Метод вольфганга лутэ — психология

Метод Вольфганга Лутэ — Психологос

Метод Вольфганга Лутэ - психология

Вольфганг Лутэ — соавтор И.Г. Шульца по 6-томному руководству.

Метод Вольфганге Лутэ — один из вариантов десенсибилизации с приложением психодинамического и психоаналитического подходов.

Аутогенное отреагирование

Вводит новые элементы в структуру метода — приемы аутогенной нейтрализации: аутогенное отреагирование и аутогенную вербализацию. Эти методы составляют основное содержание 6-го тома руководства по аутогенной терапии.

Для нейтрализации отрицательных переживаний используются приемы «повторения» тех ситуаций, которые и явились причиной психической травмы.

Аутогенная вербализация осуществляется при закрытых глазах, а задачей пациента является рассказ о всех появляющихся в состоянии аутогенного расслабления сенсорных образах.

В методике практического проведения аутогенного отреагирования по Лутэ можно выделить пять основных правил, или условий (Лобзин В. С., Решетников М. М., 1986):

  1. Необходимость перехода от стандартных упражнений к пассивному настрою на зрительные образы;
  2. Ничем не ограничиваемое вербальное описание любого вида восприятия (сенсорных образов);
  3. Принцип психотерапевтического вмешательства в управляемую мозгом нейтрализацию;
  4. Соблюдение или признание внутренней динамики, которая присуща периоду аутогенных разрядов;
  5. Принцип самостоятельного окончания психотерапевтической работы.

На протяжении всего курса аутогенного отреагирования применяются стандартные упражнения. Самостоятельное выполнение аутогенного отреагирования допускается только с разрешения психотерапевта. Интервалы между сеансами составляют 7-10 дней.

Так же как и при психоаналитических сеансах, во время аутогенного отреагирования врач соблюдает полную нейтральность.

Опыт автора показывает, что мозг пациента сам «знает», в какой форме и в каком порядке следует «высказывать материал» при аутогенной нейтрализации. Подчеркивается, что при нейтрализации высвобождается (т. е.

вербализуется ) лишь тот «материал», который мешает нормальной деятельности мозга.

Аутогенная вербализация

Этот прием в значительной степени аналогичен аутогенному отреагированию, однако осуществляется без визуализации представлений. В отличие от аутогенного отреагирования, аутогенная вербализация применяется в тех случаях, когда «мешающий материал» (болезненные переживания) поддается точному описанию.

Вербализация определенной темы (например, «агрессия», «желание», «страх» и т. п.) проводится в состоянии аутогенного расслабления и продолжается до тех пор, пока пациент не заявляет, что сказать ему уже нечего.

При аутогенной вербализации предполагается, что пациент знает «тему», которая содержит «мешающий материал».

По сути, приемы аутогенной нейтрализации представляют собой ассоциативный эксперимент, предложенный еще К.Г. Юнгом для выявления скрытых или подавляемых влечений. Новым является реализация данного приема в состоянии аутогенной релаксации.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/metod-volfganga-lute

Тайна смерти Вольфганга Люта

Тайна смерти Вольфганга Люта

Смерть Вольфганга Люта – одна из самых загадочных историй о немецких подводных асах. Лют, второй по результативности подводник кригсмарине, был одной из известнейших фигур Третьего рейха, и его гибель часто воспринимается с недоумением.

Мог ли этот человек, прошедший сквозь ад подводной войны без единой царапины, закончить свою жизнь столь нелепо — подставив себя под пулю часового военно-морского училища в Мюрвике? Было ли это несчастным случаем, или таким образом он свёл счёты с жизнью – остаётся загадкой и по сей день.

Кавалер Рыцарского Креста с Дубовыми Листьями, Мечами и Бриллиантами капитан цур зее Вольфганг-Август-Ойген Лют, 1913–1945 http://www.ww2historycollection.com

Рейх, май 1945 года.

Страна разрушена, война проиграна – такое положение вещей многих в Германии поставило не только на грань выживания, но и на пик переживаний и стресса. Разрушение идеалов последнего десятилетия и боязнь ответственности за содеянное сделали вопрос «а что же будет дальше?» одним из самых главных.

Многие из политических, административных и военных функционеров Третьего рейха предпочли по примеру фюрера покончить жизнь самоубийством, ещё большее количество задумывалось об этом универсальном способе решения всех проблем.

В подобной ситуации оказался и гросс-адмирал Карл Дениц, ставший преемником Гитлера согласно его завещанию. В своей работе «Режим гросс-адмирала Деница. Капитуляция Германии, 1945» швейцарский историк Марлиз Штайнерт установила, что Дениц тоже не исключал такого варианта для себя:

Мысль об уходе из жизни посещала адмирала, хотя он и не собирался накладывать на себя руки, считая это признанием вины и предпочитая смерть в бою. Будучи человеком долга и дела, Дениц не мог просто так уйти из жизни, как поступил его ближайший соратник адмирал фон Фридебург, застрелившийся 23 мая 1945 года.

Гросс-адмирал Карл Дениц и члены его правительства Альфред Йодль и Альберт Шпеер после ареста http://ww2history.

ru

Тем не менее, смерть от пули часового известного подводного аса и обладателя высших наград Рейха Вольфганга Люта, на счету которого было 46 потопленных судов общим тоннажем за 200 000 тонн, даёт благодатную почву для возникновения версии о своеобразном случае суицида. Биограф Люта Джордан Воуз в своей книге «Подводный ас. История Вольфганга Люта» так описывает инцидент ночью 14 мая 1945 года, когда Лют был убит:

Воуз в своей книге рассматривает обе версии, которые могли стать причиной гибели Люта – как его переутомление и, в результате, рассеянное внимание, так и намеренное желание подводного аса подставиться под пулю часового.

Воуз уделяет внимание каждой из упомянутых версий и склоняется к тому, что версия с самоубийством Люта несостоятельна, и причиной его гибели стала роковая случайность.

Мнение биографа представляется полностью обоснованным, причины же недоверия к версии суицида можно разделить на две группы.

Война ещё не началась — август 1939 года, 1-й вахтофицер подводной лодки U 38 Вольфганг Лют http://www.deutsche-unterseeboote.de

Моральные. Да, Лют был известен своей приверженностью нацизму, открыто пропагандировал его ценности и верно служил существовавшему на тот момент в Германии строю.

