Самопожертвование — психология

Самопожертвование как диагноз или «Мне для себя ничего не надо» — Психотерапевт Елена Реут

«Всё детям», «Жизнь на алтарь», «В первую очередь я — мать (жена, работник, дочь)». Казалось бы, жертвенность это хорошо. Это благородно. Это высокие материи. Еще святые учили нас стяжательству. Только всё не так.

Славянскому менталитету самопожертвование свойственно. В нас поощряют желание принести себя в жертву чему-либо: Родине, семье, общему делу. Да, иногда самопожертвование нужно (где бы мы были без подвигов в годы войны), но иногда самопожертвование становится стилем жизни.

Жертвовать собой ради любимого  чуть ли не признак хорошего тона. Ведь так поступали жены декабристов. У современных родителей выбора нет вовсе: жить только ради детей, каждый вздох подчиняя их интересам —  норма. Да, любовь не должна быть эгоистичной, но нужны ли жертвы и страдания?

Произнося однажды фразу «Я бросаю всё ради ребенка» или «я жертвую семьей ради работы» вы нарушаете главный закон жизни — многофункциональность. Исполнять только одну, даже благороднейшую роль противоестественно. За это мы расплачиваемся здоровьем (нередко это рак) и неизбежно теряем то, что возводим на пьедестал.

«Прежде всего я — жена этого замечательного человека» — говорите вы и через несколько лет муж уходит к другой. «Я живу ради детей» приводит к тому, что вас считают ограниченной и надоедливой. Живете ради работы? Это удобно работодателю, но не приносит ни удовлетворения ни благодарности окружающих.

Фирмы разоряются, коллеги подсиживают.

самопожертвование и самоотречение без последствий не бывают

Вы принесли себя в жертву? Проверьте себя

Этот опрос поможет определить, проживаете вы свою жизнь сами или жертвуете кому-то. Если хотя бы 2 утверждения про вас, надо что-то делать. 1. Ваше настроение зависит настроения кого-то из окружения (ребенка, супруга, родителей) 2. Кто-то должен измениться, чтобы вы были счастливы («вот если бы сын перестал пить…

«) 3. Вы делаете то, что нравится окружающим, а не вам (едете на рыбалку, если терпеть ее не можете) 4. Пытаетесь доказать, что достаточно хороши, чтобы вас любили (я похудела, выучила английский и научилась готовить борщ) 5.

Разочаровываетесь, когда люди поступают не так, как вы надеялись («Я думал, она станет мне женой, а она не хочет») 6. Причина ваших неприятностей — окружающая действительность (семейная история, страна, работодатель, курсы валют) 7. Вы молчите о своих чувствах (злость, досада, обида): боитесь, что вас отвергнут 8.

Каждый день всё либо очень плохо, либо очень хорошо (Вчера полная катастрофа, сегодня нет проблем) 9. Вы вынуждаете себя работать, общаться, есть, пить, заниматься сексом тогда, когда не хотите (Муж настаивает, друзья просят, коллеги умоляют) 10. Считаете, что добиться своего можно лишь изворачиваясь, манипулируя.

Надо ловчить, лгать (Чтобы добиться своего — плачь) 11. Вы ищете одобрения, чтобы чувствовать себя комфортно

12. Когда у других проблемы, вас охватывает беспокойство и чувство вины

Некоторые люди уверены: чтобы быть счастливым нужно всем помогать, быть милым и приветливым, кормить бездомных котят, уступать место в троллейбусе, девушку лучшему другу, и билет на матч мечты соседскому мальчишке.

Тогда заметят, оценят, полюбят и продвинут по карьерной лестнице. Но ждать приходится всю жизнь и довольствоваться малым: небольшой зарплатой, непрестижным авто, нелюбимым мужем или женой.

 Люди с подобным отношением к жизни называются в психологии экстерналами.

Кто такие экстерналы или синдром вытесненной жизни

Экстерналы — эксперты в чужих жизнях. Они всегда кому-то помогают, о ком-то пекутся, дают советы. Но в своей судьбе полагаются на других, на случай, на удачу. «Вот если бы он изменился, сделал бы так и перестал делать эдак, вот тогда бы у меня все было хорошо» — в жизни экстерналов всегда есть тот, кто делает их несчастными или не делает счастливыми.

Желать и ждать чего-либо от окружающих нормально, если вы выражаете свое желание, просите, договариваетесь, словом, самостоятельно пытаетесь сделать что-то. Экстерналы молчаливо ждут, надеются, и трагично закатывают глаза, когда кто-то опять не оправдал ожиданий.

Экстернал считает альтруизм и повышенную опеку своим лучшим проявлением. Окружающие в лучшем случае благодарно принимают помощь, но чаще испытывают напряжение и раздражение из-за присутствия в своих делах другого человека. Самый худший, но не самый редкий случай — экстернала «обворовывают», требуют и обвиняют.

Экстерналы не отличают свои мысли от чужих. Им кажется, что они всегда солидарны, согласны и поддерживают, редко понимая когда их откровенно используют. Они полностью включены в чужую жизнь (соседей, коллег, детей, супруга) и не акцентируют внимание на своих потребностях, желаниях.

«Людям надо доверять и помогать» — одна из любимых фраз экстернала. Нередко это очень набожные люди, вспоминающие о «второй щеке» и самопожертвовании к месту и не к месту. Ложь во спасение считается оправданной (экстернал всеми правдами и неправдами выгораживает своего протеже).

Они часто идеализируют своих новых «подопечных» и жестоко разочаровываются, когда их не ценят, не замечают, не понимают. Обычно, в такой «неудаче» экстернал винит себя и — «Я недостаточно хорош».

Он не предъявляет требований другим, подавляет гнев и обиду, потому что боится, что его оттолкнут. Вытеснение собственных эмоций — еще один признак экстернала. «Лучше притвориться, что всё нравится.

А то будет хуже».

Экстерналы неуверены в себе, боятся ошибиться и часто в мыслях возвращаются к принятым решениям, находя их неверными. Классический случай — вспоминать важный разговор, упрекая себя за неверный тон, слова, реакции, эмоции. Один из вечный спутников экстернала — беспокойство, тревожность даже тогда, когда всё хорошо.

Просто доброта или..

Если вы и окружающие считаете, что стремление всё отдать людям, не позаботившись о личных нуждах это просто природная доброта — вы не правы. Это одна из форм невроза.

Невроз вылечить самостоятельно невозможно так же, как запломпировать себе зуб или вырезать аппендицит.

Как я уже упоминала, расплатой за самоотречение может стать ухудшение здоровья: ведь о собственном организме экстерналы тоже не думают, а доминирующее «я живу для других» нередко провоцируют мысли «я занимаю чье-то место». Один из частых диагнозов у экстерналов — рак.

