую, Пауль Гудман развил и дополнил теоретическую часть^

Так что в своем нынешнем виде это результат совместных усилий трех авторов, и каждый несет за нее равную ответственность.

Читайте также:  Китеж - психология

У нас была одна общая цель — создать теорию и метод, которые позволили бы расширить возможности и применимость психотерапии.

Мы не считали нужным вежливо скрывать друг от друга многочисленные расхождения во взглядах, и открытое их обсуждение не раз приводило нас к результатам, которых ни один из нас не мог предполагать заранее.

Многие идеи первоначальной рукописи в этой книге сохранились, но многое благодаря совместным усилиям добавлено и, что еще более важно; многое приобрело новое значение в контексте получившегося целого.

Прозрения гештальтпсихологии оказались плодотворными в применении к искусству и образованию. В академической психологии работы Вертхаймера, Келера, Леви на и др. ныне пользуются всеобщим признанием.

Однако из-за интереса к бихевиоризму с его преимущественно двигательной установкой академические круги выдвигают на передний план аспекты гештальтпсихологии, связанные с восприятием.

Замечательные работы Гольдштейна по нейропсихиатрии еще не заняли своего заслуженного места в современной науке, а применение гештальтподхода, — единственной теории, адекватно и последовательно охватывающего как нормальную, так и анормальную психологии, — в психотерапии еще не начиналось. В этой книге мы пытаемся заложить основания для этого.

(Прим. перев.) Это издание является переводом лишь первой части. Теоретические основы гештальтерапии более компактно и вместе с тем более полно изложены Ф.

Перлзом в вышедшей тридцатью годами позже книге , которую мы надеемся со временем предложить русскому читателю.

Для понимания книги и выполнения экспериментов вполне достаточно обзорного материала первой главы и пояснений к самим экспериментам,

Понимание этой книги (как, впрочем, и ее написание) требует наличия гештальтистской установки, которая насквозь пронизывает ее содержание и метод. Это может показаться невозможным для читателя: чтобы понять книгу, он должен мыслить , а чтобы обрести такое мышление — нужно понять книгу.

К счастью, трудность эта вполне преодолима, поскольку гештальтподход не изобретен авторами. Наоборот, мы полагаем, что такая точка зрения — это естественный, неиспорченный, неискаженный подход человека к жизни, то есть к человеческому мышлению, чувствованию и действию. Средний человек, воспитанный в атмосфере внутренних конфликтов, утерял свою целостность, свое единство.

Чтобы восстановить его, ему нужно Преодолеть дуализм своей личности, своего мышления и языка. Он привык мыслить противоположностями: инфантильность и зрелость, физическое и психическое, организм и среда, и реальность, — как будто это действительно противостоящие друг другу сущности.

Единство мировосприятия, способное растворить этот дуализм, глубоко спрятано, но не разрушено и, как мы собираемся показать, может быть с полным успехом восстановлено.

Одна из тем этой книги — ассимиляция. Организм растет, ассимилируя из среды то, что ему нужно для роста.

В отношении физиологических процессов это очевидно, психологическую же ассимиляцию по большей части не замечают (исключением является фрейдовское понятие интроекции, хоть частично отдающее дань этой теме).

Лишь посредством тщательной ассимиляции можно объединить разнородные субстанции в новое целое. Мы полагаем, что благодаря ассимиляции того ценного, что может предложить наука нашего времени, мы в состоянии заложить основания последовательной и практичной психотерапии.

Почему же тогда мы, как явствует из названия, отдаем предпочтение термину , если при этом мы равным образом принимаем во внимание фрейдовский и парафрейдовский психоанализ, райхианскую теорию , семантику и философию? На это мы можем ответить, что мы не были благодушно-эклектичными. Ни одну из упомянутых дисциплин мы не проглатывали целиком, чтобы потом попытаться осуществить искусственный синтез. Они рассматривались критически и были организованы в новое целое, в единую теорию. В этом процессе выяснилось, что мы должны переместить цент ральный интерес психиатрии от фетиша , от почитания , к проблемам и феноменологии сознавания (awareness): к тому, какие факторы действуют в сознавании и как способности, которые успешно функционируют в состоянии сознавания, терпят неудачу в его отсутствии.

Сознавание характеризуется контактом, чувствованием, возбуждением и образованием гештальта. Его адекватное функционирование — область нормальной психологии; его нарушения составляют психопатологию.

Контакт как таковой возможен без сознавания, но для сознавания контакт необходим. Решающий вопрос состоит в том, с чем человек находится в контакте. Посетитель выставки современной живописи может думать, что он в контакте с картиной, на которую смотрит, меж тем как он находится в контакте с художественным критиком из своего любимого журнала.

Чувствование определяет природу сознавания; это может быть чувствование на расстоянии (например, слуховое), близкое (например, тактильное) или внутри тела (проприорецепция). В последнее можно включить чувствование собственных слов и мыслей^.

