Образ мира — психология

образ мира — это… Что такое образ мира?

Образ мира - психология

  • Образ Мира — (автор А.Н. Леонтьев ) методологическая установка, предписывающая исследование когнитивных процессов индивида в контексте его субъективной картины мира, как она складывается у этого индивида на протяжении развития познавательной деятельности. Это …   Психологический словарь
  • ОБРАЗ МИРА — целостная, многоуровневая система представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности. Деятельностная природа О. м. проявляется в наличии у него наряду со свойственными физическому миру координатами пространства и времени… …   Психомоторика: cловарь-справочник
  • ОБРАЗ МИРА — целостная, многоуровневая система представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности, в большей или меньшей мере осознанная система представлений человека о самом себе …   Словарь по профориентации и психологической поддержке
  • Инвариантный образ мира — психологическое понятие, абстрактная устойчивая модель, описывающая общие черты и видения мира различными людьми и характерная для этих лиц. Инвариантный образ мира непосредственно соотнесён со значениями и другими социально выработанными опорами …   Википедия
  • Субъективный образ мира у ребенка — система представлений ребенка об окружающей действительности, природной и социальной, о своем месте в ней. С. о. м. включает в себя также отношение к этой действительности и к себе самому и тем самым определяет позицию ребенка. С. о. м., который… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике
  • Образ — 1. Постановка вопроса. 2. О. как явление классовой идеологии. 3. Индивидуализация действительности в О.. 4. Типизация действительности в О. 5. Художественный вымысел в О. 6. О. и образность; система О. 7. Содержательность О. 8. Общественная… …   Литературная энциклопедия
  • образ — субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. В психологии понятие О. используется в нескольких значениях. Наряду с расширительным… …   Большая психологическая энциклопедия
  • образ — 1. ОБРАЗ, а; мн. образы; м. 1. Внешний вид, облик; наружность, внешность. Бог сотворил человека по своему образу и подобию. Мне часто вспоминается её нежный о. О. молодого Чехова запечатлён на фотографиях. Это был настоящий дьявол в образе… …   Энциклопедический словарь
  • Образ —     ОБРАЗ (в поэзии). Вопрос о природе поэтического образа принадлежит к наиболее сложным вопросам поэтики, ибо в нем пересекаются несколько доселе еще не разрешенных проблем эстетики. Прежде всего следует отбросить те узкие и поверхностные… …   Словарь литературных терминов
  • ОБРАЗ ЖИЗНИ —         философско социологич. категория, охватывающая совокупность типичных видов жизнедеятельности индивида, социальной группы, общества в целом, которая берётся в единстве с условиями жизни. Даёт возможность комплексно, во взаимосвязи… …   Философская энциклопедия

Источник: https://psychology.academic.ru/1384/%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0

Образ мира. Петухов В. В

Образ мира. Петухов В. В

Петухов В. В.

               ОБРАЗ МИРА И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

      Вестник Московского Университета. Серия 14. Психология, 1984, № 4. С. 13-20.

      От редакции. 28-29 ноября 1983 г. состоялась первая конференция молодых

      ученых факультета психологии МГУ «Методологические и теоретические

      проблемы современной психологии». На конференции работали три секции:

      «Психология развития», «Психология познавательных процессов» и «Психология

      личности», на которых с докладами выступили сотрудники и аспиранты

      факультета, прошедшие предварительный конкурс. Обосновывая выбор

      методологической проблематики в качестве центральной темы конференции,

      совет молодых ученых исходил из того, что размышления над

      методологическими вопросами позволят начинающим исследователям рельефнее

      осознать свое место в строительстве отечественной психологии и увидеть ее

      перспективные цели.

      Лучшие доклады были отмечены Почетными грамотами. Первое место разделили

      ассистент кафедры общей психологии В. В. Петухов, младший научный

      сотрудник кафедры возрастной психологии Г. В. Бурменская, младший научный

      сотрудник проблемной лаборатории Е. И. Фейгенберг и аспирантка кафедры

      нейро- и патопсихологии В. К. Лосева.

      Предлагаемая ниже статья В. В. Петухова написана на основе его выступления

      на конференции.

      «Образ мира» – сравнительно новое понятие в психологической науке, с

      разработкой которого связана одна из главных «точек роста»

      общепсихологической теории деятельности (Леонтьев, 1979). Определение

      этого понятия является открытым, и его наполнение конкретным эмпирическим

      содержанием еще далеко не завершено. Необходимость введения и разработки

      подобных понятий осознается многими исследователями, работающими в разных

      предметных областях. Цель настоящей статьи – показать такую необходимость

      и попытаться представить операциональное содержание понятия образа мира

      применительно к психологическому исследованию мышления. Конкретный

      эмпирический материал составят средства и приемы решения мыслительных

      задач и – в более широком смысле – способы познавательной и практической

      ориентации человека в окружающей среде.

      Прежде всего напомним историю самого термина «образ мира», обратив особое

      внимание на специфику той психологической реальности, при анализе которой

      он был впервые предложен в докладе А. Н. Леонтьева, прочитанном в 1975 г.

      А. Н. Леонтьев рассматривал закономерности построения перцептивных

      образов, обращаясь к молодым исследователям восприятия – В. В. Столину, А.

      Д. Логвиненко, Б. М. Величковскому, Э. Н. Джафарову и другим, работавшим в

      то время под его руководством. Эта тематика и определила выбор основного

      термина, призванного подчеркнуть, что «в психологии проблема восприятия

      должна ставиться как проблема построения в сознании индивида многомерного

      образа мира, образа реальности» (Леонтьев, 1979, с. 4). Различение между

      «миром образов», отдельных чувственных впечатлений и целостным «образом

      мира», в котором живет и действует человек, стало принципиальным, ключевым

      (см. Смирнов, 1981).

