Влечение к жизни — психология

влечение к жизни — это… Что такое влечение к жизни?

  • ВЛЕЧЕНИЕ К ЖИЗНИ — в теории психоанализа влечения, целью которых является сохранение, поддержание и развертывание жизни во всех ее аспектах и формах. Сексуальные влечения и влечения к самосохранению относятся также к влечению к жизни. Противоположное понятие –… …   Философская энциклопедия
  • Влечение К Жизни — (Lebenstriebe) теоретический конструкт психологии З. Фрейда . Одна из дух основ жизнедеятельности человека. Представляет собой форму мотивации, направленной на сохранение, поддержание жизни. Является прежде всего в сексуальных влечениях и… …   Психологический словарь
  • Влечение к жизни — У этого термина существуют и другие значения, см. Эрос. Влечение к жизни  понятие психоанализа, обозначаемое также термином «Эрос»; комплекс влечений включающий сексуальные влечения и влечения к самосохранению (инстинкт самосохранения),… …   Википедия
  • ВЛЕЧЕНИЕ К ЖИЗНИ — – одно из основных понятий в психоаналитической теории влечений, использованное З. Фрейдом для обозначения внутренне присущего живому организму стремления к изменению и развитию. Влечение к жизни связано со стремлением сексуальных влечений… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике
  • влечение к жизни (lebenstriebe) — Категория. Теоретический конструкт психологии З.Фрейда. Специфика. Одна из дух основ жизнедеятельности человека. Представляет собой форму мотивации, направленной на сохранение, поддержание жизни. Является прежде всего в сексуальных влечениях и… …   Большая психологическая энциклопедия
  • Влечение к смерти — (инстинкт смерти)   понятие психоанализа, предложенное З. Фрейдом для обозначения наличия в живом организме стремления к восстановлению первичного (неживого, неорганического) состояния. Противопоставляется влечению к жизни. В некоторых… …   Википедия
  • влечение сексуальное — (инстинкт сексуальный; эрос) происходящая из внутреннего источников раздражающая сила, направленная на устранение сексуального возбуждения путем непосредственного или опосредованного удовлетворения первичных позывов. Одно из важнейших влечений,… …   Большая психологическая энциклопедия
  • ВЛЕЧЕНИЕ К СМЕРТИ — – одна из двух основ жизнедеятельности человека. Стремление к разрушению и саморазрушению. Представлено, прежде всего, агрессией. В соответствии с учением З. Фрейда, противопоставляется влечению к жизни. * * * – одно из основных понятий в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике
  • Влечение — 1. мотивационное состояние организма, вызванное отсутствием необходимых для развития и жизнедеятельности пищевых и иных субстанций и/или наличием вредных стимулов; 2. в психологии начальная фаза волевого процесса, вызванная актуализацией… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике
  • влечение — Следует различать два рода влечений. Один это эрос в широком смысле, сексуальное влечение, включающее в себя не только половое влечение во всем его многообразии, но и весь инстинкт самосохранения; это – влечение к жизни. Другой род… …   Словарь Л.С. Выготского

Источник: https://psychology.academic.ru/300/%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BA_%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8

Влечение к жизни

одно из основных понятий в психоаналитической теории влечений, использованное З. Фрейдом для обозначения внутренне присущего живому организму стремления к изменению и развитию.

Влечение к жизни связано со стремлением сексуальных влечений соединить части органического в некое единство. Оно противостоит разрушительным тенденциям, существующим и действующим в живом организме.

   Понятие «влечение к жизни» было введено З.

Фрейдом в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920). В ранней теории влечений он противопоставлял влечения Я сексуальным. В данной работе З. Фрейд сделал шаг в сторону рассмотрения сексуального влечения как Эроса, сохраняющего все живое.

Эрос стремится соединить вместе различные части живого организма. Он действует с самого начала жизни и выступает, по словам З. Фрейда, в качестве влечения к жизни.

   Понятие «влечение к жизни» тесно связано с понятием «влечение к самосохранению». Собственно говоря, с позиций классического психоанализа влечение к самосохранению находится между влечениями Я и сексуальными. По крайней мере именно таким оно виделось З. Фрейду на начальном этапе обоснования психоаналитической теории влечений.

   Впоследствии, с признанием того, что Я является «резервуаром» либидо (сексуальной энергии), З. Фрейд стал говорить о нарциссическом либидо, направленном на само Я.

Это привело к тому, что, выражающее силу сексуальных влечений, нарциссическое либидо оказалось тождественным влечению к самосохранению. Тем самым влечение к самосохранению стало рассматриваться как имеющее либидозную природу.

Отсюда возникла опасность объяснять все, исходя из сексуальности.

   В 20-е гг. во избежание монистического (основанного на одном источнике) понимания влечений З. Фрейд осуществил различие не между влечениями Я и сексуальными, а между влечениями к жизни и к смерти.

Новое представление о влечениях сохранило в психоанализе первоначальный дуализм, основанный на признании двух противостоящих друг другу влечений. Отныне З.

Фрейд стал исходить из коренной противоположности между влечениями к любви (нежности) и ненависти (агрессивности), к жизни и смерти.

   С точки зрения З. Фрейда, весь исторический процесс представляет собой самореализацию влечения к жизни. Развитие культуры – работа Эроса, стремящегося объединить отдельных индивидов, народы, нации в большое целое, то есть человечество.

Однако наряду с влечением к жизни не менее действенным является, согласно З. Фрейду, стремление к смерти.

В связи с этим сущность и содержание жизни вообще рассматривается им как непрекращающаяся борьба человеческого рода за выживание, непримиримая борьба между влечением к жизни (Эросом) и влечением к смерти.    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/vlechenie-k-zhizni.html

Влечение | Мир Психологии

Влечение (англ. drive) — непосредственное эмоциональное переживание потребности (нужды) в чем-либо; побуждение, еще не опосредствованное сознательным целеполаганием. В психологической литературе чаще всего встречаются 2 трактовки. Одна делает акцент на его недостаточной осознанности, тогда как др. ставит В.

в непременную связь с органическими потребностями (в пище, воде, наркотиках, гормонах и т.д.; а также в избежании болезненных состояний, вызываемых дискомфортными условиями). Оба эти взгляда имеют под собой основание, но в целом являются слишком односторонними. На самом деле В. м. б. и плохо, и хорошо осознанным (см., напр., Гомосексуализм).

Недостаточная осознанность В. бывает связана не столько с отсутствием представления о его объекте, сколько с непониманием существа потребности в нем. Человек обычно в той или иной степени знает, к чему именно его влечет, но очень часто не может дать себе отчета в причине этого В. Столь же неправомерно сводить В.

к проявлению одних лишь органических потребностей.

Сущность Влечения м. б. понята только при учете принципиального отличия мотивации поведения человека от мотивации поведения животных. У последних актуализированная, отраженная в эмоциональном переживании потребность мотивирует их активность непосредственно.

Если же у животного возникает сразу несколько побуждений, то верх берет просто самое сильное из них. Действия животных непроизвольны.

Для взрослого нормального человека, наоборот, типична произвольная активность, первым условием которой является способность к рефлексии, к осознанию своих собственных В. и либо к принятию их или же отвержению. Возникновение В. образует начальный этап мотивационного процесса.

На смену этому этапу приходит этап «желания» («хотения»), возникающего в результате сознательного решения последовать тому или др. побуждению. См. Либидо, Наркомания.

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Влечение — психическое состояние, выражающее недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность субъекта. Влечение является преходящим явлением, поскольку представленная в нем потребность либо угасает, либо осознается, превращаясь в конкретное желание, намерение, мечту и др. Влечение — одно из центральных понятий психоанализа.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

Влечение — психологическое состояние, неосознаваемый этап формирования потребности. Представленная в нем потребность либо не развивается, угасает, либо, становясь осознаваемой, реализуется в форме конкретного желания, мечты и т.п. Влечение соответствует стадии зарождения потребности, оно стимулирует деятельность человека, придает ей определенную направленность.

Патология Влечение («жизни влечений») — характерна, в первую очередь, для аномальных, психопатических личностей. Различают импульсивные В.

, направленные на достижение объективно неприемлемых целей (дипсомания, дромомания, пиромания, клептомания, мифомания, копролалия, нимфомания, сатириазис), и расстройства на уровне инстинктов, выражающиеся извращениями врожденных В.

, в первую очередь сексуального влечения (гомосексуализм, Садизм, мазохизм, фетишизм, пигмалионизм, нарциссизм, Трансвестизм).

Импульсивные Влечение — носят непреодолимый характер, они реализуются без попытки внутреннего сопротивления. К расстройствам В.

на инстинктивном уровне относятся и нарушения пищевого влечения (булимия, анорексия, полифагия, полидипсия).

Влечение может носить контрастный характер, в этих случаях оно противоречит конкретной реальной ситуации и морально-этическим установкам личности.

Патология В. может носить навязчивый характер — стремление совершать ненужные и даже опасные для больного поступки; такие В. характерны для навязчивых состояний, в рамках которых могут наблюдаться и контрастные В. В. ПОЛОВОЕ (лат. libido sexualis). См. либидо.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

Влечение — возникающая, главным образом инстинктивно, выраженная потребность, имеющая определенную направленность поведения.

Оксфордский толковый словарь по психологии

Влечение — термин с избытком моделей употребления, некоторые из них довольно точные, другие очень свободные.

Возможно наиболее ясное значение, и то, из которого образовываются все другие значения, это понимание влечения как мотивационного состояния, вызванного: (а) отсутствием необходимых веществ, таких как пища, лекарственные средства, гормоны и т.д.

; или (б) присутствием вредного стимула, такого как громкий шум, чрезмерный холод или жара, и болезненного стимула и т.д.

Обратите внимание, что термин в этом смысле относится к гипотетическому состоянию организма и должен быть выведен или из контролируемых действий (преднамеренное лишение субъекта необходимого вещества), или из наблюдений за внешним поведением (например, предпочтение пищи сексу, или наоборот).

Следует отличать влечение от потребности. «Потребность» употребляется для описания состояния депривации и не обязательно подразумевает мотивационное состояние. Согласно стандартной точке зрения, состояния потребности рассматриваются как вызывающие состояния влечения, которые, в свою очередь мотивируют поведение.

Сложность заключается в осмыслении этого; см. побудитель.

предметная область термина

СОЦИАЛЬНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ Свободное значение – любое влечение к социальному взаимодействию, влечение скорее к межличностным целям, чем к физическим или материальным. Следует различать с социализированным влечением.

АКТИВИРУЮЩИЙ ВЛЕЧЕНИЕ стимул — любой стимул (или комбинация стимулов), который служит для того, чтобы активизировать влечение, находящееся в неактивном состоянии. Они могут быть либо внутренними (мысли о сочном, жарящемся на открытом огне бифштексе), либо внешними (запах пищи).

МАНИПУЛЯТИВНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ — побуждение манипулировать объектами, совершать с ними какие-то действия и исследовать их.

Необихевиористы предполагали, что это влечение имеется у различных организмов, включая многие виды, находящиеся на более низких ступенях развития, так как известно, что они демонстрируют такие модели поведения, в которых единственной наградой является возможность манипулировать сложным новым объектом.

ВЛЕЧЕНИЕ К ЖИЗНИ (ИНСТИНКТ ЖИЗНИ) — обеспечивают сохранение, поддержание и развитие жизни во всех ее аспектах. Согласно З. Фрейду — противоположны влечениям к смерти и по своей сути сексуальны. Сюда относятся собственно влечения сексуальные и влечение к самосохранению.

ВЛЕЧЕНИЕ К САМОСОХРАНЕНИЮ – одно из понятий, использованное З. Фрейдом в психоаналитической теории влечений для обозначения внутренне присущей человеку тенденции к поддержанию жизни.

По своей конечной цели влечение к самосохранению приравнивалось в классическом психоанализе к влечению Я и влечению к жизни. В функциональном отношении оно рассматривалось З.

Фрейдом по-разному в зависимости от тех изменений, которые вносились им в психоаналитическую теорию влечений.

После публикации работы «Три очерка по теории сексуальности» (1905), в которой основное внимание уделялось рассмотрению природы и форм проявления человеческой сексуальности, на основе клинической практики и в результате дальнейших размышлений З. Фрейд пришел к мысли о необходимости обоснования дуалистической теории влечений.

В 1910г. он ввел понятие «влечение к самосохранению».

Действующие в психике человека влечения стали рассматриваться им через призму наличия противоположности между влечениями, служащими сексуальному удовлетворению, и влечениями, направленными на самосохранение.

Влечение к самосохранению отождествлялось с влечением Я. Поэтому в работах З. Фрейда того периода оба влечения рассматривались как тождественные, взаимозаменяемые.

В работе «Влечения и их судьба» (1915) З.

Фрейд писал о том, что признание различия между сексуальным влечением и влечением Я или самосохранения является вспомогательной конструкцией, которая должна быть заменена другой, соответствующей пониманию специфики различных психических заболеваний, в частности нарциссических психоневрозов. Ранее в работе «О нарциссизме» (1914) он высказал идею о нарциссизме (заимствование из греческой легенды о Нарциссе, обозначающее любовь к собственному образу).

Явление нарциссизма требует изучения с точки зрения лучшего понимания направленности влечений человека на самого себя, на свое Я, которое стало характеризоваться З. Фрейдом как «резервуар либидо». Отталкиваясь от этой идеи, он пришел к следующему выводу. Различие между сексуальными влечениями и влечениями Я или самосохранения утрачивает смысл.

Более существенным является различие между либидо, направленным на объект (объектное либидо), и либидо, ориентированным на Я (нарциссическое либидо). Оба вида либидо различаются по своей цели, но они могут не различаться по своей природе, поскольку влечение к самосохранению становится частью сексуального влечения, направленного на Я.

Такое изменение в теории влечений привело к сближению позиций З. Фрейда и К.Г. Юнга.

Более широкое толкование понятия либидо включало в себя не только сексуальную, но и психическую энергию как таковую, против чего ранее выступал основатель психоанализа. В работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920) З. Фрейд вновь возвращается к дуалистической теории влечений.

Предшествующая противоположность между сексуальными влечениями и влечением к самосохранению перерастает в противоположность между влечением к жизни, Эросом и влечением к разрушению, к смерти.

Тем самым псиоаналитическая теория влечений не только сохранила свой дуализм, но и как бы спасла первоначальный смысл понятия либидо, которое вновь стало применяться к силам Эроса, в отличие от энергии влечения к смерти.

Читайте также:  Черты личности - психология

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Источник: http://www.persev.ru/vlechenie

Психоанализ: учебное пособие

В психоаналитической теории Фрейдом было сформулировано положение, что человек в своей деятельности руководствуется принципом удовольствия и протекание психических процессов автоматически регулируется этим принципом. Получение удовольствия или устранение неудовольствия сопровождаются уменьшением напряжения энергетического потенциала.

