Параноик и жертвенность — психология

Параноик и жертвенность

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Жертвенность и жертвоприношение

Паранойяльный человек может выдержать много испытаний, невзгод, лишений, пытки, репрессии, даже принять смертную муку за свою идею.

Монах Джордано Бруно 12 лет шел к костру на одной из центральных площадей в Риме, где ему спустя века поставили памятник. А ради чего ? Чтобы не говорить того, что не считал истиной.

Вот Галилей, когда его прижали инквизиторы, отрекся от истины и только «в кулуарах» произнес трагически знаменитую фразу: «А все-таки она вертится!» А Бруно свою истину декларировал не в кулуарах, а в лицо мракобесам.

Когда летит на пламя мотылек,

О смерти он своей не помышляет.

Когда олень, от жажды изнемог,

Спешит к ручью, он о стреле не знает.

Когда сквозь лес бредет единорог,

Петли аркана он не примечает.

Я же лес, в огонь, к ручью себя стремлю,

Хоть вижу стрелы, пламя и петлю.

Это стихотворение встретилось мне в трактате «О героическом энтузиазме» Джордано Бруно. Он приписывает его поэту Тансилло, но, возможно, что это псевдоним самого Бруно. Так или иначе, оно выражает ту идею жертвенности, которая бывает свойственна паранойяльным людям. Прекрасные стихи, прекрасное и трагическое содержание.

Но больше, чем идея жертвенности, паранойяльному свойственна идея жертвоприношения.

Даже сыновьями жертвовали паранойяльные (Авраам, Петр I, Сталин), не говоря уже о чужих по крови людях. Жертвоприношение и жертвенность часто идут рядом.

Если я жертвую собой, то имею якобы право принести в жертву и других, потребовать от них жертвы. В жертву должно быть принесено иногда даже право на смерть, на суицид. Христианская религия запрещает самоубийство, оно карается адом.

А в стихотворении поэта послевоенной и шестидесятнической эпохи Бориса Слуцкого «Кельнская яма» есть строки:

А если кто больше терпеть не в силах,

Партком разрешает самоубийство слабым.

То есть в принципе не разрешает, но в порядке исключения может разрешить. Вот так!

Увы, сами паранойяльные все-таки зачастую почему-то не хотят быть жертвой. Они посылают на смерть («Но человека человек послал к анчару властным взглядом»), а сами погибать не хотят.

В фильме о Ломоносове сценариста Осетинского и режиссера Прошина есть такой эпизод. Паранойяльный лидер-раскольник собирает всех в деревянной церкви для самосожжения, а сам выбирается потайным ходом. Юный Ломоносов упрекает его: «Детей и баб пожег, а сам не сгорел…»

Такая вот нравственная «диалектика» свойственна некоторым паранойяльным.

Источник: https://knigarazuma.ru/article/paranoik_i_zhertvennost

Психология жертвы

В живой природе всегда существовал естественный отбор. Одни существа являются агрессорами, другие – жертвами. В природе человека эта схема тоже существует, однако она намного сложнее, так как речь идет не об инстинктах, а защитных механизмах психики.

Наверняка вам приходилось встречать людей считающих себя глубоко несчастными, требующих внимания и поддержки, а также, словно магнит притягивающих к себе проблемы. Это и есть классические жертвы.

Почему люди становятся жертвами и есть ли зависимость между психическим состоянием человека и вероятностью того, что он станет жертвой преступления или насилия?

Психология поведения жертвы

Существует такое понятие как синдром жертвы. В психологии оно трактуется как проявление поведения человека, при котором он провоцирует других людей на нарушение его прав. Особенно это привлекает преступников и разного рода агрессоров.

Для жертвы характерно чувство внутреннего бессилия, привычка жаловаться и выпрашивать жалость к себе. Этот стереотип поведения обычно воспитывается в семье и особенно сильно может проявиться во время обучения в школе.

В классах дети с синдромом жертвы обычно изолированы от окружающих и являются изгоями.

Роль жертвы, изучается различными разделами психологии, в зависимости от обстоятельств, при которых человек начал примерять ее на себя.

Сегодня многие задаются вопросом – почему одни люди постоянно попадают в негативные ситуации, а другие нет? Наверняка у вас есть хотя бы один знакомый, которого постоянно либо грабят, либо сбивает машина, либо с ним случается какое-либо несчастье.

