Игра алкоголик — психология

Игра Алкоголик — Психологос

В анализе игр не существует ни алкоголизма, ни алкоголиков, а есть роль Алкоголика в некоторой игре.

Если основной причиной чрезмерного потребления спиртного являются, например, физиологические нарушения, то это относится к ведению врача-терапевта.

Объект анализа в предлагаемой нами игре совсем другой те социальные трансакции, которые влечет за собой злоупотребление спиртным. Эту игру мы назвали «Алкоголик».

​​​​​​​

В полностью развернутом виде эта игра предполагает пять участников, но некоторые роли могут быть совмещены, так что игра может начаться и закончиться при участии всего двух игроков. Центральная роль, роль Водящего, — это сам Алкоголик, которого мы будем называть иногда Уайт.

Наиболее важный партнер — Преследователь. Эту роль, как правило, играет представитель противоположного пола, чаще всего супруга (супруг). Третья роль — Спаситель, ее обычно играет лицо того же пола, часто врач, который принимает участие в пациенте и вообще интересуется проблемами алкоголизма.

В классической ситуации доктор «успешно излечивает» алкоголика от дурной привычки. После шести месяцев полного воздержания от спиртного доктор и пациент поздравляют друг друга, а на следующий день Уайта находят под забором.

Четвертая роль — Простак. В литературе эта роль обычно принадлежит хозяину закусочной или любому другому человеку, который дает Уайту спиртное в кредит или предлагает ему деньги в долг и при этом не преследует его и не пытается спасать.

В жизни эту роль может, как это ни странно, играть мать Уайта, которая дает ему деньги и нередко сочувствует ему, потому что его жена, то есть ее невестка, не понимает своего мужа. При таком варианте игры Уайт должен иметь какое-то правдоподобное объяснение на вопрос, зачем ему нужны деньги.

И хотя оба партнера прекрасно знают на что он в действительности их потратит, они делают вид, будто верят его объяснению.

Иногда Простак перерастает в другую роль — не самую существенную, но вполне соответствующую ситуации — Подстрекателя, Славного малого, который часто предлагает спиртное Уайту, даже тогда, когда он не просит «Пойдем, выпьем по стаканчику» (скрытая трансакция «И ты еще быстрее покатишься под гору»).

Во всех играх, связанных со спиртным, есть еще одна вспомогательная роль, которая принадлежит профессионалу — бармену, буфетчику, то есть человеку, поставляющему Уайту спиртное.

В игре «Алкоголик» он — пятый участник, Посредник, основной источник спиртного, который, кроме того, вполне понимает алкоголика и в каком-то смысле является главным человеком в жизни любого наркомана.

Разница между Посредником и другими игроками в основном та же, что между профессионалами и любителями во всякой игре.

Профессионал знает, когда нужно остановиться. Так, в некоторый момент хороший бармен может отказаться обслуживать Алкоголика, который таким образом теряет источник спиртного, до тех пор пока не найдет более снисходительного Посредника.

На начальных стадиях игры три вспомогательные роли может играть жена.

В полночь супруга — Простак. Она раздевает мужа, варит ему кофе и позволяет срывать на себе зло. Утром она становится Преследователем и поносит его за беспутную жизнь. Вечером она превращается в Спасителя и умоляет мужа отказаться от дурных привычек.

На более поздних стадиях, иногда в связи с ухудшением физическою состояния, Алкоголик может обходиться без Преследователя и Спасителя, но он терпит их, если они одновременно соглашаются создавать ему жизненно необходимые условия.

Уайт может, например, неожиданно пойти в какую-нибудь душеспасительную организацию и даже согласиться «быть спасенным», если там ему дадут бесплатно поесть. Он может выдержать как любительский, так и профессиональный разнос, если надеется после получить подачку.

В соответствии с анализом игр мы считаем, что само по себе потребление спиртного если и доставляет Уайту удовольствие, то лишь попутно. Его главная задача — достижение кульминации, которой является похмелье.

Алкоголик воспринимает похмелье не столько как плохое физическое состояние, сколько как психологическую пытку.

Два любимых времяпрепровождения пьющих -«Коктейль» (сколько пили и что с чем смешивали) и «На следующее утро» («Послушайте, как мне было плохо») В «Коктейль» играют по большей части люди, которые пьют лишь на вечеринках или от случая к случаю. Многие алкоголики предпочитают как следует сыграть в психологически нагруженную игру «На следующее утро».

…Некий пациент (Уайт), приходя на консультацию к психотерапевту после очередною загула, обрушивал на свою голову потоки ругательств; психотерапевт в ответ молчал.

Позже, будучи участником психотерапевтической группы, Уайт вспоминал эти визиты и с самодовольной уверенностью приписывал все свои бранные слова психотерапевту.

Когда алкоголики в терапевтических целях обсуждают свою ситуацию, их, как правило, интересует не проблема выпивки как таковой (очевидно, в основном они упоминают о ней из уважения к Преследователю), а последующие мучения.

Мы считаем, что трансакционная цель при злоупотреблении спиртным, кроме удовольствия от самой выпивки, состоит еще и в том, чтобы создать ситуацию, в которой Ребенка будет на все лады распекать не только собственный внутренний Родитель, но и любая родительская фигура из непосредственного окружения, принимающая достаточно большое участие в Алкоголике, чтобы пойти ему навстречу и подыграть в его игре. Поэтому и терапию в этой игре надо направлять не на привычку выпивать, а на устранение стремления алкоголика потакать своим слабостям и заниматься самобичеванием, которые наиболее полно проявляются в игре «На следующее утро». К этой категории не относятся, однако, запойные пьяницы, которые морально не страдают после похмелья.

Существует также игра «Непьющий алкоголик», в которой Уайт проходит все стадии финансового падения и социальной деградации, хотя он совсем не пьет. Однако он делает в игре те же ходы и требует того же состава «актеров», которые должны ему подыгрывать. В этой игре основное действие тоже происходит «следующим утром».

Сходство между этими играми доказывает, что это действительно игры. Игра «Наркоман» очень похожа на «Алкоголика», но еще более драматична и зловеща. Она развивается быстрее и более впечатляюще. По крайней мере в нашем обществе большая нагрузка в ней приходится на Преследователя (который всегда наготове).

Спасители и Простаки в этой игре встречаются крайне редко, зато роль Посредника становится еще важнее.

В США существует множество организаций, принимающих участие в игре «Алкоголик».

Многие из них словно проповедуют правила игры, объясняют, как надо играть роль Алкоголика: опрокидывайте рюмочку до завтрака, тратьте на выпивку деньги, предназначенные на другие нужды, и т.д.

Кроме того, они объясняют функции Спасителя. Например, «Анонимные алкоголики» ведут эту игру, стараясь привлечь алкоголика на роль Спасителя.

Бывшим Алкоголикам отдается предпочтение, потому что они знают правила игры и поэтому лучше умеют подыгрывать другим, чем люди, никогда раньше в эту игру не игравшие.

Сообщалось даже о случаях, когда вдруг кончался «запас» Алкоголиков, с которыми нужно было проводить работу, после чего некоторые члены организации снова начинали пить, поскольку у них без контингента погибающих, нуждающихся в помощи, не было другого способа продолжать игру.

Существуют организации, цель которых — улучшить положение других игроков. Некоторые из них оказывают давление на супругу, чтобы заставить ее сменить роль Преследователя на роль Спасителя.

Нам кажется, что ближе всего к идеальной терапии подошла организация, которая работает с детьми подросткового возраста, имеющими родителей-алкоголиков. Она стремится помочь ребенку полностью выйти из игры родителей.

Смена ролей здесь не подходит.

Психологическое исцеление алкоголика может быть достигнуто, на наш взгляд, только бесповоротным его выходом из игры, а не простой сменой ролей.

В некоторых случаях этого удавалось достичь, хотя вряд ли можно найти что-нибудь более интересное для Алкоголика, чем возможность продолжать игру.

Замена ролей вынужденным образом может оказаться другой игрой, а не свободными от игр взаимоотношениями.