      Можно, однако, предположить, что если бы доклад был адресован

      исследователям эмоциональных форм психического отражения, то это

      различение закрепилось бы в иных терминах, например «мир переживаний» (или

      чувств) и «переживание (чувство) мира». Соответственно

      при изучении различных мыслительных (умственных) представлений

      потребовалось бы, видимо, различать их обширный и разнородный набор и

      целостное «представление мира». Этот последний термин наиболее адекватен

      заявленному нами эмпирическому материалу.

      Возможность постановки и обсуждения проблемы образа (или представления)

      мира в принципе открыта даже обыденной интуиции. Основания такой

      возможности содержатся в следующих двух теоретических положениях.

      Первое из них вполне освоено современной психологической наукой и является

      почти общепринятым. Это положение о том, что всякое психическое явление

      или процесс – будь то восприятие окружающей действительности или

      размышление о ней – имеет своего носителя, субъекта. В ставшем

      психологической классикой учебнике С. Л. Рубинштейна (1946) принадлежность

      субъекту была названа первой характеристикой психического («Принадлежность

      индивиду… субъекту – первая характерная особенность всего

      психического… Было бы бессмысленно говорить об отражении, если бы то,

      что должно отражать действительность, само не существовало бы в

      действительности» (Рубинштейн, 1946, с. 5).). При этом любой конкретный

      анализ «внутренних условий» психической деятельности, их детальное

      уточнение не является сведением субъекта к набору физических органов

      («аппаратов») отражения и к особенностям их работы. Воспринимает и познает

      мир не глаз и не мозг, но человек как целостная психическая реальность.

      Эту реальность представители современной-когнитивной психологии стремятся

      учитывать при моделировании даже отдельных аспектов функционирования

      частных познавательных процессов (см. об этом: Найссер, 1981;

      Величковский, 1983).

      Второе положение фактически дополняет первое, составляя другую его

      сторону, и является, на наш взгляд, не менее очевидным. Психическая

      деятельность субъекта как его взаимодействие с чувственно воспринимаемым

      или познаваемым объектом предполагает в качестве своего условия (столь же

      необходимого, как и сам субъект) наличие этого объекта. В психологическом

      анализе данного условия недостаточно ограничиться простым указанием на

      материально-вещественное, физическое существование объекта. Весь

      окружающий субъекта мир должен быть открыт, представлен ему определенным

      образом, т. е. стать для него также целостной психической реальностью.

      Этим и обосновано введение понятия представления мира как

      психологического.

      Раскрытие содержания этого понятия требует обсуждения трех основных

      утверждений: 1) представление мира должно существовать; 2) представление

      мира существует (т. е. обнаруживается как психическая реальность); 3)

      представление мира может существовать как предмет науки (т. е. доступно

      объективному психологическому изучению).

      Первое из этих утверждений, очевидное в своей исходной формулировке, имеет

      ряд важных, но трудных для понимания теоретических следствий, которые и

      нужно обсудить. Действительно, восприятие любого объекта или ситуации,

      конкретного лица или отвлеченной идеи определяется целостным образом мира,

      а он – всем опытом жизни человека в мире, его общественной практики. Тем

      самым образ (или представление) мира отражает тот конкретно-исторический –

      экологический, социальный, культурный – фон, на котором (или в рамках

      которого) разворачивается вся психическая деятельность человека (Ср.:

      «Образ мира является тем постоянным и никогда не исчезающим фоном, который

      предваряет любое чувственное впечатление и на основе которого последнее

      только и может приобрести статус составляющей чувственного образа внешнего

      объекта» (Смирнов, 1983, с. 61).) . Составляя необходимую основу, условие

      этой деятельности, представление мира субъектом разумеется при этом «само

      собой» и потому может не выделяться (и даже не замечаться) им специально.

      Более того, в исследованиях конкретных психических (в том числе

      познавательных) процессов реальность представления мира выступает в уже

      измененном, «замаскированном» виде, а именно как представление о мире,

      житейское или научное знание о нем. Показать необходимость существования

      представления мира – значит отличить его от представления, знания о мире –

      обычного предмета рефлексии. Попытаемся провести это различение в

      структурном, функциональном и генетическом планах.

      В структурном плане удобно воспользоваться различением ядерных и

      поверхностных структур образа мира, которое предложено С. Д. Смирновым

      (1982, 1983). Принципиальная несводимость целостного образа мира к

      совокупности отдельных образов раскрывается им, вслед за А. Н. Леонтьевым

      (1979), в таких психологических характеристиках, как включенность в образ

      мира не воспринимаемых актуально объектов и сверхчувственных качеств

      (значений), «амодальность» этого образа и т. п. «Иначе говоря, образ мира

      является ядерным образованием по отношению к тому, что на поверхности

      выступает в виде чувственно (модально) оформленной картины мира» (Смирнов,

      1983, с. 61). Для наших целей последнее положение важно дополнить:

      поверхностные структуры образа мира могут оформляться не только

      чувственно, но и рационально. Ядерные (представление мира) и поверхностные

      (знание о нем) структуры различаются иначе, чем разные – более и менее

Читайте также:  Мистика - психология

     глубокие (глубинные) – уровни познания. Наблюдая объект как явление и

      выделяя его сущность, мы движемся ко все новым его «поверхностям»,

      вскрывая их одну за другой. Ядерными же являются общие (фоновые)

      структурные основы этого движения, которые действуют на любых его уровнях,

      но не сводятся к ним, отличаясь функционально. Разъяснить содержательные

      различия между этими структурами позволяет обращение к функциональному

      плану.

      «Человек познает мир (и себя в нем)» – такова основная научная установка

      современной когнитивной психологии. Однако, следуя только ей, психолог

      вынужден или отвлекаться от того факта, что человек- познавая или не

      познавая мир – уже существует и действует в нем, или же полагать познание

      единственным способом такого существования. Между тем представление мира

      присуще человеку по его «родовому» определению – как носителю сознания.

      Это представление не является, как уже пояснялось, рациональной

      конструкцией, но отражает практическую «вовлеченность» человека в мир и

      связано с реальными условиями его общественной и индивидуальной жизни.

      Точный термин для выражения этой связи нашли исследователи «первобытного

      сознания» (Леви-Брюль, 1930), заявив о «сопричастности» людей (выражаемой,

      например, в коллективных представлениях архаичных культур) окружающей их

      природной и социальной действительности. Сопричастность человека своему

      жизненному миру универсальна, и представление мира является основой

      познания мира человеком (исторического, культурного и др.) в филогенезе и

      онтогенезе. Таким образом, ядерные структуры можно (по их функции)

      определить как фундаментальные опоры существования человека в качестве

      сознательного существа, отражающие его действительные связи с миром и не

      зависящие от рефлексии по их поводу. Структуры же поверхностные связаны с

      познанием мира как специальной целью, с построением того или иного

      представления о нем (менее и более глубокого).

      Понятно, что в генетическом плане представление мира должно быть более

      ранним образованием (чем любое представление о нем), тесно связанным, в

      частности, с аффективной сферой. Действительно, согласно многочисленным

      наблюдениям неврологов и клиницистов, нарушение адекватных способов

      прагматической ориентации в мире приводит к тяжелым аффективным

      расстройствам (Goldstein, 1971). Аналогично, коллективные представления в

     «первобытных» обществах определяются как неразделимое единство

      интеллектуальных (познавательных), эмоциональных и моторных компонентов

      (Леви-Брюль, 1930). Осознание составных частей этого единства (когда

      познание мира отделяется от эмоционального отношения к нему) значительно

      изменяет его исходное содержание, но не устраняет полностью. Представление

      мира и знание о нем существуют совместно и на дальнейших стадиях

      общественного и индивидуального развития – «в одном и том же обществе и

      часто – быть может, всегда – в одном и том же сознании» (там же, с. 4).

      Показательно, что в основных генетических классификациях мышления как

      ядерные, так и поверхностные структуры присутствуют (явно или скрыто) на

      каждом из выделяемых уровней его развития.

Для чтения полного текста, перейдите по ссылке для скачивания файла:

Образ мира. Петухов В. В.

Источник: http://soul.dn.ua/article/400

По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии

По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии

Если бы кто-то поставил перед собой задачу составить карту современных психологических исследований, то материк познавательных процессов занял бы на этой карте большую ее часть.

По своему возрасту психология познавательных процессов старше других разделов психологической науки.

Дата ее рождения фактически совпадает с появлением экспериментальной психологии, вычленившейся в 1860 годах из философии и решительно заявившей свое право на существование.

Вместе с тем вряд ли вызовет сомнение утверждение о том, что судьба психологии памяти неотделима от судьбы психологии познания в целом, и в первую очередь — от методологии психологии познания.

В системно-деятельностном подходе к изучению психических процессов все явственнее обозначается переход от анализа отдельных чувственных впечатлений, вырванных из реального процесса жизни и представляющих собой искусственные продукты лабораторных ситуаций, к разработке представлений об Образе мира, регулирующего поведение индивидов в объективной действительности. Ориентация в различных ответвлениях психологии познания смещается в направлении от психофизики чистых ощущений — к психофизике сенсорных задач (Асмолов, Михалевская, 1974; см. также данное издание, с.276–285), от мира образов — к образу мира (Смирнов, 1981).

В отечественной психологии фундаментальное значение для изменения общей стратегии изучения познавательных процессов приобрела работа А. Н. Леонтьева «Образ мира».

В этой итоговой и оборванной на полуслове рукописи была принципиально по новому поставлена основная проблема психологии познания: «… В психологии проблема восприятия должна ставиться как проблема построения в сознании индивида многомерного образа мираобраза реальности  Психология образа есть конкретно-научное знание о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят образ мира — мира, в котором они живут, действуют, который сами переделывают и частично создают; это — знание о том, как функционирует образ мира, опосредствуя их деятельность в объективно реальном мире» (Леонтьев А. Н., 1983, с.254). Будучи поставлена в таком аспекте основная проблема психологии познания кажется очевидной, чуть ли не тривиальной, пока не выделены те следствия, к которым приводит именно такая ее постановка. Методологический смысл работы А. Н. Леонтьева «Образ мира» в значительной степени в том и состоит, что она снабжает психолога знанием о том, чего он не знает.

Первое из положений, вытекающих из новой постановки основной проблемы психологии познания, — это положение об изучении закономерностей построения Образа мира у животных и человека только в контексте их приспособления к четырехмерному миру, включающему такие объективные формы бытия как трехмерное пространство, время (движение), а также созданное общественной практикой пятое квазиизмерение— поле значений (А. Н. Леонтьев). Знаем ли мы, с каким из этих измерений в первую очередь связана память? Отметим, что вопросы о детерминации памяти, ее связи с объективными измерениями предметного мира в прямом виде в традиционных исследованиях по памяти практически не ставятся. Самым предварительным вариантом ответа на этот вопрос может стать следующее допущение: память — это ориентировка, обеспечивающая приспособление развивающихся биологических видов к такому объективному измерению мира как изменение мира во времени. Иными словами, вклад памяти в Образ мира прежде всего связан с ориентировкой во времени. Один вопрос рождает другие. Что собой представляет время и как оно детерминирует память? Как приспосабливаются ко времени различные биологические виды?