Возбуждение (excitment) — лингвистически подходящий термин — включает как физиологическое возбуждение (excitation), так и недифференцированные эмоции. Сюда можно отнести фрейдовское представление о катексисе, бергсоновский , психологические проявления метаболизма. Здесь же мы находим основание простой теории тревожности (anxiety).

Формирование гештальта всегда сопровождает сознавание. Мы видим не три изолированные точки, а треугольник, который мы из них составляем. Формирование полных и связанных гештальтов — условие психического здоровья и роста.

Только завершенный гештальт может быть организован в целостном организме как автоматически функционирующая единица (рефлекс). Любой незавершенный гештальт -составляет , требующую понимания и мешающую формированию любого нового, живого гештальта.

Вместо роста и развития мы имеем в этом случае стагнацию и регрессию.

1(Прим. перев.) В более поздних вариантах теории Ф. Перлз отводил снам, фантазиям и мыслям специальную , между внешним миром и событиями внутри организма.

Для немецкого слова нет точного английского перевода; до некоторой степени его значение может быть передано словами , , , (Кожибский), . Вот лингвистический пример: слова и состоят из одних и тех же элементов, но их значение зависит от порядка букв в их гештальте.

Далее, может означать игру в карты (бридж) или конструкцию, соединяющую два берега реки (мост). Лиловый цвет выглядит голубоватым на красном фоне и красноватым — на голубом. Контекст, в котором появляется элемент, называется в гештальтпсихологии , на котором выступает .

При неврозе, и в еще большей степени при психозе нарушается гибкость формирования фигуры/фона. Мы часто обнаруживаем либо ригидность (фиксация), либо отсутствие образования фигуры (вытеснение). И то и другое мешает привычному завершению адекватного гештальта.

Для здоровой психики отношение между фигурой и фоном — это процесс постоянного, но значимого появления и исчезновения. Таким образом, взаимодействие фигуры и фона является центральным для той теории, которая представлена …

Источник: https://knigogid.ru/books/757370-opyty-psihologii-samopoznaniya/toread

Фредерик Перлз — Практикум по гештальт-терапии

Эта книга начиналась как рукопись Фредерика С. Перлза. Материал был развит и разработан Паулем Гудменом и получил практическую разработку у Ральфа Хефферлина. В том виде, в каком эта книга существует сейчас, — это результат совместных усилий трех авторов.

Общей была у нас одна цель: развить теорию и создать методики, которые расширили бы границы и область применения психотерапии.

У нас было много разногласии; обсуждая их, вместо того, чтобы вежливо скрывать, мы не раз приходили к решениям, которых ни один из нас не мог предвидеть.

Многие идеи первоначальной рукописи сохранились, но столь же многое добавилось в результате совместных усилий трех авторов и, что еще важнее, многое получило новое значение в контексте книги в ее окончательном виде.

* * *

Первая половина этой книги приглашает вас погрузиться в себя и предлагает технику для того, чтобы это осуществить. Что может получиться из этой затеи — вот вопрос, который вы сразу зададите; но ответ на него нельзя поднести вам на словесном блюдечке с каемочкой.

В действительности наиболее существенная часть ответа невербальна, и такой она и должна оставаться. Если вы получите этот ответ, то лишь проделав такую работу, как здесь описано.

Но поскольку мы не можем ожидать от вас, что вы приметесь за работу, которая требует времени и усилий, поверив, что в конце концов овчинка стоит выделки, то попытаемся в этой книге описать общую человеческую ситуацию, а также показать, почему мы уверены в том, что можем дать что-то важное каждому, кто действительно хочет улучшить себя и свое положение.

То, что мы предлагаем вам сделать для самих себя, на первый взгляд может напоминать избитые истины, так как мы хотим помочь вам открыть себя, свою самость и мобилизовать её, сделать более эффективной в удовлетворении своих потребностей в качестве биологического организма и общественного человеческого существа.

Открытие себя может напомнить кому-нибудь старую историю о «вытаскивании самого себя за волосы». Но, как мы понимаем данный термин, — это трудный процесс. Далекий от внезапной вспышки озарения, этот процесс более или менее постоянен и кумулятивен — и не прекращается, пока человек жив.

Он предполагает принятие особого отношения к себе и рассмотрения себя в действии.

Для того чтобы рассматривать себя в действии — то есть рассматривать себя как действие, требуется техника, совершенно отличная от той, которую вы, может быть, уже испробовали и признали недостаточной — техника интроспекции.

Если открытие себя кажется небесполезным, но пугающим, мы не будем спорить с такой реакцией. Предположение, что у вас есть некое тайное или скрытое «я», что оно значительно хуже вас и лучше оставить его в покое, — не всегда у вас было, и вряд ли стоит навсегда его сохранять.

Оно происходит от того, что в прошлом, в момент стресса, вы отвергли некоторую часть себя, доставлявшую вам слишком много беспокойства. В тогдашних обстоятельствах эти части вас были худшими, и чтобы жить в той ситуации, вам надо было от них избавиться. Это похоже на то, как ведет себя дикий зверь, попавший лапой в капкан.

