Практикум смыслового анализа подтекста — психология

Клуб Здорового Сознания

Практикум смыслового анализа подтекста - психология

Все приведенные техники «выруливания» оказываются по-настоящему эффективными тогда, когда каждую из них вы отработаете.

Для этого возьмите эту или аналогичную ситуацию и разыграйте ее в два этапа: первый этап — диалог в письменном виде с анализом каждой реплики, второй этап — в реальном учебном разговоре, вживую.

Отработайте все приведенные здесь шесть способов реагирования и найдите еще как минимум один способ.

Разбор диалога

Что такое разбор диалога с анализом каждой реплики, как это делается? В качестве примера даем один из возможных вариантов:

— Я тебя слушаю очень внимательно.

Демонстрация теплоты и одновременно, по тону, спокойного внимания. В противоположность охам и ужасам, такое начало настраивает на более взвешенную беседу.

— Вот ты мне сейчас звонишь: а что бы ты хотела от меня получить?

Прямой вопрос типа «Чего тебе от меня надо?» — будет воспринят как грубость. Если же делается маневр, предложение взглянуть на ситуацию со стороны и вопрос звучит как бы со стороны, то тот же по сути вопрос скользит уже мягче. Использована техника «отстраненного рассмотрения».

— Какой, например, помощи?

Этой подсказкой достигаем двух целей: стелем еще мягче и по сути подсказываем ответ. Но который должны сказать не мы, а нам.

— Ну мне плохо!

Выстрел опытного манипулятора: явная попытка уйти от ответа и переложить ответственность за формулировку запроса.

— Да, я слышу.

Выстрел манипулятора прошел мимо. А чтобы человек за это не рассердился, сразу —

— Ты славная и хорошая,

Базисная поддержка.

— и мне очень жаль, что у тебя все так не складывается.

Выражение теплого сочувствия.

— Но я не знаю, что тебе сейчас услышать от меня будет лучше, в чем может заключаться моя помощь.

Отказ работать за другого.

— Как ты понимаешь, чем бы я тебе могла помочь?

Повтор уже заданного вопроса. Обратите внимание: формулировка «Как ты понимаешь?» — очень сильный способ предложить человеку поработать самому.

Другой вариант концовки — более конкретный, с предложением выбора через вилку альтернативы:

— Что бы ты сейчас хотела больше: чтобы я тебе посочувствовала — или помочь тебе разобраться в происшедшем?

Разбор монолога-обращения

— Ты действительно хочешь разобраться в происшедшем?

Техника «парафраз намерений» в данном случае подкрепляет слабо проговоренное желание.

— Мне кажется, ты еще не проревелась.

Рефрейминговая формулировка «проревелась» переводит плач из категории «знак беды» в целительные процедуры. Ну, типа клизмы.

— А это очень нужно.

Аналог приема «парадоксальное намерение» по Франклу.

— Поэтому, чтобы мы с тобой могли как следует поговорить, тебе задание: тебе сейчас нужно пять минут при мне поплакать навзрыд,

В целом — это расстрел манипулятивной позиции прямой наводкой. Теперь, если несчастная подруга в очередной раз захочет надавить вам на психику своим плачем, это уже окажется не давлением, а выполнением заданного ей упражнения, после чего подруге останется либо прекращать разговор вообще, либо вести его в более разумном русле.

— примерно так, как ты начала наш разговор.

Предложение образца — близкого и понятного. Плюс повторная нейтрализация провоцирующей функции ее бывшего плача, продвижение взгляда на тот плач как на — необходимую рациональную процедуру.

— Как ты думаешь, у тебя сейчас получится?

В целом: увод внимания с темы «выполнять ли задание» на «получится ли это». Обратите также внимание на маркирующий оборот «как ты думаешь» и акцент «сейчас», который пресупозицией утверждает, что «вообще у тебя получится» и ставит вопрос лишь: «Получится ли сейчас?»

Контрольный разбор

— Нам необходимо договориться вот о чем. (Пауза.)

Перевод: «Тебе придется платить».

— Ты меня слышишь? (Необходимо дождаться ответа: «Слышу!»)

Платить будешь? — Буду…

— Хорошо.

Ситуация у меня под контролем.

— Если во время нашей беседы ты почувствуешь, что слезы подступают,

Скрытый инструктаж: «Ты будешь плакать!» Поскольку это событие и так вероятное, то в данном случае вы делаете то же, что и король в сказке Экзюпери «Маленький принц», который в нужный момент отдавал распоряжение: «Солнце, я повелеваю тебе вставать!» И солнце — вставало! Прием «командование солнцем».

— ты не будешь себя сдерживать и начнешь плакать,

Кто бы отказался… — продолжение скрытого инструктажа и накопление кредита власти.

— но плакать обязательно долго, не меньше трех минут, чтобы выплакать все.

Вот оно и распоряжение: использование кредита власти.

— Если ты этого не сделаешь, наша беседа будет не очень результативной, а ведь у тебя очень важный вопрос.

Тихая угроза и подмазывание.

— Ты берешь на себя такое обязательство?

Увод внимания от всех предыдущих по умолчанию принимаемых договоренностей и позитивное требование с элементом вызова. Как правило, тут очень хочется сказать: «Да!»

Источник: https://psy-space.ru/?page=praktikum-smyslovogo-analiza-podteksta

Практикум смыслового анализа подтекста

Все приведенные техники «выруливания» оказываются по-настоящему эффективными тогда, когда каждую из них вы отработаете.

Для этого возьмите эту или аналогичную ситуацию и разыграйте ее в два этапа: первый этап — диалог в письменном виде с анализом каждой реплики, второй этап — в реальном учебном разговоре, вживую.

Отработайте все приведенные здесь шесть способов реагирования и найдите еще как минимум один способ.
Разбор диалога

Что такое разбор диалога с анализом каждой реплики, как это делается? В качестве примера даем один из возможных вариантов:

Я тебя слушаю очень внимательно.

• Демонстрация теплоты и одновременно, по тону, спокойного внимания. В противоположность охам и ужасам, такое начало настраивает на более взвешенную беседу.

Вот ты мне сейчас звонишь: а что бы ты хотела от меня получить?