Они очень редко обращаются за помощью (ведь для себя ничего не нужно. Даже лечение. Даже покой и счастье), поэтому вопрос диагностики и лечения должен стоять перед родственниками, близкими экстернала.

Они могут взглянуть со стороны на поведение человека и задуматься о его последствиях.

Поселить покой в душе экстернала, уверенность в себе и желание жить своей жизнь — задача для психотерапевта

Если вы заметили у себя и своего близкого человека признаки экстернального поведения, пожалуйста, обратитесь к психотерапевту.

Один из методов лечения и диагностики в психотерапии — глубинная личностно-ориентированная психотерапия.

С помощью образов, символов, которые воспроизводит ваше подсознание в состоянии полусна, психотерапевт расшифровывает то, что заложено в вас, то, что мешает вам, то, что делает вас несчастным.

Я применяю именно этот метод.

Источник: http://reutelena.ru/mne-dlya-sebya-nichego-ne-nado/

Непроторенная Дорога

Неразумная отдача и губительное воспитание могут быть обусловлены множеством причин, но у них есть один неизменный общий признак: «дающий» под маской любви фактически удовлетворяет собственные потребности, независимо от духовных потребностей «принимающего».

Один министр с большой неохотой пришел ко мне по поводу того, что его жена страдает хроническими депрессиями, а оба сына исключены из колледжа и теперь сидят дома и тоже принимают психиатрическую помощь. Несмотря на то что вся семья «больна», он никак не мог взять в голову, что, быть может, и он как-то причастен к их болезни.

«Я делаю все, что в моих силах, чтобы помочь им в их проблемах, — рассказывал он. — Нет такой минуты, когда бы я не думал о них». Анализ ситуации показал, что этот человек действительно работает без устали, чтобы удовлетворить потребности жены и детей.

Он купил сыновьям по новому автомобилю и оплатил страховку, хотя и чувствовал, что мальчикам следовало бы прилагать немного больше усилий и самим держаться на ногах. Каждую субботу он возил жену в центр города, в оперу или театр, хотя сам терпеть не мог городскую сутолоку, а опера нагоняла на него смертельную скуку.

При всей занятости по службе он почти все свободное время проводил дома, убирая за женой и сыновьями, которые совершенно пренебрегали уборкой дома. «Неужели вы не устаете, так выкладываясь ради них все время?» — спросил я. «Конечно, устаю, — отвечал он. — Но что мне делать? Я люблю их, жалею, я не могу не заботиться о них.

Я никогда не позволю себе сидеть в стороне, видя, что им плохо, что у них что-то не так. Может быть, я не идеальный муж, но я, по меньшей мере, люблю их и постоянно о них забочусь».

Выяснилось интересное обстоятельство: его отец, блестящий ученый, завоевавший себе всеобщее признание, в то же время был изрядным пьяницей и волокитой; семью свою он забросил и совсем не интересовался ею.

Постепенно мой пациент начал понимать, что еще в детстве определилась его участь: ему суждено быть настолько непохожим на отца, насколько это вообще возможно; быть настолько же добрым и внимательным, насколько его отец был безразличным и бессердечным.

Еще некоторое время спустя он смог осознать и то, что уже давно делает ставку на имидж доброго, любящего человека и что большинство его действий и поступков, включая карьеру в министерстве, направлены на укрепление этого имиджа. Значительно труднее ему было понять, до какой степени он «инфантилизировал» свою семью.

Он постоянно называл жену «котенком», а великовозрастных, рослых сыновей «малышами». «А как же еще мне себя вести? — защищался он.

 — Возможно, моя любовь возникла как реакция на поведение отца, но ведь не значит же это, что мне нужно перестать любить и превратиться в негодяя!» Мне буквально пришлось учить его, что любовь — не только не простая, но, наоборот, очень сложная деятельность, требующая участия всего его существа — и ума, и сердца.

Из-за стремления быть во всем непохожим на отца он не смог разработать гибкую, подвижную систему реализации своей любви. Ему необходимо было усвоить, что запретить в нужный момент означает больше сочувствия, чем разрешить в неподходящий момент; что укреплять независимость человека — это настоящая любовь в отличие от заботы о человеке, который мог бы и сам о себе позаботиться. Он должен был учиться и тому, что выражение его собственных потребностей, ожиданий, досады и злости точно так же необходимо для душевного здоровья семьи, как и его самопожертвование, и что поэтому любовь должна проявляться в конфронтации не меньше, чем в блаженном согласии.

Осознавая постепенно, в какой инфантилизм он вверг семью, министр сам начал меняться. Вначале он перестал подбирать мусор за домочадцами и не скрывать своей досады по поводу того, что сыновья не участвуют в уборке дома. Затем он отказался платить страховку за автомобили сыновей, заявив, что если они желают ездить, то должны сами позаботиться об оплате.

А жене он предложил выбираться в оперу без него. Затевая все эти перемены, он рисковал приобрести репутацию «плохого» и терял свое былое всемогущество как лидер, удовлетворяющий все нужды семьи.

Но, несмотря на то что его прежнее поведение почти целиком диктовалось поддержанием собственного имиджа «любящего отца», в глубине души он сохранял способность к настоящей любви — и это дало ему силы осуществить перемены в самом себе. И жена, и сыновья к переменам отнеслись вначале враждебно.

Но через некоторое время один сын возобновил учебу в колледже, а другой нашел более серьезную работу, позволившую ему вскоре купить себе квартиру. Жена тоже со временем оценила свою независимость и нашла собственный путь развития. Министр стал работать заметно эффективнее, а на его жизнерадостную супругу было приятно посмотреть.

Заблудившееся чувство любви министра граничило с еще более серьезным извращением любви — мазохизмом. Неспециалист обычно ассоциирует садизм и мазохизм с чисто сексуальной деятельностью, трактуя их как сексуальное наслаждение от причиненной партнеру или, соответственно, партнером боли.

Фактически, истинный сексуальный садомазохизм является достаточно редкой формой психической патологии.

Несравненно чаще встречается и, в конечном итоге, приносит больше вреда садомазохизм социальный: в сфере межличностных несексуальных отношений люди неосознанно стремятся причинить друг другу страдание — или стать страдающей жертвой.

В качестве примера я приведу рассказ о женщине, которая обратилась за психиатрической помощью по поводу депрессии, развившейся после ухода мужа.

