Внешний переводчик — психология

Внешний переводчик в активном слушании детей — Психологос

Активно слушая детей, постоянно приходится переводить «нечто нечленораздельное и негативное» во что-то осмысленное и как-то позитивное — переводить и для себя (внутренний переводчик) и во вне, для ребенка, по сути уча его цивилизованному выражению чувств. Смотри Активное слушание, Внутренний переводчик, Внешний переводчик

Дети не часто и неохотно говорят о своих ощущениях и потребностях. Их приходится расшифровывать так же, как и в случае со младенцем.

Младенцы вообще не могут говорить, и тем не менее мы уже можем их слушать, можем из их плача выделить послание.

Что он хочет нам сообщить? «Я голоден, меня мучает жажда, боль, злость или скука?» Мы можем понять, что говорит младенец своим плачем, если будем прислушиваться к нему, приглядываться к нему, учиться его расшифровывать.

Даже если ребенок научится говорить, понятней нам его проблемы не станут. И он будет рвать и метать, если мы не поймем, чего он от нас хочет в своем пространном предложении из двух слов. Мы можем лишь гадать и предлагать возможные варианты. Даже если мы не поймем его точно, важно показать: мы принимаем тебя всерьез, мы тебя слушаем.

Следующий разговор между 8-летним Томом и его мамой объясняет, что понимается под «активным слушанием» с внешним переводчиком:

Том: Этот Басти настоящий дурак. Все время хочет командовать, по моему не хочет со мной играть.

Мама: Ты так зол на него!

Том: Зол? Да я его ненавижу. И вообще не хочу с ним дружить больше.

Мама: Ну ты разошелся, я смотрю. Ты наверное, его вообще теперь не хочешь видеть?

Том: Да, точно. Никогда больше. Но с кем мне тогда играть?

Мама: Ну совсем без друзей тоже плохо…

Том: Да, но я же не могу с ним снова подружиться! Он настоящий тупица!

Мама: Мириться очень сложно, пока в тебе бушуют эмоции и злость.

Том: Странно, раньше всегда я мог командовать. И он все делал. А теперь он хочет быть главным все время.

Мама: Ну ему надоело все время тебе подчиняться.

Том: Ну конечно! И вообще с чего это он вдруг изменился? Хотя и теперь иногда с ним весело играть.

Мама: Наверняка тебе так тоже понравится играть.

Том: Да, но до сих пор я всегда был начальником. Я уже привык. Если я разрешу ему теперь командовать – мы снова станем друзьями?

Мама: Ты хочешь сказать, что если вы будете играть по очереди — то он командует, то ты, то и поводов для ссор станет меньше?

Том: Да, наверное. Я попробую.

Такой разговор делает борьбу за внимание ненужной и помогает ребенку найти собственный путь.

Иногда из «слушать» получается прямо таки «переводить». Представьте себе, вы забираете ребенка из детсада и он хмурится и выдает: «Ты плохая мама. Не нужно меня забирать».

Что с ним происходит? Вы действительно думаете, он считает вас плохой? Возможно он расстроен, потому что вы прервали своим появлением интересную игру.

Именно это вы можете ему и сказать: «Да, вот ведь! И именно теперь я пришла тебя забирать, когда ты так здорово разигрался!»

Вы перевели его послание и он чувствует себя понятым. Вы убрали сейчас основание бороться за понимание. Не нужно с ним дальше дискутировать, лишь настоять, чтобы он шел с вами домой.

Источник: https://www.psychologos.pro/articles/view/vneshniy-perevodchik-v-aktivnom-slushanii-detey

Перевод статей по психологии и психологических текстов с английского и русского

ПОЗВОНИТЕ +7-922-181-08-30

ИЛИ НАПИШИТЕ ВНИЗУ ЭТОЙ СТАТЬИ

ДЛЯ УТОЧНЕНИЯ СРОКОВ И СТОИМОСТИ

Бюро «Гектор» выполнит перевод психологических статей и текстов английского и любого иного языка.

Немного о психологии и переводе для нее

Психология — это довольно молодая наука, в том числе и для английских и прочих переводчиков. Имея предпосылки в философии, биологии, социологии, педагогике, наука эта сформировалась как отдельная наука только в начале ХХ века. Психология тесно связана с психиатрией и неврологией, охватывает практически все сферы жизни человека и продолжает развиваться.

Усовершенствованные методы обнаружения и лечения психологических проблем, программы реабилитации, тесты – это результат длительных исследований и наблюдений психологов. Психология развивается в различных направлениях, её изучением занимаются во всех прогрессирующих странах.

Чтобы быть в курсе последних исследований в психологическом мире, необходимо следить за развитием науки, читать статьи и научные работы коллег.

Именно поэтому многим отечественным психологам и студентам необходим перевод психологических текстов. Психологи, психиатры, психотерапевты могут с помощью наших переводчиков почерпнуть ценный опыт из зарубежных публикаций. В то же время при теоретическом изучении психологии российские исследователи могут поделиться своими наблюдениями и практическим опытом с иностранными коллегами.

Как и на какой язык переводим психологические тексты?

Чаще всего требуется перевод на английский язык или с него. Большинство международных журналов издаются на английском, общемировом языке. Однако наши переводчики могут перевести с любого европейского или азиатского языка. Зачастую необходим психологический перевод с немецкого, итальянского, французского и многих других языков мира.

Для перевода психологических статей недостаточно знать иностранный язык. Также следует понимать специфику текстов, разбираться в психол терминологии (в том числе и зарубежной) и знать особенности научной или научно-популярной стилистики. Наши специалисты помогут с профессиональным и читабельным переводом любой психологической литературы студентам и практикующим психологам.

Про стоимость и цены на услуги психологических переводчиков

Любой заказ мы стараемся выполнить как можно быстрее. Однако сроки заказа напрямую зависят от объёма оригинального текста. Статья на 1-2 страницы переводится за несколько часов.

Объёмные исследования и труды требуют больше времени, возможно, несколько рабочих дней. Мы всегда обговариваем сроки заранее и учитываем все пожелания заказчика.

У нас есть возможность включить в работу по переводу конкретной статьи несколько переводчиков.

Стоимость заказа зависит от срочности, а также от переводимого языка (английский дешевле, немецкий дороже и так далее). Чем короче сроки, тем выше цена. Для перевода текста на «непопулярном» языке требуются узконаправленные специалисты, поэтому стоимость также может увеличиться. Однако мы разумно оцениваем свою работу и даём конкурентоспособные цены.

