Верить человеческим воспоминаниям могут только те, кто склонен верить сказкам — психология

Ложные воспоминания: можем ли мы доверять своей памяти?

Мы привыкли думать, что наша память – довольно надежное устройство для хранения информации. Что-то в ней, конечно, не удерживается, но уж если мы что-то запомнили, то с легкостью сможем к этому апеллировать.

Однако, согласно исследованиям, психология памяти устроена не так просто: то, что записывается в ячейки нашей памяти, на самом деле не всегда является частью объективной реальности, а относится к так называемым «ложным воспоминаниям».

Элизабет Лофтус (Elizabeth Loftus), профессор Вашингтонского университета, специалист по психологии памяти, рассказывает, как слепое доверие собственной памяти может приводить к фатальным ошибкам*.

«Как быть с вещами, которых мы не помним? Ведь то, что мы не помним, уже не существует для нас. Из-за несовершенства нашей памяти мало-помалу стираются нежные контуры нашей юности.

А то, что мы помним… ведь оно тоже блекнет и вянет. У меня, например, год за годом разрушается воспоминание о лебеде, ударившем меня крылом. Этот лебедь выступил впервые из невероятно яркой и крупной зелени. Сам он был пышен и бел, как подушка на няниной кровати. Лебедь раскрыл крыло, которое закрыло солнце, и ударил меня.

Иногда в свободные минуты я извлекаю из глубины памяти это давнее свое воспоминание и разглядываю его против света, как ветхую ткань. И вот я вижу: лебедь уже не так бел, как прежде. А листья… где их яростное кипение, их блеск, их жизнь? Где вся эта зелень, похожая на зеленую кровь? А как выглядела вода? Я не помню.

Так, раз за разом, перо за пером, облетает прекрасная птица: ее почти уже нет. А совсем недавно мне пришло в голову: откуда бы взяться лебедю в том смиренном дачном месте, у той воды, где я жила летом? Вернее всего, это был гусь или даже гусыня…

И, дойдя до гуся, я поняла, что все пропало: ничего этого просто-напросто н-е бы-ло».

Так в своем рассказе «Смерть луны» писательница Вера Инбер** описала метаморфозы, происходящие в психологии памяти. Воспоминания, которые хранятся в нашей памяти, не остаются неизменными. Они могут не только блекнуть, но и приобретать совершенно новые детали, которых не было ранее.

Известно, что ошибки памяти неоднократно приводили к недоразумениям в ходе судебных разбирательств.

Именно это привлекло внимание Элизабет Лофтус, которая на протяжении десятилетий занимается вопросами памяти и не раз становилась свидетелем и экспертом в делах, где несправедливо вынесенный приговор основывался на ложных воспоминаниях свидетелей.

Она задалась вопросом, откуда в воспоминаниях берутся подробности, которых не было в реальности. Почему люди помнят то, чего не было, или помнят происшествия совершенно не такими, как они происходили в действительности? Другими словами, как на самом деле устроена память и откуда берутся «ложные воспоминания».

НАШУ ПАМЯТЬ МОЖНО «ПЕРЕПИСАТЬ»: Проведя ряд экспериментов, Лофтус обнаружила, что воспоминания могут быть внедрены в чье-то сознание. Например, когда человека целенаправленно дезинформируют сразу после события или если ему задают наводящие вопросы о прошлом.

В одном из проведенных Лофтус экспериментов испытуемым предъявляли фотографии ДТП. После их просмотра экспериментатор задавал вопросы.

Одну группу просили просто перечислить повреждения, которые они запомнили, а другой задавали наводящие вопросы: «Вы заметили, что у машины была разбита фара?» Результат оказался ошеломительным: респонденты второй группы в 2 раза чаще искажали свои собственные воспоминания.

Получается, что наши воспоминания не только могут меняться со временем, но и с помощью наводящих вопросов посторонний человек может их «подправить».

Если нам исподволь внушать заведомо неверную информацию о тех событиях, которые с нами происходили, можно исказить наши представления о прошлом.

Мы будем вспоминать то, чего на самом деле не было, и искренне верить в реальность якобы пережитого.

МЫ ГОТОВЫ ВЕРИТЬ В НЕВОЗМОЖНОЕ: В своих экспериментах Лофтус внедряла ложные воспоминания испытуемым. Задаваясь вопросом, можно ли внушить не только отдельную «разбитую фару», но и целостное воспоминание, она пришла к интересным выводам.

Часть испытуемых воспринимала услышанное как свое действительное воспоминание, и более того, они добавляли в него красочные подробности.

Интересно, что помимо гипотетически возможных воспоминаний («вы потерялись в супермаркете, когда вам было 5-6 лет», «вы чуть было не утонули в детстве») испытуемым также внушали воспоминания априори невозможные. Так, в одном из экспериментов им внушали, что. когда они посещали Диснейленд, они там общались с Багзом Банни.

16% испытуемых впоследствии воспроизводили это воспоминание как собственное, добавляя, что они обнимались с персонажем и даже слышали от него его коронную фразу («В чем дело, Док?»). При этом их совсем не смутило, что Багз Банни является персонажем студии Warner Brothers, а потому находиться в Диснейленде никак не мог.

НА НАШИ ВОСПОМИНАНИЯ ВЛИЯЕТ КОНТЕКСТ: Гэри Маркус (Gary F. Marcus), руководитель Центра детской речи Университета Нью-Йорка, говорит о том, что наши воспоминания можно сравнить с аудиозаписями.

При этом каждый раз, когда мы их воспроизводим, мы их перезаписываем в своей памяти, а потому тот контекст, в котором происходит это воспроизведение, может записаться вместе с самой сутью воспоминания и привести к ошибкам памяти.

Выходит, что наша память – очень хрупкая вещь. Это не значит, что мы совершенно не можем доверять своей памяти, но стоит учитывать, что у всех нас есть воспоминания, которые податливы и восприимчивы к воздействиям извне.

* Loftus E.F. (2003) Make-Believe Memories // American Psychologist, 58, p.864-873., сокр. пер. Я. Варваричевой.

** Вера Инбер «Смерть луны: рассказы», Издательство «Текст», 2011.

Логично возникает вопрос: имеют ли ошибки памяти и ложные воспоминания последствия? Какое влияние они оказывают на наше поведение?

