Экзистенциальная психология — психология

Теория и практика экзистенциальной психологии: Краткая история

Экзистенциальная психология - психология

Говорить, о том, что такое экзистенциальная психология и психотерапия всегда очень сложно. Дать же четкое определение также проблематично; однако это никоим образом не преуменьшает ценность этого направления в психологии и философии.

Даже наиболее профессиональный и опытный психолог, пожалуй, надолго задумается, прежде чем дать однозначный ответ на такой вопрос, ведь сложность определения происходит уже из самого понятия – что есть «экзистенциализм»? Таким образом, и мы убедимся в этом в дальнейшем – экзистенциальная психология будет иметь несколько определений, во многом зависящих от самого психотерапевта и стиля его работы. Но, дорогие друзья, обо всем по порядку.

Для начала, сделаю важную, очень важную оговорку: несмотря на то, что психология сама по себе достаточно близка к философии, экзистенциальное направление выделяется здесь особенно – в сущности, оно построено на философии и философских же понятиях, таких как «жизнь» и «смерть», «смысл» и «одиночество». И несмотря на то, что эти слова и понятия кажутся нам знакомыми, в экзистенциализме они приобретают абсолютно новый смысл, а вернее сказать, смыслы.

В начале 20-го века в философии господствовали методологизм и гносеологизм, направление которые во многом являлись академической «надстройкой» над философией 19 века и античной традиции.

Циркуляция идей и унификация знания сказывалась на манере «философствования», и многие пытливые умы чувствовали себя некомфортно в подобных условиях.

Именно поэтому на смену «назад к Платону!», появляется новый лозунг: «назад к вещам!», означающий возвращение к онтологии, или к учению о бытии.

Собственно говоря, «бытие» и есть ключевой момент экзистенциальной философии, ведь экзистенциализм хочет понять бытие как нечто непосредственное и преодолеть интеллектуализм как традиционной рационалистической философии, так и науки.

Следуя экзистенциализму, бытие вовсе не эмпирическая реальность и не рациональная конструкция, определяемая научным мышлением, ни «умопостигаемая сущность» идеалистической философии.

Бытие должно и может быть постигнуто интуитивно!

Это бытие в экзистенциальной философии и означается словом «экзистенция», которое значит, прежде всего, уникальное и непосредственно переживаемое человеческое существование. Это существование уникально, неповторимо, феноменально и не похоже ни на кого и ни на что.

Идеи, подобные этим выражались в труда многих мыслителей и до 20 века.

Их имена сегодня хорошо известны публике: это философы Ницше, Шопенгауэр и Кьеркегор, писатели Достоевский, Кафка, Толстой… Как видим, экзистенциальные идеи высказывались нередко в литературной форме, и это – еще одна отличительная черта этого направления от других, когда философия не просто служит для «умозаключений», но и движет персонажами книг и самим сюжетом, наполняя тех же «Братьев Карамазовых» глубоким экзистенциальным смыслом.

Жан-Поль Сартр

В 20 веке, об экзистенциальной философии, как о сложившемся течении заговорили после работ Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса; после Второй мировой появились такие громкие имена как Жан-Поль Сартр или Альберт Камю, чьи романы «Тошнота» и «Чума» соответственно, до сих пор одни из наиболее читаемых романов в мире.

Значит ли это, что «проблемы» экзистенциализма живы? Да, потому что экзистенциализм и есть человек и его жизнь.

А что может быть более актуально для нас, чем наше собственное существование? Какими бы мы не рождались, когда бы не жили – мы все переживаем свое собственное бытие, и философия экзистенциализма – это философия всего человеческого.

В психологию экзистенциализм проник благодаря усилиям вышеупомянутого Карла Ясперса – немецкого психолога и философа, который во многих работах («Общая психопатология» (1919), «Смысл и назначение истории»(1949)) старался пересмотреть существующую методологию и подходы к психиатрии, однако по-настоящему это удалось скромному швейцарскому врачу Людвигу Бинсвангеру. Именно он впервые, под влиянием работ Ясперса и Хайдеггера решается перенести экзистенциальную парадигму в психологическое русло. Результатом стала работа 1924 года – «Экзистенциальный анализ». В то время, стоит отметить, восходил к вершине популярности З.Фрейд, а также другие его ученики, например К.Г.Юнг. Раскол среди психоаналитиков уже произошел, но авторитет Фрейда был по-прежнему велик, его влияние ощущалось в буквально каждой

Людвиг Бинсвангер

психоаналитической работе того времени. И вот, Бинсвангер отказывается от Фрейдовской модели анализа, отказывается от того, что существует нечто, управляющее человеком или создающим его жизнь (будь то влечения, архетипы, устремление к власти).

Он наоборот говорит об уникальности конкретного бытия: «экзистенциальный анализ не предлагает онтологического тезиса о фундаментальном условии, определяющем существование, но заявляет о существующем, то есть сообщает фактические данные, касающиеся реально обнаруживающихся форм и конфигураций экзистенции». За витиеватой формулировкой скрывается настоящий «прорыв»: человек становится не вместилищем механизмов психической активности, не биологическим носителем определенного «начала» – сексуальности, влечений к смерти, жизни и т.д., а чем-то большим – целостностью, которая не поддается сомнению и уникальным существованием, только исходя из которого можно верно понять проблему и симптом пациента, а значит, и исцелить его. Но стоит заметить, что должной популярности работа не обрела, и многие психиатры и психологи даже не слышали о ней, хотя Бинсвангер сделал очень многое для понимания и переосмысления проблем психологии и психопатологии.

Другим ученым, который совмещал экзистенциальную философию и психотерапию, становится другой швейцарец Мерард Босс, который, сперва, мечтал стать художником, однако, послушался отца, и этой мечте не суждено было осуществиться.

Он проходил психоанализ у Фрейда (за анализ Боссу приходилось рассчитываться деньгами, предназначенными на еду, поэтому Фрейду пришлось часть денег Боссу возвращать, чтобы тот не умер с голоду), посещал семинары Юнга, но, по-настоящему его увлекли идеи Бинсвангера и Хайдеггера.