Оплатить наши переводческие услуги можно несколькими способами. Один из простых и популярных способов оплаты – перечисление денежных средств на кредитную карту.

Кроме того, мы принимаем оплату по безналичному расчёту или даже на сотовый телефон.

Любой клиент может предложить индивидуальный способ оплаты, наиболее для него приемлемый, мы обязательно рассмотрим все предложения и придём к общему соглашению.

Подробнее узнать о способах оплаты английского, немецкого и любого иного перевода на тему психологии, а также задать вопросы о стоимости и сроках заказа можно через сайт или по телефону:

+7-922-181-08-30

Источник: http://buro-hector.ru/translations/nauchnyy-perevod/psihologicheskiy-perevod

Некоторые сложности перевода английских текстов по психологии

Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе». Саранск, 16.11.2012 г.

(Язык. Культура. Общество. Выпуск 4. 2012 г.)

Некоторые сложности перевода английских текстов по психологии

Л. М. Лемайкина, О. А. Свяжина

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)

В настоящее время психология интенсивно развивается и становится интересна не только ученым. Все большее внимание ей уделяют люди, не изучающие данную науку. И, как следствие, появляется огромное количество научно-популярных и популярных изданий по психологии, которые необходимо адекватно перевести для широкого круга читателей.

Для того чтобы начать переводить текст по психологии, нужно сначала ознакомиться с особенностями данной науки. Без знаний в данной области перевести текст окажется крайне сложным.

Перевод английских текстов по психологии представляет определенную трудность еще и потому, что существует необходимость поиска и нахождения лексических соответствий для английских слов и словосочетаний.

Во многих случаях точные соответствия для английских слов среди русских лексических единиц отсутствуют, и переводчику всякий раз приходится создавать свой вариант перевода, как бы делая заявку на создание нового термина. Таких «авторских» вариантов перевода огромное множество, причем состав их неоднороден.

Одни и те же слова переводятся по-разному, в зависимости от компетентности автора, его лингвистической подготовленности, фоновых знаний и вкуса.

Когда переводчик имеет дело с научными текстами в определенной области знания, ему, прежде всего, необходимо изучить специальную терминологию, возможные приемы и методы ее перевода с одного языка на другой, а также переводческие трансформации в процессе перевода для достижения адекватного, эквивалентного текста перевода.

Итак, обратимся к терминологии.

Терминология, как система научных терминов, представляет собой подсистему внутри общей лексической системы языка.

Каждая отрасль науки вырабатывает свою терминологию в соответствии с предметом и методом своей работы [1]. Терминология — это ядро научного стиля, последний, самый внутренний круг, ведущий, наиболее существенный признак языка науки. Можно сказать, что термин воплощает в себе основные особенности науч¬ного стиля и предельно соответствует задачам научного общения.

Термин – это слово или словосочетание, точно и однозначно называющее предмет, явление или понятие науки и раскрывающее его содержание; в основе термина лежит научно построенная дефиниция. М. М.

Глушко констатирует, что «термин – это слово или словосочетание для выражения понятий и обозначения предметов, обладающее, благодаря наличию у него строгой и точной дефиниции, четкими семантическими границами и поэтому однозначное в пределах соответствующей классификационной системы» [2].

А.А. Реформатский определяет термины «как однозначные слова, лишенные экспрессивности» [3].

По тем же причинам термин должен быть однозначным и в этом смысле независимым от контекста.

Иначе говоря, он должен иметь свое точное значение, указанное его определением, во всех случаях его употребления в любом тексте, чтобы пользующимся термином не надо было каждый раз решать, в каком из возможных значений он здесь употреблен.

Непосредственно связано с точностью термина и требование, чтобы каждому понятию соответствовал лишь один термин, т.е. чтобы не было терминов-синонимов с совпадающими значениями. Понятно, что точная идентификация объектов и понятий затруднена, когда одно и то же именуется по-разному.

Термин должен быть частью строгой логической системы. Значения терминов и их определения должны подчиняться правилам логической классификации, четко различая объекты и понятия, не допуская неясности или противоречивости.

И, наконец, термин должен быть сугубо объективным наименованием, лишенным каких-либо побочных смыслов, отвлекающих внимание специалиста, привносящих элемент субъективности.

В связи с этим термину «противопоказаны» эмоциональность, метафоричность, наличие каких-либо ассоциаций и т.п.

Основное требование, предъявляемое к термину, — его однозначность. В общетерминологическом плане это требование реализуется двумя путями, так как существуют две категории терминов: 1) общенаучные и общетехнические термины и 2) специальные (номенклатурные) термины.

Общенаучные и общетехнические термины выражают общие понятия науки и техники. Термины существуют не просто в языке, а в составе определенной терминологии.

Специфика терминов как особого лексического разряда слов состоит в том, что они создаются в процессе производственной и научной деятельности и поэтому функционируют лишь среди людей, обладающих соответствующими научными и производственными реалиями, то есть макроконтекстом.

Поэтому в отличие от обычных слов, однозначность которых в речевой коммуникации обеспечивается ситуацией или лингвистическим контекстом, однозначность термина регламентируется экстралингвистическим макроконтекстом или лингвистическим микроконтекстом.

Вторая проблема касается отделения терминов от нетерминов, четкой границы между которыми, как известно, провести нельзя. Наряду с терминами-словами в психологической терминологии много терминов-словосочетаний, состоящих в основном из двух компонентов.

Третья проблема – это проблема отношения к «авторским» терминам. Поскольку психологическая терминология еще находится в стадии становления, многие психологи создают свои термины и даже целые системы терминов. Их перевод и понимание обычно вызывают большие затруднения.

В словарь включены «авторские» термины психологов, взгляды и идеи которых получили значительное распространение, оказали и продолжают оказывать заметное влияние на развитие соответствующих областей психологии. Среди них следует отметить К. Левина, З. Фрейда, К. Юнга и др.

Читайте также:  Бизнес-стабильность - психология

Критерием для включения «авторских» терминов служил факт фиксации их в имеющихся англоязычных толковых психологических словарях. В словарях подобные термины неизменно сопровождаются пояснением, указывающим на их принадлежность конкретному автору.

Четвертая проблема — отношения к «варваризмам». Влияние на английскую и американскую психологию ряда иноязычных психологических школ было и остается столь сильным, что англоязычные авторы продолжают включать без всякого изменения и пояснения такие термины-варваризмы в текст своих работ.