«Вообще-то мы все с вами очень ценим свои воспоминания, из них же складывается наша жизнь, вернее, наше представление о жизни и о себе», – напоминает Лофтус. А поскольку у нас нет механизма, с помощью которого мы могли бы с точностью отличить истинные воспоминания от ложных, велика вероятность, что ложные воспоминания будут наравне с истинными встраиваться в нашу личную историю.

Для проверки этой гипотезы Лофтус провела следующий эксперимент. Части испытуемых внушалось, что в детстве они отравились клубничным мороженым. В итоге они исключили клубничное мороженое из своего рациона. Был проведен и обратный эксперимент: респондентов убеждали, что они очень любят спаржу, и некоторые участники эксперимента стали есть ее в гораздо больших количествах.

Психическая реальность человека – это то, что происходит в том числе и в его фантазии. Если у человека недостаточно окрепшее Эго, которое отвечает за проведение границы между внутренним и внешним, или когда Эго подвергается атаке (например, с помощью гипноза или под воздействием стрессовых обстоятельств), эта граница может стираться.

И тогда то, что происходит внутри (или то, что внушается как внутреннее), может восприниматься как внешнее. Другими словами, некоторые наши фантазии могут отпечатываться в нашей памяти как происходившие в реальности, приводя к появлению ошибок памяти.

Психология памяти устроена очень тонко, это не просто набор воспоминаний о неких событиях, но это также и то, о чем человек думал, мечтал, что он чувствовал. Лофтус опровергает расхожее мнение, что мы – это сумма наших воспоминаний.

Она обращает внимание на обратную сторону: «Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить. Судя по всему, мы в течение жизни снова и снова воссоздаем свою память, перекраиваем ее и в каком-то смысле сами становимся воплощением собственных фантазий».

Источник: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/individuality/lojnyie-vospominaniya-mojem-li-myi-doveryat-svoey-pamyati/

Память: Можно Ли Ей Верить?

Память постоянно лжет! Это хитрое создание нами манипулирует. Хотя «мы» и «память» — это одно и тоже, мы ведь не независимы друг от друга. Так почему это происходит, кому это выгодно? Или нашему мозгу, нашей памяти просто неведомо слово «ложь» или «истинна», или все вообще всегда и во всем субъективно и нет ничего личного? Ладно, так меня унесет в философию, будем конкретнее.

Помните, в прошлом сюжете, был пример с тропинкой в лесу, которая сначала была чистая, затем подпорчена и, наконец, забыта. И мозг имеет аналогичные тропинки памяти.  Так вот, когда мы что-либо регулярно делаем, нарабатываем привычку, мы укрепляем нейронные связи, которые задействованы в этом процессе.

Что будет, если ребенок с пяти лет начнет регулярно играть в футбол или копаться в технике, если ему это будет нравиться, и он этим будет заниматься 10-20 лет регулярно, то он неминуемо станет одним из лучших в мире в своей сфере. При прочих равных, если его не подкосят болезни, финансы или другие интересы. Он будет один на миллион.

Это память опыта и навыков! Обратимся к воспоминаниям событий – тут все куда интереснее!

Память на события, на образы и ситуации тренировать почти не возможно! Более того, чем чаще человек вспоминает – тем больше он меняет это воспоминание. В природе, память о прошлом хранится в ДНК, наследственная информация.

У человека же, на протяжении жизни нет механизмов воспроизводства на 100%, полного соответствия прошлой реальности. Это все будет трансформироваться исходя из опыта «сейчас» и «тогда», атмосферы, мироощущения, знаний. Человек каждый день живет, но иначе! И возврат к исходной точке в прошлом, протекает через временной кусок, и чем он больше – тем больше погрешностей.

Из лекций Константина Анохина и Вячеслава Дубынина, российских ученых, приведу несколько примеров, они не точны, однако отражают реальную разницу и саму идею:

  1. Однажды, один преподаватель провел эксперимент со студентом. Он показал ему картинку буквы М древнеегипетского алфавита, она отличалась всякими завитушками и т.п. Затем он дал задание студенту, чтобы тот, через длительные промежутки времени (около недели) начал рисовать эту картину, по чуть-чуть, несколько линий сегодня, несколько через неделю и так далее. Естественно, картина была показана только в начале, а далее – рисование по памяти. Через несколько месяцев, художественное произведение студента было закончено, он нарисовал какое-то животное… И был уверен, что в начале было показано именно оно!

Понимаете, в чем весь прикол! Мозг достраивает элементы и заставляет верить, что «так оно и было». Но почему мозг так делает? Почему ему проще соврать самому себе, чем передать все максимально точно? Эти вопросы без ответа.

  1. Профессор решил записать события одного дня, средней значимости, из тех дней, что обычно запоминаются, но не сильно: переезд в новое место, ответственное мероприятие на работе, или один из экзаменов после обучения. Человек выждал такой день и вечером, когда отгремели все события, он сел и описал этот день максимально подробно. Уделял внимание тонким моментам, в стиле: с утра был дождь, одел свой любимый свитер, часа 2 слушал радио, пришел домой около 6 и т.п.

Спустя год он снова сел и записал, что помнил. При сравнении, получились 2 разных дня. По некоторым моментам различия были так сильны, что, например, в реальности он был в квартире, а потом написал – на даче. Хотя в тот день, о даче не было упоминания.

  1. В каком-то смысле самый пугающий пример. Человеку внушили воспоминание, которого не было!

Провели эксперимент над одной девушкой, ее родственников подговорили, и рассказали им легенду, которую они должны были незаметно внушить девушке. За несколько часов им это удалось. Началось все в стиле: «… да, слушай, а ты помнишь, как ты сильно упала на льду, когда тебе было 4-5 лет? – Нет, не помню.

– Ты что! Да мы же тебя потом только мороженым успокоили!». Диалог строился в таком стиле. Его задача – создать образ в воспоминаниях, чтобы девушка поверила. Что-то в стиле первого примера с буквой. Через несколько часов она уже сама рассказывала подробности: какие висели сосульки, и где стояла елка.