О природе времени в психологии известно до обидного мало. Такие классические труды как исследования В. И. Вернадского о качественно различных структурах времени затронули психологию лишь по касательной. С трудом пробивает себе дорогу в редких конкретных исследованиях тезис одного из основателей отечественной психологии С. Л.

 Рубинштейна о качественно различном времени в процессах неорганической природы, в эволюции органической природы, в социогенезе общества и в истории жизни человека, то есть тезис о зависимости времени от тех систем, в которые оно включено (см. Рубинштейн, 1973). Однако подобные исследования начинают появляться. В одном из них (см.

Головаха, Кроник, 1984) поднимается вопрос о времени как детерминанте психических процессов и дается характеристика различных структур времени: «физического» или «хронологического» времени, к которому до сих пор сводится представление о времени в позитивистски ориентированной психологии познания; «биологического» времени, зависящего от жизнедеятельности биосистем и изучаемого прежде всего в цикле работ о биологических часах; «социального» времени, обусловленного особенностями социогенеза конкретноисторических общностей (кто, например, назовет сегодня поездку из Москвы в Петербург путешествием, как это сделал А. Н. Радищев); «психологического» времени личности, представляющего собой одновременно условие и продукт реализации деятельности в ходе жизненного пути личности.

Единственная в психологии и биологии опирающаяся на богатый фактический материал попытка раскрыть то, как по разному вписываются эти виды времени в эволюционный процесс приспособления животных и человека к миру, показать взаимосвязь различных структур времени друг с другом осталась незамеченной.

Эта попытка принадлежит создателю «физиологии активности» Н. А. Бернштейну. Выявляя детерминацию процессов психического отражения действительности временем и пространством в ходе эволюции движений у животных и человека, Н. А.

 Бернштейн писал: «Эволюция взаимоотношений пространственных и временных синтезов с афферентными и эффекторными системами соответственных уровней [уровней построения движений. — А.А.]складывается существенно по-разному. На уровне С [уровень пространственного поля. — А.А.

]они образуют объективированное внешнее поле для упорядоченной экстраекции чувственных восприятий. На уровне действий они создают предпосылки для смыслового упорядочения мира, помогая вычленению из него объектов для активных манипуляций.

Так, из афферентации вырастает (субъективное) пространство, из пространства — предмет, из предмета — наиболее обобщенные объективные понятия. Наоборот, временные синтезы на всех уровнях стоят ближе к эффекторике. На уровне синергий они влиты в самый состав движения, воплощая его ритмовую динамику [время выступает как ритм, временный узор. — А.

А.].На уровне пространственного поля они определяют скорость, темп, верное мгновение для меткого активного реагирования. На уровне предметного действия время претворяется уже в смысловую связь и цепную последовательность активных действий по отношению к объекту.

Из эффекторики вырастает таким путем (субъективное) время; из времени — смысловое действование; из последнего на наиболее высоких уровнях — поведение; наконец, верховный синтез поведения — личность или субъект» (Бернштейн, 1947, с.26). Приводимые Н. А.

 Бернштейном факты о различной представленности времени в процессе построения движений, о неразрывной взаимосвязи временных и пространственных синтезов с эффекторикой и афферентацией дают основания как для изучения переходов объектной детерминации памяти в предметную детерминацию, так и для исследования зависимости памяти от физического, биологического и социального времени. Они позволяют наметить конкретный путь к выявлению закономерностей построения Образа мира в контексте приспособления животных и человека к многомерной действительности.

Второе положение, вытекающее из постановки проблемы психологии познания как проблемы построения образа мира, — это положение об амодальном характере образа мира (А.Н Леонтьев). Образ мира так же амодален, неразложим на слуховую, зрительную, тактильную и другие сенсорные модальности, как и объективный мир, изображенный в этом образе.

Если взглянуть на традиционную психологию познания как бы со стороны, то непредвзятому наблюдателю откроется следующая картина: исследователи разных направлений заняты решением вопросов о том, сколько информации воспринимается за определенный интервал времени, какими средствами записывается, кодируется информация, как информация зависит от сенсорной модальности и т. п.; при этом проявляя удивительное безразличие к тому, что познается субъектом в мире и для чего познается. Не похожа ли эта картина на попытку понять содержание и цель разговора без знания языка, подсчитывая, сколько звуков издается говорящим в минуту и фиксируя, каким ухом повернут слушатель к говорящему человеку? Ни на мгновение не умаляя необходимости решения трех первых вопросов, которыми преимущественно занята когнитивная психология, мы хотим лишь подчеркнуть, что они должны занять подчиненное положение к вопросам о том, что и для чего познается субъектом в мире. Неудачи когнитивной психологии памяти при попытках прописать акустическую или артикуляционную форму кодирования только за кратковременной памятью, а семантическую форму кодирования — за долговременной памятью представляют собой своеобразное подтверждение положения об амодальном характере образа мира, о том, что в психологии познания нужно «…исходить не из сравнительной анатомии и физиологии, а из экологии в ее отношении к физиологии органов чувств» (Леонтьев А. Н., 1983, с.259). Знаменательно, что в этом пункте новый подход к психологии познания пересекается с биологическими исследованиями, занятыми изучением механизмов органического субстрата памяти. На смену физиологии памяти, замыкающей исследования памяти внутри изолированного организма, приходит эволюционная биология памяти, разрабатывающая представления об адаптивной функции памяти в филогенезе и онтогенезе. Эти идеи звучат в монографии Е. Н. Соколова «Нейронные механизмы памяти и обучения» (1981), выделяющего в качестве перспективы изучения биологических механизмов памяти этологический подход к памяти, который в сочетании с анализом реакций отдельных нейронов приведет к единому нейроэтологическому методу.