Поиском причин и объяснений такому явлению занимается наука – виктимология. Она изучает психологию жертвы преступления. Несмотря на то, что виктимность человеческой личности изучается сравнительно недавно, ученым удалось открыть несколько фактов:

  • многие жертвы убийства характеризуются как эгоцентричные личности, рискованные и неосмотрительные. Такие люди в ряде случаев знакомы со своим убийцей, а также являются конфликтными, склонными к агрессии личностями или злоупотребляют спиртным;
  • психология жертвы насилия заключается в ее инфантилизме, личностной незрелости, отсутствии опыта половых отношений и неразборчивости в знакомствах. Такие люди могут быть как нерешительными, так и наоборот излишне эксцентричны;
  • жертвами мошенников в основном становятся излишне доверчивые люди. Они зачастую суеверны, испытывают материальные трудности или чересчур жадные;
  • жертвы бытового насилия или различных истязаний в большинстве случаев находятся в зависимости от своего агрессора. Это может быть жена, мать, муж, сожитель или ребенок. Чаще всего это люди слабовольные, не имеющие собственного мнения и определенной жизненной позиции. Могут вести аморальный образ жизни и даже иметь социальный статус выше, чем у агрессора.

Несмотря на то, что каждый человек является индивидом и события, которые с ним происходили, отличаются от историй других жертв, ученым удалось найти общие черты в их поведении и эмоциональном состоянии.

Особенности психологии жертвы

Почему люди становятся жертвами? Что предопределяет такое поведение? Причин для этого несколько:

  1. Низкая самооценка. Большинство жертв мошенников и преступников являются неуверенными в себе людьми. Заметить таковых в толпе не составляет труда.
  2. Боязнь выделиться – эта особенность уходит корнями еще во времена Советского Союза, когда родителей многих жертв учили не выделяться, «быть как все», а те в свою очередь навязали эту мысль своим детям. В итоге человек, не имеющий своей индивидуальности, в большинстве случаев рискует стать жертвой. Преступники хорошо чувствуют такой страх и даже по внешности такого человека легко смогут определить, стоит ли на него нападать.
  3. Зависимость от мнения окружающих. К сожалению, большинство людей очень волнует, что скажут о них те, кто находится рядом. Таким личностям можно навязать любое поведение, лишь бы оно было аргументировано как социально-необходимое. Часто именно такие жертвы попадаются в руки к наркоманам и регулярно употребляющим алкоголь.
  4. Страх неудачи. Эта проблема чаще всего наблюдается в семьях, где муж является тираном. Женщинам проще играть роль жертвы, чем уйти от побоев и унижений. Причина – страх остаться одной и никому не нужной.

Главное чувство потенциальной жертвы – страх. Каждый живой организм в этом состоянии ведет себя по-своему. Одни стараются затаиться и накинуть свой природный камуфляж, другие начинают источать запахи. Человек же начинает примерять на себя различные роли. Существует три классические позиции – жертва, ее преследователь и спаситель.

Именно поэтому в психологии рассматривается такой прием лечения жертвы как сказкотерапия для взрослых. Обычные рассказы нашего детства приобретают иные черты, когда психолог по полочкам раскладывает их скрытый смысл.

Например, сказка о жертве-золушке, где есть злая мачеха-агрессор, и спасительница в лицефеи-крестной прекрасно подойдет тем, кто терпит бытовые унижения. Конечно, в жизни все не настолько просто. Однако главная задача психотерапевта объяснить пациенту, что роль жертвы – это роль аутсайдера.

Быть жертвой не выгодно, и чтобы избавиться от этого ощущения, нужно в первую очередь научиться нести ответственность за свою жизнь и свои поступки. Слабых жалеют, но при этом именно слабых заклюют более сильные соперники и противники.

Если вы или ваши знакомые «жертвы» не в силах изменить свои убеждения, нужно поспешить к психологу, который быстро поможет избавиться от комплексов, заложенных с детства. Иначе в первый же выход на улицу вы рискуете встретить агрессора и попасть в его хитрые сети.

Читайте также:  Долг - психология
У многих из нас главной целью в жизни является самореализация. И это очень правильный подход. Но что именно подразумевается под словами «самореализация личности», и какими способами можно воспользоваться, чтобы найти себя и раскрыть свой потенциал, мы расскажем вам в этом материале.
Структура личности по Фрейду

Что такое личность человека? Найти ответ на этот вопрос пытались величайшие умы в области психологии. В течение долгого времени все предположения и гипотезы о механизмах и природе развития личности сформировались в несколько основных теорий, об одной из которых мы сейчас вам и расскажем.