Можно предположить, что он не был столь наивен в отношении гитлеровского режима, но разделял, как и большинство немцев, идею сильного лидера, мощного государства и превосходства немцев над другими народами.

Вероятно, что Лют действительно мог не знать всех преступлений нацистов, и что-то для него стало шоком с окончанием войны, но в целом ситуацию, сложившуюся в Германии и на оккупированных территориях, он мог себе представлять.

Кастовость моряков и то, что они нечасто сталкивались с противником лицом к лицу, также могло играть свою роль. Поэтому вероятность сильного морального удара, повлекшего за собой стресс и переживания от проигрыша в войне и крушения идеалов, у Люта допустить можно, но чтобы он был полностью выбит этим из реалий жизни – верится с трудом.

Подводная лодка U 181 возвращается во Францию из своего последнего похода под командованием Вольфганга Люта. На рубке вывешены вымпелы всех потопленных Лютом судов http://www.u-boote.

ru

Лют, как и большинство опытных подводников, имел хорошую подготовку и гибкое мышление, а также был устойчив к стрессам.

Фактически он провёл на фронте подводной войны четыре года, и у него не было замечено нервных срывов или приступов паники.

Как командир боевой субмарины U 9, Лют вышел в поход в первый раз в январе 1940 года и до июня того же года провёл в море 72 дня. Затем наступил перерыв на три месяца, а в сентябре-октябре Лют находился в походах на U 138 ещё 29 дней.

В начале декабря он перешёл на U 43, на которой совершил пять походов (204 дня). Стоит отметить, что за время командования этой лодкой Лют был в вынужденном «отпуске» пять месяцев, когда U 43 из-за халатности затонула прямо у пирса на базе.

С января по сентябрь 1942 года Лют снова имел перерыв в боях, занимаясь испытаниями новой лодки U 181, на которой затем совершил два похода общей длительностью в 335 суток.

При этом первый из них, в 205 суток, стал вторым по продолжительности из всех, совершённых подводными лодками за Вторую мировую.

Всего Вольфганг Лют за свою карьеру командира подлодки провёл в море 640 суток – фактически, около двух лет.

Вольфганг Лют с женой и детьми http://uboat.net

Как гласит первый пункт корабельного устава подводников, «командир – суверен на корабле» – он отвечает за всё и за всех на подлодке.

В критические моменты экипаж смотрит на своего командира – как писал сам Лют, «общеизвестно, что когда вокруг начинают рваться глубинные бомбы, все смотрят на офицеров».

Время, когда лодка подвергалась атаке и переносила бомбёжку на глубине, он называл «войной нервов», которая затрагивала непосредственно командира субмарины и его офицеров. Вольфганг Лют неизменно хорошо справлялся со своей ролью, не позволяя страху и панике брать над собой верх.

За четыре года подводной войны он благополучно пережил не одну критическую ситуацию и не раз смотрел смерти в лицо, но при этом был выдержан и хладнокровен – от побед не пьянел, от неудач в депрессию не впадал. Всё это говорит о его необычайно крепкой нервной системе и хорошем здоровье.

Другой сильной стороной Люта были его моральные качества.

Он был хорошим мужем и отцом (у него было четверо детей), а также лидером в экипажах своих лодок, где нёс на себе ответственность не только за боеспособность своих людей, но и часто вникал в их личные проблемы, наделяя вниманием и опекой. Отчасти это было сформировано внутренними правилами офицеров немецкого подводного флота, где приветствовались взаимовыручка и дух товарищества.

Это фото Вольфганга Люта (слева) сделано весной 1943 года после награждения служившего под его началом инженера-механика лодки U 181 Карла-Августа Ландфермана (в центре) Рыцарским Крестом. Имя офицера, стоящего справа, не известно http://uboat.

net

Именно таким представляется психологический портрет знаменитого подводного аса. Лют принадлежал к людям, которые часто выживают за счёт чувства ответственности перед делом и другими людьми.

Каким бы ни был моральный удар для Люта в мае 1945 года, он имел семью, о которой нужно было заботиться, ему были близки его боевые товарищи, которые также нуждались в его поддержке. Даже уйдя на берег, Лют продолжал считать себя командиром, который несёт за них ответственность.

Не стоит принимать это за пустую патетику – неоднократно подобная ответственность помогала немецким подводникам выжить и реализовать себя в жизни после войны. Поэтому версию самоубийства Люта по моральным причинам можно отмести, как маловероятную.

Форма суицида. Если всё же допустить, что Лют хотел покончить жизнь самоубийством, то при рассмотрении деталей его гибели мы обнаружим несколько очень противоречивых фактов. Получается, что Лют в сведении счётов с жизнью делал ставку на меткость своего часового – то есть, должен был быть уверен, что тот не промахнётся, и, более того, выстрел будет смертельным.

Похоронная процессия следует вдоль строя курсантов военно-морского училища, впереди несут награды http://ww2gravestone.com

Однако после ознакомлении с деталями гибели начальника военно-морского училища в Мюрвике становится очевидно, что осуществление подобных планов было бы слишком сложным.

Время было ночное, шёл дождь и дул сильный ветер, а ввиду проблем с электроэнергией место происшествия вряд ли было хорошо освещено. Сделать смертельный выстрел в таких условиях было по силам только профессионалу, но никак не восемнадцатилетнему салаге, который стоял на часах.

Очевидно, что у часового Матиаса Готтлоба при открытии огня на поражение с большого расстояния шансы не только убить, но и просто попасть в цель были минимальны.

В своём предполагаемом желании быть убитым Лют мог надеяться только на слепой случай: Готтлоб, согласно Воузу, выстрелил даже не целясь, чтобы напугать нарушителя издалека, иначе, стреляя с близкого расстояния, он имел шанс перед открытием огня на поражение узнать своего командира.

Стоит отметить, что в 1944 году подобным способом покончил жизнь самоубийством коллега Люта, известный подводный ас Вернер Хенке, но случай с ним кардинально отличается от произошедшего в Мюрвике.