В биологии также появляются гипотезы, выдвигающие представление о единой биологической системе памяти вместо разрозненных электрических, синаптических и молекулярных механизмов памяти.

«Возможность существования кода памяти, сходного с генетическим кодом, породила умозрительные теории, из которых самые смелые даже постулируют единую в своей основе память для всего живого. Несомненно, кодирование информации, переходящей из поколения к поколению, доказано, и видовая память уже не является гипотезой.

Тоже самое можно сказать о системе памяти защитных [иммунных. — А.А.] механизмов… Разве не может быть, что мозговые механизмы индивидуальной памяти, длительные реакции «иммунологической памяти» и генетическая память вида — это лишь разные аспекты одного и того же биологического закона?» (Адам, 1983, с.146–147).

Если и в биологии, и в психологии будут раскрыты общие детерминанты памяти в объективном амодальном мире, если изучать память как ориентировку к изменениям мира во времени, если в обеих науках перейти к экологическому изучению памяти, выявляя характерную для разных видов детерминацию памяти физическим, биологическим и социальным временем, то на вопрос о существовании единых биологических механизмов памяти, которые выступают как реализаторы Образа мира, по-видимому, будет дан положительный ответ.

Всякая наличная стимуляция вписывается в амодалъный Образ мира как некоторое целое и, лишь будучи включена в Образ мира, обеспечивает ориентировку поведения субъекта в предметной действительности. Это положение, вытекающее из работы А. Н.

 Леонтьева «Образ мира» и развитое в исследованиях С. Д. Смирнова, Б. М. Величковского, В. В. Петухова (см.

Смирнов, 1981; Величковский, 1983; Петухов, 1984), прежде всего радикально меняет представление о той исходной точке, с которой должен начинаться анализ познавательных процессов.

При изложении особенности моделей познания в когнитивной психологии и сопоставлении их с такими проявлениями активности психического отражения как вероятностное и интенциональное предвосхищение, «повторение без повторения» как основа функционального развития памяти и т. п., уже отмечалась явная ограниченность рассмотрения изолированного следа памяти в сенсорном регистре как своего рода начала всех начал. Подобная картина процесса познания, в которой изучение памяти начинается с изолированного следа, возникла там же, где по меткому замечанию Н. А. Бернштейна, появилось первое в мире «элементарное ощущение» — в обстановке лабораторного эксперимента. Если же исходить при исследовании познания из представлений об Образе мира, то на первый план выступит целый ряд следующих очевидных моментов.

Во-первых, в обычной жизненной ситуации стимул, как правило, воздействует на субъекта на фоне других, актуально присутствующих стимулов и событий. И именно этот контекст, как было проиллюстрировано на примере экспериментов Дж. Брунера определяет опознание, например, опознание знака 13 как букву В или цифру 13.

Во-вторых, в реальной обстановке запечатление актуального воздействия предваряется предвосхищением, опирающимся на те или иные уровни организации Образа мира. Это предвосхищение может строиться, как было показано в третьей главе, с опорой на вероятностную структуру прошлого опыта.

Оно также может осуществляться, исходя из семантической категоризации предшествующих событий.

Подчеркнем, что прогнозирование с опорой на семантическую категоризацию событий, особенно когда эти события приобретают личностный смысл, занимает в структуре Образа мира более высокий иерархический уровень, чем прогнозирование с опорой на физические параметры стимуляции.

В этих случаях, как бы парадоксально это ни выглядело, процесс познания как бы начинается с оценки общего смысла ситуации, которая предваряет переработку отдельных чувственных впечатлений, отражающих физические «объектные» характеристики ситуации.

Так, например, рассказывают об одном гроссмейстере по шахматам, который, оказавшись в типичной ситуации эксперимента по изучению кратковременной памяти в ответ на вопросы о том, сколько фигур стояло на шахматной доске и как они стояли, с раздражением воскликнул: «Да не помню я как стояли фигуры и сколько их было. Но одно знаю точно.

Белые начинают и дают мат в два хода». Знание, дающее возможность строить прогнозы даже в неопределенных ситуациях и относить эти ситуации к той или иной категории, предшествует актуальному воздействию, представляет собой один из глубинных уровней организации Образа мира, уровень «значений».

Но откуда возникают в Образе мира «значения», в контексте которых происходит преобразование чувственных впечатлений? Для вырванного из контекста деятельности человечества представления о процессе познания ответ на вопрос о природе значения — тайна за семью печатями. Сущность же возникновения значения следует искать в том, что в начале было дело. «… Природа значений не только не в теле знака, но и не в формальных знаковых операциях . Она — во всей совокупности человеческой практики которая в своих идеализированных формах входит в картину мира» (Леонтьев А. Н., 1983, с.261).

Значение — важная, но не единственная единица, характеризующая глубинные структуры Образа мира.

Дело заключается в том, что если на относительно ранних этапах жизненного пути личности операциональные характеристики деятельности, связанные со значениями, определяют построение Образа мира, в частности — мотивы и цели конкретной деятельности определяют, что будет запомнено, то впоследствии взаимоотношения между личностью и деятельностью меняются; сама личность, ее мотивационно-смысловые ориентации на будущее становятся основой выбора мотивов и целей конкретной деятельности, в которой идет дальнейшей строительство

Образа мира.