• Прямой вопрос типа «Чего тебе от меня надо?» — будет воспринят как грубость. Если же делается маневр, предложение взглянуть на ситуацию со стороны и вопрос звучит как бы со стороны, то тот же по сути вопрос скользит уже мягче. Использована техника «отстраненного рассмотрения».

Какой, например, помощи?

• Этой подсказкой достигаем двух целей: стелем еще мягче и по сути подсказываем ответ. Но который должны сказать не мы, а нам.

Ну мне плохо!

• Выстрел опытного манипулятора: явная попытка уйти от ответа и переложить ответственность за формулировку запроса.

Да, я слышу.

• Выстрел мимо. А чтобы человек за это не рассердился, сразу —

Ты славная и хорошая,

• Базисная поддержка.

и мне очень жаль, что у тебя все так не складывается.

• Выражение теплого сочувствия.

Но я не знаю, что тебе сейчас услышать от меня будет лучше, в чем может заключаться моя помощь.

• Отказ работать за другого.

Как ты понимаешь, чем бы я тебе могла помочь?

• Повтор уже заданного вопроса. Обратите внимание: формулировка «Как ты понимаешь?» — очень сильный способ предложить человеку поработать самому.

Другой вариант концовки — более конкретный, с предложением выбора через вилку альтернативы:

Что бы ты сейчас хотела больше: чтобы я тебе посочувствовала — или помочь тебе разобраться в происшедшем?

Те методы, приемы и техники, которые оказались вскрыты в таком разборе, достаточно подробно разбираются в книге «Искусство общения, или Практическая психология для делового человека»
Разбор монолога-обращения

Ты действительно хочешь разобраться в происшедшем?

• Техника «парафраз намерений» в данном случае подкрепляет слабо проговоренное желание.

Мне кажется, ты еще не проревелась.

• Рефрейминговая формулировка «проревелась» переводит плач из категории «знак беды» в целительные процедуры. Ну, типа клизмы.

А это очень нужно.

• Аналог приема «парадоксальное намерение» по Франклу.

Поэтому, чтобы мы с тобой могли как следует поговорить, тебе задание: тебе сейчас нужно пять минут при мне поплакать навзрыд,

• В целом — это расстрел манипулятивной позиции прямой наводкой. Теперь, если несчастная подруга в очередной раз захочет надавить вам на психику своим плачем, это уже окажется не давлением, а выполнением заданного ей упражнения, после чего подруге останется либо прекращать разговор вообще, либо вести его в более разумном русле.

примерно так, как ты начала наш разговор.

• Предложение образца — близкого и понятного. Плюс повторная нейтрализация провоцирующей функции ее бывшего плача, продвижение взгляда на тот плач как на — необходимую рациональную процедуру.

Как ты думаешь, у тебя сейчас получится?

• В целом: увод внимания с темы «выполнять ли задание» на «получится ли это». Обратите также внимание на маркирующий оборот «как ты думаешь» и акцент «сейчас», который пресупозицией утверждает, что «вообще у тебя получится» и ставит вопрос лишь: «Получится ли сейчас?»
Контрольный разбор

Нам необходимо договориться вот о чем. (Пауза.)

• Перевод: «Тебе придется платить».

Ты меня слышишь? (Необходимо дождаться ответа: «Слышу!»)

• Платить будешь? — Буду…

Хорошо.

• Ситуация у меня под контролем.

Если во время нашей беседы ты почувствуешь, что слезы подступают,

• Скрытый инструктаж: «Ты будешь плакать!» Поскольку это событие и так вероятное, то в данном случае вы делаете то же, что и король в сказке Экзюпери «Маленький принц», который в нужный момент отдавал распоряжение: «Солнце, я повелеваю тебе вставать!» И солнце — вставало! Прием «командование солнцем».

ты не будешь себя сдерживать и начнешь плакать,

• Кто бы отказался… — продолжение скрытого инструктажа и накопление кредита власти.

но плакать обязательно долго, не меньше трех минут, чтобы выплакать все.

• Вот оно и распоряжение: использование кредита власти.

Если ты этого не сделаешь, наша беседа будет не очень результативной, а ведь у тебя очень важный вопрос.

• Тихая угроза и подмазывание.

Ты берешь на себя такое обязательство?

• Увод внимания от всех предыдущих по умолчанию принимаемых договоренностей и позитивное требование с элементом вызова.

Как правило, тут очень хочется сказать: «Да!»

Источник: https://infopedia.su/13x49f3.html

Экспертиза текста: психологический и лингвистический аспекты

     Статья посвящена вопросу разграничения компетенций лингвистической, психологической, комплексной психолого-лингвистической и психолингвистической экспертиз текста. На примерах показаны особенности каждого из названных видов анализа текста (экспертиза текста).

           Анализ материалов уголовных и гражданских дел позволяет увидеть, что практические работники достаточно часто назначают одновременно или последовательно несколько экспертиз: лингвистическую, психологическую и психолингвистическую, иногда комплексную психолого-лингвистическую экспертизы. На наш взгляд, в назначении такого количества экспертиз нет необходимости, поскольку достаточно, например, назначить комплексную психолого-лингвистическую или психолингвистическую экспертизу, или можно обойтись лишь одной – психологической либо лингвистической экспертизой. Назначение нескольких экспертиз текста в рамках одного дела сопряжено с материальными и временными затратами, с поиском специалистов, обладающих необходимыми знаниями, возможностью их взаимодействия во времени и пространстве при проведении комплексной экспертизы.

    Традиционно компетенцией судебной лингвистической экспертизы являются лингвистический, семантико-лингвистический и лингвостилистический анализы языковых и речевых средств текста. В текстах выделяют высказывания, являющиеся элементами исследуемого явления; оценочные высказывания различной направленности; дают толкование и интерпретацию их семантики.

Читайте также:  Физиологическое значение осанки - психология

           Эксперт-лингвист в своем анализе опирается на данные лингвистических словарей, поскольку именно словари выступают в роли авторитетного источника, подтверждающего или опровергающего мнение эксперта .