Влияние цвета на психику человекаО том, что каждый цвет и даже оттенок, обладает своеобразным влиянием на психику, известно уже давно, и врачи даже научились использовать это в терапевтических целях. Но какие именно чувства может вызвать тот или иной цвет у взрослого человека и ребёнка, мы расскажем вам в сегодняшнем материале.Существует множество классификаций типов мужчин, к примеру, по конституционному типу, по отношениям с женщинами. Мы сегодня остановимся именно на втором варианте.

Источник: http://kak-bog.ru/psihologiya-zhertvy

Особенности эмоционально-волевой сферы при психопатиях. Группа параноиков (Б. Ганнушкин)

Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом и

оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на все его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей

параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности. Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим

характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение. Это люди крайне узкие и односторонние: вся

окружающая действительность имеет для них значение и интерес лишь постольку, поскольку она касается их личности; все, что не имеет близкого, интимного

отношения к его «я», кажется параноику мало заслуживающим внимания, мало интересным. Всех людей, с которыми ему приходится входить в

соприкосновение, он оценивает исключительно по тому отношению, которое они обнаруживают к его деятельности, к его словам; он не прощает ни

равнодушия, ни несогласия.

Кто не согласен с параноиком, кто думает не так, как он, тот в лучшем случае — просто глупый человек, а в худшем — его личный враг. Параноика не занимает

ни наука, ни искусство, ни политика, если он сам не принимает ближайшего участия в разработке соответствующих вопросов, если он сам не является

деятелем в этих областях; и наоборот, как бы ни был узок и малозначащ сам по себе тот или иной вопрос, раз им занят параноик, этого уже должно быть

достаточно, чтобы этот вопрос получил важность и общее значение.

Что касается эмоциональной жизни параноиков, то уже из всего предыдущего изложения со всей ясностью вытекает, что это люди односторонних, но сильных

аффектов: не только мышление, но все их поступки, вся их деятельность определяются каким-то огромным аффективным напряжением, всегда

существующим вокруг переживаний параноика, вокруг его «комплексов», его «сверхценных идей»; лишнее добавлять, что в центре всех этих переживаний

всегда находится собственная личность параноика. Односторонность параноиков делает их малопонятными и ставит их по отношению к окружающей среде

первоначально в состояние отчуждения а затем и враждебности. Крайний эгоизм и самомнение не оставляют места в их личности для чувств симпатии, для

хорошего отношения к людям, активность побуждает их к бесцеремонному отношению к окружающим людям, которыми они пользуются как средством для

достижения своих целей; сопротивление, несогласие, борьба, на которые они иногда наталкиваются, вызывают у них и без этого присущее им по самой их

натуре чувство недоверия, обидчивости, подозрительности.

Они неуживчивы и агрессивны: обороняясь, они всегда переходят в нападение, и, отражая воображаемые ими обиды, сами, в свою очередь, наносят

окружающим гораздо более крупные; таким образом, параноики всегда выходят обидчиками, сами выдавая себя за обиженных. Всякий, кто входит с

параноиком в столкновение, кто позволит себе поступать не так, как он хочет этого и требует, тот становится его врагом; другой причиной враждебных

отношений является факт непризнания со стороны окружающих дарований и превосходства параноика.

В каждой мелочи, в каждом поступке они видят оскорбление их личности, нарушение их прав. Таким образом, очень скоро у них оказывается большое

количество «врагов», иногда действительных, а большей частью только воображаемых. Все это делает параноика по существу несчастным человеком, не

имеющим интимно близких людей, терпящим в жизни одни разочарования. Видя причину своих несчастий в тех или других определенных личностях, параноик

считает необходимым, считает долгом своей совести — мстить; он злопамятен, не прощает, не забывает ни одной мелочи.

Нельзя позавидовать человеку, которого обстоятельства вовлекают в борьбу с параноиком, этого рода психопаты отличаются способностью к чрезвычайному

и длительному волевому напряжению, они упрямы, настойчивы и сосредоточены в своей деятельности; если параноик приходит к какому-нибудь решению, то

он ни перед чем не останавливается для того, чтобы привести его в исполнение; жестокость подчас принятого решения не смущает его, на него не действуют

ни просьба его ближних, ни даже угрозы власть имеющих, да к тому же, будучи убежден в своей правоте, параноик никогда и не спрашивает советов, не

поддается убеждению и не слушает возражений.

