Карл роджерс — психология

Карл Роджерс — Психологическая помощь

Карл Роджерс - психология      В детстве любимым занятием Карла Роджерса было чтение приключенческих романов. Герой одного из таких романов произвел на юного читателя сильное впечатление: в одной главе он сражался с индейцами, в другой — одерживал верх над морскими пиратами, в третьей — пересекал пустыню…

Трудно было поверить, что одному человеку по силам совершить столь разнообразные подвиги во всех концах земли, на суше и на море. Судьба самого Роджерса сложилась так, что во многом напоминает историю героя полузабытого романа.

Он исколесил полсвета и сумел своими трудами оказать влияние на столь разнообразные отрасли

человеческой деятельности, что сегодня по праву считается одним из выдающихся авторитетов в психологии XX в.

      Имя К. Роджерса часто упоминается в ряду других известных имен — Ф. Перлза, Ш. Бюлер, К. Хорни, Э. Фромма… В отличие от названных коллег, которых привели в Америку из Европы трагические потрясения XX в., Роджерс был стопроцентным американцем. История его семьи неразрывно связана с историей Соединенных Штатов. Еще до Гражданской войны его дед — Александр Гамильтон Роджерс, потомок выходцев из Англии, оставил родные места в штате Нью-Йорк и двинулся на Запад, чтобы в конце концов осесть в городке Вауватоша в штате Висконсин. В Вауватоше по сей день есть улица, названная в его честь Роджерс-авеню, на которой стоит старый дом, признанный историческим памятником. Здесь родились пятеро его сыновей,

один из которых — Уолтер Александр Роджерс, отец Карла.

      Семейство матери также имело давнюю историю. Англичанин Мэтью Кашинг пересек Атлантику еще в 1638 г. и поселился в Массачусетсе. Его потомки, как и Роджерсы, двинулись на Запад и осели в Висконсине. В этом штате, в городе Делафилд,

сохранился памятник трем братьям Кашингам, погибшим в годы Гражданской войны.         

Уолтер Роджерс и Джулия Кашинг, знавшие друг друга с детства, поженились в 1891 г. В семье родились шестеро детей.
Четвертым был Карл Рэнсом Роджерс. Он родился 8 января 1902 г.

      Карл рос застенчивым и чувствительным ребенком, тяжело переживавшим постоянные насмешки старших братьев и сестры. Отец часто бывал в деловых разъездах, поэтому более близкие отношения сложились у него с матерью. Любимым занятием было чтение, которому он предавался часами. Однако если чтение Библии его родители — люди глубоко религиозные — поощряли, то к чтению художественной литературы относились неодобрительно, как к пустой трате времени. (Много позднее, уже став профессором, он порой ловил себя на безотчетном ощущении вины,

которое возникало, когда кто-то заставал его читающим).

      Едва достигнув семилетнего возраста, Карл поступил в школу. Кстати, в ту же школу ходил его сосед Эрнест Хемингуэй, а доктор Хемингуэй, отец Эрнеста, преподавал там естествознание. Способности Карла к чтению оказались столь впечатляющими, что с первого же урока он был отправлен во второй класс продемонстрировать навыки беглого и правильного чтения. В тот же день ему пришлось проделать это и в третьем, и даже в четвертом классах. Естественно, в первый класс он больше не вернулся, а начал

свое обучение со второго.

      Здесь он познакомился со своей сверстницей Хелен Эллиот, которая через пятнадцать лет стала его женой. (Роджерс иронично вспоминает: «Она была первой, кого я решился пригласить на свидание. Наверное, потому, что мы были уже давно знакомы. А я был

так застенчив, что знакомиться ни с кем не осмеливался».)

     Биографические источники упоминают, что детство Карла прошло на ферме. Однако фермерство для Уолтера Роджерса, преуспевающего промышленника, было своего рода хобби. Да и сама ферма скорее напоминала фешенебельный особняк (только ванных комнат там насчитывалось пять). Тем не менее сельскохозяйственные работы были поставлены весьма серьезно. В автобиографических заметках Роджерс вспоминает, что первыми книгами, оказавшими влияние на становление его научного мировоззрения, были, как это ни покажется странным, труды по сельскому хозяйству. «Я узнал, как трудно проверить гипотезу. Я получил знания о научных методах в практической деятельности и стал их уважать».            Эти занятия определили выбор профессии. В колледж Роджерс поступил с намерением изучать сельскохозяйственные науки. По прошествии двух лет он довольно неожиданно изменил свой выбор. Этот шаг был продиктован тем, что в студенческом городке он поселился в общежитии Молодежной христианской ассоциации (его старший брат Росс был одним из ее активистов). Насыщенное эмоциональное общение с товарищами побудило его избрать духовную стезю. В 1922 г. в составе немногочисленной делегации американских студентов он отправился в Китай на Международную христианскую конференцию. Хотя сама конференция длилась всего неделю, путешествие и сопутствующие мероприятия заняли целых полгода и явились

важной вехой в становлении его личности.

      На конференции Карл впервые столкнулся с представителями разных государств и народов. Он вспоминает: «Я увидел, как страшно ненавидели друг друга французы и немцы, хотя сами по себе они были очень приятными людьми. Это заставило меня серьезно задуматься, и я пришел к выводу, что у искренних и честных людей могут быть совершенно разные религиозные взгляды. В основном я в первый раз освободился от религиозной веры моих родителей и понял, что дальше я не могу идти вместе с ними. Из-за расхождений во взглядах наши отношения стали напряженными и причиняли нам душевную боль, но,

оглядываясь назад, я думаю, что именно тогда я стал независимым человеком».