  1. Фредерик Бартлетт в начале 20-го века показывал испытуемым картинки и наблюдал за тем, как из недели в неделю у разных подопытных, «рисовались» свои иллюзии. Из одной картинки, у всех участников формировался свой «истинный» вид, изображение. Но Фредерик пошел дальше. Может мы только образы искажаем? И рассказывал историю, прося повторять эту историю ему же с интервалом в неделю. Итог – каждый искренне верил в свой рассказ.
Читайте также:  Образ мира - психология

Интересный момент: проблемы с памятью часто связаны с проблемами с воображением! Люди, которые имеют нарушения в памяти не способны вообразить себе какую-то сложную картину, образ. И это не единичные случаи! Понимаете, как все необычно)

Можете сами поискать примеры, такие изменения в воспоминаниях называются «реконсолидация», «переписывание», «реакивация» памяти.

Эти примеры говорят нам о 2-х вещах: во-первых, память на события постоянно реконструируется, при каждом воспоминании, а во-вторых, при недостатке данных, мозг создает образы, заполняет пробелы чем-то другим, но схожим.

Например, мы не можем вспомнить, что было 22 ноября 2010 года, в обычный день, который уже прошел, можем только предположить. Так мы подходим к особенности человеческой природы.

Ностальгия

Это прекрасное чувство утраченного прошлого, оно присуще каждому. И у каждого есть свое маленькое счастье, красивая иллюзия,  которая осталось где-то «там».

Верните мне мой 2011!)) Как вы наверно догадались из примеров, память видоизменяет прошлые события, добавляет красок или наоборот – убирает их. Так же у нее есть свойство «слеплять» отрезки прошлого, не замечая «обычных» дней.

Когда становишься старше – эти прекрасные моменты прошлого собираются вместе + добавление красок и эмоций, и вы уже начинаете думать: «Блин, было офигенно!».

Сложно ностальгировать по событиям прошлого месяца или прошлого года, но пройдет 3-5-10 и более лет, как это чувство настигает.

Честно говоря, мне и самому не хочется в это верить, что мой проноотропленный мозг меня обманывает, что было не так круто как кажется! Ностальгия – это как красивая сказка, словно вера в Деда Мороза для взрослых. Ностальгия иногда полезна, если в текущей реальности все сложно.

Она привносит одновременно и грусть, и счастье, и радость, она возвращает в приукрашенный мир прошлого и, таким образом, дает передышку от сложного настоящего, если оно действительно сложное.

Реконсолидация памяти накладывает свой отпечаток. С точки зрения, биохимии мозга, цепочка нейронов и нейромедиаторов, та самая тропа в лесу мозга, ведет к воспоминанию.

Но каждый новый день, каждое крупное событие, все эти годы опыта заставляют несколько менять маршрут от нейрона А, до нейрона Б.

Это происходит хотя бы потому, что человек развивается, у него становятся активны другие цепочки, а старые ослабевают, и когда человек к возвращается к старым, то в них что-то меняется.

Память начинает улучшать события прошлого, через несколько лет. Со временем вы вспомните: «черт, это было лето 2015 и это было здорово». Но сегодня же, в этот день это понять тяжело, ну было лето. Вот так феномен памяти создал один из самых сильных наркотиков для людей с хорошей фантазией.

Такая вот сегодня была тема. Я надеюсь, вам нравится этот цикл выпусков по памяти. Я пишу эту статью на 7-м этаже офисного здания поздним вечером, за окном горят огни и идет снег, сквозит окно, шумит вентиляция и в большом зале всего несколько человек.

Удивительно, что через лет 5, если проживу, я или забуду это обычное 3-е декабря 2015, как 22 ноября 2011, или буду вспоминать немного неверно. В следующей статье, мы поговорим о том, как все же улучшить память на события. Мы разберем, как лучше учить информацию и как тренировать память.

Или может отдаться мозгу и не мешать ему приукрашивать?! Хороших вам воспоминаний! До скорого!

Источник: http://clevermind.ru/pamyat-mozhno-li-ej-verit/

Отличительные черты людей, верящих в сверхъестественные явления

Определить психологический тип людей, верящих в сверхъестественное, не так просто — много разных людей верят в паранормальные явления. Однако существуют характерные черты, которые можно найти у каждого из них.

Психологические исследования людей, которые верят в паранормальные явления, показали, что возраст, уровень образования и политические взгляды не имеют абсолютно никакого значения. Однако психолог Эрлендур Харальдссон обнаружил, что верующие в это люди более склонны поддерживать частное предпринимательство, а «неверующие» предпочитают государственные или кооперативные предприятия.

Люди, которые ищут смысл жизни, а также видят предопределённую связь событий, не считая их случайными, больше склонны верить в необычное. Стремление к духовности тоже может вызывать веру в паранормальные явления. Также известно, что женщины более склонны верить в сверхъестественные явления, нежели мужчины.

Харальдссон провёл в этой области несколько исследований в 1980-х и начале 2000-х годов. В дальнейшем его выводы были подтверждены другими психологами, проводившими аналогичные эксперименты.

Исследование, проведённое Харальдссоном в 1980 году с целью проверить наличие связи между личностными качествами и верой в паранормальное, показало, что они никак не связаны.

Он использовал термины «овцы» и «козы», которые, по его словам, очень распространены в парапсихологии для описания верующих и неверующих людей. «Изменчивость соотношения количества овец и козлов объясняется 7% различий в определении личностных критериев.

Это и стало одной из причин того, почему предварительные итоги исследования количества «овец» и «коз» оказались неудачными. Личностные качества не являются точным показателем того, кем является человек — “овцой” или “козой”», — пояснил Харальдссон.

«Овца» — термин, употребляющийся в парапсихологии для описания людей, верующих в сверхъестественное.

«Коза» — термин, используемый парапсихологами для описания тех людей, которые не верят в паранормальные явления.

В 1981 году он обратил особое внимание на политические и религиозные взгляды людей. Около 25% из 900 человек в возрасте от 30 до 70 лет, отобранные случайным образом из национального реестра Исландии, сообщили о том, что обладают живым религиозным или духовным опытом.

Эта цифра была такой же, как в Соединённых Штатах и Великобритании, отмечал Харльдссон. Эти люди показали самую высокую склонность верить в сверхъестественные явления.

Он нашёл некую позитивную связь с чтением Библии, но больше — с изучением восточных религий. «Это может означать, что вера в паранормальные явления больше связана со свободными или общими религиозными интересами, чем с православными или сектантскими христианскими учениями», — пишет Харльдссон.

У многих основной чертой была вера в жизнь после смерти. Он обнаружил также позитивную взаимосвязь с частотой воспоминаний о снах и их толкованием.

