Избегание ответственности — психология

Избегание ответственности: клинические проявления. Часть 1

Избегание ответственности: клинические проявления

Даже самый поверхностный исторический обзор в области психотерапии показывает радикальные изменения в методах помощи терапевтов своим пациентам.

Бурный рост количества новых конкурирующих между собой терапевтических подходов не позволяет увидеть в них какую-либо целостную картину и временами подрывает доверие широкой публики к предмету как таковому.

Но внимательный взгляд на эти новые формы терапии так же, как на новое развитие традиционных форм терапии обнаруживает, что у них есть одна общая выдающаяся характеристика: акцент на принятии персональной ответственности.

То, что в современных подходах большое значение придается ответственности, отнюдь не случайно. Терапии являются отражением патологии, которую они должны лечить, и формируются ею.

Вена конца века, инкубатор и колыбель фрейдовской психологии, обладала всеми характеристиками поздневикторианской культуры: вытеснение инстинктов (особенно половых), жестко структурированные и четко определенные правила поведения и манер, отдельные сферы активности для мужчин и женщин, акцент на моральной силе и силе воли и заразительный оптимизм, порожденный научным позитивизмом, сулившим объяснить все аспекты естественного порядка, в том числе человеческое поведение. Фрейд понимал и был совершенно прав, что такое жесткое подавление естественных наклонностей наносит ущерб психике; либидинозная энергия, которой запрещен открытый выход вовне, порождает ограничительные защиты и находит косвенные пути выражения. Защиты и непрямой путь либидинозной экспрессии в совокупности составили клиническую картину классического психоневроза.

Но на чем бы поставил акцент Фрейд, исследуя современную американскую культуру, – особенно в Калифорнии, где зародились столь многие новейшие терапевтические подходы? Естественным инстинктивным устремлениям дано значительное свободное выражение; сексуальная терпимость, начиная с раннеподросткового возраста, по свидетельствам многих отчетов, стала реальностью. Поколение молодых взрослых вскормлено и воспитано в соответствии с системой компульсивной терпимости. Структура, ритуал, границы любого рода – все это безжалостно ликвидировано. В религиозных орденах католические сестры открыто не повинуются Папе, священники отказываются соблюдать целибат,* женщины и гомосексуальные мужчины вызывают разногласия в англиканской церкви, требуя права быть рукоположенными; во многих синагогах службу ведут женщины-раввины. Студенты называют профессоров по именам. Где былые запреты на непристойные слова, где профессиональные звания, учебники хороших манер, нормы, связанные с одеждой? Мой друг, художественный критик, охарактеризовал новую калифорнийскую культуру описанием инцидента, произошедшего во время его первого визита в Южную Калифорнию. Он заехал в кафе для автомобилистов, где вместе с гамбургером получил маленький пластиковый контейнер с кетчупом. Повсюду эти контейнеры имеют пунктирную линию с пометкой «разрывать здесь»; на калифорнийском контейнере не было никаких пунктиров, только незамысловатое предписание «разрывать где угодно».

* Безбрачие. – Прим. ред.

Соответственно изменилась картина психопатологии. Классические психоневротические симптомы стали раритетом. Уже десятилетие назад индивид с истинной психоневротической клинической картиной был призом, за который рьяно бились и молодые стажеры, и старший персонал.

У сегодняшнего пациента больше проблем со свободой, чем с подавленными влечениями. Больше не преследуемый изнутри представлениями о том, что ему «следует» делать, и не понуждаемый извне «обязанностями» или «долженствованиями», пациент имеет дело с задачей выбора того, что он хочет делать.

Все чаще клиенты обращаются за терапевтической помощью, предъявляя смутные, плохо определенные жалобы. Честно говоря, я нередко заканчиваю первую консультативную сессию, не имея ясной картины проблем пациента. Тот факт, что пациент не может определить проблему, я рассматриваю как проблему.

Пациент жалуется, что в его жизни «чего-то недостает», что он изолирован от чувств, сетует на пустоту, бесцветность жизни; на то, что он плывет по течению. Ход терапии таких пациентов отличается соответственной диффузностью.

Слово «излечение» изгнано из лексикона психотерапии, теперь терапевт говорит о «росте» или «прогрессе». Поскольку цели неопределенны, окончание терапии столь же туманно и терапевтический процесс зачастую бесцельно тянется год за годом.

Атрофия структурирующих социальных (и психологических) институтов привела нас к конфронтации с нашей свободой. Если нет правил, нет грандиозного проекта, ничего, что мы должны делать, – мы свободны делать то, что предпочитаем.

Наша базовая природа не изменилась, можно сказать, что сегодня, с ликвидацией маскировавших свободу атрибутов, с упразднением налагаемых извне структур, мы стали ближе, чем когда-либо, к переживанию экзистенциальных фактов жизни.

Но мы не подготовлены; нагрузка оказывается слишком велика, тревога мощно требует разрядки, и мы, индивидуально и социально, вовлекаемся в неистовый поиск защиты от свободы.

Позвольте мне теперь обратиться к исследованию конкретных психических защит, ограждающих индивида от сознавания ответственности.

В течение рабочего дня любой терапевт встречает несколько примеров защит, направленных на избегание ответственности.

Я собираюсь обсудить некоторые из наиболее распространенных, компульсивность, перенос ответственности на другого, отрицание ответственности («невинная жертва», «потеря контроля»), избегание автономного поведения и патология принятия решений.

Компульсивность

Одна из наиболее распространенных динамических защит от сознавания ответственности – создание психического мира, в котором нет переживания свободы, а есть существование под властью некой не преодолимой, чуждой для Эго («не я») силы. Мы называем эту защиту «компульсивностью».

Клинической иллюстрацией может служить случай Бернарда, двадцатипятилетнего коммивояжера, основные проблемы которого концентрировались вокруг вины и «одержимости». Он был одержим в своем половом поведении, в работе и даже в проведении свободного времени. Это тот самый мужчина, о котором шла речь в приме ре, приведенном во введении к части II.

когда ему не удалось организовать интимную встречу (он намеренно позвонил слишком поздно), он вздохнул с облегчением: «Теперь я смогу сегодня ночью почитать и выспаться – чего я на самом деле и хотел». Эта примечательная фраза – «чего я на самом деле и хотел» заключает в себе загадку проблем Бернарда. Возникает очевидный вопрос.

«Бернард, если именно этого ты на самом деле хочешь, почему бы тебе не делать это прямо?»

Бернард отвечал на этот вопрос по-разному. «Я не знал, что по-настоящему хотел именно этого, пока не почувствовал волну облегчения, прошедшую по моему телу, когда последняя женщина мне отказала». В другой раз его ответ сводился к тому, что он не сознавал наличие выбора.