Хенке испытывал моральное давление со стороны американской разведки, пытавшейся сломить его упрямство в нежелании сотрудничать с американцами. Они пригрозили Хенке передачей его в руки британцев, которые якобы горели желанием расправиться с ним за потопление лайнера «Керамик».

Читайте также:  Бизнес-план - психология

В результате Хенке днём открыто попытался «совершить побег» из лагеря военнопленных, войдя в запретную зону у ограждения, и был застрелен часовым, так как не реагировал на его предупреждения. Вольфганг Лют, чтобы решиться на подобный роковой шаг, никакого давления со стороны не испытывал.

Разумеется, случай сговора начальника училища со своим часовым с целью убийства выглядит абсолютной фантастикой, поэтому не может быть принят во внимание.

Мемориальный камень на месте гибели Вольфганга Люта на территории училища в Мюрвике http://ww2gravestone.com

В случае необходимости подводный ас мог бы прибегнуть к более верному способу – к примеру, пойти по пути адмирала фон Фридебурга и воспользоваться своим личным оружием.

Очевидно, что гибель Люта от пули часового была случайностью или цепью нелепых случайностей, которые столь подробно описывает Воуз в своей книге. На тот момент Лют действительно мог быть не лучшей физической и нервной форме – его внимание могло быть рассеянным, а действия неуверенными.

Ввиду плохой погоды он мог вовремя не услышать криков часового и не назвать ему пароль – «Танненберг»…

* * *

Разгром и капитуляция Германии для Вольфганга Люта вряд ли являлись причинами, чтобы вынести самому себе смертный приговор.

У него была большая семья и над ним не витала тень обвинения в военных преступлениях, поэтому он имел шанс начать после войны новую жизнь.

Именно поэтому версия о его самоубийстве представляется весьма сомнительной, и трудно не согласиться с мнением коллеги Люта Петера Кремера, который написал в своих мемуарах, что это было «трагическое недоразумение, несчастный случай».

Список использованной литературы:

  1. Д. Воуз. Подводный ас. История Вольфганга Люта – М.: «АСТ», 2001
  2. М. Штайнерт. Режим гроссадмирала Деница. Капитуляция Германии, 1945 – М.: «Центрополиграф», 2011
  3. P. Cremer. U-Boat Commander – United States Naval Inst., 1987
  4. C. Blair. Hitler's U-boat War. The Hunted, 1942–1945 – Random House, 1998

Источник: https://warspot.ru/4334-tayna-smerti-volfganga-lyuta

Вольфганг Келер

Вольфганг Келер

Вольфганг Келер родился 21 января 1887 г. в Эстонии, в Ревеле (Таллин), в семье директора школы и домохозяйки. Его детство прошло в Германии. Обучаться он также начал в одной из германских школ. Келер получил блестящее образование в университетах Тюбингена, Бонна и Берлина. В 1909 г.

, когда Вольфгангу исполнилось 22 года, он получил степень доктора философии в области психологии в университете Берлина и вплоть до 1935 г. возглавлял Институт психологии в Берлине. Начало научной деятельности Келера также приходится на 1909 г. В период с 1913 по 1920 г.

Вольфганг Келер от Прусской академии наук возглавлял исследовательскую работу по изучению поведения человекообразных обезьян на острове Тенерифе. По окончании своих наблюдений Вольфганг написал книгу «Исследование интеллекта человекообразных обезьян» (1917). В 1922 г.

, после серии блестящих экспериментов по изучению восприятия и интеллекта шимпанзе, которые принесли Вольфгангу Келеру международное признание, был назначен директором Института психологии при Берлинском университете. В этом институте Келер продолжал основанные на теории гештальта исследования и в 1929 г.

опубликовал труд «Гештальтпсихология» — манифест школы гештальтпсихологии, созданной им совместно с Куртом Коффкой и Максом Вертгеймером. В 1938 г. Келер пишет книгу «Роль ценностей в мире фактов» В 1935 г. Келер подал в отставку в знак протеста против вмешательства нацистов в дела университета и эмигрировал в США. В 1955 г.

он стал сотрудником Института перспективных исследований в Принстонском университете, а в 1958 г. — профессором психологии Дартмутского колледжа. Умер Келер в Энфилде (шт. Нью-Гэмпшир) 11 июня 1967 г.

Основные положения теории Вольфганга Келера

Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию инсайта (озарения).

Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути.

Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы двухфазными, так как состояли из двух частей.

В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, которое было необходимо для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели, например для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

Эксперимент должен был помочь понять, каким способом решается задача — происходит ли слепой поиск правильного решения (по методу проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию. Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т.е.

происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию.

Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления.

Келер провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей.

Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами, например, им предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу.

Для достижения цели дети включали в гештальт со шкафом лестницу, если лестницы не оказывалось, были использованы другие предметы: ящики, стол со стулом.

Келер считал, что психическое развитие связано с переходом от схватывания общей ситуации к ее дифференциации и формированию нового, более адекватного ситуации гештальта. Опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит инсайт.

Источник: https://psyera.ru/volfgang-keler-bio.htm

Вольфганг Кёлер

Вольфганг Кёлер

Родился: 21 января 1887, Ревель, Эстония; скончался: 11 июня 1967, Нью-Гемпшир, США.

Интересы: Общая, экспериментальная психология, психофизиология и сравнительная психология, философия психологии и теоретическая психология.

Образование: доктор философии, Берлинский университет, 1909.

Профессиональная деятельность: научная станция исследования антропоидов, Канарские острова, 1913-20; психологическая лаборатория Берлинского университета, 1920; профессор Геттингенского университета, 1921; заведующий кафедрой психологии Берлинского университета, 1922-3 5; лекции Вильяма Джеймса, Гарвард, 1934; профессор Суотморского колледжа, 1935-58; профессор-исследователь, 1946; награда «За выдающийся научный вклад» АРА, 1957, президент АРА, 1958; Гиффордские лекции в Эдинбургском университете, 1958; почетный житель Берлина, 1965; почетный президент Немецкого психологического общества, 1967; почетные докторские степени Пенсильванского, Чикагского, Фрейбургского, Мюнстерского Тюбингенского, Упсальского университетов и Суотморского и Кенионского колледжей; член Американской академии наук и искусств; член Американского философского общества; член Национальной академии наук.