С последним он познакомился после Второй мировой войны, и почти сразу же издает несколько важных работ: «Значение и содержание сексуальных перверзий» (1949), «Введение в психосоматическую медицину» (1954), «Анализ сновидений» (1953), «Психоанализ и Dasein анализ» (1957).

Эти работы заложили основу нового направления экзистенциальной терапии – дазайн-анализ (dasein-анализ), который был близок к анализу Бинсвангера, но в большей степени опирался на некоторые фрейдовские концепции, хотя главным образом был полностью противоположен ему.

Босс понимал под «dasein» метафорическое «нечто высвечивающее», «освящающее», то, что выводит вещи «на свет». Метафора света и высвечивания определяет понимание в дазайн-анализе таких вещей как психопатология, психологическая защита, терапия. Психологическая защита по Боссу это «невысвечивание» отдельных аспектов жизни, а психопатологическая проблема подобна выбору жизни в темноте. Терапия возвращает людей к их базовой светлости и открытости.

Несмотря на эти попытки, экзистенциальная психология и терапия оставались на периферии психологической науки: по-прежнему господствовали психоанализ и бихевиоризм.

Но в какой-то момент, критическая масса сомнений и противоречий достигла своего предела, и появляется «третья сила» – гуманистическая психология, обобщающая сегодня опыт как экзистенциального, так и гештальт-, и феноменологического направлений.

Среди экзистенциалистов у ее истоков стояло сразу несколько людей, которые разрабатывали свои теории в едином ключе, хотя и с определенными отличиями.

Ими были австрийский психиатр, психолог Виктор Франкл, переживший ужас нацистского концлагеря, а также американские психологи Ролло Мэй и Джеймс Бьюдженталь.

Несколько позже свой вклад в развитие экзистенциальной терапии внес Альфрид Лэнгле, со своей собственной концепцией экзистенциального анализа.

Виктор Франкл

Виктор Франкл создал уникальную экзистенциальную «логотерапию» – метод анализа, ориентированный на поиск смысла в жизни человека.

Естественно, что смысл, как и человек – уникальны и сугубо индивидуальны, и психотерапевтический метод Франкла помогает находить смысл (смыслы) во всех проявлениях жизни, даже самых трагических, тем самым создавая стимул к продолжению жизни и переосмысливая собственную жизнь. Главная работа Франкла «Человек в поисках смысла» (1959), до сих пор одна из наиболее читаемых работ по экзистенциальной психотерапии. Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом, я создал логотерапию».

В рамках логотерапии начинал работу и другой известный аналитик Альфрид Лэнгле.

Он говорит о о собственном экзистенциальном анализе, как об отдельном психотерапевтическом методе, который, в отличие от логотерапии Франкла, рассматривается именно как самостоятельная терапия, а не просто как дополнение к традиционной психотерапии. Споры на счет того, кто же из них прав, и чей метод первичен, ведутся до сих пор, что впрочем, не уменьшает ценность каждой из этих практик и теорий.

Действительно значимой фигурой для развития экзистенциализма как альтернативного направления в терапии и психиатрии стал широко известный шотландец Рональд Лэйнг, один из основателей движения антипсихиатрии.

Он рассматривал поведение каждого пациента как выражение личной свободы и отражение опыта или внутренней реальности, а не симптомы заболевания.

В конце – концов, он вообще сомневался в тех психиатрических критериях, отделяющие психическое здоровье от психического расстройства, которые пытается установить академическая психиатрия.

Сейчас же, напрямую перейдем к формированию «последней», если можно так выразиться, экзистенциальной волны, которая наиболее известна и применяема сегодня. Если читатель обратил внимание, до этого, мы сплошь и рядом говорили скорее о аналитическо-экзистенциальном подходе.

Психологический анализ – будь он направленный на поиск смысла, или выяснение собственной экзистенции, «дазайна» и т.д.

– это один из методов, и в экзистенциальной среде, как и среди других психологических направлений, со временем стали развиваться другие методы терапии, – возможно, несколько более «практичные» и доступные для широкой массы клиентов. Это и было возникновение современной экзистенциальной психотерапии.

Ролло Мэй

Ролло Мэй писал: «Для бытия другого человека нет таких понятий, как истина и реальность без его участия в них, сознавания их и наличия какого-либо отношения к ним.

В любой момент психотерапевтической работы можно продемонстрировать, что только истина, которая ожила, стала больше чем просто абстрактной идеей, которая “чувствуется на кончиках пальцев”, только такая истина, которая подлинно переживается на всех уровнях бытия, включая то, что мы называем подсознательным и бессознательным и не забывая об элементах сознательного принятия решения и ответственности, – только такая истина имеет возможность изменить человеческое бытие». Собственно, он первый попытался собрать воедино весь накопленный экзистенциальный материал и свести его единую теоретическую и практическую базу, особенно акцентируя внимание на таких, казалось бы, известных нам понятиях как любовь, воля, смерть, тревога, ненависть, добро и т.д. Характерно, что и Мэй, и многие другие психологи-экзистенциалисты, в отличии от многих фрейдистов, никогда не будут преуменьшать вклад противоположного (если так можно выразится) лагеря: так, размышляя о тревоге, Мэй заметил, что «Фрейд писал на техническом уровне, здесь его гений превзошел всех; возможно, больше, чем все люди его времени, он знал о тревоге. Кьеркегор – гений другого порядка, – писал на экзистенциальном, онтологическом уровне; он знал тревогу». Ключевое понятие, которое разграничивает фрейдистов и экзистенциалистов: «знать о чем-то» и «знать что-то».

Ролло Мэй проторил дорогу вперед, но он был не единственным. Весомый вклад был сделан Джеймсом Бьюдженталем, который является одним из наиболее известных представителей экзистенциально-гуманистической психотерапии.

Основной акцент в своих работах, в том числе главной, «Искусство психотерапевта», он делает на уникальности и целостности жизни, объясняя этот психотерапевтический феномен через понятие «субъективности»: «Мы, люди западной культуры, только теперь начинаем понимать первостепенное значение нашей субъективности. Однако жизнеизменяющая психотерапия занимается именно субъективностью пациента, что и составляет ее самое главное отличие от других видов психотерапии. Это требует неусыпного внимания к внутреннему миру переживаний пациента и понимания того, что самым главным «инструментом» этого внимания является собственная субъективность психотерапевта».