«Снять женщину вот и все, о чем шла речь» Влечение было столь властным, что он и подумать не мог о том, чтобы не лечь в постель с доступной женщиной, хотя было совершенно ясно: краткое сексуальное возбуждение не стоит связанных с ним неприятных переживаний – опережающей тревоги, чувств неудовлетворенности собой (постоянные размышления на сексуальные темы снижали его потенцию), чувства вины и страха, что жена узнает о его половой распущенности, презрения к себе, обусловленного сознанием, что он поступал нечестно, используя женщин как неодушевленные предметы.

Бернард, таким образом, избегал проблемы ответственности и выбора с помощью компульсивности, устранявшей выбор, в его субъективном переживании это было так, как если бы он, борясь за свою жизнь, пытался удержаться верхом на обезумевшем, неуправляемом диком коне.

Он обратился за терапевтической помощью, ища облегчения от дисфории, но не желал видеть того, что на определенном уровне он несет ответственность за возникновение своей дисфории, своей компульсивности – короче говоря, за создание каждого аспекта своей затруднительной жизненной ситуации.

Перенос ответственности

Многие люди избегают личной ответственности, перенося ее на другого. Особенно распространен этот маневр в психотерапевтической ситуации. Одной из основных тем моей работы с Бернардом было его стремление переложить ответственность с себя на меня.

Между сессиями он не думал о своей проблеме, вместо этого он просто собирал материал и «вываливал» его мне на колени. (Он хитроумно парировал мой комментарий по этому поводу, заявил, что если бы «обрабатывал» материал заранее, на сессиях не было бы спонтанности.

) Он редко приносил сны, потому что не мог заставить себя записать их во время кратких ночных пробуждений, а к утру забывал.

В тех редких случаях, когда Бернард записывал сон, он ни разу не просматривал запись между временем написания и сессией и зачастую в конце концов не в состоянии был разобрать собственный почерк.

В течение летнего перерыва, когда я уехал в отпуск, он «считал часы» до моего возвращения, и в ночь перед нашей условленной встречей ему приснился сон, что он играет в футбол и видит себя усевшимся мне на плечи и принимающим мяч за линией поля противника.

На первой сессии он символически отыгрывал этот сон: завалил меня детальными отчетами о своих летних тревогах, чувстве вины, половом поведении и самоуничижении. В течение четырех недель он уступал своей компульсивности и тревоге, ожидая моего возвращения, чтобы я показал ему, как им противостоять.

Часто используя в своей работе технику мозгового штурма, он тем не менее, казалось, был растерян, когда я предложил ему выполнять простое упражнение (поразмышлять о себе в течение двадцати минут и затем записать свои наблюдения). После нескольких (плодотворных) попыток он «не смог найти время» для упражнения.

После сессии, на которой я настойчиво продолжал показывать ему, как он перекладывает на меня свои проблемы, ему приснился сон:

«Мужчина Х (индивид, напоминавший Бернарда, очевидно, двойник) позвонил мне, желая со мной встретиться. Он сказал, что я знал его мать и теперь он хочет увидеться со мной. Я чувствовал, что не хочу с ним встречаться.

Потом я решил, что, поскольку он работает в области общественных связей, может быть, мне стоит подумать, что я могу от него получить. Но потом мы не смогли выделить время для встречи: наши планы были несовместимы.

Я сказал ему: 'Может быть, нам следует запланировать встречу, чтобы поговорить о вашем плане!' Я проснулся смеясь».

Чтобы встретиться со мной, Бернард проезжал пятьдесят миль, и никогда не ощущал, чтобы его тяготила долгая дорога. Однако, как ясно показывает сон, он не мог и не стремился найти время для сессии с самим собой.

Несомненно, для Бернарда, как и для любого другого пациента, не работающего в отсутствие терапевта, это не вопрос времени или удобства. Речь идет о том, чтобы взглянуть в лицо своей личной ответственности за собственную жизнь и процесс изменений.

И сознанию ответственности неизменно сопутствует страх отсутствия почвы.

Принятие ответственности – необходимая предпосылка терапевтического изменения. Пока человек верит, что его ситуация и его дисфория порождаются кем-то другим или некоторой внешней силой, какой смысл стремиться к личностному изменению? Люди обнаруживают неистощимую изобретательность в нахождении путей избегания сознания ответственности.

Один пациент, например, жаловался на тяжелые, давние сексуальные проблемы в своем браке. Я убежден, что, прими он ответственность за свою ситуацию, его ожидала бы пугающая конфронтация с собственной свободой, обнаружение того факта, что он заключен в сотворенную им самим тюрьму.

Действительно, он был свободен: если секс для него достаточно важен – уйти от своей жены, или найти другую женщину, или подумать об уходе от жены (одной мысли о том, чтобы разойтись с ней, хватало, чтобы вызвать пароксизм тревоги).

Он был свободен изменить любой аспект своей сексуальной жизни, и этот факт также был существенным, поскольку означал, что этот человек должен принять ответственность за пожизненное подавление своих сексуальных чувств, так же как и многих других аспектов его аффективной жизни.

В результате он упорно избегал встречи с ответственностью и объяснял свои сексуальные проблемы рядом внешних по отношению к себе факторов: отсутствием у жены сексуального интереса и склонности к изменению; скрипучими пружинами кровати (настолько громкими, что дети могли услышать звуки коитуса; по многим абсурдным причинам, кровать нельзя было сменить); своим возрастом (ему было сорок пять) и врожденным либидинозным дефицитом; своими неразрешенными проблемами отношений с матерью (как часто бывает с генетическими объяснениями, это больше служило оправданием избегания ответственности, чем катализатором изменений).

Существуют и другие способы переноса ответственности, часто встречающиеся в терапевтической практике. Параноидные пациенты очевидным образом делегируют ответственность другим индивидам и силам.

Они отрекаются от собственных чувств и желаний, неизменно объясняя свою дисфорию и свои неудачи внешними влияниями.

Главная и часто неосуществимая терапевтическая задача в работе с параноидными пациентами состоит в том, чтобы помочь им принять собственное авторство спроецированных ими чувств.

Избегание ответственности является также фундаментальным препятствием в психотерапии пациентов с психосоматическими заболеваниями.

У таких пациентов ответственность исключена дважды: они переживают соматический дистресс вместо психологического; даже признавая психологический субстрат своего соматического расстройства, они склонны прибегать к защитам путем экстернализации – объяснять свою психологическую дисфорию плохими нервами или неблагоприятными условиями среды.

Читайте также:  Реакция на ошибки - психология

Отрицание ответственности: невинная жертва

Отдельным типом избегания ответственности является склонность некоторых индивидов (обычно относимых к категории истерических личностей) отрицать ответственность путем ощущения себя невинной жертвой событий, которые они сами (не желая того) инициировали.

Например, Кларисса, сорокалетняя женщина, практикующий психотерапевт, пришла в терапевтическую группу для работы над свои ми давними трудностями развития интимных отношений.