Так называемые исцеленные алкоголики часто представляют собой не слишком вдохновляющую компанию; они сами скорее всего понимают, что жизнь у них скучная, они постоянно подвергаются соблазну вернуться к старым привычкам. Критерием исцеления от игры, на наш взгляд, является такая ситуация, при которой бывший алкоголик может выпить в обществе без всякого риска для себя.

Из описания игры видно, что у Спасителя чаще всего имеется сильный соблазн играть в свою игру: «Я всего лишь пытаюсь помочь вам», а у Преследователя и Простака — в свою: в первом случае — «Посмотри, что ты со мной сделал», во втором — «Славный малый».

После возникновения большого числа организаций, занятых спасением алкоголиков и пропагандирующих мысль, что алкоголизм — это болезнь, многие алкоголики научились играть в «Калеку».

Акцент сместился с Преследователя на Спасителя, с установки «Я грешник» на «Что вы хотите от больного человека». Польза от такого сдвига весьма проблематична, так как с практической точки зрения это едва ли помогло уменьшить продажу спиртного запойным пьяницам.

Однако для многих людей США «Анонимные алкоголики» все еще представляют один из лучших подступов к тому, чтобы излечиться от потворства своим слабостям.

Антитезис . Хорошо известно, что в игру «Алкоголик» играют всерьез и бросить ее трудно.

В одной из психотерапевтических групп была женщина алкоголик, которая сначала почти не принимала участия в деятельности группы, пока, на ее взгляд, она не познакомилась с членами группы достаточно близко, чтобы выступить со своей игрой.

Она попросила сказать ей, что о ней думают члены группы. Поскольку до сих пор поведение ее было вполне приятным, то большинство высказалось о ней в благожелательном тоне.

Но женщина стала протестовать: «Я совсем не этого хочу. Я хочу знать, что вы на самом деле обо мне думаете». Из ее слов было ясно, что она напрашивается на порочащие ее замечания.

После того как другие члены группы отказались выступать в роли Преследователя, она пошла домой и сказала мужу: если она выпьет еще хотя бы один раз, то он может разводиться с ней или пусть отправляет ее в больницу.

Муж обещал сделать так, как она просит. В тот же вечер эта женщина напилась, и муж отправил ее в больницу.

В приведенном примере пациенты отказались выступать в роли Преследователей, а именно этого ждала от них женщина. Она не смогла вынести подобное антитезисное поведение членов группы, несмотря на то, что все окружающие старались подкрепить то минимальное понимание ситуации, которого ей удалось достичь. А дома она смогла найти человека, охотно играющего необходимую ей роль.

Тем не менее в других случаях бывает вполне возможно так подготовить пациента, что он все же сумеет бросить игру. Психотерапевт может попытаться применить лечение, в процессе которого он откажется брать на себя роль Преследователя или Спасителя.

Мы считаем, что с терапевтической точки зрения будет столь же не правильно, если он возьмет на себя роль Простака и разрешит пациенту пренебречь финансовыми обязательствами или простой пунктуальностью.

Трансакционно правильная терапевтическая процедура состоит в следующем: после тщательной подготовительной работы психотерапевту советуем занять позицию Взрослого, заключившего договор с пациентом, и отказаться играть какие-либо другие роли в надежде на то, что пациент сможет соблюсти воздержание не только от спиртного, но и от игры. Если же пациенту это не удастся, то рекомендуем направить его к Спасителю.

Применять антитезис особенно трудно, так как почти во всех западных странах запойный пьяница часто является для благотворительных организаций долгожданным объектом порицания, тревоги или щедрости.

Поэтому человек, вдруг отказавшийся играть какую-либо из ролей игры «Алкоголик», скорее всего вызовет общественное негодование.

Разумный подход может представлять даже большую угрозу для Спасителей, чем для Алкоголиков, что иногда плохо влияет на процесс лечения.

Однажды в одной нашей клинике группа психотерапевтов, серьезно занимавшаяся игрой «Алкоголик», пыталась вылечить пациентов, разрушив их игру. Как только стратегия психотерапевтов стала очевидной, благотворительный комитет, субсидировавший клинику, постарался изгнать всю группу и в дальнейшем при лечении этих пациентов не обратился ни к одному из ее членов за помощью.

Родственные игры . В игре «Алкоголик» есть интересный эпизод:

«Выпьем по рюмочке». Нам указал на него один наблюдательный студент, специализирующийся в промышленной психиатрии. Уайт и его жена (непьющий Преследователь) отправляются на пикник вместе с Блэком (партнером) и его женой (оба — Простаки). Уайт угощает Блэков: «Выпьем по рюмочке!» Если они соглашаются, то это дает Уайту свободу выпить еще четыре-пять рюмок.

Отказ Блэков выпить делает игру Уайта очевидной. В этом случае, по законам совместной выпивки, Уайт должен почувствовать себя оскорбленным, и на следующий пикник от подыщет себе уже более сговорчивых компаньонов.

То, что на социальном уровне кажется щедростью Взрослого, на психологическом уровне является просто дерзостью, поскольку Уайт путем открытого подкупа добивается от Блэка Родительской подачки под самым носом миссис Уайт, которая бессильна воспротивиться этому.

На самом-то деле миссис Уайт соглашается на такое мероприятие, делая вид, будто «бессильна» воспротивиться мужу. Ведь ей так же хочется, чтобы игра продолжалась, и она играла бы роль Преследователя, как этого хочется и мистеру Уайту (с той только разницей, что он хочет продолжать играть роль Алкоголика).

Легко представить себе ее упреки мужу на следующее утро после пикника. Этот вариант игры чреват осложнениями, особенно, если Уайт — начальник Блэка по службе. Вообще-то говоря. Простаки не так уж и просты. Часто это одинокие люди, которые могут многое выиграть от хорошего отношения к алкоголикам.

Например, хозяин закусочной, играющий роль Славного малого, расширяет таким образом круг своих знакомств; к тому же в своей компании он может приобрести репутацию не только щедрою человека, но и прекрасного рассказчика.

Один из вариантов Славного малого появляется, например, тогда, когда человек просит у всех совета, ищет возможности, как лучше всего кому-то помочь. Это пример хорошей, конструктивной игры, которую следует всячески поощрять.

Противоположность этой игры — роль Крутого парня, в которой человек ищет способы как можно сильнее причинить людям боль и ущерб. И хотя, возможно, он никого и никогда не увечит, но окружающие начинают ассоциировать его с такими «крепкими парнями», которые «играют до конца».

А он греется в лучах этой славы. Французы называют такой экземпляр fanfarone de vice (фанфароном зла).

Анализ

Тезис : «Ну и гадок же я был! Посмотрим, сможете ли вы меня остановить».

Цель : самобичевание.

Роли : Алкоголик, Преследователь, Спаситель, Простак, Посредник.

Иллюстрации : «Посмотрим, поймаешь ли ты меня». Прототипы этой игры обнаружить довольно трудно из-за ее сложности. Однако дети, особенно дети алкоголиков, часто проделывают маневры, типичные для Алкоголиков.

Играя в «Посмотрим, поймаешь ли ты меня», дети лгут, прячут вещи, напрашиваются на порочащие их замечания или ищут людей, готовых им помочь.

Они находят, например, благожелательного соседа, который раздает подачки, и т. д.

Самобичевание при этом как бы откладывается на более поздний возраст.

Социальная парадигма : Возрослый — Взрослый; Взрослый: «Скажите мне, что вы обо мне думаете на самом деле, или помогите мне бросить пить»;

Взрослый: «Буду с вами откровенен».

Психологическая парадигма : Родитель — Ребенок; Ребенок: «Посмотрим, сможешь ли ты меня остановить»; Родитель: «Ты должен бросить пить, потому что…»

Ходы : 1) провокация — обвинение или прощение; 2) потворство своим желаниям — гнев или разочарование.

Вознаграждения:

  1. внутреннее психологическое — а) выпивка как процедура — бунт, утешение, удовлетворение желания; б) «Алкоголик» как игра — самобичевание;
  2. внешнее психологическое — избегание сексуальной и других форм близости;
  3. внутреннее социальное — «Посмотрим, сможешь ли ты меня остановить»;
  4. внешнее социальное — времяпрепровождения «На следующее утро», «Коктейль» и т. д.;
  5. биологическое — попеременный обмен выражениями любви и гнева;
  6. экзистенциальное — «Все меня хотят обидеть».
Читайте также:  Человек - психология

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/igra-alkogolik

Игра — «Алкоголик» (Психология игр)

     Тезис. В анализе игр не существует ни алкоголизма, ни алкоголиков, а есть роль Алкоголика в некоторой игре. Если основной причиной чрезмерного потребления спиртного являются, например, физиологические нарушения, то это относится к ведению врача- терапевта.

Объект анализа в предлагаемой нами игре совсем другой: те социальные трансакции, которые влечет за собой злоупотребление спиртным. Эту игру мы назвали «Алкоголик».

В полностью развернутом виде эта игра предполагает пять участников, но некоторые роли могут быть совмещены, так что игра может начаться и закончиться при участии всего двух игроков. Центральная роль, роль Водящего,— это сам Алкоголик, которого мы будем называть иногда Уайт.

Наиболее важный партнер — Преследователь. Эту роль, как правило, играет представитель противоположного пола, чаще всего супруга (супруг). Третья роль — Спаситель, ее обычно играет лицо того же пола, часто врач, который принимает участие в пациенте и вообще интересуется проблемами алкоголизма.

В классической ситуации доктор «успешно излечивает» алкоголика от дурной привычки. После шести месяцев полного воздержания от спиртного доктор и пациент поздравляют друг друга, а на следующий день Уайта находят под забором.

Четвертая роль — Простак. В литературе эта роль обычно принадлежит хозяину закусочной или любому другому человеку, который дает Уайту спиртное в кредит или предлагает ему деньги в долг и при этом не преследует его и не пытается спасать.

В жизни эту роль может, как это ни странно, играть мать Уайта, которая дает ему деньги и нередко сочувствует ему, потому что его жена, то есть ее невестка, не понимает своего мужа.

При таком варианте игры Уайт должен иметь какое-то правдоподобное объяснение на вопрос: зачем ему нужны деньги? И хотя оба партнера прекрасно знают, на что он в действительности их потратит, они делают вид, будто верят его объяснению.

Иногда Простак перерастает в другую роль — не самую существенную, но вполне соответствующую ситуации — Подстрекателя, Славного малого, который часто предлагает спиртное Уайту, даже тогда, когда он не просит: «Пойдем, выпьем по стаканчику» (скрытая трансакция: «И ты еще быстрее покатишься под гору»).

Во всех играх, связанных со спиртным, есть еще одна вспомогательная роль, которая принадлежит профессионалу — бармену, буфетчику, то есть человеку, поставляющему Уайту спиртное.

В игре «Алкоголик» он — пятый участник, Посредник, основной источник спиртного, который, кроме того, вполне понимает алкоголика и в каком-то смысле является главным человеком в жизни любого наркомана. Разница между Посредником и другими игроками в основном та же, что между профессионалами и любителями во всякой игре: профессионал знает, когда нужно остановиться.

Так, в некоторый момент хороший бармен может отказаться обслуживать Алкоголика, который таким образом теряет источник спиртного, до тех пор пока не найдет более снисходительного Посредника.

На начальных стадиях игры три вспомогательные роли может играть жена. В полночь супруга — Простак: она раздевает мужа, варит ему кофе и позволяет срывать на себе зло. Утром она становится Преследователем и поносит его за беспутную жизнь.

Вечером она превращается в Спасителя и умоляет мужа отказаться от дурных привычек.

На более поздних стадиях, иногда в связи с ухудшением физического состояния, Алкоголик может обходиться без Преследователя и Спасителя, но он терпит их, если они одновременно соглашаются создавать ему жизненно необходимые условия.

Уайт может, например, неожиданно пойти в какую-нибудь душеспасительную организацию и даже согласиться «быть спасенным», если там ему дадут бесплатно поесть. Он может выдержать как любительский, так и профессиональный разнос, если надеется после получить подачку.

В соответствии с анализом игр мы считаем, что само по себе потребление спиртного если и доставляет Уайту удовольствие, то лишь попутно. Его главная задача — достижение кульминации, которой является похмелье.

Алкоголик воспринимает похмелье не столько как плохое физическое состояние, сколько как психологическую пытку.

Два любимых времяпрепровождения пьющих — «Коктейль» (сколько пили и что с чем смешивали) и «На следующее утро» («Послушайте, как мне было плохо»).

В «Коктейль» играют по большей части люди, которые пьют лишь на вечеринках или от случая к случаю. Многие алкоголики предпочитают как следует сыграть в психологически нагруженную игру «На следующее утро».

Некий пациент (Уайт), приходя на консультацию к психотерапевту после очередного загула, обрушивал на свою голову потоки ругательств; психотерапевт в ответ молчал.

Позже, будучи участником психотерапевтической группы, Уайт вспоминал эти визиты и с самодовольной уверенностью приписывал все свои бранные слова психотерапевту.

Когда алкоголики в терапевтических целях обсуждают свою ситуацию, их, как правило, интересует не проблема выпивки как таковой (очевидно, в основном они упоминают о ней из уважения к Преследователю), а последующие мучения.

Мы считаем, что трансакционная цель при злоупотреблении спиртным, кроме удовольствия от самой выпивки, состоит еще и в том, чтобы создать ситуацию, в которой Ребенка будет на все лады распекать не только собственный внутренний Родитель, но и любая родительская фигура из непосредственного окружения, принимающая достаточно большое участие в Алкоголике, чтобы пойти ему навстречу и подыграть в его игре. Поэтому и терапию в этой игре надо направлять не на привычку выпивать, а на устранение стремления алкоголика потакать своим слабостям и заниматься самобичеванием, которые наиболее полно проявляются в игре «На следующее утро». К этой категории не относятся, однако, запойные пьяницы, которые морально не страдают после похмелья.

Существует также игра «Непьющий алкоголик», в которой Уайт проходит все стадии финансового падения и социальной деградации, хотя он совсем не пьет. Однако он делает в игре те же ходы и требует того же состава «актеров», которые должны ему подыгрывать. В этой игре основное действие тоже происходит «следующим утром». Сходство между этими играми доказывает, что это действительно игры.

Игра «Наркоман» очень похожа на «Алкоголика», но еще более драматична и зловеща. Она развивается быстрее и более впечатляюще. По крайней мере в нашем обществе большая нагрузка в ней приходится на Преследователя (который всегда наготове). Спасители и Простаки в этой игре встречаются крайне редко, зато роль Посредника становится еще важнее.

В США существует множество организаций, принимающих участие в игре «Алкоголик». Многие из них словно проповедуют правила игры, объясняют, как надо играть роль Алкоголика: опрокидывайте рюмочку до завтрака, тратьте на выпивку деньги, предназначенные на другие нужды, и т. д. Кроме того, они объясняют функции Спасителя.

Например, «Анонимные алкоголики»15 ведут эту игру, стараясь привлечь алкоголика на роль Спасителя. Бывшим Алкоголикам отдается предпочтение, потому что они знают правила игры и поэтому лучше умеют подыгрывать другим, чем люди, никогда раньше в эту игру не игравшие.

Сообщалось даже о случаях, когда вдруг кончался «запас» Алкоголиков, с которыми нужно было проводить работу, после чего некоторые члены организации снова начинали пить, поскольку у них без контингента погибающих, нуждающихся в помощи, не было другого способа продолжать игру.

15 «Анонимные алкоголики» — организация, получившая распространение в США и многих других странах мира

Существуют организации, цель которых — улучшить положение других игроков. Некоторые из них оказывают давление на супругу, чтобы заставить ее сменить роль Преследователя на роль Спасителя.

Нам кажется, что ближе всего к идеальной терапии подошла организация, которая работает с детьми подросткового возраста, имеющими родителей-алкоголиков. Она стремится помочь ребенку полностью выйти из игры родителей. Смена ролей здесь не подходит.

Психологическое исцеление алкоголика может быть достигнуто, на наш взгляд, только бесповоротным его выходом из игры, а не простой сменой ролей.

В некоторых случаях этого удавалось достичь, хотя вряд ли можно найти что-нибудь более интересное для Алкоголика, чем возможность продолжать игру. Замена ролей вынужденным образом может оказаться другой игрой, а не свободными от игр взаимоотношениями.

Так называемые исцеленные алкоголики часто представляют собой не слишком вдохновляющую компанию; они сами скорее всего понимают, что жизнь у них скучная, они постоянно подвергаются соблазну вернуться к старым привычкам. Критерием исцеления от игры, на наш взгляд, является такая ситуация, при которой бывший алкоголик может выпить в обществе без всякого риска для себя.

Из описания игры видно, что у Спасителя чаще всего имеется сильный соблазн играть в свою игру: «Я всего лишь пытаюсь помочь вам», а у Преследователя и Простака — в свою: в первом случае — «Посмотри, что ты со мной сделал», во втором — «Славный малый».

После возникновения большого числа организаций, занятых спасением алкоголиков и пропа- гандирующих мысль, что алкоголизм — это болезнь, многие алкоголики научились играть в «Калеку».

Акцент сместился с Преследователя на Спасителя, с установки «Я грешник» на «Что вы хотите от больного человека». Польза от такого сдвига весьма проблематична, так как с практической точки зрения это едва ли помогло уменьшить продажу спиртного запойным пьяницам.

Однако для многих людей США «Анонимные алкоголики» все еще представляют один из лучших подступов к тому, чтобы излечиться от потворства своим слабостям.

Антитезис. Хорошо известно, что в игру «Алкоголик» играют всерьез и бросить ее трудно. В одной из психотерапевтических групп была женщина-алкоголик, которая сначала почти не принимала участия в деятельности группы, пока, на ее взгляд, она не познакомилась с членами группы достаточно близко, чтобы выступить со своей игрой.

Она попросила сказать ей, что о ней думают члены группы. Поскольку до сих пор поведение ее было вполне приятным, то большинство высказалось о ней в благожелательном тоне. Но женщина стала протестовать: «Я совсем не этого хочу. Я хочу знать, что вы на самом деле обо мне думаете».

Из ее слов было ясно, что она напрашивается на порочащие ее замечания. После того как другие члены группы отказались выступать в роли Преследователя, она пошла домой и сказала мужу: если она выпьет еще хотя бы один раз, то он может разводиться с ней или пусть отправляет ее в больницу. Муж обещал сделать так, как она просит.

В тот же вечер эта женщина напилась, и муж отправил ее в больницу.

В приведенном примере пациенты отказались выступать в роли Преследователей, а именно этого ждала от них женщина. Она не смогла вынести подобное антитезисное поведение членов группы, несмотря на то, что все окружающие старались подкрепить то минимальное понимание ситуации, которого ей удалось достичь. А дома она смогла найти человека, охотно играющего необходимую ей роль.

Тем не менее в других случаях бывает вполне возможно так подготовить пациента, что он все же сумеет бросить игру. Психотерапевт может попытаться применить лечение, в процессе которого он откажется брать на себя роль Преследователя или Спасителя.

Мы считаем, что с терапевтической точки зрения будет столь же неправильно, если он возьмет на себя роль Простака и разрешит пациенту пренебречь финансовыми обязательствами или простой пунктуальностью.

Трансакционно правильная терапевтическая процедура состоит в следующем: после тщательной подготовительной работы психотерапевту советуем занять позицию Взрослого, заключившего договор с пациентом, и отказаться играть какие-либо другие роли в надежде на то, что пациент сможет соблюсти воздержание не только от спиртного, но и от игры. Если же пациенту это не удастся, то рекомендуем направить его к Спасителю. Применять антитезис особенно трудно, так как почти во всех западных странах запойный пьяница часто является для благотворительных организаций долгожданным объектом пори- цания, тревоги или щедрости. Поэтому человек, вдруг отказавшийся играть какую-либо из ролей игры «Алкоголик», скорее всего вызовет общественное негодование. Разумный подход может представлять даже большую угрозу для Спасителей, чем для Алкоголиков, что иногда плохо влияет на процесс лечения.

Однажды в одной нашей клинике группа психотерапевтов, серьезно занимавшаяся игрой «Алкоголик», пыталась вылечить пациентов, разрушив их игру. Как только стратегия психотерапевтов стала очевидной, благотворительный комитет, субсидировавший клинику, постарался изгнать всю группу и в дальнейшем при лечении этих пациентов не обратился ни к одному из ее членов за помощью.

Родственные игры.
В игре «Алкоголик» есть интересный эпизод: «Выпьем по рюмочке». Нам указал на него один наблюдательный студент, специализирующийся в промышленной психиатрии. Уайт и его жена (непьющий Преследователь) отправляются на пикник вместе с Блэком (партнером) и его женой (оба — Простаки).

Уайт угощает Блэков: «Выпьем по рюмочке!» Если они соглашаются, то это дает Уайту свободу выпить еще четыре-пять рюмок. Отказ Блэков выпить делает игру Уайта очевидной. В этом случае, по законам совместной выпивки, Уайт должен почувствовать себя оскорбленным, и на следующий пикник он подыщет себе уже более сговорчивых компаньонов.

То, что на социальном уровне кажется щедростью Взрослого, на психологическом уровне является просто дерзостью, поскольку Уайт путем открытого подкупа добивается от Блэка Родительской подачки под самым носом миссис Уайт, которая бессильна воспротивиться этому.

На самом-то деле миссис Уайт соглашается на такое мероприятие, делая вид, будто «бессильна» воспротивиться мужу. Ведь ей так же хочется, чтобы игра продолжалась, и она играла бы роль Преследователя, как этого хочется и мистеру Уайту (с той только разницей, что он хочет продолжать играть роль Алкоголика).

Легко представить себе ее упреки мужу на следующее утро после пикника. Этот вариант игры чреват осложнениями, особенно, если Уайт — начальник Блэка по службе. Вообще-то говоря, Простаки не так уж и просты. Часто это одинокие люди, которые могут многое выиграть от хорошего отношения к алкоголикам.

Например, хозяин закусочной, играющий роль Славного малого, расширяет таким образом круг своих знакомств; к тому же в своей компании он может приобрести репутацию не только щедрого человека, но и прекрасного рассказчика.

Один из вариантов Славного малого появляется, например, тогда, когда человек просит у всех совета, ищет возможности, как лучше всего кому-то помочь. Это пример хорошей, конструктивной игры, которую следует всячески поощрять.

Противоположность этой игры — роль Крутого парня, в которой человек ищет способы как можно сильнее причинить людям боль и ущерб. И хотя, возможно, он никого и никогда не увечит, но окружающие начинают ассоциировать его с такими «крепкими парнями», которые «играют до конца».

А он греется в лучах этой славы. Французы называют такой экземпляр fanfarone de vice (фанфароном зла).

Анализ
Тезис: «Ну и гадок же я был! Посмотрим, сможете ли вы меня остановить».

Цель: самобичевание.

Роли: Алкоголик, Преследователь, Спаситель, Простак, Посредник.

Иллюстрации: «Посмотрим, поймаешь ли ты меня». Прототипы этой игры обнаружить довольно трудно из-за ее сложности. Однако дети, особенно дети алкоголиков, часто проделывают маневры, типичные для Алкоголиков.

Играя в «Посмотрим, поймаешь ли ты меня», дети лгут, прячут вещи, напрашиваются на порочащие их замечания или ищут людей, готовых им помочь. Они находят, например, благожелательного соседа, который раздает подачки, и т. д.

Самобичевание при этом как бы откладывается на более поздний возраст.

Читайте также:  Графоманство - психология

Социальная парадигма: Взрослый — Взрослый; Взрослый: «Скажите мне, что вы обо мне думаете на самом деле, или помогите мне бросить пить»; Взрослый: «Буду с вами откровенен».

