Субъективность восприятия — психология

Субъективность восприятия

В восприятии всегда, хотя и в разной степени, присутствует момент субъективности: то, что человек видит, зависит не только от того, что перед ним находится на самом деле, объективно, а еще и того, что это за человек, каков его прошлый опыт, привычки, страхи и надежды, в каком он настроении. Основные моменты, определяющие субъективность восприятия, это:

  • Ценностная избирательность.

То, какой аспект происходящего мы разглядим в происшедшем, во многом зависит от наших ценностей. Смотри Центры сознания

  • Используемые средства восприятия

То, что человек увидит, зависит от используемых им личностных конструктов и метафор. Смотри →

  • Воображение и интерпретация.

Можно стараться увидеть реальность (осязание, цвет, звук, а также все то, что можно измерить в физичесих величинах), но чаще люди склонны сразу конструировать эмоционально насыщенную картинку происходящего — Сказку. Смотри Сказка и реальность

Что и как мы увидим, зависит во многом от того, из какой позиции мы будем нечто воспринимать: шаблонно как все, с позиции личного видения и интересов, с позиции интересов партнера либо с позиции той или иной системы. Смотри Позиции восприятия

  • Усвоенная культура и личный опыт.

Гром и молния для физика — атмосферные электрические разряды, для верующей бабушки — Илья Пророк на колеснице, страх Господень. При смене ориентиров и ценностей то, что казалось неприятностью, может оказаться просто нейтральным, а то и долгожданным обстоятельством.

Анекдот времен Советского Союза. Маленькая дочка спрашивает у папы: «Папа, а чем беда отличается от катастрофы?» — «Дочка, вот представь горное ущелье, над ним мост, а на мосту маленький козлик. Если козлик с мостику упал и разбился, это, конечно, беда.

Но это не катастрофа. А вот если над этими горами летел и разбился самолет с членами Политбюро, это уже катастрофа. Понятно?» — «Да, я поняла! Если убился козлик, это беда, но это не катастрофа. А если разбилось Политбюро, это катастрофа.

Но это — не беда!» Другие примеры: См.→

  • Склонность к шаблонности восприятия.

Поскольку массовая личность пользуется в первую очередь шаблонами, то такой человек видит именно то, что он шаблонным, привычным образом уже видеть готов. Смотри Шаблонное восприятие и Эффекты социального восприятия

Женщины склонны в новом скорее видеть опасное, мужчины — интересное. См.→

Субъективность социального восприятия

Субъективность социального восприятия, то есть восприятие в окружении других людей и восприятие других людей, носит еще более субъективный, произвольный характер. У людям у нас больше эмоций, больше личных отношений — и восприятие их более личное, более субъективное. См.→

Источник: https://knigarazuma.ru/article/subektivnost_vospriyatiya

Мех: субъективность восприятия или зов природы?

Когда вы раздумываете, зачем женщине нужна шуба, стоит оглянуться назад – на древние времена, и тут же вернуться в действительность. А зачем вообще нужна шуба женщине?

Ненависть и любовь слились воедино

в этой страсти Леопольда к женщине в мехах –

будь то княжеский горностай, буржуазный кролик

или крестьянская овчина….

Каринэ Фолиянц «Страсть разрушающая»

Мех – это поистине магический материал. И магия его многогранна. Женщины теряют голову при виде роскошного мехового пальто, а мужчины с легкостью расстаются со своим сбережениями, чтобы удовлетворять капризы своих дам.

Женщины в мехах не одно столетие волновали умы мужчин: великие писатели, художники, поэты воспевали прекрасных дам, укутанных в пленительную мягкость меховой одежды.

Таинственный блоковский мех и шелк, властный горностай Мазоха, черный соболь Бунина помогали создать образ женщины – желанной и роковой. Образ женщины, которая сводит с ума.

В свою очередь, женщины всегда отстаивали свои права на мех: ни изменчивые тенденции моды, ни происки «зеленых», ни экономические кризисы не смогли заставить отказаться от «мягкого золота».

Ученые и исследователи в области психологии и физиологии по-разному объясняют влияние меха на бессознательное человека. Так, основными мотивами при выборе меховой одежды, по мнению психологов, являются проявление своей индивидуальности, самовыражение, удобство и комфорт.

Физиологи и антропологи находят причину в стремлении женщины вызвать интерес у мужчины и проявить свою сексуальность. «Внешность человеческая, – по словам С. Савельева – это половая оценка. Зачем женщина надевает шубу такую лохматую? Потому что она инстинктивно воспринимается женщинами как собственная шерсть.

А большая богатая собственная шерсть с клоками торчащими во все стороны говорит о том, что самка прекрасно добывает пищу и у нее будут здоровые и сильные дети. Среди приматов, а мужчина воспринимает женщину в половом отношении как раз по своим древним принципам, лохматая, хорошая шерстью самка была привлекательнее всегда» [1].

Поэтому, утверждает Савельев, для привлечения мужчины женщине всего лишь необходимо облачиться в шубу и распустить волосы, которые, кстати, имеют самое прямое отношение к естественной «человеческой шерсти».

О. Долгополова объясняет свое видение отношений человека и меховой одежды: «Человеку, живущему в наших широтах, очень много энергии приходится тратить на собственный обогрев. Такова данность нашего существования, а потому эти затраты нам необходимо восполнять.

Надевая на себя одежду из меха, мы не только сберегаем свою энергию, но в некотором смысле можем использовать и ее энергетику. Женщина в мехах словно излучает эту высвобожденную энергию вовне и от того воспринимается более теплой, благополучной, желанной, сексуально привлекательной.

Если вернуться в далекую человеческую историю, мы увидим: человек охотился на животных в том числе и для того, чтобы обогреть себя. Причем звериные шкуры были для наших предков не только одеждой, но и кровом, и постелью.

Кроме того, прикосновение к мягкому меху посылает в мозг сигнал: безопасность, комфорт, спокойствие. И это ощущение тоже располагает к получению удовольствия, к наслаждению сексом» [2].

Данные факты неоднозначны и вызывают ряд вопросов:

1. какие мотивы у женщины определяют выбор меховых изделий;

2. по каким причинам женщины носят меховые изделия;

3. действительно ли имитация естественной «человеческой шерсти» у женщин привлекает мужчин.

В рамках данной проблемы было проведено исследование, в котором участвовали 150 мужчин и 100 женщин разной возрастной категории (от 18 до 50 лет). В качестве метода исследования использовался анкетный опрос. Выбор был обусловлен тем, что анкетирование является одним из наиболее точных способов в определении общественной точки зрения.