Харльдссон несколько раз проводил это исследование среди студентов Университета Исландии с небольшими корректировками, но каждый раз результаты были аналогичными.

Что касается склонности верующих к интерпретации снов, Харльдссон предположил, что поиск смысла жизни более широко связан с верой людей в сверхъестественное:

В 2011 году доктор Брюс Грейсон из Университета Вирджинии заявил, что у людей, верующих в сверхъестественные явления, велика склонность к поиску смысла жизни.

В своей работе «Значимые совпадения и околосмертные опыты», опубликованной в Psychiatric Annals, Грейсон пишет: «Восприятие совпадений и поиск их смысла связаны с верой и опытами паранормальных явлений, верой в интуитивные способы мышления, духовный интерес и скорее эмпирический, чем рациональный стиль обработки информации».

Однако он отметил, что пока неясно — верующие люди ищут смысл жизни или же поиск этого самого смысла вдохновляет их веру?

В 2003 году Харльдссон провёл эксперимент с участием детей из Ливана, постоянно говоривших о воспоминаниях из прошлой жизни. Он сравнил их с группой детей, которые никогда не вспоминали и не упоминали о своих предыдущих жизнях.

В ходе исследований доктор выяснил, что дети с воспоминаниями о прошлой жизни «более склонны к излишней мечтательности и диссоциации (т.е. расщеплению сознания), им чаще не хватает внимания со стороны взрослых». Но социальная изоляция и внушаемость им не свойственны.

Между тем и уровень диссоциации у таких детей значительно ниже, чем в случаях с настоящими больными, страдающими синдромом множественной личности, и клинически этот уровень нельзя считать тревожным.

Дети, рассказывающие о своих прошлых жизнях, оказались более мечтательными, чем их сверстники. Однако ничто не указывало на их большую склонность выдумывать подробности воображаемых событий и явлений. Исследователь также не обнаружил никаких подтверждений того, что эти дети легче поддаются внушению.

Между тем в ходе одного из исследований, проведённых Харльдссоном в Шри-Ланке, выяснилось, что дети, помнящие прошлые жизни, получают более высокие баллы при прохождении тестов на сообразительность, их словарный запас заметно больше, и в целом они учатся лучше, чем их сверстники.

Источник: http://paranormal-news.ru/news/otlichitelnye_cherty_ljudej_verjashhikh_v_sverkhestestvennye_javlenija/2015-09-05-11266

Почему люди верят во что попало и как с этим бороться ≪ Scisne?

Люди верят в сглаз, теории заговора, превосходство расы, инопланетян и ангелов-хранителей. Почему мы изначально запрограммированы верить? Потому что так устроен человеческий мозг.

Неверие, скептицизм и научный подход требуют усилий на преодоление этого врожденного механизма верить.

Наука руководствуется принципом «все новое неверно, пока не подтверждено», мозг настроен на обратное: «все, что я заметил, верно, пока не опровергнуто».

Такой доверчивости мы обязаны лобным долям, которые умеют строить логические связи, или паттерны. Если мы увидим у края моста пару ботинок и портфель, то сразу представляем себе человека, спрыгнувшего с этого моста.

Но у этого механизма страдает отдел проверки: мы охотно верим в замеченные паттерны, но с большим трудом и ошибками можем отделять реальные паттерны от вымышленных. Ошибки бывают двух видов, они объясняются известным примером с тигром в траве. Допустим мы — древний человек, гуляющий по саванне в поисках добычи.

Неожиданно мы замечаем рыжие пятна в траве и слышим шорох. Ошибка первого рода (type I error), ложно-положительная — это когда мы принимаем эти пятна и шорох за тигра и бежим наутек, а на самом деле это был ветер и цветочки. Мы придумали себе логическую цепочку, которой нет.

Какова цена такой ошибки? Невелика — мы немного пробежимся.

Ошибка первого рода (type I error) © Максим Чатский

Но есть ошибки второго рода (type II error): если это действительно тигр, а мы не соберем рыжие пятна и шум в целостную картину, нас тут же съедят. Цена за ошибку второго типа — смерть. При таких расценках естественный отбор будет способствовать процветанию охотно верящих во все существ, у которых доминируют ошибки первого типа.

Ошибка второго рода (type II error) © Максим Чатский

Вера во что-то — это обнаружение зависимости. Как реальной — я верю в то, что этот мистер за мной следит, потому что он ходит за мной по пятам. Так и вымышленной: этот мистер излечился от рака, потому что за него молилась жена. Вымышленная зависимость и есть ошибка первого типа — нет никакой серьезной связи между молитвой и выздоровлением, но жена в эту связь верит. Постоянному поиску паттернов есть эволюционное объяснение (тигр в траве): так мы лучше выживаем и размножаемся. Но есть и другой аспект: человек очень неуверенно себя чувствует в ситуации, которую он не понимает. Хаос — крайне неуютная для нас интеллектуальная среда. Наука — отличный метод отсеивать реальные паттерны от нереальных, но она крайне молода, ей, по-серьезному, пара сотен лет. До этого ничего из того, что человек видел вокруг себя, не могло быть объяснено: молнии, чума, землетрясения, болезни и исцеления — все требовало хоть какого-то объяснения.

Понятие внешнего и внутреннего локуса контроля было введено социальным психологом Джулианом Роттером в 1954 году. Люди с внутренним локусом склонны видеть причину явлений внутри себя, события для них есть в первую очередь результат их воли, свободного выбора и навыков. Люди с внешним локусом контроля склонны причины всех событий видеть во внешних факторах — среде, других людях или высших силах.

Наша вера в сверхъестественное напрямую зависит от того, насколько мы считаем свою жизнь управляемой. Люди с внешним локусом, которые чувствуют, что ничего не контролируют, намного более склонны верить во что попало. Дух, которого ты можешь задобрить, — это уже элемент контроля. Чтобы создать иллюзию управления ситуацией, верования и существуют.

Читайте также:  Интеллект и креативность - психология

Что же происходит у нас в мозгу, когда мы верим? Вера в сверхъестественное связана с деятельностью определенных нейротрансмиттеров в мозгу, в первую очередь дофамина. Питер Бруггер с коллегами из Университета Бристоля обнаружили, что люди с более высокими уровнями дофамина чаще видят связь в несвязанных событиях и обнаруживают несуществующие паттерны.