У нее были крайне тяжелые проблемы отношений с мужчинами – начиная с грубого, обвиняющего отца, привычно отвергавшего и наказывавшего ее.

Во время нашей первой встречи, предшествующей приему в группу, она сказала мне, что несколько месяцев назад прекратила длительную психоаналитическую терапию и сейчас считает, что ее проблемами лучше заниматься в групповой ситуации.

После нескольких месяцев посещения группы она сообщила нам, что вскоре после вступления и группу возобновила свой анализ, но не сочла это обстоятельство достаточно важным, чтобы информировать группу. Однако сейчас ее терапевт, резко не одобряющий групповую терапию, интерпретирует ее участие в терапевтической группе как «отреагирование».

Очевидно, что пациент не может работать в терапевтической группе, если его индивидуальный терапевт возражает против этой работы и подрывает ее.

По предложению Клариссы я попытался войти в контакт с ее терапевтом, но тот предпочел остаться на психоаналитической позиции полной конфиденциальности и – на мой взгляд, с некоторым высокомерием – отказался даже говорить со мной на эту тему.

Я чувствовал, что Кларисса меня «подставила», был раздражен на ее терапевта и ошеломлен поворотом событий. Кларисса все это время сохраняла вид полного простодушия и легкой озадаченности запутанными событиями, происходящими с ней.

Члены группы считали, что она «прикидывается дурочкой» и, пытаясь помочь си увидеть собственную роль в этих событиях, стали более категоричными, почти обвиняющими в своих комментариях. Кларисса вновь почувствовала себя преследуемой, особенно мужчинами, и «в силу обстоятельств, находящихся вне ее контроля» была вынуждена покинуть группу.

Источник: https://psibook.com/library/3426/57.html

Стратегии избегания ответсвенности

95% людей на планете допускают огромную ошибку, когда выбирают одну из этих стратегий избегания ответственности. Уверены, что вы не из их числа?

Когда разговор заходит о других людях, все мы становимся знатоками и экспертами. Кто  вел себя неприлично и безответственно, а кто был образцом для подражания.

Но, как много человек знаете об  ответственности?

Известно ли  вам, что такое быть полностью ответственным за свою жизнь, а если быть точнее о том, что вся 100% ответственность за вашу жизнь, ваши результаты лежит только на ваших плечах? А то, что каждый из нас постоянно стремитесь переложить ответственность за свою жизнь  на другие плечи? 

Основные стратегии избегания ответственности

Вы об этом задумывались? Так я и думала. Но вам повезло, потому что сегодня я сделаю за вас тяжелую работу и расскажу о тех стратегиях избегания и перекладывания ответственности, к которым большинство из нас наших знакомых прибегают бесчисленное количество раз в течение дня и даже не замечаете этого.

Ну, понимаете это все, потому что…

Мы всегда находим миллион+ причин для того, чтобы оправдать все в своей жизни:

  • лень приготовить полезный ужин — я уже столько раз ел в фастфуде, ничего страшного если еще разочек!
  • страх подойти к красивой девушке – она, наверное, стерва ил глупа и вообще рядом стоит тоже ничего
  • глубокую нелюбовь к собственной работе – я не выполнил проект в срок, потому что у меня не хватило времени.
  • собственную неорганизованность – я опоздала, потому что были пробки и такси долго ехало.

Каждый раз, когда мы произносим фразу-оправдание, мы сообщаем себе и своему подсознанию мысль о том, что мы ни на что не способны повлиять в своей жизни даже на такие мелочи как познакомиться с девушкой, приехать вовремя на работу или выполнить задание в срок.

А если мы не способны повлиять на такие незначительные события вашей жизни, что уже говорить о более значимых шагах и действия. И постепенно, день за днем эта мысль входит (или уже вошла) в привычку, доводя оправдание до автоматизма.

Оправдание опасно и тем, что глубоко пронизывает и отравляет ваш мозг.

И даже, когда мы видим примеры людей, которые превозмогли обстоятельства, свои страхи, свою лень, всевозможные трудности и препятствия в их жизни.

Вместо того, что бы зажечь искорку веры в свои  силы, все наше существо выдает – Хм, ему просто повезло, у него, наверное, было время, деньги или хорошие связи или что-то там еще!

Если вы все еще считаете, что вам чего-то не хватает, посмотрите историю Ника Вуйчича!

Но бывает, что оправдание не срабатывает и тогда подключается его друг…

Это не я это все они!

Правильно, пришла пора найти крайнего и сделать кого-то виноватым.

Каждый раз, когда мы оправдываемся, для усиления эффекта  невиновности (неответственности) мы начинаем усиленно обвинять всех вокруг, вы обвиняете обстоятельства, правительство, законы, погоду, нерадивость других людей, непродуманные графики движения транспорта, того чудика, за которым пришлось тащиться всю дорогу.

Обвиняя в своих бедах и неудачах других людей, обстоятельства и прочее мы сообщаете себе, что с нами уж точно все в полном порядке а вот с ними нет. Мы тешим себя иллюзией того, что наши действия продуманы и точны, мы досконально разобрались во всех мелочах и предусмотрели все возможные варианты развития событий.

Во всех наших неудачах мы виним кого-то другого и тем самым отдаем ему власть над наше жизнью. Даже не осознавая этого.

Конечно, кажется, гораздо проще набросится на вселенную, правительство или водителя маршрутки с обвинениями, чем сеть и провести «работу над ошибками», проанализировать, где и  что было не доработано, что нужно изменить и выработать новую стратегию с учетом полученной обратной связи (неудачи).

Но действительно ли это проще, в конечном итоге? А главное, куда эта «простота» способна нас привести?

Шеф, все пропало!

В отличии от первых двух стратегий, поиск виноватых у этих люде ставится на второе место. На первом же трансляция в мир огромными буквами: «ЖЕРТВА ЭТО Я!».

Выбирая эту стратегию, человек не замечает, как начинает жаловаться на все, на здоровье, на домочадцев, на работу, на зарплату, на жилищные условия. Привычка жаловать затягивает, как болото.

Возможно, вы сейчас читаете и думаете, что это вовсе не про вас, а вот одна ваша знакомая ну просто копия! Подумайте, разве вы не сообщали своему другу в разговоре, что ваш босс вас не ценит, и зарплата ваша могла быть и побольше.

А как часто вы говорите о том, что вам не хватает или не хватило времени? Да, вы уже ступили на этот скользкий путь и если ничего не предпринять прямо сейчас, завтра можно стать тем брюзжащим и вечно недовольным старичком.

А сам-то ты…?!

Всякий раз, когда на критику или обратную связь мы сообщаем другому человеку в резкой форме, что он и сам не лучше вас и точно так же может опаздывать, не замечать очевидных вещей и вообще идти куда подальше, мы снова стараемся избежать ответственности, перекладывая ее на другого. Будь то хвалебные отзывы или суровая критика все это обратная связь. И воспринимать ее стоит соответственно.