               В качестве иллюстрации приведем пример анализа следующего текста: “уважаемые господа из правящей элиты если вы не решите вопрос с корректным выдворением этих гадов с территории облости то скоро терпению народа придет конец и ростовские события покажутся вам детской сказкой но в этом случае ситуация сметет вас как опавшую листву с политической доски пора подумать о своей шкуре”.

           В данном контексте содержится констатация необходимости совершения активного действия (выдворение) в отношении группы лиц, названной словом “гады”. Из контекста не представляется возможным установить характер действий (насильственный/ненасильственный).

Из общего контекста высказывания не представляется возможным установить, о какой группе лиц или отдельных представителях группы лиц идет речь.

Как следствие, не представляется возможным однозначно установить характер волеизъявления участников коммуникации, субъекта и объекта речевой ситуации.

               Объектом судебной психологической экспертизы текста является психическая деятельность лица и продукты его психической деятельности (авторские произведения, письма, дневниковые записи, включая тексты, видео-, аудиозаписи, материализованные продукты деятельности) в ситуациях, имеющих юридическое значение

          Специфика этого вида экспертизы обусловлена недоступностью психики непосредственному познанию, которое возможно через анализ действий и поступков, являющихся отражением психической деятельности автора. Эксперт-психолог исследует материальные источники, отражающие информацию о личности автора, его мотивах и намерениях. Проиллюстрируем особенности психологического анализа, используя вышеприведенный текст.

       Очевидно, что “текст может описывать как реальность, так и предположительную реальность, может выражать отношение автора к этой реальности, а потому обладает определенной семантикой.

При анализе семантической (смысловой) структуры текста выделяют текстовый субъект, который обозначает то, о чем говорится в тексте, и текстовый предикат – это то, что говорится в тексте о текстовом субъекте.

Вместе они образуют текстовое суждение”.

               “В данном высказывании присутствуют четыре персонажа: господа (элита, вас, вам), гады, народ и “Въедливый”, чьи мысли в виде обращения к господам изложены в анализируемом тексте.

Однако в самом тексте действующими лицами являются только три персонажа: господа (элита, вас, вам), гады, народ.

В нашем случае текстовым субъектом выступает персонаж “господа”, так как частота использования данного персонажа в четыре раза больше (66,7%), чем “гады” и “народ” (по 16,65%).

          Персонажи “гады” и “народ” могут быть квалифицированы как периферийные смысловые связи и входить составной частью текстового предиката основного текстового субъекта.

          Текстовый субъект “Въедливый” представлен анализируемым нами высказыванием, в котором прослеживается намерение автора побудить адресата (в нашем случае, это “господа”) совершить действие (“решить вопрос”, “подумать”). “Господа” – это те, к кому обращается автор высказывания “Въедливый”. Рассмотрим подробнее текстовый субъект “господа” и его предикаты:

               Описанные выше соотношения текстовых субъектов и их предикатов позволяют выделить четкость и целостность, связанность и соподчиненность отдельных элементов текста

Так, анализ смыслового поля данного высказывания позволяет поделить высказывание на смысловые части. Первая часть высказывания состоит из обращения (уважаемые господа), обстоятельств (терпению конец) и предположения, что может быть, если не решите “вопрос с корректным выдворением”, т.е. описывает возможные события, если вопрос не будет решен положительно.

Вторая часть высказывания описывает, что случится с теми (“господа из правящей элиты”), кто этот вопрос не решит. Причем, по смыслу вторая часть высказывания (“ситуация сметет вас”) обосновывает смысл первой части.
Таким образом, значением данного текста оказывается воображаемое или желаемое действие и желание автора, чтобы это действие было реализовано.

               В нашем случае текст описывает намерение автора побудить адресата (“господ”) совершить конкретное действие (“выдворение”), однако объекты (“гады”), в отношении которых надо решить “вопрос” (совершить желаемые автором действие), носят не конкретный характер.

               Данные, характеризующие текстовый субъект “гады” по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, по принадлежности к какой-либо социальной группе, в тексте отсутствуют. Место (территория области) и время (“скоро”, “пора”) действия также не обозначены конкретно”.

               Предметом рассмотрения и юридической квалификации по уголовному делу могут являться только действия людей, в том числе такая их разновидность, как коммуникативные действия, использующие языковые и другие знаковые средства. Уже из этого следует невозможность оторвать лингвистический анализ от психологического и психолингвистического.

               Предметом психолингвистического исследования является изучение психологических аспектов взаимодействия языка и речи, которые в самом общем виде обычно разделены на процессы производства и восприятия речи, понимания языка и его усвоения.

Исследование соотнесенности процессов порождения и восприятия текстов, их конгруэнтности с психическим и психофизиологическим состоянием людей, включенных в процессы коммуникации, дает возможность установить принадлежность текста тому или иному лицу, выявить личностные особенности автора, определить его эмоциональное состояние, внутреннюю позицию и установки. Психолингвистическая экспертиза исследует речь как форму психической активности, речевую деятельность, психическую деятельность человека в момент речевой коммуникации, процессы производства и восприятия знаков языка. Вопросы языкового воздействия относятся к области психолингвистического исследования.

               Как пишет Е.Г. Соболева, воздействовать на реципиента может только смысл слов, но не их значение.

В функционировании же языка встречаются вполне недвусмысленные, индивидуальные и не всегда соответствующие словарным определениям варианты контекстуального употребления лексических единиц.

Для их анализа адекватен не узкоспециальный лингвистический подход, а только междисциплинарный психолингвистический.

               Примером психолингвистического подхода может послужить анализ выражения: “Это мы люди, а вы все русские – говно!” в контексте обстоятельств дела.

          Коммуникативное намерение автора высказывания или текста – передача смысла, замысла автора слушающему (читающему) с помощью определенных языковых средств, воздействие на слушающего (читающего). Лингвистика пока не обладает методиками, позволяющими точно определить намерение автора.

Однако использование так называемой инвективной лексики, запрещенной к употреблению в обществе (высказывание “Это мы люди, вы все русские – говно!”), указывает на нарушение речевых норм, принятых в обществе.

Можно предположить, что коммуникативным намерением автора высказывания являлось нарушение общественного порядка при помощи бранной лексики.

               Анализируемое высказывание не является текстом. Адресат речи не определен.