Пятая проблема связана со сложностями перевода включенных в словарь терминов. Поскольку понятийные аппараты отечественной и зарубежной психологии не всегда совпадают, подобрать английскому термину русский эквивалент оказалось не всегда возможным: в тех случаях, когда они в русской психологической терминологии отсутствуют, толкование английского термина дается описательно.

В настоящее время, в период бурного развития психологии, наблюдается ее проникновение в социологию, педагогику, медицину, другие науки и области деятельности.

Находясь на стыке с науками, понятийный аппарат которых разработан гораздо лучше, психология широко использует их терминологию.

В связи с интеграцией наук, их взаимопроникновением выработалась универсальная терминология, что и нашло отражение в издании специального словаря, который содержит около 20 000 терминов, охватывающих различные разделы и области психологии, такие как общая психология (с особым акцентом на историю психологических учений, категории ощущения, восприятия, памяти, мышления), физиологические основы психологии, социальная, педагогическая, инженерная психология, зоопсихология, психофизика, математические и статистические термины. Это огромная помощь переводчику.

1. Арнольд И. В. Стилистика: Современный английский язык. М., 2002.

2. Глушко М. М. и др. Функциональный стиль общественного языка и методы его исследования. М., 1974. С. 33.

3. Реформатский А. А. Введение в языкознание. М., 1955, с. 85

Источник: http://yazik.info/2012-20.php

Психологические аспекты устного последовательного двустороннего перевода

Section 7. Pedagogy

Svetlychnaya Elena Ruslanovna Dnepropetrovsk Alfred Nobel University, senior lecturer E-mail: hedrusv@hotmail.com

Psycological aspects of two way consecutive translation

Abstract: The article characterizes the mechanisms of memory, ensuring the process of two way consecutive translation, describes how they interrelate and work. The author singles out interpreting skills formed on the basis of the memory mechanisms.

Key words: memory, two way consecutive translation, interpreter, skills.

Светличная Елена Руслановна Днепропетровский университет имени Альфреда Нобеля,

старший преподаватель E-mail: hedrusv@hotmail.com

Психологические аспекты устного последовательного двустороннего перевода

Аннотация: В статье рассматриваются характеристики, взаимосвязь и действие механизмов памяти, обеспечивающих процесс устного последовательного двустороннего перевода. Автор выделяет переводческие умения, формирующиеся на основе механизмов памяти.

Ключевые слова: память, последовательный двусторонний перевод, устный переводчик, умения.

Согласно определению, сформулированному В. Н.

Комиссаровым [6], устный перевод — это вид перевода, при котором оригинал и его перевод выступают в нефиксированной форме, что предопределяет однократность восприятия переводчиком отрезков оригинала и невозможность последующего сопоставления или исправления перевода после его выполнения.

Таким образом, важнейшим механизмом обеспечения процесса устного перевода является память. При этом, согласно классификации В. И. Ер-молович, память относится к общепсихологическим механизмам, обеспечивающим процесс устного перевода наряду с восприятием и осмыслением [2, 50].

Согласно утверждению Р. К. Миньяр-Белоручева, «память нужна всем, нужна постоянно, а переводчику — профессионально» [7, 51].

Механизмы памяти — это важнейшие механизмы, обеспечивающие осуществление процесса перевода в целом и процесса устного последовательного перевода в частности.

По мнению многих исследователей, для достижения высоких результатов при обучении устному последовательному переводу необходима тренировка и развитие различных видов памяти, которые позволяют правильно и эффективно сформировать механизмы, обслуживающие деятельность переводчика, а именно: механизм усвоения необходимых знаний, базирующийся на модели «адаптивного управления процессом мышления» — декларатив-

ную, процедурную и исполнительную память [9], механизм сохранения полученной информации, до момента выдачи ее на языке перевода — оперативную память, механизм продолжительного сохранения знаний, умений и навыков — долговременную память, механизм безассоциативного запоминания — образную память [1], механизм смысловой группировки текста при запоминании — смысловую память [7].

Начнем с механизма усвоения знаний на основе модели «адаптивного управления процессом мышления», предложенной Э. А. Носенко и С. В. Чернышенко [7, 44]. Согласно этой модели, механизм овладения знаниями и навыками можно представить в виде трех основных блоков: блок декларативной памяти, блок процедурной памяти и блок исполнительной памяти.

При этом, под декларативной памятью понимают память, которая сохраняет знания определенной сферы, которые могут быть репродуктированы изолированно, не обязательно в связи с конкретной ситуацией.

Процедурная память может быть охарактеризована как память на процедуры выполнения конкретных действий, которые базируются на осознании знаний, представленных в декларативной памяти.

Исполнительная память — это память на то, что, для чего и как нужно делать в конкретных ситуациях деятельности, в которых нужно применять полученные декларативные и процедурные знания [9, 44-45].

С точки зрения обучения последовательному

146

Секция 7. Педагогика

переводу, Д. Робинсон [11] считает, что переводчику для обеспечения процесса устного перевода одинаково необходимы все три вида памяти. Процедурная память необходима для подсознательной обработки текста переводчиком, а декларативная — для сознательной.

Процедурная память помогает переводить быстро, а декларативная требуется в тех случаях, когда возникшие проблемы делают быстрый перевод невозможным.

Что касается функционирования исполнительной памяти в соответствии с уровнем компетентности в определенной сфере знаний, то именно от нее зависит выбор стратегии поведения или выполнения действий в конкретных ситуациях.

Оперативная память в процессе устного последовательного перевода необходима для сохранения полученной информации с момента ее получения до момента выдачи на языке перевода. Наиболее важной характеристикой оперативной памяти для процесса устного последовательного перевода является ее емкость.

Под емкостью оперативной памяти понимается та информация, которую человек имеет перед своим мысленным взором в данный момент. Единственное хранилище кратковременной памяти имеет ограниченные объем и время хранения, а приоритет поступления информации определяется направленностью внимания в данный момент.

Время хранения информации в оперативной памяти составляет примерно 20 секунд, а ее объем составляет 5-9 структурных единиц информации — в среднем 7 единиц (правило Д. Миллера). Этот объем индивидуален, он характеризует природную память человека и имеет тенденцию сохраняться в течение всей жизни.

Он может быть увеличен в случае использования ассоциативных связей, укрупнения структурных единиц, но не за счет увеличения их количества. Дж. Миллер говорит о возможности расширения объема памяти через построение все больших и больших отрезков, содержащих больше информации, чем раньше [10, 176]. Как отмечает Р. К.