Ирвин Ялом

Читайте также:  Валеология - психология

Ну и, конечно же, несколько слов о моем, не побоюсь этого слова, учителе – Ирвине Яломе. Ялом относится еще к той старой школе, которая сегодня, к сожалению, уже уходит.

Кто придет на их место – и достойны ли будут их последователи – зависит только от нас, молодых психологов, но я уверен, что при таких наставниках, как Ялом или Мэй, мы сможем стать не хуже, а может в чем-то и лучше наших старших коллег и авторитетов.

Главная заслуга Ирвина Ялома, это актуализация проблемы «смерти», а также выделение четырех экзистенциальных данностей: смерти, одиночества, бессмысленности и свободы: «Когда я наблюдаю пациентов в групповой терапии, я руководствуюсь межличностным подходом и полагаю, что пациенты впадают в отчаяние из-за своей неспособности развивать и поддерживать такие отношения с другими людьми, которые приносили бы им радость. Однако когда я действую в рамках экзистенциальной терапии, то руководствуюсь совершенно иным предположением: пациенты пребывают в подавленном состоянии из-за столкновения с жесткими факторами человеческой природы — «данностями» существования».

«Экзистенциальная психотерапия – пишет Ялом, и это является, на мой взгляд, наиболее полной и точной формулировкой данного направления — это динамический терапевтический подход, фокусирующийся на проблемах существования индивидуума». Таким образом, он подводит будто черту, стараясь объединить теории и концепты своих предшественников в единую систему.

Хотелось бы отметить еще одну особенность, на мой взгляд, определяющую как и огромный плюс, так и некоторый минус экзистенциальной психологии и терапии: это ее персонализированность.

Фактически каждый психолог, работающий в этом направлении, сам изобретает собственную терапию и теорию, сам расставляет акценты и суждения, сам творит свою личную философию и творческий стиль работы.

Экзистенциализм более чем другие направления располагают к этому, и не зря Бьюдженталь говорил о том, что психотерапия – не работа, а искусство.

С моей точки зрения – это прекрасно, но с точки зрения академической психологии – это всегда проблематично, ведь без опоры на четкие догматические представления, подобное направление довольно сложно «внедрить» в научный дискурс. Но об этом речь пойдет несколько позже…

Таким образом, надеюсь, я сумел в очень краткой, сжатой форме пересказать основные вехи развития экзистенциальной психологии и психотерапии.

Мне, естественно понятно, что одним эссе невозможно ограничится и дать всеобъемлющую характеристику, но это и не входило в мои планы, я и не претендую в конкретном случае на это.

Куда важнее мне было показать столетний путь экзистенциальной философии и психологии навстречу друг-другу, а также освятить рад важных вопросов, связанных с ними, и дать общее представление, о том, что такое экзистенциализм и в чем сохраняется его феномен: что в 20, что в 21 веке.

Автор Дмитрий Лобачев

Продолжение статьи Соотношение человека и экзистенции: как это работает?

Теория и практика экзистенциальной психологии. Причина невроза и экзистенциальные данности

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Источник: https://psychologies.today/kratkaya-istoriya-ekzistencialnoj-psixologii/

Экзистенциальное консультирование

Экзистенциальное консультирование

Экзистенциальная психология – одно из множества направлений гуманистической психологии, которые объединены одной общей идеей: человек представляется в ней самой большой ценностью, субъектом своей жизни и деятельности, который стремится к саморазвитию и самоактуализации себя как личности.

Человек свободен, одинок и конечен в поисках смысла своего существования. Не в этом ли возможность осознания ценности своей жизни?

Что такое экзистенция?

Экзистенциальная психология как истинно гуманистическое направление придерживается этих общих для всех направлений гуманистической психологии постулатов, привнося, безусловно, и свои уникальные ценности и категории.

Слово «existence», легшее в основу названия этого подхода, произошло от латинского корня ex-sistere, имевшего значение «появляться, выделяться». Таким образом, экзистенция буквально означает «бытие, существование».

А значит, экзистенциальная психология – это направление гуманистической психологии, которое  фокусирует свое внимание на базисных, бытийных проблемах существования личности. В свою очередь, экзистенциальное консультирование – это форма психологической помощи, опирающаяся в своем подходе и методах на базовые категории экзистенциальной психологии.

Основными бытийными категориями жизни человека экзистенциальное консультирование считает:

  • конечность существования отдельного человека, феномен жизни и смерти,
  • свободу как конгломерат ответственности за свою жизнь и воли как деятельного отношения к жизни,
  • изоляцию или одиночество,
  • смысл или бессмысленность человеческого существования.

Эти глубинные данности человеческой жизни, согласно экзистенциальному подходу, определяют вектор и наполнение жизни каждого человека, осознает ли он это, или бессознательно следует их влиянию.

Современное состояние дел в области экзистенциальной психологии, консультирования и психотерапии – некоторая обособленность ее от других психологических подходов. Ирвин Ялом сравнивает ее с «бездомным бродягой, который ничему не принадлежит». Тем не менее, она имеет свои генеалогические корни и «дружественные» ей по ценностям и приоритетам современные подходы психотерапии.

Философские корни

Обычно к экзистенциальной философии относят всех мыслителей, которые имеют дело с категориями бытия, существования, смысла или абсурдности, свободы, ответственности, выбора или одиночества.

Однако, в таком случае экзистенциальная традиция присуща творчеству всех философов – кто же из мыслителей не увлекался столь притягательными для размышлений темами? Да и тема смысла жизни, столь же древняя, как и само человеческое существование, неизменно оставалась в луче внимания творцов всех времен (не только философов).

Основоположником экзистенциальной философии в чистом виде традиционно принято считать Серена Кьеркегора. Датский философ в первой половине XIX века первым обращается к проблеме человеческого существования как самостоятельному феномену. Наблюдая все более упрощающуюся жизнь людей вокруг,

Кьеркегор пытается путем ему доступным (философским) «усложнить» жизнь, показать ее многослойность, смысловую наполненность, внутреннюю противоречивость.

В своем подходе он обращается к категориям отчаяния (как неизменной данности человеческой жизни) и страха (страха смерти и возможности неправильного использования своей свободы).