Основные публикации

1913 Uber unbemerkte Empfindungen und Urteilstauschungen (Unnoticed feelings and misjudgements). Zeitschrift fur Psychologie, 66, 51-80.

1917 Intelligenzprufung an Menschenaffen. (The mentality of apes, English translation, Harcourt Brace, 1925.)

1929 Gestalt Psychology. Liveright (rev. edn, 1947).

1938 The Place of Value in a World of Facts. Liveright.

1958 The present situation in brain physiology. American Psychologist, 13,150-154.

1965 Unsolved problems in the field of figural after-effects. Psychological Record, 15, 63-83.

1969 The Task of'Gestalt Psychology. Princeton University Press.

Рекомендуемая литература

Asch S. E. (1968) Wolfgang Kohler: 1887-1967. American Journal of Psychology, 81, 110-119.

Henie M. (1978) One man against the Nazis—Wolfgang Kohler. American Psychologist, 33, 939-944.

Вольфганг Кёлер был одним из основателей гештальт-психологии. Его опыты с человекообразной обезьяной по кличке Султан известны любому студенту-психологу. Опыт включал в себя задание, в котором обезьяне требовалось соединить два шеста, чтобы достать банан.

Этот эксперимент сформировал основу для Кёлеровской идеи «инсайта в научении» — неожиданного осознания нужных взаимосвязей.

Работая с человекообразными обезьянами и цыплятами Кёлер также показал, что животные способны к восприятию взаимосвязей, реагируя на больший или более яркий из двух стимулов и отвергая даже тот стимул, на который они были натренированы.

Гештальт-психологи назвали данный феномен «законом транспозиции» и использовали его, когда критиковали бихевиоризм за то, что тот уделяет слишком большое внимание одиночным раздражителям и пренебрегает молярными аспектами ситуаций-стимулов.

В 1917 Кёлер опубликовал работу Intelligenzprofungen an Menschenaffen. Эта книга была переведена на английский и французский языки и вызвала большой интерес у образованной публики.

В ней описывались опыты Кёлера с животными, проведенные с позиций гештальта; особое внимание обращалось на формирование неожиданных связей в рассудочных и мыслительных процессах — «Ага!-феномен» — где научение играет минимальную роль и особенно хорошо проявляется перцептивная природа решения задач.

Будучи студентом, Кёлер испытал большое влияние Макса Планка и в течение всей своей жизни считал, что физика в конечном счете объяснит биологические процессы, а биология, в свою очередь, даст ответы на вопросы психологии.

Изучая акустическое и зрительное восприятие и иллюзии, Кёлер открыл некоторые регулярности и на их основе постулировал существование нейронных полей мозга, ответственных за различные феномены восприятия.

Он усовершенствовал Вертхаймеровскую концепцию «психофизического изоморфизма», постулируя существование макроскопических зональных процессов, заключающихся в том, что нервные импульсы, возникающие в одной точке мозга, распространяются в дистальном направлении.

Эти психохимические особенности нервной ткани формируют органические корреляты таких гештальт-концепций, как группировка, сегрегация, точность и замыкание.

Группировка описывает восприятие объектов, находящихся близко друг от друга в зрительном поле, которые воспринимаются как группы объектов, а не как некоторое количество несвязанных предметов. Точность — другой гештальт-принцип, утверждающий, что перцепция происходит в отношении формы, наиболее узнаваемой при данных обстоятельствах. Замыкание описывает тенденцию к восприятию неполной фигуры как целостной, например, разомкнутого круга как целого.

Кёлер пользовался большим влиянием среди ученых. Он был одним из основателей и редакторов журнала Psychologische Forschung. Его книга Gestalt Psychology, опубликованная в 1929 и переизданная в 1947, считается наиболее важным изложением позиций этого движения.

Кёлер был талантливым писателем и оратором. Подвергая опасности собственную жизнь, он несколько лет противостоял нацистам, угрожавшим закрыть его Психологический институт при Берлинском университете.

В 1935 в возрасте 48 лет он эмигрировал в США, где пользовался известностью как учитель и гуманист в течение более чем трех десятилетий.

Фрэнк Весли

Источник: http://www.psychology.ru/whoswho/Wolfgang_Kohler.stm

Раздел «Глава 7 Проблемы руководства»

Раздел «Глава 7 Проблемы руководства»

Проблемы руководства

«Не забывайте: обязанность командира – сохранять веру в своих людей. Он должен быть полон решимости продолжать доверять им, даже если они его подводят.

И в одном мы имеем огромное преимущество над англо-американцами: наши молодые люди пылают желанием схватиться с врагом.

И поскольку они объединены национал-социалистическим духом и ведомы революционным пылом, они с радостью снова и снова будут идти в атаку.[55] Но мы обязаны уважать их, и мы должны любить их».

Такими словами Вольфганг Лют завершил свою лекцию «Проблемы руководства на подводной лодке», которую он прочитал в 1943 году на конференции офицеров Кригсмарине в Веймаре, посвящённой проблемам военного руководства.

Если бы человек, подобный Люту, вздумал оставить наследство, такая лекция и была бы этим наследством.

Это часть легенды о Люте, которая намного пережила его самого, сохранившись в записях, рапортах, воспоминаниях, документах и рассказах.

Хотя лекция «Проблемы руководства» была написана довольно несвязно и непоследовательно, в этой работе Лют сумел передать суть своего метода командования.

Сделав это, он показал себя с наилучшей стороны, так как был командиром, который заботился о благополучии своих подчинённых.

И одновременно Лют показал себя и с наихудшей стороны, так как оставался последовательным фашистом, полностью разделяющим идеи Адольфа Гитлера.

В «Проблемах руководства» Лют разъяснил и проиллюстрировал примерами свой уникальный стиль командования. В одном аспекте этот стиль был по-настоящему революционным, хотя основывался на обычном здравом смысле. Заботьтесь о своих подчинённых, и они будут заботиться о вас. После войны это стало всем очевидно, и теперь командиры просто не могут думать иначе.

Но для большинства германских офицеров того времени, как старых, так и молодых, это было совершенно неожиданно. Они даже не представляли, что нужно «любить» своих матросов или заботиться о них. А уж представить себе их в качестве большой семьи, в которой капитан играет роль отца, было вообще немыслимо.