     Свое образование Роджерс продолжил в теологической семинарии. Однако его взгляды в результате поездки на Восток претерпели серьезные изменения. «Со времени этой поездки мои цели, ценности, моя философия стали моими собственными, весьма отличными от тех взглядов, которых придерживались мои родители и которых я сам придерживался до этого времени». Все больше его внимание привлекала психология. Он начал понимать, что его главная жизненная цель — помогать людям, нуждающимся в духовной поддержке, — может быть достигнута и вне церкви. Он также убедился, что работа психолога —

вполне достойное занятие, способное к тому же обеспечить достаточные средства к существованию.

     Роджерс пожелал заочно пройти курс психологии в Висконсинском университете. Этот курс основывался главным образом на работах Уильяма Джемса, которые Роджерс, по собственному признанию, нашел скучноватыми. Это, однако, не ослабило его интереса к психологии, и он закончил свое образование в Педагогическом колледже Колумбийского университета.

Курс философии он прослушал у Килпатрика, которого нашел блестящим педагогом.

      По окончании университета Роджерс поступил на работу в качестве клинического психолога в Центр помощи детям в г. Рочестере (штат Нью-Йорк). Здесь он проработал 12 лет. Его практическая деятельность в известном смысле носила импровизационный характер. Роджерс не примыкал ни к какой психологической школе. Так, посетив двухдневный семинар Отто Ранка, он нашел много привлекательного в его терапевтических приемах, но не в теории. Собственная теория и метод сложились постепенно в годы его работы в Рочестере. От формального, директивного подхода, принятого

в традиционной психотерапии, он перешел к иному, который позже назвал терапией, центрированной на клиенте.

     До Роджерса психотерапевты работали с пациентами, с больными. Роджерс намеренно ввел в научный обиход понятие «клиент». И это была не просто игра слов. За терминологическим изменением лежал коренной пересмотр всей стратегии психотерапии. Ибо пациент — это тот, кто болен и нуждается в помощи, поэтому обращается за ней к профессионалу — психотерапевту. Последний руководит им, направляет его, указывает путь выхода из болезненного состояния. А клиент — это тот, кто нуждается в услуге и полагает, что мог бы сделать это сам, но предпочитает опереться на поддержку психотерапевта. Клиент, несмотря на беспокоящие его проблемы, все же рассматривается как человек, способный

их понять. В представлении о клиенте содержалась идея равноправия, отсутствующая в отношениях врача и пациента.

     Задача терапии — помочь человеку разрешить свою проблему с минимумом инструкций со стороны терапевта. Роджерс определял терапию как «высвобождение уже наличной способности в потенциально компетентном индивидууме, а не квалифицированную манипуляцию более или менее пассивной личностью». Согласно Роджерсу, «индивидуум имеет в себе способность, по крайней мере латентную, понять факторы своей жизни, которые приносят ему несчастья и

боль, и реорганизовать себя таким образом, чтобы преодолеть эти факторы».

      Работая в Рочестере, Роджерс написал книгу «Клиническая работа с трудным ребенком» (1939). Книга была встречена одобрительно, и автор получил приглашение занять должность профессора в Университете штата Огайо. Начав свою академическую карьеру с этой довольно высокой ступени, он избежал того излишнего давления, которое, по его мнению, часто мешает начинающим ученым творчески проявить себя. Опыт преподавательской работы, а главное, живой отклик студентов на его идеи вдохновили его на более полное и детальное рассмотрение проблем

психотерапии в книге «Консультирование и психотерапия» (1942).

     В 1945 г. Чикагский университет предоставил Роджерсу возможность создать собственный консультативный центр. Новаторской тенденцией центра было предоставление пациентам (точнее, клиентам) возможности свободного выбора

направления терапии. На посту директора центра Роджерс работал до 1957 г.

       В 1951 г. он опубликовал книгу «Терапия, сфокусированная на клиенте», в которой его принципы нашли наиболее полное отражение. Книга была встречена массированной критикой со стороны терапевтов различных направлений, усмотревших в позиции Роджерса угрозу традиционным директивным методам. Основные выводы из этой позиции, далеко выходящие за рамки терапевтической тематики, Роджерс изложил в своей наиболее известной книге

«Становление личности» (1961), выдержавшей несколько изданий (русский перевод вышел в 1994 г.). Несмотря на

настороженное отношение коллег, книга Роджерса привлекла широкий общественный интерес и, став бестселлером

(что не так часто происходит с психологическими трудами), обеспечила автору неплохие гонорары.

      С чикагским периодом деятельности Роджерса связано и одно серьезное затруднение личного порядка. Работая с одной клиенткой, страдавшей тяжелым расстройством, он настолько проникся ее состоянием, что почти впал в аналогичную патологию. Лишь трехмесячный отпуск и курс психотерапии у одного из коллег

позволили ему оправиться и понять необходимость соблюдения известных пределов сопереживания.

     В 1957 г. Роджерс сменил место работы. Он стал преподавать психологию и психиатрию в Висконсинском университете. В профессиональном плане это оказалось нелегким периодом. Возникли серьезные противоречия с руководством, весьма ограниченно понимавшим свободу студентов учиться, а преподавателей — учить. Недовольство Роджерс отразил в критической статье, в которой, в частности, писал: «Мы делаем неумную, неэффективную и бесполезную работу, обучая психологов в ущерб обществу». Представленная в журнал «Американский психолог», статья была первоначально отвергнута и напечатана лишь позднее, когда в виде

списков обрела широкую известность в студенческих кругах.

      Не приходится удивляться, что Роджерс оставил должность профессора. К преподаванию в университете (Сан-Диего, штат Калифорния) он ненадолго вернулся позднее, однако снова разошелся во мнениях с президентом

университета относительно прав студентов.

     С 1963 г. его деятельность была связана с Центром изучения личности (Ла Джолла, Калифорния). Здесь, без
назойливой опеки администрации, он обрел покой и уверенность, много работал, писал.

    Всего Карл Роджерс написал 16 книг и свыше 200 статей, его работы переведены на 60 иностранных языков.
Свою позицию он подытожил, цитируя Лао Цзы:

Когда я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они заботятся сами о себе. Когда я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они сами ведут себя правильно. Если я удерживаюсь от проповедования людям, они сами улучшают себя.

Читайте также:  Графоманство - психология

Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой.

     В беседе, состоявшейся в 1966 г., Роджерс так описывает свой статус: «У меня не слишком замечательная репутация в психологии как таковой, и это меня меньше всего заботит. Но в образовании, промышленности, групповой динамике и социальной работе, в философии, науке, теологической психологии, а также в других

областях мои идеи распространились и оказали такое влияние, какого я никогда не мог себе представить».

      Подлинный гуманист и демократ, Роджерс проявлял большой интерес к событиям, происходившим в России. Осенью 1986 г. он приехал в Москву, выступил перед многочисленной аудиторией психологов, провел терапевтические занятия. Этот уже очень пожилой человек был удивительно бодр и оптимистичен, преисполнен жизненной энергии.

Те, кто встречался с ним в Москве, отказывались верить известию о его кончине, которое пришло из Америки год спустя.

     Еще в конце семидесятых Карл Роджерс говорил: «…В детстве я был болезненным ребенком, и отец как-то сказал, что я, наверное, умру молодым. В известном смысле он ошибся: ведь мне уже семьдесят пять. Но в каком-то смысле я готов признать его правоту.

Я чувствую себя молодым и надеюсь никогда не стать стариком. Я и правда умру молодым…»

Источник: https://sites.google.com/site/pbasanskiy/-/-

Карл Роджерс

Автор Татьяна в 12/04/2015. Опубликовано Биографии Ученых

Карл Роджерс, «Становление личности».

Карл Рэнсом Роджерс наиболее известен за разработку собственного, недирективного подхода к лечению, известного также как клиент-центрированная психотерапия; кроме того, известность ему принесли концепция тенденции актуализации и концепция полностью функционирующей личности.

Хронология жизни Роджерса

  • 1902 — родился в Оук-Парк, штат Иллинойс;
  • 1919 — поступил в университет штата Висконсин;
  • 1924 — окончил университет штата Висконсин и поступил в Объединенную теологическую семинарию;
  • 1926 — переведен в Колумбию;
  • 1931- получил докторскую степень;
  • 1940 — начал преподавать в университете штата Огайо;
  • 1946 — избран президентом Американской психологической ассоциации (APA);
  • 1951 — опубликовал «Клиент-центрированная терапии»;
  • 1961 — опубликовал «Становление личности»;
  • 1980 — опубликовал «Способ существования»;
  • 1987 — номинирован на Нобелевскую премию мира.

Ранние годы жизни

В 1919 году Карл Роджерс поступил в университет штата Висконсин и своей специализацией избрал сельское хозяйство, однако позже стал изучать религию. Конференция по вопросам христианства, которую он посетил в 1922 году, заставила Роджерса сомневаться в выбранной карьере.

В 1924 году он окончил университет штата Висконсин со степенью бакалавра в области истории и поступил в Объединенную теологическую семинарию, а затем перевёлся в педагогический колледж при Колумбийском университете для того чтобы получить степень магистра.

Докторскую степень он получил также в Колумбийском университете — в 1931 году.

Карьера

После получения степени доктора философии Роджерс несколько лет преподавал в университетах штатов Огайо, Чикаго и Висконсин. Именно в этот период он разработал свой подход к терапии, который он первоначально назвал «недирективной терапией». Его подход подразумевает, что терапевт выступает, скорее, в качестве посредника, а не «руководителя» терапевтического сеанса.

После серии конфликтов на факультете психологии в университете штата Висконсин Роджерс принял должность в Западном институте поведенческих исследований в Ла-Хойя (штат Калифорния).

В конце концов, он и несколько его коллег оставили институт поведенческих исследований, чтобы сформировать Центр изучения личности (CSP).

Карл Роджерс продолжал свою работу над клиент-центрированной терапией вплоть до своей смерти в 1987 году.

Вклад в развитие психологии

Обратив пристальное внимание на человеческий потенциал, Карл Роджерс оказал огромное влияние на развитие психологии и образования. Кроме того, он, по мнению многих, является одним из самых влиятельных психологов XX века.

Другие терапевты ссылаются на Роджерса как на учёного, оказавшего на них наибольшее влияние. Как писала Натали Роджерс, его дочь, он был «образцом сострадания и демократических идеалов в своей жизни и в своей работе — и как педагог, и как писатель, и как терапевт».

Избранные труды Карла Роджерса

  • Клиент-центрированная терапия: свою нынешнюю практику, последствия и теория (1951); Становление личности. Взгляд на психотерапию (1961);Способ существования (1980).

Источник: http://aboutyourself.ru/osnovy-psixologii/biography/karl-rodzhers.html

Читать

В книге изложена теория личности К. Роджерса как основание разработанного им психотерапевтического подхода — клиентоцентрированной терапии.

Прикладные аспекты данного метода представлены в главах, написанных сподвижниками К. Роджерса — Э. Дорфман (Игровая терапия), Н. Хоббсом (Группоцентрированная терапия) и Т. Гордоном (Вопросы лидерства и управленческого администрирования).

Карл Роджерс

Карл Роджерс — один из патриархов психологической науки XX столетия. Вместе с тем, его философия, воплотившись в личностном подходе в психотерапии, для многих его современников, коллег и людей профессионально далеких от психологии, приобрела метафизическое звучание и значимость системы моральных принципов.

Вся научная деятельность и практика Карла Роджерса как психотерапевта на протяжении шести десятилетий, начиная с середины 1920-х годов и вплоть до его смерти в 1987 году в возрасте 85 лет, была всецело посвящена проблемам человеческого общения и понимания, утверждению принципов, на которых должно строиться совершенно особое «терапевтическое отношение», выходящее, однако, за пределы сугубо терапевтической ситуации, поскольку здесь речь идет об универсальной модели распределения ответственности, компетенции, инициативы в рамках подлинного партнерства.