В борьбе за свои воображаемые права параноик часто проявляет большую находчивость: очень умело отыскивает он себе сторонников, убеждает всех в своей

правоте, бескорыстности, справедливости и иной раз, даже вопреки здравому смыслу, выходит победителем из явно безнадежного столкновения, именно

благодаря своему упорству и мелочности. Но и потерпев поражение, он не отчаивается, не унывает, не сознает, что он не прав, наоборот, из неудач он черпает

силы для дальнейшей борьбы. Надо добавить, что, пока параноик не пришел в стадию открытой вражды с окружающими, он может быть очень полезным

работником; на избранном им узком поприще деятельности он будет работать со свойственным ему упорством, систематичностью, аккуратностью и

педантизмом, не отвлекаясь никакими посторонними соображениями и интересами.

Фанатики. Этим термином, согласно обычной речи, обозначаются люди, с исключительной страстностью посвящающие всю свою жизнь служению одному

делу, одной идее, служению, совершенно не оставляющему в их личности мест ни для каких других интересов. Таким образом, фанатики, как и параноики,

люди «сверхценных идей», как и те, крайне односторонние и субъективные. Отличает их от параноиков то, что они обыкновенно не выдвигают так, как

последние, на передний план свою личность, а более или менее бескорыстно подчиняют свою деятельность тем или другим идеям общего характера. Центр

тяжести их интересов лежит не в самих идеях, а в претворении их в жизнь — результат того, что деятельность интеллекта чаще всего отступает у них на второй

Читайте также:  Как работал наполеон - психология

план по сравнению с движимой глубоким, неистощимым аффектом волей.

Аффекты фанатиков так же, как их идеи, не отличаются богатством. Это люди не только одной идеи, но и одной страсти. Будучи большей частью лишенными

грубой корысти и такого неприкрытого и всепоглощающего эгоизма, как это мы видели у параноиков, фанатики, однако, редко оказываются способными

проявлять душевную теплоту по отношению к отдельным людям. Последние обыкновенно являются для них лишь орудием, при помощи которого они стремятся

достигнуть поставленных ими себе целей. Поэтому в личных отношениях они чаще всего или безразлично холодны, или требовательно строги. Человеческое

горе их не трогает, и бездушная жестокость составляет нередко их свойство.

Fiat justitia, pereat mundus (Пусть свершится правосудие, хотя бы погиб мир) — вот основной принцип их жизненной установки. Главная сила фанатиков

заключается в их несокрушимой воле, которая помогает им без колебания проводить то, что они считают нужным. К голосу убеждения они глухи, вся их

страстная, но несложная аффективность находится целиком на службе их веры, а сопротивление и преследования только закаливают их. Железная воля и

делает фанатиков опасными для общества. Психиатрам приходится встречаться с ними главным образом как с вождями религиозных течений и сект. Нередко

под их руководством совершались изуверские дела и чудовищные преступления: самоистязание, пытки, мучительства, убийства. Русская действительность

знала людские жертвоприношения, коллективное самосожжение и самопогребение и другие не менее страшные дела. Жизненный путь фанатика

определяется его внутренним существом: это человек борьбы, редко обходящийся без столкновений с действительностью. Отсутствие у него гибкости и

приспособляемости легко приводит его к конфликту с законом и общественным порядком, поэтому одним из этапов его карьеры часто оказывается

пребывание в тюрьме или в психиатрической больнице.

Здесь же, быть может, следует упомянуть и о довольно многочисленной группе, если только можно так выразиться, фанатиков чувства. К ним чаще всего

относятся восторженные приверженцы религиозных сект, служащие фанатикам-вождям слепым орудием для осуществления их задач. Тщательное изучение

таких легко внушаемых и быстро попадающих в беспрекословное подчинение людям с сильной волей лиц показывает, что они часто почти не имеют

представления о том, за что борются и к чему стремятся. Сверхценная идея превращается у них целиком в экстатическое переживание преданности вождю и

самопожертвования во имя часто им совершенно непонятного дела.

Подобная замена (отодвигание на задний план) сверхценной идеи соответствующим ей аффектом наблюдается не только в области фанатизма и религиозного

изуверства, но является также характерной особенностью, например, некоторых ревнивцев, ревнующих не благодаря наличию мысли о возможности измены,

а исключительно вследствие наличности неотступно владеющего ими беспредметного чувства ревности. Подобное же положение мы имеем у некоторых

конституционально-нервных и психастеников, для которых таким «сверхценным аффектом» без определенной проекции является присоединяющееся

решительно ко всему происходящему кругом чувство страха. Этих находящихся в исключительной власти одного аффекта людей, по аналогии с терминологией

Циена, можно называть экноиками.

Источник: Психология эмоций. Под редакцией В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер

Также читайте:

Источник: http://www.psyhodic.ru/arc.php?page=465

Жертва и жертвенность как проявления страха и любви

В слове «жертва» мы слышим оттенок обреченности, гибельности, в слове «жертвенность» – добровольной самоотдачи, высоких чувств. Как не стать жертвой и что такое жертвенность?

0 3017 9 Октября 2016 в 10:43

Понятия жертва и жертвенность, на первый взгляд, кажутся похожими. В их основе лежит один корень, но разделяют их тысячелетия развития эмоционального мира человека от низшей его точки (страха) до высшей (любви).

В слове «жертва» мы слышим оттенок обреченности, гибельности, в слове «жертвенность» – добровольной самоотдачи, высоких чувств. Жертва, ведомая страхом за свою жизнь, всегда найдет своего садиста, душителя, убийцу.

Жертвенность есть проявление высшей любви к человеку и человечеству.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана учит отличать тончайшие оттенки состояний, видеть глубинные мотивы действий человека. Рассмотрим эти два понятия с точки зрения науки о векторах.

Жертва, ведомая страхом

Вектор в системно-векторной психологии Юрия Бурлана – это набор врожденных желаний и психических свойств человека, которые определяют его взгляд на мир, поведение, основные жизненные ценности и способ мышления. Всего векторов восемь. Их названия обусловлены ведущим сенсором – кожный, зрительный, звуковой, обонятельный и так далее.

Желания и свойства людей со зрительным вектором определяются особо чувствительным зрительным анализатором, который в их случае отвечает за исключительно тонкое зрительное восприятие окружающего мира, света, цвета, красоты, а также за эмоции.

В древности именно человек со зрительным вектором первым начал ощущать эмоцию. И это была эмоция страха за собственную жизнь.

Необычайно острое зрение определило видовую роль дневной охранницы стаи. Женщина с кожно-зрительной связкой векторов ходила с мужчинами на охоту и войну.

Любуясь блеклыми и яркими красками саванны и игрой света, она первая замечала притаившегося хищника или врага и сильно пугалась, вскрикивала, выделяла феромоны страха и тем самым предупреждала стаю об опасности.

Если она не успевала вовремя заметить опасность, она первой становилась жертвой хищника.

Жизнь первого представителя зрительного вектора среди мужчин также была наименее защищена. Он рождался слабым, неприспособленным к охоте и войне. Зрительный вектор задавал ему повышенную эмоциональную чувствительность, не создающую предпосылок для реализации мужской видовой роли. Он не мог убивать, лишать жизни любое существо: от комарика и до мамонта, не говоря уже о человеке.

Поэтому такой мальчик чаще всего определялся главным советником вождя в качестве жертвы. Его съедали, чтобы уменьшить неприязнь между нашими предками в голодные времена. Зачем лишний рот, не приносящий никакой пользы? Акт ритуального каннибализма давал мощный выход накопившейся неприязни, снимал напряжение в стае и тем самым сохранял ее целостность.

Итак, ранние представители зрительного вектора испытывали эмоцию страха за собственную жизнь и часто выступали в роли жертвы.

Однако сегодня постоянное нахождение зрительника в нижней части своей эмоциональной амплитуды – в страхах – вследствие недостаточного развития зрительного вектора в детстве или из-за стресса провоцирует его на архетипичное поведение, неадекватное современному уровню развития общества.

Так, кожно-зрительная женщина, раскачивающая свои эмоции от острого ощущения страха, часто становится жертвой маньяка, прогуливаясь ночью в безлюдных кварталах или парках города. Страх, как и любая другая эмоция, имеет свой неосознаваемый запах, который притягивает своего палача.