Применительно к памяти преобразование взаимоотношений между личностью и деятельностью проявляются в том, что не мотивы и цели непосредственно определяют функционирование памяти, а такие глубинные ядерные структуры личности, как смысловые образования (Асмолов, 1984) начинают руководить процессом запоминания через выбор мотивов и целей, превращаются в системообразующий фактор человеческой памяти. «… Мнемическая функция «одних и тех же» целей проявляется существенно по-разному в зависимости от того, в какие смысловые контексты эти цели включены. При этом влияние данных контекстов состоит не в том, что они дополняют или усиливают мнемический эффект, а в том, что они его изначально определяют. Сама цель обусловливает запоминание, поскольку в ней представлено поле мотивов и смыслов. Именно мотивационносмысловая ориентация на будущее образует человеческую память, «обязывая» ее удерживать то, что было, для того, что будет [выделено мною. — А.А.]» (Середа, 1984, с.139).

Перспективность понимания мотивационно-смысловых ориентаций личности на будущее как ядерных структур Образа мира в целом и системообразующем факторе человеческой памяти в частности, состоит в том, что это направление разработки представлений об Образе мира позволяет наметить пути преодоления существующего в психологической науке разрыва между психологией познания и психологией личности.

Таким образом уже сегодня появляются основания надеяться, что постановка в центр психологии познания проблемы построения Образа мира дает возможность еще больше приблизиться к пониманию многомерных целостных проявлений психической реальности, раскрыть такие детерминанты человеческой памяти, как изменения мира в физическом, биологическом и социальном времени, и наконец, создать не разорванный на отдельные психические функции и процессы единый курс преподавания психологии.

Источник: http://bookap.info/book/asmolov_po_tu_storonu_soznaniya_metodologicheskie_problemy_neklassicheskoy_psihologii/gl39.shtm

Образ – наше «всё». Психология формирования образной картины мира

Образ – наше «всё». Психология формирования образной картины мира

Эта статья вообще не должна была появиться. В разговоре о психологических особенностях интроверта она казалась избыточной.

Зачем останавливаться на том, что в книгах по психологии давно считается «общим местом», зачем возвращаться к азам? Но лишней эта статья только казалась.

К нашему удивлению, подавляющее большинство людей, с которыми мы общались, совершенно недооценивали значение Образа восприятия мира. Совершенно «не по-нашему» определяли его роль.

Капканы психологии. Споткнулись на ровном месте

Это самое «подавляющее большинство» сразу озадачило нас отношением к Образу, как к чему-то литературному или модельно-дизайнерскому.

В основном, эти люди считали Образ узкопрофессиональным термином, использование которого в жизни необязательно.

Удивились мы ещё и потому, что для нас Образ – это фундаментальное понятие психологии, без использования которого вообще никакого диалога не получается.

Приходится проговорить нашу позицию по этому вопросу «на берегу», иначе «дальше» мы перестанем понимать друг друга. А «дальше» идут статьи о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, статьи о дружбе, о психологическом восприятии Родины и т.д.

Что такое психологический образ

В заголовке мы не преувеличивали. Образ – это «всё»:

  1. Когда вы разговариваете с каким-то человеком, вы не его видите перед собой, а своё представление о нём – Образ.
  2. Когда вы вспоминаете об отпуске, вы не улицы-пляжи-моря вспоминаете, а впечатление от них – Образ.
  3. Когда вы читаете эпизод истории мира-страны-личности, вы не перечень реальных фактов принимаете в виде знаний, а сформированный историками, традициями, общественным мнением, сплетнями и т.д. шаблон-представление – Образ.

 

Психологический образ всегда и везде

Но и вас никто по-настоящему не знает. Даже самые близкие люди. Ведь они тоже общаются не с вами, а с представлениями о вас – с вашим Образом. Вы можете своим поведением вносить коррективы в первоначальную конфигурацию образа, сложившуюся по мотивам вашей личности. Хотите или нет – вносите. Но далеко не всегда вы корректируете расчётливо.

Потому что, если одни воспринимают вас как не вполне уравновешенного человека, а другие знают вас как любителя домашних животных, то одно и то же поведение – прыжок в горящее здание, откуда доносится слабое мяуканье, –

  1. одни посчитают проявлением ненормальности и назовут вас психом,
  2. а другие – проявлением гуманизма, и назовут вас героем.

Потому и образ интроверта в массовом сознании – это гораздо более серьёзная величина, чем кажется. От этого не отмахнёшься просто так, если люди остаются частью вашей среды обитания.

Образ интроверта в собственных глазах

Но ещё более серьёзное значение имеет тот образ, который складывается у человека о самом себе. Категорическое несовпадение представлений о себе с реальными возможностями своего организма, может вообще угрожать жизни.

Более-менее адекватное восприятие своих возможностей снижает эту угрозу, но не гарантирует комплексной истины. То есть, сам себя человек тоже не знает. И, кажется, это принципиальное незнание. (Подробнее в статье «Отражённый образ интроверта.

Психологическое восприятие самого себя»).

Так что говорить о том, какой человек «на самом деле», по меньшей мере, некорректно. Этого не знает никто, в том числе, и сам человек тоже. Говорить можно только об образе человека в различных представлениях. И от этого основополагающего постулата мы будем «плясать».

Источник: http://i-introvert.com/logika-vybora-introverta/16-obraz-nashe-vsjo-psikhologiya-formirovaniya-obraznoj-kartiny-mira

Образ мира как категория психологии | Шпаргалки.ру —

Образ мира как категория психологии

А.Н. Леонтьев «Образ мира», любые работы С.Д. Смирнова
В психологическом словаре понятие «образ мира» (ОМ) определяется как «целостная, многоуровневая система представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности».