Она начала с бесконечного повествования о плохом муже: он плохо с ней обращался, он не уделял ей внимания, у него было много любовниц, он транжирил деньги, предназначенные на пропитание, он уходил из дому, когда ему хотелось, и пропадал целыми днями неизвестно где, он приходил домой пьяный и избивал ее, а вот теперь он бросил ее с детьми, да еще в самый канун Рождества! Неопытный врач, выслушав печальную повесть, немедленно проникается сочувствием к «бедной женщине» но очень скоро сочувствие испаряется под натиском дальнейших фактов. Первым делом выясняется, что «плохое обращение» длится уже двадцать лет и что за этот период бедная женщина дважды разводилась и дважды снова выходила замуж за своего жестокого мужа, не считая бесчисленных размолвок и примирений.

Читайте также:  Деградация - психология

Месяц или два психиатр работает с этой женщиной, стараясь помочь ей обрести независимость; все идет хорошо, женщина радуется спокойной жизни без мужа… И вдруг все начинается сначала: в один прекрасный день она вбегает в кабинет с радостным сообщением, что Генри вернулся.

«Позавчера вечером он позвонил мне и сказал, что хочет меня видеть, и мы встретились. Он умолял меня, чтобы я разрешила ему вернуться; и действительно, он как-то заметно изменился. Я приняла его».

Когда врач заметил ей, что все это — явное повторение старого сценария, от которого, как они уже убедились, ничего хорошего ожидать не приходится, женщина сказала: «Но я люблю его.

Не станете же вы запрещать любовь?» Попытка врача досконально разобраться в характере этой «любви» заканчивается тем, что пациентка отказывается от дальнейшего лечения.

Что происходит в этом случае? Пытаясь понять случившееся, психотерапевт вспоминает явное злорадство, смакование, с которым женщина излагала длинную историю жестокости и несправедливости со стороны мужа.

И тут странная мысль приходит в голову врача: а что, если эта женщина терпит жестокость и грубость мужа, даже сама вызывает ее ради единственного удовольствия — рассказывать об этом. Но что же это за удовольствие, откуда оно берется? Врач вспоминает взволнованное лицо «праведницы».

Не может ли быть, что превыше всего в жизни эта женщина ценит чувство морального превосходства и ради этого чувства готова терпеть несправедливость, даже ищет ее? Да, именно такова природа этого поведения. Позволяя унижать себя, женщина чувствует собственное превосходство.

В конце концов, она даже может испытывать садистское удовлетворение оттого, что муж молит ее о прощении: вот он, час торжества, когда она величественно решает, позволить или не позволить ему вернуться. Это час ее возмездия.

При анализе жизни такой женщины оказывается, что она пережила много унижений в детстве. В результате она ищет реванша в чувстве морального превосходства, а это требует дальнейших унижений и дурного обращения. Если мир обращается с нами хорошо, у нас не возникает желания мстить миру.

Если же месть составляет цель нашей жизни, то нам необходимо выискивать все те случаи, когда мир обращается с нами плохо, и таким образом оправдывать нашу цель.

Мазохисты рассматривают свое подчинение дурному обращению как любовь, а на самом деле это неутолимая жажда мести и, в первоисточнике, ненависть.

Исследование мазохизма развенчивает еще один популярный миф — о любви как самопожертвовании. Именно это недоразумение позволяло нашей мазохистке считать самопожертвованием свою терпимость к дурному обращению; полагая, что это любовь, она никак не могла осознать свою ненависть.

Министр тоже считал свое самоотверженное поведение любовью, хотя на самом деле оно было мотивировано не нуждами семьи, а его собственной потребностью укреплять свой имидж любящего.

На начальной стадии лечения он постоянно рассказывал о том, как он «все делал» для жены и детей, и хотелось верить, что сам он не извлекал из этого никакой пользы для себя. Но на самом деле — извлекал!

Психология bookap

Всякий раз, когда мы, как нам кажется, делаем что-то для кого-то, мы некоторым образом снимаем с себя ответственность. Что бы мы ни делали, мы делаем это по собственному выбору, а выбор этот мы делаем потому, что он максимально удовлетворяет нас. Что бы мы ни делали для кого-то другого, мы делаем это для удовлетворения какой-то собственной потребности.

Если родители говорят своим детям: «Вы должны быть благодарны за все, что мы для вас сделали», то этим родителям безусловно недостает любви. Тот, кто действительно любит, знает, какая это радость — любить. Когда мы действительно любим, то делаем это потому, что хотим любить.

Мы имеем детей потому, что хотим их иметь, и если мы их любим как родители, то лишь потому, что хотим быть любящими родителями.

Это правда, что любовь приводит к изменению Я, но это скорее расширение Я, а не его жертвование. Мы еще будем говорить о том, что любовь — это самовосполняющая деятельность. На самом деле она представляет собой нечто большее: она расширяет, а не уменьшает душу; она не исчерпывает, а наполняет личность.

В истинном смысле любовь столь же эгоистична, как и не-любовь. Здесь все тот же парадокс: любовь одновременно и эгоистична, и неэгоистична. Не в эгоистичности отличие любви от не-любви: все дело в цели деятельности. В истинной любви целью всегда является духовное развитие.

В не-любви целью всегда является нечто другое.

Источник: http://bookap.info/popular/pek_neprotorennaya_doroga/gl22.shtm

10 вдохновляющих историй о самопожертвовании

Принести в жертву свою жизнь за другого, пожалуй, самый смелый поступок для любого человека, который достоин памяти и всеобщего уважения. Сегодня вы узнаете десять реальных случаев самопожертвования ради других. На самом деле, таких случаев сотни, тысячи, миллионы, что заставляет верить в человечество…

Когда во время урагана Сэнди началось наводнение, 28-летний полицейский Артур Каспрзак вытащил из воды и перенёс на чердак дома шестерых взрослых и одного ребёнка – своего племянника.

Потом он осознал, что не видит среди спасённых людей своего отца, и решил спуститься вниз ещё раз. Позже выяснилось, что отцу полицейского удалось спастись самостоятельно.

Самого Каспрзака нашли мёртвым через несколько часов.

Максимилиан Кольбе

В 1941 году польский священник Максимилиан Кольбе оказался в Освенциме. Однажды один из заключённых сбежал, и заместитель коменданта лагеря отобрал десятерых узников, которые должны были за это расплатиться – умереть голодной смертью. Один из обречённых – польский сержант Франтишек Гаёвничек, стал рыдать, выкрикивая имена своей жены и детей.

Тогда Кольбе вышел и предложил свою жизнь в обмен на жизнь Гаёвничека. Его жертва была принята. В жутком зловонном месте, куда бросили умирать всех десятерых, Кольбе продолжал поддерживать собратьев по несчастью – молитвой и песнями. Спустя три недели он был всё ещё жив, и нацисты решили ввести ему смертельную инъекцию.

В 1982 году Максимилиана Кольбе причислили к лику святых.

Муэльмар Магалланс

В 2009 году на Филлипинах произошла целая серия наводнений.