Следовательно, можно утверждать, что указанная фраза не содержит призыва к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности, не содержит пропаганду, направленную на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Высказывание “Это мы люди, вы все русские – говно!” содержит так называемую непристойную лексику, т.е. грубейшие вульгарные выражения, в обычной ситуации неупотребляемые. Употребление указанной лексики можно рассматривать двояко – как очень низкую культуру людей, употребляющих данную лексику, или как желание оскорбить слушающего (или слушающих).

               В этом высказывании также идет речь о национальной принадлежности “вы, все русские”. Однако недостаточно оснований полагать, что сказанная фраза относится к присутствующим ребятам, т.к. школьники могут не все быть “чистокровными” русскими, отсутствует обращение к адресату.

            Психологический анализ (психологическая экспертиза текста): для различения понимания в речи важно значение и смысл. Значение – это объективно сложившаяся в ходе истории общества система связи, которая стоит за словом.

Это то, что объединяет различных носителей языка в понимании той или иной номинации. Обычно словарные толкования лексем стремятся выразить их значения.

Например, слово стул по своему значению – это предмет мебели, представляющий собой специальное приспособление для сидения одного человека, которое имеет спинку и не имеет подлокотников.

               Движение от мысли к слову – это превращение личностного смысла в общепонятное значение. Сама мысль зарождается не от другой мысли, а от различных потребностей человека, от той сферы, которая охватывает все наши влечения, побуждения, эмоции и т.п. Иными словами, за мыслью стоит мотив, т.е.

то, ради чего мы говорим. Мотив – первая инстанция в порождении речи. Он же становится последней инстанцией в обратном процессе – процессе восприятия и понимания высказывания, ибо мы стремимся понять не речь и даже не мысль, а то, ради чего высказывает наш собеседник ту или иную мысль, т.е. мотив речи.

               Общественное мнение по поводу поведения О.С. в классе разделилось. Наличие поддержки О.С. со стороны некоторых одноклассников послужило для него психологическим толчком к потребности “поговорить” с Х., которого он считал самым “виноватым” в происшедшем. Так, была назначена встреча с Х., Г., Л. и Ф.

               Учитывая то, что фраза “Это мы люди, а Вы, все русские, говно”, прозвучавшая в адрес Л., была произнесена негромко (“Я слышал отчетливо, хоть она прозвучала негромко”), то мы можем полагать, что характер лозунга или призыва данная фраза не носила.

               Поскольку потребность в экспертизах текстов увеличивается, настала необходимость понимания специфики и возможностей каждого вида исследований, что должно отразиться в умении юристов-практиков правильно формулировать цель исследования, определять круг вопросов, выносимых на экспертизу, и находить соответствующих специалистов.

               Какие специалисты могут быть привлечены в качестве судебных экспертов? Понятно, что при назначении лингвистических экспертиз – это лингвисты, психологических – психологи, психолингвистических – психолингвисты, за неимением которых можно назначать комплексную психолого-лингвистическую экспертизу. Но до недавнего времени в нашей стране не готовили судебных экспертов в области исследования текста. У юристов также отсутствуют четкие представления о возможностях лингвистического и психолингвистического исследования. Это, в свою очередь, затрудняет определение юристами необходимого вида экспертизы, поиск и выбор квалифицированных специалистов. А недостаточная методологическая разработанность экспертных исследований текста затрудняет оценку качества полученного заключения.

               Некоторые экспертные учреждения и эксперты, рекламирующие себя сведущими в области проведения психологических и лингвистических экспертиз (экспертиза текста), пытаясь соответствовать современным запросам судопроизводства, на наш взгляд, зачастую “имитируют” психолингвистический анализ. Вместо надлежащего психологического и лингвистического (психолингвистического) исследования они поверхностно соединяют информацию из толковых словарей русского языка с обывательским пониманием и интерпретацией обстоятельств дела. В связи с этим авторы статьи хотели бы привлечь внимание не только юристов к проблеме компетентности экспертов, поиску и выбору квалифицированных специалистов при назначении экспертизы, но и самих экспертов к вопросу об их персональной профессиональной ответственности за качество проводимых исследований.

авторы: Лисовцева Вера Михайловна, старший преподаватель кафедры правовой психологии

и судебной экспертизы Саратовской государственной юридической академии.

Петрова Любовь Георгиевна, доцент кафедры правовой психологии и судебной экспертизы

Саратовской государственной юридической академии, кандидат психологических наук.

См., например: Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пос. 2-е изд. М., 2009. Здесь и далее цитируются материалы из личного архива авторов статьи. Доблаев Л.П. Анализ и понимание текста. Саратов, 1987. С. 5 – 9. Мусхелишвили Н.Л., Шрейдер Ю.А. Значение текста как внутренний образ // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 81 – 84. URL: http://iphoneinsta.ru/lingvisticheskie-i-psixolingvisticheskie-podxody-k-ekspertize-tekstov-chast-2.html (дата обращения: 10.10.2013).

Читайте также:  Сопереживание - психология

Здесь и далее цитируются материалы из личного архива авторов статьи.

Список литературы

1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пос. / А.Н. Баранов. 2-е изд. М.: Флинта: Наука, 2009. 2. Кроз М.В. Актуальные вопросы производства психологической и комплексной психолого-лингвистической экспертиз экстремистских материалов / М.В. Кроз, Н.А. Ратинова. М.

: Акад. Ген. прокуратуры РФ, 2012. 3. Леонтьев А.А. О психолингвистической экспертизе / А.А. Леонтьев // Методология современной психолингвистики: сб. статей. Москва; Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. С. 58 – 70.

4. Психолингвистическая экспертиза ксенофобии в средствах массовой информации. М.

: Смысл, 2003.

Ключевые слова:

экспертиза текста, психологический и лингвистический анализ текста, эксперт. Expert evaluation of the text: psychological and linguistic aspects V.M. Lisovtseva, L.G.

Petrova The article concerns the issue of delimitation of competences of linguistic, psychological, complex psychological-linguistics and psychological expert evaluations of the text.

The authors show peculiarities of each of named types of analysis of the text on the basis of examples.

Key words: expert evaluation of the text, psychological and linguistic analysis of the text, expert.

Источник: https://www.psy-expert.ru/index/0-1431

Практикум смыслового анализа подтекста — Сайт помощи психологам и студентам

Практикум смыслового анализа подтекста - Сайт помощи психологам и студентамРазбор диалога

Практикум смыслового анализа подтекста

Практикум смыслового анализа подтекста.

Все приведенные техники «выруливания» оказываются по-настоящему эффективными тогда, когда каждую из них вы отработаете.

Для этого возьмите эту или аналогичную ситуацию и разыграйте ее в два этапа: первый этап — диалог в письменном виде с анализом каждой реплики, второй этап — в реальном учебном разговоре, вживую.

Отработайте все приведенные здесь шесть способов реагирования и найдите еще как минимум один способ.

Разбор диалога.

Что такое разбор диалога с анализом каждой реплики, как это делаетсяВ качестве примера даем один из возможных вариантов:

— Я тебя слушаю очень внимательно.

Демонстрация теплоты и одновременно, по тону, спокойного внимания. В противоположность охам и ужасам, такое начало настраивает на более взвешенную беседу.

— Вот ты мне сейчас звонишь: а что бы ты хотела от меня получить?

Прямой вопрос типа «Чего тебе от меня надо?» — будет воспринят как грубость. Если же делается маневр, предложение взглянуть на ситуацию со стороны и вопрос звучит как бы со стороны, то тот же по сути вопрос скользит уже мягче. Использована техника «отстраненного рассмотрения».

— Какой, например, помощи?

Этой подсказкой достигаем двух целей: стелем еще мягче и по сути подсказываем ответ. Но который должны сказать не мы, а нам.

— Ну мне плохо!

Выстрел опытного манипулятора: явная попытка уйти от ответа и переложить ответственность за формулировку запроса.

— Да, я слышу.

Выстрел мимо. А чтобы человек за это не рассердился, сразу —

— Ты славная и хорошая,

Базисная поддержка.

— и мне очень жаль, что у тебя все так не складывается.

Выражение теплого сочувствия.

— Но я не знаю, что тебе сейчас услышать от меня будет лучше, в чем может заключаться моя помощь.

Отказ работать за другого.

— Как ты понимаешь, чем бы я тебе могла помочь?

Повтор уже заданного вопроса. Обратите внимание: формулировка «Как ты понимаешь?» — очень сильный способ предложить человеку поработать самому.

Другой вариант концовки — более конкретный, с предложением выбора через вилку альтернативы:

— Что бы ты сейчас хотела больше: чтобы я тебе посочувствовала — или помочь тебе разобраться в происшедшем?

Те методы, приемы и техники, которые оказались вскрыты в таком разборе, достаточно подробно разбираются в книге «Искусство общения, или Практическая Психология для делового человека»

Разбор монолога-обращения

— Ты действительно хочешь разобраться в происшедшем?

Техника «парафраз намерений» в данном случае подкрепляет слабо проговоренное желание.

— Мне кажется, ты еще не проревелась.

Рефрейминговая формулировка «проревелась» переводит плач из категории «знак беды» в целительные процедуры. Ну, типа клизмы.

— А это очень нужно.

Аналог приема «парадоксальное намерение» по Франклу.

— Поэтому, чтобы мы с тобой могли как следует поговорить, тебе задание: тебе сейчас нужно пять минут при мне поплакать навзрыд,

В целом — это расстрел манипулятивной позиции прямой наводкой. Теперь, если несчастная подруга в очередной раз захочет надавить вам на психику своим плачем, это уже окажется не давлением, а выполнением заданного ей упражнения, после чего подруге останется либо прекращать разговор вообще, либо вести его в более разумном русле.

— примерно так, как ты начала наш разговор.

Предложение образца — близкого и понятного. Плюс повторная нейтрализация провоцирующей функции ее бывшего плача, продвижение взгляда на тот плач как на — необходимую рациональную процедуру.

— Как ты думаешь, у тебя сейчас получится?

В целом: увод внимания с темы «выполнять ли задание» на «получится ли это». Обратите также внимание на маркирующий оборот «как ты думаешь» и акцент «сейчас», который пресупозицией утверждает, что «вообще у тебя получится» и ставит вопрос лишь: «Получится ли сейчас?»

Контрольный разбор

— Нам необходимо договориться вот о чем. (Пауза. )

Перевод: «Тебе придется платить».

— Ты меня слышишь(Необходимо дождаться ответа: «Слышу!»)

Платить будешь— Буду…

— Хорошо.

Ситуация у меня под контролем.

— Если во время нашей беседы ты почувствуешь, что слезы подступают,

Скрытый инструктаж: «Ты будешь плакать!» Поскольку это событие и так вероятное, то в данном случае вы делаете то же, что и король в сказке Экзюпери «Маленький принц», который в нужный момент отдавал распоряжение: «Солнце, я повелеваю тебе вставать!» И солнце — вставало! Прием «командование солнцем».

— ты не будешь себя сдерживать и начнешь плакать,

Кто бы отказался… — продолжение скрытого инструктажа и накопление кредита власти.

— но плакать обязательно долго, не меньше трех минут, чтобы выплакать все.

Вот оно и распоряжение: использование кредита власти.

— Если ты этого не сделаешь, наша беседа будет не очень результативной, а ведь у тебя очень важный вопрос.

Тихая угроза и подмазывание.

— Ты берешь на себя такое обязательство?

Увод внимания от всех предыдущих по умолчанию принимаемых договоренностей и позитивное требование с элементом вызова.

Как правило, тут очень хочется сказать: «Да!»

Источник: http://psinovo.ru/stati/praktikum_smislovogo_analiza_podteksta.html

Понимание скрытого смысла в коротких рассказах

Понимание скрытого смысла в коротких рассказах

В практике консультативной деятельности отечественных дефектологов, психиатров и патопсихологов до настоящего времени достаточно широко ис­пользуются определенные специально подобранные короткие рассказы, в ко­торых «заложен» разный по сложности скрытый смысл. Интерес к по­добного рода заданиям обусловлен не только возможностью оценки понимания ребенком самих рассказов, то есть оценки когнитивного компонента, но и выявления его аффективно-эмоциональных особенностей.