Когда в ответ на конструктивную или не очень критику мы набрасываемся на оппонента, то лишаем себя возможности хорошенько поразмыслить над услышанным, ведь это свежий взгляд с другой стороны человека. Не выслушав точку зрения другого человека, мы лишаем себя новой информации, которая возможно пригодилась бы нам в будущем.

Я стесняюсь…

Здесь я не говорю о правилах приличия и поведения в обществе. Я имею ввиду то ложное стеснение, за которым мы часто прячемся,  упуская удивительные возможности в своей жизни.

Ну, например, вы познакомились с интересным человеком по пути в командировку, и он предложил вам общение или даже помощь, оставил визитную карточку, но выбирая стратегию стеснения вы начинаете формировать в себе мысль, что это неудобно, он наверно сделал это из вежливости, а вдруг я позвоню, а он меня не вспомнит, откажет и прочие страхи. Или на работе вы стесняетесь попросить прибавку или новую должность, отпуск в удобное для вас время, потому что думаете, что вас и так заметят и оценят или боитесь отказа. Да стеснение заставляет вас остаться в зоне комфорта, но также не дает вам ухватить удачу, заставляя упустить предоставленную возможность изменит жизнь.

Заключение

На самом деле не так важно применяете вы одну любимую стратеги для избегания ответственности в вашей жизни или пользуетесь каждой из них понемногу.  Результат одинаков, каждый раз вы упускаете возможность, о которой скорее всего так долго мечтали или просили у Бога или Вселенной. И не так важно, сколько уже таких возможностей вы в своей жизни упустили.

Самое главное начать менять эту пагубную привычку, чтобы не упустить новые возможности прямой сейчас, завтра или через неделю!

Источник: https://AlinaTarasova.com/strategii-izbeganiya-otvetstvennosti/

Психолог про инфантилизм: «Мужчина‑ребенок избегает ответственности»

Все мы родом из детства – там зарождаются наши привычки, традиции и, увы, стереотипы. Некоторые из нас, повзрослев, так и остаются в детстве, и очень часто это касается мужчин. Практикующий психолог Ольга Хлебодарова рассказала «РИАМО в Люберцах» о мужском инфантилизме, его причинах и самых частых ошибках родителей.

Психолог про подростковый суицид, проблемы детей и социальное сиротство>>

– Что такое инфантилизм? Откуда он берется в современном обществе?

– Латинское слово «infantilis» переводится как «детский», поэтому инфантильность – это «детскость». В психологии это характеристика личности, выражающая ее незрелость в психическом развитии. Поведение инфантильного человека выстраивается как эгоцентричное: я – центр вселенной, и все должно вращаться вокруг меня.

Эта психологическая проблема родилась не сегодня и не вчера, она накапливалась продолжительное время. Сейчас мы наблюдаем следствие того количества проблем, которые породили такой феномен.

В современном мире тает образ мужчины-защитника. Это началось еще во время Великой Отечественной войны, потому что женщины были вынуждены взять на себя непосильную ношу, играть мужские роли.

Во время перестройки на смену этим принципам не пришло ничего нового. Тогда не было тех, на кого можно было равняться.

В обществе продолжалась эмансипация женщин, слабый пол по-прежнему играл мужские роли.

Все начинается с семьи и того, какой микромир в ней создается. Это первый институт социализации, именно там мы отрабатываем модели поведения, которые будем применять в социуме.

Очень часто мамы сами провоцируют то, чтобы дети как можно дольше не взрослели. Это бывает из-за определенного неудобства в плане научения детей, потому что нужно прикладывать усилия, а мамам некогда, им надо все быстрее. Поэтому некоторые могут до школы кормить детей с ложки, потому что сам ребенок будет есть долго, все вымажет. Тем самым родители забирают у детей ответственность за себя.

Есть такие родители, у которых все должно быть по полочкам. Например, идеальная чистота. И когда ребенок пытается что-то делать, его критикуют, за ним переделывают, а потом укоряют: лучше сделаю сам, чем доверю тебе. Родители опять же отнимают у детей возможность подрастания.

 Онкопсихолог: «Рак – не приговор. Многое зависит от самого пациента»>>

Гиф: сайт GIPHY

– Расскажите о видах инфантилизма.

– Их четыре. Есть поддающиеся корректировке, но есть и те, которые нужно просто принять как факт.

Физиологический инфантилизм – это физическая недоразвитость. Это может быть замедление роста или каких-то внутренних органов. Такие люди ощущают себя детьми в «мире больших людей». И тут важно, чтобы человек вел себя по-взрослому, несмотря на внешнюю недоразвитость.

Психологический инфантилизм – это задержка в развитии, когда поведение не соответствует возрасту. Такое отклонение от нормы может быть связано с родовой травмой, с недоразвитием мозговой деятельности.

Иногда возможно что-то скорректировать, но человек может остаться на уровне развития определенного возраста. Если в младшем возрасте есть подозрения на развитие такой патологии, то не надо боятся обращаться к специалистам – неврологам, психиатрам.

На этом этапе проще провести эффективную коррекцию.

Правовой инфантилизм – это неумение и нежелание жить по законам общества. Желание получить все и сразу и очень быстро, и тогда цель оправдывает средства. Таких людей нельзя назвать законопослушными, у них асоциальное поведение. Часто это игроманы и люди, живущие на грани риска.

Читайте также:  Соционика: ссылки - психология

https://www.youtube.com/watch?v=vRAoDxCTeZw

Социальный инфантилизм – самый распространенный, это непринятие новых обязанностей, связанных с процессом взросления. Такие люди не берут на себя ответственность, скидывают  обязанности на кого-то, избегают их.

Люберчане о новой записи к врачу: «Молодым удобно, пожилым – нет»>>

©  Страница Ольги Хлебодаровой ВКонтакте

– Часто ли к вам приходят семейные пары с такой проблемой?

– Да. Бывает, что мужчины являются инициаторами похода к психологу. Они были в женской роли – это желание сохранения семьи. А женщины, наоборот, в мужской – они принимали решение расстаться.

А были случаи, когда женщины приводили «за ручку» своих мужчин к психологу, чтобы решить проблемы. У мужчины, как ему кажется, нет ни одной проблемы, его все устраивает. Все проблемы у нее, у родственников, у соседей, у правительства.

Очень часто во время подведения итогов сессии от мужчины можно услышать, что жена стала улыбаться – значит, ей понравилось. Для себя же он ничего не вынес. То есть, над собой он работать не будет.

Очень часто эгоцентризм не дает возможность развиваться: пусть все вокруг развиваются, а мне это не надо.

Как распознать инфантилизм? Каковы его признаки?

– Человек-ребенок не желает брать на себя ответственность. Он часто меняет свои решения. У него в приоритете кратковременные удовольствия – они важнее, чем построение продолжительных отношений. Сюда входят измены, частый флирт. Такие люди не умеют строить серьезные долгосрочные отношения.

Инфантилы не распознают собственные чувства и не дают им объяснения. Не умеют признавать свои ошибки. Они импульсивны, не сдержаны. Они похожи на детей, которые начинают истерику, когда им что-то не дают или не покупают.

Такой человек не умеет распоряжаться финансовыми средствами. Ему может прийти в голову идея, на которую он готов сразу же потратить огромную сумму денег, не думая о том, как будет жить семья.

У инфантилов нет широкого круга интересов, отсутствуют цели. Если говорить про мужской инфантилизм, то это жизнь по модели: работа, диван, пиво, телевизор. Очень часто от такого человека можно услышать, что сейчас в мире нестабильность, со дня на день может начаться война.

– Различаются ли мужской инфантилизм и женский инфантилизм?

– Нет, это заблуждение. Указанные выше признаки характерны и для мужского, и для женского инфантилизма.

У нас принято осуждать мужской инфантилизм, но не женский. Папина дочка звучит не так обидно, как мамин сынок. Женский инфантилизм очень часто подкрепляется в различных культурах.

Кроме того, для многих очень важно, чтобы женщина была замужем, тем самым провоцируя мужа на то, что он добытчик. Она ведомая. Важно, чтобы она была зависима от мужа, его финансов и решений. Чтобы проявляла несамостоятельность.

В чем-то это хорошо – давать мужчине возможность проявлять себя. Но это не должно быть тотально, как с одной стороны, так и с другой.

«Главное – реже болеть»: люберчане про государственные и частные клиники>>

Гиф: сайт GIPHY

– Что может спровоцировать зарождение инфантилизма? Какие можно дать советы родителям?

– Зарождение инфантилизма начинается в семье. А современная российская система образования закрепляет его: в школах катастрофически не хватает мужчин-педагогов. Женщины-учителя демонстрируют разные модели поведения – от мягкой до авторитарной, тем самым показывая, какими могут быть женщины, в том числе играть мужские роли.

В неполной семье очень важно, чтобы в жизни ребенка присутствовала мужская фигура, это может быть папа, дедушка, дядя. Это особенно важно для мальчиков.

Мамам очень важно исключить из лексикона слово «мы» в употреблении «мы покушали», «нам три года», «мы пошли в садик». Ребенок как будто прикован к маме!

Нужно общаться на равных, повышать у ребенка уверенность в себе, вместе о чем-то размышлять, совместно принимать решения. Дети даже в три года не чувствуют себя маленькими, а мамы до 11 класса рассказывают им, что они еще не выросли.

Очень важно говорить с ребенком на понятном ему языке, глядя в глаза. Умение учитывать мнение ребенка – это мудрость родителя.

Но не нужно наигранности! Важно создавать такие условия, чтобы ребенок чувствовал свою важность и нужность. Искусственно создавать ситуации, которые провоцируют на преодоление сложностей.

Все начинается с мелочей: с уборки игрушек, с завязывания шнурков, с помощи маме по дому.

Сейчас родители помогают детям делать уроки. Некоторые даже стараются писать домашнее задание почерком ребенка, и эти «благие намерения» порождают безответственное поведение. Не надо этого делать!

Некоторые родители водят мальчика в школу до девятого класса, а потом «передают» сына в добрые руки какой-нибудь девочки, с которой он начал встречаться, чтобы она за ним «присматривала». Тут комментарии излишни.

С карманными деньгами тоже все непросто. Родители их не всегда дают. Или дают, но жестко контролируют траты, заставляют отчитаться до копейки. Наличие карманных денег дает ценный опыт обращения с финансами. Это тоже один из важных этапов взросления.

Часто родители рассматривают ребенка как проект. Не реализовали что-то в своей собственной жизни, нарисовали идеальную картину мира, сделали ребенка инструментом реализации своих амбиций. Папа когда-то мечтал стать хоккеистом – теперь он хочет сделать хоккеистом своего сына, и не важно, что ребенок по своей натуре художник или скрипач.

Точно так же с выбором профессии. Часто родители уверены, что знают, чего хочет ребенок. Они знают, какая специальность самая хлебная, хотя рынок профессий и их востребованность меняются каждые 3-5 лет. Поэтому очень важно делать выбор профессии совместно с ребенком. Точно так же нужно вместе принимать решение насчет службы в армии.

Очень часто у инфантильных мужчин наблюдается соперничество с собственными детьми и требование внимания от жены. Женщине свойственно проявление материнского инстинкта, и когда ей встречается такой мужчина – она его опекает, считая, что «воспитает из него мужика». Но на деле такое редко получается.

Фельдшер из Люберец: «До прихода в скорую я думал, что она спасает больных»>>

©  Pixabay, anneileino

– Если человек решил повзрослеть, что ему делать?

– Чтобы решить проблему, нужно признать факт ее наличия. После этого проще выстроить стратегию: человек знает свои слабые места, которые нужно подкорректировать.

Очень важно ставить себя в ситуации, где нужна самостоятельность, нужно искусственно создавать какие-то трудности, чтобы их преодолевать. По возможности многое менять в жизни, выйти из зоны комфорта. Возможно, сменить работу, место жительства. Это поможет взять ответственность за свою жизнь и за жизнь членов семьи.

Кстати, также эффективен спорт. Он делает человека организованным и целеустремленным. Не каждому дано заниматься профессиональным спортом, но полезны даже обычные занятия в бассейне или тренажерном зале. Они учат достигать цели и быть более собранным, а также держать тело в хорошей физической форме.

– Как бороться с инфантилизмом в обществе?

– Для борьбы с этим феноменом важно построение ценностей самого общества. Нужно формирование образа мужчины-защитника, которого сейчас нет. Чтобы сделать роль мужчин в обществе яркой, очень важно создавать героев – неких авторитетных мужчин, на которых дети и подростки захотели бы стать похожими. Надо культивировать таких героев.

Такие попытки есть. Например, российские фильмы «Гагарин. Первый в космосе» и «Время первых» про покорение космоса героями-космонавтами. Надо больше таких фильмов, надо больше рассказывать о героях! Важно, чтобы государственная политика выстраивалась в направлении формирования образа мужчины-героя и мужчины-защитника.

Источник: https://lubertsyriamo.ru/article/87915/psiholog-pro-infantilizm-muzhchina-rebenok-izbegaet-otvetstvennosti.xl

Боязнь ответственности – препятствие на пути к успеху

Каждый из нас в социуме испытывает боязнь ответственности, но не каждый способен осознать страх. Явление возникает на любом этапе жизни. Составляющими страха выступают опасение неудачного решения, провала, неоправданного риска, инициативности.

Страх проявляется, когда наваливается рутина, когда не видно выхода, возможности и силы исполнить свои обязательства у обоих полов.

Это не значит, что страх приносит страдания, скорее наоборот, он связан с нежеланием взрослеть, брать на себя ответственность.

Качества – антиподы

Ответственность – энергия, которая мобилизует, делает сильней. Лидерское качество жизненно необходимо. Без него люди не развиваются. Для развития человека как личности нужна ответственность, хотя бы перед самим собой, способность признать, что настоящее положение вещей является итогом собственных поступков. Существует 2 типа людей:

  1. Те, кто организует свою жизнь и поступки, формируя будущее.
  2. Те, кто обвиняет других, становясь жертвами обстоятельств.

Если целеполагания в жизни нет, человек, меняясь биологически, остается инфантильным. Это характеризуется неготовностью или страхом взять на себя ответственность. Эта группа людей всегда считает кого-то виноватым в том, что не получается у них. Живет, не задумываясь ни о чем, плывет по течению.

Антипод создает впечатление взрослой личности, организующей свою жизнь и готовой нести ответственность за все, что окружает ее.

Боязнь ответственности по своей сути иронична. Являясь психическим отклонением, фобия воспринимается как безответственность. Люди, страдающие повышенной тревогой по поводу обязательств и важных задач, терпят неудачи только из-за того, что испытывают страх сделать что-то неправильно, ошибиться.

Страх перед ответственностью, как ни странно, созвучен гиперответственности. Раздувая мелкие обязательства, страшась будущего, они кажутся неподьемными, невыполнимыми.

Наши опасения мешают двигаться вперед, если они приобретают размеры вселенских масштабов. Так или иначе, вся жизнь связана с принятием обязательств, которые чаще всего отталкивают. Но не взяв ответственность, не получить приятных моментов.

Сосредоточившись на положительных, глубинных вещах, борьбу с невидимым страхом начать легче.

Истоки гипенгиофобии

На пути к успеху лежат препятствия, иначе бы каждый становился успешным без особых усилий. Страх ответственности основывается на том, что мешает добиться успеха. Условно причинами страха и как следствия безответственности можно назвать:

  1. Навыки неудачника.
  2. Откладывание важного на потом.
  3. Негативное мышление.
  4. Критика, сплетни.
  5. Вредные привычки.

Поведение неудачника сводится к тому, чтобы не рефлексировать, винить в своих проблемах президента, близких, соседей, учителей, местность или погоду. Он не берет ответственность за поступки и слова, не думает о будущем, не строит планов, сливается с толпой.

Не думая о важном, индивидуум проводит день у телевизора, в социальных сетях, у компьютерных игр, откладывает саморазвитие, учебу. Когда люди говорят, что на важные дела не остается времени, средств, сил, значит, они не берут ответственность за свою жизнь.

Лень, замещение важных дел второстепенными может привести к краху, как финансовому, так и личному. Это является толчком к глубокой депрессии, апатии, безысходности. Груз незавершенных начинаний или текущих дел начинает давить на человека.

Убегать индивидуума в будущее, где намечены планах разрешить дела, оставить на потом, заставляет страх.

Крайнюю степень страха обязательств и ответственности в научной психотерапии принято называть гипенгиофобией. Становясь фобией, она не сопровождается паническими атаками и повышенной тревогой. Базой, на которой держится гипенгиофобия, становятся:

  • детские впечатления, травмы;
  • социальные установки, отношения;
  • суггестивность, перфекционизм, низкая самооценка индивидуума.

Страх ответственности, качества, связанные с ним, а затем гипенгиофобия рождаются в детстве. Синдром безответственности развивается на фоне родительских установок и желаний.

В процессе социализации ребенок усваивает свои впечатления, запреты, критику или наказание за неверные с точки зрения наставников, действия, перенося их вместе со своим страхом во взрослую жизнь.

Подобные программы неправильного воспитания или травм могут передаваться из поколения к поколению.

Социальные стереотипы подхватывают эстафету неуверенности, формируют стойкое оценочное понимание действий и событий. Порицание, осуждение, межличностные неудачи, насмешка или критика вызывают страх ответственности у большинства людей.

Человек с повышенной внушаемостью следует и вторит обществу, которое устанавливает рамки хороших и плохих поступков, успеха-неуспеха, не успевая выработать собственную оценку. В итоге становясь «как все», формирует навязанные негативные предубеждения.

При неудаче или провале человек воспринимает последующие действия и события  в свете прошлых ошибок, повлекших за собой неприятные результаты.

Принятию любого решения мешают, развивают страх также заниженная самооценка и перфекционизм. Сравнивая успехи с идеалом, человек всегда будет недоволен и расстроен, оценивая как долго еще до совершенных результатов.

Одной из причин, по которым мужчины боятся обязательств в межполовых отношениях, является тяжелый разрыв в прошлом и как результат опасение отказа. Итогом такого мышления становится постоянное беспокойство при малейшей попытке брать на себя ответственность, избегание реальных действий, депрессия.

В тревожном состоянии гипенгиофобия парализует, а человек теряет всякую способность действовать.

Читайте также:  Инфантилизм - психология

Самостоятельный тренинг

Выбраться из страха и предотвратить депрессию поможет правильная тактика:

  1. Поймайте себя на мысли, когда хочется отложить дела.
  2. Разложите цепочку, которая ведет к страху. Правильно задать себе вопрос «чего конкретно я боюсь?».
  3. Пропишите все важные дела и цели по пунктам.
  4. Осознайте первый шаг на пути к цели.

Преодолевать страх ответственности, развивать качества уверенности сходно с накоплениями в банке. Тренировка и полученный опыт, как банковский счет всегда придут на помощь в случае неудачи, придадут уверенности в собственных силах. Важным моментом развития положительных качеств и преодоления страха является поддержка, которую необходимо дать самому себе. Собственной поддержкой выступает:

  • ежедневная афирмация («я самый умный, талантливый, красивый и т. д», «я все решаю», «я — господин»);
  • внедрение аффирмаций — желательно периодически проговаривать фразы в окружении, не боясь показаться комичным, позером, нелепым.

В большинстве случаев человек способен справиться с проблемой самостоятельно, постепенно принимая ответственность за свои действия.

Рекомендации психолога

Для того, чтобы избавиться от данного страха, нужно попробовать изменить что-то в жизни. Достижению успеха, уверенности способствуют следующие моменты:

  1. Чередование труда и отдыха составляет основу стабильного психического состояния.
  2. Доведение задачи до логического конца позволит получить чувство удовлетворенности, уверенности, оптимизма.
  3. Отказ от затягивания решений. Обратные ситуации создают стрессовые ситуации, напряжение, развивают страх.
  4. Принятие ошибки как подсказки, опыта. В следующий раз она послужит планом по исправлению действий, а не покажется катастрофой.
  5. Анализ последствий. В оценке последствий необходимо руководствоваться рациональным подходом. Это создаст ясность вариантов решения любых обстоятельств и понимание возможных результатов.
  6.  Тренировка брать ответственность за ежедневные поступки. Так будет накапливаться ресурс противостояния фобии.
  7. Действия вопреки страху – эффективное начало борьбы с ним. Страх парализует, поведенческие акты разрушают бездействие.