Слишком часто капитаны добивались успеха, хотя команды не то что не любили их, а прямо-таки ненавидели.

Читайте также:  Великодушие - психология

Трудно сказать, когда стиль Люта принял законченные формы. Он всего лишь несколько дней командовал U-9, но собрал экипаж на мостике, чтобы показать потопление «Фландрии». В Лориане Лют организовал конные прогулки для экипажа. Он ухитрился отметить день рождения одного из матросов прямо во время битвы с конвоем. Со временем Лют отточил свой стиль.

Он основывался на необходимости «держать экипаж счастливым». Эта необходимость росла пропорционально длительности срока пребывания лодки в море. Жизнь на борту германской подводной лодки была очень тяжёлой, но всё-таки короткие походы переносить было легче. Неделя – другая в море, один – два потопленных корабля – и впереди приятный отпуск во Франции. Это поддерживало моральный дух экипажа.

Совсем иначе обстояло дело в долгих походах.

Первые походы Люта на U-9 и U-138 были короткими, они длились 1 – 2 недели. Лишь когда стал командиром U-43, продолжительность походов начала измеряться месяцами. Критический момент наступил вскоре после 2 августа 1941 года. В этот день U-43 отправилась в долгий поход, который оказался неудачным.

Именно тогда Лют понял что в первую очередь нужно обращать внимание на состояние экипажа, а не на цифры потопленного тоннажа. Этот поход стал горьким уроком для всех. В течение полных 6 недель лодка бороздила воды Северной Атлантики. Свежая провизия подошла к концу. Двигатели начали барахлить. Аккумуляторные батареи тоже начали садиться.

Запасы топлива заметно сократились, погода испортилась. А лодка не потопила ни единого судна…

Исключая единичный выход в море в мае 1940 года, который длился всего 6 дней, Лют ещё ни разу не возвращался из похода, не потопив ни одного судна. Обычно он топил несколько кораблей. А вот теперь он ничего не сумел сделать. Причин тому было несколько. Самой главной была «Ультра».

То, что англичанам удалось расшифровать германские военно-морские коды, оказало огромное влияние на весь ход войны на море. Например, расколотый шифр «Хаймиш» использовался для передачи информации из штаба подводных сил во Франции лодкам в море.

С помощью машины «Энигма» и кодов, полученных в мае на U-110, англичане читали эти радиограммы почти так же быстро, как и законные адресаты. Каждый раз, когда штаб подводных сил нацеливал U-43 на конвой, тот немедленно изменял курс.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что количество судов, потопленных германскими лодками летом 1941 года, оказалось очень небольшим. Страницы бортового журнала U-43 остались такими же пустыми, как и море вокруг лодки.

Другой причиной неудачи Люта стало увеличение числа американских кораблей на маршрутах следования североатлантических конвоев. К концу лета 1941 года американский флот сопровождал корабли под любым флагом в западной части Северной Атлантики.

По приказу Адольфа Гитлера подводные лодки должны были избегать столкновений с ними.

Деницу это не нравилось, однако он был бессилен что-либо изменить, тем более что американские корабли не получили аналогичного запрета на действия против германских лодок.

14 августа в 450 милях южнее Гренландии был замечен конвой, Лют определил, что его сопровождают тяжёлый крейсер типа «Сан-Франциско» и линкор типа «Миссисипи». В течение часа он следовал параллельным курсом, «любуясь линкором и большими пароходами», а потом отвернул прочь.

Ничего больше он сделать не мог – Соединённые Штаты пока ещё оставались нейтральной страной. 11 сентября случилось то же самое. U-43 заметила 3 эсминца и крейсер, следующие на юг.

Она приготовилась выпустить торпеды, но в последний момент крейсер был опознан как американский типа «Пенсакола».

Президент Рузвельт правильно предположил, что присутствие этих кораблей в составе конвоев не заставит Гитлера пойти на объявление войны. Но это была игра с огнём, рано или поздно германская лодка могла атаковать американский корабль.

Рано утром 4 сентября американский эсминец «Грир», получив сообщение от британского самолёта, начал выслеживать U-652. «Грир» не атаковал лодку, но самолёт сбросил несколько глубинных бомб на неё.

Командир U-652 Георг-Вернер Фраатц предположил, что это сделал «Грир», и выпустил в него 2 торпеды. В ответ «Грир» действительно атаковал U-652 глубинными бомбами. И атака, и контратака цели не достигли.

Рузвельт назвал действия U-652 актом пиратства и заявил, что любой германский корабль, вошедший в американскую оборонительную зону, будет атакован.

15 октября произошёл более серьёзный инцидент. U-568 атаковала и повредила американский эсминец «Кирни», который сопровождал британский конвой. Соединённые Штаты выразили своё возмущение.

Уже после этого 31 октября командир U-552 Эрих Топп атаковал и потопил американский эсминец «Рубен Джеймс», на котором погибли 115 человек.

Соединённые Штаты все ещё сохраняли нейтралитет, однако со дня гибели «Рубена Джеймса» они фактически находились в состоянии войны с Германией.

Третья причина плохого результата крылась в неудачном стечении обстоятельств. Через день после того как Лют отказался от преследования крейсера типа «Пенсакола», который сопровождал идущий на восток конвой SC-42, он выпустил 6 торпед по 3 судам этого конвоя, но по разным причинам все они прошли мимо.[56]

«Проблемы руководства» в основном описывали стиль командования Люта, который проявился после того, как он стал командиром U-181. Четырёх– и шестимесячные плавания дали ему достаточно времени обдумать всё это.

Однако в своей книге «Boot Greift Wieder An» он посвятил целую главу «светлой стороне» жизни на борту U-43. Лют описал те способы, с помощью которых он пытался облегчить жизнь экипажа во время долгого похода.

Он начинает с игры в словарь: две команды пытаются запутать друг друга в определении значения редких и непонятных слов. Он беседует с матросами, зачитывает им новости, обсуждает их,[57] рассказывает о различных сторонах жизни моря – о рыбах и птицах, о фосфоресценции воды, о полярных сияниях.

Лют поощрял индивидуальное чтение, групповые дискуссии, всякого рода хобби. Один из членов экипажа отлично делал модели подводных лодок из дерева, и Лют держал такую модель у себя дома.