Психологическая парадигма: Родитель — Ребенок; Ребенок: «Посмотрим, сможешь ли ты меня остановить»; Родитель: «Ты должен бросить пить, потому что…»

Ходы:

  1. провокация — обвинение или прощение;
  2. потворство своим желаниям — гнев или разочарование.

«Вознаграждения»:

  1. внутреннее психологическое —
    а) выпивка как процедура — бунт, утешение, удовлетворение желания; б) «Алкоголик» как игра—самобичевание;
  2. внешнее психологическое — избегание сексуальной и других форм близости;
  3. внутреннее социальное — «Посмотрим, сможешь ли ты меня остановить»;
  4. внешнее социальное — времяпрепровождения «На следующее утро», «Коктейль» и
    т. д.;
  5. биологическое — попеременный обмен выражениями любви и гнева; 6) экзистенциальное — «Все меня хотят обидеть».

Эрик Берн — «Игры, в которые играют люди»

Источник: http://facet.pw/igra-alkogolik-psihologija-igr/

Психологические игры при алкоголизме и наркомании

Что такое психологические игры. Алкоголизм и наркомания как психологическая игра. Виды психологических игр при алкоголизме и наркомании. Лечение алкоголизма и наркомании как выход из психологических игр.

Психологическая игра – это такое взаимодействие с людьми, в котором явной является одна цель взаимодействия (так называемая социальная цель), однако главной является другая скрытая от самого человека, неосознаваемая цель (психологическая цель). То есть в психологической игре человек видит одну причину своих поступков, в то время как на самом деле им руководили совершенно другие подсознательные причины.

Психологические игры появляются во взаимодействии людей из-за того, что существуют неудовлетворенные потребности, прямое удовлетворение которых по каким-либо причинам невозможно. Наиболее частой причиной психологических игр является неудовлетворенная потребность в близости.

Например, супружеская пара состоит из людей, которые не научились давать и принимать позитивное внимание. Однако потребность в близости остается, и тогда супруги стараются получить внимание друг от друга негативным способом – с помощью скандала.

Скандал в данном случае и является психологической игрой: декларируемая осознанная цель для скандала одна (повод), настоящая причина – неудовлетворенная потребность обоих супругов в близости.

 Психологические цели игр могут быть совершенно различные: эмоциональная регуляция, снятие ответственности, поднятие самооценки, структурирование времяпровождения и т.д.

Более глубоко психологическую игру можно описать с помощью схемы личности человека Взрослый, Родитель, Ребенок (Д). В этой модели предполагается, что личность человека состоит из трех уровней: Внутренний Взрослый (выполняет функции ответственности, реалистичной оценки проблем, принятия решений, построения планов и т.д.

), Внутренний Родитель (выполняет социальные функции регуляции социально-моральных норм и ценностей, шаблонов социального поведения и социальных навыков и т.д.), Внутренний Ребенок (функции спонтанности, близости, эмоциональной энергии и т.д.). Основой для психологической игры является конфликт между Внутренним Родителем (Р) и Внутренним Ребенком (Д).

Так некоторые потребности Д могут быть под «родительским» запретом. Тогда Д создает ситуацию, в которые эти потребности удовлетворяются в обход запретов Р не прямым, а косвенным образом. Например, в детстве человек получил «родительский запрет» на выражение прямой агрессии и недовольства («Нужно быть вежливым!»).

Тогда у человека остается неудовлетворенной потребность в защите своих границ и отстаивания своих прав. В таком случае во взрослом возрасте он может начать «играть» в психологические игры, в которых удовлетворяется его потребность в выражении агрессии непрямым способом.

Например, если он станет начальником, на работе он может неосознанно давать подчиненным невыполнимые задачи, после провала которых он получает «психологическое право» выражать им агрессию. Подобным образом непрямое выражение агрессии с помощью психологических игр будет происходить и в семье. В этой модели также легко объясняется главный вред от психологических игр.

Так как любая психологическая игра прежде всего преследует обход запретов Р, то в конце игры всегда следует расплата – наказание от Р к Д за нарушение этих запретов (пусть и непрямое). Обычно расплатой являются негативные чувства, но могут быть и материальные потери, урон здоровью, психике и т.д.

Распознать психологические игры, в которые вы играете, можно задав себе несколько вопросов:

1.            Какое взаимодействие повторяется у вас в похожих вариантах с разными людьми и в разных социальных ситуациях, оставляя при этом негативные чувства?

2.            Какая обычная последовательность ходов в этом взаимодействии (я-он, я-он и т.д.)?

3.            Какую цель вы обычно декларируете  (явная социальная цель) для своего поведения в этом взаимодействии?

4.            К каким негативным чувствам обычно приводит это взаимодействие (это и есть расплата за нарушение Родительских запретов)?

5.            Как вы после этой негативной ситуации взаимодействия «заботитесь» о себе или делаете что-то для себя: даете возможность себя пожалеть, повысить свою самооценку, делаете для себя что-то приятное и т.д.? Это и есть истинная неосознанная цель (психологическая цель) вашей игры.

Вот несколько примеров психологических игр: 1.) «Все из-за тебя…» Человек делает ошибку, а потом винит другого в неудаче (не замечая своей ответственности). Психологическая цель – возвышение над другим человеком. 2.

) «Пни меня…» Человек нападает на других, чтобы затем оказаться в ситуации ответной агрессии. Скрытая цель – понять, что «мир не справедлив», поднятие самооценки. 3.) «Да… но…» Человек просит помощи, чтобы затем ее обесценить.

Скрытая цель – возвышение над другими, «я сделаю вас!»

У зрелой личности нет надобности в психологических играх, так как такой человек способен достигать близости и удовлетворять свои психологические потребности открыто.

Последовательностью выходом из психологической игры является:

1.)           Осознание психологической игры, ходов в ней и ситуаций, в которой она возникает.

2.)           Осознание скрытых психологических целей в игре, какие неудовлетворенные потребности в этой игре удовлетворяются косвенным, непрямым путем.

4.)           Поиск других способов удовлетворения психологических потребностей.

5.)           Проработка «родительских» запретов, которые запрещали прямое удовлетворение психологических потребностей.

Часто осознание психологических игр и выход из них возможен только в процессе психотерапии.

В свое время психологи направления Транзактного Анализа (ТА) описали проблемы алкоголизма и наркомании с помощью психологических игр.

Вернее, они определили алкоголизм, наркоманию и другие зависимости как один видов психологической игры, где явно постулируется одна цель (например, удовольствие от употребления), а скрытая цель совершенно другая (к примеру, получение негативной близости в семье).

Так основать ТА Эрик Берн описал психологическую игру Алкоголик.  В полном виде эта игра на пять игроков, но при этом один человек может исполнять несколько ролей, так что минимальное количество участников сводится к двум.

Роли в игре: Алкоголик, Преследователь (чаще всего супруга или супруг), Спаситель (например, врач-нарколог, который «лечит» пациента), Простак (обычно друг, который может одолжить деньги), Посредник (продающий алкоголь, алкогольные корпорации).

Игра начинается с того, что Алкоголик соглашается на лечение и идет к Спасателю, который его «успешно» избавляет от алкоголизма (к примеру, кодирует). После «успешной» кодировки на год Алкоголик не пьет, к примеру, около двух пяти месяцев. А потом «неожиданно» Алкоголик уходит в запой.

В доме появляются скандалы, проводится компания по спасению Алкоголика, в итоге которой его отправляют на новый курс лечения (новую кодировку, реабилитационный центр и т.д.). А потом все повторяется сначала.  Простак обычно в этой ситуации одалживает Алкоголику деньги, бесплатно поит его и не пытается ни преследовать, ни спасать его.

Иногда Простак начинает выполнять и другую роль, не самую существенную, но тоже характерную для ситуации, – роль Подстрекателя, «хорошего парня», который обеспечивает спиртным, даже когда его не просят: «Пойдем выпьем».

В игре «Алкоголик» роль Посредника – это непосредственный поставщик спиртного, который понимает язык алкоголиков и является самым важным персонажем в жизни пьяницы.

В игре Алкоголик все три роли, кроме самого Алкоголика,  может исполнять жена: в роли Простака она помогает ему решить проблемы, вызванные употреблением, отпрашивает на работе, раздает долги; в роли Преследователя бранит мужа за его поведение; в роли Спасителя уговаривает мужа отказаться от спиртного вымаливая у него обещание не пить.

Берн утверждает, что вознаграждением в «Алкоголике» сама выпивка вовсе не является, она лишь средство на пути к истинной цели – похмелью и другим негативным последствия употребления. В этом состоянии Алкоголик получает негативное внимание и близость (которые он не получал в трезвом состоянии), снимает с себя ответственность (которую ему было сложно нести в трезвости), выражает косвенным образом агрессию (наказывает других своим пьянством) и т.д. В таком случае, выходом из игры и, собственно лечением алкоголизма с точки зрения ТА, будет осознание психологической игры всеми ее участниками и получение удовлетворения психологических потребностей другими, неразрушительными способами.

Клод Штайнер (ученик и последователь Эрика Берна) описал еще три игры, в которых участвует алкоголь: «Пьяный и гордый», «Пьяница», «Алкаш».

Игра «Пьяный и гордый». В этой игре есть три роли: Алкоголик, Преследователь, Простак, причем роли Преследователя и Простака попеременно играются одним лицом.

Алкоголик в игре «Пьяный и гордый» подсознательно стремиться к тому, чтобы довести другого игрока до состояния крайнего гнева, чтобы он почувствовали свое бессилие. В состоянии алкогольного опьянения Алкоголик может пропить всю зарплату, потерять ценные вещи, изменить жене (причем так, чтобы она узнала) и т.д.

Когда после протрезвения жена начинает его ругать, Алкоголик искренне извиняется, испытывая при этом сильные чувства вины и стыда, и обещает, что такого больше не повторится.

У жены-Преследователя есть две альтернативы: либо она примет извинения и переходит в роль Простака, или продолжает оставаться в роли Преследователя. А поскольку Алкоголик: 1.) искренне раскаивается с полной подавленностью, стыдом и виной; 2.

) он действительно делал все эти вещи в состоянии сильного алкогольного опьянения и себя не контролировал, то долгое преследование кажется абсолютно неприемлемым, превращая жену в безжалостную стерву. Алкоголик рано или поздно получает прощение, а через некоторое время все повторяется сначала.

Истинная психологическая цель игры, это возможность выражать агрессию. Следует напомнить, что тут, как и в игре Алкоголик все ходы в игре делаются абсолютно бессознательно, Алкоголик начинает пить, искренне считая, что в этот раз он ничего не натворит и все проконтролирует, после пьянки он совершенно искренне извиняется, испытывая вину и стыд, жена совершенно искренне ему верит (хотя подобное повторялось не один раз).

«Пьяница». Игра является реакцией на отсутствие теплого внимания и сексуальную холодность партнера. В нее Алкоголик играет обычно с партнером, который не способен проявлять тепло и спонтанную сексуальность.

Тут пьянство Алкоголика выгодно партнеру тем, что пока пьянство продолжается, его собственная эмоциональная неполноценность и асексуальность не приносят явных проблем.

Эта игра обычно разыгрывается на три роли: Алкоголик, Спаситель (супруг или супруга) и почти всегда присутствует специалист, который играет или Спасителя, или Простака. Алкоголик в игре «Пьяница», по сути, выпрашивает внимание.

Так как супруга (или супруг) обычно не обеспечивает его ими, он довольствуется теми, которые дорого ему обходятся в процессе спасения от пьянства. В то время как Алкоголик в «Пьяном и гордом» обычно пьет вне дома, Алкоголик в «Пьянице» обычно пьет в домашней обстановке.

«Алкаш». В игре «Алкаш» Алкоголик, зарабатывает внимание и участие путем доведения себя до состояния физического истощения. Его готовность пожертвовать собой приводит к угрозе для жизни, что практически вынуждает других заботиться о нем.

В подобных обстоятельствах те, кто приходит к нему на помощь, в основном играют роль Посредников.

В подобную игру играют наркоманы, доводя себя до состояния разрушения, чтобы попасть в реабилитационный центр (эта цель, опять таки, подсознательная).

Можно, на самом деле, описать гораздо больше психологических игр, где участвует употребление психоактивных веществ. Употребление, когда оно достигло разрушающих размеров, всегда является психологической игрой, где явной целью является употребление, хотя на самом деле употребление является средством достижения других, подсознательных целей.

Вот краткое описание различных психологических игр при алкоголизме и наркомании, которые я отмечал в своей психологической практике:

  1. «Тусовка». Психологическая цель – принадлежность к коллективу. Алкоголик или наркоман начинает употреблять ради того, чтобы почувствовать принадлежность к коллективу. Выход из игры – присоединиться к коллективу, для принадлежности к которому нет необходимости в употреблении (во многом на таком принципе работает эффект групп взаимопомощи наподобие Анонимных Алкоголиков или Анонимных Наркоманов). С психотерапевтической точки зрения тут необходима работа с родительским запретом «Не принадлежи!».
  2. «Вот он Я!» Психологическая цель – получение внимания. Зависимый употребляет, чтобы получить негативное внимание. Выход из игры – искать трезвые способы получения внимания. Психотерапия – работа с запретом «Не будь близким!».
  3. «Я сделаю вас!» Психологическая цель – выражение протеста, получение свободы. Употребление является борьбой за свою самостоятельность. Выход из игры – учиться защищать свои границы и быть самостоятельным без психоактивных веществ. Психотерапия – работа с запретом «Не будь взрослым!» и с запретом на выражение агрессии.
  4. «Я накажу вас!» Психологическая цель – наказание значимых лиц. Употребление выступает способом наказания близких за что-то. Выход из игры – учиться выражать агрессию и недовольство прямым способ. В психотерапии необходима работа с запретом на выражение агрессии.
  5. «С меня взятки гладки!» Психологическая цель – снятие с себя ответственности. Алкоголик или наркоман, когда в жизни происходит ситуация со слишком большой ответственность, начинает употреблять, чтобы избавиться от нее, говоря этим как будто «Что с меня взять, алкоголика-наркомана». Выход из игры – учиться нести ответственность. Психотерапия – работа с запретами «Не будь взрослым!», «Не достикай!».
  6. «Я накажу себя!» Психологическая цель – выполнение детского послания «Я должен быть наказан!». Зависимый употребляет ради самонаказания за что либо (за какой-то проступок либо достижение, которое противоречило Родительским запретам, либо просто так). Выход из игры – учиться самопрощению. Психотерапия – работа с аутоагрессией, запретами «Не будь собой!», «Не будь!», «Не достигай!», «Не делай!».
  7. «Я убью себя!» Психологическая цель – выполнение детского послания «Умри!». Зависимый употребляет, по сути, ради самоубийства. Выход из игры – получить внутреннее разрешение для себя «Живи!». Психотерапия – работа с запретом «Не живи!».

Лечением алкоголизма и наркомании с точки зрения Транзактного Анализа и теории психологических игр является не простое прекращение употребления, а отказ от психологической игры в употребление: осознание неудовлетворенных потребностей, родительских запретов, их психотерапевтическая проработка и поиск нового «неигрового» взаимодействия с другими. Сложностью в психотерапии зависимостей является то, что к проработке родительских запретов можно приступить не ранее года трезвости (а обычно только на 3-4 году трезвости), а до этого времени человеку нужно как-то воздерживаться от употребления. Тогда в практике работа разбивается на два этапа: первое время идет консультационная работа, главной целью которой является стабилизация трезвости (также для удержания трезвости можно пользоваться помощью групп взаимопомощи или центров реабилитации), а только уже потом переходят к более глубокой психотерапевтической работе. К сожалению, многие, достигнув более-менее длительного срока ремиссии, забывают, что истинной целью лечения алкоголизма и наркомании является не воздержание от алкоголя и наркотиков, а «Окейная» жизнь без психологических игр и способность нормально напрямую удовлетворять свои потребности и реализовывать свои ценности. А без этого любая ремиссия будет нестабильной и всегда будет присутствовать большая вероятность рецидива употребления.

Читайте также:  Алгоритм давления - психология

С уважением, практический психолог Денис Старков http://www.starkov.kiev.ua/

Рекомендуемые материалы по теме:

Видеолекция психолога Дениса Старкова «Психологические игры и зависимость»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА
Центр психологического лечения алкоголизма «Сенс»

Источник: http://www.sensecenter.com.ua/poppaper/224

Игра Алкоголик — Саморазвитие, успех — Жизнь на все 100%

Тезис. В анализировании игр нет ни алкоголиков, ни алкоголизма, а есть только роль Алкоголика в некой игре.

Если главной причиной чрезмерного потребления алкоголя являются, к примеру, физиологические нарушения, то это вполне относится к ведениям врача-терапевта.

Объект такого анализа в данной игре совсем другой — те социальные трансакции, которые возникают на основе злоупотребления спиртным. Эту игра имеет название «Алкоголик».

В полностью открытом виде эта игра предполагает до пяти игроков, но определенные роли могут быть совмещены, поэтому игра может начинаться и заканчиваться при участии всего лишь двух игроков. Центральной ролью, ролью Водящего, выступает Алкоголик. Наиболее важным партнером считается Преследователь. Эту роль играет представитель противоположного пола, обычно жена (муж).

Третья роль это Спаситель, которую обычно лицо того же пола, часто доктор, принимающий участие в жизни пациента и вообще интересующийся проблемами алкоголизма. Классическая ситуация: доктор «успешно избавляет» алкоголика от своей дурной привычки.

А затем, после шести-семи месяцев абсолютного воздержания от алкоголя доктор и пациент поздравляют друг друга, но на следующий день бывшего Алкоголика находят под забором.

Роль номер четыре называется Простак. В литературе она, как правило, принадлежит владельцу закусочной или иному другому человеку, который дает Алкоголику выпить в долг или предлагает ему деньги в кредит и при этом не желает его и не думает спасать.

В жизни такую роль может, как это ни странно, играть мать Алкоголика, которая спонсирует его деньгами и нередко выражает ему сочувствие, так как его жена, то есть ее невестка, не способна понимать своего мужа. При данном варианте игры Алкоголик должен иметь хоть какие-то правдоподобные объяснения на вопрос, зачем ему деньги.

И хоть оба партнера хорошо знают, на что он на самом деле их потратит, они делают такой вид, словно искренне верят его объяснениям.

Порой Простак может перерастать в другую роль – хоть и не в самую существенную, но весьма соответствующую ситуации — Славного малого, Подстрекателя, который часто предлагает алкоголь Алкоголику, даже тогда, когда он этого не просит «Пойдем-ка, выпьем с тобой по стаканчику» (скрытая трансакция «И ты сможешь еще быстрее покатиться под гору»).

Во всех играх, которые связаны со спиртным, существует еще одна дополнительная роль, принадлежащая профессионалу — буфетчику, бармену, то есть тому человеку, который поставляет Алкоголику спиртное.

В данной игре «Алкоголик» он является пятым участником, Посредником, основным источником спиртного, который, помимо того, в полной мере понимает алкоголика и в некотором роде выступает как главный человек в жизни практически каждого наркомана.

Но разница между Посредником и иными игроками практически та же, что между профессионалом и любителем во всякой любой игре. Профессионал прекрасно знает, когда следует остановиться.

Так, в определенный момент прекрасный бармен может отказаться от обслуживания Алкоголика, который таким образом может потерять источник спиртного, до того времени пока не отыщет более снисходительного Посредника.

В начальных этапах игры три дополнительные роли может сыграть жена. В полночь жена — Простак. Она помогает ему раздеться мужа, заваривает ему кофе и разрешает срываться на себе. Утром она превращается в Преследователя и читает ему мораль за беспутство. Вечером она стает Спасителем и просит мужа отказаться от дурной привычки.

На более поздних этапах, иногда по причине ухудшения физического состояния, Алкоголик вполне может обходиться без Спасителя и Преследователя, но он согласен их терпеть, если они одновременно дают согласие на создание ему жизненно необходимых условий.

Алкоголик может, к примеру, неожиданно отправиться в какую-то душеспасительную организацию и также согласиться «стать спасенным», если там его бесплатно накормят. Он может выдерживать как профессиональный, так и любительский разнос, если имеет надежду после заполучить подачку.

Согласно анализу игр, само по себе употребление спиртного если и доставляет Алкоголику наслаждение, то только попутно. Главная его задача — достичь кульминации, которая называется похмельем.

Алкоголиком воспринимается похмелье не столько как ужасное физическое состояние, сколько как психологическая пытка. Два любимых времяпрепровождения Алкоголиков — «Коктейль» (сколько выпивали и что с чем смешивалось) и «На следующее утро» («Послушайте, как же мне плохо было «). Игра

«Коктейле» участвуют в основном люди, которые пьют только на вечеринках или от повода к поводу. Многие алкоголики любят играть в нагруженную игру психологического плана «На следующее утро».

…Некий пациент, приходя на очередную консультацию к психотерапевту сразу очередною загула, начинал обрушивать на самого себя потоки ругательств; в ответ молчал психотерапевт.

Позже, являясь участником психотерапевтического группового сеанса, он вспоминал все эти посещения и с самодовольной уверенностью мог приписывать все собственные бранные слова своему психотерапевту.

Когда алкоголики говорят о своей ситуации, они обычно интересуются не проблемой выпивки как таковой, а последующие страдания и мучения.

Считается, что трансакционная цель при злоупотреблении алкоголем, кроме удовольствий от самого процесса выпивки, основана еще и на создании такой ситуации, в которой Ребенка смог бы на все лады распекать не только собственного внутреннего Родителя, но и любую родительскую фигуру из непосредственного окружения, принимающую не последнее участие в игре «Алкоголик», чтобы идти ему навстречу и подыгрывать в его игре. Поэтому и терапию в такой игре необходимо направлять не как на привычку выпивать, а на как попытку устранения стремлений алкоголика потакать собственным слабостям и заниматься самобичеванием, что в полной мере проявляется в игре «На следующее утро». К данной категории не относятся, как правило, запойные пьяницы, морально не страдающие после похмелья.

Также есть игра «Непьющий алкоголик», в которой человек проходит все стадии социальной деградации и финансового падения, хотя он практически не пьет. Но он совершает в игре те самые ходы и требует того же состава подыгрывающих ему «актеров». В данной игре основное действие также происходит «следующим утром».

Похожесть между этими играми, несомненно, доказывает, что это на самом деле игры. Игра «Наркоман» чересчур похожа на игру «Алкоголик», но еще больше драматичнее и зловеще. Она развивается более впечатляюще и быстрее. По крайней мере, в нашем обществе огромная нагрузка в ней обычно приходится на Преследователя (который постоянно наготове).

Спасители и Простаки в такой игре встречаются слишком редко, но роль Посредника получает еще больше важности.

В Америке существует много организаций, которые принимают участие в игре «Алкоголик».

Большинство из них словно пропагандируют правила игры, дают объяснения, как следует играть роль Алкоголика: выпивайте рюмку до завтрака, тратьте на выпивку все те деньги, которые предназначались совсем на другие нужды и так далее. Кроме того, они могут объяснять функции Спасителя.

К примеру, «Анонимные алкоголики» обычно ведут эту игру, при этом стараясь привлекать алкоголика на исполнение роли Спасителя.
Предпочтение отдается Бывшим Алкоголикам, так как они знают правила игры и таким образом лучше могут подыгрывать другим, чем те, никогда ранее не играл в эту игру.

Говорилось даже о тех случаях, когда вдруг исчерпывался «запас» Алкоголиков, с которыми следовало бы провести работу, после чего кто-то из членов организации вновь начинал пить, ведь у них без контингента гибнущих и нуждающихся в помощи, не было иного способа продолжать эту игру.

Есть организации, целью которых является улучшение положения других игроков. Большинство из них стараются оказывать давление на жену, чтобы вынудить ее сменить роль Преследователя на роль Спасителя.

Ближе всего к идеальной терапии смогла подойти организация, которая непосредственно работает с подростками, имеющими родителей-алкоголиков. Ее стремление это помощь ребенку полностью выйти из родительской игры.

И, как правило, смена ролей здесь отсутствует.

Психологическое выздоровление алкоголика достигается только окончательным его выходом из данной игры, а не обычной сменой ролей. Иногда этого удавалось достигнуть, но вряд ли возможно подыскать что-нибудь более забавное для Алкоголика, чем возможность играть в игру и дальше. Замена ролей принудительным образом может стать другой игрой, а не свободным от игр взаимоотношением.

А если говорит о так называемых исцеленных алкоголиках, то они часто производят впечатление не слишком вдохновляющей компании; наверняка они сами понимают, что жизнь у них стала скучной, они часто подвергаются соблазну возвратиться к своим старым привычкам. Критерий исцеления от игры, можно с уверенностью, это такая ситуация, при возникновении бывший алкоголик может в обществе позволить себе выпить, причем без всякого риска для самого себя.

Из описаний игры видно, что Спаситель чаще всего имеет сильный соблазн сыграть в свою игру: «Я только пытаюсь вам помочь», а Преследователь и Простак — в свою: в первом варианте — «Посмотри, что ты сделал со мной «, во втором — «Славный малый».

Когда стали появляться организации, занятые спасением алкоголиков и пропагандирующие мысль, что алкоголизм представляет собой болезнь, большинство алкоголиков смогли научиться игре «Калека».

Акцент переместился с Преследователя на Спасителя, с мнения «Я грешник» на «Что вам нужно от больного человека». Да и польза от таких сдвигов стала проблематичной, поскольку с практической точки зрения это вряд ли смогло уменьшить продажу алкоголя запойным алкоголикам.

Но для многих людей Америки «Анонимные алкоголики» все так же представляют самый лучший подступ к тому, чтобы избавиться от потворства собственным слабостям.

Антитезис. Известно, что игра «Алкоголик» достаточно серьезная и бросить ее крайне тяжело. В одной из психотерапевтических групп была женщина-алкоголичка, которая вначале совсем не принимала никакого участия в деятельности данной группы, пока, как ее показалось, она узнала всех членов группы настолько ближе, чтобы выступить со своей игрой.

Она пожелала узнать, что же о ней думают участники группы. Так как до сих пор ее поведение было вполне приемлемым, то многие высказались о ней в положительном тоне. Однако женщина протестовала: «Я хочу не этого. Мне хочется знать, как вы по-настоящему обо мне думаете».

Из ее слов было понятно, что она, таким образом, напрашивается на негативные замечания в свою сторону. И когда другие участники группы отказались выступить в роли Преследователя, то она ушла домой и сказала своему мужу: если она снова выпьет, то он может подать на развод или отправить ее в больницу. Муж пообещал, что выполнит ее просьбу.

В тот же вечер эта женщина вновь напилась, и муж, как и обещал, отправил ее в больницу.

В показанном примере пациенты отказались быть в роли Преследователей, а ведь именно этого и хотела от них эта женщина.

Ей было не под силу вынести такое антитезисное поведение участников группы, при этом она не обращала внимание на то, что все окружающие ее люди пытались подкрепить то незначительное понимание ситуации, которого она смогла достигнуть. А дома ей удалось найти человека, который охотно сыграл необходимую ей роль.

Так или иначе в иных случаях бывает иногда вполне реально так подготовить пациента, что он в конце концов сможет бросить игру. Психотерапевтом могут быть сделаны попытки применить курс лечения, в процессе которого он не будет брать на себя роль Спасителя или Преследователя.

Считается, что с терапевтической точки зрения будет также неправильно, если он согласится роль Простака и позволит пациенту пренебрегать простой пунктуальностью или финансовыми обязательствами.

Трансакционно верная терапевтическая процедура заключается в следующем: когда оканчивается тщательная подготовительная работа, психотерапевту рекомендуется занимать позицию Взрослого, заключившего некий договор с пациентом, и перестать играть какие-то другие роли с надеждой на то, что пациент будет соблюдать воздержание не только от алкоголя, но и от игры. Но пациенту это не удается, то следует направлять его к Спасителю.

Применение антитезиса является слишком трудным, ведь почти во всех западных странах запойный алкоголик чаще всего выступает для той или иной благотворительной организации в роли долгожданного объекта порицания, щедрости или тревоги.

Поэтому человек, который неожиданно отказался играть в какую-то из ролей данной игры «Алкоголик», наверняка вызовет общественное недовольство.

Разумный подход вполне может представлять даже больше угрозы для Спасителей, чем для Алкоголиков, что порой плохо может повлиять на весь процесс лечения.

Когда-то в одной клинике психотерапевты, которые серьезно занимались игрой «Алкоголик», пытались вылечить пациентов, методом разрушения их игры.

Как только стратегия психотерапевтов стала понятной, благотворительным комитетом, субсидировавшим клинику, были приложены все усилия, чтобы выгнать этих психотерапевтов и сделать так, чтобы в дальнейшем при работе с пациентами никто не смог обратиться ни к одному из них за помощью.

Похожие игры. Игра «Алкоголик» содержит весьма интересный эпизод: «Давай выпьем по рюмочке». Это было замечено одним наблюдательным студентом, специализирующимся в промышленной психиатрии. Муж и его жена (непьющий Преследователь) отправились на пикник вместе с его приятелем (партнером) и его супругой (оба — Простаки).

Муж угощает друзей: «Давайте выпьем еще по рюмочке!» Если они не против, то это дает мужу свободно выпить еще пять-шесть рюмок. Отказ друзей выпить делает игру мужа очевидной. В данном случае, по законам совместной выпивания, муж должен почувствовать себя якобы оскорбленным, и в следующий раз для пикника он подыщет себе уже намного сговорчивую компанию.

То, что на социально выступает как щедрость Взрослого, то психологически это просто дерзость, поскольку муж путем открытого подкупа заполучает от приятеля Родительскую подачку под самым носом своей жены, которая бессильна как-либо воспротивиться происходящему.

На самом деле его жена согласна на такое мероприятие, при этом делая вид, что «бессильна» воспрепятствовать мужу. Ведь она так же хочет, чтобы у игры было продолжение, и она и дальше играла бы роль Преследователя, как этого хотелось бы и ее мужу (с той разницей, что ему хочется и дальше продолжать быть в роли Алкоголика).

Можно достаточно легко представить себе ее нравоучения мужу на следующий день после пикника. Такой вариант игры может быть с осложнениями, в особенности, если муж — начальник приятеля по службе. Честно говоря, Простаки не такие уж и простые. Порой это одинокие люди, которые вполне могут много чего выиграть от хороших отношений к алкоголикам.

К примеру, хозяин закусочной, который играет роль Славного малого, старается расширять таким вот образом круг своего общения; помимо этого в своей компании он вполне может получить репутацию не одно только щедрого человека, но и замечательного рассказчика.

Одним из вариантов Славного малого является, к примеру, то, что когда человек пытается получить у всех совета, он старается отыскать возможности, чтобы кому-то помочь лучше всего. Это пример прекрасной, конструктивной игры, которую необходимо всячески поощрять.

Противоположностью такой игры является роль Крутого парня, в которой человеку хочется найти способы как можно сильнее нанести людям ущерб и боль. И хотя, вполне возможно, он никогда и никого не обидит, но в окружающих он начинает ассоциироваться с «крепким парнем», «играющим до конца». А он будет греется в лучах подобной славы. У французов экземпляр называется такой fanfarone de vice (фанфарон зла).

Источник: http://www.centr-crm.ru/psichologiya/igra-alkogolik.html

Ссылка на основную публикацию