Во время одного из них 18-летний Муэльмар Магалланс привязал верёвку к своему поясу и спас членов своей семьи, потом кинулся вытаскивать соседей из близлежащих домов.

Он не останавливался, пока не выдохся, и тут увидел, как течением уносит его мать с младенцем на руках. Он нырнул ещё раз, но выплыть уже не смог. Муэльмар спас больше 20 человек.

Кейси Джонс

Легендарный машинист Кейси Джонс гнал свой паровоз на предельной скорости, пытаясь наверстать упущенное время и войти в график, когда его кочегар заметил на путях впереди товарные вагоны. Столкновение было неизбежно.

Не раздумывая, Кейси велел кочегару спрыгнуть, а сам остался в кабине до самого конца, изо всех сил пытаясь затормозить состав. Благодаря действиям машиниста при столкновении погиб только один человек – сам Кейси.

Ему было 37 лет.

Джордан Райс

Как и Муэльмар, Джордан Райс совершил свой подвиг во время наводнения. Но в отличие от Муэльмара, Джордану было всего тринадцать, и он совершенно не умел плавать. Наводнение настигло семью мальчика в Квинсленде (Австралия), во время автомобильного путешествия.

Джордан оказался в ловушке вместе с матерью и младшим братом. Вскоре до семьи добрались спасатели и попытались вытащить Джордана, но тот отказался, потребовав спасти сначала его брата. К сожалению, после того как младший Райс оказался в безопасности, огромная волна обрушилась на машину и унесла её.

Джордан и его мама погибли.

Альфред Вандербильт

Альфред Вандербильт был аристократом, спортсменом и сказочно богатым человеком. В 1915 году он совершал деловую поездку на борту лайнера «Лузитании», когда судно торпедировала немецкая подводная лодка, и оно стало быстро тонуть.

Вандербильт моментально сориентировался и принял самое активное участие в спасательной операции: помогал пассажирам рассаживаться по спасательным шлюпкам и надевать спасательные жилеты. Свой собственный жилет Альфред, оставаясь джентльменом до самого конца, отдал незнакомой женщине с младенцем.

И занять место в шлюпке тоже отказался – несколько раз. Это при том, что сам он даже плавать не умел. Есть в

Герои из кинотеатра

В 2012 году некто Джеймс Холмс устроил стрельбу в кинотеатре города Аврора (Колорадо) во время премьеры фильма «Тёмный рыцарь: Возрождение легенды». Когда прозвучали первые выстрелы, трое молодых людей инстинктивно закрыли собственными телами своих подруг, чем спасли их жизни.

Доктор Ливиу Либреску

Доктор Ливиу Либреску был профессором факультета технических наук и механики Вирджинского политехнического института.

В 2007 году студент по имени Чо Сын Хи устроил в университете бойню, в которой погибло 32 человека.

76-летний Либреску пытался всеми силами не пускать убийцу в аудиторию, удерживая дверь, пока его студенты выбирались наружу. Чо Сын Хи стрелял через дверь, пять пуль попали в профессора.

Олег Охрименко

Старший оперуполномоченный Олег Охрименко совершил свой подвиг в Омске. 21 апреля 2002 года он участвовал в задержании особо опасного преступника, вооружённого гранатой и пистолетом.

Осознав, что оказался в ловушке, преступник взял в заложницы женщину и вышел на остановку, где было полно людей. В какой-то момент у него сдали нервы, он стал стрелять по сотрудникам милиции и был убит ответным выстрелом.

Граната упала на землю и Олег накрыл её своим телом, чем спас жизни своих товарищей, прохожих и заложницы.

Источник: https://psiholog.mirtesen.ru/blog/43332793359

САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ

САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ

Это был несколько тучный и весьма довольный собой человек. Несколько раз он сидел в тюрьме, его избивали полицейские, а теперь это был хорошо известный политик и кандидат в министры. Он присутствовал на многих митингах, скромно занимая свое место среди других.

Но все видели, что он здесь, и он сам сознавал, что является предметом внимания. Когда он выступал с речью, у него появился авторитетный голос трибуна; многие смотрели на него, а его голос снисходил до их уровня. Даже находясь среди людей, он как-то оставался в стороне.

Он был крупный политик, хорошо известный и многообещающий. Но все это было так до известной точки, не дальше; это стало очевидно, когда началась дискуссия.

Создалась та особая атмосфера, которая бывает, когда хорошо известное лицо находится среди аудитории: атмосфера удивления и ожидания, товарищеской близости и подозрения, возрастающей отчужденности и удовольствия.

Он пришел со своим другом, который начал рассказывать о нем: сколько раз он сидел в тюрьме, сколько раз подвергался избиению, какие огромные жертвы он принес во имя свободы своей страны. Он был состоятельный человек, вполне усвоивший европейскую культуру, имел большой дом и сады, несколько автомобилей и т.д.

Когда друг его докладывал о подвигах великого человека, голос рассказчика становился все более и более исполненным восхищения и преклонения. Но было и подводное течение, невысказанная мысль такого содержания: «Возможно, что он совсем не тот, кем кажется; но, в конце концов, посмотрите на жертвы, которые он принес, — ведь это же что-то значит…

» Великий деятель заговорил о реформах, развитии гидроэнергетики, о необходимости дать счастье народу, о широких планах и целях будущего. Человек был совершенно забыт, остались планы и идеологические вопросы. Отречение, которое совершается для того, чтобы достигнуть известной цели, — это коммерческая сделка. В ней нет отдачи себя, здесь только обмен.

Принесение в жертву своей личности — это путь к расширению личности. Самопожертвование ведет к утончению личности; но какой бы высокой утонченности личность ни достигала, она останется замкнутой в себе, мелкой, ограниченной. Отречение во имя определенной цели, как бы ни была она велика, широка и значительна, — это подмена цели своей личностью.

Цель или идея становятся личностью, «я», «моим». Сознательная жертва — это расширение личности, это отдача с целью получить снова; сознательная жертва есть не что иное, как негативное утверждение «я». Когда вы отдаете, отказываетесь — это лишь иная форма приобретения. Вы отказываетесь от этого с целью получить то.

«Это» берется на низшем уровне, а «то» — на более высоком; чтобы получить высшее, вы «отдаете» низшее. Во всей этой процедуре нет никакой жертвы, а только получение большего удовлетворения; но в искании большего удовлетворения нет ни единого элемента жертвы.

Зачем пользоваться высокими словами для того, чтобы обозначить деятельность, дающую удовлетворение и удовольствие? Вы отказываетесь от своего социального положения с целью приобрести какое-то другое положение и, по-видимому, вы его уже имеете; следовательно, ваша жертва принесла вам желаемую награду. Некоторые жаждут получить награду на небесах, другие — здесь и теперь.