Карл Роджерс был пионером в разработке нового пара-дигмально значимого подхода в области психотерапии, известного и признанного сегодня как «недирективный», «кли-ентоцентрированный» и «личностноцентрированный» подход.

Ему принадлежит безусловное лидерство в развитии и распространении метода интенсивной групповой терапии, основанного на взаимодействии индивидуального опыта в групповом общении.

Он был одним из ведущих деятелей движения гуманистической психологии 60-80-х годов, которое и сегодня не утратило своего влияния, затрагивая самые широкие сферы общественной жизни.

Что бы ни становилось предметом его научного интереса, — психотерапия, образование, брачные или международные отношения, — вклад Роджерса неизменно состоял в осмыслении личностных основ достижения успела во всех этих сферах человеческого взаимодействия.

Он, по сути, ввел в научный оборот термин «эмпатия», придав ему статус фундаментального понятия, и, как никто другой, сумел про-демонстривовать его конструктивность применительно к терапии, образованию и человеческим отношениям в целом.

Не менее важным, с точки зрения практических подходов в психологии и психотерапии, научным концептом, хотя и менее распространенным сегодня, стало его понятие психологической конгруэнтности —гармоничного, открытого, подлинного общения (тема эта настойчиво возникает в его работах, в частности, в его диалогах с коллегами-психологами, теологами, учеными — Бейтсоном, Скиннером, Бубером, Тиллихом, Поланьи)[2].

Если, придерживаясь жанра предисловий научных изданий, мы зададимся вопросом об истоках мировоззрения автора, то стоит, следуя его подходу, со всей возможной «эмпатией» прислушаться к его голосу, его интонациям, к той подкупающей собеседника, слушателя, читателя иронии, с которой Карл Роджерс — застенчивый мальчик из религиозной семьи, семинарист, ставший агностиком, психолог по праву первородства — то мимоходом, то предельно углубленно затрагивает фундаментальные вопросы религии, философии, психологии, даже в самых прикладных контекстах.

Сам Роджерс признавал, что наиболее полно реализовал себя как ученый. Однако, как и большинство людей, одержимых научной страстью, он был в своем роде мистиком, правда, скорее не религиозного, а внерелигиозного толка.

В основании научного призвания, хотя это отнюдь не всегда очевидно ученому, можно обнаружить принципиально метафизическую предпосылку, которую надлежит принимать на веру, если мы хотим, чтобы наука вообще продолжала существовать—это убеждение в том, что вселенная не есть нечто случайное, непредсказуемое и произвольное, но в основе своей закономерна, подчинена порядку и познаваема. И подобно мистику, ученый жаждет как можно ближе подойти к непосредственному переживанию вселенского закона и универсальной гармонии.

Чтобы понять эволюцию Роджерса как ученого, следует не упускать из виду и эту, присущую ему, жажду непосредственного переживания истины, и избранный им путь к истине через научный метод.

Хотя на исходе минувшего столетия и в начале нынешнего (неслучайно, что именно на этот период пришлись детские годы Карла Роджерса) ученое сообщество пыталось заигрывать с идеей изначально лишенной высшего смысла вселенной, в истории человечества наука и мистицизм чаще всего самым тесным образом — синергически — взаимодополняли друг друга. Когда-то Галилей, обращаясь к своим инквизиторам, заявил: «Если бы религия и наука были поняты надлежащим образом, конфликт между ними был бы невозможен». Однако коллизия эта и по сей день не изжита; ею был отмечен и жизненный путь Роджерса.

Поступив после сельскохозяйственного колледжа в теологическую семинарию, чтобы от вещей природы приблизиться к природе вещей, Роджерс вскоре пересмотрел свой выбор, поняв что ортодоксальный путь к истине не оставляет места для свободного поиска.

«Ни Библия, ни пророки; ни Фрейд, ни теоретические изыскания; ни Божественное Откровение, ни откровения человеческие — ничто не может иметь превосходства над моим непосредственным опытом», — писал Роджерс в книге О становлении личности[3]. И далее: «Мой опыт не подчиняется авторитетам, поскольку он непогрешим.

Он сам является основанием авторитета, поскольку он всегда может быть проверен заново первичным образом. Именно таким образом нередкие ошибки или погрешности опыта остаются всегда открытыми для поправок».

Без этого замечания, пожалуй, было бы не совсем понятно, почему Роджерс не стал упрямым проповедником своего рода «личностноцентрированной религии», как иной раз понимали его «учение» торопливые поклонники его психологического гения. В этих сентенциях выражено научное кредо ученого, и это дает нам ключ к объяснению, почему Роджерс, в отличие от Бубера или Мертона, избрал научный путь к истине, а не путь созерцания.

Когда Карл Роджерс начинал свою научную карьеру, доминирующей установкой в науке (парадигмой в понимании Куна) был позитивизм. Иерархия научных дисциплин выстраивалась — по нисходящей — от математики и физики к химии и биологии.

Психология, если она не была в достаточной мере биологически или физиологически обоснована, чтобы получить допуск в лоно естественных наук, казалась чем-то сомнительным.

Избрав, наконец, своим поприщем именно психологию, Роджерс в своих ранних работах, казалось бы, настойчиво пытается доказать незримому оппоненту: «Мы такие же ученые, как и те, кто изучает крысиные бега в лабиринте».

В таком контексте фрейдовская методология детальной интерпретации единичных клинических случаев (того, что у нас называется «история болезни») и построения на этом основании теоретических конструкций представлялась неприемлемо «субъективной», «ненаучной» и слишком подверженной ошибкам «наблюдателя».

И коль скоро, как утверждает Торн-дайк, «все существующее существует в некотором качестве, которое может быть измерено», Роджерс и его соратники изобретают изящные количественные методы проверки идей в такой, казалось бы, не поддающейся количественным оценкам области, как психология. Впрочем, позднее они же разрабатывают и основательные качественные методы верификации психологических истин[4].

Многое из того, что сегодня мы принимаем как само собой разумеющееся, в то время начинало свой путь к научному признанию через интуитивные прозрения и рабочие гипотезы, подчиняющиеся, по меткому выражению Роджерса, лишь «правилам большого пальца».

Это и исследовательский инструментарий, вроде хорошо известного Теста тематической апперцепции или применения разного рода записывающих устройств для фиксации терапевтического процесса, и фундаментальные идеи мощного эвристического заряда, вроде представления о самореференции[5] или клиентоцентрированного подхода в терапии[6]. Отчасти поэтому, сравнивая ведущих специалистов самых разных направлений в области психотерапии, исследователи не раз отмечали, что все они, в той или иной мере, «роджери-анцы», имея в виду их понимание «терапевтического отношения», принципа признания и эмпатии[7].

Читайте также:  Логотерапия - психология

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=136586&p=1

Карл Роджерс — О становлении личностью

Карл Роджерс - О становлении личностью

В одном из своих самых значительных трудов выдающийся психолог, психотерапевт, мыслитель К.Роджерс описывает свой уникальный и богатейший опыт помощи людям в поиске их пути к развитию и личностному росту через понимание собственных возможностей и ограничений.

Для учащихся психологических, педагогических, психиатрических факультетов, профессиональных психологов, педагогов, воспитателей и всех, кто по роду своих занятий сталкиваются с человеческими проблемами, а также широкого круга читателей, интересующихся вопросами развития и самосовершенствования.

Карл Роджерс

Перевод М.М.Исениной под редакцией д.п.н. Е.И.Исениной

C.Rogers. On Becoming a Person: A Therapists View of Psychotherapy. Boston, 1961

К.Роджерс. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: «Прогресс», 1994

Терминологическая правка В.Данченко

Предисловие редактора HTML-версии

Несколько слов о переводе названия «On becoming a person». Под «персоной» здесь подразумевается не просто «человек», а «лицо» как ответственный субъект волеизъявления. Это почти совпадает с одним из парадигмальных отечественных определений «личности» как «субъекта самодеятельности».

Поэтому «becoming a person» вполне можно трактовать как «становление личностью», тем более что принципиальное для западной культуры содержательное различие между «лицом» и «личностью» в русском языке почти не обозначено.

По мысли Роджерса, миссия психотерапии состоит в том, чтобы содействовать переходу человека из статуса расстроенной «машины» (механическое поведение которой всецело обусловлено случайными факторами и превратностями социализации) в статус самостоятельного и ответственного «действующего лица», – то есть содействовать его становлению личностью, субъектом своей деятельности.

В. Д.

Киев, июль 2004 года

Я был психотерапевтом[1] (консультантом по личным проблемам) более тридцати трех лет. Я и сам поражаюсь, когда говорю о таком сроке.

Это значит, что в течение трети века я старался помочь самым разным людям: детям, подросткам и взрослым в учебных, профессиональных, личных и супружеских проблемах; «нормальным», «невротикам» и «душевнобольным» (я ставлю кавычки, чтобы показать, что все эти ярлыки вводят в заблуждение).

Я помогал тем, кто приходил за помощью, и тем, кого ко мне присылали; тем, у кого были небольшие проблемы, и тем, кто совершенно отчаялся и потерял надежду в жизни. Считаю, мне очень повезло, что у меня была возможность близко узнать такое множество разных людей.

Исходя из своего клинического опыта и исследований, проведенных за эти годы, я написал несколько книг и статей. Работы, вошедшие в эту книгу, отобраны из числа тех, которые были написаны мною в последнее десятилетие, с 1951 по 1961 год. Я бы хотел объяснить, почему я издаю их в виде книги.

Во-первых, я считаю, что почти все из них имеют прямое отношение к жизни человека в нашем сложном современном мире. Это, конечно, не книга советов и не пособие типа «сделай сам», однако мой предыдущий опыт говорит о том, что данные работы затронули читателей и обогатили их.

Они в какой-то мере придают уверенность человеку, который сам выбирает свой путь и идет по нему, чтобы стать таким, каким он хочет быть. Именно по этой причине мне бы хотелось, чтобы эти произведения были более доступны тем, кому они могли бы быть интересны. Моя книга – для «умных неспециалистов».

Мне кажется это справедливым еще и потому, что все мои предыдущие книги предназначались для психологов и были малодоступны людям вне этой профессии.

Я искренне надеюсь, что многие из тех, кто не интересуется ни консультированием, ни психотерапией, обнаружат, что знания, полученные в этой области, придадут им жизненных сил.

Я также верю и надеюсь, что многие люди, которые никогда не обращались за помощью к консультанту, читая высказывания клиента во время сеанса психотерапии, почувствуют, что у них прибавилось мужества и уверенности в себе. Им будет легче понять свои собственные трудности, переживая в воображении борьбу других людей за свой личностный рост.

Другая причина, побудившая меня подготовить эту книгу, – большое число настоятельных просьб от тех, кто уже знаком с моей позицией в консультировании, психотерапии и теории межличностных отношений. Эти люди говорят, что хотят узнать о моих последних взглядах в этих областях, причем в доступной, удобочитаемой форме.

Им надоело слышать о неопубликованных статьях, которые они не могут достать, и искать разрозненные работы в случайных журналах, – они желают, чтобы все эти работы были собраны в одной книге. Такая просьба лестна для любого автора. И она накладывает на меня обязательства, которые я постараюсь выполнить.