В таких условиях лапа становится угрозой и иногда зверь отгрызает ее, чтобы спастись, хотя и остается калекой.

Ваша жизнь сейчас может быть совершенно иной, чем тогда, когда вы отвергли часть себя, но в отличие от лапы зверя, эта часть может быть возвращена. Все ли еще существуют первоначальные причины, по которым вы ее отвергли, или они давно исчезли? Это, по меньшей мере, заслуживает рассмотрения. Мы предлагаем вам метод систематического рассмотрения и реконструкции вашей нынешней ситуации.

Вы можете двигаться в своем собственном темпе. Процедуры организованы так, что каждая предыдущая составляет необходимую основу для последующей. Какую работу вы можете проделать за определенный интервал времени, зависит от того, какую часть себя вы отбросили и какова ваша нынешняя жизненная ситуация. В любом случае вы не сделаете ни одного шага быстрее или больше того, что сами хотите.

Мы не предлагаем вам ни «легкого пути к мастерству», ни программы морального усовершенствования, ни правил, обеспечивающих разрушение дурных привычек, которые вы на самом деле хотите сохранить. Мы вообще не собираемся ничего за вас делать.

Мы предлагаем вам инструкции, с помощью которых вы — если захотите — можете отправиться в личное приключение и в процессе этого вы, своими собственными активными усилиями, можете сделать что-то для себя, для своей самости — открыть ее, организовать и направить на конструктивное использование в проживании своей жизни.

Парадоксы в этих утверждениях мы разъясним позже. Пока достаточно сказать, что, говоря «Ваше я», вместо того, чтобы просто сказать «Вы», мы бы хотели подчеркнуть особый смысл обладания, кроющийся в притяжательном местоимении «вам»: это ваше «я».

Заметьте также, что «Вы», о котором идет речь, — то самое «Вы», которому предстоит делать открытия в течение Вашего «путешествия», и, одновременно, это составная часть «Вашего я».

Эта та часть, которая читает эти строки, скорее все-го, проговаривая их про себя.

Не предполагается, что это предприятие будет легким.

Может показаться, что выполнить указания легко — так легко, что вполне возможно, к концу вы решите: в этом ничего нет; вы проскочите все это, не получите никаких результатов, которых бы не предвидели заранее, и на этом остановитесь.

Если же, с другой стороны, вы более тесно соприкоснетесь с экспериментальными ситуациями, которые создадите, то можете обнаружить, что в некотором смысле это самая трудная и раздражающая работа из всех, с какими вы сталкивались, — но и наиболее удивительная.

Читайте также:  Психологическое просвещение - психология

На этих страницах мы стараемся разговаривать с вами, как будто мы находимся лицом к лицу. Разумеется, у вас нет возможности, как в обычном разговоре, взять слово — ответить, задать вопрос, добавить подробности относительно своей личной ситуации; и мы, к сожалению, не знаем вас лично.

Если бы мы знали касающиеся вас подробности — возраст, пол, образование, работу, ваши успехи и неудачи, ваши планы и ваши страхи, мы кое-что сократили бы или, наоборот, развили подробнее, где-то, может быть, переставили бы акценты, поменяли порядок; но это не изменило бы фундаментальным образом то, что мы хотим передать. Мы полагаем, что практически все, с чем мы будем иметь дело, применимо в той или иной степени, в том или ином отношении, к каждому человеческому существу, живущему в наше время в условиях западной цивилизации. Применить то, что соответствует вашей ситуации, и так, как это вам подходит, — это ваша работа в нашем совместном предприятии.

Источник: https://libking.ru/books/sci-/sci-psychology/374086-frederik-perlz-praktikum-po-geshtalt-terapii.html

Основные идеи гештальт-терапии Ф. Перлза

Фредерик Перлз (1893-1970) в период с 1930 по 1940 г. придерживался идей психоанализа, затем он порвал с ним и с 1946 г. начал разрабатывать идеи и метод своей гештальт-терапии. Его метод завоевал широкую популярность. Расхождения Перлза с Фрейдом касались скорее психотерапевтических приемов, чем основных положений второго о важности неосознаваемой мотивации, динамики личности.

Фредерик Перлз (1893-1970)

Получив из гештальт-психологии представления об организме как целом, Перлз понял, что необходим подход, в котором индивид и его среда выступали бы постоянно взаимодействующими частями поля.

При этом каждая деталь поведения рассматривается как постоянное взаимодействие элементов поля в интимных связях с целым. Ученый подчеркивает важность рассмотрения ситуации в настоящем, а не исследования причин в прошлом, как это делал Фрейд.

Осознавание человеком того, как он ведет себя в это мгновение, более важно, чем понимание того, почему он ведет себя таким образом.

Поэтому Перлз начал всматриваться в настоящее, в то, как люди приспосабливаются и живут в своем мире. При таком подходе терапия перестает быть системой извлечения значимой информации из памяти.