Понятие ОМ используется в когнитивной психологии, наряду с понятиями «картина мира», представление о себе и вселенной и т.д. (Миллер и др. авторы). Найссер рассматривает вопрос о развитии схем мира у человека.

Однако сторонникам этого подхода не удалось преодолеть стимульно-реактивной модели человека. Они лишь усложнили эту модель, помещая между стимулом и реакцией промежуточные переменные.

В качестве такого среднего звена в схеме S-O-R изучаются все варианты познавательных образований, включая образ или картину мира.

В деятельностной психологии ключевым является положение о том, что не МИР образов, а ОБРАЗ мира регулирует и направляет деятельность человека. Т.е. процесс построения образа не является ответом на внешний стимул. Образ мира – это конструкт, который создает сам человек в процессе своей деятельности.

Основополагающие моменты деятельностного подхода  к понятию образа в психологии:

  1. вторичность образа по отношению к объективной реальности
  2. активность субъекта в процессе построения образа

В работе «Образ мира» А.Н.Леонтьев выдвинул тезис, что проблема восприятия должна ставиться как проблема построения в сознании индивида многомерного образа мира – образа реальности. Иначе говоря, психология образа (восприятия) есть конкретно-научное знание о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят образ мира, в котором они живут и действуют.

У человека мир приобретает в образе пятое квазиизмерение. Это – смысловое поле, система значений.

Факт состоит в том, что когда я воспринимаю предмет, то я воспринимаю его не только в его пространственных измерениях и во времени, но и в его значении.

Это переход через чувственность за границы чувственности, через сенсорные модальности к амодальному миру. Предметный мир выступает в значении, т. е. картина мира наполняется значениями.

В результате процесса построения ОМ человек получает «образ объективной реальности; образ более или менее адекватный, более или менее полный, иногда даже ложный». ПО Л-ву, ОМ необходим как ориентировочная основа поведения.

Целостный характер ОМ обеспечивается за счет того, что образ восприятия (синтез чувственного образа) строится сразу как целостное образование, а не составляется из отдельных элементов (ощущений). В восприятии целое предшествует части (Гибсон). Не ощущение говорит нам о том, какому целостному образу оно принадлежит, а, напротив, целостный образ задает место отдельному ощущению в структуре образа.

ОМ  не сводим к совокупности отдельных образов. (т.е. он «амодален») Вслед за Леонтьевым, С.Д. Смирнов предложил различать ядерные и поверхностные структуры ОМ.

ОМ является ядерным образованием по отношению к тому, что на поверхности выступает в виде чувственно (модально) оформленной картины мира. В.В.

Петухов дополняет: поверхностные структуры образа мира могут оформляться не только чувственно, но и рационально: если ядерные – представление мира, то поверхностные структуры – знания о мире.

Представление мира – предметного и социального – составляет основу психической (сознательной) жизни и деятельности субъекта, является фундаментальным условием развития его познавательных процессов

В процессе формирования ОМ знания и мышление не отделены от процесса формирования чувственного образа мира, а входят в него, прибавляясь к чувственности.

Картина мира (=образ мира) включает в себя не только индивидуальный опыт, но и такие знания о предметах, которые не могут быть доступны человеку в чувственном опыте, в ходе индивидуальной деятельности.

Они являются продуктами общественно-исторического процесса и содержатся в понятиях языка, символах, предметах культуры, которые усваиваются в готовом виде.

Д.А. Леонтьев определяет мировоззрение как «ядро индивидуального образа мира, содержащее структурированные представления об общих закономерностях, которым подчиняется мир, общество и человек, а также о характеристиках идеального, совершенного мира, общества и человека». Через мировоззрение можно рассмотреть индивидуальные особенности личности. Когда человек рассуждает о  мире, он не осознает того, что в этот момент он рассказывает о себе – у него сохраняется иллюзия объективности.

Источник: http://shpargalki.ru/news/4798.html

«Образ мира» как предмет философско-культурологического исследования

Библиографическая ссылка на статью:
Берсенева Н.В. «Образ мира» как предмет философско-культурологического исследования // Психология, социология и педагогика. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/11/3954 (дата обращения: 12.01.2018).

Наиболее сложной представляется проблема защиты человека от экспансии идеоло­гии и власти, от средств массовой информации коммуникации, в том числе неформальных средств коммуникаций как конфликтогена, опосредованного пове­дения человека под их влиянием, которое проявляется  отступлением от объективных законов общественного развития, нарушением принципов национальной политики и другими деформациями, порожденными властно- управленческой деятельностью.

Описание субъективного мира является главной задачей таких наук как психология, философия, социология, антропология и др. А.Н.

Леонтьев, для интегрального описания совокупной системы значений человека занимался разработкой категории «образ мира».  Исследованием «Образа мира» занимались такие отечественные исследователи как: Е.Ю. Артемьева,  А.А. Доценко,  А.Н.

Леонтьев,  Д.А. Леонтьев, В.Ф. Петренко, В.В. Петухов, С.Д. Смирнов,  Е.А. Климов, Б.Ф. Ломов,  А.Г. Шмелев и др.)

Психология образа (восприятия) есть научное знание о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят свой образ мира в котором они живут, переделывают и час­тично создают. Это-знание о функционировании образа мира, о различных видах деятельности в объективно реальном мире [5, С. 16-21].

Категория образа мира применима не только к индивиду, но и к целому социуму. «В основе мировидения и мировосприятия каждого народа лежит своя система предметных значений, социальных стереотипов, когнитивных схем. Поэтому сознание человека всегда этнически обусловлено, видения мира одним народом нельзя простым «перекодированием» перевести на язык культуры другого народа» [2].

Проблема образ мира и/или реальный мир, рассматривается  Андреевой Г.М. на основе системного анализа механизмов опосредования поведения человека не только существующим реально объективным миром, но и построенным образом этого мира.

К построенному образу мира относится: спо­соб категоризации социальных явлений,   социокультурные ценности и соответствующие им социальные и моральные установки, определяющие процесс детерминации поведения.

“И в том и в другом случае поведение детерми­нировано не просто объективными социальными условиями, но именно фактом опосредования поведения некоторой сконструированной реаль­ностью” [1, с. 36].

Образ мира развивается в процессе формирования сознания. «Образ мира» обусловлен этнически и предполагает постижение человеком окружающего мира через этнокультуру своего народа.

Понятия «образ» и «картина мира»  взаимосвязанны, но они не во взаимозаменяемых отношениях, поэтому применительно к философско-культурологическим аспектам изучения особенностей мировосприятия различными этносами является наиболее целесообразным. В области исследований психологии понятия «образ мира» и «картина мира» воспринимаются как равнозначные, обозначающие одни явления.

Многие исследователи считают, что образ мира – это определенная система, комплекс созданных человеком явлений реальности, постоянно расширяющийся и обусловленый принадлежностью человека к определенной культуре   [6, С. 3-13].

В психолингвистике образ мира понимается как «отображение в психике человека предметного мира, опосредствованное предметными значениями и соответствующими когнитивными схемами и поддающееся сознательной рефлексии» [8].

Особое место среди категорий «образа мира», а именно этносоциальных представлений занимают этнические образы, формирующиеся на основе следующих взаимосвязанных процессов: 1) самоидентификация (отождествление личности с этниче­ской группой и ее самоопределение через этниче­скую группу) 2) дифферен­циация собственной и других этнических групп, а также осознание межэтнических различий (этническая идентификация и межэтническая дифференциа­ция); 3) осознание отношения к собственной и другим этническим группам [10, с. 50].

Подтверждением вышеизложенного является заявление главы МИД РФ Сергея Викторовича Лаврова в интервью журналу MGIMO Journal по случаю 70-летия основания Московского государственного института международных отношений МИД РФ о том, что  «Привычка не воспринимать русских как своих присутствует в Западной Европе столетиями — и это несмотря на то, что в течение как минимум последних трех веков мы являемся неотъемлемой частью европейской культуры и политики. Именно периоды наиболее активного участия России в общеевропейских делах характеризовались стабильностью и спокойствием на континенте». Россия попала под удар западных стран как наиболее активный выразитель самостоятельной точки зрения.

Этнические образы близки к образам искусства и определяются в форме этниче­ских установочных образований (стереотипов, предубеждений, предрассудков), ценностей и ценностных ориентаций, психологических уни­версалий [10, с. 64-102].

По своей структуре этнические образы представляют три взаимосвязанных компонента: когнитивный, поведенческий и аф­фективный [10, 11].

Его сходство с последними  определяется тем, что, будучи формой отражения действительности, они одновременно  программирует эту действительностъ, поощряя или ограничивая поведенческие акты людей.

В настоящее время недостаточно экспериментальных исследований различных характеристик образа мира  или верификации его моделей.

В связи с этим современная методология требует экспериментально исследовать не только структуру и генез психических явлений, но и их проявления и в контексте функционирования, и в контексте порождения новых образов, значений, отношений, смыслов.

Многие научные работы, в которых рассматривается категория «образ мира», выполнены с использованием различных опросников, методик, методов, но специфика полученных результатов определяется свойствами образа мира без обоснования и соотнесения с какой – либо целостной моделью структуры образа мира. Вместе с тем.

теоретико-концептуальная и методологическая основа «этнического образа мира» как категории философии культуры в настоящее время находится в стадии становления и разработки. В философско-культурологическом плане до сих пор остаётся спорной сущность самого понятия «этнический образ».

Библиографический список

  1. Андреева Г.М. Образ мира и/или реальный мир? // Вопросы психологии. 2013. № 3. С. 33—43.
  2. Леонтьев АЛ. Образ мира // Избр. нсихол. произ­ведения. М.: Педагогика, 1983. С. 251-261.
  3. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики // . Серия Философия. Социология. Право. 2010. № 20 (91). Выпуск 1.
  4. Леонтьев А.А. Язык, сознание и образ мира // Язык и сознание: парадоксальная реальность. М., 1993. – С. 16-21.
  5. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1979. № 2. – С. 3-13.
  6. Лебедева И.М. Этническая и кросс-культурная пси­хология: Учебник для высших учебных заведений. М.: МАКС Пресс, 2011.
  7. МацумотоД. Психология и культура. СПб.: Прайм- Еврознак, 2002.
  8. Петренко В.Ф. Основы психоссмантики. 2-е изд., доп. СПб.: Питер, 2005.
  9. Солдатова Г. У. Психология межэтнической напря­женности. М.: Смысл, 1998.
  10. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для ву­зов / 4-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2009.
  11. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира как пара­дигмы психологического мышления // Мир психо­логии. 2003. №4. С. 18-31.
  12. Хотинец В.Ю. Психологические и культурные фак­торы этнотипического поведения // Психол. жури. 2005. Т. 26. № 2. С. 33-14.

Количество просмотров публикации: Please wait

автора «Берсенева Надежда Васильевна»

Источник: http://psychology.snauka.ru/2014/11/3954

Ссылка на основную публикацию