Я думаю, читатели будут довольны подборкой работ, которая показывает, что книга предназначена для психологов, психиатров, учителей, воспитателей, школьных психологов, служителей культа, социальных работников, дефектологов, руководителей предприятий, специалистов по работе с персоналом, политологов и других, которые в прошлом признавали, что мои труды важны для их профессиональной деятельности. Эта книга посвящается им в самом прямом смысле слова.

Имеется и другая, более сложная личная причина, которая подвинула меня на создание книги. Это – поиск подходящей аудитории для моих идей. Мысль эта беспокоит меня уже более десяти лет. Я знаю, что пишу только для части психологов.

У большинства из них интересы лежат в областях, где бытуют такие термины, как «стимул-реакция», «теория научения», «оперантное обусловливание»[2], и они так привыкли рассматривать индивида[3] как объект, что содержание моих работ часто озадачивает их, если не раздражает. Я также сознаю, что пишу лишь для части психиатров.

Для многих из них, возможно большинства, все истины психотерапии были уже давно открыты Фрейдом, у них отсутствует интерес к новым направлениям и их исследованию, они даже настроены против этого.

Я также знаю, что пишу лишь для незначительной части психиатров, называющих себя консультантами, так как большинство их интересуется главным образом прогнозирующими тестами, измерениями и методами направляющей помощи.

Поэтому, когда дело доходит до публикаций, я чувствую себя неудовлетворенным, отдавая статью в профессиональный журнал, относящийся к одной из этих трех областей.

У меня были публикации в таких журналах, однако большинство моих работ за последние годы скопились в виде неопубликованных рукописей, которые расходятся в виде ксерокопий.

Это говорит о том, что я точно не знаю, как найти своих читателей.

Источник: https://libking.ru/books/sci-/sci-psychology/200574-karl-rodzhers-o-stanovlenii-lichnostyu.html

Карл Роджерс: основные теории

Карл Роджерс: основные теории

Один из основоположников гуманистической психологии, Карл Роджерс (1902—1987), родился и вырос в Америке, в штате Иллинойс, в семье протестантов и фундаменталистов.

Пока он учился в Висконсинском университете, планировал стать священником, но в семинарии начал интересоваться психологией. Далее ученый окончил педагогический колледж в Колумбийском университете. В 1928 г. получил степень магистра психологии, а в 1931 г. – докторскую степень.

Психолог создал личностно-ориентированную психотерапию. Основным элементом структуры личности, по Роджерсу, является концепция о человеческом «Я», которое формируется в процессе взаимодействия личности и всего того, что ее окружает, и благодаря «Я» регулируется основная составляющая поведения человека.

Много практикуя, от классической психологии он перешел к экспериментальным методам. Свой подход он называл «клиент-центрированной терапией». Роджерс никогда не обращался к нуждающемуся в психологической помощи человеку «пациент». По отношению к нему он употреблял только слово «клиент». Клиент-центрированная психотерапия активно используется в наши дни.

В ходе консультаций с клиентами психолог возлагал на них принятие основных решений и умозаключений, касающихся их психологических недугов, а сам он только задавал им нужное направление и помогал разобраться. Ученый был уверен, что лучше всего исправить психологическую проблему и найти ее корни может только сам человек, а сеансы терапии лишь ускоряют этот процесс.

В начале своей профессиональной карьеры ученый посвятил много времени исследованию проблем детской психики. Результаты исследований и свои идеи на эту тему он изложил в одной из первых книг «Клинический уход за проблемным ребенком». Книга пользовалась популярностью в общественных кругах и нашла своих читателей.

Рекомендуем: Кто такой Виктор Франкл?

Через некоторое время после издания книги о детях Роджерс получил должность профессора Огайского университета, что позволило ему стать более независимым в исследованиях и применении на практике своей психотерапевтической методики. Во время работы в университете. профессор опубликовал следующую книгу — «Клиент-центрированная терапия», в которой он изложил более детально свои основные терапевтические идеи и теорию личности.

В последние годы жизни ученый совмещал свои психологические теории с политической деятельностью. Умер Роджерс на 85-м году жизни, оставив заметный след в психологии.

Основные теории

Гуманистическая психология как отдельное течение в психологической науке возникла в Америке, в середине 20 века, и была противоположна психоанализу. Основоположники этого течения — Ролло Мей, Абрахам Маслоу и, конечно, Карл Роджерс. Карл Роджерс — всем известный ученый, исследовавший становление личности человека.

Психология гуманизма объединила многих ученых, которые искали более положительные способы анализа и исследования природы психики и ее формирования у человека. Данное направление психологии не рассматривало личность как нечто нецелостное, состоящее из разных компонентов. Акцент был сделан именно на единство всех элементов психики, благодаря которым формируется личность, «Я».

Рекомендуем: Когнитивная психотерапия Бека

Для К. Роджерса человек — это главная ценность.

Ученый восхищался людьми, их бесконечными возможностями к самопознанию и осмыслению, поэтому в своей практике он раскрывал именно положительную сущность индивида, указывал клиенту на его лучшие стороны. Он полагал, что индивид постоянно эволюционирует и стремится к достижению высших целей. Но данную точку зрения критиковали очень многие психологи.

Основная теория личности Карла Роджерса непосредственно опирается на гуманистическую психологию. Человек с рождения склонен к самоутверждению, то есть к реализации своих потребностей и желаний. В исследовании теории личности ученый в основном использовал феноменологические и холистические техники.

Первый подход опирается на субъективный опыт индивида, который интерпретируется как психологическая действительность. С точки зрения второго подхода, человек состоит из совокупности личностных компонентов, благодаря которым он воспринимается целостно.

Главное определение в теории психолога – «Я-концепция», или «самость», под чем подразумевается осознавание себя и своих связей с окружающим миром.

Единое «я» индивида также является ключевым понятием в системе идей ученого.

Концепция «Я» подразумевает как реальную «самость» человека (ту, которая формируется и проявляется в действительности, в социуме), так и нереальную (которую человек хотел бы воплотить в жизнь: идеальное «я»).

Рекомендуем: Чем занимается практический психолог?

В своих трудах Роджерс также писал о том, что для полноценного личностного роста и развития индивиду необходима положительная оценка его качеств или деятельности. Потребность в позитивной оценке можно удовлетворить лишь в том случае, если личность чувствует себя гармонично и комфортно в повседневной жизни, если ее поведение сопоставимо с внутренней «Я-концепцией».

Читайте также:  Понятие манипуляции в психологии - психология

Итоги исследований психолога

В биографии ученого можно найти описание многих его трудов и теорий, благодаря которым психология существенно обогатилась. Ученый уделял много внимания личности и ее взаимоотношениям с миром и другими людьми.

Он выявил непосредственное влияние межличностных отношений на развитие и изменение личности. Карл Роджерс подробно описал различные вариации отношений в книге «Психология супружеских отношений».

В этой работе основной акцент делается на протекание и выстраивание отношений между мужем и женой, рассматриваемых на примере разных ситуаций.

Поднимаются проблемы семейных ценностей и обсуждаются способы решения возникающих проблем.

Таким образом, Карл Роджерс:

  • Известен как автор нового эффективного метода в психотерапии — клиент-центрированного подхода.
  • Одним из первых стал развивать и распространять техники интенсивной групповой терапии.
  • Является одним из главных представителей гуманистической психологии, которая на сегодняшний день активно практикуется многими психологами и используется во многих областях общественной жизни.

К концу жизни Роджерс начал исследовать измененные состояния человеческого сознания. Он их называл «пространством внутри»— то есть рассматривал как источник сил и возможностей сознания человека. Ученый стал еще более раскрепощённым и эмоциональным.

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/karl-rodzhers.html

Биография Карла Роджерса

Карл Рэнсом Роджерс (Carl Ransom Rogers) родился в Оук-парке (предместье Чикаго), штат Иллинойс, в 1902 году. Он был четвертым из шести детей, пять из которых были мальчиками.

Его отец был инженером и подрядчиком, добившимся определенного финансового успеха, потому в ранние годы жизни Роджерса в экономическом отношении семья была благополучной. Когда ему исполнилось 12 лет, семья переехала на ферму на западе от Чикаго, и в этой сельской местности он провел юношеские годы.

Члены семьи были уверенными в себе, хотя неявно зависели друг от друга, но не производили впечатления действительно радостных и довольных собой и друг другом людей. Роджерс вспоминал, что его отрочество проходило в строгой и бескомпромиссной религиозной и нравственной атмосфере [Rogers, 1973].

Он описывал своих родителей как людей чувствительных и любящих, но, тем не менее, искренне и догматично приверженных фундаменталистским религиозным взглядам.

Не имея близких друзей вне семьи, Роджерс проводил много времени в одиночестве, с удовольствием читая книги о приключениях. Фактически он читал все, что попадется под руку, включая словарь и энциклопедию. В школьные годы Роджерс тоже жил в социальной изоляции и одиночестве.

Он посещал три разные школы, каждую не более двух лет, тратя много времени на дорогу, так что ему никогда не удавалось участвовать вместе с другими школьниками во внеклассной деятельности. Однако Роджерс учился отлично. Почти по всем предметам у него были высшие оценки, особенно он отличался в английском языке и в естественных науках.

Летние каникулы он проводил на ферме, работая там до изнеможения.

Я управлял культиватором весь день, обычно меня посылали на кукурузное поле в дальнем конце фермы, которое поросло пыреем. Это был урок независимости, умения справляться одному, без кого-либо другого… Это был опыт личной ответственности, который сегодня переживают немногие молодые люди [Rogers, 1967, р. 347].

В юношестве Роджерс проявил страстный интерес к природе и занял научную позицию в занятиях сельским хозяйством, делая подробные записи своих наблюдений за растениями и животными. Он собирал и выращивал определенный вид ночных бабочек и прочитал о них все, что мог найти. Он также читал книги по сельскому хозяйству, которые приносил отец, и о применяемых в этой области научных методах.

После окончания школы Роджерс намеревался стать фермером. В 1919 году он поступил в Висконсинский университет, семейную alma mater, и в качестве предмета изучения выбрал научное земледелие. Однако на втором курсе он активно занялся религиозной деятельностью и посещал студенческую религиозную конференцию, имевшую своим лозунгом: «Наставляйте в христианской вере мир нашего поколения».

В результате он решил готовиться к пасторской деятельности. В следующем, 1922 году произошло событие, которое перевернуло его жизнь. В числе десяти американских студентов колледжа он был избран для поездки на конференцию Всемирной студенческой христианской федерации в Пекине.

Он провел более шести месяцев за рубежом, где наблюдал религиозные и культурные отношения, совершенно отличные от тех, к которым он привык. Жизнь на Востоке не только сделала его взгляды на жизнь более либеральными, но и заставила усомниться в божественности Иисуса. Эта поездка также сделала Роджерса независимым от интеллектуальных и религиозных уз родителей.

После путешествия на Восток Роджерс возвратился в Висконсин и получил степень бакалавра по истории в 1924 г. Он прошел только один курс по психологии — заочно!

После окончания университета Роджерс женился на Хелен Элиот, соученице по Висконсину, с которой он был знаком с детства. Тем же летом новобрачные отправились в Нью-Йорк на автомобиле «Форд-Т» в либеральную Объединенную теологическую семинарию.

Роджерс нашел жизнь в Нью-Йорке возбуждающей и волнующей: «Я приобрел друзей, нашел новые идеи и совершенно влюбился в жизнь» [Rogers, 1967, р. 353]. В Объединенной семинарии Роджерс впервые осознал, что пастыри и профессионалы в области психического здоровья имеют общую цель — помогать обездоленным людям.

Однако постепенно он освободился от чар академического курса по религии — разочарование, подкрепленное растущим скептицизмом по поводу схоластических установок религиозной работы.

В конце второго года учебы он сменил семинарию на Учительский колледж Колумбийского университета, чтобы получить образование в области клинической и педагогической психологии. Роджерс получил степень магистра в 1928 году и степень доктора клинической психологии в 1931 году.

В 1931 году Роджерс занял должность психолога в Отделении исследования детей Общества по предотвращению жестокости к детям в Рочестере, Нью-Йорк. В течение следующего десятилетия Роджерс активно занимался работой с делин-квентными и неблагополучными детьми.

Он также играл важную роль в создании Рочестерского центра направляющей помощи и был его директором, несмотря на уверенность, что организацию должен возглавлять психиатр.

После опубликования очень успешной работы под названием «Клиническое лечение проблемного ребенка» в 1939 году Роджерсу предложили работать на кафедре психологии Университета штата Огайо в качестве профессора. В 1940 году Роджерс вернулся в Колумбийский университет, чтобы начать новую карьеру.

Переход в академическую среду принес Роджерсу широкое признание в области зарождающейся клинической психологии. Он привлек много талантливых аспирантов и начал публиковать многочисленные статьи, подробно излагая свои взгляды на психотерапию и ее эмпирическое исследование. Эти идеи были выдвинуты в его книге «Консультирование и психотерапия», опубликованной в 1942 году.

В 1945 году Роджерс перешел в Чикагский университет, где занял должность профессора психологии и директора университетского консультативного центра. Это положение давало ему возможность основать консультативный центр для студентов старших курсов, где профессиональный персонал и аспиранты работали на равных.

Самыми продуктивными и творческими были для него 1945-1957 годы, проведенные в Чикаго.

В этот период он завершил свою главную работу «Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика, значение и теория» (1951) — книгу, разрабатывающую теорию, лежащую в основе его подхода к межличностным отношениям и изменению личности.

Он также провел несколько исследований процесса и результатов психотерапии. Это был период личных неудач. Консультируя очень тяжелую пациентку, Роджерс был поглощен ее патологией.

Будучи почти на грани срыва, он буквально бежал из консультативного центра, взял трехмесячный отпуск и вернулся для терапии, которую проводил с ним один из его бывших студентов. Позже он вспоминал: «Я часто был благодарен, что к тому времени, когда мне нужна была помощь, я подготовил психотерапевтов, которые вели свои собственные дела, не зависели от меня и даже были способны предложить мне помощь, в которой я нуждался» [Rogers, 1967, р. 367].

В 1957 году Роджерс вернулся в Висконсинский университет, где вел работу в отделениях психологии и психиатрии. Впоследствии он начал интенсивную программу исследований, используя психотерапию для лечения больных шизофренией в Государственном психиатрическом госпитале.

К сожалению, эта исследовательская программа столкнулась с некоторыми проблемами и оказалась не столь успешной, как ожидал Роджерс.

Некоторые члены коллектива были против терапевтического подхода Роджерса, данные таинственным образом исчезали, и оказалось, что у больных шизофренией, которых лечили по этой программе, были лишь самые незначительные улучшения по сравнению с пациентами, которых лечили привычным образом.

В 1964 году Роджерс уволился из университета и стал сотрудником Западного института бихевиоральных наук в Ла-Джолле, штат Калифорния —благотворительной организации, занимающейся гуманистически ориентированными исследованиями по межличностным отношениям.

Четыре года спустя он оставил это место и занял пост в Центре по изучению человека, также расположенном в Ла-Джолле. Здесь он трудился до самой смерти, последовавшей от сердечного приступа во время операции на сломанном бедре (1987 год).

В последние годы Роджерс ездил по всему миру с семинарами, на которых он демонстрировал психологам и другим работникам сферы психического здоровья, а также педагогам и политикам, как принципы клиент-центрированной терапии могут быть использованы для облегчения напряжения в мире и достижения мирного сосуществования. «Проблема предотвращения ядерной бойни — самая главная для моего ума, сердца и работы» [Rogers, 1984, р. 15].

Роджерс получил много наград за свой вклад в психологию и был активным членом многочисленных научных обществ. Его избирали президентом Американской психологической ассоциации в 1946-1947 годах, и в 1956 году он первым получил награду Американской психологической ассоциации за выдающийся вклад в науку.

Он также получил награду Американской психологической ассоциации в 1972 году за выдающиеся профессиональные достижения. В обращении к съезду Американской психологической ассоциации в 1972 году он подытожил свой вклад в психологию, сказав: «Я выразил идею, для которой пришло время, как будто камень был брошен в воду и поднял рябь.

Идея была в том, что индивид имеет широкие внутренние возможности для изменения своей жизни, и эти возможности можно мобилизовать при соответствующих условиях» [Rogers, 1973, р. 4]. Если о теории судить только по тому, как она повлияла на профессиональную психологию, то работу Карла Роджерса следует оценить очень высоко.

Никто со времен Фрейда не имел большего влияния на практику консультирования и терапии, чем Роджерс.

Роджерс является автором нескольких интересных книг по консультированию и личности, включая: «Психотерапия и изменение личности» совместно с Р. Даймондом (R. Dymond) (1954); «Становление личности: взгляд психотерапевта» (1961); «От человека к человеку: проблема человеческого бытия» совместно с Б. Стивенсом (В.

Stevens) (1967); «Свобода учиться: чем может стать образование» (1969); «Карл Роджерс о группах встреч» (1970); «Партнерство: брак и его альтернативы» (1972); «Карл Роджерс о человеческих возможностях» (1977); «Способ бытия» (1980) и «Свобода учиться: 80-е годы» (1983).

Его автобиография появилась в «Истории психологии в автобиографиях» [Rogers, 1967, Volume 5, pp. 341-384].

Источник: http://biofile.ru/psy/11665.html

Ссылка на основную публикацию