Автор рассматриваемой концепции считал, что информация, необходимая для терапевтического изменения, содержится в непосредственном поведении пациента: как тот вступает во взаимодействие с терапевтом и проявляет себя в этом взаимодействии. Гештальт-психология помогла понять важность феноменологии текущего опыта. Ее основатели — В.

Келер, К. Коффка, М. Вертгеймер — подчеркивали активность воспринимающего, который структурирует дискретные события и придает им смысл.

Перлз в своей практике использовал положения гештальт-психологии о том, что анализ частей не может помочь пониманию целого, поскольку целое определяется их взаимосвязью и взаимозависимостью. К.

Левин рассматривал поведение как вектор всех сил, действующих в психологическом «жизненном пространстве».

Главным отличием гештальт-терапии от других существующих методов является изучение психики с точки зрения целостных структур — гештальтов.

Организм приспосабливается к среде, достигая определенного равновесия и упорядочивания частей, и нельзя изменить что-то одно, чтобы при этом не изменились другие. В данном поле он выбирает для себя нечто значимое. И это становится фигурой, а все остальное — фоном. А выбирает организм то, что ему интересно и важно в данный момент.

Перлз полагал, что сознание человека не может воспринимать окружающий мир однозначно, с одинаковой концентрацией внимания на всех деталях. Важные и значимые события занимают центральное место в сознании, образуя гештальт (фигуру), а менее важная в данный момент информация отступает на задний план, создавая фон.

Ученый рассматривал человека как саморегулирующееся существо. Одно из основных положений его теории заключается в том, что каждый обладает способностью достигать оптимального равновесия внутри себя и между собой и средой.

Полное равновесие соответствует четкой фигуре (гештальту); отклонение от него ведет к разрушению отчетливых границ между нею и фоном.

Гештальт-терапия — это сложный синтез из психоанализа, эксзистенциальной психологии, бихевиоризма (подчеркивание очевидного в поведении), психодрамы (отражение конфликтов), дзен-буддизма (минимум интеллектуализации и фиксирование на осознавании настоящего).

Основными ее понятиями являются: отношение фигуры и фона, осознание потребностей и сосредоточение на настоящем, противоположности, функции защиты и зрелость.

Источник: https://pro-psixology.ru/sovremennye-psixologicheskie-teorii/97-osnovnye-idei-geshtalt-terapii-f-perlza.html

Основные положения теории Ф. Перлза

Теоретические открытия гештальт-психологии к практике психотерапии впервые применил Фритц (Фредерик Соломон) Перлз.(1893-1970) в 40-е годы ХХ века [1; 2]..

Гештальт-терапия появилась как своеобразный антипод психоанализу.

При разработке идеологической базы гештальт-терапии Перлз попытался синтезировать некоторые постулаты экзистенциальной философии (экзистенциальный тупик, пустота, смерть и т.д.

), а также телесноориентированной психотерапии Райха. Это соединение нашло свое выражение во взглядах Перлза на отсутствие пропасти между психической и физиологической деятельностью организма.

Постепенно Перлз пришел к пониманию человека, как части широкого поля жизнедеятельности, включающего в себя и организм и его среду. Перлз отвергал идею разделения тела и ума, разделения объекта и субъекта и, далее, разделения человека и среды. Из этого он делает очень важный для его времени вывод о том, что пропасти между душевной и физической деятельностью человека не существует.

Развитие этой точки зрения позволило ему создать оригинальную концепцию психического здоровья человека, в основе которой лежит его способность гибко, творчески контактировать со средой, и прерывать контакт с ней, когда это нужно, т.к.

ритм контактирования и ухода от контакта определяется сменной актуальности потребностей индивида. В качестве модели смены потребностей Перле использовал закон фигуры и фона. Доминирующая потребность проявляется как фигура на фоне всего того, что есть в сознании.

После ее удовлетворении (завершения гештальта), она уходит в фон, и ее место в качестве фигуры занимает новая актуальная потребность.

Одна из задач гештальт-терапии — используя закон единства и борьбы противоположностей, помочь пациенту выделить фигуру из фона, завершить гештальт и снова возвратить его в фоновое окружение.

Перлз опирался на два основных закона гештальт-психологии: целое доминирует над частями, и отдельные элементы объединяются в целое. В 1940-1950 он предпринял попытку приложить основные положения гештальт-психологии.

к исследованию динамики личностных изменений, переформулировал некоторые из принципов гештальт-психологии применительно к психотерапии, создав новое эффективное психотерапевтическое направление – гештальт-терапия.

Результатом его размышлений стала книга «Гештальт-терапия», изданная в 1951 г. Первая часть этой книги, представляющая собой практическое руководство по самоисследованию, неоднократно издавалась на русском языке под названием «Практикум по гештальт-терапии».

Смысл гештальт-терапии состоит не в том, чтобы исследовать прошлое в поисках замаскированных травм (как считал Фрейд), а в том, чтобы помочь пациенту сфокусироваться на осознавании (awareness) настоящего.

Такие ключевые понятия перлсовской гештальт-терапии, как организм как целое, здесь и теперь, как важнее, чем почему, составляют основу и этапы осознавания. Перлс ввел и развил понятие континуума осознавания.

Поддержание континуума (непрерывности) осознавания кажется на первый взгляд очень простым. Нужно постепенно, от секунды к секунде, осознавать, что именно, какое событие в данный момент переживается.

На деле это очень трудно: появляются посторонние мысли, ассоциации… и континуум прерывается.

Перлз так же говорил о внутренних противоположностях, которые не просто существуют, а находятся в состоянии постоянного противоречия, борьбы между собой.

По мнению Перлза, эти противоположности не являются неприемлемыми, и, наоборот, помогают сформировать и завершить гештальт. Полностью осознавая противоположные полюса своего Я, своих стремлений и желаний, мы более глубоко начинаем, осознавать самих себя.

Противоположные стороны нашего Я в гештальт-терапии получили название Нападающего и Защищающегося.

Здоровые люди, которые могут четко сформировать гештальт и провести грань между собственным Я и окружающей средой, на возникающие трудности реагируют адекватно.

При возникновении невроза защитные механизмы искажаются и препятствуют росту личности. Среди реакций, препятствующих росту личности, Перлз выделяет четыре основные: реакцию слияния, ретрофлексию, интроекцию и проекцию.

При реакции слияния индивидуум не может дифференцировать себя от других, он не в состоянии четко определить, где оканчивается его Я и начинается Я другого человека.

У таких людей граница собственного Я настолько размыта, что они с трудом отличают собственные чувства, мысли и желания от чужих.

Слияние делает невозможным саморегулирующийся ритм контакта и отхода, что в свою очередь делает невозможным формирование гештальта. По своей сути реакция слияния — это невротический механизм избегания контакта.

Ретрофлексия означает «обращение назад на себя» (Perls, 1973). При ретрофлексии граница между личностью и средой смещается в сторону личности. Если попытка удовлетворить свою потребность встречает сопротивление, то ретрофлексирующий индивидуум вместо того, чтобы направить энергию борьбы на изменение среды, направляет ее на себя.

У ретрофлексирующего индивидуума формируется отношение к себе как к постороннему объекту. Происходит разделение Я как субъекта и Я как объекта. Разделяя себя таким образом, ретрофлексирующий человек становится и субъектом и объектом своих действий.

Все усилия такого человека направлены не на борьбу с внешними трудностями, а на самоосуждение, самобичевание, в лучшем случае — на коррекцию собственных эмоций и поведения.

Интроекция — тенденция присваивать себе убеждения, способы мышления и поступки других людей без критики и попытки сделать их своими собственными. В результате граница между Я и средой переносится, перемещается вовнутрь Я. Индивидуум настолько занят усвоением чужих убеждений, что ему не удается сформировать свою собственную личность.

Проекция противоположна интроекций. Граница между собственным Я и средой смещается в сторону среды. Проекция — это тенденция переносить собственные ошибки и ответственность за то, что происходит внутри Я, на других, на окружающую среду. Такой человек считает, что окружающий мир холоден и безразличен к нему, что именно он, этот мир, виноват в его неустроенности, безынициативности, неудачах.

Перлс считал, что каждый поступок — это гештальт, и более важно осознать, как совершается этот поступок, а не почему он совершается.

Таким образом, Ф. Перлз заложил основу современной гештальт-терапии. Фритц Перлз разрабатывал метод гештальт-терапии, прежде всего, для лечения неврозов и других болезненных нарушений, однако еще при его жизни гештальт-терапия вышла за рамки сугубо медицинской практики. Гештальт-терапия является универсальным психологическим методом, который применим к широкому кругу человеческих проблем.

Источник: https://megalektsii.ru/s218t1.html

Перлз

Родился он 8 июля 1893 года в Германии, в еврейской семье. Его родители жили в Берлине, когда на свет появился маленький Фриц. Отец работал коммивояжёром, а торговал он палестинскими винами.

Семья была не слишком счастливой, ссоры родителей часто перерастали в драки, да и детям доставалось, если матери или отцу казалось, что они того заслуживали. А казалось довольно часто.

Но подобное отношение к себе Фриц не терпел покорно, как бывает в таких случаях, а давал отпор, который постепенно перерастал в откровенную вражду. Что поделать, не терпел будущий учёный лицемерия и унижение, которыми было насыщенно его детство.

О тех годах он сам писал коротко, но чётко: «Мама амбициозна, любит искусство и ненавидит отца. Отец ненавидит мать, любит женщин, а также изображает из себя мастера масонов. На людях оба дружелюбны.» 

Перлз своим опытом ещё раз подчеркнул, что будущие учёные очень часто весьма посредственно учатся в школе. От него ожидали, что он пойдёт по стопам дяди Германа Стауба – крупного юриста в Германии, но Перлз не оправдал надежды родных.

С горем пополам закончив школу, Фредерик поступил на медицинское отделение. Так он получил высшее образование в Берлинском университете. Именно наличие этого диплома закинуло Перлза на Первую мировую войну в качестве военного врача.

Вернувшись к мирной жизни, Фредерик продолжил обучение в своём университете, где и получил степень доктора медицины.

В дальнейшем мы находим его во Франкфуртском неврологическом институте, где он работал с Куртом Гольдштейном.

Именно его влиянию приписывают основы будущей гештальт-терапии, когда человека Перлз будет рассматривать как единое целое, на которое влияют и культурные, и физиологические факторы одновременно.

Тогда же начинают формироваться его философские взгляды, которые в дальнейшем окажут влияние на его теорию.

Читайте также:  Плюсы и минусы жизни фрилансера - психология

В конце 1920-х годов Фредерик начал интересоваться психоанализом. Первым его учителем в этой области стал Вильгельм Райх, но впоследствии Перлз отметился и у Хелен Дойч, и Карен Хорни, и Отто Фенихель. В 1930 году он женится.

В своей автобиографии он пишет очень коротко об этом событии: «Женитьба. Затем двое детей, четверо внуков. Не самый образцовый муж. Жена увлечена экспрессивным движением – Гиндлер».

Первой в семье родилась дочь Рената, сын Стив родится уже в эмиграции.

Как и многие учёные еврейского происхождения, ему пришлось покинуть Германию с приходом к власти нацистов. Поэтому уже в 1933 году мы видим его в Голландии, а ещё год спустя он отправляется в Йоханнесбург, где основал Южноафриканский институт психоанализа.

В 1936 году Фредерику пришлось пережить огромное разочарование.

Преодолев тысячи километров, он прилетел в Европу, чтобы принять участие в международном психоаналитическом конгрессе, а также познакомиться с Фрейдом.

Те несколько минут, что отец психоанализа подарил своему гостю, то безразличие, с каким он встретил Перлза, наверное, и спровоцировали окончательный разрыв учёного с этим направлением науки.

Возвращение в Южную Африку было для Фрица тяжёлым в плане внутренних переживаний, ему казалось, что он потерял свою профессиональную принадлежность. Но именно в этой стране увидит свет его первая книга «Эго, голод и агрессия», в 1942 году. Часть глав этой книги написаны женой Лорой.

Надо сказать, что она имела довольно большое влияние на мужа, правда их отношения сам Перлз позднее характеризовал так: «жили, в сущности, параллельно друг другу, с относительно немногочисленными взлётами ощущений сильной вражды и любви…»

В 1946 году Фредерик навсегда уезжает в США, где и открывает частную практику в Нью-Йорке. Именно здесь он начинает экспериментировать с приёмами из различных направлений психотерапии, что в конечном итоге займёт своё законное место в его теории, в которой он использовал знания не только психоанализа, но и сочетал их с восточной философией, теорией поля и многими другими знаниями.

О ней он впервые рассказал в книге «Гештальт-терапия», выпущенной в 1951 году в соавторстве с Ральфом Хефферлином и Полом Гудмэном.

Соратники вначале, к концу жизни Фрица Перлза, они поссорились и достаточно сильно. Гудмэн называл Перлза «предателем Гештальта».

Но это будет потом, а пока в свет вышла книга, выпуск которой оказался несколько преждевременным. Однако начало большого пути было положено.

После этого события жилище Перлза стало Нью-Йоркским институтом гешталь-терапии, где проводились групповые занятия. А уже к концу 1950-х годов его последователи и он сам организовали группы гешталь-терапии по всей стране.

Подобные разъезды внесли определённый разлад в его семью, потому что дома он бывал редко, путешествуя по стране в одиночку. В 1956 году у него начались проблемы с сердцем, а разлад в семье всё более ощутимым.

Он в одиночестве перебирается в Майами.

Здесь он встретил Марти Фром, которая была моложе его на целых 30 лет. Их отношения начались с индивидуальной терапии, а продолжились на гораздо более интимном уровне. Два года они прожили вместе, но когда Перлз предложил Марти выйти за него замуж, она ушла от него к другому мужчине.

Перзл вновь начинает путешествовать, вначале по Америке, затем в Японии. И уже в 1964 году учёный жил и работал в Институте Иссалена, в Калифорнии. В 1968 движение американских студентов в отстаивании различных свобод способствовало наступлению звёздного часа Перлза.

Много желающих участвовать в семинарах, приезд крупных специалистов… Учёный с удовольствием рассказывал слушателям о том, что в гештальт-терапии всё рассматривается через призму настоящего, что работа с пациентами идёт от принципа «здесь и сейчас».

Он рассказывал про гештальты, которые люди выделяют среди окружающего фона, о том, что эти фигуры появляются, а затем вновь погружаются в фон, о том, как формируются неврозы и как с ними бороться, заставив собственные гештальты появляться, исчезать, контактировать с окружающей действительностью.

Не забывал он и о том, что человеческая психика способна к саморегуляции, если, конечно, ей не помешать в этом. Популярность нового направления приобретала всё больший успех.

Но, бросив всё, в 1969 году организовал гештальт-общину на острове Ванкувер, на западе Канады.

Видимо, местный воздух подействовал на него благотворно, а может то, что круглые сутки здесь жили в гештальте, но из-под его пера в этом же году вышли и «Гештальт-терапия в дословном изложении», и «Внутри и вне помойного ведра».

Интересно, что, начиная с индивидуальных сеансов гештальт-терапии, Перлз постепенно остановился на групповом проявлении своей теории. Подобная работа казалась ему более эффективной.

В 1970 году Фриц Перлз отправился в путешествие по Европе. Но на обратном пути прямо в аэропорту в Чикаго у 77-летнего учёного случается сердечный приступ, и он оказывается в клинике. Усилия врачей подарили ему только четыре дня жизни. 14 марта 1970 года Перлз ушёл из жизни.

Источник: https://psychologiya.com.ua/perlz.html

Истоки Гештальт-психологии, Фредерик Перлз

Перлз испытал на себе влияние разнообразных теоретических подходов к психотерапии, что нашло отражение в созданной им гештальт-терапии. Базовую подготовку он получил по психоанализу.

Перлз полагал, что психоанализ и теоретические концепции Фрейда являются той основой, на которой строится его собственный подход, хотя методы его построения преимущественно заключаются в изменении психоаналитической теории.

В частности, он заменил половой инстинкт инстинктом голода в качестве главного.

Будучи психоаналитиком, Перлз испытал на себе влияние Вильгельма Райха, включая взгляды Райха на аффект, вовлечение организма в невроз, внимание к форме, а не к содержанию (в том числе к невербальному поведению), конфронтацию как метод вмешательства, а также техники, специально подобранные к конкретному пациенту.

Перлз испытал влияние экзистенциальной теории с ее акцентом на личной ответственности за мысли, чувства, поступки и на непосредственных переживаниях — понятие «здесь и сейчас», взаимоотношения «я-ты», вопросы «что?» и «как?» вместо «почему?» по отношению к переживаниям и поведению.

Перлз считает гештальт-терапию одним из трех экзистенциальных подходов, наряду с логотерапией Франкла и дазайн-анализом (Daseinanalysis) Бинсвангера. С другой стороны, прежде чем Перлз отверг психоанализ, гештальт-психология оказала на него влияние в процессе работы с Гольдштейном и чтения произведений Левина.

Немецкое слово Gestalt, обозначающее «целое, конфигурацию, интеграцию, стереотип или форму», занимает центральное место в теории Перлза. Гештальт-концепция фигуры-фона является основной также и в разработанной Перлзом теории потребностей и их удовлетворения в стремлении к самоактуализации (этот термин впервые употребил Гольдштейн).

Идея регуляции организма заимствована из гештальт-психологии, как и концепция закрытия или завершения формирования гештальта, к которой прибегает Перлз при описании незавершенных дел. Гештальт, в представлении Перлза, имеет отношение к цельности завершенных действий, а также интеграции разрозненных частей личности в единое самоактуализирующееся целое. Перлз расширяет понятие гештальт-восприятия, которое включает у него не только восприятие внешнего мира, но и восприятие телесных процессов, чувств и эмоций.

На Перлза также оказал воздействие общесемантический подход (I. ARichardsAndAKorzybski) в смысле четкого и определенного использования языка.

Наконец, сказалось влияние дзэн-буддизма и даосизма в отношении принципа противоположностей (инь и ян) и признания того, что люди могут превзойти себя, только став собой, приблизившись к собственной природе.

Все эти и другие концепции включены Перлзом в гештальт-терапию. Хотя сама по себе теория не была систематизирована и четко оформлена, работа Перлза создает основу для такой интеграции.

Источник: http://psi-i.blogspot.ru/2013/04/blog-post.html

Перлз, Фредерик

Фредерик Саломон Перлз (нем. Friedrich Salomon Perls), также известен как Фриц Перлз; (8 июля 1893, Берлин — 14 марта 1970, Чикаго) — выдающийся немецкий врач-психиатр, психотерапевт еврейского происхождения. Основоположник гештальт-терапии.

Совместно с Полом Гудменом (Paul Goodman) и Ральфом Хефферлином (Ralph Hefferline) написал основополагающий труд «Гештальт-терапия, возбуждение и рост человеческой личности» (1951).

В 1952 вместе с «Семёркой» (кроме него, в «Семёрке»: Лора Перлз, Изидор Фром, Пол Гудмен, Элиот Шапиро, Ричард Кицлер и Пол Вейс) учредил Нью-Йоркский Гештальт-институт.

Биография

Родился в Берлине в 1893 году.

Во время Первой мировой войны воевал в составе немецкой армии, был ранен.

В 1913 году приступает к изучению медицины — без особого интереса, рассматривая её как путь в философию и физиологию — и (видимо, в 1916 году) обнаруживает для себя Фрейда и психоанализ. По его собственному признанию, сексуальная проблематика захватывает его.

В 1921 году наконец получает степень доктора медицины и начинает заниматься психиатрией с её «медикаментами, электрическими штуками, гипнозом и разговорами».

В 1922 году весьма увлечён новыми тенденциями в искусстве: Дадаизм, немецкая школа дизайна Баухаус. Одновременно открывает для себя Фридлендера с его «Творческим безразличием». И говорит о нём, как о «гуру».

1925 год — начало 7-летнего курса психоанализа, сначала у Вильгельма Райха, затем у Карен Хорни.

Называет этот период «бесполезной жизнью на кушетке»: Райх, по ощущениям Перлза, не может нащупать в нём ничего существенного, Перлз «чувствует себя тупым», а в Карен Хорни — влюбляется.

Попытка подарить ей цветы приводит лишь к тому, что Хорни аналитически интерпретирует этот поступок. По всей видимости, Перлз обижен.

В 1926 году Перлз знакомится с Куртом Гольдштейном — неврологом и психиатром, занимавшимся тогда солдатами с ранениями головного мозга, сторонником целостного, холистического, подхода к организму (организм-как-целое), и становится его ассистентом во Франкфуртском университете.

Как «верный фрейдистам», он спорит с Гольдштейном, но будет вынужден вернуться к холизму через 10 лет — уже в Южной Африке. Холистический подход становится одним из краеугольных камней будущей гештальт-терапии: на нём базируется представление о взаимоотношении организм — окружающая среда.

Постулируется, что человек и его окружение — единая система, и психотерапия невозможна без анализа контакта между ними.

1927 год — Перлз продолжает свой анализ и получает супервизию у психоаналитиков во Франкфурте, Вене и Берлине (Клара Гаппель, Елена Дейч, Пауль Шильдер, Отто Фенихель).

В 1930 году женится на Лоре Познер, с которой познакомился во Франкфуртском университете. Лора, доктор психологии, занимается гештальт-психологией и знакомит Перлза со всеми последними разработками в этой области.

Через неё же он получает доступ к экзистенциализму, в частности к философии Мартина Бубера(отношения Я-Ты и Я-оно) и к теологии Пауля Тиллиха (мужество существования). Кроме того, Лора участвует в семинарах Эльзы Гиндлер по экпрессивному движению.

Перлз возвращается к проблеме соотношения соматического и психического, и находит, что «взаимоотношения тела и разума всё ещё путаны». В гештальт-терапии осознавание через движение и действие станет обычной практикой.

В 1933 году, после прихода к власти Гитлера, Фриц Перлз, Лора Перлз и их старшая дочь Рената уезжают вГолландию, а год спустя перебираются в Южную Африку. Перлз едет туда, формально оставаясь ортодоксальным психоаналитиком: «Я еду проповедовать фрейдовское евангелие в Южную Африку»,- и основывает там институт психоанализа.

В 1936 году он отправляется в Мариенбад на психоаналитический конгресс со своей первой статьей «Оральное сопротивление». Работа подвергнута критике, где основным возражением является тезис, что сопротивление может быть только анальным.

Впоследствии Перлз станет рассматривать отсутствие орального сопротивления, как один из факторов, облегчающих патологическуюинтроекцию.

В 1942 году Фриц пошёл в южноафриканскую армию, где он служил в качестве психиатра в звании капитана до1946 года.

В 1946 году Перлз переехал в Нью-Йорк.

В 1951 году в соавторстве с Ральфом Хефферлином и Полом Гудмэном публикует книгу «Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности», в которой он впервые формулирует начала своего собственного терапевтического подхода. Вскоре после этого был организован Нью-Йоркский институт гештальт-терапии, центр которого находился в квартире Перлза.

В 1954 году был также создан Кливлендский институт гештальт-терапии, а к концу 50-х годов группы гештальт-терапии были организованы по всей стране.

В 1960 году Перлз переехал на западное побережье Соединённых Штатов, некоторое время жил и работал в Лос-Анджелесе.

В этот период Перлз заинтересовался учением дзэн и ездил в японский монастырь дзэн, где два месяца изучал дзэн под руководством мастера дзэн. Перлз отмечал: «Дзэн привлекает меня как возможность религии без бога».

В то же время негативной стороной обучения дзэн для Перлза была обязанность «взывать и кланяться перед статуей Будды». В ходе обучения мастер задал Перлзу коан «Какого цвета ветер?».

Перлз в ответ «дунул мастеру в лицо», что, как он отмечает, удовлетворило мастера.

В 1964 году он вошёл в штат знаменитого Института Эсален в Биг Сюр, штат Калифорния. Перлз стал лидером вдвижении за раскрытие потенциала человека.

Источник: https://psyguru.com/database/knowledge/article-39-frederik-perlz

Ссылка на основную публикацию