Виктимологический комплекс, который основывается на состоянии страха в зрительном векторе и мазохизме в кожном векторе – это и есть комплекс жертвы, которая всегда притянет к себе садиста, насильника, мучителя или убийцу.

Сегодня у мужчин с кожно-зрительной связкой векторов в состоянии жертвы тоже есть свои стереотипы поведения. Например, известны случаи, когда они сами предлагали себя на съедение каннибалу или брали чужую вину на себя, стремясь к осуждению за то, чего на самом деле не совершали.

Путь развития эмоций

У человека, как и у животного, есть четыре базовых желания – есть, пить, дышать, спать. Но в отличие от животного у него появляются добавочные желания, которые и делают его человеком. Желание к созданию эмоциональных связей, что позволяло ограничить неприязнь между людьми, появилось в зрительном векторе. И причина его появления заключается в страхе за собственную жизнь.

Кожно-зрительная женщина, испытывая ужас и боясь за себя, вступилась за кожно-зрительного мальчика перед вождем, добившись запрета на ритуальный каннибализм. Это ограничение неприязни между людьми стало зачатком культуры – новым условием для человеческого общежития, которое дало возможность человечеству развиваться дальше.

Читайте также:  Привычное поведение: как изменять - психология

Культура усложнялась и росла вместе с человечеством, проходя четыре уровня своего развития – неживой, растительный, животный и человеческий. На неживом уровне – оценивая красоту форм, на растительном и животном уровнях – усложняя эмоциональную связь со всем живым миром, на человеческом – выдвигая гуманистические идеи высшей ценности человеческой жизни.

Это происходило постепенно: от первых наскальных надписей до всемирных манифестов защиты жизни лабораторных мышек. Искусство, архитектура, творчество – это все наработки зрительных людей для всего человечества, как и развитие эмоциональной сферы.

Сейчас уже представители всех векторов способны испытывать эмоции, и даже мышечник может признаваться в любви своей избраннице. Единственное отличие – сила эмоций в зрительном векторе на порядки больше, чем в других.

Ведь именно через эмоции зрительники осмысливают жизнь.

Истоки жертвенности

Благодаря многотысячелетнему пути развития, человек со зрительным вектором научился трансформировать страх за себя в страх за других. Это стало предпосылкой для возникновения таких чувств как сопереживание, сострадание, сочувствие, любовь.

Достигнув высшей точки своей эмоциональной амплитуды – любви, зрительный человек становится способен ставить жизнь другого человека выше собственной. В этом и кроются истоки жертвенности – основной добродетели в культуре.

Примеры высшей степени жертвенности мы наблюдали во времена Великой Отечественной войны, когда кожно-зрительные медсестры, хрупкие девушки, выносили раненых с поля боя под свист пуль и грохот снарядов, забывая о страхе за свою жизнь. Ими двигало стремление сохранить чужую жизнь, жизнь ближнего.

Проявление жертвенности сегодня мы видим в волонтерском движении, когда люди со зрительным вектором берут на себя заботу о социально незащищенных слоях населения –сиротах, стариках, больных – абсолютно добровольно и безвозмездно, по зову сердца. Они стремятся только любить и дарить эту любовь окружающим, получая наибольшее наполнение своих желаний и осуществляя высшую реализацию зрительных свойств.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает увидеть свой потенциал, свои плюсы и минусы и выбрать лучшее из того, что дала нам природа. Продолжать оставаться жертвой или стать источником любви, ощутить счастье от своей высшей реализации – выбор за нами. Подробнее об этом на тренингах Юрия Бурлана. На бесплатные онлайн-занятия регистрируйтесь по ссылке.

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/zhertva-i-zhertvennost-kak-projavlenija-straha-i-ljubvi

Параноик или паранойяльный психопат

Еще одно расстройство личности – это параноик. Главная черта, которую демонстрирует каждый паранойяльный психопат – это склонность образовывать сверхценные идеи, которые полностью заполняют сознание. Это заставляет параноика руководствоваться исключительно ими.

Самой важной идеей является мысль об особом значении его собственной личности. Из этого выходит эгоизм, самодовольство и чрезмерное самомнение.

Важно!

Паранойя – это более широкое понятие, чем паранойяльный психопат. Это расстройство может проявляться при различных патологиях: болезнь Альцгеймера, наркотические интоксикации и т.д. Здесь описано именно психопатическое изменение личности, которое, как уже говорилось в начале раздела, имеет стойкий характер и сопровождает паранойяльного психопата на протяжении всей жизни.

