Фантазия — психология

Фантазия в психологии

Фантазия – это важнейшая составляющая «душевного аппарата» человека. Очень долго эта психологическая функция игнорировалась в ученом мире.

Только недавно –  каких-нибудь 60-70 лет назад – к ней возник внезапный интерес философов, психологов, социологов.

«Творческий бум» середины XX века заставил увидеть в фантазии не просто «плод воображения» или «эмоциональное мышление», а нечто более существенное.

Фантазия — что это?

Вся история человеческой цивилизации доказывает: фантазия является ее движущей силой, краеугольным камнем образования, изобретательства, прогресса. Она побуждает к поиску новых решений, является неотъемлемым условием творчества.

Без ее участия невозможно представить не только литературу, музыку, живопись, но и математику, физику, механику. В ходе научных исследований на вопрос, что такое фантазия, был дан однозначный ответ: это ценнейшее качество, великий дар человека, реальный капитал в любой отрасли его жизнедеятельности.

«Творческой силой интеллекта» называл фантазию британский психолог Г. Харгривз. Интересно, что схожее определение этому понятию дал русский толкователь слов В. Даль. В его словаре фантазия трактуется как «изобретательная / творческая / самобытная сила ума».

Фантазия и воображение

Доказано, что эти психические процессы существенно облегчают обучение, делают его экономным и эффективным. Они приносят удовлетворение и обеспечивают умственное здоровье.

Их отсутствие приводит к неврозам, психическим расстройствам, пристрастию к наркотикам и алкоголю. Суицидальные мысли чаще всего посещают людей, лишенных фантазии и воображения.

И наоборот, наличие артистического начала вырабатывает иммунитет от скуки, личностной деградации, слабоумия. Достаточно вспомнить слова великого Гейне: «Творя, я выздоровел вдруг».

Способность к созданию чего-то нового, состояние сознания, ведущее к появлению оригинальных образов, идей, структур, и есть фантазия. Это понятие не имеет ничего общего с бесплодными грезами и построением воздушных замков.

Цель фантазии – воплотить то, что не существует в реальной жизни, но уже создано воображением творца. Так возникают новые подходы к уже имеющимся явлениям, рождаются новые формы для старого содержания.

Фантазия – это сестра упорядоченности, цельности, законченности. Чтобы доказать это, достаточно вспомнить, как творит поэт. Из хаоса разрозненных легенд, верований, видений, представлений он создает единое произведение со стройной композицией.

Источник: http://rostduha.ru/fantaziya-v-psixologii/

Фантазия

Фантазия – это качество, которым хочет обладать любой, поскольку человек с фантазией способен креативно решать встающие пред ним задачи, нестандартно выходя из неоднозначных ситуаций, создавать новое, творчески себя являть миру. Когда же человек с фантазией адаптирован в социуме, умеет мыслить логически – он высокоэффективен. Фантазия нужна творческим людям, чтобы рождать образы, воплощая их в искусстве.

Фантазия в психологии это элемент воображения, тесно повязанный с мечтами. Поэтому человек, какой много фантазирует, постоянно хочет чего-то, стремится к предметам своих мечтаний. Окружающими он воспринимается часто как новатор, интересный собеседник, поскольку способен придумывать новое, делать каждый день отличным от остальных.

Слово «фантазия» исходит от понятия в греческом языке, обозначающего явление, какого нет доселе в реальности. Если мы фантазируем – в воображении мы формируем нечто новое. Люди с выраженной способностью фантазировать имеют и сильное представление, легче меняют установки и экспериментируют, воплощая придуманное в жизнь.

Что такое фантазия?

Фантазирование связано с функционированием правого полушария, что отвечает за образное мышление, которое часто называют творческим. В простом словоупотреблении фантазия и воображение – синонимичные понятия, и в научной литературе они также часто не различаются. Оба они пересекаются с понятием образа – одного из фундаментальных категорий в психологии.

Образы – главная составляющая нашего психического мира, их мы получаем и из опыта непосредственных наших восприятий, и еще откуда-то, о чем говорят психологи, философы, теологи, мистики. Образы представляют материал для воображения и построения фантазий, они же являются предшественниками создаваемых человеком предметов физического и абстрактного плана.

Прежде чем явить миру новое – творец всегда фантазирует, представляет картину в голове, мечтает о новой реальности. Способность к фантазии создала мир предметов, нашу цивилизацию, она помогает нам в повседневности.

Фантазия необходима в наших межличностных отношениях, любви, супружестве. Как говорил поэт, фантазия нужна, чтобы стирать случайные черты в партнере и выделять наиболее ценное, к чему человек привязывается, что любит и на основе чего выстраивает отношения.

Психотехнологи утверждают, что умение представить в человеке качество, каким он сейчас даже пусть не обладает или же обладает в малой степени, способно действительно развить в нем это качество.

Это можно проверить, сообщая пренеприятному человеку, с которым трудно найти понимание, что он чрезвычайно интересная личность, нравится своим умением вести себя уважительно, словно и вправду он очень предупредителен и приятен в общении.

Через время вы отметите, что человек в действительности начал демонстрировать услужливость и обаяние.

Человек даже может доставить себе простое удовольствие, если вообразит его. Поэтому фантазеры чаще выглядят счастливыми, могут представить себе все практически, что пожелают.

А психика, как известно, не различает объекты реального мира и воображаемые картины между собой.

Так, если я, будучи уставшим, представлю для себя на минуточку отдых на курорте и смогу погрузиться в эту пусть и вымышленную приятную атмосферу – я действительно немного отдохну! На этом принципе построены все гипнотические техники.

Фантазия сродни волшебству, верно? Часто люди с яркой способностью к фантазированию делают те вещи, что кажутся рациональным и скептическим наблюдателям просто невозможными. Однако фантазия может не только созидать, она может иметь и негативный окрас.

Человек, думая о плохом и в деталях представляя это, уже сразу испытывает негативные эмоции. А через время и притягивает рожденную в голове пугающую ситуацию в его жизнь.

Этот феномен также широко известен, над ним часто работают практические психологи на своих консультациях.