Выходом в такой ситуации являются тренинги, НЛП, психотерапия. В этом может помочь близкий человек, которому Вы не безразличны.

Помощь психотерапевта

В психотерапии особое внимание уделяется разновидностям социальных фобий. Гипенгиофобия занимает среди них одно из первых мест, поскольку ее действие продолжительное, а последствия опасные.

Страх перед обязательствами в обществе, жизни приводит к дисбалансу физиологических функций и внутреннего состояния. Человек становится вялым, безынициативным, заторможенным, либо, наоборот много суетится. Отмахиваться от проблемы нельзя.

При игнорировании страха, нежелании бороться с ним возникают более серьезные последствия.

Социальное расстройство отражается на самочувствии пациента, вызывая проблемы физического здоровья. Его следствием могут быть такие заболевания как:

  1. Язвенные болезни желудка.
  2. Сердечно-сосудистые патологии.
  3. Соматические заболевания.

Неуправляемый страх наряду с заболеваниями внутренних органов и систем ведет к большей инвалидизации пациента, серьезному жизненному кризису.

Психотерапевты советуют устранять гипенгиофобию постепенно с повышением градуса ответственности и важности заданий.

Терапия заключается в достраивании личностных качеств субъекта, изменении отношения к способностям, организации здорового поведения посредством узкоспециализированных тренингов.

Медикаментозно лечатся только телесные симптомы тревожности. Страх при этом остается в глубинах сознания.

Гипенгиофобия присутствует почти у всех, кем бы он ни был: учеником школы, студентом ВУЗа, офисным работником, безработным. Разница лишь в уровне страха перед ней.

Боязнь ответственности отличаясь от других социальных фобий, возникает без исторически сложившихся причин и воздействия внешних факторов.

Корни разновидности социофобии лежат, как правило, в качествах характера человека, впоследствии развитыми обществом.

Источник: https://MyStrahi.ru/strah-situatsij/boyazn-otvetstvennosti.html

Тревожность и защитные механизмы

Автор Татьяна в 27/06/2015. Психология личности

Вы наверняка слышали о защитных механизмах — способах защиты от вещей, о которых мы не хотим думать или с которыми мы не хотим иметь дело. Термин «защитный механизм» впервые появился в психоаналитической терапии, а затем постепенно обосновался в повседневном языке. Подумайте о тех, кого вы считаете отрицающим проблему или обвиняете в рационализации. И то, и другое — защитные механизмы.

В модели личности, разработанной Зигмундом Фрейдом, Эго представляет собой аспект личности, который взаимодействует с реальностью.

При этом, Эго должно справляться также и с противоречивыми требованиями Ид и Супер-Эго.

Ид стремится удовлетворять все свои потребности и желания поддаваться всем импульсам, а Супер-эго пытается заставить Эго действовать в соответствии со своими идеалами и нравственными принципами.

Что происходит, когда Эго не может больше находить баланс между нашими желаниями, ограничениями, созданными реальностью, и нашими собственными моральными принципами? По мнению Фрейда, в этом случае возникает тревожность — неприятное внутреннее состояние, которого люди всегда стремятся избежать. Тревожность выступает сигналом для Эго, означающим, что что-то не ладится. В результате Эго использует защитный механизм, чтобы подавить это чувство.

Фрейд определил три типа тревожности:

  • Невротическая тревожность. Подсознательное беспокойство насчет того, что мы потеряем контроль над побуждениями Ид, и в результате будем наказаны за ненадлежащее поведение.
  • Реальный страх. Причины этого вида тревожности идентифицируются, как правило, легко. Например, человек может бояться укуса, когда находится рядом с разозлённой собакой. Наиболее распространенный способ побороть эту тревогу — избгание объекта, представляющего опасность.
  • Моральная тревожность. Включает в себя страх нарушить наши же собственные моральные принципы.

Фрейд полагал, что справиться с тревожностью нам помогают именно защитные механизмы, способные оградить Эго от конфликтов между Ид, Супер-эго и реальностью.

Что такое защитный механизм?

Термин «защитный механизм» означает тактику, разработанную Эго для защиты от тревожности. Защитные механизмы, как предполагал Зигмунд Фрейд, защищают разум от мыслей и чувств, с которыми нашему сознанию справиться слишком трудно. В некоторых случаях защитные механизмы способны даже предотвращать появление нежелательных мыслей и импульсов в сознании.

Иногда нам действительно требуется подобное вмешательство, однако во многих случаях эти защитные механизмы могут исказить реальность настолько, что это приносит лишь вред.

Например, если вы столкнулись с необходимостью выполнить особенно неприятную задачу, ваш разум может предпочесть забыть возложенную на вас ответственность, чтобы избежать выполнения этого задания. Среди защитных механизмов выделяют также рационализацию, отрицание, вытеснение, проекцию, регрессию и реактивное образование.

Все защитные механизмы могут носить нездоровый характер, тем не менее, они также могут быть адаптивными и позволять нам нормально функционировать.

Проблемы возникают тогда, когда защитные механизмы используются чрезмерно часто, не позволяя нам решать проблемы, с которыми мы сталкиваемся.

Цель психоаналитической терапии зачастую заключается в том, чтобы помочь клиенту раскрыть эти бессознательные защитные механизмы и найти более здоровые способы справиться с тревожностью и страданиями.

Исследователи описали широкое разнообразие защитных механизмов. Дочь Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд, выделила десять различных защитных механизмов, к которым наше Эго прибегает чаще всего.

Отрицание

Отрицание — вероятно, один из самых известных защитных механизмов. Именно так называют состояние человека, не способного смотреть в лицо реальности или признать очевидную истину.

Отрицание есть прямой отказ признать или принять что-то, что уже произошло или в настоящее время происходит.

Наркоманы или алкоголики часто отрицают, что у них есть проблемы, жертвы травматического события могут отрицать, что это событие когда-то вообще произошло.
Отрицание защищает Эго от того, с чем человек не может справиться.

Оно может спасти нас от переживаний и боли, однако требует значительной энергии. Из-за этого Эго использует и другие механизмы.

Во многих случаях человек предъявляют неопровержимые доказательства того, что он не прав, однако он всё равно будет продолжать отрицать существование проблемы или правды, потому что они не вписываются в реальность, созданную данным защитным механизмом.

Отрицание может включать как отказ признать тот или иной факт, так и его признание с минимизацией его важности. Иногда люди принимаю реальность и серьезность сложившейся ситуации, но отрицают свою ответственность и начинают обвинять других людей, обстоятельства или внешние силы.

Алкогольная/наркотическая зависимость — один из самых известных примеров проблемы, сопровождаемой отрицанием.

Люди, которые страдают от этого заболевания, часто изо всех сил отрицают, что их поведение представляет проблему.

В некоторых случаях они могут открыто признать, что они употребляют наркотики или алкоголь, но утверждают, что злоупотребление психотропными веществами не является сколь-нибудь серьезной проблемой.

Вытеснение и подавление

Вытеснение — еще один известный защитный механизм. Он также предотвращает наличие определённой информации в нашем сознании. Тем не менее, эти мысли, желания или воспоминания не исчезают просто так; они продолжают влиять на наше поведение. Например, человек, подсознание которого вытеснило воспоминания о насилии в детстве, может впоследствии испытывать трудности в отношениях.

Иногда мы делаем это сознательно, заставляя нежелательную информацию покинуть наше сознание — эта разновидность механизма называется подавлением.

В большинстве случаев, однако, удаление вызывающих тревогу воспоминаний или мыслей, как полагают специалисты, происходит бессознательно.

Вымещение (замещение, смещение)

Вспомните, наверняка у вас бывало такое, что после очень неудачного дня на работе вы приходили домой и невольно срывались на родных и близких? Вымещая на них всю злость, что предназначалась первоначальному источнику вашего гнева (например, крайне придирчивому начальнику или невероятно глупой коллеге)? Тогда вы попали под действие защитного механизма смещения. Он предполагает перенос нашего разочарования, чувств и импульсов на людей или объекты, которые представляют меньшую угрозу. Перенос агрессии — наиболее распространенный пример этого защитного механизма.

Вместо того, чтобы выразить свой гнев сразу, на месте и навлечь на себя негативные последствия (например, разругаться с боссом, что, естественно, приведет к проблемам), мы выражаем его по отношению к человеку или объекту, которые не представляют никакой угрозы (например, наши супруги, дети или домашние животные).

Сублимация

Сублимация представляет собой механизм защиты, позволяющий нам справиться с нежелательными импульсами путем преобразования их более приемлемое поведения.

Например, человек, испытывающий сильный гнев, может заняться кикбоксингом, тем самым давать выход своим негативным эмоциям наименее опасным способом.

Фрейд утверждал, что сублимация может считаться признаком зрелости и позволяет людям нормально функционировать в рамках социально приемлемого поведения.

Проекция

Проекция — защитный механизм, который включает в себя перенос наших собственных неприемлемых качеств или чувств на других людей. Например, если у вас есть сильная неприязнь к кому-то, вы можете вместо этого считать, что это он или она вас не любит. Проекция позволяет нежелательным импульсам вырываться, но таким образом, что Эго не может их распознать, а потому снижает тревожность.

Интеллектуализация

Интеллектуализация уменьшает тревожность благодаря формальному анализу происходящего.

Этот защитный механизм позволяет нам думать не о стрессовом, эмоциональном аспекте ситуации, а на её фактической составляющей.

Например, человек, у которого только что диагностировали неизлечимую болезнь, может сосредоточиться на доскональном изучении этой болезни, чтобы избежать страданий и оставаться далеко от реальной ситуации.

Рационализация

Рационализация — защитный механизм, который подразумевает поиск логических, рациональных причин для объяснения неприемлемого поведения с тем, чтобы скрыть (в том числе и для себя самого) истинные причины поведения.

Например, девушка, которая отклонила приглашение на свидание, может рационализировать ситуацию говоря, что ей не нравится этот человек; студент будет винить в плохой оценке за экзамен скорее плохое настроение преподавателя чем собственное отсутствие подготовки.

Рационализация не только предотвращает беспокойство, но и защищает самооценку человека. Достижения люди склонны приписывать собственным качествам и навыкам, а провалы списывать на других людей или внешние силы.

Регрессия

Сталкиваясь с стрессовым событием, люди иногда склонны отказываться от действий, необходимых для выживания, и возвращаться к моделям поведения, которые использовались ранее (к примеру, в детстве). Анна Фрейд назвала этот защитный механизм регрессией, предполагая, что люди выбирают модель поведения, характерную для стадии психосексуального развития, на которой произошла фиксация.

Люди, зацикленные на оральной стадии, в случае стрессовой ситуации могут начать переедать, слишком много курить или браниться.

Фиксация на анальной стадии обычно приводит к чрезмерной опрятности или, наоборот, склонности к беспорядку.

Именно этим механизмом можно объяснить то, что взрослые, получая плохие новости, могут плакать, как дети.

Реактивное образование

Реактивное образование позволяет уменьшить тревожность, формируя противоположное вызвавшему её чувство, импульс или поведение.

К примеру, с тем, кто нам очень не нравится, мы можем вести себя чересчур дружелюбно, чтобы скрыть свои истинные чувства.

Почему люди ведут себя таким образом? Реактивное образование как защитный механизм позволяет не только скрыть истинное отношение, но и избавиться от стресса, связанного с негативными чувствами.

Другие защитные механизмы

Фрейд только задал направление, описав первые несколько защитных механизмов; работу по выявлению и описанию других способов снижения тревожности продолжили его последователи. К защитным механизмам также относят:

  • отыгрывание — этот тип защитного механизма позволяет человеку справиться со стрессом посредством переигрывания ситуаций, повлекших за собой тревожность, вместо простого анализа собственных чувств;
  • аффилиацию — механизм, подразумевающий обращение к другим людям за поддержкой;
  • ингибицию цели, которая встречается, когда человек принимает модифицированную форму своей первоначальной цели (т.е. становится тренером в средней школе вместо того, чтобы самому участвовать в соревнованиях на профессиональном уровне);
  • альтруизм, предполагающий удовлетворение внутренних потребностей за счет помощи другим;
  • избегание — защитный механизм, подразумевающий отказ иметь дело с неприятными объектами или людьми;
  • компенсацию, при которой свой сверхуспех в одной области человек использует для того, чтобы компенсировать неудачи в другой;
  • юмор, который помогает человеку подмечать смешные или ироничные аспекты ситуации;
  • пассивную агрессию и т.д.

В то время как защитные механизмы часто воспринимаются как негативные реакции, некоторые из них могут оказаться действительно полезными. Например, юмор как средство борьбы со стрессом действительно может быть адаптивным механизмом защиты. Он позволяет человеку, снять стресс во время критической ситуации и сосредоточиться на том, что на самом деле необходимо в данный момент.

Зигмунд Фрейд, психология личности

Есть что сказать? Оставть комментарий!:

Источник: http://aboutyourself.ru/psi-lich/trevozhnost-i-zashhitnye-mexanizmy.html

Ссылка на основную публикацию