С признанием этого момента психоаналитическая теория психической деятельности стала включать в себя экономическую точку зрения.

Топическое (по месту расположения), динамическое (переход из одной системы в другую) и экономическое (количественное изменение возбуждения) представления о функционировании человеческой психики легли в основу метапсихологии как общей психоаналитической теории.

Если быть предельно точным, то вряд ли приходится говорить о том, что принцип удовольствия управляет ходом протекания психических процессов. Фрейд это понимал.

Уточняя смысл введенного им принципа удовольствия, он подчеркивал, что речь идет, по сути дела, о признании наличия в душе человека сильной тенденции к господству данного принципа.

Этой тенденции противостоят различные силы и условия, в результате чего конечный результат далеко не всегда будет соответствовать принципу удовольствия.

Одним из обстоятельств, затрудняющих осуществление принципа удовольствия, является стремление организма к самосохранению, в результате чего этот принцип сменяется принципом реальности.

Под воздействием принципа реальности конечная цель, то есть достижение удовольствия, не утрачивает свое значение, но как бы откладывается на время, чтобы окольным путем человек смог найти себе путь к удовольствию.

По мнению Фрейда, замена принципа удовольствия принципом реальности лишь частично объясняет жизненный опыт человека, который связан с повышением количества возбуждения организма, вызванного неудовольствием. Значительным источником неудовольствия являются внутрипсихические конфликты и расщепления, происходящие в душе.

Несовместимость между собой отдельных влечений и их компонентов затрудняет достижение единства Я. В результате процессов вытеснения социально и этически неприемлемые влечения задерживаются на ранних ступенях психического развития, а возможность их удовлетворения откладывается на неопределенное время.

В понимании Фрейда, вытеснение превращает возможность удовлетворения влечений в источник невротического неудовольствия.

В конечном итоге человек ощущает неудовольствие от внутреннего восприятия напряжения, которое связано с неудовлетворением собственных влечений, или от внешнего восприятия, которое порождает неприятные ожидания, признаваемые в качестве грозящих ему опасностей.

В этих рассуждениях Фрейда не было ничего такого, что позволяло бы заглянуть по ту сторону принципа удовольствия. Однако опыт клинической практики и уточнения, касающиеся концепции влечений в связи с обсуждением нарциссического либидо, вызывали потребность в дальнейшем переосмыслении предшествующих представлений о бессознательной психической деятельности человека.

Изменения в практике психоанализа касались прежде всего новых ориентиров психоаналитической техники. Первоначально задача психоаналитической работы сводилась к выявлению у пациента скрытого бессознательного с целью доведения его до сознания больного.

Психоанализ выступал в качестве искусства толкования бессознательного.

Однако этого оказалось недостаточно для эффективной психоаналитической работы, и терапевтическая деятельность стала направляться на то, чтобы, опираясь на собственные воспоминания, пациент мог подтвердить выдвинутые аналитиком построения и конструкции.

В процессе решения этой задачи обнаружилась действенность сопротивлений пациента, и стало очевидным, что терапевтическая деятельность предполагает прежде всего работу с его сопротивлениями. Искусство психоанализа состояло теперь в обнаружении и вскрытии сопротивлений пациента, доведении их до его сознания и побуждении его, благодаря усилиям аналитика, к их преодолению и устранению.

Однако оказалось, что и на этом пути общая цель перевода бессознательного в сознание не достижима в полной мере. Далеко не всегда пациент вспоминал именно то, что привело его к болезни. Его воспоминания могли касаться лишь части вытесненного бессознательного.

Нередко вместо воспоминания своих прошлых переживаний он воспроизводил, повторял вытесненное в виде новых переживаний, что находило свое отражение в переносе, то есть по отношению к аналитику. Во время психоаналитического лечения возникало так называемое навязчивое повторение, обусловленное вытесненным бессознательным.

Это навязчивое повторение, раскрываемое психоанализом у невротиков, оказывается характерным и в жизни людей, не страдающих невротическими расстройствами.

Исходя из подобного понимания, Фрейд выдвинул гипотезу, согласно которой в психической жизни людей имеется выходящая за пределы принципа удовольствия тенденция к навязчивому повторению. Психоаналитик встречается с навязчивым повторением как в психической жизни раннего детства, так и в случаях из клинической практики.

Так, в детской игре ребенок способен повторять даже неприятные переживания. Причем повторение того же самого оказывается своеобразным источником удовольствия. У подвергаемого анализу пациента навязчивое повторение в переносе его инфантильного периода выходит за пределы принципа удовольствия.

В обоих случаях оказывается, что навязчивое повторение и влечения человека тесно связаны между собой.

С этой точки зрения влечение, по мнению Фрейда, может быть определено как своего рода органическая эластичность, присущее живому организму стремление к восстановлению своего прежнего состояния, которое в силу различного рода внешних препятствий ему пришлось покинуть.

Наряду с внутренней тенденцией к изменению и развитию, влечение человека включает в себя и тенденцию к повторению, восстановлению, сохранению статус-кво, и в этом смысле является выражением консервативной природы всего живущего.

На основании признания подобного положения вещей Фрейд выдвинул предположение, что все влечения стремятся восстановить прежнее состояние и, следовательно, каждое живущее существо всякими окольными путями развития направляется к своему исходному состоянию.

Если признать простую истину, в соответствии с которой вследствие внутренних причин все живое рано или поздно умирает, возвращается к своему неорганическому состоянию, то мы, по убеждению основателя психоанализа, можем сказать, что целью всякой жизни является смерть.

Как утверждение «Целью всякой жизни является смерть» согласуется с предшествующим представлением Фрейда о том, что в каждом человеческом существе имеется влечение к самосохранению? Ведь выдвинутое им в работе «По ту сторону принципа удовольствия» положение о присущем человеку влечении к достижению смерти, по сути дела, вступало в явное противоречие с первоначальной дуалистической концепцией, основанной на признании влечения к самосохранению и сексуальных влечений.

Не уклоняясь от ответа на этот вопрос, Фрейд полагал, что влечение к самосохранению может быть рассмотрено в качестве частного, предназначенного для того, чтобы предотвратить какие-либо иные возможности возвращения живого организма к неорганическому состоянию, кроме внутренне присущего ему собственного пути к смерти. Живой организм стремится к естественной смерти, и «сторожа жизни», олицетворяющие собой инстинкт самосохранения, первоначально были не чем иным, как «слугами смерти».

Сексуальные же влечения, в том числе и служащие продолжению человеческого рода и противодействующие умиранию, в понимании Фрейда, так же консервативны, как и все другие влечения.

Они служат воспроизведению ранее наличествовавших состояний живого организма и представляются еще более консервативными, поскольку сопротивляются внешним влияниям и стремятся к сохранению жизни во что бы то ни стало.

В результате в процессе своих размышлений над взаимосвязью между навязчивым повторением и влечениями человека Фрейд пришел к новой дуалистической концепции, в соответствии с которой в качестве основных им выделялись влечение к жизни и влечение к смерти. Тем самым вольно или невольно он как бы пришел к философским построениям, ранее развиваемым различными мыслителями, включая, например, Эмпедокла и Шопенгауэра.

Выдвигая представления о новой дуалистической концепции влечений, Фрейд исходил из коренной противоположности между влечениями к жизни и влечениями к смерти. Аналогичная полярность выводилась им и из направленности либидо на объект, когда рассматривались отношения между любовью (нежностью) и ненавистью (агрессивностью).

Зачатки этих представлений содержались уже в ранних идеях Фрейда, связанных с признанием явлений садизма и мазохизма в процессе психосексуального развития человека, когда мазохизм рассматривался в качестве обращения садизма на собственное Я.

Возвращаясь к этим представлениям с позиций новой дуалистической концепции влечений, основатель психоанализа вынужден был сослаться на статью Шпильрейн «Деструкция как причина становления».

Он признал, что значительная часть ее рассуждений на эту тему была предвосхищена в данной статье, в которой садистский компонент сексуального влечения был назван деструктивным. Данное признание было им сделано в работе «По ту сторону принципа удовольствия».

Десять лет спустя в книге «Недовольство культурой» Фрейд выразил свою готовность признать, что в садизме и мазохизме психоаналитик имеет дело со сплавом эротики и деструктивности, направленной или внутрь, или вовне. При этом он заметил, что ему самому непонятно, как он сам и многие психоаналитики проглядели широко распространенную агрессивность и деструктивность.

Выдвинутое в работе «По ту сторону принципа удовольствия» представление Фрейда о новой дуалистической концепции влечений привело к тому, что сексуальное влечение превратилось в Эрос, а собственно сексуальные влечения стали рассматриваться как части Эроса, ориентированные на объект. В его понимании, Эрос оказывается «влечением к жизни», выступающим в противовес «влечению к смерти». В соответствии с таким пониманием он и попытался разрешить загадку жизни посредством принятия этих борющихся между собой влечений.

При этом основатель психоанализа полагал, что влечения к жизни имеют дело прежде всего с внутренними восприятиями человека, выступают как нарушители покоя и приносят с собой напряжение. Принцип же удовольствия находится в подчинении у влечения к смерти, которое стремится к затруднению жизненных процессов, сторожит внешние восприятия и особым образом защищается от внутренних раздражений.

В работе «Я и Оно» (1923) Фрейд продолжил обсуждение дуалистической концепции влечений, сформулированной тремя годами ранее. Это обсуждение было вызвано необходимостью приведения в единую связь структурного понимания психики с ее членением на Оно, Я и Сверх-Я с данной концепцией, в соответствии с которой выделялись два вида первичных влечений – к жизни и к смерти.

Если в книге «По ту сторону принципа удовольствия» речь шла о полярных влечениях, то в работе «Я и Оно» явственно прозвучала мысль о существовании двух инстинктов – инстинкта жизни и инстинкта смерти.

Эти инстинкты рассматривались Фрейдом по аналогии с полярностью любви и ненависти.

При этом он исходил из того, что трудноопределимый инстинкт смерти находит своего представителя в разрушительном инстинкте, направленность которого на различные объекты непосредственным образом связана с ненавистью.

Клинический же опыт показывал, что ненависть является неизбежным спутником любви и при различных условиях одно может превращаться в другое. Человек изначально амбивалентен, и превращение одного в другое может осуществляться таким путем, что ослабление энергии эротического чувства способно привести к усилению враждебной энергии.

С точки зрения Фрейда, действующая и способная к смещению энергия в Я и Оно представляет собой десексуализированный Эрос, источник которого связан с нарциссическим либидо. Будучи десексуализированной, эта энергия является сублимированной, служащей достижению цели единства, столь характерной для Я.

Таким образом, именно Я десексуализирует и сублимирует либидо Оно. Фактически это означает, что Я не только работает против целей Эроса, но и начинает служить противоположному разрушительному инстинкту, направленному наружу как раз под воздействием сил Эроса.

И это только одна сторона вопроса, связанная с отношениями между структурным пониманием психики и дуалистической теорией влечений.

Другая сторона этого вопроса состоит в том, что Сверх-Я, выступающее в качестве критической инстанции, совести и чувства вины, может развивать по отношению к Я такую жестокость и строгость, которая превращается в садизм и беспощадную ярость.

Признавая это обстоятельство, наглядно проявляющееся в практике психоанализа на примере пациентов, страдающих меланхолией, Фрейд усмотрел в Сверх-Я разрушительный компонент, связанный с направленностью агрессии человека не столько вовне, сколько внутрь.

Стало быть, психоаналитически понятое Сверх-Я оказалось как бы «чистой культурой инстинкта смерти». Именно так основатель психоанализа характеризовал Сверх-Я, которое, по его мнению, способно довести несчастное Я до смерти.

И если это не случается, то только благодаря тому, что Я может защититься от тирании Сверх-Я путем бегства в болезнь, то есть благодаря развитию мании.

В конечном итоге попытка объяснения связей между структурным пониманием психики и дуалистической концепции влечений завершилась у Фрейда признанием присущей человеку агрессивности. Это вытекало из всего хода его рассуждений.

Чем больше человек ограничивает свою агрессию, направленную вовне, тем строже он становится по отношению к самому себе и тем разрушительнее для внутреннего мира оказываются требования Сверх-Я, поскольку вся или большая часть агрессии направляется внутрь, на Я.

По собственному выражению основателя психоанализа, чем больше человек овладевает своей агрессией, тем больше возрастает склонность его идеала к агрессии против его Я.

В понимании Фрейда, путем идентификации и сублимации Я помогает переходу инстинкта смерти в Оно, но при этом оказывается в такой опасной ситуации, когда само может стать объектом инстинкта смерти и, следовательно, погибнуть.

Чтобы этого не случилось, то есть в целях избежания возможной смерти, Я заимствует из Оно либидо, наполняется сексуальной энергией, становится представителем Эроса и тем самым обретает желание быть любимым и продолжать свою жизнь.

В свою очередь, работа сублимации ведет к освобождению агрессивности в Сверх-Я, а борьба против либидо оказывается сопряженной с новыми опасностями. В результате чего Я может стать жертвой деструктивного Я, что ведет к смерти.

Такова, с точки зрения Фрейда, диалектика жизни и смерти, внутренне задающая ориентиры противостояния между созидательными и разрушительными тенденциями, Эросом и инстинктом смерти.

Изречения

З. Фрейд: «Остается много такого, что оправдывает навязчивое повторение, и это последнее кажется нам более первоначальным, элементарным, обладающим большей принудительной силой, чем отодвинутый им в сторону принцип удовольствия».

Психология bookap

З. Фрейд: «Размышление показывает, что этот Эрос действует с самого начала жизни и выступает как „влечение к жизни“ в противовес „влечению к смерти“, которое возникло с зарождением органической жизни».

Читайте также:  Объявить об обязательствах - психология

З. Фрейд: «Когда образуется Сверх-Я, значительное количество агрессивного инстинкта фиксируется внутри Я и действует там саморазрушающе. Это представляет опасность для здоровья человека на его пути культурного развития».

Источник: http://bookap.info/psyanaliz/leybin_psihoanaliz_uchebnoe_posobie/gl129.shtm

Влечение

ВЛЕЧЕНИЕ (англ. drive) — непосредственное эмоциональное переживание потребности (нужды) в чем-либо; побуждение, еще не опосредствованное сознательным целеполаганием. В психологической литературе чаще всего встречаются 2 трактовки. Одна делает акцент на его недостаточной осознанности, тогда как др. ставит В.

в непременную связь с органическими потребностями (в пище, воде, наркотиках, гормонах и т. д.; а также в избежании болезненных состояний, вызываемых дискомфортными условиями). Оба эти взгляда имеют под собой основание, но в целом являются слишком односторонними. На самом деле В. м. б. и плохо, и хорошо осознанным (см., напр., Гомосексуализм).