Миньяр-Белоручев, это может быть 7 лексических единиц, представленных словами, а может — 7 смысловых единиц, каждая из которых заключена в нескольких словах, но содержит один квант (порцию) информации [7]. При этом в процессе перевода происходит уменьшение объема текста перевода по сравнению с объемом текста оригинала, т. е. переводчик применяет речевую компрессию.

Другая характеристика памяти — точность воспроизведения, отражает способность человека точно сохранять, а самое главное, точно воспроизводить запечатленную в памяти информацию. В процессе со-

хранения в памяти часть информации утрачивается, а часть — искажается, и при воспроизведении этой информации человек может допускать ошибки. Поэтому точность воспроизведения, по нашему мнению, является весьма значимой характеристикой памяти при обучении устному последовательному переводу.

Еще одна важная характеристика памяти — длительность, отражает способность человека удерживать определенное время необходимую информацию.

Данная характеристика оперативной памяти особенно важна для обучения последовательному переводу, так как процесс последовательного перевода предполагает наличие весьма продолжительных промежутков «накопления информации» переводчиком, который ожидает окончания речи говорящего для выполнения перевода.

Нельзя не согласиться с утверждением Г. Э. Ми-рама о том, что одной из характерных черт последовательного перевода является то, что он «неполный по определению».

По его мнению, «даже уникальная память немногих легендарных переводчиков едва ли в состоянии сохранить все детали длинного выступления, не говоря уже о памяти «простых смертных» [8, 103].

При этом, несмотря на «неполноту» последовательного перевода, главной задачей переводчика, по нашему мнению, должно быть полное выполнение поставленной перед ним коммуникативной задачи. Это возможно благодаря актуальному членению текста.

Актуальное членение — это структура текста на логико-коммуникативном уровне, в которой каждое высказывание состоит из темы (того, о чем говорится), переходного элемента и ремы (того, что говорится о теме). И хотя, по мнению Г. Э.

Мирама, выделение тем и рем вещь довольно субъективная и переводчик может увидеть в тексте логико-тематическую структуру, отличную от той, которую видит в нем автор этого текста, все же опора на эту структуру служит «определенной гарантией выполнения основной коммуникативной задачи» [8, 107-108].

После того, как информация была получена, она обрабатывается в оперативной памяти, в результате чего выделяется смысловая составляющая сенсорных стимулов, т. е.

происходит семантическое кодирование, что делает возможным долговременное запоминание информации. Продуктивность этой смысловой обработки информации, по мнению Р.

Лурия [6], зависит от стратегии запоминания, правильной последовательности операций, уровня внимания. Согласно характеру участия воли в процессе запоминания раз-

147

Section 7. Pedagogy

личают непроизвольную и произвольную память.

Эффективность произвольной памяти зависит от целей запоминания и приемов заучивания.

При этом, приемы заучивания бывают: механические дословные — многократное повторение материала; логический пересказ, который включает логическое осмысление материала, систематизацию, выделение главных логических компонентов информации, пересказ своими словами; образные приемы запоминания — перевод информации в образы, графики, схемы, картинки (обеспечивается за счет работы образной памяти) [1;6; 7; 11].

Как отмечают психологи, использование механической памяти является самым неэффективным способом запоминания информации, в отличие от логических (смысловых) и образных приемов запоминания. Образные приемы запоминания эффективно увеличивают емкость оперативной памяти.

Это более стойкая форма памяти, разрушить которую почти невозможно, так как она исходит из интересов и профессиональных знаний самого человека и уже неотделима от его личности. Согласно утверждению И. С.

Алексеевой, при обучении устному переводу, применение механизмов образной памяти, ассоциативного и безассоциативного запоминания является необходимым условием для развития памяти на различные виды прецизионной информации, способность «привыкнуть» к неожиданной информации и умение запомнить ее в общем ряду, соблюдая требование сохранения порядка следования [1, 36].

По утверждению Р. К. Миньяр-Белоручева, наиболее эффективным способом развития памяти переводчика является смысловая группировка текста [7, 53]. Смысловая группировка представляет собой выделение опорных пунктов, облегчающих запоминание.

Кроме того, при устном последовательном переводе невозможно запомнить все слова в предложении, учитывая тот факт, что все языки являются избыточными.

Избыточность языка, особенно в устной речи, необходима человеку для того, чтобы его хорошо понимали, однако, для процесса последовательного перевода она зачастую становится камнем преткновения, так как перегружает оперативную память и усложняет процесс запоминания информации.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что переводчику для осуществления процесса последовательного перевода необходимо уметь выбирать из потока речи те слова, которые несут на себе ключевую информацию с последующим умением сжимать полученную информацию при переводе, со-

храняя содержание и все ключевые элементы смысла. Выделение ключевой информации или смысловых опорных пунктов происходит при использовании механизма внимания. В процессе последовательного перевода внимание переводчика приковано поэтапно сначала к процессу восприятия оригинального текста, а затем к адекватности своего перевода.

И, наконец, необходимо рассмотреть вопрос роли механизма долговременной памяти в процессе устного последовательного перевода. Прежде всего, необходимо дать определение этому виду памяти. Долговременная память — подсистема памяти, обеспечивающая длительное, соизмеримое с продолжительностью жизни сохранение временных связей (умений и навыков).

Считается, что объем долговременной памяти практически не ограничен. Несмотря на эти ценные качества долговременного хранилища, человек часто не получает доступа к хранящимся там знаниям, когда в них возникает необходимость.

Для уменьшения забывания необходимо: понимание, осмысление информации, периодическое повторение информации, создание условий заинтересованности обучаемого в запоминании информации [12].

Прежде всего, для описания действия механизма долговременной памяти в процессе последовательного перевода, следует упомянуть, что ряд авторов прямо указывают на непрерывную циркуляцию информации из оперативной памяти в долговременную память и обратно. Н. И.

Жинкин полагает, что в долговременной памяти образуются решетки фонем и морфем, на которых базируются речевые умения и навыки. По его мнению, всплывающая в сознании модель, тут же заполняется материалом из решетки морфем, получая в речи соответствующее ее ситуации оформление [3]. Л. К.

Велитченко считает, что взаимодействие оперативной памяти и долгосрочной памяти сводится к сличению поступающих в оперативную память сведений с соответствующей информацией, хранящейся в долговременной памяти [4, 122]. Кроме того, по словам Л. Ю.

Читайте также:  Интервью - психология

Зиновьевой, любые изменения содержания долговременной памяти, неизменно влекут соответствующие изменения в работе оперативной памяти [4, 122-124].

В свою очередь мы хотим подчеркнуть тот факт, что на базе долговременной памяти происходит не только сравнение хранящейся в ней речевых единиц, долговременная память хранит гораздо больше информации, помогающей обеспечивать процесс последовательного перевода за счет функционирования механизма антиципации.

148

Секция 7. Педагогика

На основе вышеперечисленных механизмов памяти должны формироваться умение прогнозирования, умение удерживать в памяти большие отрезки информации, умение сохранять полученную информацию до момента выдачи ее на языке перевода, умение ассоциативного запоминания, умение смысловой группировки текста при за-

поминании. Помимо этого, в число умственных механизмов, обеспечивающих процесс последовательного двустороннего перевода, входят механизмы восприятия текста оригинала, оформления перевода, синхронизации переводческих действий и механизм переключения — перехода от одного языка к другому.

Список литературы:

1. Алексеева И. С. Профессиональный тренинг переводчика: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей. — СПБ.: Издательство «Союз», 2008. -288 с.

2. Ермолович В. И. Проблемы изучения психологических аспектов перевода/В. И. Ермолович//Тетради переводчика. — 1999. — В.24. — С. 45-62.

3. Жинкин Н. И. Внутренние коды языка и внешние коды речи/Н. И. Жинкин//То Honour Roman Jacobson. -Paris, 1967. — C. 236-237.

4. Зиновьева Л. Ю. Взаимодействие оперативной и долговременной памяти при овладении иностранным языком/Л. Ю. Зиновьева//Лингвистика и лингводидактика. Серия: Гуманитарные науки. — 2001. — Вып. 6. — С. 122-124.

5. Комиссаров В. Н. Теоретические основы методики обучения переводу/Комиссаров В. Н. — М.: РЕМА, 1997. -112 с.

6. Лурия A. P. Маленькая книжка о большой памяти/А. Р. Лурия//Хрестоматия по общей психологии. Психология памяти; под. ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — [3-е издание, переработ. и доп.]. — Москва: АСТ, 2008. — С. 193-207.

7. Миньяр-Белоручев Р. К. Как стать переводчиком? — М.: «Готика», 1999. — 176 с.

8. Мирам Г. Э. Профессия: переводчик. — К.: Эльга, Н.-Центр, 2006. — 160 с.

9. Носенко Е. Л. Методолопчш аспекти забезпечення запам’ятовування шформацп при розробщ дистанцшних навчальних курав. Метод. поаб./Е. Л. Носенко, С. В. Чернишенко. — Д.: Вид-во Дншропетровського ушверситету, 2003. — 88 с.

10. Психолингвистика/Д. Слобин. Психолингвистика. Хомский и психология/Д. Грин: Пер. с англ.; под общей редакцией и с предисл. А. А. Леонтьева. — [изд. 2-е, стереотипное]. — М.: Едиториал УРСС, 2003. — 352 с.

11. Робинсон Д. Как стать переводчиком: введение в теорию и практику перевода/Пер. с англ. — М.: Кудиц -Образ, 2005. — 304 с.

12. Светличная Е. Р. Механизмы памяти, обеспечивающие процесс усного последовательного перевода/Е. Р. Светличная//Язык и культура в эпоху глобализации: сборник научных трудов по материалам первой международной научной конференции «Язык и культура в эпоху глобализации». В 2-х томах. -СПб.: Издательство СПбГЭУ 2013. — Выпуск 1. — т. 2. — С. 179-187.

Fedirchyk Tatyana Dmitrievna, Chernovtsy National University, docent, the faculty of pedagogy, psychology and social work E-mail: fedirchyk-tanya@yandex.ru

The scientific and methodological system of the development of pedagogical professionalism of novice lecturers of the high school

Abstract: the article justifies the scientific and methodological system of the development of pedagogical professionalism of novice lecturers of the high school in the course of their research and teaching activities.

Keywords: the scientific and methodological system, a pedagogical professionalism of lecturer, conceptual foundations, components, blocks of the system of the development of pedagogical professionalism of the lecturer.

149

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-aspekty-ustnogo-posledovatelnogo-dvustoronnego-perevoda

Для переводчиков

Почему выгодно быть постоянным переводчиком Psychologies.Today?

  1. Бесплатная реклама и хорошая иллюстрация для портфолио. Когда вы переводите статью, вы демонстрируете свои знания иностранного и родного языка, умение разбираться в новых сферах знаний, демонстрируете свое владение словом, как на родном языке, так и на иностранном.
  2. Информация о вас и ваши контакты появляются в разделе Переводчики. Желающим воспользоваться вашими услугами не составит труда связаться с вами. Также там будет указан список ваших переводов на нашем блоге со ссылками на них.
  3. Если вы студент, то это хороший способ начать свою карьеру переводчика. К тому же, в случае необходимости, мы можем предоставить рекомендательные письма и подтвердить ваш опыт сотрудничества с нашим изданием.

Что нужно, чтобы стать постоянным переводчиком?

  1. Отправьте письмо со своим резюме на почту psychologies.today@inbox.ru с пометкой «Хочу стать переводчиком». В письме должны быть четко указаны языки с которых и на которые вы можете переводить.
  2. Осуществить перевод предложенных вам материалов (около 5000 знаков без пробелов).
  3. После этого наши кураторы просмотрят ваши тексты, при необходимости внесут правки (правки будут согласованы с вами) и ваши переводы будут опубликованы в соответствующих разделах сайта.
  4. Вы присылаете информацию, которую хотите видеть на странице о себе в разделе переводчики. Заметьте, что ссылки на другие сайты (кроме обоюдного обмена ссылок) у нас запрещены, исключение – ваши соц.сети.

Что дальше? О взаимных обязанностях.

После того, как мы приняли вас в свою команду переводчиков, у вас появляются свои обязанности.

  1. Перевод материалов на 5000 символов в месяц. Статьи для переводов выбирает редакция.
  2. Вы несете полную ответственность за правильность и корректность перевода, за точную и доступную передачу информации из исходной статьи.

Мы в свою очередь:

  1. Гарантируем сохранение авторства вашего перевода. Т.е. под опубликованной статьей будет указан как автора текста, так и переводчик.
  2. Сделаем все необходимое, проведем всю техническую работу, чтобы ваш перевод увидело большее число читателей.
  3. Мы не будем публиковать без вашего согласия ваши переводы, предоставлять их другим ресурсам. Также вы, как и автор исходного текста, можете попросить редактора убрать ваш перевод с сайта.
  4. Если вы не соблюдаете наши правила, мы оставляем за собой право исключить вас из списка переводчиков.
  5. Наши редакторы могут вносить правки в ваши переводы и менять заголовок, но конечный вариант статьи будет с вами согласован.

НАПОМИНАЕМ, ЧТО МЫ НЕ ЯВЛЯЕМСЯ КОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ И НЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕМ ОПЛАТУ ЗА НАПИСАНИЕ И ПЕРЕВОД СТАТЕЙ.

Источник: https://psychologies.today/dlya-perevodchikov/

Профессиональные и личные качества современного переводчика

Ключевые слова: переводчик, профессиональные качества, личностные качества, письменный перевод, синхронный перевод, последовательный перевод.

Людям во всем времена была интересна психология людей. Китайские, греческие, римские ученые разрабатывали свои концепции и определения личностным особенностям человека.

Практикующие переводчики, как письменные, так и устные, не раз пытались выяснить какие же качества присуще «идеальному переводчику». Кто-то может сказать: «Я действительно хороший переводчик, я хорошо владею иностранным языком, обладаю быстрой реакцией, общителен и с чувством юмора».

Другой же скажет: «Я тоже неплохой специалист. Я усидчив, старателен, отлично владею своим языком, много читаю, спокоен и уравновешен». И они оба окажутся правыми.

Переводчик — это всесторонняя профессия, и если первый может быть прекрасным устным переводчиком, то второй будет отличным письменным.

Но могут ли в одном человеке сочетаться качества, которые помогут стать ему универсальным переводчиком? Какие профессионально-личностные качества должны быть присуще человеку, который хочет достичь успеха в этой карьере? Какие качества присуще переводчикам различных специализаций и профилей? На этот вопрос мы попытаемся ответить в данной исследовательской работе.

Особенности профессионально-личностных качеств переводчика.

В период всеобщей глобализации услуги переводчика становятся все более востребованы. Как в экономической, так и в технической сфере люди взаимодействую между собой, меняются опытом, сотрудничают на различных уровнях и часто им не обойтись без переводчика.

Но при всем этом, как правило работу переводчика часто недооценивают. Переводчик — это своеобразный мост между двумя разными культурами и двумя разными языками.

Хорошего знания иностранного языка часто не достаточно чтобы выполнить адекватный перевод и успешно развиваться в этой профессии.

Конечно первый, и одни и самых основных личностных качеств переводчика — это знание и умение владеть профессиональными навыками перевода.

Переводчику, как минимум, нужно владеть двумя языками (языком источника и языком-реципиента), причем, на самом высоком уровне.

Эти профессиональные качества, как правило, приобретаются переводчиком во время обучения в высшем учебном заведении и во время работы по профессии.

Вторым, опять же личностным качеством переводчика, является так называем «бэкграунд». То есть переводчик должен быть всесторонне развит. Конечно, часто у переводчика есть сфера специализации, но крайне непрофессионально будет со стороны, отказать от перевода сказав «это не в моей компетенции».

Так, что получая текст и документацию на перевод, а также при устном переводе на различных переговорах и других мероприятиях, переводчик, как правило, просит дополнительную информацию или находит ее сам. Развить этот навык можно лишь при помощи самообразования.

Чем больше переводчик интересуется различными сферами науки и жизни, тем выше уровень его «бэкграунда».

Также очень важным качеством является умение правильно организовать и спланировать свое время. Часто клиент просит завершить работу в короткие сроки, бывают неожиданные переводы, также постоянные дедлайны объемных проектов.

Все это при неправильной организации рабочего времени, может закончиться не в пользу переводчика. Что-то можно не успеть, что-то перевести на скорую руку, а о чем-то и вовсе забыть.

Чтобы не допустить этого, нужно уметь планировать свое время на протяжении всего рабочего процесса, а также адекватно оценивать время, которое вам понадобится для качественного перевода того или иного текста.

Хорошая память — то качество без которого точно не обойтись переводчику. Как нам известно, есть квалификация памяти по срокам хранения: кратковременная, оперативная и долговременная.

Чтобы суметь запомнить огромное количество лексики, грамматических конструкций и уметь применять их, переводчик должен обладать долговременной памятью. Также для устных переводчиков, крайне важно, обладать короткой памятью.

Так как в процессе работы им приходиться запоминать информацию сразу на двух языках, для того, чтобы впоследствии суметь правильно воспроизвести смысл сказанного. Поэтому, лучшим спутником переводчика часто является блокнот.

Именно туда можно записать всю ту лексику которая может пригодиться, а также ключевую информацию и прецизионную лексику, которую нельзя упустить в процессе перевода.

Также переводчику нужно владеть осмотрительностью. Как мы знаем, все культуры разные, и что приемлемо для нас, может быть совершенно неприемлемо в другой культуре.

Поэтому крайне важно в работе переводчика обходить острые углы и уметь сглаживать перевод под особенности другой культуры, но при этом, не терять смысл и посыл реципиента.

Например, перевод идиом, пословиц и шуток слово в слово, может быть непонятен, а иногда даже оскорбителен. Это качество можно развить только, изучая особенности разных культур.

Конечно, не бывает универсального переводчика так, что сочетание всех этих качеств, это своеобразный макет идеального переводчика. Но, все-таки, следует не забывать о саморазвитии, уметь анализировать свой перевод и не допускать уже обнаруженные ошибки в будущем.

Особенности переводчиков различных специализаций ипрофилей.

Как было упомянуто выше, универсальных переводчиков не бывает. НО есть набор тех или иных качеств или характеристик, которые характерны переводчику того или иного профиля.

Например, перед переводчиком синхронистом стоит крайне сложная задача, говорить одновременно со спикером, опаздывая, на 2–3 секунды. Обычно переводчики синхронисты меняются каждые 15–20 минут так, как данный вид перевода крайне трудоемкая работа.

Для переводчика этого профиля, характерно, мастерски владеть языком оригинала и перевода, иметь хорошую дикцию, быструю реакцию, уметь абстрагировать от внешнего мира, а также быть психически устойчивым, т. е.

Читайте также:  Синарёва, юлия - психология

уметь сохранять самообладание во время всего процесса перевода.