Воображение и фантазия в психологии это и способ воспринять информацию, заключенную в речи. Когда мы рассказываем – мы рассчитываем на способность собеседника представить описываемую картину.

У людей искусства, писателей, режиссеров – воображение чрезвычайно живое, беспокойное, оно не удовлетворяется простыми решениями и краткими путями, а находит что-то неожиданное в образах, сочетает их странным способом. Фантазия у них – словно воображение, сорвавшееся с цепи обыденности.

Здесь происходит ослабление контроля логики, рационального сознания. Тогда воображение рождает очень странные образы, на французском фантазмы, что как минимум отвлекаются от повседневности, а как максимум – рождают и вовсе нечто несуществующее.

Спектр фантазий очень широк – от небольшого отклонения от нормы до абсолютного нарушения всех норм и чувства реальности воображаемого.

Интересный парадокс в том, что фантазии, сколь бы ни были они необыкновенны – создаются все же из образов обыкновенных, воспринятых из реальности.

К примеру, сказочный Змей Горыныч – комбинация понятных нам образов ящерицы, змеи, крыльев птицы, нескольких голов, возможно, как у трех богатырей, а также огнемета.

В таком интересном сочетании рождается заманчивый художественный образ, новый персонаж, любимый народным искусством.

Как развить фантазию?

Мы выяснили, что фантазия помогает достигать своих целей и приходить к креативным решениям. Можно ли ее развить?

Всем знакомая нам с детства игра с облаками – не только приятный способ расслабиться, провести время на природе. Пытаясь разглядеть в очертаниях облаков силуэты животных, птиц, людей или даже целые картины, вы тренируете ваше визуальное воображение.

К такому занятию можно привлечь и детей, даже создать специальную игру – фотографировать облака и позже по фотокарточкам пытаться представить, дорисовать в своей фантазии картину.

Или даже нарисовать представленные вами недостающие элементы на фотографии, карандашами или в визуальном редакторе.

На том же принципе построена игра с кляксами, вы можете также предложить ее с целью развития фантазии, как детям, так и взрослым. Поставьте на бумаге, словно случайно, кляксу. Или же нарисуйте произвольный контур, закрыв глаза. Теперь попробуйте так же, как в игре с облаками, дополнить его так, чтобы оживить и создать образ какого-то предмета или существа.

Еще одно занятие для развития фантазии и креативного мышления – взять бумагу, желательно в клетку, и начертить на ней несколько одинаковых квадратов. А теперь разделите их разными способами на 4 равные части. Большинство людей сразу, не задумываясь, делят один из квадратов крестом.

Но это лишь один способ, которых на деле существует множество. Попробуйте, найдите как можно больше таких способов поделить квадрат на равные части.

Такая простая и удобная для практики задача может скрасить ваше свободное время, а может и помочь расшевелить фантазию перед созданием креативного образа или с целью поиска новаторских решений.

Следующая практика – из нескольких случайных слов написать за 5 минут мистическую историю с обязательной завязкой, кульминацией и развязкой. Для начала вы можете использовать заданные слова: «окно», «колодец», «священник», «расческа», «лестница».

Еще одно очень сильное упражнение – за 7 минут написать 20 вещей, которые вы не сможете никогда сделать в реальности. Оно позволит вам не только развить фантазию, но и даст повод поразмышлять.

Как развить фантазию и воображение?

Как развить фантазию и воображение у взрослых? Мы все активно мечтали в детстве, однако с возрастом многие теряют значительную часть способности к созданию вымышленных образов, замещая ее логическим мышлением, общественными штампами.

Многие люди начали осознавать это и жаловаться на отсутствие у себя фантазии. Сегодня к развитию этого полезного навыка появился большой интерес на основе понимания его практической значимости.

Психологи, задаваясь вопросом, как развить фантазию и воображение у взрослых, создают специальные тренинги и описывают даже небольшие приемы для самостоятельного использования.

Воображение, однако, не может отсутствовать, оно просто дремлет, спрятанное под диктатурой рациональности нашей жизни. Чтобы разбудить фантазию, вы можете прибегнуть к специальным упражнениям, которые, так же, как и физические упражнения для тела, помогут вам восстановить форму.

Одно из упражнений – взять случайных два слова и попытаться соединить их. Например, «лампа» и «халат». Представьте наибольшее количество сочетаний для них, как бы не казались они абсурдны вашему критическому восприятию.

Может, это будет светящийся халат? Или махровая лампа? А возможно, ваше воображение родит сказочный образ волшебника в халате с лампой? Такая словесная игра, если получится отключить логический фильтр, позволит вам расшевелить ваше воображение и в будущем сможет дать уже практические результаты в реальной деятельности.

Другая техника, какую интересно использовать в работе группой – от лица любого неодушевленного предмета написать анонимную жалобу. Это может оказаться палец или кастрюля. Затем вы зачитываете эту жалобу от лица предмета, не называя его, а слушатели угадывают, что это за предмет.

Особо интересной будет игра, когда вы попробуете максимально красочно и необычно описать проблемы предмета, словно вжившись в его историю.

Тогда эта игра будет иметь не только цель описать и угадать предмет, но и написать интересное повествование, которое и у слушателей создаст полноту представлений.

Источник: http://vseopsycho.ru/fantaziya/

Фантазия

Под фантазией я подразумеваю два различных явления, а именно: во-первых, фантазму и, во-вторых, воображающую деятельность. Из текста моей работы в каждом данном случае вытекает, в каком смысле следует понимать выражение «фантазия».

Под фантазией в смысле «фантазмы» я понимаю комплекс представлений, отличающихся от других комплексов представлений тем, что ему не соответствует никакой внешней реальной объективной данности.

Хотя первоначально фантазия может покоиться на вспоминающихся образах действительно имевших место переживаний, все же ее содержание не соответствует никакой внешней реальности, но остается, по существу, выходом творческой активности духа, деятельностью или продуктом комбинации психических элементов, оккупированных энергией.

Читайте также:  Виктимология - психология

Поскольку психическая энергия может подвергаться произвольному направлению, постольку и фантазия может вызываться сознательно и произвольно как в целом, так и по крайней мере частично. В первом случае она тогда не что иное, как комбинация сознательных элементов. Однако такой случай является искусственным и только теоретически значимым экспериментом.

В повседневном психологическом опыте фантазия в большинстве случаев или вызывается вследствие настороженной интуитивной установки, или же является вторжением бессознательных содержаний в сознание.

Можно различать активные и пассивные фантазии; первые вызываются интуицией (см.), то есть установкой (см.), направленной на восприятие бессознательных содержаний, причем либидо (см.

) тотчас оккупирует все всплывающие из бессознательного элементы и доводит их, через ассоциацию параллельных материалов, до полной ясности и наглядности; пассивные фантазии появляются сразу в наглядной форме, без предшествующей и сопровождающей интуитивной установки, при совершенно пассивной установке познающего субъекта.

Такие фантазии принадлежат к психическим «автоматизмам» (Automatismes, Жане). Эти последние фантазии могут, конечно, появляться лишь при наличии относительной диссоциации в психике, потому что их возникновение требует, чтобы существенная часть энергии уклонилась от сознательного контроля и овладела бессознательными содержаниями. Так, например, видение Савла предполагает, что бессознательно он уже христианин, что укрылось от его сознательного понимания, инсайта.

Пассивная фантазия всегда возникает из какого-нибудь процесса в бессознательном, противоположного сознанию, — процесса, который содержит в себе приблизительно столько же энергии, сколько и в сознательной установке, и который поэтому способен проломить сопротивление последней. Напротив, активная фантазия обязана своим существованием не только и не односторонне — интенсивному и противоположному бессознательному процессу, но настолько же склонности сознательной установки воспринимать намеки или фрагменты сравнительно слабо подчеркнутых бессознательных связей и, преобразуя их при помощи ассоциирования параллельных элементов, доводить их до полнейшей наглядности. Итак, при активной фантазии дело отнюдь и не всегда сводится к диссоциированному душевному состоянию, но, скорее, к положительному участию сознания.

Если пассивная форма фантазии нередко носит на себе печать болезненного или, по крайней мере, ненормального, то ее активная форма принадлежит нередко к высшим проявлениям человеческого духа, так как в ней сознательная и бессознательная личности субъекта сливаются в одном общем объединяющем произведении.

Фантазия, сложившаяся так, может быть высшим выражением единства известной индивидуальности и даже создавать эту индивидуальность именно при помощи совершенного выражения ее единства (ср. понятие «эстетического настроения» у Шиллера).

По-видимому, пассивная фантазия обычно никогда не бывает выражением достигнутого единства индивидуальности, так как она, как уже сказано, предполагает сильную диссоциацию, которая со своей стороны может покоиться только на столь же сильной противоположности между сознанием и бессознательным.

Фантазия, возникшая из такого состояния через вторжение в сознание, именно поэтому никогда не может быть совершенным выражением объединенной в себе индивидуальности, но будет преимущественно выражением точки зрения бессознательной личности.

Хорошим примером тому может служить жизнь Павла: его обращение в христианскую веру соответствовало принятию дотоле неосознанной точки зрения и вытеснению прежнего антихристианского образа мыслей, который впоследствии обнаруживался в его истерических припадках.

Поэтому пассивная фантазия всегда нуждается в сознательной критике, если она не должна односторонне давать дорогу точке зрения бессознательной противоположности. Напротив, активная фантазия как продукт, с одной стороны, сознательной установки, отнюдь не противоположной бессознательному, с другой стороны, бессознательных процессов, также не противоположных сознанию, а лишь компенсирующих его, нуждается не в критике, а в понимании.

Как в сновидении (которое есть не что иное, как пассивная фантазия), так и в фантазии следует различать явный и скрытый смысл. Первый выясняется из непосредственного созерцания фантастического образа, этой непосредственной манифестации фантастического комплекса представлений.

Конечно, явный смысл почти и не заслуживает названия — в фантазии он всегда оказывается гораздо более развитым, чем в сновидении, — это, вероятно, должно проистекать из того, что сонная фантазия обычно не нуждается в особой энергии для того, чтобы действенно противостоять слабому сопротивлению спящего сознания, так что уже малопротивоположные и лишь слегка компенсирующие тенденции могут дойти до восприятия. Напротив, бодрствующая фантазия уже должна располагать значительной энергией для того, чтобы преодолеть тормозящее сопротивление, исходящее от сознательной установки. Чтобы бессознательная противоположность дошла до сознания, ей необходимо быть очень важной. Если бы эта противоположность состояла лишь в неясных и трудноуловимых намеках, то она никогда не смогла бы настолько завладеть вниманием, то есть сознательным либидо, чтобы прорвать связь сознательных содержаний. Поэтому бессознательное содержание приковано к прочной внутренней связи, которая именно и выражается в выработанном явном смысле.

Явный смысл всегда имеет характер наглядного и конкретного процесса, однако последний, вследствие своей объективной нереальности, не может удовлетворить сознания, притязающего на понимание. Поэтому оно начинает искать другого значения фантазии — ее толкования, то есть скрытого смысла.

Хотя существование скрытого смысла фантазии сначала вовсе не достоверно и хотя вполне возможно оспаривать даже и саму возможность скрытого смысла, однако притязание на удовлетворительное понимание является достаточным мотивом для тщательного исследования.

Это отыскание скрытого смысла может сначала иметь чисто каузальную природу, при постановке вопроса о психологических причинах возникновения фантазии.

Такая постановка вопроса ведет, с одной стороны, к поводам, вызвавшим фантазию и лежащим далее, позади; с другой стороны, к определению тех влечений и сил, на которые энергетически следует возложить ответственность за возникновение фантазии. Как известно, Фрейд особенно интенсивно разрабатывал это направление. Такого рода толкование я назвал редуктивным.

Право на редуктивное понимание ясно без дальнейших разъяснений, и точно так же вполне понятно, что этот способ толкования психологических данных дает некоторое удовлетворение людям известного темперамента, так что всякое притязание на дальнейшее понимание у них отпадает.

Когда кто-нибудь издаст крик о помощи, то этот факт будет достаточно и удовлетворительно объяснен, если мы сможем доказать, что жизнь данного человека в данный момент находится в опасности. Если человеку снится уставленный яствами стол и доказано, что он лег спать голодным, то такое объяснение сна удовлетворительно. Если человек, подавляющий свою сексуальность, например средневековый святой, имеет сексуальные фантазии, то этот факт достаточно объяснен редукцией на подавленную сексуальность.

Но если бы мы захотели объяснить видение Петра ссылкой на тот факт, что он голодал и что поэтому бессознательное побуждало его есть нечистых животных или же что поедание нечистых животных вообще лишь исполнение запретного желания, то такое объяснение дает мало удовлетворения.

Точно так же наш запрос не будет удовлетворен, если мы захотим свести, например, видение Савла к его вытесненной зависти, которую он питал к роли Христа среди его соотечественников и при помощи которой он отождествлял себя с Христом.

В обоих этих объяснениях может быть доля правды, но к психологии Петра или Павла, обусловленной духом их времени, объяснения эти не имеют никакого отношения. Это объяснение чересчур просто и дешево. Нельзя трактовать мировую историю как проблему физиологии или как вопрос личной скандальной хроники.

Эта точка зрения была бы слишком ограниченна.

Поэтому мы вынуждены значительно расширить наше понимание скрытого смысла фантазии, прежде всего в смысле причинности: психологию отдельного человека никогда нельзя исчерпывающе объяснить из него самого, но надо ясно понять, что его индивидуальная психология обусловлена современными ему историческими обстоятельствами и как именно. Она не есть лишь нечто физиологическое, биологическое или личное, но и некая проблема истории того времени. И потом, никакой психологический факт никогда не может быть исчерпывающе объяснен только из одной своей причинности, ибо в качестве живого феномена он всегда неразрывно связан с непрерывностью жизненного процесса, так что хотя он, с одной стороны, есть всегда нечто ставшее, с другой стороны, он все же есть всегда нечто становящееся, творческое.

У психологического момента лик Януса: он глядит назад и вперед. В то время как он становится, он подготавливает и будущее. В противном случае намерение, задание, установка целей, учет будущего и предвидение его были бы психологически невозможны.

Если кто-нибудь выражает какое-либо мнение и мы относим этот факт только к тому, что до него кто-то другой высказал такое же мнение, то это объяснение практически совершенно недостаточно, ибо мы хотим знать не просто причину этого -поступка для его понимания, но еще и то, что он имеет при этом в виду, в чем его цель и намерение и чего он хочет этим достигнуть. Узнав и это все, мы обыкновенно чувствуем себя удовлетворенными. В повседневной жизни мы без дальнейшего рассуждения и совершенно инстинктивно прибавляем к этому еще объяснение и с финальной точки зрения; очень часто мы даже считаем именно эту финальную точку зрения решающей, совершенно оставляя в стороне момент, в строгом смысле причинный, очевидно инстинктивно признавая творческий момент психического существа. Если мы так поступаем в повседневном опыте, то и научная психология должна считаться с таким положением дела и поэтому не должна становиться исключительно на строго каузальную точку зрения, заимствованную ею первоначально у естественных наук, но принимать во внимание и финальную природу психического.

И вот, если повседневный опыт утверждает как несомненное финальное ориентирование содержаний сознания, то с самого начала нет никаких поводов для того, чтобы отвергнуть это применительно к содержаниям бессознательного, конечно до тех пор, пока опыт не обнаружит обратного.

По моему опыту, нет никаких оснований отрицать финальное ориентирование бессознательных содержаний, напротив, есть множество случаев, в которых удовлетворительное объяснение достижимо только при введении финальной точки зрения.

Если мы будем рассматривать, например, видение Савла с точки зрения мировой миссии Павла и придем к заключению, что Савл хотя сознательно и преследовал христиан, но бессознательно принял уже христианскую точку зрения и стал христианином вследствие перевеса и вторжения бессознательного, потому что его бессознательная личность стремилась к этой цели, инстинктивно постигая необходимость и значительность этого деяния, то мне кажется, что такое объяснение значения этого факта будет более адекватным, чем редуктивное объяснение при помощи личных моментов, хотя последние, в той или иной форме, несомненно соучаствовали в этом, ибо «слишком человеческое» имеется всюду налицо. Точно так же данный в Деяниях Апостолов намек на финальное объяснение видения Петра является гораздо более удовлетворительным, чем предположение физиологически-личных мотивов.

Итак, объединяя все вместе, мы можем сказать, что фантазию следует понимать и каузально, и финально. Для каузального объяснения она есть такой симптом физиологического или личного состояния, который является результатом предшествующих событий.

Для финального же объяснения фантазия есть символ, который пытается обозначить или ухватить с помощью имеющегося материала определенную цель или, вернее, некоторую будущую линию психологического развития.

Так как активная фантазия составляет главный признак художественной деятельности духа, то художник есть не только изобразитель, но творец и, следовательно, воспитатель, ибо его творения имеют ценность символов, предначертывающих линии будущего развития.

Более ограниченное или более общее социальное значение символов зависит от более ограниченной или более общей жизнеспособности творческой индивидуальности. Чем ненормальнее, то есть чем нежизнеспособнее индивидуальность, тем ограниченнее социальное значение созданных ею символов, хотя бы эти символы и имели для данной индивидуальности абсолютное значение.

Читайте также:  Ринолалия - психология

Оспаривать существование скрытого смысла фантазии можно только тому, кто полагает, что естественный процесс вообще лишен удовлетворительного смысла. Между тем естествознание уже выделило смысл естественного процесса в форме законов природы.

Признано, что законы природы суть человеческие гипотезы, установленные для объяснения естественного процесса. Но поскольку удостоверено, что установленный закон согласуется с объективным процессом, постольку мы имеем право говорить о смысле совершающегося в природе.

И поскольку нам удается установить закономерность фантазий, постольку мы имеем право говорить и об их смысле. Однако найденный смысл лишь тогда удовлетворителен или, другими словами, установленная закономерность лишь тогда заслуживает этого имени, когда она адекватно передает сущность фантазии.

Есть закономерность при естественном процессе и закономерность самого естественного процесса. Это закономерно, например, что человек видит сновидения, когда спит, однако это не такая закономерность, которая высказывает нечто о сущности сновидений. Это простое условие сновидения.

Установление физиологического источника фантазии есть лишь простое условие ее существования, а отнюдь не закон ее сущности. Закон фантазии, как психологического феномена, может быть только психологическим законом.

Мы подходим теперь ко второму пункту нашего объяснения понятия фантазии, а именно к понятию воображающей деятельности (imaginative Tatigkeit).

Воображение есть репродуктивная или творческая деятельность духа вообще, не будучи особой способностью, ибо оно может осуществляться во всех основных формах психической жизни, в мышлении, чувстве, ощущении и интуиции.

Фантазия, как воображающая деятельность, есть для меня просто непосредственное выражение психической жизнедеятельности, психической энергии, которая дается сознанию не иначе как в форме образов или содержаний, подобно тому как и физическая энергия проявляется не иначе как в форме физического состояния, физическим путем раздражающего органы чувств. Подобно тому как всякое физическое состояние с энергетической точки зрения есть не что иное, как система сил, точно так же и психическое содержание с энергетической точки зрения есть не что иное, как являющаяся сознанию система сил. Поэтому с этой точки зрения можно сказать, что фантазия в качестве фантазмы есть не что иное, как определенная сумма либидо, которая никогда не может явиться сознанию иначе как именно в форме образа. Фантазма есть idee-force. Фантазирование, как воображающая деятельность, тождественно с течением процесса психической энергии.

Источник: https://vocabulary.ru/termin/fantazija.html

Психология мышления. — Формы воображения

Страница 39 из 42

Формы воображения.

В психологической науке также, кроме видов воображения, различают формы воображения. К формам воображения относятся: мечты, фантазии, грезы, сновидения и галлюцинации (см. рис.18).

Рис.18. Формы воображения

Процесс воображения не всегда немедленно реализуется в практических действиях. Нередко воображение принимает форму особой внутренней деятельности, заключающейся в создании образа желаемого будущего — в мечтании.

Мечта – создание образа желаемого будущего, необходимое условие преобразования действительности, побудительная причина, мотив деятельности, окончательное завершение коей оказалось отсроченным. Мечта всегда направлена на будущее, на перспективы жизни и деятельности конкретной личности.

Мечта позволяет человеку намечать буду­щее и организовывать свое поведение для его осуществления. Представить себе будущее (т.е. то, чего еще нет) человек не мог бы без воображения, без умения строить новый образ.

Образы, которые человек создает в своих мечтах, отличаются ярким, живым, конкретным характером и в то же время — эмо­циональной насыщенностью, привлекательностью для субъекта.

Однако мечта, воображение полезны лишь тогда, когда они по­вседневно связывают желаемое будущее с настоящим.

Если этого нет, то из стимула действия мечта может превратиться в замести­теля действия и переродиться в мечтательность,вфантазию.

Особенностью мечты явля­ется построение тех образов, которые пока еще не осуществлены, а иногда и не могут осуществиться. Образы, которые человек создает в своих мечтах, отличаются сле­дующими особенностями:

а) ярким, живым, конкретным характером, со многими деталями и частностями;

б) слабой выраженностью конкретных путей к осуществлению меч­ты, воображением этих путей и средств в самых общих чертах (в виде некоторой пока еще тенденции);

в) эмоциональной насыщенностью образа, его привлекательностью для мечтающей личности;

г) стремлением соединить мечты с чувством уверенности в ее осу­ществимости, со страстным стремлением к претворению ее в дей­ствительность.

Фантазия – форма воображения, в которой изменяется облик действительности, отраженной в сознании. Для нее характерна транспозиция (перестановка) элементов реальности.

Фантазия позволяет найти новую точку зрения на уже известные факты и потому обладает огромной художественной и научно-познавательной ценностью.

Творческая активность, порождающая фантазию, в значительной мере спонтанна, связана с личной одаренностью ииндивидуальным опытом человека, складывающимся в процессе деятельности.

Фантазии возникают при падении интенсивности сознательного, в результате чего становится проницаемым барьер, отделяющий его от подсознательного (сон, переутомление, бред).

Согласно Фрейду, фантазия — так называемые сны наяву — это бессознательное или сознательное иллюзорное исполнение честолюбивых и эротических желаний, не переживаемых галлюцинаторно.

Форма выражения конституциональных свойств личности, ее вытесненных стремлений, влечений и желаний, посредством коей человек с помощью воображения сглаживает недостатки реального мира и собственные неудачи. В общем, фантазии-желания воплощаются либо опосредованно — путем художественного и научного творчества, либо ведут к неврозу.

Наряду с путем от реальности к фантазии, как формы удовлетворения, существует и путь от фантазии к реальности, примером коему служит искусство.

Галлюцинация — форма воображения, в которой переживаются образы при отсутствии какой бы то ни было внешней стимуляции. Патологическое нарушение перцептивной деятельности, состоящее в восприятии объектов, кои в данный момент не воздействуют на соответствующие органы чувств.

С точки зрения материализма — продукт внутреннего мира, проекция представлений в реальное пространство.

Возникают вследствие непроизвольного, не зависящего от субъекта проецирования образов вовне и локализации их в пространстве и времени, что ведет к переживанию этих, спонтанно возникших в сознании, образов как объективной реальности.

Образы воображения также различают­ся между собой по степени яркости и по соотношению образов с действи­тельностью. В этой связи выделяют:

— реалистическое воображение, которое от­ражает действительность, предвосхи­щает события;

— фантастическое воображение,которое “отлетает” от действительности.

Источник: http://LibSib.ru/obschaya-psichologiya/psichologiya-mishleniya/formi-voobrazheniya

Фантазия (психология) • ru.knowledgr.com

Фантазия в психологическом смысле широко используется, чтобы покрыть два различных чувства, сознательные и не сознающие. В не сознающем смысле это иногда записывается «фантазия».

Сознательная фантазия

Фантазия — ситуация, предполагаемая человеком, который выражает определенные желания или цели со стороны ее создателя. Фантазии иногда включают ситуации, которые очень маловероятны; или они могут быть довольно реалистичными.

Фантазии могут также быть сексуальными в природе. Другой, более основное значение фантазии — что-то, что не 'реально', как в воспринятом явно ни одним из чувств, но существует как предполагаемая ситуация объекта подвергнуть.

В повседневной жизни люди часто находят, что их мысли преследуют серию фантазий относительно вещей, им жаль, что они не могли сделать или было жаль, что не сделали… фантазии контроля или верховного выбора… мечты.

Джордж Эман Вэйллэнт в его исследовании механизмов защиты взял в качестве центрального примера 'незрелой защиты…

фантазию — живущий в придуманном мире «Уолтера Митти», где Вы предполагаете, что Вы успешны и популярны, вместо того, чтобы приложить реальные усилия, чтобы подружиться и преуспеть на работе'.

Фантазия, когда выдвинуто до крайности, является общей чертой самовлюбленного расстройства личности; и конечно 'Вэйллэнт нашел, что не у одного человека, который использовал фантазию много, были любые близкие друзья'.

Другие исследователи и теоретики находят, что у фантазии есть выгодные элементы — обеспечение 'маленьких регрессов и компенсационных выполнений желания, которые являются укрепляющими в действительности'.

Исследование Деирдр Барретт сообщает, что люди отличаются радикально по живости, а также частоте фантазии, и что те, у кого есть наиболее продуманно развитая фэнтезийная жизнь, часто являются людьми, которые делают производительное использование их воображения в искусстве, литературе, или будучи особенно творческими и инновационными в более традиционных профессиях.

Фрейд и мечты

Столь же позитивный взгляд на фантазию был взят Зигмундом Фрейдом, который считал фантазию механизмом защиты. Он полагал, что мужчины и женщины «не могут существовать на скудном удовлетворении, которое они могут вымогать от действительности.

'Мы просто не можем обойтись без вспомогательного строительства', как Теодор Фонтэйн однажды сказал… [без] того, чтобы останавливаться на воображаемых выполнениях желания».

Поскольку адаптация детства к принципу действительности развилась, таким образом, также 'одна разновидность деятельности мысли была отколота; это было сохранено лишенным тестирования действительности и осталось подчиненным одному только принципу удовольствия. Эта деятельность — fantasying

продолжался как мечтание. Он сравнил такой phantasising со способом, которым 'заповедник сохраняет свое исходное состояние, где все… включая то, что бесполезно и даже что вредно, может вырасти и распространиться там как он pleases'.

Мечты для Фрейда были таким образом ценным ресурсом. «Эти мечты — cathected с большой суммой процентов; их тщательно заветный предмет и обычно скрывают с большой чувствительностью…, такие фантазии могут быть не сознающими точно так же как сознательными».

Он полагал, что «Эти фантазии включают большую истинную конституционную сущность индивидуальности предмета» и что энергичный человек «является тем, кто преуспевает его усилиями в превращении его желательных фантазий в действительность», тогда как художник «может преобразовать свои фантазии в артистические создания вместо в признаки… гибель невроза».

Кляйн и не сознающая фантазия

Мелани Кляйн расширила понятие Фрейда фантазии, чтобы покрыть отношения развивающегося ребенка к миру внутренних объектов. В ее мысли этот вид 'деятельности игры в человеке известен как «не сознающая фантазия». И эти фантазии часто очень сильны и агрессивны. Они отличаются от обычных мечтаний или «фантазий» (записанный с «f»)'.

Термин «фантазия» стал главным вопросом с развитием группы Kleinian как отличительный берег в пределах британского Психоаналитического Общества и был в основе так называемых Спорных обсуждений военных лет. 'Статья Сьюзен Исаакс (1952) по «Природе и функции Фантазии»…

была общепринятой группой Кляйна в Лондоне как фундаментальное заявление их положения'. Как особенность определения, 'психоаналитики Kleinian расценивают подсознательное, как составлено из фантазий отношений с объектами. Они считаются основными и врожденными, и умственными представлениями инстинктов…

психологические эквиваленты в уме механизмов защиты.

Исаакс полагал, что 'Не сознающие фантазии проявляют непрерывное влияние в течение жизни, и у нормальных и невротических людей, различие, лежащее в определенном характере доминирующих фантазий; Большинство школ психоаналитической мысли теперь признало бы, что 'И в анализе и в жизни, мы чувствуем действительность через завесу не сознающей фантазии'.

Исаакс, однако, утверждал что '«характеризующееся галлюцинациями выполнение желания Фрейда» и его..

«интроекция» и «проектирование» — основание фэнтезийной жизни'; и то, как далеко не сознающая фантазия была подлинным развитием идей Фрейда, как далеко она представляла формирование новой психоаналитической парадигмы, является, возможно, ключевым вопросом Спорных обсуждений.

Лакан, фантазия и желание

Лакан затронул с самого начала с 'фантазиями, показанными Мелани Кляйн… имаго матери… эта тень плохих внутренних объектов — с Воображаемым.

Все более и более, однако, это была идея Фрейда фантазии как своего рода 'память экрана, представляя что-то вроде большей важности, с которой это было в некотором роде связано', который был для него большей важности.

Лакан приехал, чтобы полагать, что 'фантазия никогда не что-то большее чем экран, который скрывает что-то довольно основное, что-то определенное в функции повторения'.

Фантазии таким образом обе связи с и блокируют подсознательное человека, его ядро или реальное ядро: 'подвергающийся и реальный должны быть расположены по обе стороны от разделения, в сопротивлении фантазии', которая таким образом близко подходит к центру индивидуальности человека и ее разделений и конфликтов.

'Предмет располагает себя, как определено фантазией… ли в мечте или в любой из более или менее хорошо развитых форм мечтания'; и как правило 'фантазии предмета — близкие изменения на единственной теме… «фундаментальная фантазия»…

Читайте также:  Дистанционные тренинги - психология

уменьшение изменений в значении, которое могло бы иначе вызвать проблему для желания'.