Много внимания Лют уделял музыке. Подводники очень любили во время похода слушать музыку. Она успокаивала издёрганные нервы. Хотя для нас прослушивание грампластинок после того как взорвалось и сгорело торпедированное судно может показаться шокирующим.

Николас Монсаррат в предисловии к книге Гейнца Шеффера «U-Boot 977»[58] пишет: «Оно было потоплено в Северной Атлантике, разломившись пополам во время шторма. Разумеется, экипаж не получил предупреждения.

Имело место обнаружение, преследование, палец на кнопке пуска и сладкий момент гибели». И только. Когда всё закончилось, автор рассказывает нам, что спасшие моряки были оставлены на верную смерть, а пожары торпедированного судна погасило само море.

«А мы поставили пластинку на граммофон и слушали старые песни, навевавшие мысли о доме».

Музыка стала составной частью жизни на борту U-43, причём не только как средство развлечения, но и как инструмент командования. Каждый раз, когда лодка выходила в море, играли песню «Englandlied» («Мы плывём сражаться с англичанами»), за которой следовала «Heute Stehen Wir ins Blaue Meer» («Сегодня мы вышли в открытое море»).

Лодка возвращалась в порт под звуки «Blaues Boot, Bring Mich Wieder in die Heimat» («Голубая лодка, унеси меня обратно домой»). Огромной популярностью в годы войны на германском радио пользовались концерты по заявкам. Многие лодки, в том числе и U-43, переняли эту форму, используя свои коллекции пластинок.

Герберт Кручковски собирал заявки членов экипажа и запускал записи через громкоговорители. Песни чередовались маршами и отрывками из классики. Лют особенно любил её. Каждую мелодию предваряли несколько слов о композиторе. «И тогда матросы слушали отрывок с большим вниманием».

Завершала концерт, разумеется, «Лили Марлен» – самая любимая песня в годы войны по обе стороны фронта.

С помощью всех этих мер – концертов, игр, дискуссий – Лют старался поднять дух экипажа и победить усталость. «Однако настоящее счастье приходит после того, как выпущена последняя торпеда и лодка берёт курс домой. Тогда экипаж собирается в центральном посту или в носовом отсеке и поёт. Siegeswimpel[59] вырезаны, подшиты и раскрашены, экипаж начинает обсуждать планы на предстоящий отпуск».

Но после долгого и утомительного похода в конце лета 1941 года поднимать вымпелы не пришлось. U-43 вернулась в Лориан 23 сентября и сразу отправилась на верфь для ремонта. Через неделю родился второй ребёнок Вольфганга и Илзе Лют – дочка, которую назвали Ильзке.

В нашей электронной онлайн библиотеке вы можете бесплатно и без регистрации прочитать «Подводный Ас. История Вольфганга» автора Джордан Воуз на телефоне, андроиде, айфоне, айпаде. Сейчас вы находитесь в разделе „Глава 7 Проблемы руководства“ на странице 1. Приятного чтения.

Источник: https://read24.ru/b/2557/10.html

Кёлер Вольфганг

Кёлер Вольфганг

Кёлер Вольфганг (21.01.1887 — 11.06.1967) — немецкий психолог, один из основателей гештальтпсихологии. В 1910-х гг., проводил исследования на экспериментальной станции на о.

Тенерифе (Канарские острова) по проблеме мышления человекообразных обезьян, в результате которых показал, что у человекообразных обезьян, и даже у животных менее развитых, мышление осуществляется не просто путем слепых проб и ошибок, осуществляемых в практическом плане (как считалось в бихевиоризме), а основано на мысленном представлении хода решения задачи.

В основе такого решения им усматривался процесс образования в зрительном поле животного целостной структуры, или «хорошего гештальта».

В дальнейшем, в своих теоретических работах Кёлер сформулировал вывод об образовании гештальтов не только в сознании, но и на уровне физиологии и физики, что позволило ему примкнуть в решении психофизической проблемы к сторонникам концепции антилокализационизма. После эмиграции в 1935 г. в США изучал электрофизиологические основы процесса образования гештальтов.

Кёлер — немецкий психолог, заложивший вместе с М. Вертхеймером и К. Коффкой основы гештальтпсихологии. Профессор психологии и философии в Гёттингенском и Берлинском (с 1922) университетах, директор института психологии в Берлине. С 1935 в США; профессор Суотморского колледжа в Принстоне.

Широкую известность получили работы Кёлера на зоологической станции острове Тенерифе (в 1913-40) по исследованию интеллекта человекообразных обезьян.

Кёлер пришёл к выводам: 1) у шимпанзе имеется разумное поведение того же рода, что и у человека; разница в поведении шимпанзе и человека лишь в степени сложности формы или структуры поведения; 2) последняя представляет собой некоторую целостную структуру действий (гештальт), возникающую в связи со зрительным восприятием ситуации;

3) природа этого восприятия есть целостное, несводимое к отдельным элементам симультантное «схватывание» отношений (инсайт).

Стирание у Кёлера принципиальных различий между интеллектом человека и антропоидов было подвергнуто критике в последующем развитии психологии. Для работ Кёлера 1940-60-х гг. характерно стремление установить структурную общность физических и психических явлений.

Кёлер пытался доказать, исходя из ошибочных натуралистических позиций, принцип изоморфизма физико-физиологической структуры мозга и психических процессов, в частности вывести гештальтистски понимаемые закономерности психики непосредственно из анализа электрической активности мозга.

Биография Вольфганга Кёлера

Вольфганг Кёлер родился 21 января 1887 г. в Ревеле (ныне — Таллин). Его отец был учителем в частной школе, которую содержала местная немецкая община. В семье царил культ образованности. Старший брат Вольфганга, Вильгельм, с которым его связывала тесная дружба, посвятил себя науке. Четверо сестер также получили неплохое образование — медицинское и педагогическое.

Читайте также:  Интервью - психология

Когда Вольфгангу Кёлеру исполнилось пять лет, семья перебралась в фатерланд. Образование он получил в университетах Тюбингена, Бонна и Берлина.

В те годы немецкая система высшего образования выступала эталоном для всего мира. Студенческие вольности в ней сочетались с высочайшим уровнем преподавания и строгими экзаменационными требованиями.

О немецких студентах той поры рассказывают: треть из них не выдерживала напряженной учебы и кончала нервным расстройством, другая треть бежала от академических строгостей в бесконечные пивные пирушки и кончала алкоголизмом, зато еще одна треть получала-таки блестящее образование и в итоге творила судьбы Европы.

Кёлер явно принадлежал к последней трети, хотя никогда особо не стремился стать творцом истории. Его привлекала наука.

В университетах Кёлер получил фундаментальную подготовку в области физики, химии, биологии. Глубокое впечатление на него произвел один из профессоров физики Берлинского университета — великий Макс Планк.

Из его лекций будущий психолог узнал о принципе энтропии и динамической саморегуляции физических систем — таких, как электролитические среды. Под влиянием Планка Кёлер пришел к убеждению, что физическими закономерностями в принципе объяснимы и биологические явления, понимание которых, в свою очередь, способствует и решению психологических проблем.

Даже по прошествии многих лет коллеги отмечали, что манера мыслить, присущая Кёлеру, характерна скорее для физика, чем для психолога.

В ранних научных исследованиях Кёлера причудливо переплелись его интересы к физике (конкретно — к акустике), психологии, а также давнее увлечение музыкой — его первые опыты были посвящены изучению слухового восприятия. За эти исследования он и получил докторскую степень по психологии (1909).

Источник: http://syntone.ru/psy_sci/kyoler-volfgang/

Vikent — Инсайт в научении («Ага-реакция») по Вольфгангу Кёлеру

В начале XX века была популярна теория Эдварда Торндайка, согласно которой научение происходит в результате постепенного процесса, состоящего из «проб и ошибок»…

Вольфганг Кёллер, на основе экспериментов с шимпанзе, посчитал, что возможно научение  в виде инсайта (озарения). Эффект получил название и впервые был описан экспериментатором в 1917 году.

«Производит сильное впечатление вид Султана, когда он во время решения задачи сидит неподвижно, почёсывается, водит вокруг глазами, затем внезапно оживляется и тотчас решает задачу.

Разительный контраст между двумя состояниями обезьяны дал повод Кёлеру написать, что Султан, по-видимому, «обдумывает», как он должен поступить.

Это утверждение Кёлера до сих пор вызывает бурю обвинений в его адрес, как антропоморфическую интерпретацию поведения.

Вообще говоря, инсайт (проникновение, усмотрение, озарение) — это понимание или решение проблемы посредством умственного схватывания (синтеза) важнейших элементов и отношений.

Так, прежде бесформенная, неорганизованная ситуация может быть подвергнута, без внешнего манипулирования, самоконтролю со стороны животного, на основе его образной памяти. Однако, гипотеза инсайта вызвала длительную дискуссию.

Её реальный смысл состоял в том, что она вскрыла ограниченность концепции проб, ошибок и случайного успеха.

Метод «проб и ошибок», при решении задач обезьянами, противопоставляется внезапному решению задачи (так называемая «ага-реакция»), которое обычно происходит на фоне заметного торможения общей двигательной и манипуляторной активности животного. Э.Г. Вацуро (1948), однако, призывал к осторожности в применении этого механизма к животньм. Он выделил три фазы в этом типе решения:

а) фаза хаотической реакции;

б) пауза;

в) адекватная реакция.

На основании своих работ Вацуро даёт следующее физиологическое объяснение механизма «ага-реакции». В фазе «а», под влиянием ориентировочно-исследовательного рефлекса и определенной мотивации у обезьяны возникают хаотические реакции.

Будучи неподкрепляемыми, эти реакции затухают, и наступает фаза покоя, возникает торможение в кинестезическом анализаторе (фаза «б»). Фаза «в» возникает под действием прошлого опыта (репродукция имеющихся условнорефлекторных связей).

Таким образом, «ага-реакция» — это не новая реакция, а воспроизведение существующих, ранее приобретенных обезьяной ассоциаций. Роль паузы, то есть торможения моторного поведения, может свидетельствовать   о   рассогласовании   образов, «ответственных» за формирование и реализацию эффективных моторных программ поведения.

В силу этого, инсайт («ага-реакция») можно представить, как момент нужного согласования образов. Это согласование, как правило, неосознанное, происходит на фоне выраженного снижения моторного поведения.

Значит, выражение Кёлера о том, что Султан «думает», а потом встаёт и решает задачу, которую не мог до этого решить, является не метафорой.

Это точное название той мыслительной деятельности, которая без всякой инициации животного, под воздействием информационной деструкции ситуации происходит в его мозге.

Инсайт — результат свёрнутого мышления, которое по ошибочному мнению Кёлера, возникает «как бы вдруг и внезапно», «как целое». Понятия: «вдруг» и «внезапно» говорят об акте решения задачи как о чуде.

Таким образом, Кёлер правильно заключил, что Султан обдумывает решение, но употребление этих «вдруг», «внезапно», «как целое», говорят о том, что он совершенно не представлял физиологической сущности явления инсайта.

Итак, инсайт — это структурное действие, процесс свёрнутой алгоритмизации структуры задачи с поиском одного из вариантов решения, то есть это обычный мыслительный, ассоциативный процесс.

Отличительная характеристика инсайта, введшая Кёлера в заблуждение — его быстрый и неосознанный характер по аналогии с «эврикой», «озарением», «догадкой» — мыслительными актами, имеющими место в человеческой творческой деятельности».

Фирсов Л.А., Чиженков А.М., Эволюция Интеллекта, СПб, «Астер-X», 2004 г., с.79-81.

И.П.

Павлов считал интерпретацию опытов Вольфганга Кёлера, считавшего,  что «обезьяна подумала», неправильной: «В этом вредном, я бы сказал отвратительном, стремлении уйти от истины психологи типа Йеркса или Кёлера пользуются такими пустыми представлениями, как, например, обезьяна отошла «подумала на свободе» по-человечески и «решила это дело». Конечно, это дребедень, ребяческий выход, недостойный выход…»

Павловские клинические среды: стенограммы заседаний в нервной и психиатрической клиниках, Том III, М.- Л., Изд-во АН СССР, 1949 г., с. 44.

Подробный комментарий опытов Вольфганга Кёлера по инсайту И.П. Павловым

Источник: http://vikent.ru/enc/1129/

Читать

Эта книга посвящена истории современной психологии — с конца XIX столетия, когда психология стала самостоятельной, независимой дисциплиной, и до наших дней.

Не игнорируя ранние философские школы мышления, мы сосредоточились на том, что непосредственно связано со становлением психологии как новой, отличной от других, области исследования.

Мы представляем именно историю современной психологии, а не психологию и философию, которые ей предшествовали.

История психологии изложена здесь как история великих идей и научных школ мышления.

С 1879 года, формально положившего начало данной научной области, психологии давали самые разные определения — в зависимости от того, какие веяния господствовали в то время в научной сфере.

Более всего нас интересуют та последовательность идей, которая и определила предмет изучения психологии, ее методы и цели.

Каждая из психологических школ рассматривается как течение, вырастающее из исторического контекста, а не как нечто независимое или изолированное. Этот контекст включает нс только интеллектуальный

Хотя книга составлена с учетом позиций научных школ, оказавших заметное влияние на развитие психологии, мы понимаем, что любые определения, идеи и подходы есть результат деятельности конкретных людей — ученых и исследователей.

Люди, а не какие — то абстрактные силы, пишут статьи, проводят исследования, готовят научные доклады и передают свои знания новому поколению психологов. Развитие и распространение того или иного направления в психологии становится возможным благодаря самоотверженному труду этих людей.

Мы повествуем о жизни выдающихся деятелей психологии, которые стояли у истоков науки, не забывая при этом, что на их работу влияла не только эпоха, но и особенности личного жизненного опыта.

Каждое направление в психологии рассматривается с точки зрения его связи с предшествующими и последующими научными идеями и открытиями.

Мы поговорим о том, как развивались психологические школы — благодаря или вопреки сложившемуся порядку, и как формировались точки зрения, которые в конечном итоге привели к коренным изменениям в научных взглядах.

Оглянувшись в прошлое, мы можем обнаружить некую модель, преемственность развития.

В ходе подготовки шестого издания этого учебника — почти через 30 лет после выпуска первого — мы многое добавили, многое вычеркнули и переработали, что само по себе является ярким доказательством динамического характера истории психологии.

Она не находится в завершенном состоянии, а постоянно развивается.

Идет напряженная академическая работа, появляются новые переводы, переоценивается роль значительных для истории психологии фигур, анализируются возникающие проблемы, методы и теории.

Существенным дополнением к книге стала глава о проблемах пола и расы в истории психологии. Мы рассмотрим силы, которые ограничивали возможности женщин и представителей этнических меньшинств получить высшее образование в области психологии и работу по специальности. Также мы расскажем о так называемой

Еще одной особенностью этого издания является включение новых тем и дополнительного материала, касающегося личной жизни видных психологов, — он иллюстрирует воздействие их жизненного опыта на последующее развитие ими идей.

Концепция машины как метафоры человеческих функций расширена: в нее вошли не только часы и автоматы, но и примеры из медицины и техники. Вычислительная машина Бэббиджа рассматривается как предтеча современного компьютера и первая попытка скопировать познавательные процессы человека: проводится параллель между концепцией эволюции и развитием машин.

Главу, посвященную когнитивной психологии, мы дополнили обсуждением метода интроспекции, а также рассказом о том, как психологи вернулись к изучению когнитивного подсознания и сознания животных.

Материалы первоисточников, касающиеся структурализма, функционализма и бихевиоризма, существенно отредактированы с целью сделать их более доступными современному читателю. Статья о гештальт — психологии заменена отрывком из книги Келера

Новое издание дополнено фотографиями, таблицами и рисунками. Каждая глава содержит план, резюме, вопросы для обсуждения и снабженный аннотациями список рекомендуемой литературы. Определение выделенных в тексте важных терминов дается на полях. Обстоятельные примечания и указатели подготовлены Элиссой М. Льюис.

Хочется поблагодарить многих преподавателей и студентов за их ценные предложения. Книгу несомненно обогатили строгие и проницательные замечания выдающегося историка психологии Льюди Т. Бенджамина, Мл. из А & М университета, штат Техас.

Мы выражаем признательность и другим рецензентам нового издания: Джеральду С. Клэку, Южный университет, Новый Орлеан; Стивену P. Коулману, Кливлендский университет; Кэтрин В. Хикман, Стивенсу Колледжу, Колумбия, Миссури; Элиссе М. Льюис, Юго — Западный университет, Миссури; В.

Скотту Тэрри. университет Северной Каролины в г. Шарлотте.

Редактор издательства «Harcourt Brace» Кэри Гэллоуэй всегда поддерживала нас и вселяла энтузиазм, ее профессионализм стал серьезным подспорьем в совершенствовании наших идей. Старший редактор проекта Анжела Вильяме обеспечила связи с производственными подразделениями и оказывала всяческую поддержку в течение всего

времени работы над книгой, каждая страница которой — свидетельство ее компетентности и научного педантизма.

Авторы

Посвящается Руссу Наззаро,

Который однажды давным — давно

Спросил у нового ассистента профессора:

«А как бы вам хотелось преподавать историю психологии?»

Мы начинаем с парадокса, кажущегося противоречия, говоря, что психология — это одна из самых древних наук и одновременно одна из самых молодых. Нас всегда занимало собственное поведение, а размышления о человеческой природе составляют тысячи и тысячи философских и теологических работ. Уже в V веке до н.

а. Платона, Аристотеля и других греческих мыслителей интересовали многие из тех проблем, над которыми и сегодня работают психологи: память, обучение, мотивация, восприятие, сны, патологии поведения. Несомненно, существует имеющая принципиальное значение преемственность прошлого психологии и ее настоящего.

Хотя духовной предтечей психологии можно назвать многие науки древности, считается, что современный подход начал формироваться с 1879 года — чуть более ста лет назад.

Различие между современной психологией — центральной темой этой книги — и ее корнями — это вопрос не природы человека, а, скорее, тех методов, с помощью которых ее изучают. Используемый подход и методы исследования отличают современную психологию от более старой дисциплины, философии, знаменуя собой становление психологии как отдельной, прежде всего, научной области знания.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=139490&p=1

Ссылка на основную публикацию