Культура вины — психология

Сущность вины в психологии

Вина является эмоцией, с помощью которой проявляется совесть. Это недовольство собой, переживание несоответствия моральным требованиям и невыполнения своего долга перед лицом собственного внутреннего Я или — у верующих — перед Богом.

В имплицитном сознании вина обозначается как отрицательное отношение к своему поступку, угрызение совести, раскаяние, сожаление. Кроме того, признание своей вины и испытывание чувства вины — вещи разные.

В первом случае слово «вина» обычно используется в значении виновность .

Вина — не что иное, как эмоциональное обострение совести. Комплекс вины напоминает, что у нас есть совесть, но делает это лишь после того, как мы не воспользовались ее советами.

Зигмунд Фрейд (Freud, 1959) рассматривал вину как нравственную разновидность тревоги, как «тревогу совести». Этой же точки зрения придерживается и другой психоаналитик — Г.

 Мандлер (Mandler, 1975), утверждающий, что вина и тревога — это разные названия одного и того же явления. Вина, по этому автору, — это тревога относительно реального или воображаемого промаха.

Переживание этой разновидности тревоги запускает особый защитный механизм, с помощью которого человек пытается загладить или нейтрализовать ущерб, нанесенный его ошибочными действиями.

Некоторые западные психологи отмечают тесную связь вины со страхом (Switzer, 1968; Sarason, 1966), а О. Маурер (Mowrer, 1960) вообще отождествляет вину со страхом перед наказанием.

Такая позиция авторов объясняется тем, что они придерживаются представлений о генезисе вины с позиции теории научения, где наказание (порицание) является основным фактором. Несмотря на имеющиеся различия, с легкой руки З.

 Фрейда вина рассматривается многими учеными-психоаналитиками и практиками-психотерапевтами как деструктивный психологический феномен.

Мне представляется, что авторы, придающие большое значение внешнему наказанию и отождествляющие вину и страх, допускают ошибку. Страх перед наказанием имеется и у преступников, но все ли они испытывают вину за содеянное? Дело не во внешнем наказании и не в страхе, а в том, что переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека .

Кроме того, некоторые авторы (MacKennan, 1938; Miller, Swanson, 1956, и др.

) показали, что для эффективного научения вине более подходят не методы физического наказания, а психологические, ориентированные на «любовь» (при использовании их родителями, находящимися в психологическом контакте с ребенком).

Именно боязнь потерять любовь родителей чаще всего приводит к раскаянию, угрызению совести, тревоге, то есть к переживанию вины (MacKennan, 1938).

Интересен в этом плане эксперимент, описанный А. Н. Леонтьевым. Ребенку предлагалось достать удаленный от него предмет, не вставая со своего места.

Несмотря на то что ребенок после ухода экспериментатора нарушал данное правило, встав со своего места, пользуясь отсутствием наблюдения за ним, он не смог впоследствии принять от экспериментатора в награду за выполненное задание шоколадную конфету. Конфета, столь желанная вначале, оказалась горькой — вызывала слезы.

Эти слезы ребенка дошкольного возраста свидетельствуют о способности маленького человека уже в таком возрасте переживать вину по поводу нарушения принятого правила.

По мнению ученых, вина — самостоятельный феномен, помогающий снижать тревогу и избегать серьезных психических расстройств. С этих позиций вина играет положительную роль.

Ситуации, при которых возникает чувство вины:

• когда человек не может выполнить то, что должен;

• когда человек сделал или не сделал что-то в прошлом и теперь сожалеет об этом;

• когда он делает то, что «должен», но в глубине души сожалеет о своем поступке;

• когда он собирается сделать что-то, чего делать «не должен», и потому переживает тревогу, стресс и угрызения совести.

Такие ситуации неоднократно появлялись в жизни советских граждан, ломая души самым ответственным и совестливым. Например, в свое время в ЦК КПСС по инициативе Сталина было «состряпано» письмо, подписанное известными еврейскими учеными и общественными деятелями, с просьбой выселить евреев в Сибирь.

Илья Эренбург и Марк Рейзен это письмо не подписали и закончили жизнь без чувства вины за такой поступок. Секретарь Союза писателей СССР, известный писатель и член ЦК А. Фадеев должен был визировать ордера на аресты писателей, прекрасно сознавая их невиновность.

Из-за чувства вины он не вылезал из запоев и в конце концов застрелился.

Е. В. Короткова (2002) показала, что мужчины чаще всего рассматривают вину в качестве категории, описывающей объективный компонент поступка.

Так, 39,3 % респондентов определяют вину как преступление, проступок, нарушение или отклонение от законов; 16,5 % мужчин выделяют когнитивный компонент вины, определяя данное понятие в качестве осознанного понимания, осознания или признания неправильного, недостойного поступка; 6,0 % мужчин определяют вину в качестве состояния; 5,1 % вместо категоризации предлагают конкретное описание переживания или поступка. Лишь 19,0 % мужчин относят вину к чувству, а 3,6 % — к эмоциям. Остальные определения вины (10,5 %) и стыда (19,5 %) носили индивидуальный низкочастотный характер.

https://www.youtube.com/watch?v=lb3R_pDn1Ec

Наиболее частотной дефиницией вины и стыда у женщин выступает понятие «чувство». Вину в качестве чувства определяют 49,1 % женщин, 2,7 % относят ее к эмоциям.

В 9,6 % случаев вина определялась в качестве угрызения совести, 9,0 % женщин вместо определения предложили конкретные примеры, в которых описание начинается со слова «когда».

В 7,2 % случаев вина определялась как состояние (души, эмоциональное); по 3,4 % женщин относили вину к ощущению и осознанию поступка. Остальные определения вины (19 %) и стыда (14,4 %) носили низкочастотный индивидуальный характер.

Что касается полоролевых отличий, то в группе мужчин вина чаще всего определяется в качестве объективной категории (преступление, поступок, нарушение или отклонение от законов), близкой к юридическому толкованию термина.