Кстати, эти категории очень близки современной экзистенциальной психологии.

Пионерские идеи С. Кьеркегора не приобрели популярности у современников, но были развиты другими философами-экзистенциалистами М. Хайдеггером и К. Ясперсом.

Мартин Хайдеггер в своем философском труде «Бытие и время» вводит категорию Dasein (дазайн) – человека существующего, данного, но одновременно и организующего существование.

Эта философская категория повлияла на формирование идеи экзистенциальной философии о том, что человек – это не просто субъект, воспринимающий наличную реальность, но является сознанием, формирующим, создающим эту окружающую реальность.

Хайдеггер продолжает исследование бытийных проблем человека (конечность, временность, страх, тревогу и пр.).

Карл Ясперс утверждает, что существует конфликт между мировоззрением личности (субъекта) и объективной реальностью.

Экзистенциальный страх и тревога перед бытийными феноменами маскируется за рациональными построениями и наслоениями интеллекта человека.

Другими словами, психологическая сущность человека управляется глубинными базисными данностями, принятие которых не удовлетворяется объективной реальностью.

Философские построения Кьеркегора, Хайдеггера, Ясперса в значительной степени повлияли на формирование будущей экзистенциальной психологии, хотя тексты их трудов весьма сложны для понимания психологами-практиками. Вместо традиционной формы философских трудов многие видные экзистенциальные философы использовали форму художественной литературы (М. Бубер, А. Камю, Ж.-П. Сартр, М. де Унамуно).

Экзистенциальный анализ: в противовес психоанализу

Европейские экзистенциальные аналитики – очень разные деятели экзистенциального подхода (М. Босс, Л. Бинсвангер, В. Франкл, Р.Кун, Е. Минковский).

Сошлись они в одном: в сомнении и критике постулатов классического психоанализа (редукционизм, материализм и детерминизм в объяснении человеческой природы).

В противовес фрейдизму и неофрейдизму они выдвигают концепцию феноменологического подхода к личности человека.

Он заключается в восприятии терапевтом феноменов психического мира человека как некой целостности и ценности, не опираясь на предубеждения и предпосылки, которые их искажают.

Однако большого распространения европейский экзистенциальный анализ не получил, исключая, разве что, логотерапию В. Франкла (она несла в себе много прагматичности и практичности, что делало ее весьма удобной для психотерапии).

Гуманистическая психотерапия: родина экзистенциального подхода

Первые попытки отделиться от психоаналитической и бихевиоральной традиций были предприняты в 30-е гг. в США. Расцвет же гуманистической психологии приходится на 60-е и ассоциируется с именами Г. Олпорта, Дж. Келли, К. Роджерса, А.

Маслоу и Р. Мэя. Гуманистическая психология обращала свое внимание на ранее не принимаемые во внимания человеческие качества и возможности: любовь, бытие, «Я», рост, развитие, автономия, ответственность, самоактуализация и им подобные.

Основными постулатами стали:

  • целостность и неделимость человеческой сущности (я не равно сумме его частей, а превосходит эту сумму),
  • внимание к межличностным отношениям,
  • способность человека к самосознанию,
  • способность человека совершать выбор и организовывать свой личный опыт,
  • интенциальность человека (обращенность его в будущее).

Именно гуманистическая психология впоследствии породила такое  самостоятельное ответвление, как экзистенциальная психология.

Итак, генеалогическое древо экзистенциальной традиции в психологии представляет собой достаточно разношерстную группу течений и подходов, которые объединяло:

  • стремление выйти за рамки представления о человеке как о наборе функций, социо- и биодетерминированном существе,
  • желание увидеть те базисные глубины человеческой психики, которые не поддаются анализу прежними способами психотерапии, и войти с ними в контакт,
  • внимание к таким глубоким феноменам экзистенции человека, которые пугают и вызывают отчаяние, но, тем не менее, определяют человеческую психику.

Практика экзистенциального консультирования

Представителями экзистенциального направления в психологии, которые продвигали или продвигают его идеи в практике консультирования и психотерапии, являются Ролло Мэй, Джеймс Бьюдженталь, Ирвин Ялом, Эмми Ван Дорцен.

Некоторые экзистенциалисты-практики (как, например, И. Ялом) считают, что экзистенциальный подход является динамической психотерапией. Это значит, что они признают наличие психодинамики индивида – взаимодействия внутри него сознательных и бессознательных сил и побуждений.

Только в отличие от психоаналитического понимания динамики (как столкновение противоположных инстинктов эроса и танатоса) и неофрейдистского понимания психодинамики (как конфликта между развитием личности и стремлением к безопасности), экзистенциальный подход видит динамику совсем в другом.

Экзистенциальная психология считает, что внутренний конфликт личности — в противостоянии человека и экзистенции, ее бытийных данностей (как то смерти, одиночества, свободы и бессмысленности).

Другими словами, человек осознает эти непреходящие данности, испытывает тревогу и страх и формирует в итоге определенные защитные механизмы, помогающие ему оставаться на плаву.

Современная экзистенциальная психология взаимодействует с такими основными категориями бытия: смерть, одиночество, свобода и бессмысленность.

Как экзистенциальные консультанты работают с проблемой смерти и конечности человека?

Одной из прописных истин, которые человечество усвоило еще на заре своего существование – всё конечно. Человек – не исключение, он смертен и биологически ограничен в своем существовании. Как правило, люди даже смиряются (вроде бы) с осознанием этой истины.

А скорее – предпочитают не задумываться об этом глубинном факте, не видя в этом смысла. В этом случае они существуют в состоянии забвения бытия (по Хайдеггеру), погружаясь в материальный мир, сливаясь с межличностными связями этого мира.

Читайте также:  Кедров, константин александрович - психология

Однако, экзистенция смерти – как это не парадоксально – это мощный психотерапевтический фактор.

Экзистенциальный подход признает отчаяние человека от своей конечности, но утверждает, что именно это отчаяние дает возможность конструктивного отношения к жизни.   «Смерть убивает нас, но идея смерти спасает нас», как говорил И. Ялом.

Таким образом, сознавание своей конечности может запустить процесс внутриличностных изменений, которые, в конечном счете, дадут возможность улучшить нашу жизнь.