Устный переводчик, как правило работает с последовательным переводом. Так, как при этом виде перевода происходит непосредственный контакт с людьми важно быть спокойным, общительным человек, не бояться выступление перед публикой, презентабельно выглядеть.

Для письменного переводчика технических и художественных текстов тоже должны обладать набором определённых качеств. Для технических переводчиков, крайне важно владеть огромным объемом специальной лексики. Хорошо знать письменную грамматическую структуру другого языка. Знать структуру оформления технических текстов на другом языке.

Также важно, чтобы был под рукой гаджет с доступом в интернет, для того чтобы можно было найти дополнительную информацию по переводу. Письменный переводчик художественных текстов должен в идеале владеть литературным языком, уметь грамотно и красиво выражать свои мысли на бумаге, быть готовым к неспешной, вдумчивой и кропотливой работе.

Заключение

Дж. А. Хендерсон дает следующую характеристику переводчику:

Источник: https://moluch.ru/archive/113/26540/

социальная сеть переводчиков

О гипнотическом влиянии языка подлинника на переводчика, психологии переводческого труда.

В развитие тезиса о гипнотическом влиянии языка подлинника на переводчика, тезиса, открывающего це­лую область психологии переводческого труда, нужно уточнить, что гипнотизирует внешняя сторона языка под­линника, его звучание (в прямом смысле).

Это явление напоминает состояние спящего человека, который сквозь сон слышит звуки, издаваемые в реальной действитель­ности, и своеобразно реагирует на них. Есть такое место в «Войне и мире». Пьер спит и во сне мысленно разви­вает определенное философское построение.

Но вдруг он начинает путать: «Нет, не соединить.

Нельзя соеди­нять мысли, а сопрягать все эти мысли — вот что нужно! Да, сопрягать надо, сопрягать надо!» — с внутренним восторгом повторил себе Пьер, чувствуя, что этими именно и только этими словами выражается то, что он хочет выразить…».

Откуда эта убежденность, что только эти слова дей­ствительны и необходимы? Оказывается, Пьер слышит сквозь сон голос берейтора: «Запрягать надо, пора за­прягать, ваше сиятельство!» Звуковые сигналы действи­тельности бесконтрольно накладываются на смысловые значения происходящего во сне и при выключенном со­знании воспринимаются в таком уродливо сращенном виде как единственно правильные; только этими (аб­сурдными) словами он может выразить то, что до при­хода берейтора логично выражал своими, осмыслен­ными.

Но вернемся к словарю. Если в рассмотренной статье значение удавиться отождествлено со значением пода­виться, то как же в этом словаре переводится русское слово подавиться?

Вот эта статья:

«Подавиться подавитися,-влюся,-вишся (удавиться),

вдавитися».

Автор статьи вне переводческой работы, то есть вне гипнотической зависимости от словаря Ушакова, безус­ловно знает, что когда кусок застревает в горле, то по- украински это называется вдавитися. Но вот он садится за работу, входит в гипнотический контакт с Ушаковым, и звуковой сигнал извне подавиться бесконтрольно на­кладывается на смысловое значение украинского слова вдавитися.

Так возникает украинское несоответственное соответствие подавитися. А между тем, вне контакта с Ушаковым, автор статьи безусловно знает, что подави­тися — множественное понятие, как nocidam, повста- вати (вгостила такими галушками, що eci подавилися). Путаница возникла и разрушает статью дальше: «я по- давлюся, ти подавишся (как я поддаю, ти постдаеш)».

На этом вздоре статья могла бы закончиться, но не на­шло себе места украинское единственно правильное со­ответствие вдавитися, надо его как-то пристроить именно при данной статье, связать курсивной ремаркой.

Какому же оттенку значения оно соответствует? Ушаков (берей­тор) что-то там подсказывает очень похожее по звуча- чанию — удавиться, и автор пишет: «(удавиться) вда­витися», то есть: повеситься означает подавиться.

Маленькая эта статья по всем признакам напоминает бред человека, подчиненного звуковым сигналам при выключенном сознании.                                                        '

А между тем так разработаны в словаре многие и многие слова общего звучания, но разного, часто про­тивоположного значения.

Дело в том, что словарь Уша­кова, реестр заглавных слов которого положен в основу русско-украинского словаря, часто служил для наших работников не образцом большой лингвистической куль­туры, не объектом подражания принципу, по которому в этом труде творчески задокументирован великий язык великого братского народа, а объектом формалистиче­ского копирования, с буквальным перенесением в укра­инский словарь даже тех статей, в которых учтены спе­цифические закономерности русского языка, на украин­ский не распространяющиеся. При таком использовании русского сЛоваря во многих случаях толкование слова переводилось в качестве соответствия («щелчок — об­раза, прикрыть»; «язва — вЧдлива людина (особа)», причем тон, стилистическая окраска слова полностью терялись (щелчок — обида, язва — личность).

Таким образом, в работе над словарями происходит то же, что мы видели в формалистическом переводе: стремление приблизиться к русской лексикографии пу­тем ползучего эмпирического копирования словарей при­водит к своей противоположности — бесконечно удаляет от самих творческих принципов русского языковедения, создавшего эти словари, удаляет от русской науки о языке, мешает развитию истинных и плодотворных связей между русским и украинским языками, подлинному обога­щению украинской речи путем закономерных заимство­ваний из русского языка.

Вместе с тем в наших словаря* есть множество глу­боко научно разработанных статей, где с подлинным чутьем языка даются адекватные фразеологические и лексические эквиваленты, на которые никогда не осме­лится буквалист.

Различие двух систем перевода в сло­варях очень ощутимо, и нетрудно догадаться, что в на­шем языкознании есть и знатоки языка и люди, далекие от правильного понимания его сущности, в особенности от правильного понимания сущности перевода.

Об этом свидетельствуют последовательность и поразительное упорство, с которым иные языковеды на протяжении многих лет завуалированно и открыто отстаивают в.

своей работе принцип дословного перевода, реализуя этот принцип явочным порядком в своей переводческой практике и в работе над словарями вопреки единодуш­ным протестам литературной общественности.

Носителями пафоса этой борьбы, которую можно на­звать борьбой за несуразное против неоспоримого, на протяжении долгих лет являются одни и те же люди.

Так, если Иосиф Багмут выступает с защитой буква­лизма, с оправданием его аргументации в выступлениях некоторых редакторов, если И.