Характерные черты

  • сильная обидчивость;
  • постоянная неудовлетворенность кем-то или чем-то;
  • подозрительность или перекручивание фактов так, что нейтральные или позитивные действия в его восприятии предстают как негативные;
  • параноик проявляет необоснованное недоверие даже к близким людям;
  • сверхценное отстаивание своих интересов, вплоть до агрессии;
  • неоправданные подозрения сексуальной неверности партнера;
  • ощущение личной значимости.

Описание

Паранойяльный психопат может быть описан, как очень узкий и односторонний человек: его волнует только то, что может относиться к его личности – все остальное не имеет для него никакого значения.

Это касается и людей. Параноик терпит только тех, кто благосклонно относиться к его идеям. Все равнодушные и критики для него могут быть как просто глупцами, так и личными врагами.

Параноику не интересна ни политика, ни спорт, ни творчество, если это не касается его навязчивого мировоззрения. Есть и обратная сторона: чем бы ни занимался параноик, даже если это никому не интересное и не нужное занятие – этот вопрос приобретает для них наибольшую важность.

Иногда паранойяльный психопат может стать борцом за какую-то идею. Но главным мотивом является то, что это именно их мысль. Остальное – не важно.

В статье, где было описано антисоциальное расстройство личности, была упомянута избирательная эмоциональная тупость. У параноиков можно увидеть такую же избирательную критичность суждений. Все, что не относиться к их мировоззрению и личности – они способны оценивать достаточно трезво и логично, однако стоит затронуть их ценности – все воспринимается в определенном смысле.

Это часто приводит к тому, что параноик сначала отчуждается от социума, а потом начинает относиться к нему враждебно. Любого, кто входит в столкновение и идет против ценностей – паранойяльный психопат считает личным врагом. Таких врагов у них может быть огромное количество, причем многие из них воображаемые.

Это делает параноика несчастным. У него нет близких и друзей. В этом он винит определенные обстоятельства и отдельных личностей, что приводит к проявлению самой опасной из его черт – мстительности. Он очень злопамятен и не забывает ни одной мелочи. Это очень опасно, поскольку паранойяльный психопат способен на длительное волевое напряжение.

Параноик будет настойчиво и упорно добиваться своих целей, игнорируя мнение окружающих. В этой борьбе паранойяльный психопат может находить себе сторонников, убеждать их в своей правоте и справедливости, что позволяет ему иногда выходить из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Даже потерпев поражение, параноик не унывает и снова пытается реализовать свои планы.

Примечательно, что до вступления в стадию конфликта с окружающими, параноики могут быть превосходными работниками.

Фанатики

Одна из форм параноидного расстройства личности, при котором человек полностью посвящает свою жизнь определенному делу, отрекаясь от других своих интересов.

От классического варианта психопатии такие люди отличаются тем, что не ставят на первый план свою личность, а бескорыстно служат выбранной идее.

Причем, для них важна не сама суть этого дела, а превращение его в образ жизни. Это связано с тем, что деятельность интеллекта отходит у них на второй план, в сравнении с сильной волей.

В большинстве случаев их идеи очень просты и откуда-то заимствованы. Логическое обоснование этих идей их не волнует, фанатики опровергают их в пользу веры.

Эмоции фанатиков так же, как их идеи не отличаются богатством. Не смотря на отсутствие эгоизма, такие люди все равно не способны проявлять теплоту по отношению к другим людям. С окружающими фанатики безразлично-холодны или требовательно-строги. Это порой проявляется в жестоких поступках.

Главная черта фанатика – это железная воля. Любые преследования, доводы, сопротивления – ничто не может столкнуть их с выбранного пути. Чаще всего такой параноик находит себя возглавляя религиозные секты, которые могут быть опасными для общества.

К счастью, это нечастая психопатия.

Также встречаются более мягкие формы: когда фанатичный паранойяльный психопат следуют какому-то узкому убеждению или даже гигиеническому правилу (например, убеждение, что какой-то продукт нельзя употреблять пищу). В таком случае он не находит в себе силы убеждать в своей идее других людей и довольствуется осуществлением ее исключительно в своей жизни.

Источник: http://popular-psychiatry.com/psihopatia/paranoik.html

Ссылка на основную публикацию