Давая определение понятию «вина», мужчины часто делают акцент на когнитивном компоненте феномена (осознание, понимание, признание). Стыд они наиболее часто определяют не только в качестве чувства и состояния, но и в качестве комплекса, недостатка.

Группа женщин определяет и стыд, и вину в терминах, акцентирующих эмоциональный компонент феномена: чувство, состояние, ощущение.

Человек чувствует вину без оглядки на мнения других.

Другие люди могут считать, что он не виноват, и даже убеждать его в этом, но если индивид ощущает, что виновен, посторонние мнения не могут устранить его внутреннего переживания.

Вина возникает в ситуации, когда индивид чувствует личную ответственность за происходящее и считает, что именно он сам является причиной чужих страданий или нарушений долга.

Источник: https://psyera.ru/sushchnost-viny-v-psihologii_10013.htm

Психология вины: как возникает это чувство и чем чревато?

Сейчас чрезвычайно распространено мнение, согласно которому вина стоит на пути развития личности. Этому чувству противопоставляют ответственность как более конструктивный механизм. А иногда даже советуют преобразовывать в досаду. Придерживаясь иного мнения, считаю нужным заранее об этом предупредить.

В принципе, наличие рассматриваемого качества, на мой взгляд, не только нормально, но и полезно, поскольку является регулятором того, как человек строит свою жизнь и отношения в ней. Оно непосредственно связано с совестливостью как непременной характеристикой личности в классике социальной психологии, но уровень развитости этого свойства у разных людей различен.

Представим себе шкалу протяженностью от единицы до пяти и условимся, что в отличие от оценок в школьном журнале, троечная позиция — это норма. Соответственно, чем существеннее отклонение от нее, тем восприимчивее или, напротив, безразличнее человек к чувству вины.

«Толстокожие» в этом смысле часто компенсируют недоразвитое качество обидчивостью, но об этом стоит поговорить отдельно.

Те же, кто обладает гипертрофированной склонностью к тому, чтобы совестить себя, попадают, условно говоря, в «камеру пыток», поскольку действительная вина за какое-либо действие/бездействие начинает распространяться сначала на смежные, а затем и все более дальние участки психики.

Если человек «ломается» под тяжестью внутренней пытки, чувство вины превращается в глобальное, которое проявляется в разных моделях реагирования. Например, таких:

 — Жизнь становится все хуже, Земля катится под откос, как потерявший управление поезд.  — Определенно я неудачник, всю жизнь наступаю на одни и те же грабли, не сумел достичь того, что Петька Иванов или Машка Петрова. Вон как другие живут, а я…  — Мне просто не везет, судьба такая, и спорить с ней бесполезно.  — Я безнадежно одинок, никому не нужен, все чувствуют, что во мне что-то не так.

 — Люди добрые, посмотрите, как я казню себя, до чего я несчастен!

Все приведенные схемы отражают неуверенность человека в собственных силах и снятие им с себя ответственности. Но порой вина заслоняет от сознания истинные, причинные чувства. Это может быть, в частности, страх оказаться недооцененным в социальном окружении, личностная неуверенность и т. д. И даже «перевернутая» обида за неудовлетворенную потребность во внимании.

Чаще всего предпосылки кроются в детстве. С одной стороны, родители порой злоупотребляют давлением на совесть ребенка.

Ну, например, в ситуации, когда тот пообещал чего-то больше не делать, но повторил тот поступок, тем самым нарушив данное слово.

Кто-то из психологов, кажется, Рейнуотер Джанетт, очень удачно выразился на эту тему, написав, что если ваше чадо дает вам подобное обещание, то это равнозначно выписыванию им векселя в банк, где у него нет счета.

Другой вариант — желание вырастить идеального, абсолютно совершенного, исключительно правильного человека (чтобы был счастлив), или не допустить поведения, аналогичного собственному в младые лета. Тогда каждая мелочь в несоответствии родительским представлениям возводится в ранг преступления.

Бывает, мама и папа гипертрофируют чувство вины в детке, потому что сами были так воспитаны и передают ему собственное неизбытое чувство виноватости. Иногда случается, что ребенок испытывает чувство вины за действия родителей (от элементарного хамства в магазине до правонарушения), и это становится пусковым механизмом для приобретения стереотипно принимаемой на себя вины за все на свете.

Но вина, будучи отчасти иллюзией действий, может блокировать их и не давать проявиться ответственности, которая как раз и заключается в их совершения для исправления ошибки. Значит, выйти из этого чувства можно путем осмысления, осознания с целью выработать действия по исправлению. — Это и будет мостиком от вины к действенной ответственности. А как действовать, не осмыслив?

Впрочем, ведь ошибки могут быть не только реальными, но и мнимыми.

Как быть в этом случае? Нелишним будет задуматься, является ли ощущение вины собственным, идущим изнутри, или, что тоже бывает, провоцируется кем-то из родных, друзей, коллег.

В последнем случае надо включать защиту от манипуляций, но это тоже будет темой специального разговора. Однако, никаких сомнений в том, что придется пересмотреть отношения с провоцирующим.

А можно попробовать вспомнить самый давний случай, когда было мучительное проживание своей вины, при этом наблюдая за ощущениями в теле, но никак не оценивая — только наблюдая.

А потом пройтись по последующим, которые подскажет память, дойдя до самой последней ситуации. И все время отслеживать ощущения. Если они будут совпадать, с помощью движений в заявивших о себе участках, снова понаблюдать, не появятся ли изменения.

Сознательно не называю те из них, которые захотят к себе внимания, дабы освободиться от груза.

Любое приходящее к нам чувство возникает не просто так, и виноватость — не исключение. Но, как и другие чувства — это лишь часть нас, нашего внутреннего мира. И именно поэтому мы являемся хозяевами, а не рабами чувства вины. Выполнив ту задачу, с которой оно нас посетило, выслушает нашу искреннюю благодарность и попрощается.

Если возникнет необходимость, оно вернется, но будет уже совсем другим, с другой задачей. Желаю не перепутать…

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/psychology/articles/31354/

Психология чувства вины. Как справиться с чувством вины: психология для каждого

Это был вполне обычный день. Как многие другие. Дорога на работу в переполненном метро. Чувство вины перед родителями, разбуженное утренним звонком мамы, всколыхнулось с новой силой.

Читайте также:  Невротик - психология

Ведь мама права: сколько сил они вложили в нее, чтобы вырастить, дать образование, а она теперь не может найти время, чтобы навестить родителей. Погруженная в свои невеселые мысли, она и не заметила, что мешает выходу пассажиров.

И опять почувствовала себя виноватой.

Погрузившись в работу, она на какое-то время забыла о терзавшем ее чувстве вины, но с приходом одной из пациенток оно вновь подняло голову. Проведенное обследование так и не смогло выявить источник жалоб, и она чувствовала свою причастность к этому и чувство вины перед пациенткой, которой не могла помочь должным образом.

Этим же чувством закончилась встреча с подругой, которая решила порадовать ее милым сувениром. Такая внимательная, в отличие от нее самой, — и опять накатило чувство вины.

Если посмотреть со стороны, то день был обычный, рядовой, без каких бы то ни было негативных происшествий. Жить и радоваться! Но червячок чувства вины то и дело высовывался наружу и омрачал этот, в общем-то, неплохой день. Так постоянное чувство вины способно не на шутку испортить нашу жизнь.

Возможна ли жизнь без вины и как избавиться от чувства вины, если оно уже появилось?

Наиболее полное представление о психологии чувства вины, механизмах его формирования, а также способах борьбы с ним дает системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Согласно системно-векторной психологии Юрия Бурлана, чувство обиды и вины способны испытывать отнюдь не все люди, а только те, в психическом которых присутствует анальный вектор. Если же в психическом человека нет анального вектора — чувство вины ему не свойственно.

Психология вины. Как это формируется?

Закономерность формирования чувства вины именно в анальном векторе предопределена его врожденными свойствами:

— Человек с анальным вектором очень чутко относится к такому понятию как «равенство». Это проявляется практически во всех аспектах его жизни.

Ходит он только ровными (прямыми) дорогами, не срезает; говорит, как правило, прямо — без виляния и обиняков.

Даже в интерьере не любит неровностей: не может пройти мимо неровно висящей картины или выбивающейся из ряда книги на полке — обязательно поправит.

— Ценностями анального вектора являются честность и справедливость. Он старается жить по справедливости, как он ее понимает: всегда стремится отдать столько же, сколько получил.

Если вы подарили подарок такому человеку, можете быть уверены, что, когда наступит время дарить подарок вам, он будет равноценным тому, какой подарили вы. Если вы помогли такому человеку, будьте уверены — он ответит вам тем же.

По-другому просто не может быть, ведь даже во взаимоотношениях с окружающими людьми обладатель анального вектора исповедует равенство.

— Еще одно уникальное свойство анального вектора, присущее ему от рождения, — хорошая память. Как ни странно, она тоже вносит свой вклад в формирование чувства вины. Ведь пока обладатель анального вектора не отблагодарил вас за то добро, которое ему было сделано, он будет испытывать дискомфорт, а хорошая память не даст ему забыть о «допущенной несправедливости».

Как избавиться от чувства вины раз и навсегда?

Согласно системно-векторной психологии Юрия Бурлана, первым шагом на пути избавления от чувства вины станет понимание, что именно лежит в его основе в каждом конкретном случае.

Ведь если для возникновения чувства вины действительно есть причина — ее осознание покажет способ восстановления баланса, чтобы устранить разницу между тем, сколько «дали», и что именно и в каком количестве нужно «отдать». И тогда чувство вины можно использовать в созидательных целях.

Например, при условии осознания, чувство вины за потерянные впустую годы жизни способно направить нашу жизнь в более полезное русло.

Весомый вклад в формирование чувства вины привносят окружающие нас люди.

Ведь любой человек, знакомый с психологией, знает, что манипуляция чувством вины и обиды — одна из наиболее действенных (как мы знаем теперь, исключительно в отношении обладателей анального вектора).

Вот почему не менее важным для избавления от чувства вины является знание психологических/векторальных особенностей окружающих людей. Ведь они в своих поступках могут руководствоваться совсем не свойственными анальному вектору мотивами.

Человек с кожным вектором — из желания показать свое превосходство; обладатель зрительного вектора — в стремлении вызвать эмоциональную реакцию; орального — желая рассмешить присутствующих и т.д.

Знание векторальных особенностей окружающих нас людей поможет глубже понять особенности их психологии, а значит — поможет избежать появления ложного чувства вины, обусловленного не нашими собственными действиями, а особенностями других.

Компетентность системно-векторной психологии Юрия Бурлана в раскрытии понятия «психология чувства вины» подтверждают отзывы прошедших онлайн-тренинг:

Мирослава Л., артистка камерного хора, хормейстер-репетитор, Сочи

Арина С., провизор, Шадринск

Убедиться в действенности подхода системно-векторной психологии Юрия Бурлана вы можете уже на первых бесплатных лекциях онлайн-тренинга. Регистрация здесь.

Автор Любовь Шалюга, врач

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана
Раздел: Психология

Источник: http://svp.expert/psixologiya/psixologiya-chuvstva-viny/

Психологические взгляды на концепции вины

(Серегина А. А., Иванов И. С.) («Российский следователь», 2009, N 8) Текст документа

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА КОНЦЕПЦИИ ВИНЫ

А. А. СЕРЕГИНА, И. С. ИВАНОВ

Серегина А. А., кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии труда Российского государственного социального университета.

Иванов И. С., кандидат юридических наук, начальник отдела Правового департамента МВД России.

Авторы статьи указывают, что обзор современной психологической научной литературы показывает, как различные методологические подходы внесли соответствующий вклад в изучение и исследование психологической природы чувства вины.

В отечественной психологии существует несколько точек зрения на вину. Некоторые ученые относят к категории вины этические или моральные чувства .

По их мнению, чувство вины не является отдельным предметом исследования и о ней говорят как о чувстве, которое тормозит поступки и желания личности, противоречащие ее нравственным убеждениям . ——————————— См.: Якобсон П. М.

Психология чувств и мотивации: Избранные психологические труды / Под ред. Е. М. Борисовой. Серия: Психологи Отечества. М. — Воронеж, 1998. См.: Шингаров Г. Х. Эмоции и чувства как формы отражения действительности. М.: Наука, 1971.

Представители другой школы рассматривают вину как способность к оценке и осуждению себя , выполняющую функцию преодоления противоречия между личностью и другими людьми.

——————————— См.: Якобсон С. Г., Щур В. Г.

Психологические механизмы усвоения детьми этических норм // Психологические проблемы нравственного воспитания детей: Сборник научных трудов. М., 1977. С. 59 — 109.

Согласно следующей точке зрения вина рассматривается как механизм социального контроля. Ученые относят эти эмоциональные явления к таким психологическим образованиям, которые возникли вместе с появлением идеалов и социальных норм.

По их мнению, вина представляет собой регулятор социального поведения, проявление способности человека оценивать себя с точки зрения общества . Вина считается человеческим качеством, гарантом соблюдения нравственных норм. ——————————— См.: Вичев В.

Мораль и социальная психика. М.: Прогресс, 1978.

Представители четвертого направления рассматривают вину как феномены самосознания. В. В. Столин представляет вину в качестве феномена раскаяния, который входит в процесс самосознания, запускаемый конфликтным смыслом в результате совершения поступка. Под поступком В. В. Столин понимает действие с конфликтным смыслом.

Раскаяние или переживание вины является одним из возможных вариантов осмысления своего «Я» в результате совершения поступка, т. е. в результате возникновения конфликтного смысла «Я». Способы осмысления поступка определяются «сознанием поступка» и «личностным выбором». Переживание вины определяется следующим содержательным наполнением этих измерений: ——————————— См.

: Столин В. В. Самосознание личности. М.: Издательство МГУ, 1983.

Источник: http://www.center-bereg.ru/l2286.html

Чувство вины: вопрос культуры

Повсюду чувство вины рождается из страха наказания. Однако наказание зависит от особенностей общества, в котором живет человек. Объясняют психолог Галина Солдатова и французский психотерапевт Тоби Натан.

Галина Солдатова – профессор факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, автор книг «Психология меж-этнической напряженности» (Смысл, 1998) и «Тренинги повышения межкультурной компетентности» (МГУ, 2006).

Тоби Натан (Tobie Nathan) – профессор клинической психологии университета Paris-VIII, автор исследовательских работ по этнопсихиатрии.

Тоби Натан

Psychologies:  Одинаково ли люди переживают чувство вины в разных обществах, цивилизациях, этносах?

Тоби Натан:  Нет, по-разному. Во многом это зависит от того, какие в данном обществе определены нормы поведения и наказания тем, кто их нарушает. Важно и то, как обеспечивается соблюдение законов, как работают суд и система исполнения наказаний. Страх вызывает чувство вины, и этот принцип работает в любом обществе.

Галина Солдатова:  Культурные особенности в переживании вины зависят и от традиции и стиля воспитания в семье. Там, где детей рано приучают к независимости, самостоятельности, более интенсивно развивается способность переживать вину.

Но, конечно, это чувство сильнее испытывают те, кто воспитывается в культуре, ориентированной на интересы группы, а не личности.

В таком обществе сильнее выражен социальный контроль, гораздо больше «полицейских»: семья (род), община (клан, тейп), государство, религиозные институты.

И даже если мы избегаем официальных «санкций», чувство вины (как психологическое — внутреннее — наказание) останется с нами. Хотя ощущаем мы его, думаю, одинаково, ведь это универсальная, базовая эмоция, такая же, как удовольствие и радость, интерес и печаль, страх и любовь.

Зависит ли сила этого чувства от типа культуры?

Т. Н.:  Конечно. Приведу пример: однажды один из моих студентов вел машину в Камеруне и сбил ребенка, который, по его словам, буквально бросился под колеса. Потрясенный случившимся, он отправился в комиссариат. Туда же пришли взволнованные родители.

Обсудив ситуацию, все, включая полицейских, пришли к выводу, что мой студент… абсолютно невиновен. Они решили, что ребенок стал жертвой колдовства. С их точки зрения, настоящим виновником происшествия был колдун, который навел порчу на мальчика.

Что в результате? В обществе, где вековые традиции до сих пор действуют и на юридическом уровне, моего студента даже не допросили, в то время как во многих других странах его посчитали бы виновным.

Следовательно, и чувство вины, которое испытывал молодой человек, было гораздо слабее, чем то, что он ощутил бы, случись это в европейской стране.

Галина Солдатова

Г. С.:  Но важно не путать чувство вины со стыдом. Обе эти эмоции связаны с понятием совести и чувством ответственности, но по-разному представлены в сознании. Стыд экстравертен (направлен вовне) и связан с социальной ответственностью.

Это реакция на внешнее окружение, когда наш проступок, совершенный вопреки принятым стандартам и потому скрываемый нами, оказывается на всеобщем обозрении. Что касается вины, она интровертна, относится к внутреннему миру человека, это наше личное переживание, порожденное чувством личной ответственности.

В первой половине ХХ века крупнейший американский антрополог Рут Бенедикт (Ruth Benedict) противопоставила западную культуру переживания чувства вины японской культуре стыда. Японцу предельно важно, как отнесутся к его поступку окружающие. «Знающий стыд» — так в Японии говорят о человеке чести.

А в некоторых примитивных обществах, например австралийских аборигенов, для обозначения стыда даже нет отдельного слова, а есть обобщающее понятие, которое одновременно означает ужас, опасение, робость, страх и стыд.

Получается, что определяющим является культурный уровень общества, в котором человек живет?

Т. Н.:  Да, поскольку чувство вины в первую очередь связано с действием третьего лица — блюстителя порядка. На юге Того, как и во многих других областях Африки с традиционным укладом жизни, в случае смерти мужа жена автоматически считается виновной.

Читайте также:  Родители и дети - психология

Ее подозревают в том, что она его «забрала», например тайно подсыпала ему наркотик или яд. Чтобы жить дальше, вдова должна «отмыться» от своей вины с помощью длительных и жестоких обрядов. Я знал одну вдову, живущую в Париже, которая родилась на юге Того. Эта женщина, абсолютно не виновная в смерти мужа, мучилась угрызениями совести.

И все потому, что не прошла обряд «посвящения во вдовы» и не была «отмыта» своими сородичами.

Г. С.:  Точнее сказать, не уровень, а особенности культуры влияют и на формирование личной ответственности.

Чувство вины связано прежде всего с ее осознанием — это такой «полицейский», который сидит внутри нас.

Осуждая наш поступок, он заставляет нас отнестись к нему со всей строгостью, благодаря чему мы можем сделать выводы и стать лучше. Независимо от того, к какой культуре мы принадлежим.

Источник: http://www.psychologies.ru/articles/chuvstvo-vinyi-vopros-kulturyi/

Чувство вины в связи с особенностями развития личности

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Белик Инна Анатольевна

ЧУВСТВО ВИНЫ В СВЯЗИ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург — 2006

Работа выполнена на кафедре психологии поведения и превенции поведенческих аномалий Санкт-Петербургского государственного университета

Научный руководитель:

кандидат психологических наук, доцент Татьяна Николаевна Курбатова

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАО

доктор психологических наук, профессор

Иванников Вячеслав Андреевич

кандидат психологических наук, доцент Исурина Галина Львовна

Ведущее учреждение:

Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена

Защита состоится « / »^¿^¿^ЗД 2006 г. в -г^г часов на заседании диссертационного Совета Д.212.232.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9.

Автореферат разослан » года.

Ученый секретарь диссертационного Совета,

Августова Л.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования заключается в необходимости систематизировать существующие данные о психологическом феномене вины, полученные отечественными и зарубежными ученными, а также в дальнейшем изучении этого сложного и противоречивого эмоционального переживания, которое может оказывать как положительное, так и негативное влияние на жизнь и здоровье человека.

В связи со сложившейся в научном мире тенденцией, инициированной З.Фрейдом, рассматривать лишь деструктивный аспект вины (G.A. Berrios et а!., 1992; С. Covington, 2001; T.Fuchs, 2003; FJohnston, 2000; H.Lewis, 1971; L.E.O'Conner et.al., 1999; A.Waska, 2002; и др.

), и идеей о положительной роли феномена в развитии личности, получающей в настоящее время все большую поддержку (K.C.Barrett, 1995; R.F.Baumeister, 1994; M.L.Hoffman, 1983; J.Lindsay-Hartz, 1984; J.P.Tangney, 1990, 2003; и др.

), в данной работе предпринята попытка выявить оптимальный уровень переживания вины, при котором она может выполнять свою природную регулятивную (адаптационную) функцию человеческого поведения.

Определение оптимального уровня может рассматриваться как способ примирения двух противоположных тенденций во взглядах на роль и функции данного феномена.

С другой стороны, философы-экзистенциалисты (С.Кьеркегор, М.Хайдеггер, П.Тиллих) и их последователи, представители экзистенциально-гуманистической психологии (Дж.Бьюдженталь, 1998; Р.Кочунас, 2002; Р.Мэй, 2001; И.Ялом, 2000; P.F.Colaizzi, 2002; E.van Deurzen, 1999; M.Lucas, 2004; D.V.Morano, 1973; J.S.Woocher, 1990; и др.

), связывают феномен вины с понятием Идеала, а следовательно, со стремлением человека к совершенствованию, поэтому одной из задач исследования является анализ качественного преобразования феномена в процессе становления и развития личности человека как шаг к обоснованию его роли в качестве стимула к личностным изменениям.

Несмотря на то, что феномен вины сыграл огромную роль в возникновении мировых религий, оказавших влияние на формирование современной гуманистической морали, в отечественной психологии, занимающейся общими вопросами нравственного развития личности, он практически не исследовался, или даже не упоминался (С. JI.Рубинштейн, 1957; Б.Г.Ананьев, 1977; Л.С.Выгодский, 1991; А.Н. Леонтьев, 1975; К.А.Абульханова-Славская, 1991; Б.С.Братусь, 1985; А.А.Асмолов, 1984, 1986; Г.Е.Залесский, 1994). И только в последнее время начали появляться работы, в которых феномен вины рассматривается как дифференцированное понятие в контексте феноменологии переживания, либо конструкта, выступающего в качестве социального регулятора (О.А.Гаврилица, 1998; В.В.Иванов, 2002; А.А.Игнатьева, 2002; Е.П.Ильин, 2001; Т.Ю.Кирилина, 2001; М.Н. Корнилов, 1998; Г.Г. Матюшин, 1998; К.Муздыбаев, 1995; Ю.М.Орлов, 1997, 2004).

Таким образом, вопросы о происхожцоннн отого фонемона, его природе, характеристиках и функциях, которые чре:

:.Петербург^и<\p>

Источник: https://psibook.com/scholarly/chuvstvo-viny-v-svyazi-s-osobennostyami-razvitiya-lichnosti.html

Елена Фетисова. Покаяние и чувство вины: в чем разница? / Православие.Ru

«С точки зрения психологии христианство деструктивно. Оно культивирует чувство вины – токсичную основу всех неврозов и деформаций личности. Задача нормального человека – избавиться от чувства вины, а не “расковыривать” его с помощью христианских духовных практик…»

Подобного рода комментарии разной степени «экспертности» все чаще можно увидеть в сети. И, я думаю, от них нельзя просто отмахиваться, высокомерно похмыкивая.

Я бы даже предположила, что современная психологическая теория в некотором роде сродни дарвинизму.

Если использовать ее вульгарные, «журнальные» изложения, то она кажется эдакой новой мощной бомбой под фундаментом христианства – такой же, какой когда-то казалась теория эволюции.

На самом деле претензии психологии к христианству кажутся обоснованными лишь тогда, когда кто-то пробует сравнивать свое приблизительное представление о «чувстве вины» с еще более приблизительным представлением о христианском учении.

Все, кто сталкивался с психологическими теориями в основном на страницах женского «глянца», склонны путать болезненное чувство вины со вполне полезной и, вообще говоря, необходимой объективностью.

То есть человеку начинает казаться, что всякое признание вины есть уже психологическое отклонение, дурной навык, от которого следует поскорее избавиться. Если подобрать абсурдную, зато до предела понятную иллюстрацию, то это выглядит так.

Жена, изменившая мужу, не должна «изводить себя чувством вины», ее задача – «понять», что виновата не она, а только муж, не проявлявший должного внимания, и обстоятельства, сложившиеся определенным образом: «так вышло».

«Вы не виноваты» – это уже довольно распространенный лозунг многих коммерческих псевдопсихологических тренингов.

Вы не виноваты, что не вернули долг, – на дворе кризис, а кредитор, в конце концов, должен бы был и своей головой подумать, прежде чем раздавать деньги направо и налево. Вы не виноваты в аборте – это все «молодой человек» и сложная жизненная ситуация.

(Что? Нет-нет, конечно же, это не вы принимали решение вступить именно в такую неофициальную связь именно с этим молодым человеком.)

Можно сказать, перефразируя поэта: «Ах, оправдать меня нетрудно, я сам оправдываться рад». Но если еще лет двадцать назад даже в светской культуре такое самооправдание не считалось общественной нормой, то сегодня под лозунг «А это не я!» подведено полунаучное объяснение: он-де помогает избежать самоедства и неврозов.

Увы, серьезных психологов при этом мало кто спрашивал о том, действительно ли всякое признание своей объективной ответственности за неблаговидный поступок ведет к «неврозам».

А ведь на самом деле «чувство вины» – то, о «токсичности» которого говорит психология, – относится совсем к другим ситуациям. Такое чувство вины как раз не имеет под собой реальных оснований.

То есть когда человек совершил нечто неблаговидное и признает это – он не «страдает чувством вины», а признает свою реально существующую вину, после чего получает возможность увидеть, что же ему делать с этим дальше, как исправлять.

А «чувство вины» – это, например, уверенность подрастающего ребенка в том, что именно из-за него развелись его родители или из-за него десять лет назад умерла бабушка.

Под таким чувством нет объективного основания, а значит, нет и инструментов для исправления ситуации, для избавления от гнетущего самоедства, которое в этом случае действительно деструктивно для психики и зачастую требует работы с грамотным психологом.

Вредоносно ли истинное чувство вины – безосновательное, невротическое? Безусловно. «Проповедует» ли его христианство? Безусловно, нет.

Христианское покаяние, которое часто выражается в Таинстве исповеди, касается именно сознательных, реальных, совершенных человеком дурных поступков. И даже когда мы говорим о грехе «помышлением», то есть мыслью, то имеется в виду не всякий ветер, забредший в голову, а дурные мысли, сознательно человеком принимаемые, те, что его долго «тешили» и им смаковались.

В отличие от безвольного и бесконечного подтачивающего «чувства вины» христианское покаяние – это как раз начало активное, преображающее, меняющее человека и его психологическую «температуру».

Можно бесконечно мысленно ковыряться в собственных «пунктиках» на тему «ах, какое же я ничтожество»… А можно сказать: «Господи, я действительно ничтожно поступил тогда-то и тогда-то! Но я не хочу так больше – помоги исправиться!» – и это уже позиция действия, изменения жизни, а не безвольная статика невроза.

«Ты виноват»: с точки зрения христианина это звучит оптимистично. Потому что теперь ты знаешь, за что браться и что исправлять. Ведь если в собственной жизни ты совершенно ни в чем не виноват, а это все они, коварные обстоятельства – то у тебя и перспектив никаких! Ведь можно ли исправить «обстоятельства», не исправляя себя?..

– Постойте, – можно мне возразить, – но разве церковное учение о грехопадении не говорит еще и о той самой «безосновательной» вине, в которой нет ответственности конкретного современного человека? Разве учение о первородном грехе не приводит как раз к такому чувству вины, которое не следует за определенными проступками человека, а лишь довлеет над ним в виде прародительского наследства?

Но ведь и это – слишком упрощенное представление о христианстве. Библейская история сообщает не только о том, как через Адама и Еву грех вошел в мир. Сначала она повествует, сколь прекрасен человек с точки зрения Божественного замысла о нем – ведь он создан по Образу Бога.

И после – рассказывает о великой цене спасения человечества через крестную смерть Христа.

Все это – повод не для гордости, конечно, но для того умонастроения, которое философ Иван Ильин называл чувством духовного ранга, то есть здоровым чувством достоинства человека и ценности его жизни.

С точки зрения христианства человек одновременно и прекрасен, и «удобопреклонен» ко греху. Но эта склонность ко греху, которая является «отголоском» грехопадения, не довлеет над ним как рок. Напротив: человек снабжен средствами борьбы, активного преодоления греховности – молитвой, церковными таинствами, постом как средством духовной «муштры».

И покаянием как возможностью не «застревать» в ситуации собственной вины и греховности, не самоедствовать, а просить помощи у Того, Кто силен вывести из любой духовной ямы. Вина реальная, осознанная, названная – может быть исправлена или исцелена. Это лучше, чем, сидя в яме, безвольно и с извращенным наслаждением упиваться абстрактным и не названным «чувством вины».

Источник: http://www.pravoslavie.ru/104043.html

Психология чувства вины

Каждому известно чувство это неприятное и оказывающее давление состояние, поэтому психология чувства вины хорошо изучена психологами. Следует отметить, что это очень болезненное ощущение, оно постоянно угнетает, доставляет массу неудобств. В то же время, чувство вины отличается не только негативными функциями.

Именно благодаря этому чувству мы отличаем такие противоположности, как добро и зло, сопереживаем окружающим. Бывает, по каким-либо причинам мы не выполнили обещание, и при этом подвели человека. В таком случае чувства вины не избежать.

Читайте также:  Внутренний взрослый - психология

Кроме того, возникает повод и для других нежелательных эмоций, появляется напряжение, тревога, самобичевание и неловкость.

Психологи уверены, что чувство вины следует считать признаком психического здоровья личности. Испытывая это чувство, человек способен стать лучше. Он осознает негатив, являющийся следствием его поступка, дает себе отчет в том, что изменил собственным моральным ценностям. Чувство вины заставляет нас приносить извинения другим людям, предлагать свою помощь.

Благодаря психологии чувства вины мы становимся внимательнее к окружающим, проявляем чуткость. Поэтому в значительной мере улучшаются взаимоотношения с коллегами, родственниками, общение становится более человечным.

От чего зависит чувство вины

Это чувство полностью зависит от особенностей характера. Если вы требовательны к себе, всегда соответствуете высоким заданным планкам и целям, то характерно более частое появление чувства вины. Это как указатель либо знак, который ведет в правильном направлении, не позволяя отклоняться. Чувство вины, хотя является крайне неприятным, но для развития личности оно полезно.

По мнению исследователей в области психологии, если бы люди не были знакомы с этим чувством, но жизнь в нашем обществе просто стала бы опасной. Тем не менее, напряжение и тревога в реальной жизни могут оказать на наши действия отрицательное влияние, потому что являются поводом для бессмысленного самобичевания.

Главной особенностью в психологии чувства своей вины  можно назвать состояние, когда человек осуждает себя.

Для каждого существуют его собственные нравственные правила, такие, как не лгать, не брать чужого, не нарушать слова, и прочее.

Если вдруг по разным причинам, в воображении или в реальности человек оступился, действовал не в соответствии с собственными правилами, он стремится исправить положение дел.

Чувство стыда относится к социальным чувствам, и в основном страх обусловлен тем, что общество отвергнет или осудит определенные поступки.

Как следствие, человек окажется исключенным из определенной социальной группы. Под влиянием чувства стыда развиваются комплексы, поэтому человек начинает думать, что он хуже других.

Например, возникают сомнения в соответствии обществу по различным признакам.

Ценность чувства вины

Из-за чувства вины появляется напряжение и тревога, возникает сожаление, что был совершен определенный поступок.  В такой ситуации каждый осознает, что имелась возможность поступить иначе. Несмотря на тяжесть груза вины, он обладает и положительными качествами. Воссоздается образ поступка, который является правильным, так, как следовало бы поступить в определенном случае.

Именно благодаря сожалению появляется возможность раскаяться. Данную тему широко обсуждают философы-экзистенциалисты. По их мнению, человек способен выбрать свой путь благодаря чувству вины. Это тяжелая духовная работа над собой, но в итоге можно обрести себя, и получить прощение.

Выделены эмоции, считающиеся универсальными, и в их числе вина. Многие ученые подчеркивают, что человек может обладать врожденным чувством вины. Является показательным, что люди с заболеваниями психики часто не испытывают чувство вины, оно у них отсутствует.

Именно поэтому имеется утверждение, что данная эмоция подтверждает психическое здоровье. Не следует заставлять себя искать способы избавления от чувства вины. Важнее отличить реальное чувство от придуманного.

Известно, что чувством вины нередко манипулируют, эта эмоция достаточно легко культивируется, и ею нередко пользуются.

Например, престарелые родственники сетуют, что мы редко у них бываем. Причем, в качестве решающего аргумента они напоминают, что скоро умрут, и некого будет навещать. Конечно, такие слова способны оказать сильное давление. Поэтому вы начинаете чувствовать острую вину, и переживать, что не соответствуете  моральным нормам.

Придумав себе идеальный образ, люди винят себя в несовершенстве. К тому же чувство вины действует таким образом, что человек может сам себя наказывать. Он отказывается от своих интересов, и начинает усиленно уделять внимание проблемам других людей.

Что делать с чувством вины

Рассматривая различные ситуации, чтобы понять, как все-таки поступить правильно, следует обратить внимание на то, чего делать не нужно. Это значит, что никогда нельзя решать проблему с помощью алкоголя. В таком случае, вы лишь усилите чувство. Конечно, оправдываться не имеет смысла, это не работает, но и полностью забыть о вине, как будто ничего не произошло, тоже нельзя.

Правильным способом решения данной ситуации будет адекватное переосмысление своих поступков и мотиваций. Важно разобраться в собственных желаниях, понять, на каком этапе вы ошиблись. Не опасайтесь своих устремлений. Если вы будете стараться от них скрыться, психология чувства вины заставит вас нервничать еще больше.

Люди далеко не всегда сразу осознают, как решить проблему. Но, спустя время, вы убедитесь, что нет безвыходных ситуаций, и если подойти здравомысляще, все получится. Если случилось так, что вы в самом деле виноваты, следует быть благодарными своему чувству вины за подачу оперативного сигнала, и приступить к поиску правильного пути решения ситуации.

С чего начать? Вы можете принести извинения, возместить человеку потери. Но, главное, следует сделать выводы, чтобы в дальнейшем легко адаптироваться в подобных случаях, чтобы вести себя правильно.

Источник: https://www.psyportal.net/16517/psihologiya-chuvstva-vinyi/

Эмпирический анализ переживания чувств вины и стыда: социокультурные особенности

DOI: 10.12731/2218-7405-2013-9-25 УДК 159.9:316.6

ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЧУВСТВ ВИНЫ И СТЫДА: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Горнаева С.В.

Цель: изучение особенностей переживания вины и стыда представителями различных этнических групп в зависимости от социальных характеристик в различных ситуациях взаимодействия.

Метод и методология проведения работы: использовались методы научного анализа, сбора и интерпретации эмпирических данных, математической статистики.

Результаты: проведенное исследование позволило выявить различия в переживании вины и стыда между мужчинами и женщинами, представителями старшего и молодого поколений, респондентами различной этнической принадлежности в зависимости от дистанции взаимодействия и фактора анонимности совершенного проступка, а так же составить психологический портрет личности склонной переживать чувства вины и стыда.

Область применения результатов: материалы, представленные в статье, имеют теоретический интерес и практическую значимость для оценки и прогнозирования изменений морально-нравственного состояния общества, а также для осуществления воспитательной, психопрофилактической и коррекционной работы, направленной на преодоление нравственной деградации личности.

Ключевые слова: вина, стыд, механизмы регуляции социального поведения, этническая принадлежность, дистанция взаимодействия.

EMPIRICAL ANALYSIS OF EXPERIENCE OF GUILT AND SHAME:

SOCIOCULTURAL SPECIFICS

Gornayeva S.V.

Purpose: research peculiarities of experience of guilt and shame among respondents of various ethnic groups depending on social characteristics in various situations of interaction.

Methodology: were used research analysis, obtaining and interpreting empirical data, mathematical statistics.

Results: the conducted research has allowed to reveal distinctions of experience of guilt and shame between men and women, representatives of the senior and young generations, as respondents of various ethnic group, and depending on a distance of interaction, the anonymity factor of offence. It permits to compose a psychological portrait of the personality inclined to experience of guilt and shame.

Practical implications: The materials presented in article, have theoretical interest and the practical importance for estimation and prediction of changes in the moral and ethical health of society, and for realization of educational, psychopreventive and correctional work directed on overcoming of moral degradation of the personality.

Keywords: guilt, shame, mechanisms of regulation of social behavior, ethnicity, distance of interaction.

Вина и стыд являются распространенными эмоциональными переживаниями в нашей повседневной жизни. Они играют значительную роль в социализации, функционируют как механизмы социального контроля. Несмотря на различия в понимании данных феноменов, они являются универсальными [3].

В последние годы отмечается рост интереса к изучению феноменов вины и стыда, что связано с появлением достаточного количества зарубежных и оте-

чественных работ, посвященных исследованию этих явлений. Многие авторы в своих работах указывают на особое место феноменов вины и стыда в связи с морально-нравственным развитием и поведением индивида.

Вина и стыд рассматриваются как чувства, возникающие в результате совершения поступков, вступающих в противоречие с моральными, этическими и религиозными нормами, как сигнал рассогласования между фактическим или еще только предполагаемым поступком и эталоном нравственного самоконтроля.

Вина и стыд стимулируют мотивацию восстановления справедливости и появление чувства личной ответственности, формируют потребность в соблюдении общественных норм (Д.П. Осьюбел, Р. Дженкинс, А. Модильяни, Т. Шибутани, Д.А. Ханна, М. Хофман, М. Масколо и К. Фишер и др.) [1].

Существуют исследования, рассматривающие особенности переживания данных чувств в различных культурах — китайской [2], марокканской [3], культуре басков и англосаксонской культуре [4].

Культура использует вину и стыд как социальные регуляторы поведения, регламентируя взаимодействия ее носителей, определяя методы и способы воспитания, наказания и поощрения.

Их соотношение друг с другом и роли, которые они играют, различаются в разных культурах.

Особую актуальность приобретает изучение регулятивных функций вины и стыда на современном этапе развития нашей страны, характеризующемся не только экономическим кризисом, политическими проблемами, но и духовно-нравственным кризисом. Усиление миграционных процессов на фоне социального расслоения, роста преступности, разрушения социальных и нравственных устоев ведет к росту межэтнической напряженности и усугублению кризисных явлений в обществе.

Однако, работы, посвященные анализу особенностей переживания чувств вины и стыда, их функций как универсальных регуляторов поведения, кросс-культурной специфики переживания вины и стыда у представителей различных

этнокультурных групп в различных ситуациях социального взаимодействия, в современном российском обществе, отсутствуют.

И прежде, чем перейти к более глубокому изучению культурно-ценностной обусловленности переживания чувств вины и стыда нам представляется необходимым изучить особенности проявления данных феноменов в различных этнических группах в зависимости от половозрастных характеристик, а так же от специфики ситуаций, в которых данные чувства могут возникать.

Данная работа представляет часть результатов более объемного кросс-культурного исследования, посвященного изучению феноменов вины и стыда как регуляторов социального поведения в контексте традиционных и современных ценностей.

С целью исследования этнокультурных особенностей переживания чувств вины и стыда в различных ситуациях взаимодействия, мы провели изучение особенностей переживания вины и стыда в зависимости от половозрастной специфики, этнической принадлежности, дистанции социального взаимодействия и фактора анонимности совершенного проступка, а так же сравнительный анализ психологических портретов личности способной переживать вину и стыд (на основе самовосприятия и восприятия другого человека).

При проведении исследования нами были использованы следующие методики: методика «Измерение чувства вины и стыда» (Test of Self-Conscious Affect (TOSCA) Дж. П. Тангней); методика личностного дифференциала.

Кроме того, была разработана авторская анкета, позволяющая выявить закономерности и глубину проявления вины и/или стыда в межличностных и социальных отношениях, различающихся по величине дистанции. Отношения близкой, средней и дальней дистанции были представлены соответственно ситуациями семейного, профессионального и общественного взаимодействия.

Каждый пункт анкеты состоял из двух позиций: в первой рассматривалась ситуация совершения респондентом проступка, предполагающая, что об этом проступке

никому не известно. Во второй позиции та же ситуация предполагает осведомленность социального окружения о проступке.

Эмпирическую базу исследования составили жители города Балашова и Балашовского района Саратовской области, представители трех этнических групп — русские, армяне, азербайджанцы. Испытуемые были разделены на две возрастные группы: от 18 до 25 лет и от 45 до 78 лет.

Общий объем выборки составил 362 человека. Выявление различий в распределении признака осуществлялось с помощью критерия согласия Пирсона (х ), выявление различий в уровне проявления исследуемого признака с помощью U-критерия Манна-Уитни.

Корреляционный анализ был выполнен с помощью метода ранговой корреляции Спирмена.

По итогам проведенного исследования нами были получены следующие результаты.

Изучение гендерной специфики переживания вины и стыда выявило различия в переживании данных чувств мужчинами и женщинами (p

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/empiricheskiy-analiz-perezhivaniya-chuvstv-viny-i-styda-sotsiokulturnye-osobennosti

Ссылка на основную публикацию