Отечественным исследователем, впервые описавшим и использовавшим для исследования больных эту методику (также, как и методики Нелепицы, Разрез­ные Картинки, Установление последовательности событий), следует считать А. Н. Бернштейна (1911).

Более того, такие рассказы, как «Бараночка» и «Спор зверей», приведены в этой работе практически в том же виде, в котором используются до сих пор.

В настоящее время известны практически единич­ные работы, в которых описываются стимульный материал и подходы к иссле­дованию подобного рода.

Цель.Оценка возможности понимания смысла рассказа, то есть определен­ного уровня осмысления, и отношения к содержанию текста.

В соответствии с классификацией типов предъявления текстов Н. Л. Белопольской (1999) существует три типа предъявлений:

□ стандартный;

□ персонифицированный (когда ребенок выступает как бы действующим лицом рассказа);

□ драматизированный (разыгрывание сюжета рассказа в реальном плане).

С нашей точки зрения, наиболее адекватными задачам углубленной оцен­ки психического развития ребенка являются первые два способа предъявле­ния, хотя в отдельных случаях (для детей младше 5 лет) возможно использова­ние реального разыгрывания сюжета или частичной драматизации рассказа. В настоящем пособии предлагаемые рассказы даются в их стандартном вари­анте, но совершенно очевидно, что каждый из них может быть при необходи­мости персонифицирован или драматизирован. Точно также такие рассказы могут подаваться ребенку в соответствии с его полом.

Подобные рассказы можно найти или придумать самим, но в этом случае необходимо очень четко «простроить» и градацию усложнения структуры скры­тых смыслов, возрастную соотнесенность и саму процедуру предъявления с последующим анализом деятельности ребенка.

В практике консультативно-диагностической деятельности авторов наибо­лее часто используются варианты предлагаемых ниже рассказов.

Рассказы при­водятся в соответствии со сложностью понимания скрытого смысла, что было апробировано на популяции детей г. Москвы и Московской области в период с 1984 по 2002 гг.

(более 1500 детей с различными вариантами отклоняющегося и условно нормативно развития).

Возрастной диапазон применения.Рассказы в логике усложнения понима­ния скрытого смысла могут предъявляться детям от 4,5-5 лет до 9—10-летнегс возраста.

Процедура проведения

Все используемые рассказы предъявляются детям на слух с обязательным учетом особенностей слухоречевого запоминания, а в ряде случаев (при сужен­ном объеме слухоречевого запоминания или достаточной длине текста) воз­никает необходимость попросить ребенка своими словами повторить рассказ Это оказывается чрезвычайно важным, поскольку понимание текста рассказ* находится в прямой зависимости от возможности ребенка запомнить (сохра­нить) его содержание.

Суть задания заключается в ответе ребенка на вопрос, следующий за сами рассказом. Этот вопрос (ряд вопросов), по сути дела, являются инструкциями Специально построенные вопросы могут являться и вариантами помощи ре бенку.

Если ребенок затрудняется в ответе на поставленный вопрос или отвечав' неправильно — может задаваться ряд наводящих вопросов, зависящих в то* числе и от возраста ребенка, задач исследования и т. п.

В данном руководства предлагается определенная последовательность таких вопросов-подсказок, больше упрощающая основную задачу (поиска смысла рассказа).

После каж­дого вопроса-подсказки необходимо не только выслушать ответ на него, но ивернуться к основному вопросу. Таким образом, становится очевидным необ­ходимый объем помощи ребенку.

Примерная процедура проведения исследования

Сахар

Мама налила мальчику стакан чая и положила туда два кусочка сахара. Маль­чик не стал пить горячий чай, а подождал, пока тот остынет. Пришел, смотрит, а сахара в стакане нет!

Основной вопрос:«Куда делся сахар?»

Правильным ответом, естественно, будет ответ ребенка: «растворился» (ва­риант: «растаял в горячем чае»). При невозможности правильного ответа на основной вопрос следует вопрос-подсказка 1.

Вопрос-подсказка 1:«Какой стал чай?»

При правильном ответе ребенка: «сладкий» — идет возврат к основному воп­росу. При неадекватном ответе — например: «холодный» — задается следую­щий вопрос-подсказка 2.

Вопрос-подсказка 2:«Какой стал чай по вкусу?»

При правильном ответе ребенка (или прямой помощи взрослого) — «слад­кий» — идет возврат к основному вопросу. При непонимании смысла и после второго вопроса-подсказки задание либо прекращается и считается невыпол­ненным, либо инструкция персонифицируется (драматизируется) и подается более развернутый вид помощи.

Такая расширенная проработка задания и помощи ребенку зависит от це­лей исследования и, в основном, требуется для работы с детьми с тотальным недоразвитием или с детьми 4—5-летнего возраста.

Авторам представляется следующая логика усложнения текстов, ориенти­рованная на заложенный в них подтекст, скрытый смысл.

Примерные тексты рассказов (стимульный материал методики)

Сахар

(текст рассказа и процедура проведения исследования приведены выше).

Читайте также:  Рецептор - психология

Саша

Саша проснулся утром грустный-грустный. Мама дала ему таблетку, взяла зонтик и ушла.

Основной вопрос:Почему Саша проснулся грустный?

Вопрос-подсказка 1:Зачем мама дала Саше таблетку?

Вопрос-подсказка 2:Когда ты пьешь таблетки?

Вопрос-подсказка 3:Саша был здоров?

Дополнительный вопрос:Какая была погода на улице?

Вопрос-подсказка 1 (к дополнительному вопросу):Что мама взяла с собой?

Горькое лекарство

Мама болела. Доктор выписал маме лекарство. Оно было горьким. Таня реши­ла помочь маме. Она взяла и выпила мамино лекарство.

Основной вопрос:Помогла ли маме Таня?

Вопрос-подсказка 1:Зачем доктор выписал маме лекарство?

Вопрос-подсказка 2:Лечит ли горькое лекарство?

Спор зверей

Поспорили как-то звери: что на свете всего вкуснее?

Петушок говорит: зернышки. Кошка говорит: сметана (вариант — молоко). Собака говорит: косточка.

Основной вопрос:Кто из них прав? Что самое вкусное ? (вариант: Так что же на свете самое вкусное?)

Вопрос-подсказка 1:А что — для петушка зернышки не самое вкусное?

Вопрос-подсказка 2:А для собаки косточка — не самое вкусное?

Вопрос-подсказка 3:А ты что больше всего любишь?

Бараночка

Шел голодный человек по дороге. Увидел — продают булки. Купил одну, съел не наелся. Съел еще одну булку — опять не наелся. А потом купил маленькую бара-ночку (вариант — сушку), съел ее и наелся. И подумал: «Зря я покупал булки, день­ги тратил. Надо было купить бараночку, я бы сразу и наелся».

Основной вопрос:Чем наелся человек?

Вопрос-подсказка 1:Зачем он покупал булки?

Вопрос-подсказка 2:Можно ли наесться маленькой бараночкой (сушкой) ?

Осел и муравей

Шел осел в гору, навстречу ему муравей. Осел его спрашивает: «Муравей, му­равей, а на горе трава высокая ?» «Высокая, сочная!» отвечает муравей. Заб­рался осел на гору, смотрит, а трава низкая, редкая. Он и кричит муравью: «Эй. муравей, ты зачем меня обманул ?»

Основной вопрос:Обманул ли муравей осла ?

Вопрос-подсказка 1:А муравей какой?

Вопрос-подсказка 2:А осел какой?

Вопрос-подсказка 3:Муравью трава какой казалась ?

Вопрос-подсказка 4:Почему муравью трава казалась большой?

Последний вагон

В одном городе в метро часто случались аварии. При этом в аварию всегда попадал последний вагон поезда. Тогда начальник метрополитена приказал у каж дого поезда отцеплять последний вагон.

Основной вопрос:Стало ли аварий меньше?

В случае предъявления рассказа такого уровня сложности не предполагает ся возможность задавать ребенку вопросы-подсказки.

Последний вагон (второй вариант рассказа)

Как-то раз железнодорожное начальство заметило, что в авариях всегда стра­дает, бьется последний вагон. И решило тогда железнодорожное начальство от­цеплять последний вагон, чтобы аварий стало меньше.

Основной вопрос:Как ты считаешь, правильно ли оно поступило? Аварий дей­ствительно стало меньше?

Анализируемые показатели

□ характер поведения ребенка и отношения к заданию (рассказам);

□ доступный уровень сложности задания в целом;

□ возможность принятия и объем необходимой помощи со стороны взрослого;

□ критичность ребенка к результатам своей деятельности;

□ характер трактовки предлагаемых рассказов (уровень сложности анализа текста, понимаемого переносного смысла).

Анализ результатов и примерные возрастные нормативы выполнения

Как уже сообщалось, представленные рассказы различны по сложности понимания заложенного в них скрытого смысла.

□ Нормативно развивающиеся дети 4—5 лет при предъявлении рассказа «Сахар», как правило, нуждаются в одном, реже в двух вопросах-подсказках, после которых могут самостоятельно ответить на основной вопрос.

□ Дети 5,5—6лет справляются с заданием «Саша» примерно с таким же объемом помощи, а рассказ «Сахар» в основном понимают уже самостоятельно или с минимальной помощью.

□ Дети 6—7-летнего возраста при анализе рассказов «Горькое лекарство», «Спор зверей» и «Бараночка» нуждаются в небольшом объеме помощи —необходим один, реже два вопроса-подсказки — после чего понимают их смысл. В ряде случаев ребенок 7 лет может справиться с заданием самостоятельно.

Это зависит не только от особенностей собственно вербально-логического мышления, но и от личностной зрелости ребенка, его возможности преодолеть эгоцентрическое решение.

Эти характеристики становления субъекта деятельности, элементы «Я-концепции» (а именно: возможность встать на позицию другого, принять точку зрения другого) наиболее интенсивно формируются в норме как раз на 6—7 году жизни. Более простые рассказы дети этого возраста понимают, в основном, самостоятельно.

□ Рассказ «Осел и муравей» — более сложен именно в плане понимания логики. При небольшой помощи со стороны взрослого в виде описан­ных выше вопросов (не более двух) или при самостоятельном выполнении смысл этого рассказа доступен детям 7-8 летнего возраста.

□ Рассказ «Последний вагон» по своей сути имеет неоднозначное решение, то есть допускаются различные варианты правильных ответов. Важным является необходимость логично объяснить свое решение. Можно гово­рить, что логично верные решения в норме принимаются самостоятель­но в возрасте 8,5—9 лет.

Говоря о специфике понимания скрытого смысла коротких рассказов деть­ми, воспитывающихся в различных социокультурных условиях, следует отме­тить следующее.

Детям, воспитывающимся вне семьи (в дошкольных, а, впо­следствии, в школьных образовательных учреждениях интернатного типа), подобные рассказы оказываются, как уже говорилось, часто недоступны в свя­зи с их «исключенностью» из реальной социальной жизни.

Эти условия суще­ствования формируют у них, как правило, как ответы эгоцентрической, так и конкретной трактовки. Точно так же у этой категории детей специфика выполнения заданий чаще всего отражает и присущие этим детям особенности личностного развития.

Хотя эти результаты реже, чем в случае понимания пе­реносного смысла метафор, будут сочетаться с нормативными показателями выполнения других методик.

Дети с искаженным развитием преимущественно аффективно-эмоциональ­ной сферы, вне зависимости от уровня своего интеллектуального развития, редко способны понимать скрытый смысл не только пословиц и поговорок (см. выше), но и подтексты рассказов, в том числе и юмористических. Это является характерной особенностью именно для этого типа отклоняющегося развития.

Необходимость большого объема помощи, трудности переноса на последу­ющий материал логики рассуждения или даже полная недоступность понима­ния простых рассказов детьми старше 8—8,5-летнеговозраста будет свидетель­ствовать о проблемах собственно интеллектуального плана. В том случае, если это сочетается и с низкими показателями выполнения других методик, направ­ленных на исследование познавательной сферы, а также с элементами неадек­ватности и некритичности в поведении в целом, можно говорить о различных вариантах тотального недоразвития.

Источник: https://megaobuchalka.ru/2/30126.html

Общий психологический практикум

Общий психологический практикум

Основной целью дисциплины «Общий психологический практикум» является знакомство студентов с методами и методиками, которые используются в психологических исследованиях, способами получения эмпирических данных, а так же начальным статистическим анализом.

В задачи курса входит не только сформировать целостные представления о данной области знания, но и выработать практические навыки, необходимые для решения широкого круга задач.

Дать знания о: требованиях, предъявляемых к методикам; разновидности методов и методик психологического исследования;  планировании экспериментальных исследований; ведении, обработке и интерпретации полученных данных.

Данный практический курс тесно связан с такими курсами как «общая психология», «психология личности», «психодиагностика», «высшая математика», «информатика в психологии» и др.

Курс состоит из IV разделов. В I разделе дается характеристика  методов и методик общепсихологического исследования, во II разделе описываются методы и методики, используемые для изучения познавательных процессов, III раздел посвящен особенностям изучения эмоционально-волевой сферы личности, IV раздел знакомит со способами исследования свойств личности.  

Особенностью авторской концепции преподавания состоит в том, что студенты знакомятся не только методами, широко используемыми в работе практических психологов, но и получают представления о проведении экспериментальных исследований, незаслуженно потерявших популярность в последнее время.

Содержание курса

Раздел I. Теоретические обоснования общепсихологических исследований

Тема 1. Методы исследования в психологии

Объект и предмет общепсихологического исследования. Классификация методов исследования: организационные методы, эмпирические исследования, методы анализа экспериментального материала, интерпретационные методы. Требования, предъявляемые к разработке методик.

Тема 2. Основы анализа данных психологического исследования

Шкалы измерений. Особенности подбора репрезентативной выборки. Основы описательной статистики. Эксперимент и его планирование. Одномерное и многомерное шкалирование. Метод бальных оценок. Факторный анализ.

Раздел II. Эмпирические исследования познавательных процессов

Тема 3. Исследования памяти

Психологический статус памяти как процесса. Значение памяти в жизни и деятельности человека. Научное определение памяти. Процессы памяти: запоминание, сохранение, воспроизведение, узнавание, забывание.

Основные классификации видов памяти: по времени сохранения информации, по модальности, по связанности с эмоционально-волевой сферой, по использованию мнемических средств. Особенности кратковременной и долговременной памяти. Зрительная и слуховая память. Непроизвольная и произвольная память.

Анализ соотношения произвольного и непроизвольного запоминания. Индивидуально-психологические различия памяти.

Влияние характера запоминаемого материала (объема, степень однородности, привычность, осмысленность), организация материала субъектом (ритмическая, конфигурационная, семантическая группировки) и структура упражнений (оптимальное распределение). Роль установок, мотивации и эмоциональных реакций в процессах памяти. Методика прерванных действий (эффект Зейгарника).

Тема 4. Исследования внимания

Внимание как познавательный процесс. Свойства внимания. Классификация внимания. Методы исследования свойств внимания. Зависимость объема и устойчивости внимания от структуры материала, характера деятельности и установок личности. Факторы детерминанты переключения и распределения внимания. Зависимость успешного решения задач от индивидуальных свойств внимания. Избирательность внимания.

Тема 5. Ощущение и восприятие

Определение ощущений и восприятий. Свойства ощущений. Сенсорные системы. Классификации ощущений. Понятие сенсорной чувствительности. Пороги ощущений. Шкалирование ощущений. Психофизика: предмет и методы исследования. Характеристика восприятий. Оптико-геометрические иллюзии. Восприятие и движение. Методы исследования перцептивных процессов.

  Понятие структуры (формы) в психологии восприятия. Установка – основа формирования чувственного образа. Процесс распознавания образов Экологическая валидность объектов восприятия. Восприятие и личность. Личностные конструкты (Дж.Келли). Самовосприятие. Социокультурные факторы восприятия. Восприятие человека человеком. Механизмы межличностного восприятия.

Динамика восприятия в процессе общения.

Тема 6. Мышление и воображение

Методы исследования мышления в психологии. Общие, общепсихологические и частные методы. Методы наблюдения, беседы и эксперимента.  Изучение продуктов мыслительной деятельности. Метод семантических интроспекций. Интеллектуальные операции, их состав.

Методы решения задач. Предмет и метод исследования мышления. Изучение условий возникновения «инсайта» с применением метода подсказки. Индивидуальная структура интеллекта и творческие способности. Эмпирические описания творческой личности.

Кросскультурные исследования мышления.

Раздел III. Исследования эмоциональной-волевой сферы личности

Тема 7. Эмоции и чувства

Понятие об эмоциях. Аффекты, чувства и настроения, их психологическая характеристика. Биологическая целесообразность эмоций. Качественные различия эмоций животных и человека. Функции эмоций. Классификации эмоциональных явлений. Фундаментальные виды эмоций и их описание. Эмоции и чувства.

Связь переживаний с чувствами. Виды переживаний. Характеристики процессов переживания. Тревога. Два аспекта изучения феномена тревожности. Эмоциональная тревожность как личностная характеристика или как психическое состояние. Фрустрация. Типы реакции человека в состоянии фрустрации.

Стресс (напряженность). Общее представление о стрессе. Эмоциональность как черта личности. Экспериментальное исследование выражения эмоций: а) мимические, пантомимические и речевые проявления эмоций: б) физиологические показатели эмоций; в) проблема надежности различных индикаторов эмоций.

Методы измерения эмоций.

Тема 8. Воля

Саморегуляция и самоуправление деятельностью. Волевая регуляция психических познавательных процессов. Локус контроля. Понятие «интернальность». Волевые свойства личности.

Раздел IV. Психологические исследования личности

Тема 9. Темперамент и характер

Темперамент в учении Гиппократа. Определение свойств нервной системы. Свойства темперамента. Темпераментальные опросники. Типологии личности. Акцентуации характера. Факторные теории личности.

Направленность личности. Мотивации аффилиации. Выявление коммуникативных и организаторских способностей. Мотивации достижения успеха. Методики исследования самоцеки личности.

Исследование эгоцентрических ассоциаций.

Источник: http://inpsycho.ru/student/biblioteka/umk/obshij-psihologicheskij-praktikum

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию