Принятие внутреннее и внешнее — психология

Принятие себя, принятие других, осознанность |взгляни сквозь время

Принятие внутреннее и внешнее - психология

Очень часто можно слышать термин «принятие». «Принимайте себя», «принимайте мир», «принимайте других»… Всё это здорово, но как понять, что это такое — принятие другого человека? Принятие реальности? Принятие событий? Принятие себя? Принятие других?

Крайне сложно понять, осознать, что же это такое — «принятие». Сложно было принимать себя, сложно принимать в других что-то, что «неправильное» и «недостойное». Чем сильнее вы будете стараться, тем сильнее вас будет тошнить от этого. Что тогда делать?

Помните греческий миф о Прокрусте? Этот разбойник заманивал в свой дом проходящих мимо путников, затем укладывал их на свое ложе – и потом, если ложе было человеку коротко, то он отрезал от человека то, что считал лишним. Если же, наоборот, ложе было слишком велико, то он начинал растягивать ни в чем не повинного пешехода до размеров своей постели.

Делал ли он так просто потому, что был злым? Не уверен. Вполне возможно, он искренне полагал, что все люди должны быть такого же размера, как он сам, – и потому из самых благих побуждений подгонял их под свою собственную мерку.

Так или иначе, выражение «прокрустово ложе» через века пришло и к нам. И это выражение очень хорошо объясняет смысл того, что же такое принятие. Если я чего-то не принимаю,  значит у меня есть внутренний протест. Значит, я думаю, что знаю «как надо», как правильно. И пытаюсь подгонять под свою мерку.

Что при этом происходит?

Мы тратим драгоценное время собственной жизни и нервную энергию на мысли и разговоры о проблемах, лежащих далеко за рамками наших собственных полномочий. Мы снимаем с себя ответственность за собственное счастье, за свое собственное душевное равновесие и мир в своей душе – объясняя себе, что в таком неправильном мире просто невозможно быть счастливым.

Мы тратим свои силы на то, чего не можем изменить, мы начинаем воспитывать других людей, манипулировать ими – вместо того, чтобы спокойно заниматься своими собственными делами. Когда нам все-таки удается «исправить» другого человека, мы тешим свое самолюбие, свое эго, создавая себе иллюзию собственного всемогущества.

Принятие себя, принятие других – это активный процесс! Люди часто путают принятие и бездействие. Принятие никак не отменяет правильных действий по исправлению неприятных ситуаций и улучшению собственной жизни. Принятие не означает: покорность, готовность подчиняться чужой воле; терпимость или равнодушие; самообман и уход от реальности; остановку в развитии, бездействие.

Принятие — это один из принципов искусного отношения к опыту в практике осознанности. Он означает отказ от бессмысленной борьбы с реальностью, признание за реальностью права быть неприятной, болезненной.

У стратегии принятия может много проявлений: — выделить место болезненному переживанию; — признать за собой возможность проиграть; — отказаться от попыток контроля эмоций, не подчиняясь эмоциональным импульсам;

— признавать зону своей ответственности и др.

Источник: http://paravyan.ru/prinyatie-sebya-prinyatie-drugih-osoznannost/

Что такое принятие себя

Очень часто можно слышать термин «принятие». «Принимайте себя», «принимайте мир», «принимайте Другого»…

Всё это здорово, но как понять, что это такое — принятие другого человека? Принятие Реальности? Принятие событий? Принятие себя? Мне самому много лет назад было крайне сложно понять, осознать, что же это такое — «принятие».

Сложно было принимать себя, сложно принимать в других что-то, что я считал «неправильным» и «недостойным». Я старался изо всех сил, но не получалось.

Меня обуревал гнев, душила обида, терзал страх. Я осуждал себя, осуждал других. Я оценивал себя, и оценивал других. В общем, всё, как и у любого другого человека.

Эмоции и оценка, осуждение и неприятие себя и других.

А как результат — сложности в отношениях, трудности со внутренней гармонией, неэффективность во многих ситуациях, погружение в эмоции вместо того, чтобы действовать, и необдуманные действия вместо осмысления.

Меня мучил и раздражал вопрос о «принятии». Что же это такое? И однажды я осознал простую для себя вещь.

Принимать Другого — -это давать ему право быть таким, какой он есть.

Принимать чувства Другого — это давать им право (внутри себя давать право!) просто существовать внутри другого человека. Давать право другому человеку иметь именно те чувства, которые он имеет.

Принимать реальность или события — это давать им право быть.

Принимать этот Мир — значит, давать ему право быть таким, каков он есть.

Принимать — это не осуждать. Это внутри себя согласиться с тем, что и такое тоже не только может быть, но и должно существовать, раз оно существует.

Не думать, каким это могло бы быть. Не думать о том, каким это должно бы быть. Не думать о том, как бы тебе хотелось, чтобы это было. Просто осознать, каково оно есть, и просто согласиться с этим. Согласиться с тем, что оно есть. Это и есть принять это.

Разрешить себе быть таким, каков ты есть. Разрешить другому быть таким, каков он есть. Разрешить событиям протекать так, как протекают.

Так как же ….? Так ведь ….!

Да, да, голубчик, именно так. Отдай, отпусти, позволь этому быть. И тогда, быть может, появится шанс чему-то измениться.

Ты не сможешь сорвать яблоко, не признав, что оно висит именно тут. Ты можешь отрицать его существование. Ты можешь спорить с этим. Ты можешь осуждать его появление на свет.

Ты можешь не соглашаться с тем, что ему стоит быть здесь. Но оно тут, прямо перед тобою.

И если ты признаешь, какова реальность, только тогда ты сможешь вступить с нею в контакт и что-либо изменить, или просто воспользоваться всею полнотою этой реальности.

Признавать, и не осуждая, дать этому право и разрешить этому быть, самому по себе быть, независимо от тебя, твоих желаний или действий.

Это могут быть отношения, это может быть отношение к тебе, это может быть твоё отношение к чему-либо или к кому-либо. Это могут быть действия по отношению к тебе, это может быть качество — твоё или другого человека, это может быть твоя бедность или болезнь, это может быть твоё горе.

Это всё ЕСТЬ. И пока ты не признааешь, что оно есть — очень трудно будет что либо изменить. Но это только один из аспектов принятия. Более важный — не то, что изменить мы можем лишь то, что признаем и примем.

Более важный аспект в том, что мы часто ошибаемся, и не принимаем (а значит, и не пользуемся этим) то, что нам на самом деле просто необходимо. На данный момент необходимо. Ради будущего необходимо. Для чего-то очень важного необходимо.

Мы можем просто не понимать и не осознавать до конца, что это на самом деле, зачем это нам дано, для чего оно нам нужно.

Довериться в том, что всё это не просто так, что всё это для чего-то. Для чего-то более важного, чем ты осознаёшь на данный момент.

Принимать — это даже пойти ещё дальше, и начать искать важные и так нужные тебе теперь смыслы в том, что есть, и что даже может быть. Начать извлекать, чему учит тебя реальность, чему учишь себя ты сам, чему учит тебя твоё тело, что ценного сокрыто в тебе самом, в твоей душе, в самой ситуации.

В принятии и неприятии есть ещё один важный аспект.

Когда мы что-то не принимаем в себе или другом, мы не только отрицаем это в другом или себе. Мы не только не пользуемся тем, что есть, не используем это во благо себе и другому.

Мы тратим важнейшую энергию, силы и время на борьбу с тем, что мы не принимаем.

И очень часто присутствует ситуация, когда мы имеем два мощнейших ресурса, каждый их которых мог бы обогатить и улучшить нашу жизнь, наши отношения, но энергия этих ресурсов направляется друг против друга. И эти ресурсы взаимно гасятся!

Мы, не принимая их по разным причинам, не только не используем эти ресурсы, не только игнорируем и не признаём их, мы начинаем пытаться их уничтожить и запретить, и что немаловажно — тратим ещё другие ресурсы на борьбу с ними.

Это самое прискорбное — ладно уж не пользуемся, ладно не ценим, так ещё и тратим другие ресурсы на это.

За неприятием стоят расточительность и немудрость

  • Мы не только не используем, но и гасим свои ресурсы.
  • Мы не только не используем, но и гасим ресурсы друг друга.
  • Мы не только не используем, но и гасим ресурсы ситуации.
  • Мы не только не используем, но и гасим ресурсы Реальности (Мира, Вселенной, нашей жизни и т.д.)

Любой внутренний конфликт — это результат неприятия себя, каких-то важных частей себя.

Любой внешний конфликт (конфликт между людьми, группами, организациями) это следствие неприятия Другого, или чего-то, что считается нами (ими) неправильным, неправомочным, нелегитимным, не имеющим права на существование.

И правда, если бы человеки принимали право другого на желание лучшей жизни, то они бы не сражались друг с другом, а, признав право другого на желания, изменения и приобретения, садились бы за стол переговоров.

Хороший анекдот:
Пьяный мужик и девушка одновременно нашли стодолларовую банкноту. «Отдай её мне! — сказала девушка, — ты ведь всё равно пропьёшь, а я на косметику потрачу!»

«Зачем она тебе? — удивился мужик, — отдай её мне, ты всё равно на косметику потратишь, а я пропью!»

В этом «всё равно» — весь смак. Им всё равно друг на друга, на потребности, желания и права. Они будут драться, но не делиться и не обсуждать. Мужик победит, он сильнее. Но девушка найдёт защитника, и мужик будет наказан. Девушка обманет мужика. Она хитрее. Но до него дойдёт, что он обманут, и он накажет её.

Порочный круг, в котором мы живём. Победитель всегда оказывается наказан. И жертва всегда благородно возмущена, потому что только она (по её мнению) имеет право на то, чего её лишили.

Что мешает принятию:

  • Осуждение
  • Сохранение мнения о том, что уж вы то точно знаете, каким этому стоит быть
  • Страхи
  • Привычные, устаревшие и отжившие убеждения (интроекты)
  • Примитивные детские и подростковые представления о Реальности и о «правильном»
  • Неготовность к Новой жизни. Это из разряда страхов и запретов

Один из путей — разрешение себе начать разрушать старые запреты. Но это — только начало пути, на котором ждут ловушки и тупики. И важно понимать, что Путь — не один. Убеждённость в том, что существует только один Путь — это способ избегания.

Известная вещь:

Александр Вакуров

Источник: http://www.MySenses.ru/coxus/chto-takoe-prinjatie-sebja

Принятие себя — что это и почему это не то же самое, что поражение?

Принятие — модное понятие в популярной психологии. Когда мы попадаем в трудную ситуацию, которую не можем изменить, нам советуют принять ее. Когда кто-то ссорится с близким человеком, ему говорят: «прими его таким, какой он есть». И конечно, все знают, что принятие себя самого — это необходимое условие, чтобы быть счастливым.

Однако подобные советы чаще всего вызывают  только злость и возмущение. Принятие себя прочно ассоциируется с поражением, пассивностью и даже отчаянием.

«Прими это» кажется чем-то вроде: «продолжай жить как живешь и будь этим доволен». Как будто от нас требуют отказаться от надежд на лучшее и активных действий и убедить себя в том, что нужно быть довольным тем, что есть. Разумеется, это вызывает протест.

Но действительно ли это и есть принятие себя? Что нужно принимать? И зачем?

Что на самом деле нужно принимать?

Принимать нужно реальность. Чтобы понять, что этакое, предлагаю сначала разобраться с тем, что значит НЕ принимать реальность. У каждого человека и социума в целом есть представление о том, как устроена жизнь.  И еще представления о правильном и неправильном, хорошем и плохом…

Мы живем, ориентируясь на некую карту реальности, выстроенную нашим сознанием.  Однако эта карта – всего лишь модель, где-то сильно упрощенная, где-то приукрашенная мечами и фантазиями. Место на этой карте порой занимает не реальный жизненный ландшафт, а стереотипные представления, которые мы позаимствовали у общества.

Например, возьмем избитое и уже истрепанное в различных  дискуссиях представление о женском счастье.

Уж сколько раз ни твердили миру о том, что нет универсального рецепта быть счастливой,  что у разных людей могут быть разные потребности и цели, все равно в обществе крепко укоренилось представление о том, что состоявшаяся женщина — это только женщина замужняя и с детьми.

И часто женщина,  пытаясь понять, что она хочет, невольно сравнивает себя с этим стереотипом, и оценивает свою удовлетворенность жизнью не по тому, как она себя ощущает, а по тому, насколько она соответствует стереотипу о счастливой женщине. И конечно, не соответствие стандарту может сделать несчастной, если нет привычки опираться на свои ощущения.

Когда жизнь соответствует карте представлений о ней, человеку легко ориентироваться в жизни. Однако все люди время от времени сталкиваются с тем, что реальность отличается от того, что они привыкли видеть и от того, какой они хотели бы, чтобы жизнь была.

Тогда человек становится дезориентирован, он может испытывать страх, растерянность, печаль. Казалось бы, новое знание нужно занести на карту, включить в свою систему представлений. Но эти знания могут быть слишком страшными и болезненными, и тогда начинают работать психологические защиты.

Вернемся к той самой незамужней женщине.

Читайте также:  Разочарование - психология

Все детство мама ей твердила, что семья — это самое важное, главное — удачно выйти замуж, а остальное приложится. И вот, девушка выросла, начала учится и работать. И с ужасом обнаруживает, что замуж ей вообще-то не хочется. А хочется работать, писать кандидатскую диссертацию или ходить на йогу четыре раза в неделю.

И тут бы радоваться своей свободе, но в голове появляется образ мамы, которая тревожно спрашивает: «Как же так, доченька, тебе уже столько-то лет, а ты все одна? Когда ты выйдешь замуж?»  Маму расстраивать страшно. И бедная женщина говорит себе: «конечно, мамочка, я хочу замуж!»

И тут же становится недовольной жизнью. И начинает попытки построить «серьезные» отношения. Отношения, разумеется, не строятся, мужчины находятся все несерьезные (мама, ты же сама видишь, что я не могу создать семью с таким?), а если вдруг появляется основательный кандидат, потенциальную невесту накрывают ужас и тоска.

Картина мира обычна довольно устойчива к изменениям. Более ранний опыт, полученный в период, когда человек не был способен к критическому мышлению, обладает большей силой и влиянием на человеческие представления. И тогда начинаются проблемы.

Во-первых, приходится тратить много душевных сил на то, чтобы не сталкиваться с ситуациями, выходящими за рамки привычной картины мира и не соприкасаться с мучительными переживаниями.

Во-вторых, отказываясь признавать реальность, действуя из своих иллюзорных представлений, человек раз за разом сталкивается с тем, что он не может добиться цели, его действия не приносят плодов. Таким образом, непринятие реальности тормозит развитие, как личностное, так и социальное.

Принятие себя: как и зачем это делать?

Итак, в сознании каждого человека есть представления о том, какой должна быть окружающая жизнь. Каким он должен быть. Что может быть сделать его счастливым (и часто это – не одно и то же с тем, что на самом деле сделает его счастливым).

Сформулированное желание редко бывает чистым выражением внутренней потребности, скорее это некий сконструированный в сознании образ, состоящий в том числе и из наших представлений о счастье.

Например, та незамужняя женщина, если спросить ее, что она хочет, может ответить что-то вроде: «Я хочу замуж за достойного мужчину!»  И тут же добавить: только не осталось совсем нормальных мужчин…  А на самом деле, возможно ей хочется:

  1. жить своей независимой и свободной жизнью;
  2. чтобы мама была ей довольна. А мама будет довольна (мы помним) если она выйдет замуж.

Люди существа социальные, и потому нам важно соответствовать некой внешней норме. Мы все склонны сравнивать себя с окружающими, с теми, кто считается успешным,   с моральными стандартами. Отклонение от социальных норм заставляет чувствовать себя недостаточно хорошим.

Несоответствие Я-идеальному также может делать человека несчастным. Вроде бы, это должно заставлять человека стремится стать «лучше» и развиваться, чтобы достичь наконец удовлетворительного состояния? Но здесь возникают сложности.

Во-первых, формирование  представлений о  реальности, счастье, плохом и хорошем происходит по большей части в детстве, когда еще не сформировано критическое  мышление и нет опыта, который позволил бы понять, насколько данные представления подходят конкретному человеку.

Поэтому, стремясь соответствовать идеальному образу себя, человек часто игнорирует свои настоящие потребности. И не осознавая этого, начинает саботировать социально-одобряемые действия по «улучшению себя».

Например, как в нашей истории,  можно поставить себе цель выйти замуж (а еще бывают варианты женится, заработать много денег, учиться только на отлично), которая не соответствует истинной потребности. Можно даже начать предпринимать активные шаги для достижения цели.

В случае с замужеством это будут посещение различных тренингов женственности, зависание на сайтах знакомств, бесконечные манипуляции со своей внешностью. Но все кандидаты будут оцениваться как негодные.

Из всех мужчин бессознательно будут выбраны именно такие, которые сами боятся близких отношений. Так можно и перед голосом мамы внутри себя оправдаться (я же все делаю, что могу), и сохранить свою свободу.

Во-вторых, созданный идеальный образ может быть на самом деле недостижим, потому что моральные стандарты, например, всегда максималистичны. В реальности невозможно быть всегда абсолютно честным, исключительно добрым, да и не надо, если с практической точки зрения смотреть.

Что происходит когда человек обнаруживает свое несоответствие образу «Я, каким я должен быть»? Он выстраивает другой образ «Я, какой я сейчас» калибруя его относительно Идеального Я. И получается, что образ «Я, какой я сейчас» — плохой, негодный, так как не соответствует.

Кроме того, люди, обнаруживая  несоответствие себя внутренним стандартам, часто поступают с собой так же, как обращались с ними родители, когда дети не соответствовали их требованиям: начинают себя ругать.

Вместо того, чтобы предпринимать какие-то действия, которые действительно могли бы что-то поменять, они занимают сове сознание мыслями вроде «да как можно быть таким идиотом/дурой!», » ты совершенно ни на что не способен!». Или, как в нашем примере, «ты так и останешься одна, никому ты не нужна!»

Что же с этим делать?

Первое, следует провести ревизию своих представлений о себе, своих желаний, и планов на будущее.

  • Что я знаю о себе на самом деле?
  • Все ли мои представления верны?
  • А правда ли мне нужно меняться в том направлении, которое я считаю верным?
  • Чьи желания я хочу реализовать?

Принятие себя — это позволить себе честно признаться в своих настоящих желаниях. Например в том, что одиночество или бесполезное хобби доставляют нам огромное удовольствие.

Ну и второе, а по сути, пожалуй первое — это пресловутое  быть «здесь-и-сейчас».

Это  значит, что стоит остановиться и прислушаться к своим ощущением. Как я себя чувствую? Вот сейчас, в этот период времени? Что в моей настоящей жизни мне нравится и не нравится?

Иногда стоит отказываться от рациональных оценок и переключаться на ощущения. А может быть, хотя бы на время перестать пытаться себя изменить и начать жить таким, какой ты есть.

Как утверждает Парадоксальная теория изменений, сформулированная Арнольдом Бейссером, изменение возможно только тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, и обретает возможность быть вовлеченным в настоящее.

Так зачем же нужно принятие себя?

Принятие себя приносит чувство колоссального облегчения и освобождения. Силы, которые раньше тратились на то, чтобы поддерживать старую картину миру, не давать быть себе таким, какой ты на самом деле есть, высвобождаются и могут быть потрачены на творческое развитие.

Принятие себя позволяет гармонично существовать в окружающем мире. И, наконец, принятие себя — это то, что на самом деле меняет жизнь.

Если у Вас возникли вопросы к психологу по статье:

«Принятие себя — что это такое и почему это не то же самое, что поражение?»

Вы можете задать их нашему психологу в скайпе онлайн:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли задать вопрос психологу онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный психолог-консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо зайдите на психологический форум.

«Принятие себя — что это такое и почему это не то же самое, что поражение?»

http://PsyHelp24.org/prinyatie-sebya/

Источник: https://PsyHelp24.org/prinyatie-sebya/

Психологические особенности принятия решений: влияние контекста

Н.А. Лаврова

Психологические особенности принятия решений: влияние контекста

В статье показано влияние объективного (время) и субъективных факторов на процесс принятия решений. Описаны ход и результаты эксперимента по выявлению психологических особенностей принятия решений в контексте дефицита времени.

Ключевые слова: психология принятия решений, внешний и внутренний контексты, личностный контекст, временной контекст.

Важнейшей профессиональной функцией руководителя любого уровня является принятие решения, которое осуществляется в условиях действия самых разных факторов — объективных и субъективных.

Исследование этого процесса ведется нами с позиций теории контекстного обучения А.А.

Вербицкого, в работах которого и его последователей показано смыслообразующее влияние внутренних и внешних контекстов на все психические процессы субъекта, ход и результаты его деятельности.

Педагогика и психология

Общая психология

Внутренним контекстом являются индивидуально-психологические особенности, знания и опыт человека; внешним — предметные, социокультурные, пространственно-временные и иные характеристики ситуации, в которых он действует [1].

На процесс принятия решения большое влияние оказывает такая составляющая внешнего контекста, как время. Вся человеческая деятельность протекает в контексте времени, и само время выступает одним из критериев этой деятельности [3].

Способность принимать решения в ограниченное время является важной компетенцией любого специалиста, одним из основных условий успешности его деятельности.

Известно, что при дефиците времени человек склонен использовать упрощенные стратегии, уделять внимание небольшому количеству факторов, что зачастую является причиной принятия неверных и неэффективных решений.

Время задает внешний, объективный контекст деятельности человека, но не меньшее влияние на ее процесс и результаты оказывает субъективный, личностный контекст, обусловленный индивидуально-психологическими особенностями человека, типом его темперамента, уровнем самооценки, выраженностью склонности к риску, гендерными особенностями и т. п.

В одной из серий эксперимента мы выясняли влияние разных типов темперамента на процесс принятия решений группой испытуемых — студентов психологического факультета МГГУ им. М.А. Шолохова. Среди 45 испытуемых с чистым или преобладающим типом темперамента оказалось: холериков — 21, сангвиников — 13, флегматиков — 5, меланхоликов — 6 человек.

Одну группу испытуемых мы сформировали из числа индивидов со сходным типом темперамента, другую — с разным.

Оказалось: 1) при наличии в группе лидера обсуждение заканчивалось принятием решения, а при отсутствии лидера оно вообще не принималось; 2) в зависимости от типа темперамента лидера группы тот же оттенок темперамента приобретали действия остальных членов группы.

Целью другой серии экспериментов была выявление влияния гендерных особенностей испытуемых на эффективность принятия решений. Как и в предыдущем случае, испытуемыми были студенты психологического факультета МГГУ им. М.А. Шолохова.

Испытуемые работали в парах разного состава — женских, мужских и смешанных. В качестве экспериментального материала мы взяли игру в шахматы.

Известно, что шахматная партия представляет собой ряд последовательных ходов игроков, направленных на достижение конечного результата — выигрыша.

Каждый шахматный ход — это результат процесса принятия решения, заключающегося в выборе из ряда альтернатив той, которая в наиболь-

шей степени способствует выигрышу. Фиксировалось время, затрачиваемое испытуемым на каждый шахматный ход, время принятия решения и конечный результат каждой партии.

На начальном этапе эксперимента проводилось анкетирование студентов на предмет знания правил шахматной игры. Затем с целью уточнения представленной в анкете информации с каждым проводилось собеседование. В результате были отобраны испытуемые, обладающие знанием правил игры в шахматы, но не имеющие навыка такой игры.

Общее число испытуемых составило 386 человек. По результатам предварительного этапа для участия в основном этапе эксперимента отобрано 58 человек (29 пар) в возрасте от 20 до 48 лет (студенты дневного, вечернего, заочного отделений), из них 11 мужчин и 47 женщин.

Разные объемы выборки мужчин и женщин обусловлены тем, что на факультете психологии учится мало лиц мужского пола.

Основной эксперимент проходил в два этапа. На первом этапе шахматная партия не ограничивалась по времени. Перед началом партии испытуемым напоминали правила и просили начать игру.

Экспериментатор фиксировал в специальном бланке результат каждой партии (выигрыш или проигрыш) и время, затрачиваемое испытуемым на каждый ход.

Для дополнительной мотивации на выигрыш испытуемым сообщалось, что выигравший получит приз.

Обработка результатов этого этапа эксперимента заключалась в определении числа выигрышей, среднего времени принятия решения по каждому ходу каждым участником и среднее время по всей выборке испытуемых. Последнее составило 22,9 с.

Далее мы взяли минимальное время принятия решения, затраченное наиболее «быстрым» испытуемым (4,2 с), и вычислили среднее значение затрат времени на каждый ход посредством сложения этого наименьшего времени испытуемого со средним по всей выборке (22,9 с) и деления на два.

Получено среднее время, равное 13,5 с.

Второй этап эксперимента проводился в тех же условиях и с теми же парами; изменялся только один параметр — испытуемые были ограничены во времени (13,5 с на принятие решения по каждому ходу).

По инструкции экспериментатора, если испытуемый не примет решение за это время, он пропускают свой ход; соответственно, вероятность его выигрыша резко снижается.

Все данные фиксировались в специальном бланке.

Статистическая обработка, анализ и обобщение полученных результатов позволили выделить 4 группы испытуемых по способности принимать решения и эффективно действовать в условиях дефицита времени (табл. 1).

Педагогика и психология

Общая психология

Таблица 1

Средние значения времени принятия решения

№ группы 1 этап 2 этап

1 группа 37 5,5

2 группа 37,5 5,8

3 группа 14,4 4,6

4 группа 28,6 5,1

В первую группу вошли 13 человек, из них 8 женщин и 5 мужчин, улучшивших свои результаты, т.е. работавших более эффективно в условиях ограничения времени. Среднее время принятия решения на каждый ход по этой группе на первом этапе эксперимента составило 37 с, на втором — 5,5 с.

Читайте также:  Виды заботливости - психология

Вторую группу составили также 13 человек, из них 10 женщин и 3 мужчины, ухудшивших свои результаты в заданных условиях ограниченного времени. Их среднее время принятия решения на первом этапе эксперимента составило 37,5 с, а на втором — 5,8 с.

Третья группа, состоящая из 11 человек, в том числе 10 женщин и 1 мужчина, работала эффективно как при ограничении времени, так и без него. Среднее время принятия решения по этой группе на первом этапе эксперимента составило 14,4 секунд, на втором — 4,6 секунд.

В четвертую группу вошли 21 человек, из них 19 женщин и 2 мужчин, работа которых оказалась неэффективной как при ограничении во времени, так и без него. Среднее время принятия решения по этой группе в первой серии эксперимента составило 28,6 с, во второй — 5,1 с.

Больше всего времени на принятие решения затратила вторая группа испытуемых, ухудшившая результаты шахматной игры в условиях ограничения времени, при этом среднее время принятия решения на один ход на первом и на втором этапах оказалось наибольшим среди других групп. А меньше всего времени затратили испытуемые третьей группы, затратившие наименьшее время на принятие решения на обоих этапах эксперимента.

Таким образом, можно сделать вывод: чем меньше человек затрачивает времени на принятие решения в условиях дефицита времени, тем эффективнее он действует.

На следующем этапе эксперимента все испытуемые обследовались с помощью ряда методик: личностный опросник Р. Кетелла, методика выявления робости, нерешительности, методика Шуберта, направленная на исследование готовности к риску, тест «Способность принимать решения» Р.И. Мокшанцева. Рамки статьи не позволяют подробно описать их результаты, поэтому кратко приведем некоторые из них.

Представители первой группы, работавшие более эффективно в условиях ограничения времени, более прямые, откровенные, естественные и непосредственные в своих проявлениях по сравнению с представителями второй группы, ухудшивших результаты работы на втором этапе.

Их отличает также большая степень беспечности, самонадеянности, безмятежности, жизнерадостности. Они склонны экспериментировать, мыслить свободно, быть более радикальными в своих взглядах.

Представителей второй группы отличает больший консерватизм, неверие в оригинальные идеи и решениям.

Сравнение испытуемых по гендерным признакам показало следующее.

У мужчин и у женщин достаточно высокий уровень интеллекта (по Кет-телу), но при этом имеется статистически значимая разница: у мужчин уровень интеллекта выше, чем у женщин.

Имеется также статистически значимая разница по фактору мечтательности и практичности. Они достаточно сбалансированы у тех и других, однако мужчины оказываются более практичными и менее мечтательными, чем женщины.

У испытуемых первой группы наиболее низкий уровень робости, нерешительности и средний уровень готовности к риску.

Можно констатировать, что такие испытуемые способны более эффективно принимать решения в условиях дефицита времени, чем те, которые имеют более высокие показатели робости, нерешительности.

Самый высокий уровень робости, нерешительности наблюдается в четвертой группе, эти испытуемые имеют и наиболее низкий показатель готовности к риску.

Наиболее высокий показатель готовности испытуемых к риску, резко отличающийся от остальной выборки, оказался в третьей группе. Испытуемые быстрее всех принимали решения и на первом, и на втором этапах эксперимента.

Можно сделать вывод: чем выше индивидуальная готовность к риску, тем быстрее и эффективнее принимаются решения как без ограничений во времени, так и в условиях его дефицита.

Можно предположить, что данной категорией испытуемых заданное в нашем эксперименте ограничение времени принятия решения (13,5 с) не воспринимается как дефицит, а просто выступает неким ограничением, достаточным для принятия эффективных решений.

В целом для 72% мужчин внешний контекст (время) оказывается определяющим для эффективного принятия решений, вне зависимости от личностного контекста.

В то же время у женщин эффективность принятия решений зависит от внешнего контекста только в 39% случаев; для них важнее оказывается личностный контекст.

Таким образом, временной контекст оказывается почти в два раза важнее для мужчин, чем для женщин.

Педагогика и психология

Общая психология

Женщины уверенно занимают лидирующую позицию по сравнению с мужчинами в третьей и четвертой группах, что свидетельствует об их большей стабильности и независимости от ограничений во времени по сравнению с мужчинами.

В то же время мужчины занимают лидирующее положение в первой группе, что свидетельствует об их способности более эффективно действовать в условиях дефицита времени по сравнению с женщинами.

По результатам эксперимента в условиях дефицита времени мужчины принимают решения в 2,5 раза эффективнее, чем женщины.

Обобщая результаты эксперимента, можно сделать следующие основные выводы.

Личностный контекст, определяемый через самооценку и высокий уровень готовности к риску индивида, оказывается определяющим для эффективности процесса принятия решений вне зависимости от временного контекста (наличие или отсутствие ограничений во времени).

Временной контекст (ограничение во времени) является определяющим для эффективности процесса принятия решений при определенном личностном контексте. Низкий уровень нерешительности, открытость, самонадеянность, безмятежность, способность к экспериментированию, большая радикальность во взглядах позволяют принимать в этих условиях более эффективные решения.

С точки зрения эффективности принимаемых решений временной контекст оказывается для мужчин почти в два раза важнее, чем для женщин, для которых более важным является личностный контекст.

Библиографический список

1. Вербицкий А. А. Новая образовательная парадигма и контекстное обучение: Монография. М., 1999.

2. Корнилова Т.В. Психология риска и принятия решения. М., 2003.

3. Штомпель Л.А. Время: Культурно-исторический смысл: Дис. … д-ра филос. наук. Ростов-н/Д., 1998.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-osobennosti-prinyatiya-resheniy-vliyanie-konteksta

Путь к себе через принятие своего внутреннего ребёнка

В жизни человека бывают моменты, когда он чувствует, что идёт не тем путем и не знает, каким образом можно выйти на правильный курс.

Страхи и душевные травмы из детства затеняют и закрывают настоящее чувство себя и своё настоящее «я». В итоге — неполная, не удовлетворяющая и унылая картина себя. Это состояние ведёт к попытке что-то изменить. Помощь для этого ищется вовне: кто-то зацикливается на саморазвитии, кто-то ищет необычного партнера. Часто ищущий остаётся недоволен получившимся результатом поиска.

Как человек воспринимает внешний мир зависит в большой мере от того, как он воспринимает себя, т. е. свой внутренний мир.

Страхи уменьшатся и многие душевные раны затянутся в том случае, если произойдет смирение и примирение с прошлым и в то же время будет дана власть настоящему «я», которое спрятано внутри.

Парадокс состоит в том, что проблемы во внешнем мире могут быть решены и побеждены, если фокус внимания будет направлен на решение внутренних проблем. Ребёнок внутри взрослого человека поможет в решении этих проблем. Понимание того, что внешний мир контролировать невозможно и что всё начинается с самого себя — первый шаг на пути исцеления от многих детских травм.

Одна из наград от соприкосновения с внутренним ребёнком — это познать свой первый внутренний мир: открыть творческую сторону себя, игривость, наивность, натуральность. Через эти знания можно узнать и поставить свои настоящие цели, научиться понимать себя, избавиться от тревог, быть более удовлетворенным.

Первый шаг для познания своего внутреннего ребёнка — стать ему родителем. Также необходимо полное принятия себя в детстве. Хороший родитель принимает своё чадо. Стать родителем означает также развить навык сочувствия к себе.

Важно обходиться со своим внутренним ребёнком так, как мы бы обходились с кем-то, кто нам очень дорог, важен и заслуживает нашего сочувствия.

Полное принятие этого важного человека внутри нас и оказание ему внимания там, где ему его в детстве больше всего не хватало, позволит также узнать себя с другой, позитивной, до сих пор неизвестной стороны и тем самым изменить в лучшую сторону внешний мир.

Работа с внутренним ребёнком даёт хорошие результаты людям, находящимся в зависимых отношениях. В большинстве случаев этой зависимостью страдают женщины. По традиционным обычаям и вследствие воспитания девочек, женщинам важны отношения, главная составляющая которых — это эмоциональная связь.

Поэтому они в большей мере готовы приносить всякого рода жертвы со своей стороны, чтобы сохранить эту связь. Сохранять эмоциональную связь и отношения, ухаживать за ними — одно из сильных качеств, которое поддерживает существование нашего общества. Всё же этот женский навык признаётся большинством как слабость.

Сильными качествами признаются навыки мужчины, переданные ему посредством воспитания и признания обществом: сила, независимость личности, власть, финансовая независимость.

Так как с детства женщин учат подстраиватьcя и не быть эгоистичными по отношению к окружающим, то у них больше риска жить в зависимых отношениях с партнёром. Главными признаками таких отношений считаются угождение партнёру во всём и растворение в отношениях, забывая о себе.

Следующая черта этих отношений, почва которой неравноправие в отношениях между мужчиной и женщиной, это распределение ролей — начальник и подчинённый. Как правило начальники не видят в своих подчинённых достойных партнёров.

Для подчинённого же благосклонность властелина очень важна, поэтому он старается любыми способами получить ее.

На почве данных знаний можно прийти к выводу, что склонность к зависимым отношениям у девочек подпитывается с детства. У мальчиков из неполных фамилий, где воспитанием занимается одна мама, может тоже присутствовать тенденция к такой зависимости, так как отсутствует модель поведения отца.

Познакомившись со своим внутренним ребёнком и проявляя к нему хорошие родительские качества, человек из зависимых отношений имеет шанс познать настоящего себя, сделать для себя правильные выводы, взять ответственность в свои руки и встать на свой путь в жизни.

Путь к себе через принятие своего внутреннего ребёнка.

Психолог Вильдт Марина Александровна

Другие статьи, которые могут быть вам интересны:

Источник: https://psycabi.net/psikhologiya-samorazvitiya/8627-put-k-sebe-cherez-prinyatie-svoego-vnutrennego-rebjonka

Принятие самого себя или парадокс психотерапии

Принятие самого себя или парадокс психотерапии

Сегодня я хочу рассказать вам одну тайну, которую знают только психотерапевты и те их клиенты, которые успешно движутся по направлению к обретению себя в новом статусе — в статусе счастливой, гармоничной личности, у которой всё что бы ни задумал, всё получается так, как хотел…

Я сказала, что эта тайна известна тем, кто общается с психотерапевтами или читает книги, написанные лучшими из них…Хотя вот и нет…

Некоторые клиенты психотерапевтов, сколько бы сеансов ни проходили, сколько бы книг ни читали, всё же не понимают этой тайны, сколько им ни говори об этом разными словами. Значит, их время понять это самому — ещё не наступило.

Ведь только так понимаются самые главные вещи — до всего действительно важного ты должен дойти сам.

Эта «главная тайна психотерапии», о которой я вам расскажу, звучит как парадокс и поэтому сбивает с толку. Но самые верные истины — они всегда или же почти всегда звучат именно как парадокс.

Давайте для начала вспомним — что такое парадокс.

Парадокс (от древнегреческого — «неожиданный» или «странный») это верное суждение или имеющая место быть в реальности ситуация, которые несмотря на то, что они верны и реальны, не имеют логического объяснения и звучат обескураживающе.

Парадоксом чаще всего называют именно высказывание, такое, которое расходится с общепринятым мнением и на первый (поверхностный) взгляд выглядит неразумной бессмыслицей.

Самым известным автором самых парадоксальных (и самых истинных) высказываний был знаменитый английский писатель — Оскар Уайльд. Его даже так и называли — Принц Парадокс…

Вот некоторые его афоризмы-парадоксы. Проникнитесь красотой этого уникального жанра, для того, чтобы вполне оценить тот главный парадокс психотерапии, то главное блюдо, которое я пока не спешу подавать.

Оскар Уайльд говорил:

  • «Я не настолько молод, чтобы всё знать»,
  • «У меня непритязательный вкус: мне вполне достаточно самого лучшего»,
  • «У женщин потрясающе острое зрение: они видят всё, кроме самого очевидного»,
  • «Быть естественным — это такая, знаете ли … поза»,
  • «Только поверхностный человек судит о людях не по их внешности»,
  • «Я поверю чему угодно, лишь бы оно было совсем невероятным»…

Итак, вот он — главный парадокс психотерапии:

Принятие самого себя — это начало изменений

Можно переформулировать и так (вполне по-уайльдовски):

«Нежелание менять себя — это начало позитивных перемен в себе»

Смысл этой истины, облечённой в форму парадокса состоит в том, что пока Вы хотите меняться, потому что вы себе не нравитесь, вы меняться и не начнёте, некогда будет.

Вы не начнёте меняться ровно потому, что мысли о том, что «я какой-то не такой», это всё те же старые мысли, старое — неправильное мышление, иссушающее мозг и отнимающее силы.

Человек, который не нравится себе, тратит всю свою энергию, всё здоровье и ресурсы — на то, что в психологи называется термином «выстраивание психологических защит».

Вот какие типичные психологические защиты выстраивают люди, которые недовольны собой и поэтому страдают от комплекса вины или просто от заниженной самооценки. Такой человек :

  • Он постоянно самооправдывается, суетится, расходует силы, врёт.
  • Он скрывает своё «лицо» от других, утаивая истинные черты характера и привычки (Что очень хлопотно и сложно).
  • Или наоборот, он тратит все силы и последние остатки репутации на ещё большее выпячивание, утрирование своих «плохих» черт, с тем, чтобы досадить от злости и отчаяния тем, кто когда-то его не принял. Однажды сделав что-то «не то», он теперь пытается «дорасти» до настоящего монстра, чтобы уж отомстить наверняка тем, кто записал его в монстры загодя.
  • Он компенсирует свои «недостатки», занявшись некоей сторонней «хорошей» деятельностью, очень бурной и изматывающей и совсем ему не интересной, если копнуть глубоко — делает «не ту» карьеру, разрушает здоровье в банальнейшем трудоголизме, строит ненужную ему «идеальную семью», годами терпя рядом нелюбимого супруга.
  • Он подлизывается к окружающим, приносит себя в жертву чужим людям (или своим же родственникам, которые уже задыхаются от его «помощи»), чтобы те не заметили его «недостатки» или относились к ним более снисходительно.
  • Он позволяет себя поучать и собой помыкать — тем, кто раскусил его неудовлетворённость собой и пользуется вовсю его чувством вины…
Читайте также:  Базовые эмоции по изарду - психология

Вы узнали себя или своих знакомых хотя бы в одном из этих портретных набросков?

Перед вами — картина типичной жизни типичных людей. Теперь вы прекрасно понимаете смысл этого парадокса:

«Принятие самого себя есть начало изменений».

Ведь позитивные изменения требуют от нас не только — физических сил, энергии, денег и времени.

Самое главное, чего они требуют — это нашего лёгкого и прекрасного расположения духа, с которым мы должны отправиться в новый для себя (и конечно нелёгкий) путь.

Они требуют оптимизма и радости на нашем лице. А где взять всё это вышеперечисленное человеку, который не принимает себя таким, какой он есть?

Неприятие себя — это пожелание себе смерти (пусть и подсознательное). А как можно сочетать одновременно такие два разнонаправленных пожелания: пожелание себе смерти и пожелание себе счастья в новом статусе?

Реальный пример того, как работает этот парадокс психотерапии

Вы наверное слышали о том, что полные люди не покупают себе много модной и красивой одежды, потому что «собираются похудеть и вот тогда-то и покупать себе модную и красивую одежду».

И вы наверное слышали о том, что рассуждая таким образом, они совершают большую ошибку.

Потому что так полным людям никогда не похудеть!

Вот как работает этот парадокс в жизни!

Полные люди начинают стремительно сбрасывать вес и уменьшать объёмы, вообще приходить в желанную им форму только тогда, когда начинают с любовью одевать себя такого, какой есть прямо вот сейчас.

Не носить балахоны и уродливые недовещи, а придумывать себе исключительный гардероб именно на свой нынешний вес…

Отчего так происходит? Психотерапевты и психиатры — знают, но молчат, тихо смеясь в усы…

Елена Назаренко, Live-And-Learn.ru

Источник: http://www.topsecret.ru/secret/prinyatie-samogo-sebya-ili-paradoks-psixoterapii

Деятельность. Сознание. Личность

Старая психология имело дело только с внутренними процессами — с движением представлений, их ассоциацией в сознании, с их генерализацией и движением их субститутов — слов. Эти процессы, как и непознавательные внутренние переживания, считались единственно составляющими предмет изучения психологии.

Начало переориентации прежней психологии было положено постановкой проблемы о происхождении внутренних психических процессов. Решающий шаг в том отношении был сделан И. М.

Сеченовым, который еще сто лет тому назад указывал, что психология незаконно вырывает из целостного процесса, звенья которого связаны самой природой, его середину — «психическое», противопоставляя его «материальному».

Так как психология родилась из этой, по выражению Сеченова, противоестественной операции, то потом уже «никакие уловки не могли склеить эти разорванные его звенья». Такой подход к делу, писал далее Сеченов, должен измениться. «Научная психология по всему своему содержанию не может быть ничем иным, как рядом учений о происхождении психических деятельностей»66.

66 И. М. Сеченов. Избранные произведения, т. I, стр. 209.

Дело историка — проследить этапы развития этой мысли. Замечу только, что начавшееся тщательное изучение филогенеза и онтогенеза мышления фактически раздвинуло границы психологического исследования. В психологию вошли такие парадоксальные с субъективно- эмпирической точки зрения понятия, как понятие о практическом интеллекте или ручном мышлении.

Положение о том, что внутренним умственным действиям генетически предшествуют внешние, стало едва ли не общепризнанным. С другой стороны, т. е.

двигаясь от изучения поведения, была выдвинута гипотеза о прямом, механически понимаемом переходе внешних процессов в скрытые, внутренние; вспомним, например, схему Уотсона: речевое поведение -> шепот -> полностью беззвучная речь67.

67 I. B. Watson. The ways of the behaviorism. New York, 1928.

Однако главную роль в развитии конкретно-психологических взглядов на происхождение внутренних мыслительных операция сыграло введение в психологию понятия об интериоризации.

Интериоризацией называют, как известно, переход, в результате которого внешние по своей форме процессы с внешними же, вещественными предметами преобразуются в процессы, протекающие в умственном плане, в плане сознания; при этом они подвергаются специфической трансформации — обобщаются, вербализуются, сокращаются и, главное, становятся способными к дальнейшему развитию, которое переходит границы возможностей внешней деятельности. Это, если воспользоваться краткой формулировкой Ж. Пиаже, — переход, «ведущий от сенсомоторного плана к мысли»68.

68 Пиаже. Роль действия в формировании мышления. «Вопросы психологии», 1965, No 6, стр. 33.

Процесс интериоризации детально изучен сейчас в контексте многих проблем — онтогенетических, психолого-педагогических и общепсихологических.

При этом обнаруживаются серьезные различия как в теоретических основаниях исследования этого процесса, так и в теоретической его интерпретации. Для Ж. Пиаже важнейшее основание исследований происхождения внутренних мыслительных операций из сенсомоторных актов состоит, по-видимому, в невозможности вывести операторные схемы мышления непосредственно из восприятия.

Такие операции, как объединение, упорядочение, центрация, первоначально возникают в ходе выполнения внешних действий с внешними объектами, а затем продолжают развиваться в плане внутренней мыслительной деятельности по ее собственным логико-генетическим законам69. Иные исходные позиции определили взгляды на переход от действия к мысли П. Жане, А. Валлона, Д. Брунера.

69 См. Ж. Пиаже. Избранные психологические труды. М. , 1969.

В советской психологии понятие об интериоризации («вращивании») обычно связывают с именем Л. С. Выготского и его последователей, которым принадлежат важные исследования этого процесса.

Последние годы последовательные этапы и условия целенаправленного, «не стихийного» преобразования внешних (материализованных) действий в действия внутренние (умственные) особенно детально изучаются П. Я.

Гальпериным70.

70 См. П. Я. Гальперин. Развитие исследований по формированию умственных действий. «Психологическая наука в СССР». М. , 1959, стр. 441-469.

Исходные идеи, которые привели Выготского к проблеме происхождения внутренней психической деятельности из внешней, принципиально отличаются от теоретических концепций других современных ему авторов.

Идеи эти родились из анализа особенностей специфически человеческой деятельности — деятельности трудовой, продуктивной, осуществляющейся с помощью орудий, деятельности, которая является изначально общественной, т. е. которая развивается только в условиях кооперации и общения людей.

Соответственно Выготский выделял два главных взаимосвязанных момента, которые должны быть положены в основание психологической науки. Это орудийная («инструментальная») структура деятельности человека и ее включенность в систему взаимоотношений с другими людьми. Они-то и определяют собой особенности психологических процессов у человека.

Орудие опосредствует деятельность, связывающую человека не только с миром вещей, но и с другими людьми. Благодаря этому его деятельность впитывает в себя опыт человечества.

Отсюда и проистекает, что психические процессы человека (его «высшие психологические функции») приобретают структуру, имеющую в качестве своего обязательного звена общественно-исторически сформировавшиеся средства и способы, передаваемые ему окружающими людьми в процессе сотрудничества, в общении с ними. Но передать средство, способ выполнения того или иного процесса невозможно иначе, как во внешней форме — в форме действия или в форме внешней речи.

Другими словами, высшие специфические человеческие психологические процессы могут родиться только во взаимодействии человека с человеком, т. е. как интерпсихологические, а лишь затем начинают выполняться индивидом самостоятельно; при этом некоторые из них утрачивают далее свою исходную внешнюю форму, превращаясь в процессы интрапсихологические71.

71 См. Л. С. Выготский. Развитие высших психических функций. М. , 1960, стр. 198-199.

К положению о том, что внутренние психические деятельности происходят из практической деятельности, исторически сложившейся в результате образования человеческого, основанного на труде общества, и что у отдельных индивидов каждого нового поколения они формируются в ходе онтогенетического развития, присоединялось еще одно очень важное положение. Оно состоит в том, что одновременно происходит изменение самой формы психического отражения реальности: возникает сознание — рефлексия субъектом действительности, своей деятельности, самого себя. Но что такое сознание? Сознание есть со-знание, но лишь в том смысле, что индивидуальное сознание может существовать только при наличии общественного сознания и языка, являющегося его реальным субстратом. В процессе материального производства люди производят также язык, который служит не только средством общения, но и носителем фиксированных в нем общественно-выработанных значений.

Прежняя психология рассматривала сознание как некую метапсихологическую плоскость движения психических процессов.

Но сознание не дано изначально и не порождается природой: сознание порождается обществом, оно производится. Поэтому сознание — не постулат и не условие психологии, а ее проблема — предмет конкретно — научного психологического исследования.

Таким образом, процесс интериоризации состоит не в том, что внешняя деятельность перемещается в предсуществующий внутренний «план сознания»; это — процесс, в котором этот внутренний план формируется.

Как известно, вслед за первым циклом работ, посвященных изучению роли внешних средств и их «вращивания», Л. С. Выготский обратился к исследованию сознания, его «клеточек» — словесных значений, их формирования и строения.

Хотя в этих исследованиях значение выступило со стороны своего, так сказать, обратного движения и поэтому как то, что лежит за жизнью и управляет деятельностью, — для Выготского оставался незыблемым противоположный тезис: не значение, не сознание лежит за жизнью, а за сознанием лежит жизнь.

Исследование формирования умственных процессов и значений (понятий) как бы вырезает из общего движения деятельности лишь один, хотя и очень важный его участок: усвоение индивидом способов мышления, выработанных человечеством.

Но этим не покрывается даже только познавательная деятельность — ни ее формирование, ни ее функционирование. Психологически мышление (и индивидуальное сознание в целом) шире, чем те логические операции и те значения, в структурах которых они свернуты.

Значения сами по себе не порождают мысль, а опосредствуют ее — так же, как орудие не порождает действия, а опосредует его.

На позднейшем этапе своего исследования Л. С. Выготский много раз и в разных формах высказывал это капитально важное положение. Последний оставшийся «утаенным» план речевого мышления он видел в его мотивации, в аффективно — волевой сфере.

Детерминистическое рассмотрение психической жизни, писал он, исключает «приписывание мышлению магической силы определять поведения человека одной собственной системой»72. Вытекающая отсюда положительная программа требовала, сохранив открывшуюся активную функцию значения, мысли, еще раз обернуть проблему.

А для этого нужно было возвратиться к категории предметной деятельности, распространив ее и на внутренние процессы — процессы сознания.

72 Л. С. Выготский. Избранные психологические произведения. М. , 1956, стр. 54.

Именно в итоге движения теоретической мысли по этому пути открывается принципиальная общность внешней и внутренней деятельности как опосредствующих взаимосвязи человека с миром, в которых осуществляется его реальная жизнь.

Соответственно этому главное различение, лежавшее в основе классической картезианско-локковской психологии, — различение, с одной стороны, внешнего мира мира, протяжения, к которому относится и внешняя, телесная деятельность, а с другой — мира внутренних явлений и процессов сознания, — должно уступить свое место другому различению; с одной стороны — предметной реальности и ее идеализированных, превращенных форм (verwandelte Formen), с другой стороны — деятельности субъекта, включающей в себя как внешние, так и внутренние процессы. А это означает, что рассечение деятельности на две части или стороны, якобы принадлежащие к двум совершенно разным сферам, устраняется. Вместе с тем это ставит новую проблему — проблему исследования конкретного соотношения и связи между различными формами деятельности человека.

Эта проблема стояла и в прошлом. Однако только в наше время она приобрела вполне конкретный смысл.

Сейчас на наших глазах происходит все более тесное переплетение и сближение внешней и внутренней деятельности: физический труд, осуществляющий практическое преобразование вещественных предметов, все более «интеллектуализируется», включает в себя выполнение сложнейших умственных действий; в то же время труд современного исследователя — деятельность специально познавательная, умственная par exellence — все более наполняется процессами, которые по форме своей являются внешними действиями. Такое единение разных по своей форме процессов деятельности уже не может быть интерпретировано как результат только тех переходов, которые описываются термином интериоризации внешней деятельности.

Оно необходимо предполагает существование постоянно происходящих переходов также и в противоположном направлении, от внутренней к внешней деятельности.

В общественных условиях, обеспечивающих всестороннее развитие людей, умственная деятельность не обособляется от практическо деятельности. Их мышление становится воспроизводящимся по мере надобности моментом в целостной жизни индивидов73.

73 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. , т. 3, стр. 253.

Несколько забегая вперед, скажем сразу, что взаимопереходы, о которых идет речь, образуют важнейшее движение предметной человеческой деятельности в ее историческом и онтогенетическом развитии. Переходы эти возможны потому, что внешняя и внутренняя деятельность имеют одинаковое общее строение.

Психология bookap

Открытие общности их строения представляется мне одним из важнейших открытий современной психологической науки.

Итак, внутренняя по своей форме деятельность, происходя из внешней практической деятельности, не отделяется от нее и не становится над ней, а сохраняет принципиальную и притом двустороннюю связь с ней.

Источник: http://bookap.info/clasik/dsl/gl10.shtm

Ссылка на основную публикацию