Багмут настаивает на при­менении в переводе формальных элементов языка подлинника и сам применяет их, то он же является и автором «теоретических» положений буквализма, из­ложенных в статье «Вопросы перевода с русского языка на украинский», напечатанной в XII томе «Мовознав- ства» (1953). Вот некоторые из них:

«Передачей русских активных причастий украин­скими активными причастиями на -чий (то есть переда­чей, необычной для украинского языка.— О. К-) при пе­реводе… достигается большая точность в передаче содер­жания и формы подлинника.

Построение фразы пере­вода полностью соответствует построению фразы под­линника. Не вводятся в перевод слова, которых нет в подлиннике и которые часто бывают необходимы при (нормальной.— О. К ) передаче русского активного причастия…

»

«Применение в украинских переводах активных при­частий для точной передачи соответственных форм рус­ского языка дает возможность преодолеть затруднения…» Иначе говоря, чтобы преодолеть затруднения, состоя­щие в том, что активные причастия в украинском языке не органичны, достаточно презреть это свойство украин­ского языка и применять активные причастия.

«Употребление в украинских переводах активных причастий… содействует точной передаче форм, свой­ственных подлиннику (вот ничем не прикрытый форма­лизм! — О. К-), причем… дает возможность сохранить синтаксическую конструкцию предложения…»

Примеры творческой передачи активных причастий (о рождающемся направлении — про народження на- пряму, требующее — воно вимагае и др.) автор отмечает как недостатки в 'рассматриваемых переводах. Его идеал — полное подчинение языка перевода грамматике подлинника. Вообще буквализму присуще глубокое равно­душие к объективным- закономерностям национальиоро

языка, его народной основе и литературным традициям.

Для иллюстрации достаточно вспомнить многие наши макулатурные издания типа «Дон-Кихота» и «Тихого Дона» .

на украинском языке, наши переводные пьесы, не ставшие произведениями искусства, наши кинодуб­ляжи, обезобразившие эпохальные русские фильмы, нашу пересыпанную курьезами лексикографию, симп­томы разухабистой анархии в нашем языке, чтобы убе­диться, что в условиях, когда творческие силы не могут охватить всего процесса бурного развития еще недоста­точно сформировавшейся культуры, чиновник-форма­лист может вносить в это развитие свои очень чувстви­тельные керрективы.

В советскую эпоху украинское языкознание создало, в сущности, один ценный, невзирая на большие огрехи, лексикографический труд — русско-украинский словарь 1948 года. Словари двадцатых — тридцатых годов служили как бы черновиком этого словаря, развитым и обрабо­танным, а в значительной степени и отвергнутым в нем.

Хотя влияние буквализма и очень сказалось на этом словаре, все же в основе своей он составлялся по лингвистическим законам, представляет собою опреде­ленное достижение и мог бы, после внимательного ис­правления в последующих изданиях тех мест, на которых отразились различные посторонние, не научные сообра­жения и условия, стать подлинным стабильным докумен­том современного украинского литературного языка.

Но уже ко времени выхода словаря, во второй поло­вине сороковых годов, когда было гъриступлено к осуще­ствлению огромной программы переводных изданий, дело перевода бюрократизировалось, в учреждениях, связанных с переводом, возобладал буквализм. И. Баг­мут, вовсе не единственный его представитель, только сформулировал те «теоретические» принципы, которыми и до сих пор руководствуются в своей работе другие языковеды и целые коллективы культурных учреждений.

Между языком переводов, сделанных по этой «тео­рии», и словарем обнаружились несоответствия.

Словарь не подтверждал русских лексических и фразеологиче­ских элементов, перенесенных из оригинала в украин­ский текст: в соответствующих статьях словаря эти эле­менты переводились на украинский. Так возникла потребность в исправлении…

не переводов, а соответ­ствующих статей словаря на основе этих переводов. Округленно говоря, встал вопрос: правилен ли украин­ский язык, раз он не отвечает «точным» переводам язы­коведов? Конечно, неправилен.

Из сотен примеров, показывающих, как буквализм уже много лет исправляет украинский язык, приведем лишь один.

Есть в русском языке сильное, содержательное слово всемерный (всемерно), говорящее о мобилизации и при­менении всех возможных средств, способов, усилий. В этом эмоциональном (не имеющем ничего общего с понятием измерения) обобщающем слове, уходящем всеми корнями ассоциаций в массив русского языка, живет частица души народа-языкотворца, и тем оно пре­красно.

Русско-украинский словарь 1948 года правильно трактует это слово:

«Всемерно-—нар., всеб1чно, всесторонньо (всячески); вс1ляко, всякими способами, всякими засобами».

Два последних соответствия наиболее употребительны в украинском языке, наиболее полно покрывают значе­ние русского всемерно.

Даже при тенденции повторять русское слово в украинской половине статьи редакция словаря не нашла возможным дать соответствие все- Mipno, так как украинское Mipa — понятие измеритель­ное, ничего общего с мероприятием («заходом») не имеющее и в системе украинского языка нигде с ним не соприкасающееся.

Но, как мы видели выше, по теории буквализма, в пе­реводе не должно быть слов, отсутствующих в подлин­нике, и, конечно, должно по возможности сохраняться количество слов. Передавать русское всемерно двумя словами полного украинского соответствия нашли ко­щунственным.

Решили дать «точно» по буквам — все- MipHo, всем1рний.

Так в переводной украинской публи­цистике появилось это странное слово, напоминающее о чем-то таком, что можно измерять любой единицей изме­рения или чем можно измерять все, что угодно, вроде какой-то универсальной рулетки.

Когда таких искусственных, странных слов, не вырос­ших из языка, а воткнутых в него, накопилось изрядное количество, авторы их потребовали внесения поправок в соответственные статьи словаря. В выпуске III «Лек-статьи анонимными перёйодами. Самый факт появления слова в каком бы то ни было тексте считается основа­нием для введения его в словарь.

В этом приходится ви­деть не только отказ от борьбы за точное слово, но и поддержку той языковой стихии, в которой бродят раз­личные жаргонные, диалектные, гибридные элементы, стихии, которая есть у каждого народа и которую ни­какой народ не считает тождественной своему литера­турному языку, языку своего искусства, своих творче­ских усилий.

Именно чтобы помочь народу в этих его творческих усилиях, языкознание и должно заботиться о языке, чтобы этот инструмент обладал наивысшим коэффициен­том полезного действия.

Источник: http://socialtranslation.ru/article.php?article_id=634

Ссылка на основную публикацию