Недостаточная осознанность В. бывает связана не столько с отсутствием представления о его объекте, сколько с непониманием существа потребности в нем. Человек обычно в той или иной степени знает, к чему именно его влечет, но очень часто не может дать себе отчета в причине этого В. Столь же неправомерно сводить В.

к проявлению одних лишь органических потребностей.

Сущность В. м. б. понята только при учете принципиального отличия мотивации поведения человека от мотивации поведения животных. У последних актуализированная, отраженная в эмоциональном переживании потребность мотивирует их активность непосредственно.

Если же у животного возникает сразу несколько побуждений, то верх берет просто самое сильное из них. Действия животных непроизвольны.

Для взрослого нормального человека, наоборот, типична произвольная активность, первым условием которой является способность к рефлексии, к осознанию своих собственных В. и либо к принятию их или же отвержению. Возникновение В. образует начальный этап мотивационного процесса.

На смену этому этапу приходит этап «желания» («хотения»), возникающего в результате сознательного решения последовать тому или др. побуждению. См. Либидо, Наркомания.

ВЛЕЧЕНИЕ — инстинктивное желание, побуждающее индивида действовать в направлении удовлетворения этого желания. Психическое состояние, выражающее недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность субъекта, — уже имеющее эмоциональную окраску, но еще не связанное в выдвижением сознательных целей.

Преходящее явление, ибо явленная в нем потребность либо угасает, либо осознается, превращаясь в конкретное желание, намерение, мечту и пр. Влечение — одно из центральных понятий психоанализа.

Это — стремление к удовлетворению неосознанной или недостаточно осознанной потребности, своеобразный первоисточник всякого психического движения и поведения, характерный наличием источника энергии (силы), цели и объекта.

При этом недостаточность сознательного контроля обусловлена тем, что связь предмета и эмоционального отклика на него первоначально должна быть подвергнута цензуре по критерию соответствия образу Я, а это может вести к включению механизмов защиты психологической. Согласно З.

Фрейду, влечение происходит из внутренних источников раздражения и действует как постоянная сила, ориентированная на устранение возбуждения; потому это понятие служит для отграничения душевного от телесного.

Самое простое и естественное предположение о природе влечений — что они не обладают никаким качеством, а принимаются во внимание как мерило требуемой работы, предъявляемой душевной жизни. Лишь отношение влечений к их соматическим источникам и их целям отличает их друг от друга и придает им специфические свойства. Источник влечений — возбуждающий процесс в некоем органе; ближайшая цель влечения — прекращение этого раздражения. Итак, в психоанализе классическом влечение характеризуется четырьмя аспектами: источником, целью, объектом и силой (энергией). С начала 20-х гг. Фрейд разделял:

1) влечения к жизни — жизнеутверждающие; их цель — сохранение и развитие жизни во всех ее аспектах; сюда относятся влечения сексуальные и влечение к самосохранению;

2) влечения к смерти, агрессии, разрушению; под ними понимаются присущие индивиду, обычно бессознательные, тенденции к саморазрушению и возврату в неорганическое состояние. Влечения понимаются и как наличие в организме стремления к восстановлению некоего прежнего состояния.

Они опираются на раздражения, идущие изнутри организма, и действуют постоянно, избирая объектом то, посредством чего могут достичь цели. В числе объектов могут быть и части собственного тела.

Хотя психоанализ преувеличивает значение влечений в психической жизни личности, в частности — влечения сексуального (-> либидо), его последователи выявили важную роль конкретных влечений в формировании различных личностных структур, механизмов защитных и пр. (-> защита психологическая).

ВЛЕЧЕНИЕ: ИСТОЧНИК — По З. Фрейду — тот соматический процесс в некоем органе или части тела, раздражение коего в душевной жизни воплощается во влечении.

ВЛЕЧЕНИЕ: ОГРАНИЧЕНИЕ — обусловленный обществом процесс определения условий и границ проявления сопряженных агрессивных и эротических влечений. Согласно З. Фрейду, выступает как необходимая предпосылка, основание и механизм построения культуры.

ВЛЕЧЕНИЕ: ФИКСАЦИЯ — остановка и закрепление влечения, в особенности частного, на каком-то уровне, ступени, фазе, периоде развития.

ВЛЕЧЕНИЕ ЗАДЕРЖАННОЕ — влечения, задержавшиеся на пути к удовлетворению активной или пассивной цели, в результате чего появляется длительная привязанность к объекту и устойчивое стремление. Пример — отношение нежности.

Влечение. Психологическое состояние, неосознаваемый этап формирования потребности. Представленная в нем потребность либо не развивается, угасает, либо, становясь осознаваемой, реализуется в форме конкретного желания, мечты и т.п. В.

соответствует стадии зарождения потребности, оно стимулирует деятельность человека, придает ей определенную направленность. Патология В. («жизни влечений») характерна, в первую очередь, для аномальных, психопатических личностей. Различают импульсивные В.

, направленные на достижение объективно неприемлемых целей (дипсомания, дромомания, пиромания, клептомания, мифомания, копролалия, нимфомания, сатириазис), и расстройства на уровне инстинктов, выражающиеся извращениями врожденных В., в первую очередь сексуального влечения (гомосексуализм, садизм, мазохизм, фетишизм, пигмалионизм, нарциссизм, трансвестизм).

Импульсивные В. носят непреодолимый характер, они реализуются без попытки внутреннего сопротивления. К расстройствам В. на инстинктивном уровне относятся и нарушения пищевого влечения (булимия, анорексия, полифагия, полидипсия). В.

может носить контрастный характер, в этих случаях оно противоречит конкретной реальной ситуации и морально-этическим установкам личности. Патология В. может носить навязчивый характер — стремление совершать ненужные и даже опасные для больного поступки; такие В. характерны для навязчивых состояний, в рамках которых могут наблюдаться и контрастные В.

В. половое (лат. libido sexualis). См. Либидо.

Влечений жизнь [Kraepelin Е., 1910]. Термин, употребляемый в психиатрии для обозначения структуры и динамики сферы влечений, особенностей их выявления и влияния на другие психические функции. Нередко определяет весь строй психической жизни субъекта, его характер. Изучение В.ж. особенно важно в клинике акцентуаций характера, психопатий, личностных изменений после органических поражений головного мозга, наркомании. В.ж. существенно изменяется при психозах, протекающих с аффективными расстройствами (МДП, шизофрении).

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

Следующая страница >>

  • Ваш комментарий ВКонтакте

Источник: https://psychologiya.com.ua/v/4086-vlechenie.html

Теория — влечение к смерти от рождения. Так ли это. | От правды — к ИСТИНЕ

Влечение к смерти (инстинкт смерти)– понятие психоанализа, предложенное З.Фрейдом для обозначения наличия в живом организме стремления к восстановлению первичного (неживого, неорганического) состояния. Противопоставляется влечению к жизни. В некоторых случаях отождествляется с агрессивным влечением.

Когда человеку плохо, ему кажется, что он хочет умереть. Едва ли это правда на самом деле.

Фильм «Ирония судьбы, или С легким паром.

Понятие «влечения» в психоанализе

Впервые понятие «влечения» Фрейд использовал в «Трех очерках по теории сексуальности» (1905), при анализе сексуальных влечений и в дальнейшем обосновал его в работе «Влечения и их судьбы» (1915).

Фрейд определил данное понятие следующим образом: «„Влечение“ воспринимается нами как понятие, которое находится на границе между душевным и физическим, является физическим представителем раздражений, которое берет начало внутри тела и проникает в душу, становится своеобразным определителем работы, которую необходимо проделать психике благодаря ее связи с физическим».

Согласно теории психоанализа, каждое влечение имеет цель, объект, источник. Целью влечения является удовлетворение, которое достигается путем максимально возможного уменьшения его напряжения.

Объект влечения — такой объект, с помощью которого влечение достигает своей цели.

Источник влечения — это процесс возбуждения в любом органе или части тела, который на психическом уровне проявляется собственно влечением.

Классическая дуалистическая теория влечений З. Фрейда.

Разработкой теории влечений Фрейд занимался на протяжении всей своей творческой жизни. Развитие его взглядов по данной проблеме отражено в ряде работ и позднее получило название первой и второй дуалистической теории влечений (драйвов). Влечение к смерти было сформулировано и включено в систему влечений только во второй дуальной теории.

  • Первая дуалистическая теория влечений законченную формулировку получила в работе «Влечения и их судьбы» (1915). Инстинкт самосохранения, направленный на сохранение индивида, противопоставлялся половому влечению, направленному на сохранение вида. Однако, в дальнейшем при исследовании проблемнарциссизма, мазохизма и агрессивности, возник ряд противоречий, обусловленный данным противопоставлением влечений. Неудовлетворенность первой дуалистической теорией и возникший после 1920г. интерес Фрейда к теме смерти, заставил его пересмотреть свои взгляды.
  • Вторая дуалистическая теория влечений. Тема деструктивности и влечения к смерти неоднократно поднималась и обсуждалась в психоаналитической среде. Предтечами концепции влечения к смерти З.Фрейда были Альфред Адлер, Сабина Шпильрейн, Вильгельм Штекель, Карл Густав Юнг. Однако заслугой Фрейда является то, что он сумел объединить эти разрозненные взгляды в одну связную теорию. Основные положения второй дуалистической теории были сформулированы в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920). Согласно новой теории влечение к смерти (агрессивность) противопоставлялосьвлечению к жизни, которое включало сексуальные инстинкты и инстинкты самосохранения. «Если мы примем как не допускающий исключения факт, — писал Фрейд, — что всё живущее вследствие внутренних причин умирает, возвращается к неорганическому, то мы можем сказать: целью всякой жизни является смерть, и обратно — неживое было раньше, чем живое… Некогда какими-то совершенно неизвестными силами пробуждены были в неодушевлённой материи свойства живого… Возникшее тогда в неживой перед тем материи напряжение стремилось уравновеситься: это было первое стремление возвратиться к неживому»

Развитие теории влечения к смерти

Вторая дуалистическая теория не была признана большинством психоаналитиков при жизни Фрейда и не получила достаточного развития в трудах теоретиков психоанализа после смерти Фрейда.

Среди учеников Фрейда только только Александер, Эйтингтон и Ференци приняли идею влечения к смерти (Александер позднее изменил свое мнение). В последствие к ним присоединились П.Федерн, М.Кляйн, К.Меннингер, Г.Нюнберг и некоторые другие.

Пауль Федерн популяризировал термин «Танатос» (сам термин впервые использовал В. Штекель) и разработал концепцию энергии влечения к смерти (мортидо).

Карл Меннингер в работе «Война с самим собой» (1938) рассмотрел различные формы саморазрушающего поведения, которые он разделил на собственно самоубийство, хроническое самоубийство (аскетизм,мученичество, неврастения, алкоголизм, антисоциальное поведение, психозы), локальное самоубийство (членовредительство, симуляция, полихирургия, преднамеренные несчастные случаи, импотенция ифригидность) и органическое самоубийство (соматические заболевания). В каждом из этих случаев Меннингер усматривал факт наличия влечения к смерти.

Мелани Кляйн использовала идею влечения к смерти исследуя психическую динамику детского возраста. Согласно Кляйн, чувство тревоги обусловлено возникновению опасности, которой подвергает организм влечение к смерти. Действие влечения к смерти М.Кляин обнаруживала также в разнообразных детских конфликтах.

Любопытно, что идея влечения к смерти была хорошо воспринята в начале века русскими психоаналитиками (Н.Осиповым, Виноградовым, Гольцем). Достаточно положительно отнеслись к идее влечения к смерти Л.С. Выготский и А.Р.

Лурия, которые написали предисловие к русскому переводу работы Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия».

Однако, гонения на психоанализ, начавшийся в СССР после 1928 года, надолго лишили перспективы серьезного развития психоаналитических идей.

Современные концепции влечения к смерти

Среди современных глубинно-психологических концепций, которые не только опираются на теорию влечения З.

Фрейда, но и предпринимают попытки существенного пересмотра и развития основных ее идей, можно назвать «сводную формально-логическую модель психоаналитической теории влечений Либидо и Лета» Корделии Шмидт-Хеллерау и «монистическую тифоаналитическую концепцию влечения к смерти» к.м.н. Ю.Р.Вагина.

Либидо и Лета К.Шмидт-Хеллерау. В работе «Влечение к жизни и влечение к смерти. Либидо и Лета» (1995) Шмидт-Хеллерау проводит фундаментальную ревизию фрейдовской метапсихологии и создает на ее основе современную модель психики. С точки зрения автора влечение — векторная величина, которая определяет направление влечения лишь в одну сторону.

От этого направления оно может отклоняться, но никогда не может быть устремлено обратно, что исключает фрейдовское понимание влечения к смерти как «стремления к восстановлению прежнего состояния». Кроме того, нельзя определить наличие у влечения цели, т.к. это означает присутствие у него некой «памяти».

Но «память» имеется лишь на уровне структур, которые не являются влечениями. По мнению Шмидт-Хеллерау влечение к смерти не тождественно деструктивному влечению, которое представляет собой комплекс, включающий влечения и вытеснения, элементы влечения, восприятия и двигательной разрядки.

Также она предлагает отказаться от понятия «агрессивное влечение», рассматривая агрессию как аффективный акт или аффект, связанный с самосохранением или сексуальностью.

Шмидт-Хеллерау приходит к выводу об интровертивном характере влечения к смерти, подразумевающем бездействие.

Влечение к смерти исподволь способствует вытеснению активного влечения к жизни и тем самым вносит свою лепту в процесс поддержания организменного баланса.

Исходя из пассивного характера влечения к смерти, энергию этого влечения Шмидт-Хеллерау предлагает назвать Летой, подчеркивая в этом мифологическом образе присутствие забвения (вытеснения) и обращенность влечения во вовнутрь, в сторонубессознательного.

  • Монистическая теория влечений (тифоанализ) Ю. Вагина. Тифоаналитическая концепция была сформулирована Ю.Р.Вагиным в 2003г. С точки зрения Ю.Вагина убежденность в наличии влечения к жизни у биологического организма — фундаментальная ошибка современной биологии, психологии и психоанализа. Главной особенностью тифоанализа является отказ от классической дуалистической концепции влечений психоанализа и опора на оригинальную монистическую концепцию влечений. Согласно положениям тифоанализа живой организм не обладает влечением к жизни, тенденцией (влечением) к жизни обладает неорганическая материя, которая при определенных условиях порождает жизнь, как одну из форм своего существования, жизнь имеет внутреннюю тенденцию к возвращению в свое изначальное неорганическое состояние, которую Фрейд обозначил как влечение к смерти, все психические процессы и поведение в норме и патологии мотивированы первичным влечением к смерти. Тифоанализ предлагает естественнонаучную иматериалистическую ориентацию исследования проблемы влечения к смерти и кроме психоаналитической методологии, опирается на данные исследований по биологии, физиологии, биотермодинамике. Ю.Вагиным предложен ряд новых концептуальных решений проблем страха, агрессии, инстинтка самосохранения.
Читайте также:  Душевная боль - психология

Источник: http://maxpark.com/community/1051/content/2090428

Навязчивое повторение, влечение к жизни и влечение к смерти

В психоаналитической теории Фрейдом было сформулировано положение, что че­ловек в своей деятельности руководствуется принципом удовольствия и протека­ние психических процессов автоматически регулируется этим принципом. Полу­чение удовольствия или устранение неудовольствия сопровождаются уменьшением напряжения энергетического потенциала.

С признанием этого момента психоана­литическая теория психической деятельности стала включать в себя экономичес­кую точку зрения.

Топическое (по месту расположения), динамическое (переход из одной системы в другую) и экономическое (количественное изменение возбуж­дения) представления о функционировании человеческой психики легли в осно­ву метапсихологии как общей психоаналитической теории.

Если быть предельно точным, то вряд ли приходится говорить о том, что прин­цип удовольствия управляет ходом протекания психических процессов. Фрейд это понимал.

Уточняя смысл введенного им принципа удовольствия, он подчеркивал, что речь идет, по сути дела, о признании наличия в душе человека сильной тенденции к господству данного принципа.

Этой тенденции противостоят различные силы и условия, в результате чего конечный результат далеко не всегда будет соответ­ствовать принципу удовольствия.

Одним из обстоятельств, затрудняющих осуществление принципа удоволь­ствия, является стремление организма к самосохранению, в результате чего этот принцип сменяется принципом реальности.

Под воздействием принципа ре­альности конечная цель, то есть достижение удовольствия, не утрачивает свое зна­чение, но как бы откладывается на время, чтобы окольным путем человек смог най­ти себе путь к удовольствию.

По мнению Фрейда, замена принципа удовольствия принципом реальности лишь частично объясняет жизненный опыт человека, который связан с повышением количества возбуждения организма, вызванного неудовольствием. Значительным источником неудовольствия являются внутрипсихические конфликты и расщеп­ления, происходящие в душе.

Несовместимость между собой отдельных влечений и их компонентов затрудняет достижение единства Я. В результате процессов вы­теснения социально и этически неприемлемые влечения задерживаются на ранних ступенях психического развития, а возможность их удовлетворения откладывает­ся на неопределенное время.

В понимании Фрейда, вытеснение превращает воз­можность удовлетворения влечений в источник невротического неудовольствия.

В конечном итоге человек ощущает неудовольствие от внутреннего восприятия напряжения, которое связано с неудовлетворением собственных влечений, или от внешнего восприятия, которое порождает неприятные ожидания, признаваемые в качестве грозящих ему опасностей.

В этих рассуждениях Фрейда не было ничего такого, что позволяло бы заглянуть по ту сторону принципа удовольствия. Однако опыт клинической практики и уточ­нения, касающиеся концепции влечений в связи с обсуждением нарциссического либидо, вызывали потребность в дальнейшем переосмыслении предшествующих представлений о бессознательной психической деятельности человека.

Изменения в практике психоанализа касались, прежде всего, новых ориентиров психоаналитической техники. Первоначально задача психоаналитической работы сводилась к выявлению у пациента скрытого бессознательного с целью доведения его до сознания больного.

Психоанализ выступал в качестве искусства толкования бессознательного.

Однако этого оказалось недостаточно для эффективной психо­аналитической работы, и терапевтическая деятельность стала направляться на то, чтобы, опираясь на собственные воспоминания, пациент мог подтвердить выдви­нутые аналитиком построения и конструкции.

В процессе решения этой задачи обнаружилась действенность сопротивлений пациента, и стало очевидным, что те­рапевтическая деятельность предполагает прежде всего, работу с его сопротивле­ниями. Искусство психоанализа состояло теперь в обнаружении и вскрытии со­противлений пациента, доведении их до его сознания и побуждении его, благодаря усилиям аналитика, к их преодолению и устранению.

Однако оказалось, что и на этом пути общая цель перевода бессознательного в сознание не достижима в полной мере. Далеко не всегда пациент вспоминал именно то, что привело его к болезни. Его воспоминания могли касаться лишь час­ти вытесненного бессознательного.

Нередко вместо воспоминания своих прошлых переживании он воспроизводил, повторял вытесненное в виде новых пережива­ний, что находило свое отражение в переносе, то есть по отношению к аналитику. Во время психоаналитического лечения возникало так называемое навязчивое по­вторение, обусловленное вытесненным бессознательным.

Это навязчивое повто­рение, раскрываемое психоанализом у невротиков, оказывается характерным и в жиз­ни людей, не страдающих невротическими расстройствами.

Исходя из подобного понимания, Фрейд выдвинул гипотезу, согласно которой в психической жизни людей имеется выходящая за пределы принципа удоволь­ствия тенденция к навязчивому повторению. Психоаналитик встречается с навяз­чивым повторением как в психической жизни раннего детства, так и в случаях из клинической практики.

Так, в детской игре ребенок способен повторять даже не­приятные переживания. Причем повторение того же самого оказывается своеоб­разным источником удовольствия. У подвергаемого анализу пациента навязчивое повторение в переносе его инфантильного периода выходит за пределы принципа удовольствия.

В обоих случаях оказывается, что навязчивое повторение и влече­ния человека тесно связаны между собой.

С этой точки зрения влечение, по мнению Фрейда, может быть определено как своего рода органическая эластичность, присущее живому организму стремление к восстановлению своего прежнего состояния, которое в силу различного рода вне­шних препятствий ему пришлось покинуть.

Наряду с внутренней тенденцией к из­менению и развитию, влечение человека включает в себя и тенденцию к повторению, восстановлению, сохранению статус-кво, и в этом смысле является выражением кон­сервативной природы всего живущего.

На основании признания подобного положе­ния вещей Фрейд выдвинул предположение, что все влечения стремятся восста­новить прежнее состояние и, следовательно, каждое живущее существо всякими окольными путями развития направляется к своему исходному состоянию.

Если признать простую истину, в соответствии с которой вследствие внутренних при­чин все живое рано или поздно умирает, возвращается к своему неорганическому со­стоянию, то мы, по убеждению основателя психоанализа, можем сказать, что целью всякой жизни является смерть.

Как утверждение «Целью всякой жизни является смерть» согласуется с предше­ствующим представлением Фрейда о том, что в каждом человеческом существе име­ется влечение к самосохранению? Ведь выдвинутое им в работе «По ту сторону прин­ципа удовольствия» положение о присущем человеку влечении к достижению смерти, по сути дела, вступало в явное противоречие с первоначальной дуалистической концеп­цией, основанной на признании влечения к самосохранению и сексуальных влечений.

Не уклоняясь от ответа на этот вопрос, Фрейд полагал, что влечение к самосохра­нению может быть рассмотрено в качестве частного, предназначенного для того, чтобы предотвратить какие-либо иные возможности возвращения живого организ­ма к неорганическому состоянию, кроме внутренне присущего ему собственного пути к смерти. Живой организм стремится к естественной смерти, и «сторожа жиз­ни», олицетворяющие собой инстинкт самосохранения, первоначально были не чем иным, как «слугами смерти».

Сексуальные же влечения, в том числе и служащие продолжению человеческого рода и противодействующие умиранию, в понимании Фрейда, так же консервативны, как и все другие влечения.

Они служат воспроизведению ранее наличествовавших состояний живого организма и представляются еще более консервативными, по­скольку сопротивляются внешним влияниям и стремятся к сохранению жизни, во что бы то ни стало.

В результате в процессе своих размышлений над взаимосвязью между навязчи­вым повторением и влечениями человека Фрейд пришел к новой дуалистической концепции, в соответствии с которой в качестве основных им выделялись влечение к жизни и влечение к смерти. Тем самым вольно или невольно он как бы пришел к философским построениям, ранее развиваемым различными мыслителями, вклю­чая, например, Эмпедокла и Шопенгауэра.

Выдвигая представления о новой дуалистической концепции влечений, Фрейд исходил из коренной противоположности между влечениями к жизни и влечени­ями к смерти. Аналогичная полярность выводилась им и из направленности либи­до на объект, когда рассматривались отношения между любовью (нежностью) и ненавистью (агрессивностью).

Зачатки этих представлений содержались уже в ранних идеях Фрейда, связанных с признанием явлений садизма и мазохизма в процессе психосексуального развития человека, когда мазохизм рассматривался в качестве обращения садизма на собственное Я.

Возвращаясь к этим представле­ниям с позиций новой дуалистической концепции влечений, основатель психоана­лиза вынужден был сослаться на статью Шпильрейн «Деструкция как причина ста­новления».

Он признал, что значительная часть ее рассуждений на эту тему была предвосхищена в данной статье, в которой садистский компонент сексуального влечения был назван деструктивным. Данное признание было им сделано в ра­боте «По ту сторону принципа удовольствия».

Десять лет спустя в книге «Недовольство культурой» Фрейд выразил свою го­товность признать, что в садизме и мазохизме психоаналитик имеет дело со спла­вом эротики и деструктивности, направленной или внутрь, или вовне. При этом он заметил, что ему самому непонятно, как он сам и многие психоаналитики прогля­дели широко распространенную агрессивность и деструктивность.

Выдвинутое в работе «По ту сторону принципа удовольствия» представле­ние Фрейда о новой дуалистической концепции влечений привело к тому, что сексуальное влечение превратилось в Эрос, а собственно сексуальные влечения стали рассматриваться как части Эроса, ориентированные на объект. В его по­нимании, Эрос оказывается «влечением к жизни», выступающим в противовес «влечению к смерти». В соответствии с таким пониманием он и попытался раз­решить загадку жизни посредством принятия этих борющихся между собой влечений.

При этом основатель психоанализа полагал, что влечения к жизни имеют дело, прежде всего с внутренними восприятиями человека, выступают как нарушители покоя и приносят с собой напряжение. Принцип же удовольствия находится в под­чинении у влечения к смерти, которое стремится к затруднению жизненных про­цессов, сторожит внешние восприятия и особым образом защищается от внутрен­них раздражений.

В работе «Я и Оно» (1923) Фрейд продолжил обсуждение дуалистической кон­цепции влечений, сформулированной тремя годами ранее. Это обсуждение было вызвано необходимостью приведения в единую связь структурного понимания психики с ее членением на Оно, Я и Сверх-Я с данной концепцией, в соответствии с которой выделялись два вида первичных влечений — к жизни и к смерти.

Если в книге «По ту сторону принципа удовольствия» речь шла о полярных вле­чениях, то в работе «Я и Оно» явственно прозвучала мысль о существовании двух инстинктов — инстинкта жизни и инстинкта смерти.

Эти инстинкты рассматрива­лись Фрейдом по аналогии с полярностью любви и ненависти.

При этом он исходил из того, что трудноопределимый инстинкт смерти находит своего представителя в разрушительном инстинкте, направленность которого на различные объекты не­посредственным образом связана с ненавистью.

Клинический же опыт показывал, что ненависть является неизбежным спутником любви и при различных условиях одно может превращаться в другое. Человек изначально амбивалентен, и превраще­ние одного в другое может осуществляться таким путем, что ослабление энергии эро­тического чувства способно привести к усилению враждебной энергии.

С точки зрения Фрейда, действующая и способная к смещению энергия в Я и Оно представляет собой десексуализированный Эрос, источник которого связан с нарциссическим либидо. Будучи десексуализированной, эта энергия является сублимированной, служащей достижению цели единства, столь характерной для Я.

Таким образом, именно Я десексуализирует и сублимирует либидо Оно. Факти­чески это означает, что Я не только работает против целей Эроса, но и начинает служить противоположному разрушительному инстинкту, направленному наружу как раз под воздействием сил Эроса.

И это только одна сторона вопроса, связан­ная с отношениями между структурным пониманием психики и дуалистической теорией влечений.

Другая сторона этого вопроса состоит в том, что Сверх-Я, выступающее в каче­стве критической инстанции, совести и чувства вины, может развивать по отноше­нию к Я такую жестокость и строгость, которая превращается в садизм и беспощад­ную ярость.

Признавая это обстоятельство, наглядно проявляющееся в практике психоанализа на примере пациентов, страдающих меланхолией, Фрейд усмотрел в Сверх-Я разрушительный компонент, связанный с направленностью агрессии человека не столько вовне, сколько внутрь.

Стало быть, психоаналитически поня­тое Сверх-Я оказалось как бы «чистой культурой инстинкта смерти». Именно так основатель психоанализа характеризовал Сверх-Я, которое, по его мнению, спо­собно довести несчастное Я до смерти.

И если это не случается, то только благода­ря тому, что Я может защититься от тирании Сверх-Я путем бегства в болезнь, то есть благодаря развитию мании.

В конечном итоге попытка объяснения связей между структурным понимани­ем психики и дуалистической концепции влечений завершилась у Фрейда призна­нием присущей человеку агрессивности. Это вытекало из всего хода его рассужде­ний.

Чем больше человек ограничивает свою агрессию, направленную вовне, тем строже он становится по отношению к самому себе и тем разрушительнее для внутреннего мира оказываются требования Сверх-Я, поскольку вся или большая часть агрессии направляется внутрь, на Я.

По собственному выражению основате­ля психоанализа, чем больше человек овладевает своей агрессией, тем больше воз­растает склонность его идеала к агрессии против его Я.

В понимании Фрейда, путем идентификации и сублимации Я помогает пере­ходу инстинкта смерти в Оно, но при этом оказывается в такой опасной ситуации, когда само может стать объектом инстинкта смерти и, следовательно, погибнуть.

Чтобы этого не случилось, то есть в целях избежания возможной смерти, Я заим­ствует из Оно либидо, наполняется сексуальной энергией, становится представи­телем Эроса и тем самым обретает желание быть любимым и продолжать свою жизнь.

В свою очередь, работа сублимации ведет к освобождению агрессивности в Сверх-Я, а борьба против либидо оказывается сопряженной с новыми опаснос­тями. В результате чего Я может стать жертвой деструктивного Я, что ведет к смерти.

Такова, с точки зрения Фрейда, диалектика жизни и смерти, внутренне задающая ориентиры противостояния между созидательными и разрушительными тенден­циями, Эросом и инстинктом смерти.

Предыдущая123456789101112131415Следующая

Источник: https://lektsia.com/8x13bf.html

Ссылка на основную публикацию