Цель терапии таким образом стала 'la, пересекают du fantasme, пересечение, пересечение или пересечение фундаментальной фантазии'.

Для Лакана, 'Пересечение фантазии включает предположение предмета о новом положении относительно Другого как язык и Другой как желание… утопический момент вне невроза.

Вопрос, с которым ему оставили, был, 'Что, тогда, делает его, кто прошел через опыт…, кто пересек радикальную фантазию… становятся?'.

Постмодернистская межсубъективность 21-го века видела новый интерес к фантазии как форма межличностного общения. Здесь, нам говорят, 'Мы должны пойти вне принципа удовольствия, принципа действительности и принуждения повторения к…

фэнтезийному принципу' — 'не, как Фрейд сделал, уменьшает фантазии до пожеланий…

[но рассматривает] все другие вообразимые эмоции; и таким образом предусмотрите эмоциональные фантазии как возможное средство перемещения вне стереотипов к более детальным формам личной и социальной связи.

Такая перспектива 'рассматривает эмоции как главные в развивающихся фантазиях друг о друге, который не определен коллективными «типификациями»'.

Самовлюбленное расстройство личности

Две особенности кого-то с самовлюбленным расстройством личности:

  • Распространяющийся образец грандиозности (в фантазии или поведении)
  • Озабоченность фантазиями неограниченного успеха, власти, блеска, красоты или идеальной любви.

См. также

Дополнительные материалы для чтения

  • Майкл Вэнной Адамс, фэнтезийный принцип: психоанализ воображения (Восточный Сассекс 2004)
  • Джулия Сигал, фантазии в повседневной жизни (1995)
  • Редактор Риккардо Штайнера, Не сознающая фантазия (Karnac 2003)
  • Г. Вэйллэнт, адаптация к жизни (Бостон 1977)

Внешние ссылки

Источник: http://ru.knowledgr.com/00006838/%D0%A4%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%8F(%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F)

фантазия Archives — Журнал «Психология»

Фантазия
— продукт воображения. Фантазия изменяет облик действительности, отраженной в сознании, для нее характерна транспозиция (перестановка) элементов реальности.

Фантазия позволяет найти новую точку зрения на уже известные факты и в силу этого обладает огромной художественной и научно-познавательной ценностью. Творческая активность, порождающая фантазию, в значительной мере спонтанна, связана с личной одаренностью и индивидуальным опытом человека, складывающимися в процессе деятельности.

В сфере патопсихологии фантазия больных служит предметом диагностического исследования.

С точки зрения аналитической психологии, фантазия — самоизображение бессознательного, образованного забытыми или вытесненными личными переживаниями и архетипами коллективного бессознательного. Фантазии возникают при падении интенсивности сознательного, в результате чего становится проницаемым барьер, отделяющий его от подсознательного (сон, переутомление, бред).

Активное воображение

Активное воображение — свободное фантазирование, мечтания, «сны наяву». Один из методов работы с проблемой пациента в аналитической психологии. Цель активного воображения — познакомиться с теми частями личности, мыслями и желаниями, которые скрыты в бессознательном и потому недоступны человеку в повседневном опыте.

Впервые этот метод был предложен К.Г.Юнгом в 1935 году, когда он читал лекции в одной из Лондонских клиник и рассказывал о разных видах воображения: мечтах, грезах, фантазиях и т.п. Активное воображение отличается от обычных мечтаний, хорошо знакомых каждому человеку.

Основное отличие в том, что в активном воображении сочетается работа сознания и бессознательного. Поэтому активное воображение отличается и от бесцельных фантазий и от сознательного вымысла.

Психотерапевт просит своего пациента сосредоточиться на чем-то определенном — взволновавшем его событии, или на своих чувствах, или на заинтересовавшей его картине, или сюжете художественного произведения… Одно из важных достоинств этот метода в том, что «отправной точкой» для активное воображение  может стать все что угодно, нужно лишь быть внимательным к своим переживаниям и правильно сделать выбор. Затем пациент рассказывает обо все своих фантазиях, образах и чувствах, которые у него возникают, когда он сосредоточен на выбранной теме. Эти образы обретают свою собственную жизнь, выстраиваются в определенный сюжет со своей внутренней логикой. Вымыслы и фантазии, ранее не связанные между собой вдруг обнаруживают неожиданное сходство, становятся более отчетливыми. Так в этом опыте человек знакомится со скрытыми ранее частями своей души, которые в аналитической психологии называют тенью, анимой, анимусом, а также с миром своих архетипов.

Очень важно, чтобы это новое знание, полученное в опыте активного воображения, не исчезло бесследно, чтобы человек смог хорошо запомнить его и тем самым расширить свои реальные возможности.

Для этого в конце такой работы психотерапевт обычно предлагает своему пациенту нарисовать рисунок, написать стихотворение или небольшой рассказ об этом новом опыте, чтобы лучше запомнить его и осмыслить. Причем, даже если это произведение никоим образом не интерпретируется, оно все равно обладает особой «целительной» силой для пациента.

Ведь оно становится особого рода символом, напоминающем ему об этой встрече с неизвестными ранее внутренними персонажами, своеобразной «дверцей» к этому новому опыту.

Метод активного воображения включает две стадии. Сперва человек как бы «грезит наяву», рассказывая психотерапевту обо всех своих видениях и переживаниях, а потом они вместе обсуждают этот опыт. На первой стадии, по словам К.Г.

Юнга «создается новая ситуация, в которой бессознательные содержания оказываются на виду в бодрствующем состоянии» пациента. В этом — отличие от обычных сновидений. А затем пациент размышляет об этих образах, о том, что они могут обозначать почему они появились в его сегодняшнем опыте.

Например, в активном воображении человек рассказывает свою фантазию об отважном охотнике, который бесстрашно сражается с дикими зверями.

Такой сюжет, конечно, архетипичен, поэтому можно вспомнить мифы и сказки на эту тему чтобы лучше понять, что означают образы охотника, диких животных и так далее в определенной культуре, в коллективном бессознательном всего человечества.