«Эта награда пришла в ходе событий, но сознательно я никогда не искал награды с первых же дней, как присоединился к движению».

Читайте также:  Экстраверсия - психология

— Одно только присоединение к популярному или непопулярному движению само по себе есть награда, не правда ли? Когда вы присоединяетесь, вы, может быть, и не думаете о награде, но внутренние побуждения, которые заставляют вас присоединиться, сложны, и, не осознав их, едва ли можно утверждать, что мысль о награде отсутствовала. Поэтому чрезвычайно важно понять подобное стремление к отречению, к жертве, не правда ли? Почему мы хотим отказываться? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала установить, почему мы привязываемся. Только тогда, когда мы привязаны, можем мы говорить о независимости; не было бы никакой борьбы за независимость, если б не было привязанности. Не было бы отречения, если б не было обладания. Мы обладаем, а затем отрекаемся, чтобы владеть чем-то еще. Эта прогрессирующая цепь отречений рассматривается как нечто благородное и конструктивное.

«Да, это так. Если бы не было обладания, не было бы, конечно. никакой надобности в отречении».

— Итак, отречение, самопожертвование — это не величественный жест, который необходимо восхвалять и которому надо подражать. Мы обладаем, потому что без обладания мы — ничто. Существует много форм обладания.

Тот, кто не обладает никакими мирскими вещами, может быть привязан к знанию, идеям; иной может быть привязан к добродетели; тот — к опыту, а этот — к имени и славе и т.д. Без обладания «меня» не существует; «я» — эти обладание, обстановка, добродетель, имя.

В своем страхе небытия ум привязывается к имени, обстановке, ценностям; и бросит их, чтобы оказаться на более высоком уровне, так как более высокое дает большее удовлетворение и является более длительным. Страх, возникающий от неуверенности, страх небытия ведет к привязанности, к обладанию собственностью.

Когда это обладание перестает удовлетворять или причиняет страдания, мы отрекаемся от него во имя такой привязанности, которая доставляет большую радость. Предельно удовлетворяющее нас обладание — это слово «Бог» или его суррогат — государство.

«Но ведь вполне естественно бояться того, что ты — ничто. Вы настаиваете, насколько я понимаю, на том, что человек должен любить состояние «быть ничем».

— Пока вы пытаетесь стать чем-то, пока вы находитесь во власти обладания, до тех пор неизбежны конфликт, смятение и возрастающая скорбь. Может быть, вы думаете, что вы сами, с вашими достижениями и успехами, не попадете в сеть этого прогрессирующего разложения; но вы не можете его избежать, так как вы — часть этого процесса.

Ваша деятельность, ваши мысли, сама структура вашего существования основаны на конфликте и смятении, а следовательно — на процессе разложения. До тех пор, пока у вас остается нерасположенность быть ничем, чем вы на самом деле являетесь, вы неизбежно будете порождать скорбь и антагонизм.

Готовность быть ничем — это не вопрос отречения, усиления, внутреннего или внешнего, но понимание истины того, что , истины того, что , приносит свободу от страха незащищенности, страха, который рождает привязанность и ведет к иллюзии отрешенности, отречения. Любовь к тому, что , — вот начало мудрости.

Лишь любовь способна делиться, сострадать, она одна способна общаться; а отречение и самопожертвование — это пути изоляции и иллюзии.

Источник: https://psibook.com/library/1508/63.html

Самопожертвование — это крайняя форма альтруизма. Примеры самопожертвования :

Сравнительно не так давно готовность к самопожертвованию ради абстрактной общей цели считалась даже не геройством и не особо отличительным качеством – нормой.

Советские газеты пестрели образцово-показательными очерками, которые должны были мотивировать безответственных граждан на великие свершения, а на фоне отдельных образцово-показательных примеров самоотверженности росло поколение новых людей.

Синонимы самопожертвования – героизм, жертвенность, доблесть — не сходили с уст и призывали встать в ряды на пути к общему делу, дойти до которого можно было, только присовокупив личные мотивы к благородной цели.

Отказ от себя или путь к себе?

Французский философ Рене Декарт обозначил самопожертвование как оценку себестоимости личности: «Не быть полезным никому — значит ничего не стоить».

Человек как отдельная личность и как понятие массовости, если говорить обо всей нашей цивилизации, — это явление временно присутствующее, суетное.

Польза, приносимая конкретным элементом этого пазла, ничтожна, но, являясь единицей целого, она складывается во благо.

А есть ли благо от самопожертвования ради других для самого дарителя? В идеале жертва, приносимая человеком, должна доставлять ему искреннюю радость, ибо она преподносится в добровольном порядке и словно отождествляет дарителя с существом высшего порядка, во скорби утешающего. Однако насколько это так, можно судить по внутренней мотивации, которая присутствует даже в отрицании таковой.

Причины и мотивация

Прежде чем жертвовать собой ради кого-то (мы не говорим о вопросах жизни и смерти, эта внутренняя этика разберется нами далее), неплохо было бы взвесить, насколько необходима наша добровольная дань.

Корыстная материальная цель при всей нашей испорченности не входит даже в тройку пунктов-лидеров, ради которых приносятся жертвы, но если считать за корысть ожидание аналогичной отдачи, то да, увы, тут человек недалеко ушел от того рыбака, который, глядя, как оборванная сеть уплывает по волнам, кричит запоздало в бушующее море: «А ты мне взамен что за это дашь?»

Отказываясь от карьеры ради мужа, женщина фактически жертвует своей самодостаточностью, ожидая от супруга как минимум поддержки в других ее начинаниях.

Однако чаще всего за первой жертвой идет другая, затем третья… Логика берущего проста: он не в состоянии оценить важность приношения, так как не воспринимает его как отречение, но лишь как один из вариантов выбора.

А разве можно возложить на него ответственность за ваш выбор, какими бы благими намерениями он ни мотивировался?

Поэтому единственным секретом самопожертвования истинного будет следующее: не ожидайте отдачи в виде ответной жертвы, принося свою. Или цените себя настолько, чтобы не раздавать свою энергию напрасно там, где не ощутите встречного потока. Запомните: жертвуя, вы всегда только отдаете. Иначе это называется авансированием.

Самопожертвование и самореализация

Другой философ, американец Эрик Хоффер, заметил вскользь, что пожертвовать собой гораздо проще, чем самореализоваться. И правда, оба слова означают вещи, противоположные в принципе (развитие себя и отказ от себя – что может быть непохожее?), но разве не ведут они к одному итогу?

Поясним: саморазвитие как личностный рост подразумевает приложение определенных усилий путем отрыва от привычной зоны комфорта. Самопожертвование – это, как мы знаем, отстранение собственных целей и потребностей ради чьих-то целей и потребностей.

В результате сознание удовлетворено чувством собственной значимости (не все ли равно, как она достигнута?), а при этом все, что нам понадобилось, — это приглушить зов индивидуальности и временно поменять местами приоритеты.

Впрочем, удовольствие от осознания собственного жертвенного героизма, говорят, такое, что некоторые люди без особых колебаний кладут на этот алтарь остаток дней своих.

Самопожертвование осознанное и бессознательное

Самые яркие примеры самопожертвования можно наблюдать в явлениях эпохи становления христианства, хотя и на просторах нашей великой Родины было немало образцов истинного альтруизма, обозначающего, как известно, крайнюю степень подвижничества. Заметьте, сколько синонимов самопожертвования начинается с упора на добровольное движение души: самоотречение, самоотверженность, самозабвение, самозаклание…

Другое дело, что, анализируя данный вопрос, важно изначально понимать, что самопожертвование — это на самом деле очень редко одно из перечисленных «само-». Если это все-таки так, то речь идет о неосознанном механизме, заложенном где-то на генном уровне и включающемся в моменты необходимости принести жертву ради блага и только ради него.

Другой механизм, имеющий больше винтиков, так как он не слеп и не глух, – это самопожертвование осознанное, замотивированное. Цель, несомненно, при этом высока и благородна, но человек точно отдает себе отчет, почему он поступает именно так или иначе.

Что ж, будем рассуждать далее.

Самопожертвование бессознательное

Самопожертвование бессознательное подразумевает незрелые мотивы, в которых человек себе отчета не дает.

Сюда можно отнести проявленный героизм нашего соотечественника, майора Сергея Солнечникова, накрывшего своим телом боевую гранату РГД-5, неудачно брошенную солдатом на учении.

Разорвавшаяся граната могла унести жизни нескольких призывников, если бы не реакция майора, сработавшая на его высочайший профессионализм и исключительные человеческие качества.

Выжить Сергей Солнечников просто не мог, и возможно, в последние мгновения жизни он осознавал это, но и поступить иначе ему не позволила его совесть.

Что есть самопожертвование осознанное

Приведем пример из истории, известный многим очень хорошо.

Януш Корчак, варшавянин, врач и один из самых известных детских писателей мира, из-под пера которого вышел маленький философ Король Матиуш, в 1942 году принял смерть в концлагере Треблинка.

За несколько дней до того, как его вместе с еще несколькими воспитателями и 192 детьми-сиротами отправили в лагерь смерти, к самому эшелону, набитому смертниками, доставили бумагу о разрешении еврейскому писателю сойти с поезда.

Последним вопросом писателя к офицеру, протянувшему ему документ с помилованием, был, касается ли бумага и детей, находящихся в вагоне. На последовавший отрицательный ответ 62-летний доктор молча вошел в вагон и закрыл за собой дверь. Задохнулся Корчак в газовой камере, окруженный своими воспитанниками и до конца верный своему внутреннему долгу.

Приведенный образец самопожертвования – это совершенный и безоговорочный альтруизм, ценный именно глубоким осознанием ситуации и последующей перспективы.

Источник: https://www.syl.ru/article/329397/samopojertvovanie—eto-kraynyaya-forma-altruizma-primeryi-samopojertvovaniya

Самопожертвование

30.05.2013 by petr8512

Плохо, если у человека нет чего-нибудь такого, за что он готов умереть.

Автор афоризма: Толстой Л. Н.

         Самопожертвование как качество личности – способность посвятить всю свою жизнь какой-то высшей духовной цели, отдавать себя кому-то или чему-то высшему.

      Гробницу Мохаммеда в Медине следовало привести в порядок: это стало необходимым.

Однако каменщикам, пришедшим сюда, чтобы произвести ремонт, объявили, что всякому, кто осмелится спуститься в погребальный склеп, как только он выйдет оттуда, отрубят голову.

Всё же нашёлся один желающий и спустился в ужасное подземелье. Он отремонтировал склеп, поднялся и отдал свою голову на отсечение. Молча склонил он голову, и так же молча ему отрубили её.

      В человека встроено стремление к самопожертвованию. Это не просто жертвование части своего дохода или материальных благ.

Самопожертвование —  это принесение на алтарь избранного пути самого себя, своей жизненной энергии, знаний, времени, всего, чем обладаешь.

Высшая форма самопожертвования – отдать всего себя самосознанию, развитию разума, достичь чистоты сознания и помочь другим людям достичь вершин человеческой духовности.

         Самопожертвование как качество личности становится проявленным в связке  достоинств – бескорыстия, патриотизма, великодушия, доброты, словом, целого ряда положительных качеств личности. Солдат жертвует своей жизнью, защищая свою Родину, свою семью.

Он не может поступить иначе. Совесть и самопожертвование неразлучны. Совесть призывает солдата к героизму. Фридрих Ницше писал: «Героизм — таково настроение человека, стремящегося к цели, помимо которой он вообще уже не идет в счёт.

Героизм — это добрая воля к абсолютной самопогибели».

       У самопожертвования женская природа. Самый первый его пример – безусловная любовь матери к ребенку, когда она ставит его благополучие на первое место.

Любовь как добровольное рабство предполагает жертвенность, но самопожертвование – это не застрелиться, повеситься или отравиться ради любви. К чему такие крайности? Они не имеют ничего общего с самопожертвованием.

Самопожертвование – это самозабвенное стремление служить объекту любви. Квинтэссенция самопожертвования – любовь и самоотдавание.

      У И.С. Тургенева есть замечательная притча «Порог». Я вижу громадное здание. В передней стене узкая дверь раскрыта настежь; за дверью — угрюмая мгла. Перед высоким порогом стоит девушка… Русская девушка. Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струёй выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

— О ты, что желаешь переступить этот порог, знаешь ли ты, что тебя ожидает? — Знаю, — отвечает девушка. — Холод, голод, ненависть, насмешка, презрение, обида, тюрьма, болезнь и самая смерть? — Знаю. — Отчуждение полное, одиночество? — Знаю. Я готова. Я перенесу все страдания, все удары.

— Не только от врагов, но и от родных, от друзей? — Да… и от них. — Хорошо. Ты готова на жертву? — Да. — На безымянную жертву? Ты погибнешь — и никто… никто не будет даже знать, чью память почтить! — Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени.

— Готова ли ты на преступление? Девушка потупила голову… — И на преступление готова. Голос не тотчас возобновил свои вопросы. — Знаешь ли ты, — заговорил он наконец, — что ты можешь разувериться в том, чему веришь теперь, можешь понять, что обманулась и даром погубила свою молодую жизнь? — Знаю и это. И всё-таки я хочу войти.

— Войди! Девушка перешагнула порог — и тяжелая завеса упала за нею. — Дура! — проскрежетал кто-то сзади. — Святая! — принеслось откуда-то в ответ.

Советую почитать:  Самолюбование

       Инесса Арманд пожертвовала всем ради любви к В. И. Ленину. Они познакомились в 1909 году в парижском кафе.  Их бурный роман  начался именно во время курсов, которые организовывала Инесса, а Владимир Ильич выступал в качестве основного докладчика.

Читайте также:  Копинг: справляемся со стрессом - психология

Инесса описывала свои первые впечатления  встречи с Владимиром и раскрыла свои потаенные женские чувства. Она не стеснялась о них рассказать Владимиру Ильичу, так как то давнее  уже для них было историей, радостной и незабываемой: «Тебя я в то время боялась пуще огня.

Хочется увидеть тебя, но лучше, кажется, умереть бы на месте, чем войти к тебе, а когда ты почему-либо заходил в комнату Н.К., я сразу терялась и глупела. Всегда удивлялась и завидовала смелости других, которые прямо заходили к тебе, говорили с тобой. Только в Лонжюмо и затем следующую осень в связи с переводами и прочим я немного привыкла к тебе.

Я так любила не только слушать, но и смотреть на тебя, когда ты говорил. Во-первых, твое лицо так оживляется, и, во-вторых, удобно было смотреть, потому что ты в это время этого не замечал».

       Удивительно, но Крупская не мешала развиваться их отношениям, чувствам и, вероятно, ждала решения Владимира, при этом была  согласна с любым из них. Но Ленин не торопился с решением, тем более, что Крупская была больна. В конце сентября 1913 г.

после тюрьмы Инесса вернулась в Краков,  в это время Крупская после операции медленно выздоравливала. Вскоре Инесса уезжает в Париж. Столь поспешный отъезд был вызван твердым решением Владимира Ильича разорвать  их любовную связь.

Об этом горьком для Инессы разговоре мы узнаем  из следующего сохранившегося письма Инессы  из Парижа в Краков в конце 1913 г.:  «Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно.

Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты еще здесь, в Париже, занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе.

Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью, и это никому бы не могло причинить боль. Зачем было меня этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты «провел» расставание. Нет, я думаю, что ты это сделал не ради себя… Крепко тебя целую. Твоя Инесса».

Советую почитать:  Схоластичность

        В своих дневниковых записях незадолго до кончины Инесса оставила такое признание: «…Теперь я ко всем равнодушна. А главное – почти со всеми скучаю. Горячее чувство осталось только к детям и к В. И. Во всех других отношениях сердце как будто бы вымерло. Как будто бы, отдав все свои силы, всю свою страсть В. И.

и делу работы, в нем истощились все источники любви, сочувствия к людям, которыми оно раньше было так богато… Я живой труп, и это ужасно». После революции 1917г. Ленин назначил И. Арманд председателем совнаркома Московской губернии и поселил рядом с квартирой своей сестры — Анны Ильиничны.  Осенью 1920 г. Арманд серьезно заболела. Ленин уговорил ее поехать лечиться на Кавказ.

 Инесса подчинилась, как всегда. Через месяц с Кавказа пришла телеграмма: «Вне всякой очереди. Москва ЦЕКа РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холериной товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка кончилась 24 сентября точка тело препроводим Москву Назаров». Ей было 46 лет.

Среди возложенных на могилу венков один был из живых белых цветов с надписью на траурной ленте: «Товарищу Инессе от В. И. Ленина». Потрясение Ленина было огромным. Коллонтай в своих воспоминаниях утверждала, что: «он не мог пережить Инессу Арманд. Смерть Инессы ускорила его болезнь, ставшую роковой».  Л.

Васильева в своей книге «Кремлевские жены» отмечала, что  «прах Инессы был помещен в Кремлевской стене, среди знаменитых, прославленных большевиков. По большевистскому протоколу ей не подобало такое место.

Но это нарушение было единственным, что мог сделать для Инессы вождь революции, дабы поблагодарить ее за все свершившееся и не свершившееся в их совместной жизни врозь на этой земле». Владимир Ильич пережил Инессу Арманд всего на три года. После смерти вождя,  в феврале 1924 г. Крупская направила в ЦК просьбу захоронить останки ее супруга вместе с прахом Инессы Арманд. Сталин отверг это предложение.

Советую почитать:  Самовлюблённость Самовлюблённый

       Идеи возрождения Олимпийских игр  отдал всю свою жизнь Пьер де Кубертен. В 19 лет ему пришла в голову идея сделать всё, как было. Казалось, идея эта была неосуществима.

  Умер он в возрасте семидесяти трех лет, а начал заниматься Олимпийскими играми в двадцать шесть, то есть идее олимпизма было посвящено почти полвека! Биографы великого француза пишут: «Не надо думать, что идея Кубертена сразу увлекла весь спортивный мир.

Сомневающихся и противников у нее было хоть отбавляй… Еще больше — спортивных деятелей, которые говорили, что вообще-то это дело хорошее, но сами заниматься этим хорошим делом не хотели. Кубертен же объезжает многие страны мира, спорит, убеждает, доказывает. Пишет сотни писем во всевозможные спортивные организации.

Быть может, это было то самое сверхупорство, которое заставляет большого спортсмена тренироваться без устали, а потом, преодолевая все, рваться к победе… 25 ноября 1892 г. Кубертен выступил в Сорбонне с докладом о возрождении Олимпийских игр.

Оп говорил столь убедительно и страстно, что французские спортивные деятели, хотя и не сразу, принимают решение созвать Международный Атлетический конгресс и пригласить па него представителей крупнейших спортивных держав. О правилах и принципах проведения Игр должны были договариваться все наиболее авторитетные спортивные деятели земного шара.

В Конгрессе приняли участие 2 тысячи человек из 10 стран, в том числе из России. И вот 23 июня 1894 г. на Конгрессе в Париже был создан Международный олимпийский комитет — МОК. Конечно, вы уже знаете это ставшее очень известным сокращение. Конгресс решил: через два года пройдут первые Олимпийские игры! И это была великая победа мирового спорта, великий подвиг Пьера де Кубертена!»

Источник: https://podskazki.info/samopozhertvovanie/

Жертва и жертвенность как проявления страха и любви

В слове «жертва» мы слышим оттенок обреченности, гибельности, в слове «жертвенность» – добровольной самоотдачи, высоких чувств. Как не стать жертвой и что такое жертвенность?

0 2977 9 Октября 2016 в 10:43

Понятия жертва и жертвенность, на первый взгляд, кажутся похожими. В их основе лежит один корень, но разделяют их тысячелетия развития эмоционального мира человека от низшей его точки (страха) до высшей (любви).

В слове «жертва» мы слышим оттенок обреченности, гибельности, в слове «жертвенность» – добровольной самоотдачи, высоких чувств. Жертва, ведомая страхом за свою жизнь, всегда найдет своего садиста, душителя, убийцу.

Жертвенность есть проявление высшей любви к человеку и человечеству.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана учит отличать тончайшие оттенки состояний, видеть глубинные мотивы действий человека. Рассмотрим эти два понятия с точки зрения науки о векторах.

Жертва, ведомая страхом

Вектор в системно-векторной психологии Юрия Бурлана – это набор врожденных желаний и психических свойств человека, которые определяют его взгляд на мир, поведение, основные жизненные ценности и способ мышления. Всего векторов восемь. Их названия обусловлены ведущим сенсором – кожный, зрительный, звуковой, обонятельный и так далее.

Желания и свойства людей со зрительным вектором определяются особо чувствительным зрительным анализатором, который в их случае отвечает за исключительно тонкое зрительное восприятие окружающего мира, света, цвета, красоты, а также за эмоции.

В древности именно человек со зрительным вектором первым начал ощущать эмоцию. И это была эмоция страха за собственную жизнь.

Необычайно острое зрение определило видовую роль дневной охранницы стаи. Женщина с кожно-зрительной связкой векторов ходила с мужчинами на охоту и войну.

Любуясь блеклыми и яркими красками саванны и игрой света, она первая замечала притаившегося хищника или врага и сильно пугалась, вскрикивала, выделяла феромоны страха и тем самым предупреждала стаю об опасности.

Если она не успевала вовремя заметить опасность, она первой становилась жертвой хищника.

Жизнь первого представителя зрительного вектора среди мужчин также была наименее защищена. Он рождался слабым, неприспособленным к охоте и войне. Зрительный вектор задавал ему повышенную эмоциональную чувствительность, не создающую предпосылок для реализации мужской видовой роли. Он не мог убивать, лишать жизни любое существо: от комарика и до мамонта, не говоря уже о человеке.

Поэтому такой мальчик чаще всего определялся главным советником вождя в качестве жертвы. Его съедали, чтобы уменьшить неприязнь между нашими предками в голодные времена. Зачем лишний рот, не приносящий никакой пользы? Акт ритуального каннибализма давал мощный выход накопившейся неприязни, снимал напряжение в стае и тем самым сохранял ее целостность.

Итак, ранние представители зрительного вектора испытывали эмоцию страха за собственную жизнь и часто выступали в роли жертвы.

Однако сегодня постоянное нахождение зрительника в нижней части своей эмоциональной амплитуды – в страхах – вследствие недостаточного развития зрительного вектора в детстве или из-за стресса провоцирует его на архетипичное поведение, неадекватное современному уровню развития общества.

Так, кожно-зрительная женщина, раскачивающая свои эмоции от острого ощущения страха, часто становится жертвой маньяка, прогуливаясь ночью в безлюдных кварталах или парках города. Страх, как и любая другая эмоция, имеет свой неосознаваемый запах, который притягивает своего палача.

Виктимологический комплекс, который основывается на состоянии страха в зрительном векторе и мазохизме в кожном векторе – это и есть комплекс жертвы, которая всегда притянет к себе садиста, насильника, мучителя или убийцу.

Сегодня у мужчин с кожно-зрительной связкой векторов в состоянии жертвы тоже есть свои стереотипы поведения. Например, известны случаи, когда они сами предлагали себя на съедение каннибалу или брали чужую вину на себя, стремясь к осуждению за то, чего на самом деле не совершали.

Путь развития эмоций

У человека, как и у животного, есть четыре базовых желания – есть, пить, дышать, спать. Но в отличие от животного у него появляются добавочные желания, которые и делают его человеком. Желание к созданию эмоциональных связей, что позволяло ограничить неприязнь между людьми, появилось в зрительном векторе. И причина его появления заключается в страхе за собственную жизнь.

Кожно-зрительная женщина, испытывая ужас и боясь за себя, вступилась за кожно-зрительного мальчика перед вождем, добившись запрета на ритуальный каннибализм. Это ограничение неприязни между людьми стало зачатком культуры – новым условием для человеческого общежития, которое дало возможность человечеству развиваться дальше.

Культура усложнялась и росла вместе с человечеством, проходя четыре уровня своего развития – неживой, растительный, животный и человеческий. На неживом уровне – оценивая красоту форм, на растительном и животном уровнях – усложняя эмоциональную связь со всем живым миром, на человеческом – выдвигая гуманистические идеи высшей ценности человеческой жизни.

Это происходило постепенно: от первых наскальных надписей до всемирных манифестов защиты жизни лабораторных мышек. Искусство, архитектура, творчество – это все наработки зрительных людей для всего человечества, как и развитие эмоциональной сферы.

Сейчас уже представители всех векторов способны испытывать эмоции, и даже мышечник может признаваться в любви своей избраннице. Единственное отличие – сила эмоций в зрительном векторе на порядки больше, чем в других.

Ведь именно через эмоции зрительники осмысливают жизнь.

Истоки жертвенности

Благодаря многотысячелетнему пути развития, человек со зрительным вектором научился трансформировать страх за себя в страх за других. Это стало предпосылкой для возникновения таких чувств как сопереживание, сострадание, сочувствие, любовь.

Достигнув высшей точки своей эмоциональной амплитуды – любви, зрительный человек становится способен ставить жизнь другого человека выше собственной. В этом и кроются истоки жертвенности – основной добродетели в культуре.

Примеры высшей степени жертвенности мы наблюдали во времена Великой Отечественной войны, когда кожно-зрительные медсестры, хрупкие девушки, выносили раненых с поля боя под свист пуль и грохот снарядов, забывая о страхе за свою жизнь. Ими двигало стремление сохранить чужую жизнь, жизнь ближнего.

Проявление жертвенности сегодня мы видим в волонтерском движении, когда люди со зрительным вектором берут на себя заботу о социально незащищенных слоях населения –сиротах, стариках, больных – абсолютно добровольно и безвозмездно, по зову сердца. Они стремятся только любить и дарить эту любовь окружающим, получая наибольшее наполнение своих желаний и осуществляя высшую реализацию зрительных свойств.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает увидеть свой потенциал, свои плюсы и минусы и выбрать лучшее из того, что дала нам природа. Продолжать оставаться жертвой или стать источником любви, ощутить счастье от своей высшей реализации – выбор за нами. Подробнее об этом на тренингах Юрия Бурлана. На бесплатные онлайн-занятия регистрируйтесь по ссылке.

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/zhertva-i-zhertvennost-kak-projavlenija-straha-i-ljubvi

Ссылка на основную публикацию