Происходит это из-за того, что, как предположил Бруггер, дофамин изменяет так называемое соотношение сигнал/шум. Шум — это весь объем информации, который получает человек, сигнал — это значимая часть этой информации. Чем больше дофамина, тем больше реальных и воображаемых зависимостей мы видим.

Человек со средним уровнем дофамина свяжет шум в подполе с мышами, а человек с высоким уровнем — с прабабкиными рассказами про индейское кладбище.

Дофамин улучшает способность нейронов передавать сигналы, тем самым улучшая, например, нашу обучаемость и способность творчески подходить к решению проблем.

Но в высоких дозах он может привести к психозам и галлюцинациям. И тут кроется одна из возможных связей гения и безумства, как предполагает, Майкл Шермер — главный редактор журнала the Skeptic.

Если дофамина слишком много, соотношение сигнал/шум будет слишком близко к единице — вся информация будет трактоваться как осмысленная. И тогда начинается психоз.

В качестве примеров двух таких типов — «паттернов в самый раз» и «паттернов многовато» — Шремер приводит двух нобелевских лауреатов: здравомыслящего, остроумного и социального Фейнмана и безумно талантливого Джона Нэша — галлюцинирующего параноика.

Фейнман видел как раз достаточно паттернов, чтобы совершать открытия и отсекать несуществующие связи.

Нэш считал значимым паттерном все вокруг (совершал множество ошибок первого типа), что привело к мании преследования, воображаемым друзьям и теории заговора.

В любом разговоре о вере всегда возникает логичный вопрос: пусть люди верят во что хотят, хоть в единорогов, какая от этого беда? Но вера травника в то, что его отвар лечит от рака, отнюдь не является безобидной.

Как вера в то, «наша нация — лучше», или «все беды — от евреев», или вера, толкнувшая людей на расстрел охранников Пентагона, чтобы узнать «тайну 9/11».

Вера настолько устойчива потому, что мозг крайне ловко ищет объяснения найденному паттерну, поэтому легко поверить в то, что инопланетяне есть: техасских домохозяек крадут, круги на полях множатся, НЛО летают в две полосы.

При попытке объяснить и рационализировать веру мы совершаем еще одну распространенную когнитивную ошибку: как только мы видим совпадение (даже отдаленное) с нашей теорией, мы сразу кричим «Вот, я же говорил!» На несовпадения мы не обращаем внимания.

Так, если одно предсказание прорицателя сбылось, мы сразу забудем про сотню несбывшихся. Верить — это естественное состояние организма, и людям остается лишь прикладывать все усилия, чтобы отделять реальные связи от вымышленных, чтобы не навредить себе и другим. Пока что для этого существует только один универсальный и крайне действенный метод — наука.

Леша Ивановский
T&P

  • Если голубя закрыть в клетке и давать ему еду только после того, как он клюнет кнопку — он быстро поймет, что от него требуется. Но спустя какое-то время он задумается: за что его кормят? Видимо, от него что-то требуется, чтобы получать еду. Он начнет перед нажатием кнопки махать крыльями. И будет верить, что еду ему дают за то, что он машет крыльями…
  • Вера в необъяснимое вполне объяснима. Почему мы задним умом крепки, верим в духов и легко можем объяснить причины экономического кризиса? С началом когнитивной революции в психологии (и social sciences в целом) многие исследователи стали задаваться вопросом: а нельзя ли использовать открытия в области человеческого сознания для того, чтобы пояснить религиозное мышление? Одно из таких открытий как раз и явилось моментом истины.
  • Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниямиНастоящая книга представляет собой краткое клиническое руководство, в котором изложены современные представления о психических расстройствах, ассоциированных с религиозно-архаическим фактором. До сих пор подобные руководства отечественных авторов в России не издавались. В книге приводится клиническое описание психических расстройств архаического и религиозно-мистического содержания: религиозно-мистических состояний, бреда одержимости и колдовства, депрессии с религиозной фабулой бреда, бреда мессианства. Отдельная глава посвящена проблеме психиатрических аспектов деструктивных культов. Книга содержит данные по истории религии, вводит читателя в курс современных религиозных представлений, что должно помочь в работе с верующими пациентами.
  • Академик Николай Амосов о религии, о Боге и страхе смертиНиколай Михайлович Амосов (6 декабря 1913, около Череповца — 12 декабря 2002, Киев) — советский и украинский кардиохирург, учёный-медик, литератор. Автор новаторских методик в кардиологии, автор системного подхода к здоровью («метод ограничений и нагрузок»), дискуссионных работ по геронтологии, проблемам искусственного интеллекта и рационального планирования общественной жизни («социальной инженерии»). Академик АН УССР (1969) и Национальной Академии Наук Украины, Герой Социалистического Труда (1973).
  • Каким богам россияне молятся и во что по-настоящему верятВера, Надежда, Любовь… Интересно, кто-то когда-либо задумывался, почему эти многозначительные имена мы всегда употребляем в такой, а не в какой-либо иной последовательности? Что это — случайное созвучие, гармоничная рифма или действительно для россиян вера всегда стоит впереди надежды и даже любви? Ученые из Института социологии РАН на веру не берут ничего и любую гармонию проверяют своей алгеброй: долями, процентами, статистикой, допустимыми пределами погрешности. Так получилось и в этом случае. Социологи ИС РАН попытались замерить «уровень религиозности» граждан России и сделали весьма любопытные выводы.
  • Почему люди верят в Бога?Психолог Джастин Баррет сравнивает верующих людей с трехлетними детьми, которые «считают, что другие люди знают практически все». Доктор Баррет — христианин, редактор журнала «Познание и культура», автор книги «Почему кто-то верит в Бога?». По его словам, свойственная детям вера во всезнание окружающих уменьшается по мере взросления благодаря опыту. Однако это отношение, необходимое для социализации человека и продуктивного взаимодействия с другими людьми, сохраняется в том, что касается веры в Бога.
  • Корреляция между уровнем интеллекта и атеизмом действительно естьПервый в своём роде систематический анализ показал связь между высоким IQ и низкой религиозностью.
  • Реконструкция «веры»: психиатрия и религияРазумеется, анализируя религиозность с помощью параметров психиатрии, мы получим грубые и весьма обобщенные оценки. Тем не менее это будут хоть какие-то первичные ориентиры, необходимые для понимания столь деликатного предмета, как религиозная вера. Впрочем, нам придется хитрить и лавировать, избегая встречи «лоб в лоб» с догматами фундаментальной классической психиатрии. Дело в том, что она не снисходит до обсуждения тонкостей интересующего нас явления, а сразу выносит приговор.
  • Сон разума рождает чудовищБиолог Александр Панчин расскажет о нейробиологии сонного паралича, фантомной боли, видения ауры, околосмертного опыта и других явлений, лежащих в основе необычных ощущений, которым часто приписывают паранормальную природу. Вы узнаете: Откуда в наших снах демоны? Кто может увидеть ауру? Почему солдат, которому ампутировали ногу, продолжает ощущать боль? Как возможно существование двойников-доппельгангеров? Что такое околосмертный опыт?
  • С помощью веры в иррациональное и сверхъестественное люди справляются со стрессом и опасностями, отмечают ученые. В краткосрочной перспективе, таким мелочи, как, например, ношение талисмана могут повышать работоспособность и давать ощущение уверенности в себе. Именно поэтому, подчеркивают исследователи, при неблагоприятных экономических условиях количество статей об астрологии и других парапсихологических явлениях увеличивается.

Далее >>>

Источник: https://scisne.net/a-1818

Храните только хорошие воспоминания души

0:00, 02 августа 2013 121   0   5766

Человеческая память это уникальное хранилище, в котором содержаться наши воспоминания души, наш опыт, наши прошлые впечатления. Иногда так приятно достать из памяти какое-нибудь прошедшее событие и вновь окунуться в него с головой.

Тогда наши чувства оживают, сердце начинает биться быстрей и мы словно опять возвращаемся в те дни, которые давно канули в прошлое.

  Наши воспоминания это уникальная возможность проживать некоторые моменты нашей жизни вновь, испытывая те же чувства и эмоции.

Тем людям, которые обладают хорошей памятью можно только позавидовать, ведь они способны помнить все с точностью до мелочей и часто просто поражают остальных своей способностью запоминать детали. Но иногда подобные способности идут совсем не на пользу самому человеку.

Признайтесь, Вам хоть раз в жизни приходилось сталкиваться с людьми, которые запоминают только негативные события и напрочь отказываются сохранять в своей памяти позитивные моменты, хорошие воспоминания души.

Они при любой возможности достают из глубин памяти негативные воспоминания, и каждый раз мысленно возвращаются в прошлые неприятные ситуации, вновь и вновь переживая негативные эмоции. У таких людей про запас всегда есть какие-нибудь страшные истории, услышанные по телевизору или от знакомых.

Такое ощущение, что они целенаправленно запоминают только то, что может расстроить или заставить вновь страдать.

Если такого человека спросить, что хорошего он помнит из своей жизни, он только наморщит лоб, но вряд ли сможет извлечь из своей памяти хоть несколько хороших воспоминаний. Но, неужели в их жизни не было ничего хорошего? Этого просто не может быть. Жизнь каждого человека складывается из разнополярных событий.

В ней есть как приятные, так и не очень приятные воспоминания. Они вплетаются в нашу жизнь и формируют ее полотно.

Однако, так ли уж необходимо хранить в памяти воспоминания о плохом? Настолько ли этот груз важен, чтобы тащить его на себе в течении всей жизни, периодически доставая, сдувая с него пыль и вновь и вновь переживая негативные эмоции?

Что происходит с нами, когда мы вспоминаем о прошлом событии, причинившем нам боль? Человек способен настолько ярко переживать прошлое, что все чувства и эмоции оживают и получается, что человек снова оказывается вовлеченным в ситуацию многолетней давности.

Если при этом он испытывал негативные эмоции, то, каждый раз, возвращаясь в свои воспоминания, он будет переживать их снова и снова. Вновь и вновь в его организме будут происходить губительные  изменения, вызванные теми чувствами, которые он испытывает.

Это способно со временем привести к серьезным нарушениям здоровья, а, главное, ухудшению общего жизненного тонуса. Пусть в обычной жизни все идет как надо, но человек, находясь во власти прошлого, страдает и испытывает душевную боль.

Представляете, каково это постоянно испытывать страдание? Человек становится мрачным, он перестает различать краски жизни.

Напротив, если человек способен помнить только хорошее, он с оптимизмом смотрит на жизнь и верит, что все будет складываться наилучшим образом. Нужно научиться сохранять в своей памяти только приятные, позитивные, хорошие воспоминания души.

Они способны заряжать нас положительными эмоциями, дарить нам радость, вдохновлять на будущие дела. Хорошие воспоминания души– это постоянный источник энергии внутри Вас, от которого Вы в любой момент можете подзарядиться. Такие воспоминания нужны, они украшают нашу жизнь и делают ее богаче.

Люди, которые взяли за правило помнить только хорошее и не держать в памяти плохое поступают абсолютно правильно, поскольку не зацикливаются на негативе, а смело и оптимистично смотрят в будущее.

Хорошие воспоминания души позволяют наполнить сознание светом, а, главное, сохранить о своей жизни положительные впечатления, которые позволят в старости сказать себе: «Я прожил счастливую жизнь. В ней было столько хорошего!».

Не заполняйте свою память мусором, не храните в ней то, от чего нужно избавляться. Если Вы ловите себя на том, что склонны запоминать только плохое, обязательно перестраивайте себя.

Не лелейте обиды или злость на кого-то. Просто откажитесь от этих воспоминаний. С Вами наверняка происходит и что-то приятное. Делайте упор на это.

Концентрируйтесь на положительных событиях и осознанно сохраняйте их в своей памяти.

Если у Вас есть компьютер, то Вы совершенно четко следите за тем, что сохраняется в его памяти. Ненужные файлы Вы удаляете с жесткого диска, чтобы они не занимали там места.

Поступите так же и со своими негативными воспоминаниями. Просто удалите их из своей памяти. Не возвращайтесь к ним, перестаньте извлекать их на свет божий.

Читайте также:  Испорченное животное - психология

У Вас есть много другого, приятного и полезного, что следовало бы сохранить.

Помните ли Вы о плохом? Нужно ли это делать? Как Вы считаете? Присутствуют в Вашей памяти хорошие воспоминания души? Поделитесь с нами своим мнением, мы разместим его на сайте.        