Основным инструментом экзистенциального психологического консультирования в этой области есть оказать помощь осознать клиенту то, что он и так знает (потому что базисные истины пропитываю собой все вокруг). А затем – принять идею смерти как катализатора жизни.

Именно благодаря такому подходу к вопросам жизни и смерти экзистенциальная психотерапия эффективна в оказании психологической помощи людям в терминальной стадии соматических болезней. Многие тяжелые (и даже терминальные) физические недуги усиливают ощущение радости жизни, благодарности каждому дню и событию.

В этом случае осознание конечности приходит как бы вынужденно, когда человек четко понимает, что не когда-нибудь в далеком будущем, а, возможно, скоро, он оставит этот мир. Но и в случаях со здоровыми физическими людьми возможен терапевтический эффект при работе с проблемами смерти.

В качестве фасилитирующих методов такой работы экзистенциалисты-практики предлагают следующие

  1. Экзистенциальная шоковая терапия (техника нахождения своей точки на отрезке между жизнью и смертью, техника направленного фантазирования на тему собственной смерти, написания собственной эпитафии или некролога).
  2. Групповая терапия в смешанных группах (здоровые пациенты и терминальные больные).
  3. Акцент на повышении удовлетворенности жизнью и ее психологического качества у пациента. Экспериментально доказано, что у людей, которые довольны своей жизнью, тревога перед смертью ниже, чем у разочарованных жизнью.
  4. Техника работы со сновидениями. Сновидения – один из немногих информативных путей к бессознательному, хранящему тревогу перед конечностью и смертью.
  5. Техника снижения чувствительности к смерти путем неоднократной работы с ней (так называемая десенсибилизация смерти).

Работа с изоляцией: одиночество – как его пережить?

Именно знание о своей смерти открывает человеку понимание того, что он одинок (никто не может умереть вместе с ним). Человек рождается один и уходит из жизни в одиночестве.

И хотя люди социальные существа (то есть ему необходимо подтверждение его другими людьми, что достигается включением в многочисленные социальные группы), сама экзистенциальная природа человеческого существа  предполагает его базисное одиночество.

Преодоление базисной изоляции невозможно, но разделение такой изоляции с другим человеком – это способ компенсировать любовью тревогу от одиночества.
Экзистенциальные техники в работе с изоляцией такие.

  1. Техника исследования своего одиночества, намеренного переживания изоляции искусственным путем.
  2. Акцент на «ненуждающихся» отношениях (то есть когда любовь не становится зависимостью).
  3. Техника работы с патологическими отношениями пациента (агрессивным или, наоборот, жертвенным поведением, зависимостью от отношений и пр.).
  4. Построение реальных искренних отношений терапевт-пациент как вида отношений между людьми.

«Страшная тайна богов и царей: люди свободны» (Жан-Поль Сартр). Работа с ответственностью и волей

Осознание своей конечности и одиночества неизбежно ведет к необходимости принятия ответственности за свою жизнь и воли, чтобы жизнь организовывать. Человеку свойственно выстраивать защитные механизмы, которые не способствуют принятию ответственности (ведь ответственность за происходящее в жизни – тяжелая ноша).

Пациент может переносить ответственность, существовать под властью неких сил, которые управляют им, отрицать ответственность, избегать самостоятельного поведения.
До начала применения каких-либо конкретных техник, терапевт должен исходить в своей работе из постулата, что только пациент и никто другой создал свою жизнь.

Работают с ответственностью и волей в экзистенциальном консультировании так.

  1. Определение способов ухода от ответственности (техника конфронтирущих интервью, предложенная В. Галч и М. Темерлином).
  2. Применение принципа «здесь и теперь» в процессе терапии.
  3. Неструктурированная и не авторитарная терапия (чтобы избежать перенесения ответственности на терапевта).
  4. Работа с волей как не только энергией и решительностью, но и личностным потенциалом (Р. Мэй).
  5. Работа по преодолению экзистенциальной вины как неудачной реализации своих возможностей.
  6. Техника осознания своих желаний и способности хотеть.
  7. Техника работы с решением предпринимать ответственные действия.

В чем смысл жизни? и что делать, если смысла не видно? работа с бессмысленностью существования

Поиск смысла существования и стремление понимать, зачем мы живем – естественная глубинная данность, доступная каждому человеку. Бессмысленность и бесцельность своего существования – распространенная проблема, с которой работают экзистенциально ориентированные практики.  Можно выделить следующие стратегии работы с бессмысленностью.

  1. Внимание к факторам, которые определяют бессмысленность жизни пациента (например, тревоге о смерти, страху перед одиночеством, отрицанию ответственности за происходящее в жизни).
  2. Внимание к усилиям и попыткам пациента творчески проявить свое Я.
  3. Переключение вектора внимания с внутреннего мира, который кажется лишенным смысла, на поиск смысла в окружающем мире.
  4. Помощь в поиске смысла в происходящих якобы случайно трагических или неприятных событиях в жизни.
  5. Вовлеченность терапевта как терапевтический ответ на бессмысленность, усиливающий внимание пациента к вовлеченности в собственную жизнь.

Подводя итоги, можно резюмировать, что экзистенциальный подход в консультировании требует длительной и кропотливой работы психолога или психотерапевта (это связано с глубиной проблем, с которыми он имеет дело).

С другой стороны, успешная экзистенциальная психотерапия позволяет значительно повысить уровень осознанности жизни, встретиться с такими глубинными данностями человеческого существования, как конечность и бессмысленность существования, одиночество, личная свобода. Работа с глубокими уровнями человеческой психики дает достаточно устойчивый результат терапии.

Источник: https://psydom.info/psy-schools/ekzistentsialnaya-psihologiya/ekzistencialnoe-konsultirovanie.html

Экзистенциальная психология / Заметки практического психолога

Экзистенциальная психология / Заметки практического психолога— Экзистенциальная психология —

Экзистенциальная психология – это направление современной психологии, в котором синтезированы различные учения и теории, посвященные психологическим проблемам человеческого существования. В состав современной экзистенциальной психологии чаще всего включают экзистенциальный психоанализ Ж.-П. Сартра и Л.

Бинсвангера, логотеорию и логотерапию В. Франкла, аналитическую экзистенц-психологию М. Босса, экзистенциальную антипсихиатрию Р. Лэнга, экзистенциальную персонологию С. Мадди, экзистенциально-аналитическую теорию Дж. Бьюдженталя и, в первую очередь, психотеологию Р. Мэйя.

Идейными источниками экзистенциальной психологии явились «философия жизни», экзистенциализм и феноменология.

Общая характеристика экзистенциальной психологии как одного из направлений современной психологической науки.

В истории развития экзистенциальной психологии прослеживаются единичные попытки очертить ее собственный предмет. Один из родоначальников экзистенциальной психологии Р. Мэй полагает, что ее основным предметом является жизненный выбор человека. М. Босс и Л.

Бинсвангер дают предмету экзистенциальной психологии более широкое толкование: это психические феномены, возникающие при столкновении человека с «экзистенциалами» – специфическими проблемами человеческого бытия (свободой, ответственностью, потребностью в смысле жизни, любовью, верой).

Достаточно большая группа психологов экзистенциального толка привержены точке зрения, что предмет экзистенциальной психологии – это психологические предпосылки и условия осмысленной жизни (В. Франкл, К. Фабри, К. Попельский).

Те специалисты,   которые в большей мере ориентированы на клинические проблемы, склоняются к мнению, что предмет экзистенциальной психологии – экзистенциальные неврозы и другие формы психопатологии, порожденные экзистенциальными факторами (одиночеством, нигилизмом, крушением веры, бессмысленностью жизни).

Основатель экзистенциальной персонологии С. Мадди высказывает мысль, что предмет экзистенциальной психологии – психологические закономерности формирования личности экзистенциального типа – свободной, ответственной, полагающейся на свои силы.

На современном этапе развития экзистенциальной психологии ее предмет все чаще получает синтетическую, комплексную характеристику. Известный экзистенциальный психолог Ирвин Ялом весьма точно очертил проблемное поле данного направления:

1) психологические проблемы отношения человека ко времени, к жизни и смерти; 2) психологические проблемы свободы, ответственности и выбора судьбы; 3) психологические проблемы общения, любви, веры и одиночества; 4) психологические проблемы смысла жизни и абсурда существования, осмысленного и бессмысленного бытия.

     Уже простое перечисление этих «вечных» проблем указывает на мощные философские корни экзистенциальной психологии. Однако в философских проблемах экзистенциальная психология вычленяет свои собственные аспекты анализа.

Так, к примеру, в проблеме смысла жизни философов привлекает прежде всего содержательный аспект, в то время как экзистенциальная психология абстрагируется от содержания смысла жизни. Психологический анализ направлен на психологические механизмы обретения и психологические последствия утраты личностью смысла жизни безотносительно к его содержанию.

Предмет экзистенциальной психологии, таким образом, вбирает психологические аспекты проблем экзистенциальной философии.

     Во многом схожую характеристику предмета экзистенциального анализа предлагает Эрих Фромм в книге «Человек для себя». Он полагает, что человеческое существование проблематизируют так называемые «экзистенциальные дихотомии» – проблемы, коренящиеся в особенностях бытия человека.

Первая и самая значительная дихотомия – это проблема жизни и смерти, которую осознает и которой панически боится человек. В этой связи он сопротивляется смерти, пытается увековечить и обессмертить себя в разных творениях и поступках.

Вторая экзистенциальная дихотомия заключается в том, что человек абсолютно одинок, но при этом не может обходиться без других людей. Поэтому он вынужден искать с ними союза и кооперации. Третья экзистенциальная дихотомия заключается в том, что человеку от рождения не дан смысл жизни, а он является существом, обретающим смысл.

По этой причине он должен вырабатывать собственное мировоззрение и смысл жизни. Способы решения человеком этих проблем и составляют предмет экзистенциальной психологии.

     Томас Грининг – экзистенциальный психолог «новой волны» – солидарен с такой формулировкой предмета.

Вышеупомянутые области человеческой жизни он называет «проблемными» в связи с тем, что они бросают человеку «экзистенциальный вызов».

Ответ человека на «экзистенциальный вызов» – это всегда выбор им определенного варианта жизненного пути. Поэтому в самом широком толковании предмет экзистенциальной психологии – это жизненный выбор личности.

Итак, первый экзистенциальный вызов – проблема жизни и смерти. Это специфически человеческая проблема, поскольку из всех живых существ только человек осознает свою конечность, смертность. На этот вызов, как и на все остальные, возможны два типа реакции – конструктивная и деструктивная.

Конструктивная реакция приводит к повышению качества человеческой жизни, деструктивный выход из экзистенциальных проблем неизбежно заканчивается развитием экзистенциальной психопатологии и жизненным кризисом.

Конструктивный выход в адаптации человека к проблеме смерти – это утверждение жизни во всех ее формах: в творчестве, в генеративности, в оптимизме и альтруизме.

Ролло Мэй писал по этому поводу: «Чтобы охватить значение своего существования, человеку нужно охватить сперва тот факт, что он может не существовать, что каждую секунду он находится на грани возможного исчезновения и не может игнорировать неизбежность смерти, наступление которой невозможно запрограммировать на будущее».

Перед лицом смерти жизнь становится более важной и осмысленной, человек буквально «влюбляется» в жизнь. Факт неизбежной смерти может также психически надломить человека, что проявится в деструктивном поведении. Сюда входит злоупотребление алкоголем и психотропными веществами, суицидальные проявления, беспорядочные сексуальные связи.

Ролло Мэй утверждает: «Мы боимся небытия и оттого комкаем наше бытие». Чаще всего деструктивный способ решения проблемы выражается в пессимистическом восприятии жизни, фатализме, нигилизме, апатии. Конструктивные и деструктивные реакции на проблему смерти Э. Фромм в свое время соответственно описал как экзистенциальные типы биофилии (стремления к жизни) и некрофилии (влечения к смерти).

Читайте также:  Многоликий контроль, тиран и спаситель... - психология

Рассмотрим психологические признаки некрофилии как одной из наиболее злокачественных форм экзистенциальной аномалии личности. Сразу подчеркнем, что в экзистенциальной перспективе некрофилия трактуется не как половая перверсия, а как глобальная экзистенциальная установка или смысловая ориентация личности.

В таком понимании некрофилия является одной из составляющих «синдрома распада», «который побуждает человека разрушать ради разрушения и ненавидеть ради ненависти». Синдром распада противоположен «синдрому роста», «который состоит из любви к живому, любви к человеку и независимости». Некрофильной личности Фромм атрибутирует некоторые психологические особенности.

Во-первых, некрофилы наслаждаются при виде тотального разрушения и сами часто являются агрессорами и уничтожителями разнообразных форм и проявлений жизни. Ничто так не услаждает их, как ощущение полной власти над кем-либо или над чем-либо. Во-вторых, некрофилы живут прошлым и никогда не ориентируются на будущее.

В-третьих, они лишены эмпатии, эмоционально холодны, в общении с окружающими держатся на большой коммуникативной дистанции. Более того, они стремятся в максимальной степени упорядочить и регламентировать межличностные отношения, сделать их механическими. Они склонны деперсонализировать и дегуманизировать межличностные отношения, обращаясь с другими людьми как с вещами.

Если партнер по общению перешагнет через установленные некрофилом нормы и порядки общения, то будет покаран. Для некрофила характерна установка на силовое разрешение противоречий, поэтому, заполучив в свои руки власть, он не скупится на репрессии и санкции, угнетающие других людей.

Фромм отмечает, «применение силы не является навязанным ему обстоятельствами преходящим действием – оно является образом его жизни». В-четвертых, у некрофила гипертрофирована потребность в безопасности и самосохранении. Он плохо переносит угрозы своему существованию и старается обезопасить себя превентивными мерами нападения.

Он презирает слабых людей, от которых не чувствует исходящей угрозы, и почитает сильных. В отношениях с ними он одержим любовью к педантично-принудительному порядку, который помогает ему редуцировать тревогу. По мнению Фромма, типичными представителями некрофильной экзистенциальной ориентации являются вожди тоталитарных милитаризованных обществ, например: Гитлер, Сталин и др.

Второй экзистенциальный вызов – проблема смысла и абсурда существования. Психологический парадокс человеческой ситуации заключается в том, что инстинкты не подсказывают человеку, как животному, биологический смысл существования.

Мир культуры содержит широкий набор ценностей, которые человек может превратить в смысл индивидуальной жизни, но также не навязывает человеку ни одну из них. Поэтому в каждый момент своей жизни человек оказывается перед выбором смысла и цели существования.

Деструктивный способ решения проблемы смысла жизни приводит к жизненному кризису бессмысленности, который подтачивает психологическое здоровье личности. Личность поражается специфической экзистенциальной патологией –«ноогенным неврозом» (В. Франкл, К. Попельский), «экзистенциальным неврозом» (К. Обуховский, С.

Мадди), «экзистенциальной фрустрацией» (И. Ялом), «экзистенциальной тревогой потери смысла» (П. Тиллих). По мнению исследователей, все эти формы экзистенциальной патологии проистекают из духовных проблем человека, связанных с крушением смысла жизни.

Ядерным симптомом для данной формы экзистенциальной патологии является ощущение бессмысленности существования, состояние «смыслового вакуума». Причиной формирования смыслового вакуума является блокирование потребности человека в смысле жизни, что обозначается термином «экзистенциальная фрустрация».

Если к субъективному ощущению бессмысленности присоединяется клиническая симптоматика, то следует уже говорить об экзистенциальном неврозе. Вот как характеризует это состояние один из ведущих экзистенциальных психотерапевтов В. Франкл: «У каждого времени свои неврозы – и каждому времени требуется своя психотерапия.

Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных.

Сегодняшний пациент уже не столько страдает от чувства неполноценности, как во времена Адлера, сколько от глубинного чувства утраты смысла, которое соединено с ощущением пустоты, – поэтому я говорю об экзистенциальном вакууме…

В отличие от неврозов в узком смысле слова, являющихся, по определению, психогенными заболеваниями, ноогенные неврозы проистекают не из комплексов и конфликтов в традиционном смысле слова, а из угрызений совести, из ценностных конфликтов и – не в последнюю очередь – из экзистенциальной фрустрации, проявлением и воплощением которой может в том или ином случае выступать невротическая симптоматика».

В более поздних работах, посвященных логотерапии – специальной технике исцеления от невроза бессмысленности, В. Франкл существенно дополняет картину симптомов. Помимо снедающего личность чувства бесцельности и бесперспективности собственной жизни, экзистенциальный невроз диагностируется по следующим признакам.

Во-первых, это бесплановость, установка жить день за днем, прожигая жизнь в безделье. Во-вторых, фаталистическая установка к жизни, при которой человек видит себя беспомощным объектом воздействия жизненных обстоятельств.

Третий симптом – коллективное мышление, стремление мыслить шаблонами и маскировать свое мнение под мнение группы, растворяться в толпе. Коллективное мышление избавляет экзистенциального невротика от необходимости принимать собственные решения и нести ответственность за них.

Четвертый симптом – фанатизм, то есть слепое верование в идеологические догмы, поклонение лозунгам, которые хоть как-то заполняют внутреннюю смысловую пустоту жизни.

По клиническим данным Франкла, около 30 процентов случаев из его практики составляют пациенты с признаками экзистенциального невроза, а не какой-либо иной психогении.

Эпидемия экзистенциального невроза бессмысленности расширяется: если раньше неврозом бессмысленности в основном страдало население высокоразвитых капиталистических стран, то в настоящее время эта форма психогенного расстройства охватывает молодежь стран СНГ. Относительную психологическую защищенность населения социалистических стран В.

Франкл объяснял тоталитарным насаждением, внушением, индоктринацией идеологических догм, которые принимались людьми в качестве смысла жизни. Разрушение тоталитарной идеологии расчистило путь для эпидемии невроза бессмысленности среди населения бывших стран социалистического лагеря.

Значительную роль в быстром и широком распространении неврозов бессмысленности играет девальвация у молодежи ценностей и традиций старшего поколения. Разрыв ценностной связи поколений обусловливает высокую уязвимость и податливость современной молодежи неврозу бессмысленности.

Наиболее деструктивные варианты решения человеком проблемы смысла и бессмысленности жизни подробно изложены в экзистенциальной персонологии Сальваторе Мадди. Он утверждает, что «экзистенциальная болезнь» случается с человеком из-за провала поисков смысла жизни.

Мадди предлагает более дифференцированное описание психопатологии бессмысленности, чем кто-либо из клиницистов экзистенциального направления. С его точки зрения экзистенциальный невроз имеет когнитивные, аффективные и поведенческие компоненты.

Когнитивный компонент экзистенциального невроза проявляется в дефиците функций целеполагания, планирования и программирования личностью своего жизненного пути. Как результат – жизненная программа либо отсутствует, либо является аморфной и нереалистической. Жизненная перспектива личности резко сокращается.

Эмоциональное состояние человека, подверженного экзистенциальному неврозу, характеризуется как скука или апатия, переходящая в депрессию. Наконец, поведенческий компонент экзистенциального невроза преимущественно представлен резким угнетением жизненной активности человека. Экзистенциальный невротик тяготится уже самой мыслью о необходимости что-либо сделать со своей жизнью.

Возможно и другое проявление невроза бессмысленности в поведенческой сфере. Негативное реагирование на проблему смысла жизни выражается в попытках человека спрятаться от этой проблемы в суете повседневных и малозначительных дел, в хаотической и неизбирательной активности. Невротик загружает себя работой для того, чтобы смягчить остроту переживания бессмысленности жизни.

Паузы в сумбурной активности обычно доставляют ему массу отрицательных переживаний. Некоторые остановки доводят его до истинно невротических срывов, которые клиницисты называют «неврозами выходного дня». Таким образом, экзистенциальный невроз отличается триадой психических нарушений – в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфере.

В зависимости от выраженности в картине экзистенциального заболевания одного из этих трех компонентов выделяются три формы: нигилизм, крусадерство и вегетативность.

Нигилизм – это форма экзистенциального невроза, при которой гипертрофирован когнитивный компонент бессмысленности.

Нигилизм характеризуется всепроникающей склонностью человека ставить под сомнение и дискредитировать те смыслы, которыми живут другие люди. Стремление нигилиста обесценить возможные смыслы жизни побуждается отчаянием найти что-либо достойное для себя.

Процитируем Мадди: «Он проворно докажет, что любовь не альтруистична, а эгоистична, что филантропия является способом искупить вину, что дети скорее порочны, чем невинны, что лидеры скорее тщеславны и одержимы желанием власти, чем вдохновлены великим видением, что труд не продуктивен, а скорее являет собой тонкий покров цивилизации, скрывающий монстра в каждом из нас» [97].

Вегетативность – это форма экзистенциального невроза, в картине которой утрирован эмоциональный компонент бессмысленности. При вегетативности человек с головой окунается в переживания бесцельности существования.

Аффективный настрой представлен чувством умиротворенности, апатией и скукой, которые перемежаются систематическими депрессиями. Это состояние прогрессирует, и человек все чаще переживает приступы депрессии и дисфории.

Крусадерство – это форма экзистенциального невроза, в картине которого превалирует поведенческий компонент бессмысленности.

Крусадерство распознается по тяге человека к авантюрам и приключениям, немотивированному риску, злоупотреблению разного рода психотропными веществами, беспорядочной активности.

Избыточная, бестолковая и непрекращающаяся активность выполняет функцию защитного механизма, отвлечения от накатывающегося чувства бессмысленности и бесполезности.

Источник: https://psy-lisus.blogspot.ru/2009/02/blog-post_24.html

Экзистенциальная психология

Свое начало берет от экзистенциальной философии, рассматривающей неповторимость бытия человека.

Данное направление использует метод актуализации, позволяющий рассматривать зависимость положения человека от положительного вознаграждения со стороны значимых других, в результате чего заложенный потенциал будет проявляться. Актуализация врожденных потенциалов формирует личность на протяжении всей жизни, ведет к достижению совершенства. При этом многое зависит от поддержки людей.

Метод достижения совершенства отдаляет от влияния других людей, ставя на первое место независимость индивидуума. Экзистенциалисты ставят на первое место желание самого человека, а не природный потенциал. Человек сам способен оценивать свои возможности и руководствоваться своим стремлением. Любое решение приводит к опыту, что в свою очередь запускает дальнейшее движение.

На первом месте стоит стремление к будущему, а не прошлому, поскольку новый опыт приводит к более глубокому пониманию смысла, а не к повторению уже знакомого. Но изменения приносят с собой ощущение тревоги в связи с неизвестностью. Выбор в пользу прошлого также не обходится без волнений из-за упущенных возможностей.

  Пирамида Маслоу

Относительно вопроса стадий развития экзистенциальная психология подчеркивает необходимость осознания себя как уникального человека. На стадии раннего развития ребенок учится  воспринимать себя как выносливого человека зависящего от родителей. Подросток отдаляется от опеки, полагаясь на собственные силы, подготавливая себя к подлинной жизни.

Аутентичный или подлинный стиль жизни характерен для зрелой личности и подразумевает использование своего жизненного опыта при условии изменений жизненных позиций. Гармония и понимание пронизывают людей, чья жизнь аутентична. Они готовы осознавать свои ошибки и исправлять их.

Конформисты напротив, тяжело воспринимают критику, не могут меняться. Отношениям таких людей свойственен налет договоренности. Им тяжело отказаться от прошлого, именно им живут такие люди, неспособные сделать шаг вперед.

Экзистенциальная психология применяется в психотерапии. Одним из ярких представителей терапевтов, использующих экзистенциальный прием является Ирвин Ялом, автор бестселлера «Когда плакал Ницше.

» Отличный врач и талантливый писатель, он в своих рассказах затрагивает вопросы жизни и смерти в психотерапевтическом ключе.

Он писал о пациентах, страдающих от неизлечимых болезней, таких как рак,  и о их переживаниях, сопутствующих на пути к смерти.

  Психоанализ и художественное творчество

Ощущая себя реально живым, исключительным, утонченным человеком можно почувствовать настоящий вкус жизни. Увидеть за пеленой суеты и проблем истинный мир, полный красок, чувств, мечтаний.

Источник: http://www.berdof.com/ekzistencialnaya-psixologiya/

Ссылка на основную публикацию