Но кроме того, этот сюжет имеет отношение и к сугубо личным переживаниям пациента, говорит о его сложностях и проблемах, а так же — указывает возможные пути их решения. Беседуя с психотерапевтом, он обнаруживает взаимосвязь этих образов и этого сюжета со своими собственными жизненными коллизиями, сам оценивает их значимость и находит в них свой собственный, уникальный смысл.

К.Г.Юнг применял активное воображение как правило на заключительном этапе своей работы с пациентом, когда он был уже достаточно хорошо знаком с миром его образов по работе с его сновидениями.

Активное воображение оказалось эффективным методом при лечении неврозов, однако лишь в сочетаниями в сознательными интерпретациями и беседами.

Он предполагает не бесконтрольное выплескивание всех образов бессознательного, но так же активную и творческую работу сознания.

Метод активного воображения имеет и свои ограничения, поскольку содержит некоторые «подводные камни». Одна из опасностей — «пойти на поводу» у бессознательного и наблюдать игру образов, часто — с очень увлекательным сюжетом и красивыми картинками.

Однако смысл всего происходящего остается непроясненным, проблема — не решенной, хотя и складывается обманчивое впечатление проделанной работы. Другая опасность — это скрытые, непроявленные части личности пациента.

Они могут обладать слишком большой силой, «запасом энергии» и тогда, оказавшись на свободе, полностью овладевают пациентом, он теряет контроль над собой и оказывается на грани психического срыва.

Активное воображение — интересный и красивый метод работы с психологическими проблемами. Однако он содержит целый ряд скрытых опасностей и потому его использование под силу лишь специалисту, не следует его воспринимать как забавное салонное развлечение.

Автор — Светлана Маслова

Источник: http://www.psychology.su/tag/fantaziya/

Фантазия (fantasy)

Слово «фантазия» обозначает: а) способность к фантазированию, а также б) продукт этой деятельности.

Ф. занимает промежуточное место между мышлением и сенсорно-перцептивными процессами. Когда разум продуцирует Ф., фантазирующий чел. испытывает наплыв чувственных образов.

Хотя само продуцирование фантазий, их направление и содержание м. б.

подчинены сознательным интенциям, обычно фантазии возникают помимо контроля сознания, под влиянием воспоминаний, прошлых и настоящих эмоциональных состояний, а тж надежд и ожиданий фантазирующего.

В своих Ф. люди создают то, чего не существует, что когда-нибудь может произойти, а может и не произойти, а тж то, чего никогда не было. Ф. могут тж просто искажать реальность. Продуцирование нереального обычно происходит в угоду эго.

Может ли Ф. как творческая функция создать что-то подлинно новое, не яв-ся лишь новой комбинацией или композицией элементов уже имеющегося знания и опыта, — этот филос. вопрос актуален со времен Аристотеля и его трактата «О душе» (De anima).

В своей первичной форме Ф. возникают у субъекта спонтанно из его бессознательного. Вторичные Ф. инициируются на сознательном уровне и пробуждаются намеренно, с определенной целью. По мере развертывания спонтанных Ф. переживающий их чел. нередко утрачивает чувство нереальности происходящего.

В норме при ретроспективном анализе субъект без всяких затруднений относит Ф. к сфере нереального. Ф. могут полностью захватить фантазирующего чел., лишая его способности адекватно реагировать на требования окружающей среды. Если Ф. наделяется статусом реальности, она перестает быть Ф.

и, по определению, попадает в область патологии, как в случаях бреда, галлюцинаций, pseudologia fantastica и паранойи.

В ходе возрастного развития Ф. предшествуют началу логического мышления. Ф. играет значительную роль в жизни ребенка, в частности как важный элемент игры. Эгоцентрическое мышление ребенка вполне совместимо с нечеткостью границы между реальностью и Ф.

; воображаемые товарищи могут восприниматься как реальные и в то же время нереальные. Сами дети часто принимают свои фантастические выдумки за правду. Магическое мышление яв-ся реалистическим компонентом фантастического мира, в к-ром проявляются волшебные фантазии.

До тех пор пока у детей не сформировалось ясное чувство реальности, мы не в состоянии отличить их фантазии от бредового мышления.

Основное назначение Ф. — представить альтернативу реальности. Как таковая Ф. служит двум основным целям: она стимулирует творчество, позволяя создать то, чего еще нет (пока), и она действует как балансировочный механизм души, предлагая индивидууму средство самопомощи для достижения эмоционального равновесия (самоисцеления).

Нереальный мир служит людям убежищем от действительности. Исполнение желаний, компенсация, проектирование и спасение — все эти механизмы работают как своего рода отдушины или источники жизненных сил. Для робкого чел. проектирование своего будущего поведения и его репетиция повышают готовность рисковать и добиваться успеха.

Деструктивное использование Ф. усугубляет существующие эмоциональные проблемы. Стремление обрести постоянное убежище в мире Ф. путем придания ему статуса реальности приводит к самообману и созданию бредовых систем. Др.

вариант отрицательного исхода может возникать в тех случаях, когда Ф.

, используемая в целях освобождения от вызванного подавляемыми эмоциями напряжения, приобретает функцию репетиции, особенно если ее содержанием становится насилие, самоубийство или убийство.

Сравнительно мало известно о Ф. в жизни здорового, хорошо адаптированного чел., ибо Ф. обычно связаны с неудовлетворенными потребностями, страхами и желаниями. Известно, что Ф. о смерти чаще возникают у детей, подростков и пожилых людей. Их темой обычно яв-ся собственная естественная смерть, суицид или тяга к убийству.

Ф. тж используется в клинических целях; рез-ты проективных психол. тестов и методик основываются на проекциях фантазий (как это имеет место в ТАТ). Кроме того, в различных психотерапевтических подходах Ф. отводится роль разведочного или терапевтического средства.

См. также Страхи детей, Страх, Иллюзии

Э. Вик

Источник: https://psibook.com/books/20/20/3.html

Ссылка на основную публикацию