Источник: http://your-happy-life.com/hranite-tolko-dobryie-vospominaniya/

Основные процессы памяти

К основным процессам памяти относятся: запоминание, сохранение, узнавание, воспроизведение и забывание информации.

— это процесс запечатления и последующего сохранения воспринятой информации. По степени активности протекания этого процесса принято выделять два вида запоминания: непроизвольное (или непреднамеренное) и произвольное (или преднамеренное).

Непроизвольное запоминание — это запоминание без заранее поставленной цели, без использования каких-либо приёмов и проявления волевых усилий.

Произвольное запоминание представляет собой особую и сложную умственную деятельность, подчинённую задаче запомнить.

По характеру связей (ассоциаций), лежащих в основе памяти, запоминание делится на механическое и осмысленное.

Механическое запоминание — это запоминание без осознания логической связи между различными частями воспринимаемого материала. Основой механического запоминания являются ассоциации по смежности.

Осмысленное запоминание основано на понимании внутренних логических связей между отдельными частями материала. Важнейшим методом осмысленного запоминания материала и достижения высокой прочности его сохранения является метод повторения.

Человек запоминает наиболее прочно те факты, события и явления, которые имеют для него, для его деятельности особенно важное значение.

И наоборот, всё то, что для человека малозначимо, запоминается значительно хуже и быстрее забывается. Большое значение при запоминании имеют устойчивые интересы, характеризующие личность.

Всё, что в окружающей жизни связано с этими устойчивыми интересами, запоминается лучше, чем то, что с ними не связано.

— процесс активной переработки, систематизации, обобщения материала, овладения им. Сохранение заученного зависит от глубины понимания. Хорошо осмысленный материал запоминается лучше. Сохранение зависит также от установки личности. Значимый для личности материал не забывается.

Воспроизведение и узнавание

— процессы восстановления прежде воспринятого. Различие между ними заключается в том, что узнавание происходит при повторной встрече с объектом, при повторном его восприятии, воспроизведение же — в отсутствие объекта.

Воспроизведение может относится к движениям, действиям, выражаясь в образовании привычек и навыков, к наглядным содержаниям сознания (образам-представлениям предметов или слов), к мыслям и чувствам.

Воспроизведение может быть непроизвольным и произвольным.

Непроизвольное— это ненамеренное воспроизведение, без цели вспомнить, когда образы всплывают сами собой, чаще всего по ассоциации.

Произвольное воспроизведение — целенаправленный процесс восстановления в сознании прошлых мыслей, чувств, стремлений, действий. Иногда произвольное воспроизведение происходит легко, иногда требует усилий. Сознательное воспроизведение, связанное с преодолением известных затруднений, требующее волевых усилий, называется припоминанием.

Качества памяти наиболее отчетливо обнаруживаются при воспроизведении. Оно является результатом и запоминания, и сохранения. Судить о запоминании и сохранении мы можем только по воспроизведению.

— естественный процесс. Многое из того, что закреплено в памяти, со временем в той или иной степени забывается. Забывание может быть обусловлено различными факторами.

Первый и самый очевидный из них — время. Наибольшая потеря материала происходит сразу же после его восприятия, в дальнейшем забывание идёт медленнее.

Для предотвращения забывания необходимо понимание, осмысление информации и её повторение.

В последнюю редакцию (март 2000 г.) Государственного образовательного стандарта подготовки специалистов по социальной работе вошел новый учебный модуль — «психосоциальная работа». Такой подход полностью согласуется с международной теорией .

Просвещение В этот век, как и в предшествующий, в Западной Европе шел процесс дальнейшего укрепления капиталистических отношений. Индустриальная революция в Англии превратила ее в могущественную державу. Глубокие политико-экономические и .

В социальной психологии явление общение является одним из важнейших, поскольку порождает такие феномены, как обмен информацией, восприятие людьми друг друга, руководство и лидерство, сплоченность и конфликтность, симпатия и антипатия и т. .

Основные процессы памяти – это запоминание, сохранение, воспроизведение и забывание.

Запоминание – происходит при восприятии человеком предметов и явлений, что приводит к переменам в нервных сплетениях коры головного мозга. Образуются временные условно-рефлекторные связи (следы памяти).

Запоминание может быть как произвольным, так и непроизвольным, т.е. протекать независимо от воли человека Произвольное запоминание может проходить двумя способами: через механическое фиксирование; и быть смысловым, т.е.

логическим.

https://www.youtube.com/watch?v=_hKBdRE_Zx4

Сохранение – это процесс, когда следы памяти не исчезают, а фиксируются в нервных сплетениях, даже после того, как исчезают возбудители, которые их вызвали.

Воспроизведение, наряду с запоминанием, составляет основу мнемиче-ской деятельности — этап вспоминания лежит в основе познавательных процессов. Воспроизведение проходит в три фазы: узнавание, припоминание и репродукция или реминисценция.[14]

Забывание – процесс противоположный сохранению.

Процессы нашей памяти взаимосвязаны со всеми психическими процессами, и особенно — что имеет исключительно важное значение – с процессами мышления. Человеческая память – сознательный, осмысленный процесс. Это ее характерная стержневая черта. Поскольку память включена во все многообразие жизни и деятельности человека, то и формы ее проявления чрезвычайно многообразны.

Это некоторые наиболее общие, но вовсе не исчерпывающие характеристики памяти у человека.

Опирается на основные функции детской игры и применяется, в первую очередь, при психотерапии широкого спектра психических расстройств, нарушений поведения и социальной адаптации у детей. Наиболее известно определение игры, принадлежащее Э. Эриксону (1950): «Игра — это функция Эго, попытка синхронизировать телесные и социальные проц .

Говорят, что оптимисты смотрят на мир «сквозь розовые очки». Неудивительно поэтому, что розовый не только провоцирует приветливость, но и понижает злобность и агрессивность. Созерцание розового настолько притупляет гнев и физическую силу, что этот цвет активно применяют в исправительных заведениях и школах для трудных детей в целях про .

Цветные таблички. Материал: Ящик 1 содержит по 2 таблички жёлтого, красного и голубого цвета. Короткие стороны табличек снабжены планками. Прямая цель: Различение основных цветов. Косвенная цель: Развитие тонкой моторики. Возраст: Около трёх лет. Как работать с материалом. Учитель вынимает из ящика таблички и перемещает их. О .