По результатам опроса женщин, самым популярным мехом (70 % респондентов отдали ему предпочтение) оказался средневолосый мех (мех норки, соболя). Вторым по популярности является мех длинноволосой пушнины (мех песца, лисицы, бобра) – 30% опрашиваемых, а замыкает тройку коротковолосый мех (мех шиншиллы, горностая) –13%.

Опрос женской аудитории также позволил определить взаимосвязь между предпочитаемым мехом и темпераментом владельца изделия, и выявить мотивацию приобретения и ношения меховых изделий.

В ходе анкетирования было определено, что 45% респондентов женской аудитории оказались холерики, 28% – сангвиники, 13 % – флегматики и 14 % – меланхолики.

Предпочтение холериков и сангвиников – средневолосый мех, а флегматиков и меланхоликов – длинноволосый мех.

Результаты проведенного исследования показали, что натуры страстные и активные (холерики и сангвиники) предпочитают изделия из коротковолосого меха, а нежные и романтичные женщины (флегматики и сангвиники) выбирают длинноволосый мех, чтобы подчеркнуть свою женственность и сексуальность. И действительно, прослеживается тенденция, которая определяет то, как внутреннее состояние человека влияет на его выбор.

Результаты исследования женского мнения о причинах, по которым современные женщины покупают и носят меховую одежду представлены на диаграмме № 1.

Диаграмма 1 – Причины, по которым женщины носят и покупают

меховые изделия

Результаты исследования определили ведущую причину покупки меховых изделий: подчеркнуть свой статус (96 % опрашиваемых это подтвердили).

Полученные данные совпадают с результатами исследовательского холдинга «Ромир», который в марте 2012 провел всероссийский опрос на тему отношения россиян к роскоши и товарам люкс.

Данные, полученные в ходе опроса показали, что мех является статусной вещью наравне с одеждой от кутюр, и занимает 10 место в рейтинге статусных товаров [3].

Таким образом, можно сделать вывод, что основным мотивом покупки меховой одежды у женщин служит потребность в визуализации своего материального достатка и успешности, что, в свою очередь, подтверждает теорию С. Савельева, согласно которой «прекрасно добывающая пищу самка» – современная, обеспеченная женщина, которая хочет продемонстрировать мужчине свой достаток посредством роскошных мехов.

Несомненным положительным качеством меха является и его свойство сохранять тепло, что, в свою очередь, очень актуально для северных районов. Поклонницами данного свойства стали 84 % респондентов. Также, по мнению большинства опрашиваемых, меховые вещи способствуют повышению интереса со стороны мужчин и подчеркивают женскую красоту.

Исследования, направленные на осознаваемые мотивы выбора одежды, проводимые Р.М. Гимаевой и В.С.

Чернявской показали, что только 19% опрашиваемых выбирают одежду, которая указывает их принадлежность к определенной социальной группе и считают, что одежда должна соответствовать статусу, а 11,9 % девушек выбор одежды связывают с привлечением внимания противоположного пола. «Сексуальность одежды» – этот мотив упоминается 4,8 % девушек [4].

Становится очевидным, что меховая одежда обладает своими особыми свойствами: лишь 3% из числа респондентов проведенного исследования выбрали меховую одежду как инструмент для подчеркивания своей индивидуальности, своего «Я», хотя в исследованиях Р.М. Гимаевой и В.С. Чернявской данный мотив выделили 95, 2 % опрашиваемых.

На представленной ниже диаграмме 2 можно увидеть, как сильно различаются значения основных мотивов выбора меховой одежды с мотивами выбора одежды вообще. Единственным критерием, имеющим схожее значение в исследованиях Р.М. Гимаевой и В.С. Чернявской и нашем, является «женственность» 19 % и 21 % соответственно.

Диаграмма 2 – Сравнительно-сопоставительный анализ проведенного исследования и исследований Р.М. Гимаевой и В.С. Чернявской

Интересен и тот факт, как женщины проецируют свое представление о мехе на мужчин.

Так, они полагают, что мужчинам в образе современных женщин больше всего нравятся элементы из меха: одежда, меховая отделка, аксессуары и др. (35% опрашиваемых).

В свою очередь, вопреки мнению женщин, мужчины больше предпочитают в женской одежде натуральную кожу – 32 % респондентов. Хотя мех также привлекает мужчин – 26 % опрашиваемых.

Эффективным инструментом для восприятия меха и женского образа в меховой одежде является метод ассоциаций. В проведенном исследовании респондентам было предложено описать ассоциации, которые возникают у них при виде женщины в мехе.

Сравнительно-сопоставительная характеристика мужских и женских ассоциаций показала, что женщины проецируют на мех такие показатели как роскошь, достаток, богатство, статусность, обеспеченность, состоятельность, успешность, т.е. материальные блага.

Мужчины же выделяют сексуальность, красоту, изящность, хищность, животность (то есть ассоциируют с животными), элегантность, т.е. внешние данные. «Подобно нашим древним предкам мы обряжаемся в шкуру хищника и словно присваиваем себе его качества: ловкость и силу, гибкость и быстроту.

Мех будоражит в нас первобытные инстинкты. Помимо ласки в нем есть одновременно и хищность. Что позволяет женщине привлекать внимание мужчины-охотника, но при этом не чувствовать себя беззащитной жертвой» [2].

Таким образом, проведенное исследование показало, что попытка объяснить воздействие меха на психологию человека через его инстинктивное восприятие мира имеет свои результаты.

Однако для более достоверных данных необходимо использовать и другие теории и методы помимо работ эволюционистов, объясняющих мотивы выбора одежды, т.к. на человека очень сильно воздействует культура, в которой он живет.

Она, в свою очередь, задает стиль жизни и является основополагающим фактором в мотивации человека, в том числе и его выбора.

Читайте: Избавление от депрессии своими силами

Список использованных источников

1. Савельев С. Повелитель мозга / С. Савельев // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.youtube.com/watch?v=0lNFskm6SAw

2. Золотова Л. Почему нас завораживает мех / Л. Золотова // Psychologies. – 2007. – № 23 // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.psychologies.ru/me- and-others/ lifestyle/_article/28023/

3. Восприятие россиянами товаров премиум-класса и роскоши как стиля жизни [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://romir.ru/studies/?page=8

4. Гимаева Р.М., Чернявская В.С. Мода и психология: выбор современной женщины: монография // Р.М. Гимаева, В.С. Чернявская – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, – 2007. – 144 с.

5. Терская Л.А. Технология раскроя и пошива меховой одежды: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: изд. центр «Академия», 2005. – 272 с.

Источник: http://popsy.ru/meh_subektivnost_vospriyatiya_ili_zov_prirody/

2.5. Субъективность как предмет психологии человека | Глава 2. Предмет психологической науки | Часть I Предмет и методы психологии | Читать онлайн, без регистрации

2.5. Субъективность как предмет психологии человека

О природе субъективной реальности

В предшествующих разделах была представлена история поиска предмета «психологии вообще», но не психологии человека. Именно поэтому оказывалось возможным, например, прямо переносить закономерности поведения животных на жизнедеятельность человека (например, в бихевиоризме).

Очевидно, что эти попытки в большинстве случаев приводили либо к редукционизму (сведению высшего к низшему), либо к абстрактной односторонности. И в том и в другом случаях человек терял свою сугубо человеческую специфику. Целостное изображение человека осуществлялось лишь во вненаучных системах человекознания.

Читайте также:  Физиологическое значение осанки - психология

Но так ли безнадежны попытки преодоления подобной антиномии (либо наука – тогда абстрактность, либо искусство – тогда целостность)? Возможно ли построение антропологической психологии (психологии человека), в которой бы одновременно удерживались целостность и уникальность конкретного человека (схватываемые в житейской психологии, в религии, в человековедческой практике) и строгость и доказательность законов психической жизни, образцы которых мы находим в науке? Попытаемся двигаться методом последовательных приближений.

Попробуйте проанализировать какое-либо свое психическое состояние – например, огорчение, страх, плохое настроение – и постарайтесь найти его причину. В результате внутреннего сосредоточения вы можете прийти к выводу, что причина вашего настроения или огорчения лежит вне вас, в окружающем мире, в отношениях с другими людьми, в особенностях вашей деятельности или поведения.

Этот факт демонстрирует существенную особенность всех явлений внутреннего мира человека – их связь с внешним миром, неотторжимость от него. Всякое психическое явление получает свою определенность и свое содержание через связи и отношения человека с окружающей действительностью.

Психологический мир человека – это мир в человеке и человек в мире.

Внутренний мир человека всегда неповторим, пристрастен, но эта пристрастность, неповторимость есть в то же время активное воспроизведение, конструирование, понимание того мира, в котором реально живет и действует конкретный человек.

Это положение имеет принципиальное значение для понимания субъективной реальности. Иное ее понимание исходит из представления о замкнутом в самом себе внутреннем мире человека. Субъекту доступны только явления его сознания, которые он может воспринимать посредством самонаблюдения. Они недоступны для внешнего наблюдения и закрыты для объективного познания.

Однако наш собственный опыт, опыт других людей, научно-психологические данные говорят о том, что психическое достаточно точно ориентирует нас в мире, позволяет нам адекватно строить свое поведение в этом мире. Поэтому относить психические явления только к внутренним (искать их во внутреннем пространстве человека) ошибочно.

Психическое столь же внутренне, сколь и внешне.

Разумеется, психология не отождествляет субъективный образ с тем объективным предметом, который находится в реальности, вне сознания человека. Психический образ не зеркальное отображение предмета, но в то же время он и не только продукт мозговой деятельности. О психике мы говорим тогда, когда объективный мир предстает перед нами как мир, воспринятый нами.

«Всякий психический факт, – писал С.Л. Рубинштейн, – это и кусок реальной действительности, и отражение действительности, не либо одно, либо другое, а и одно и другое; именно в том и заключается своеобразие психического, что оно является и реальной стороной бытия и его отражением – единством реального и идеального».

Психические явления двойственны по своей природе: с одной стороны, они присущи данному телесному индивиду, имеют органическую основу есть продукт и компонент органической жизни; с другой – есть активное отражение и результат преобразования окружающей действительности и самого субъекта.

Первичным является реальная, объективная форма существования психического. Психические процессы и явления – это прежде всего реальные свойства человека, включенные в действительные процессы его жизни, выполняющие реальные функции в его жизнедеятельности.

Вторичным является субъективная форма существования психического, его существование в форме переживания, самосознания. Только на определенном этапе своего развития человек становится способным к восприятию и осознанию своего собственного психического мира. Как очень точно отмечал С.Л.

Рубинштейн, психологический, внутренний мир человека, мир его сознания есть одновременное выражение субъекта и отражение объекта.

Определение понятия «субъективность»

Человеческая психика имеет сугубо свою специфику; ее природа целиком и полностью определяется характером собственно человеческого способа существования в мире. Поэтому ее понимание и возможности изучения требуют особого понятийного оформления. В качестве исходной категории, которую необходимо положить в основание психологии человека, выступает субъективность.

Субъективность – это та категория в психологии, которая выражает сущность внутреннего мира человека. Близкими по своему содержанию и смыслу являются понятия «субъективная реальность», «человеческое в человеке», «внутренний мир» и др.

Субъективный (subjectum) – по буквальному переводу с латинского – подлежащий, т. е. лежащий в основе. Субъективность – это исходное начало в человеке, то, что лежит в основе его бытия.

Субъективность является сущностной характеристикой человека; то, что отличает его способ жизни от всякого другого.

Субъективность есть форма выражения способа бытия человека, форма психического и общее обозначение внутреннего мира.

В специальных словарях «субъективность» определяется двояко – негативно и позитивно. Субъективность (субъективное) – это личное отношение к чему-либо, свойственное данному лицу; и в то же время это отсутствие объективности, односторонность, пристрастность.

Очевидно, что в этих двух определениях субъективности неявным образом отразились естественно-научная и общегуманитарная установки в понимании человеческой субъективности. Причем в традиционной научной психологии была сохранена только негативная характеристика субъективности, подчеркивающая ее своеобразную ущербность в сравнении с объективностью.

Наша задача в преодолении двойственного позитивно-негативного понимания субъективности, в преодолении ее ущербности.

Прежде всего, еще раз подчеркнем, что субъективность есть факт объективной реальности, она входит в состав реальных жизненных процессов человека, а потому субъективное само и есть объективное. Внутренний мир человека, его сознание, его субъективность исходно выступает не как отношение к действительности, а как отношение в самой действительности.

Разум, желание, чувства, воля реализуют практические отношения человека в мире, обеспечивают ему возможность постановки и достижения сознательно поставленных целей.

Человеческая субъективность есть форма практического освоения мира.

Само возникновение и существование субъективности обусловлено реализацией именно практических отношений человека к другому человеку, миру, обществу, истории, самому себе, овладением и сознательной регуляцией этих отношений.

Как таковое субъективное не противостоит объективному, оно принадлежит объективному, реально-практическому способу жизни человека.

Человеческая субъективность противоположна объектности, овеществленности; субъективность (личностность, индивидуальность) исчезает в случае, когда мир, в том числе и сам человек, рассматриваются только в качестве предметов, вещей, объектов.

Поэтому субъективность не разделяет, не противопоставляет, а связывает человека и мир; она отделяет человека как субъекта жизни, от него же – человека – как объекта внешних отношений и манипуляций.

Приведенные выше непростые теоретические положения о человеческой субъективности имеют и научный, и конкретно-практический смысл: человеческая психология пронизывает всю нашу реальную жизнь, все наше бытие; живые человеческие связи и отношения наполнены психологическим содержанием. И поэтому человеческая субъективность – как объективная реальность (а не только феномен нашего сознания) – может стать подлинным предметом психологии человека.

Философский смысл субъективности

Такие символы человеческой реальности, как внутренний мир, индивидуальность, субъективность, самость являются ключом в поиске оснований и условий духовного становления человека в пределах его индивидуальной жизни.

Именно поэтому феномен субъективности поставлен в самый центр всей психологической проблематики человека. Субъективность в природе человека есть настоящий факт, а не умозрительная конструкция.

Это действительно реальность, а не иллюзия человеческих представлений о себе.

Более того, из всех фактов, с какими имеет дело человекознание, ни один не является столь кардинальным для понимания сути человека.

Категория субъективности – это та основа, которая позволяет развернуть и панораму, и перспективу наших представлений о человеке, становящемся и определяющемся в мире; о человеке, обретающем образ человеческий во времени не только личной биографии, но и мировой истории, в пространстве не только наличной цивилизации, но и универсального мира культуры.

Из многочисленных решений проблемы субъективности в отечественной философии наиболее общее представление о ней дают работы сравнительно недавнего времени. Это исследования А.С. Арсеньева, Г.С. Батищева, М.М. Бахтина, В.П. Иванова, Э.В. Ильенкова, М.К. Мамардашвили, Ф.

Т. Михайлова и др. Субъективность рассматривается ими как особая интегративная форма общественного бытия человека. Определяющим свойством ее выступает способность ассимилировать (осваивать) и превращать явления бытия в факты жизнедеятельности человека.

Субъективность, являясь внутренним, сущностным свойством реально-практического способа жизни человека, сама есть объективное явление, входящее в состав процессов мира.

И граница между субъективностью и объектностью (предметностью) проходит не по линии разъединения человека и мира, духовного и телесного, психологического и физиологического, а внутри самого человека как целого; граница эта проходит по линии противоположности человека как объекта и его же – как субъекта.

Субъективность составляет сущностную специфику человека и принципиально отличает собственно человеческий способ жизни от всякого другого.

Философский анализ установил кардинальный факт человеческой субъективности: для нее не существует однопорядковых, равнозначных явлений, с которыми она находилась бы в причинно-следственных отношениях (ни природно-телесных, ни социокультурных). Она либо есть, либо ее нет. Как пишет В.П.

Иванов, для субъективности невозможно указать совокупность порождающих ее внешних причин, условий, обстоятельств, ибо ее природа и специфическое отличие от других процессов и явлений объективного мира состоит именно в отношении к ним, ко всему внешнему; ее специфика состоит в самопричинении, в самообусловленности.

Именно в силу своей противоположности миру объектов субъективность принципиально непознаваема в качестве объекта, непознаваема и при подходе к ней с мерками естественно-научного объяснения. Субъективность познаётся методами ей имманентными, вырабатываемыми в гуманитарных науках.

Принцип субъектности в психологии человека

Человеческая субъективность принципиально отличает человеческий способ существования от всякого другого.

Развиваясь и преобразуясь в процессе становления человека, субъективность оформляется и дифференцируется на многообразные человеческие способности.

Интегральным способом бытия субъективности выступает сознание, развивающееся по ступеням: бытийное сознание – самосознание – рефлексивное сознание – трансцендирующее сознание.

Задача психологической антропологии состоит в описании явлений субъективного мира человека, в поиске оснований и условий возникновения и развития человеческой субъективности, внутреннего мира человека в пределах его индивидуальной жизни, в определении психолого-педагогических условий становления субъективной реальности в образовании.

Вопрос о природе и источниках субъективности не решается на путях построения ее структурных моделей, где элементами структуры («строительным материалом») выступают многообразные, разноплановые психические явления. Нужен другой подход к пониманию феномена субъективности и другой ее образ в пространстве человеческой реальности.

Современная научная психология стоит перед необходимостью получения подлинного знания о реальных психологических процессах, сущность которых обусловлена самой человеческой жизнью, самой спецификой именно человеческого способа жизни (а не до и не вне собственно человеческого).

Такая постановка вопроса вполне адекватна и для поиска источников человеческой субъективности.

Сам этот источник связан с изменением механизмов жизнедеятельности человека, и самое главное – с возникновением у него способности превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования.

Это тот фундаментальный поворот в живой природе, на котором общее свойство самоорганизации живых систем уступает место механизму самоконтроля.

Здесь впервые возникает «отношение» к самому себе, становится самость, субъективность с ее имманентной способностью быть для себя, позволяющая человеку быть субъектом (автором, хозяином) своей собственной жизни.

В задаче раскрытия природы субъективности, условий ее происхождения категория «практического отношения» является центральной.

Можно прямо сказать, что в человеке субъективно все, что обеспечивает ему возможность и способность встать в практическое отношение к своей жизни, к самому себе.

Мерой объективности субъективных явлений и действий человека оказывается их включенность в реальную практику его жизни.

В замечательном созвучии со сказанным находятся слова П. Шардена, который писал, что до сих пор между психологами существуют серьезные разногласия по вопросу, отличается ли специфически (по природе) психика человека от психики существ, появившихся до него.

Естественно-научная психология таких качественных различий не обнаружила. Поэтому возможно было говорить о «психике вообще», о «мировом психизме» и т. п.

Однако природа человеческой субъективности оставалась и продолжает оставаться таинственной и практически непознаваемой.

Для окончательного решения этого вопроса П. Шарден видел только одно средство: решительно и бесповоротно устранить из совокупности человеческих поступков, его поведения и действий все второстепенные, двусмысленные, животнообразные проявления внутренней активности и рассмотреть самый главный, центральный феномен человеческой субъективности – феномен рефлексии.

По самому общему определению, рефлексия – это такая специфически человеческая способность, которая позволяет ему сделать свои мысли, эмоциональные состояния, свои действия и отношения, вообще всего себя предметом специального рассмотрения (анализа и оценки) и практического преобразования (вплоть до самопожертвования во имя высоких целей и смерти «за други своя»).

Итак, по своей главной сути природа человеческой субъективности находит свое высшее выражение в способности к рефлексии, уровни развития которой в онтогенезе существенно различаются между собой. Именно рефлексия составляет существо самого принципа субъективности, который центрирует наши представления о психологии человека и ее специфике.

И если, к примеру, педагог строит свои действия и отношения с конкретным учеником на основе выделения лишь отдельных сторон его субъективности, то тем самым он вступает с ним в обезличенно-формальные, утилитарно-прагматические отношения. Продуктивная деятельность педагога нуждается в опоре на целостное представление о психологии человека.

Источник: http://velib.com/read_book/isaev_evgenijj_ivanovich/psikhologija_cheloveka_vvedenie_v_psikhologiju_subektivnosti/chast_i_predmet_i_metody_psikhologii/glava_2_predmet_psikhologicheskojj_nauki/25_subektivnost_kak_predmet_psikhologii_cheloveka/

В психологии восприятие — это… ощущение и восприятие :

Процесс познания внешнего мира — одна из областей, изучаемых психологией. Современная наука является в этом вопросе продолжательницей и правопреемницей древней философии, уходящей корнями в античность.

На сегодняшней день ученые мужи от психологии пришли к консенсусу по поводу основных понятий, которые описывают восприятие. Процесс этот довольно сложен и до конца еще не изучен, однако общее представление о нем можно для себя составить, усвоив несколько понятий.

Итак, существует два устойчивых термина для описания этой функции человеческого мозга: восприятие и ощущение.

Ощущение и восприятие: определения понятий

Современная западная психология утверждает, что взаимодействие человека с миром начинается с ощущений. Последние представляют собой простые отражения в человеческом сознании различных явлений внешнего мира, воспринимаемых пятью органами чувств.

Ощущения не передают всей картины окружающей среды, но только те ее стороны, которые непосредственно входят в соприкосновение с человеком. Далее мозг анализирует полученную от ощущений информацию и составляет окончательное представление о внешней реальности. Восприятие — это и есть этот заключительный результат.

В отличие от базовых элементов познания, оно является сложным составным процессом, включающим в себя отдельные ощущения как структурные компоненты.

Пример разницы восприятия и ощущений

Чтобы наглядно продемонстрировать разницу, которую имеют между собой ощущение и восприятие, представим себе индивида, поедающего яблоко. Ясно, что, во-первых, он держит фрукт рукой, и его мозг воспринимает это как отдельное тактильное ощущение. Во-вторых, кусая яблоко, этот человек явственно чувствует его вкус – сладость, кислинку и пр.

Это также дает мозгу информацию от ощущения. В-третьих, зрительное восприятие яблока – тоже только отдельное чувство, предоставляемое глазами – одним из органов чувств. В-четвертых, поедая плод, человек ощущает его специфический запах. Информация о нем также передается в мозг в качестве независимого ощущения.

Наконец, в-пятых, надкусывая яблоко, человек слышит характерный треск, потому что в это время получает слуховое восприятие. Таким образом, входя в контакт с фруктом, индивид имеет пять совершенно независимых ощущений.

Но сложные психические механизмы синтезируют всю информацию от них и предоставляют сознанию единую картину, единое представление о яблоке, то есть целостную картину реальности. Это совокупное, составное видение окружающей среды, которое представляет собой восприятие мира.

Но есть одна тонкость, когда ощущение может быть тождественно восприятию. Например, если человек не ест яблоко, не вдыхает его аромат, а только держит его с закрытыми глазами. В таком случае он получает только одно ощущение – тактильное, а потому и целостная картина воспринимаемой реальности будет состоять только из одного ощущения. По крайней мере до тех пор, пока человек не откроет глаза.

Роль ощущений

Психологические теории отводят важное место таким элементарным процессам, как ощущения. Они представляют собой фундамент, на котором строится вся совокупность сложнейших психических процессов. Не только целостное восприятие не могло бы появиться без ощущений, но также и мышление не могло бы функционировать без опыта соприкосновения с внешними объектами, который они предоставляют.

Механизм ощущений

Восприятие — это, как мы выяснили, обработанный мозгом совокупный комплекс ощущений. Что же необходимо, чтобы сделать сами первичные чувства возможными? Во-первых, конечно же, нужен сам внешний объект – источник ощущений.

Во-вторых, необходим набор инструментов, которые помогут субъекту войти с ним в контакт и получить от него информацию. Такие функциональные приспособления организма в западной психологии носят название анализаторов. Автором термина является знаменитый российский ученый, академик И. П. Павлов.

Согласно его же теории, анализаторы имеют трехчастную структуру, состоящую из рецепторов, проводников и центра.

Рецепторы

Рецепторами называются те нервные окончания, которые входят в непосредственный контакт с внешними объектами и обеспечивают восприятие информации через раздражение.

Соответственно, располагаются они в органах чувств — глазах, ушах, языке, носовой полости, коже. Такие рецепторы носят наименование экстерорецепторов, то есть рецепторов, направленных вовне, на внешний мир.

Именно они являются основой для первичных ощущений окружающей действительности. Но вместе с ними существует и другая группа рецепторов, направленных на внутренние ощущения человека – голод, жажда и т. п.

Эти нервные окончания называются интерорецепторами.

Проводники

Проводниками, или проводящими путями, называются нервные нити, берущие начало в рецепторах и оканчивающиеся в нервных центрах. Задача этих связей – передавать нервные сигналы от рецепторов к центру анализатора.

Центр

Центр анализатора — это мозг. Точнее, различные его участки, которые отвечают за вверенную им область органов чувств. Одни части мозга отвечают за зрительное восприятие, другие — за тактильное, и так далее. Центр анализатора, принимая сигнал от рецепторов посредством проводников, преобразовывает его в конкретное ощущение, которое чувствует человек.

Таковы особенности восприятия внешнего мира – на самом деле мы не можем непосредственно ощущать вкус или запах. Наш мозг только воссоздает, реконструирует ощущения на основании полученных данных от рецепторов. И вся панорама многообразных ощущений существует лишь в голове человека.

Число ощущений

Как уже было замечено, всего человек обладает пятью органами чувств. Однако, согласно современной психологии, свойства восприятия состоят не из пяти, как следовало бы ожидать, а из шести ощущений.

Дело в том, что моторика, которую исследователи также классифицируют в качестве источника элементарного познания, не является органом чувств.

Это ее свойство добавляет в общую копилку ощущений шестое чувство, называемое кинестетическим.

Зрительные ощущения

Среди ученых нет единогласного мнения по поводу того, какой из органов чувств, а соответственно, какое ощущение, является наиболее важным, то есть несущим наибольшее количество ценной информации аналитическому центру мозга, формирующему конечное восприятие.

В психологии, точнее в ее основных течениях, сегодня ведущая роль отводится зрению. Считается, что большая часть информации (вплоть до 80%), из которой складывается восприятие, — это визуальный контакт.

Так это или нет, во всяком случае очевидно, что зрительная функция – весьма важный источник сведений о внешнем мире. Ее органы чувств – пара глаз, которые на физическом уровне воспринимают информацию от световых колебаний.

Правильная работа глаз позволяет воспринимать фотонные волны в цветовом спектре, что впоследствии позволяет мозгу генерировать все то множество красок, которыми окрашен в нашем сознании мир.

Следует заметить, что цвета бывают хроматические, то есть те, которые образуют цветовой спектр, наблюдаемый, например, в радуге. Противоположны им ахроматические. Их всего три – черный, белый и серый.

Слуховые ощущения

Вслед за зрительной информацией весьма важную роль в человеческой жизни играет способность распознавать звук. Последний представляет собой важный способ коммуникации и не только.

Звуковые волны, которые воспринимают слуховые рецепторы, по характеру чувствования делятся на две группы. Первая включает в себя шумовые ощущения, то есть звуки, не имеющие ритмичной структуры в колебаниях звуковой волны.

В противоположность им ритмично организованные волны носят название музыкальных ощущений.

Кинестетические ощущения

Жизнедеятельность большинства людей предполагает значительную подвижность – ходьба, печатание, одевание и множество других повседневных действий, которые нельзя выполнить, не задействовав моторную функцию.

Отсюда проистекает важность четкости двигательных ощущений для жизни, ведь без них даже донести ложку до рта было бы крайне затруднительно.

Эти кинестетические чувства, как уже было сказано выше, порождаются не органами чувств, а нервными окончаниями, распределенными по всему телу.

Осязательные ощущения

Осязательные ощущения также важны для коммуникации людей с окружающим миром, а кроме того, они же обеспечивают более глубокое восприятие человека человеком.

Особенно это заметно в сексуальном контексте, но также и в воспитании детей, и в других формах взаимоотношений. Достаточно вспомнить, например, традицию рукопожатия.

Другими словами, осязание имеет непосредственное значение как для продолжения рода (а значит, и сохранения вида), так и для развития общества в целом.

Некоторые люди, а именно слепоглухонемые, то есть обделенные возможностью видеть и слышать, вообще используют тактильные ощущения в качестве единственной формы коммуникации с другими людьми.

В целом, психологи выделяют два вида осязательного чувства: тактильное и температурное. Последнее отвечает за распознавание тепла и холода, а первое охватывает весь остальной комплекс многообразных ощущений, связанных с прикосновением.

Вкусовые ощущения

Чувство вкуса у человека развито довольно хорошо, гораздо сильнее, нежели чем обоняние. Кроме языка, к органам восприятия этого ощущения относится область мягкого неба.

Состоит чувство вкуса из четырех составляющих: горечь, сладость, кислотность и соленость. За каждый из них ответственна определенная часть языка и конечная комбинация всех четырех факторов составляет все то многообразие вкусовых оттенков, которое знакомо человеку.

Синестезия ощущений

Особенности восприятия человека таковы, что иногда несколько базовых ощущений могут синтезироваться в одно. В психологии этот феномен обозначается термином «синестезия».

Чаще всего подобное соотношение возникает между зрительным и звуковым чувствами. Человек переживает синестезию как устойчивую ассоциативную связь между оттенками и звуками.

К примеру, некоторые мелодии могут иметь свой характерный цвет в восприятии таких людей.

Другой вариант синестезии, хотя и более редкий, — это синтез зрительного ощущения с обонятельным. Такого рода связь наделяет различные цветовые оттенки собственным запахом. Развивается подобный феномен у людей, чья работа связана с обонянием, например у сомелье или парфюмеров.

Измерение ощущений

В психологии существует специальный раздел, в область исследования которого входит изучение взаимоотношений между силой раздражителя и яркостью переживаемого ощущения. Называется этот отдел науки психофизикой. Ее задача состоит в том, чтобы построить адекватную систему вычисления порогов ощущений и разработать соответственную ей шкалу измерения.

Психофизики предлагают называть порог возникновения чувства, то есть то минимальное воздействие раздражителя, ниже которого ощущение пропадает, абсолютным нижним порогом. Соответственно, абсолютным верхним порогом будет та степень воздействия, выше которого ощущение также исчезнет.

Примерами такого рода пределов для слухового восприятия человека являются частоты ниже 16 Гц (инфразвук) и выше 20 кГц (ультразвук).

Адаптация органов чувств

Продолжительные контакты раздражителей и рецепторов инициирует процесс, называемый адаптацией ощущений.

Иначе говоря, органы чувств, приспособившиеся к регулярному воздействию, могут снизить свою чувствительность до полного игнорирования воздействия. Такая адаптация называется отрицательной.

В том случае, если под действием продолжительного контакта с раздражителем интенсивность ощущений нарастает, адаптация носит название положительной.

Самая подвижная адаптация у человека наблюдается к зрительным ощущениям, а наименее гибкая — к слуховым и к переживанию боли.

Формирование восприятия

Вся совокупность описанных выше ощущений формирует восприятие. Важную роль в этом процессе играет память, которая позволяет человеку запоминать опыт, приобретенный в процессе взаимодействия с внешним миром. Таким образом начинает развиваться восприятие у детей – в процессе игр, манипуляций с предметами, ползания и хватания всего подряд.

Возможность хранения памяти суммирует всю полученную информацию в форме опыта и постоянно обогащает его в течение всей жизни. Он, в свою очередь, позволяет мозгу и сознанию сформировать целостное представление о внешнем мире. Важно отметить, что восприятие — это не просто сумма собранных в пучок ощущений.

Это синтез, который позволяет на основе ряда чувств воспринимать мир целостно, не препарируя его в сознании на различные составляющие части.

Типы и виды восприятия

В психологии человека специалисты выделяют сразу несколько типов и видов восприятия. В настоящее время это более-менее сложившаяся и универсальная система, принятая повсеместно. Как и везде, развитие восприятия идет от простого к сложному. Наиболее простой тип основан на одном из ощущений.

Таковым может быть прослушивание музыки или вдыхание аромата цветка. В данных примерах восприятие строится одним анализатором на основании одного раздражителя.

Если в процесс отражения включается несколько ощущений, как, например, при просмотре кинофильма или при составлении букета, то восприятие относится к сложным типам.

Кроме этого, восприятие в психологии подразделяется на несколько видов. Данная классификация основана на различении типов самих воспринимаемых объектов. Так, специалисты выделяют в отдельные виды восприятие времени, восприятие пространства, восприятие движения и даже восприятие человека человеком. Последнее называется по-научному социальной перцепцией.

Восприятие времени основано на смене внутренних процессов человеческой психики, а потому в значительной степени субъективно.

Восприятие пространства дает представление о форме, величине и расположении предметов в трехмерной действительности. Перемещение же объектов по оси координат формирует восприятие движения.

Последнее бывает относительным и безотносительным. Относительное воспринимает перемещение объекта в зависимости от других предметов.

Безотносительное же, напротив, воспринимает объект в изоляции от посторонних.

Предметность и константность восприятия

Предметность и константность — это свойства восприятия, различаемые современными психологами.

Предметностью называется конкретность объекта, то есть его наличность и объективное присутствие в пространстве и во времени.

В противоположность этому психологи выделяют сугубо умозрительные, абстрактные понятия и категории, которые являются не продуктами отражательного процесса и объектом восприятия, а плодом мышления или воображения.

Поэтому воспринимаемыми могут быть только феномены, обладающие характеристикой предметности. Это называется объективным началом.

Восприятие в психологии наделяется также свойством константности, то есть способностью сознания сохранять за предметом его существенные характеристики вне зависимости от расстояния до человека.

То есть один и тот же объект, например, большой воздушный шар, удаляясь от человека, все равно будет интерпретироваться сознанием как большой воздушный шар.

Это свойство психики делает возможным различать перспективу и адекватно ориентироваться в пространстве.

Расстройства восприятия

Дисфункция восприятия вызывает сбои в координации и коммуникации субъекта и объекта. До некоторой степени можно намеренно вызвать такое расстройство, используя особенности человеческой психики.

Этим пользуются, например, фокусники, прибегая к помощи различных инструментов, приспособлений и суммы определенных психологических знаний.

Иной путь воздействия на процесс восприятия – принятие психотропных веществ, вызывающих галлюцинации и видения.

Источник: https://www.syl.ru/article/166472/new_v-psihologii-vospriyatie—eto-oschuschenie-i-vospriyatie

Введение в системную психофизиологию. Субъективность отражения

Рассмотрение соотношения индивида и среды с позиций ТФС уже давно привело к заключению о том, что поведенческий континуум целиком занят процессами организации и реализации функциональных систем; специального временного интервала для процессов обработки сенсорной информации не обнаруживается.

На определенном этапе казалось, что коротколатентные активации некоторых нейронов могут быть сопоставлены с кодированием физических параметров стимула для последующего сличения с имеющейся в памяти моделью.

Однако скоро стало ясно, что даже самые ранние активации нейронов в поведенческом акте – не кодирование, а уже результат сличения с субъективными моделями, сформированными в рамках предыдущего акта континуума.

Сказанное находится в соответствии с положением о «пристрастности» отражения среды, о зависимости последнего от целей поведения и имеющегося у индивида опыта. Это свойство психического отражения обозначается как субъективность и предполагает несводимость описания отражения к языку сенсорных модальностей, выражающих в «сенсорном коде» физические параметры объектов.

Опережающее отражение вместо обработки информации для построения «образов-картинок»

В четкой форме опережающий характер отражения представлен в когнитивной психологии концепцией У.Найссера, который считает, что образы не «картинки в голове», появляющиеся после действия сенсорных стимулов, а «предвосхищения будущего». Автор подчеркивает, что предвосхищение не обязательно является реалистическим.

Действительно, мы можем рассмотреть наш опыт как состоящий из актов-гипотез, включающих параметры планируемых результатов, отношения между ними, пути их достижения и т.д. Гипотезы тестируются во внутреннем и внешнем планах.

И хотя можно полагать, что отбор из ряда «пробных» актов «удачного», попадающего в видовую память, определяется соответствием гипотезы реальным свойствам и закономерностям среды, тем не менее возможность достижения конкретным индивидом в том или ином поведенческом акте требуемого соотношения организма и среды, т.е.

результата, не означает, что данная гипотеза целиком базируется на упомянутых свойствах и закономерностях.

В экологической психологии убедительные аргументы против того, что среда состоит из стимулов и отображается как «картинка», рассматриваемая гомункулюсом, приведены Дж. Гибсоном. Им разработана стройная теория, которая, как справедливо замечает А.Д.

Логвиненко, в руководствах либо игнорируется, либо искажается до неузнаваемости в связи с невозможностью ее ассимилировать, оставаясь в рамках традиционной парадигмы. И это не удивительно, так как принципиальными положениями этой теории является отрицание не только схемы стимул – реакция, но и самого понятия стимул.

Автор отвергает также идею о необходимости обработки и передачи сенсорной информации – ее некому принимать. Ниже мы еще вернемся к теории Дж. Гибсона.

Физические характеристики среды и целенаправленное поведение

Более 30 лет назад Дж. Леттвин с соавторами, изучив связь активности нейронов сетчатки лягушки с поведением, сформулировали в очень яркой форме свое представление о том, что выделяет организм в среде: «лягушки интересуются жуками и мухами, в то время как границы и углы интересуют только ученых».

Еще раньше в гештальтпсихологии были обоснованы положения о том, что среда должна определяться не физически, а психобиологически и что целостное восприятие не составляется из отдельных элементарных «кусков». Следует согласиться с Дж. Гибсоном в том, что объект не складывается из качеств, но мы можем выделить их, если это надо для целей эксперимента.

«Куски», физические характеристики, в соответствии с которыми ранжируются стимулы и связь с которыми устанавливается при анализе активности нейронов или отчетов испытуемых, являются вовсе не «элементарными» свойствами, а сложными концепциями, которые появляются в результате специального поведения, направленного на выделение упомянутых характеристик: классификация, сравнение объектов, например, в науке, искусстве и т.п. Ярким примером рассмотрения таких культурных концепций в качестве «элементарных» свойств, присущих объекту, является представление Бидермана (I. Biederman) о том, что восприятие объекта складывается из восприятия элементарных форм – «геонов». Предполагается, что использование ограниченного набора (алфавита) геонов позволяет воспринять любой сколь угодно сложный объект. Подчеркнем, что геон понимается автором концепции как «примитив», а примитив – это понятие, выработанное в геометрии для обозначения элементарного геометрического объекта, используемого для построения более сложных объектов.
На что же мы «дробим» среду, что выделяем в ней, если не упомянутые физические характеристики?

Теория эффордансов Дж.Гибсона

С позиций парадигмы активности с давних пор представлялось очевидным, что из среды активно «отбирается» индивидом то, что может быть использовано для достижения цели, причем, как считал J. von Uexkull, число объектов, которые может различить индивид, равно числу функций, которые он может реализовать.

Анализ среды как обеспечивающей активность индивида в ней, дано в теории affordance Дж. Гибсона. Неологизм affordance (эффорданс) – существительное, образованное Дж. Гибсоном от глагола afford – предоставлять, разрешать. Эффордансы – это то, что окружающий мир предоставляет, разрешает совершить индивиду.

Эффордансы нельзя предъявить индивиду, т.к. они не являются стимулами. Можно лишь обеспечить их наличие. Автор считает, что индивид соотносится не с миром, описываемым в физических терминах, а с экологическим миром. Он понимает экологические нишу вида как набор эффордансов.

Описание экологического мира определяется тем, какие акты в нем может совершить индивид. Понятие эффорданс подразумевает взаимодополнительность мира и индивида. Дж.

Гибсон отмечает, что понимает под ним «нечто, относящиеся одновременно и к окружающему миру, и к животному таким образом, который не передается ни одним из существующих терминов».

«Дробление» среды индивидом как отражение истории их соотношения

Как мы уже знаем, основным понятием в ТФС является результат, под которым понимается соотношение организма и среды и который, следовательно, также как эффорданс относится одновременно к окружающему миру и к индивиду. Однако, в отличие от эффорданса, результат, как и валентность у К.

Левина, включает субъективный компонент, от которого отказывается Дж.Гибсон, постулируя независимость эффордансов от потребностей и опыта наблюдателя. Поэтому для ответа на вопрос о том, как дробит среду индивид, как она представлена в его субъективном мире мы должны дополнить экологический мир субъективным компонентом, т.е.

подчеркнуть аспект использования эффордансов индивидом. При этом оказывается, что среда дробится тем или иным образом в соответствии с опытом совершения индивидом тех или иных поведенческих актов на протяжении его индивидуального развития. Индивид отражает не внешний мир как таковой, а историю своих соотношений с миром.

Описание среды индивидом основано на оценках его соотношения с объектами-целями поведенческих актов, т.е. на оценках результатов. Образно говоря, можно рассматривать жизнь индивида как «ассимиляцию» экологического мира, превращающую для индивида экологический мир в мир результатов.

Продолжая данную логику, можно заключить, что среда представлена для индивида результатами реализованных актов.

В этой части излагаемая здесь система представлений довольно близко примыкает к концепции У.Матурана (1996). Он считает, что мнение об организме, имеющем воды и выходы, и о нервной системе, кодирующей информацию об окружающей среде, заслуживает критики. Понятие информации У.

Матурана относит к «степени неуверенности наблюдателя в своем поведении в области определенных им самим альтернатив». Автор справедливо утверждает, что состояния активности репрезентируют отношения (между организмом и средой), а не является описанием окружающей среды.

Это описание может быть дано исключительно в терминах, содержащихся в «когнитивной области наблюдателя», в терминах поведения организма. Тогда «знать – значит уметь вести себя адекватно в ситуациях, связанных с индивидуальными актами».

Субъективность отражения и зависимость системной организации активности центральных и периферических нейронов от цели поведения

Убедительные примеры, демонстрирующие проявление субъективности отражения в организации активности мозга, можно получить при анализе зависимости от цели поведения активности нейронов «сенсорных» структур, которую принято считать детерминированной модально-специфической стимуляцией.

Зависимость свойств рецептивных полей центральных нейронов от цели поведения

Одним из способов изучения процессов обработки сенсорной информации является тестирование рецептивного поля нейрона, под которыми понимается участок рецептивной поверхности, при стимуляции которого изменяется активность определенного нервного элемента.

С точки зрения ТФС связь активности нейрона со стимуляцией данной рецептивной поверхности показывает, что одним из условий, при котором данный нейрон вовлекается в достижение результата поведения, является контакт объектов среды с этой поверхностью.

В экспериментах многих авторов показано, что при изменении цели поведения, реализуемого животным, рецептивное поле нейрона может изменяться по свойствам или даже «исчезать».

Так, при сравнении активности одного и того же нейрона «сенсорных» областей коры мозга в разных поведенческих актах обнаруживается, что активация данного нейрона (повышение частоты его импульсной активности) может возникать при контакте объектов среды с соответствующей рецептивной поверхностью в одном поведении, но не в другом – «исчезновение» рецептивного поля.

Следовательно, характеристики активности и набор вовлеченных нейронов «сенсорных» структур зависят от цели поведения, изменяясь при изменении цели даже в условиях постоянства «специфической стимуляции».

Зависимость свойств рецептивных полей периферических нейронов от цели поведения

Зависит ли от цели поведения активность периферических сенсорных элементов – рецепторов? Традиционная точка зрения о ригидной периферии и пластичном центре (см. выше о «центрально-периферической» эклектике) предполагает отрицательный ответ на этот вопрос.

В то же время понимание того, что организация процессов в функциональной системе детерминирована результатом и что система является не центральным, а общеорганизменным образованием, предполагает наличие такой зависимости.

Эксперименты показывают, что активность механорецепторов человека при одинаковых параметрах воздействия на их рецептивные поля в разных поведениях различается. Зависящие от цели изменения характеристик активности рецепторов при постоянстве физических свойств среды определяются эфферентными влияниями.

Эти влияния оказываются через эфферентные волокна – аксоны нейронов центральной нервной системы, направляющиеся к исполнительным органам и периферическим чувствительным элементам.

Необходим ли специфический «сенсорный вход» для появления активаций нейронов сенсорных структур в поведении?

Если мы утверждаем, что активность любой клетки, в том числе и нейрона «сенсорной» структуры, «целенаправленна» и не детерминирована специфическим «сенсорным входом», следует ожидать, что она будет возникать при достижении соответствующего результата и в условиях искусственной блокады данного входа. Действительно, обнаружено, что для возникновения у нейронов зрительной коры и ганглиозных клеток сетчатки активаций, приуроченных ко всем этапам реализуемого, поведения не необходим контакт со «зрительной средой». Это можно рассматривать, как аргумент в пользу представления о «целенаправленности» активности нейронов.

Системное понимание значения эфферентных влияний

Связь активности ганглиозных клеток сетчатки с поведением при закрытых глазах обусловлена уже упоминавшимися эфферентными влияниями. Еще в начале века Р. Кахаль высказал предположение о том, что эфферентные влияния регулируют возбудимость рецепторов, и связал их функцию с механизмами внимания. В 40-е годы в нашей стране П.Г.

Снякиным была разработана концепция функциональной мобильности рецепторов, в соответствии с которой изменение их чувствительности, обусловленное эфферентной активностью, рассматривалось как механизм настройки анализаторов на восприятие модально специфических стимулов.

С тех пор существенного прогресса в понимании значения эфферентных влияний сделано не было.

Вместе с тем данные о появлении активаций ганглиозных клеток сетчатки и других периферических сенсорных элементов в отсутствие стимулов специфической модальности позволяют считать, что роль эфферентных влияний не может быть сведена к модуляции ответов периферических сенсорных элементов на специфическую стимуляцию.

Эфферентные влияния отражают процесс согласования активности периферических и центральных нейронов. Этот процесс необходим потому, что только их совместная активность (взаимосодействие) как в условиях контакта со средой специфической модальности, так и вне его может обеспечить достижение результата, а, следовательно, и удовлетворить «потребности» метаболизма клеток обеих групп.

Источник: http://Soc-Work.ru/article/673

Ссылка на основную публикацию