Процессы памяти

Основные процессы памяти — это запоминание, хранение, воспроизведение, узнавание, вспоминание и забывание.

Запоминание — это процесс памяти, посредством которого происходит запечатление следов, ввод новых элементов ощущений, восприятие, мышления или переживания в систему ассоциативных связей. Основу запоминания составляет связь материала со смыслом в одно целое. Установление смысловых связей — результат работы мышления над содержанием запоминаемого материала.

Запоминание бывает осознанным (целенаправленным) или неосознанным (импринтинг и непроизвольное запоминание).

Запоминанию помогают: 1) свежая голова (а для этого важно высыпаться), 2) эмоциональная окраска события (при желании любое нейтральное событие можно сделать эмоционально ярким), 3) позитивный эмоциональный фон (учитесь радоваться!), стремление, желание запомнить.

По крайней мере, когда не хочется запоминать, обычно ничего и не запоминается. Лучше всего запоминается начало и конец.

Закон «места в серии» гласит, что в любой последовательности легче всего запоминается ее начало, затем конец, а наиболее трудно — часть, следующая непосредственно за серединой. Эффект места в серии проявляется при выполнении любого задания такого рода — от запоминания телефонного номера до заучивания стихотворения.

Источник: http://jealousy-relationships.ru/poleznoe/osnovnyie-protsessyi-pamyati/

Ложные воспоминания

Бывало ли с вами такое, что не можешь определить, является ли ваше воспоминание о каком-то месте, событии истинным или это образы из сна? У меня есть парочка таких хороших воспоминаний. И хотя я склонна думать, что это был сон, навряд ли я когда-нибудь узнаю, так ли это, так что я склонна «окунаться» в эти воспоминания, как в реальность.

Как часто люди выбирают «другую» реальность в своих воспоминаниях, чтобы уйти от будничной реальности! Особенно это свойственно детям.

Помню, нам лет восемь с подружками, сидим летним вечером на лавочке у дома и делимся событиями. И вот одна, более решительная, начинает «завирать». Ее история постепенно наполняется необычными деталями, она вдохновенно поднимает глаза к небу, и мы сидим, открыв рты.

Но разве можно сдержать азарт, который кипит в каждой из нас? Кто-то скажет: » И уменя такое было!» — и вот уже лавина «воспоминаний» обрушивается на каждую из нас.

К тому времени, как мамы позовут домой, мы уже живем в полностью выдуманном нами мире, и мы так счастливы — этот мир наполнил нас и допустил нас в сказку, и мы по-настоящему верим, что все именно так и было…

Что интересно, взрослым тоже свойственно думать, что «именно все так и было», если существуют обстоятельства, которые «подталкивают» к тому, чтобы «вспомнить» то, что никогда не было.

«Ложные воспоминания» — это феномен нашей памяти.

Самым известным специалистом по ложным воспоминаниям является Элизабет Лофтус. Она выступала экспертом по этому вопросу на сотнях судейских заседаниях (в том числе и по делу Майкла Джексона) и спасла многих невинных людей от приговора.

Проведя множество экпериментов, она доказала, что память весьма избирательна, пластична, «как страничка в Википедии», которую можно переписывать сколько угодно раз.

Работая на департамент транспорта, Элизабет Лофтус показала, как влияет на память «эффект дезинформации».

В одном из экспериментов студентам показывали записи автомобильных аварий. После просмотра каждого видео студенты должны были заполнить отчет об аварии в свободной форме. После чего им задавался ряд конкретных вопросов про ДТП. Основной вопрос касался скорости автомобилей в каждой аварии.

Части студентам предлагался вопрос о том, с какой скоростью автомобили «врезались» друг в друга. Другая часть испытуемых получила почти такой же вопрос, но вместо слова «врезались» в нем использовались слова «соприкоснулись», «ударились», «разбились», «стукнулись».

Неудивительно, что, в итоге, при использовании в вопросе слова «разбились» машинам приписывалась наибольшая скорость.

Результатом данного эксперимента стал вывод о том, что форма вопроса влияет на ответ свидетеля.

В другом эксперименте на эту же тему Лофтус получила похожий эффект. На вопрос «Видели ли вы, как разбилась фара?» дается большее количество ложных свидетельств о разбитой фаре, в то время как на самом деле фара даже не была разбита.

Ложные воспоминания можно внедрить. Лофтус проводила эксперименты, в ходе которых испытуемые даже «встречали» кролика Багза Банни в Диснейленде, хотя этого просто не могло быть, так как кролик — творение студии Уорнер Бразерз, а не студии Уолта Диснея.

Однако ложные воспоминания не всегда являются результатом чьего-либо злого умысла. Часто мы и сами «обманываться рады».

Например, мы можем домысливать. Домысливание происходит тогда, когда человек путает детали двух абсолютно различных событий и объединяете их в одно воспоминание. Например, проведя хороший вечер в компании друзей и при возвращении в метро прочитав анекдот в интернете, вполне можно «вспомнить», что анекдот рассказала подруга.

Мы также можем «неправильно» запомнить что-то, если наша собственная интерпретация событий, основанная на каком-то жизненном опыте, идет вразрез с тем, что на самом деле произошло. В теории памяти это называется нечетким прослеживанием мысли.

Эмоции, ощущаемые во время конкретных событий, также способны влиять, увеличивая количество ложных воспоминаний об этих событиях.

Особенно важное влияние на воспоминания оказывают предубеждения.

Если в памяти человека есть пробелы касательно неких событий, то он склонен заполнять их, исходя из своих представлений о том, как должно выглядеть это событие.

Например, если бабушке на лавочке очень не нравится сосед с верхнего этажа, значит, вполне возможно, она «вспомнит», что видела его в день преступления на «том самом месте».

Работая с бессознательным различными методами, смею утверждать, что подобные ложные воспоминания — это адаптация, защита себя, сохранение психологического комфорта любыми способами. Опять же, причины, почему именно так, а не иначе происходит эта защита, тоже лежат в бессознательном.

Бессознательное человека и его память — две неразрывно связанные вещи. Меняя то, как кодируется ситуация в бессознательном, меняешь и память, и вся жизнь может начать окрашиваться в цвета радуги, и иногда это то, что человеку может быть очень-очень нужно.

Источник: https://elenaguskova.ru/lozhnye-vospominaniya/

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию