Свой и чужой — психология

Свой-чужой, или психология ксенофобии

Ничто не поднимает со дна общества, из социальных заводей, столько всякой дряни, гнуснейших человеческих отбросов, как межнациональные конфликты. Оголтелые бандиты превращаются в народных героев, особенно, если используют настроение этой мутной, необразованной, одурманенной толпы. (Сайт Наума Райскина)

Ксенофо́бия (от греч.

 ξένος— чужой + φόβος— страх)— страх или ненависть к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному; восприятие чужого как непонятного, непостижимого, и поэтому опасного и враждебного.

Воздвигнутая в ранг мировоззрения, может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления людей (это изhttps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D1%84%D0%BE…).

Тема показалась мне интересной в связи с украинско-русским конфликтом, так как большинство даже особо патриотично настроенных граждан Украины соглашаются с тем, что работающее там сейчас правительство ( или делающее вид, что работает) особых симпатий ни у кого не вызывает.

Вор и бандит Янукович по некоторым показателям оказался лучше, чем “миротворец” Яценюк или “стабилизатор экономического положения” Порошенко. Дама с косой вообще никогда особой поддержкой в народе не пользовалась.

Что же заставляет патриотов, вопреки здравому смыслу, продолжать поддерживать никуда не годное правительство, с космической скоростью продолжающее терять территории и способность управления страной?

Мы все стремимся сохранить уникальность того знакомого, комфортного и безопасного мира, который называем своим, и преисполнены решимости защищать его.

Такая особенность человека может быть использована в разных целях, в том числе и в таких, которые защита “своей” территории, власти,  материальных ценностей.

Очень часто, даже не вдумываясь, на каком основании мы называем территорию – своей, ведь и правда, какая кому польза от «хатынки» Арсения Яценюка, которая расположена буквально в 100 м от забора, отделяющего бывшее владение Януковича в «Межигорье». Или дачи Порошенко, которая находится в «евроселе» Козин под Киевом.

Размер земельного участка на котором стоит грандиозное строение, напоминающее по архитектурному стилю Белый Дом, не менее двух гектаров. Интересно также ознакомиться с обновленным списком http://forbes.ua/ratings/1, где Порошенко уверенно продвинулся в 2014 на несколько позиций вверх по сравнению с 2013.

Это тоже “ваше”, дорогие сограждане? Именно  это вы готовы защищать ценой собственной жизни? Все на борьбу с сепаратистами, агентами, прислужниками! Только олигархов (против которых все и затеяно), почему-то не трогают.

На Украине после победы Майдана прошел без малого год, но скакуны не только не решили ни одной социальной проблемы, приведшей Украину к Майдану, они насоздавали новых на порядок больше! Старые олигархи смогли договориться с новыми. Накопленный за прошедшие 7 месяцев государственный долг будут отдавать даже ваши внуки. И их внуки.

Но как правило, истинные цели правителей остаются за кадром. А вот поводы, которые изобретаются для их реализации и даются на откуп массовому сознанию, часто не отличаются особой аргументированностью. Нелепые и абсурдные, они, тем не менее, могут поднять на мятеж толпы людей, спровоцировать кровопролитные войны.

Почему так происходит?

Каждый человек ищет свое «Я» и почти всегда находит его в какой-нибудь группе, без группового признания своей общественной роли гражданин чувствует себя изолированным от общества, что в дальнейшем может привести к серьезным психическим заболеваниям.

Поэтому социальная  идентичность своего “Я” — это, с одной стороны, объединение, тождественность, общность, а с другой — отделение, противопоставление, конфронтация: Я и Другой, Мы и Они. С позиции патриота — “Я” украинец, другой — “неукраинец”, может быть союзником или врагом.

Если другой расхваливает вышиванки и самобытность украинской культуры – он союзник. Если честно говорит  о реальных, но довольно неприятных вещах – он враг.

Все просто, точно также как гость расхваливающий ваше уникальное чувство стиля в убранстве вашей квартиры вам более приятен, кажется более умным, милым и симпатичным, чем тот, кто откровенно указывает на недостатки.

Одним из значительных психологических эффектов действия механизма «Мы—Они» является феномен «ингруппового фаворитизма», экспериментально доказанный  английским социальным психологом Гарри Тэжфелом.

Его суть заключается в том, что даже символическая отнесенность человеком себя к той или иной группе, как правило, предполагает ее предпочтение и более позитивную оценку по сравнению с другими группами (Tajfel, 1982).

Если упрощенно об этом явлении — как в бородатом анекдоте про двух навозных червей, вылезших из кучи дерьма на солнечный свет.

Червь-сынок восклицает: “Папа, смотри, здесь яркий свет, голубое небо, столько зелени  и свежести!” “Зато здесь, сынок, наша родина”, мудро отмечает папа-червь, притапливая отпрыска  обратно  в дерьмо. То есть, самоидентификация  в условиях принадлежности к определенной группе заставляет вас закрывать глаза на отрицательные характеристики группы, но выделять большинство положительных.

Групповая вера в то, что символическое единство народа определяется любовью к вышиванкам и “своему” правительству (собственно точно так же как избирался Донбассом вор Янукович, из соображений, пусть плохой, но “свой”, для своего региона что-то сделает), пусть даже плохому, но своему, дает человеку защиту своей идентичности, он защищает свою группу; защищая свою группу, он защищает свою идентичность. Это предполагает движение от естественного предпочтения собственной группы  к абсолютной убежденности в ее превосходстве над «чужими» группами, гиперидентичности. В случае формирования сознания по типу гиперидентичности человек уже точно знает, от кого ему надо защищать себя и свою группу. Этот путь ведет к развитию ксенофобии как социально опасного психологического феномена. СМИ при этом выполняют функцию санитара леса – они отсеивают тех, кто готов на них  вестись и получать потом за это по полной, наматывая сопли и сокрушаясь “Ах, мы же и подумать не могли…Мы же не знали…Нам же говорили, что все совсем не так!”

Но то, что реально необходимо только вам по жизни, вам надо определять  самому, а не в группе соратников. И разобраться с собой честно, что вами все же движет – патриотизм или банальная ксенофобия.

Источник: http://psychomedia.org/articles/1427

Марианна Истомина — Свой – Чужой. Психология в модусах человеческой жизни

Здесь можно скачать бесплатно «Марианна Истомина — Свой – Чужой. Психология в модусах человеческой жизни» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: psy-generic, издательство ЛитагентРидеро78ecf724-fc53-11e3-871d-0025905a0812.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы

Описание и краткое содержание «Свой – Чужой.

Психология в модусах человеческой жизни» читать бесплатно онлайн.

Как насадить «психологического червячка»? Как обустроить собственный мир и не пустить в него Чужого? Кто для нас Свой, а кто является Чужим? Зачем промывают нам мозги? Что такое сценарий «Разорванной Матери», или почему ребенок вступает в виртуальные «группы смерти»? На эти и другие вопросы читатель найдет ответы на страницах этой книги.

Свой – Чужой

Психология в модусах человеческой жизни

Серж Бэст

Марианна Истомина

Иллюстратор Александр Новогородцев

© Серж Бэст, 2017

© Марианна Истомина, 2017

© Александр Новогородцев, иллюстрации, 2017

ISBN 978-5-4485-1879-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Несмотря на то что книга содержит инновационное понимание отдельных аспектов психологического восприятия и межличностного общения, которые широко известны в психологической литературе, она не претендует на роль учебника или чего-то подобного в этом роде.

Книга рассчитана на простого читателя, не желающего утомлять себя специальными знаниями, но стремящегося при этом к пониманию подобного рода процессов на бытовом уровне.

Побудительным мотивом к ее написанию явилось то, что после наших лекций о психологии общения и психологических тренингов к нам нередко обращались чаще всего молодые люди с вопросом, что можно почитать в разрезе того, что говорилось нами. Предлагать специальные книги? Уйти с головой в интернет? Первое, увы, слишком скучно. Второе поставляет отрывочные, а порой противоречивые знания, а также затратно по времени и вредно для здоровья тех, кто дорожит им.

В начале нашего пути появился блог Марианны (http://mariannaistomina.ru), в котором она размещала информацию о проводимых ею тренингах, затем наши аудиокурсы, записанные на дискетах, и, наконец, первая книга Марианны «Аспирин для оратора».

Но всего этого нам было недостаточно, и тогда мы решили написать книгу о проблемах, которые могут возникнуть у людей, если они не задумываются над тем, каким жестоким и опасным может предстать перед ними мир, в котором они живут.

В этот миг мы думали об усиливающемся влиянии идеологии терроризма, о нарастающей героизации идей фашизма в соседней, некогда дружественной нам стране, о «группах смерти» для наших детей, созданных в сетях интернета, о международных школах наемных убийц на территории России и о многом другом.

Мы не претендовали на научные изыскания в области психологии, мы лишь хотели, чтобы наш читатель, прочитав книгу, мог применить полученные знания для успешного обустройства своего собственного мира, сделав при этом ставку на Своих, исключив из него Чужих. В этом, собственно, и заключается ее главная задумка.

При написании книги мы пользовались материалами, представленными в трудах и работах как западных, так и отечественных психологов, различных ученых, оставивших свой след в познании мира, общества, человека, – в тексте авторские ссылки нами приводятся. Вместе с тем мы, следуя традициям научно-популярного жанра, не сочли нужным давать ссылок на конкретные издания. Если тем самым мы кого-то обидели, то приносим свои извинения.

Как и во всякой другой книге, в нашей книге есть свои слабости и недостатки, но есть также и сильные стороны. На наш взгляд, очевидными достоинствами книги являются простое изложение сложного, прекрасно выполненные рисунки и забавные жизненные примеры.

Авторы

Как создать выгодное мнение о себе

Взаимоотношения между людьми всегда были и остаются одной из самых важных проблем, занимающих наши умы. Отношения с другими людьми дают нам удовлетворенность собой, своей жизнью, от них зависит наше счастье.

В этой главе, дорогие читатели, мы расскажем о том, что нужно делать для того, чтобы создать выгодное впечатление о себе, которое позволит вам выстраивать нужные отношения со всеми, с кем захотите.

Полученные знания также будут полезны вам для понимания того, каким образом поступают те люди, которые, в свою очередь, желают понравиться вам и завоевать ваше расположение. Они пригодятся и при обустройстве вами собственного мира, в который вы должны будете пригласить Своих и напрочь отвергнуть Чужих.

Итак.

Любого человека занимает, как воспринимается его собственная персона окружающими его людьми или тем или иным конкретным человеком. Репутация человека является решающим фактором во многих областях человеческой деятельности. Она является предметом исследования психологии, культурологии, соционики, обществознания, правоведения и других наук.

Для каждого человека его собственная репутация не пустой звук. Чего он только не делает на этом направлении, чтобы выгодно заявить о себе родном: «чистит перышки», читает умные и не очень умные книжки, чтобы показать свою эрудированность, сорит деньгами, чтобы шокировать широтой своей натуры, собирает лайки в интернете – одним словом, лишь бы сразить всех наповал.

Вместе с тем полезно знать, что есть и другие механизмы включения симпатий. Нужно только знать, как они работают и что нужно делать, чтобы их включить.

Многие известные психологи полагают, и с этим невозможно не согласиться, что в каждом из нас живут как бы несколько человек, которые по-своему воспринимают мир. Классик зарубежной психологии Эрик Берн описал три различные психологические субстанции человека, названные им «Я-состояния». Это Родитель, Взрослый и Ребенок.

Указанные состояния являются проявлениями человеческой личности. Каждый из нас при общении с другими людьми может пребывать в одном из таких состояний, которые, в свою очередь, могут меняться в зависимости от ситуации.

Научиться их распознавать и контролировать – важная задача для тех, кто желает научиться искусству понравиться людям и обрести умения по недопущению конфликтов в межличностном общении.

Итак, рассмотрим их более детально.

Ребенок  это сфера эмоций от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроения. Ребенок – это область «хочу» или, наоборот, «я не хочу, это мне не надо».

Каждый из нас слышал, как кричит ребенок: «Хочу!» или «Не хочу!». Индивид, который имеет развитого Ребенка, полон творчества, юмора, собственного достоинства. Если индивид капризный, вспыльчивый, очень мнительный, то мы имеем дело с необузданным состоянием его Ребенка.

И противоположность ему индивид, у которого Ребенок очень слабый, без радости, подавленный разумом. Его отличают нервозное поведение, капризы, ревность, недовольство, агрессия, страхи.

Проявление Ребенка у взрослых индивидов мы всякий раз можем наблюдать, к примеру, в период корпоративных вечеринок, на которых проводятся различные конкурсы и где они веселятся как дети.

Эмоции буквально захлестывают их, когда они скачут на скакалках, ползают на карачках, бегают наперегонки в мешках, издают рыки и голоса животных, – в общем-то, мало чем отличаются от детей.

Такая разрядка зачастую бывает необходима взрослым людям, и ничего в этом плохого нет.

Можно припомнить и другой поведенческий аспект, когда мы неожиданно для себя впадаем в детство и играем роль Ребенка, сами того не желая.

Читайте также:  Буддизм - психология

Или нас кто-то обидел и мы начинаем жаловаться на судьбу, при этом можем пролить горючие слезы, как это часто делает ребенок. Или на нас неодобрительно взглянул суровый человек и строго указал на имеющиеся просчеты – мы начинаем стенать, как маленькие дети, выпрашивая прощения.

А уж если мы допустили промах и нам грозит неприятность, то мы не желаем никого видеть, мы пытаемся отыскать укромное место и укрыться в нем, как делали это в детстве.

Или вот еще. Какой-то важный господин посмотрел оценивающим взглядом на нас, и мы, смутившись, начинаем лебезить перед ним или, наоборот, демонстрировать свою независимость, то есть ведем себя так, как вели себя когда-то в детстве.

Также бывают ситуации, когда мы по сформировавшейся привычке играем роль Ребенка с целью извлечения для себя какой-либо выгоды. Мы манипулируем теми, кто окружает нас, чтобы получить от них то, что нам нужно. При этом мы, играя в детскую игру, совершенно не задумываемся, что платим высокую цену, так как теряем возможность по-настоящему стать зрелым, самостоятельным человеком.

Многим из нас нередко приходилось слышать, как кто-то говорил: «Ты ведешь себя как маленький». Это тоже один из признаков, указывающих на проявление у собеседника характерной черты Ребенка.

Ребенок – это доверчивость, непосредственность, нежность, любопытство, творческая увлеченность, изобретательность. Недостатки: нежелание принимать решения, инфантильность, капризность, хулиганство.

На лице у Ребенка полное соответствие внутреннему состоянию: смех, радость, печаль, нетерпение, тревога, слезы.

Типичные фразы Ребенка: «Меня это достало!»; «Я не хочу и не буду»; «Хочу сейчас, любой ценой!»; «Давай плюнем на все, и пошло оно…»; «Это просто супер-пупер!»; «Как классно!»; «Пропади все пропадом!»; «Вау! Мы сделали это!».

Взрослый – это сфера принятия волевых решений и контроля действий Ребенка и Родителя. Он действует в интересах полезного, целесообразного, правильного. Взрослый участвует в трудовой деятельности, находит выход из трудных положений, он нужен для выживания, для выполнения желаний Ребенка.

Источник: https://www.libfox.ru/665341-marianna-istomina-svoy-chuzhoy-psihologiya-v-modusah-chelovecheskoy-zhizni.html

Homo xenophobicus: психология «своего и чужого» | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ

Главная » 2000 » Homo xenophobicus: психология «своего и чужого»

30-04-2000N167 30 апреля 2000 г. Виктор Каган

От автора: Первые наброски этого материала я делал несколько лет назад еще в Петербурге, и неизвестно – когда бы вернулся к ним, если бы не письма некоего Пессимиста в «Гостевой Книге». Может быть, потому что уж где-где, а здесь я не ждал ни этого тона, ни этого уровня мышления.

Чем-то таким повеяло, чему место бы в самой низкопробной российской националистической прессе. Короче говоря, это подхлестнуло процесс. Уже в ходе работы над материалом, я имел счастливую возможность порадоваться тем такту и мудрости, которые звучали в «ГК» по поводу его писем. Многие из них помогли мне организовать материал иначе, чем, наверное, я бы сделал без них.

Опыт реакции на публикацию Homo Violentus заставил меня дать основные ссылки на литературу.

«Свобода – это когда свобода одного упирается в свободу другого и имеет эту последнюю своим условием»

Мераб Мамардашвили

«Национализм — это когда свинья вместо того, чтобы чесаться о забор, чешется о другую свинью»

Фазиль Искандер

«Интеллигент – это человек, чей гуманизм (т.е. уважение к инакомыслию, инакочувствию и инакожитию)

шире, чем его собственные убеждения».

Алексей Симонов

ВСТУПЛЕНИЕ

      Эрбер ле Поррье пишет об Испании XI-XII в.: «Кордова создала народ, который никогда не склонял головы. В часы молитв все лица были повернуты к востоку, и, может быть, смотреть всем в одну сторону было знаком самого глубокого единения.

Треть города праздновала день отдыха по пятницам, треть — по субботам, треть — по воскресеньям, и никто не противился этому. Существовал даже уговор с кастильцами никогда не сражаться в эти три дня … Разнообразная и единая, Кордова наслаждалась свободой» 1.

Идиллия эта, а таковых в истории человечества не слишком много, закончилась в 1148 году со вторжением в Испанию альмохадов и последующими крестовыми походами против мусульман.

Но она была, иллюстрируя и доказывая собой, что диалектика «своего и чужого» в человеческом воплощении однюдь не обязательно конфликтна.

Большой Сампсониевский проспект в Петербурге в советские времена был до уровня Ланской проспектом Карла Маркса, а дальше – проспектом Энгельса. В веселом перестроечном раже его именовали проспектом Братьев Карламазовых.

А в 1965 году – я, студент последнего курса медицинского института, и доктор Вилен Гарбузов, мой преподаватель, с которым мы с тех пор подружились и потом многие годы вместе работали, шли по сентябрьскому проспекту Энгельса, вдыхая коктейль выхлопных газов и запахов бабьего лета, и беседовали о всякой всячине, о которой в эпоху КГБ лучше всего было говорить как раз на улице под грохот снующих в обе стороны трамваев и дрожащий рев автобусов.

Понимаешь, — говорил он, — все это ерунда. Эпоха классовых войн прошла. Ну, экономические всегда будут – «люди гибнут за металл». Но впереди – эпоха войн национальных. Есть какая-то часть в душе, которая, будь ты хоть семи пядей во лбу и трижды лауреатом, у одного отзывается на африканский там-там, у другого – на казахский кобыз, а третьего – на Моцарта или Чайковского.

И то – свое, на что душа так откликается, всегда понятнее и роднее. Ты можешь знать наизусть всего Рахманинова и любить его, но если ты вырос под звуки зурны, то они всю жизнь будут для тебя нутряно своими и затрагивать те струны, которые Рахманинов затронуть не может.

И рано или поздно все это начнет взрываться войнами, потому что это мощнейшая сила, и притом — сила иррациональная.

Для студента, прилежно «нанюхавшегося премудрости скучных строк» и вконец одуревшего от их интепретации до нуди скучными преподавателями «общественных дисциплин», все это звучало ново и интересно.

Но тогда я и предположить не мог, что спустя не так уж много времени это не только подтвердится, но и станет интересующей меня проблемой.

Реальность, правда, оказалась шире и противоречивее пророчеств моего друга, но тем не менее

Прошло 23 года. Я преподавал на кафедре, и мы проводили выездной цикл в Таллинне. Как раз опять сентябрь. Пик «поющей революции» 1988-го года.

Вместе с моими эстонскими друзьями я был на стадионе, куда собралось, наверное, три четверти Эстонии и где яблоку было негде упасть.

Стоял без всяких усилий милиции благоговейный порядок, и у тысяч людей при исполнении старого эстонского гимна выступали слезы на глазах. И у меня вместе с ними.

&nbs
p; А через пару дней в беседе о происходящем в Эстонии и выслушав какие-то мои поддерживающие слова, мой тогдашний шеф обронил: «Ну, В.Е. – вы лицо заинтересованное». Смысл сказанного дошел до меня, как до верблюда, лишь часа два спустя.

Потом как-то, уже в застольной обстановке, он повторил эту фразу – теперь уже для меня ясную.

Пришлось объяснить, что я рад за этот народ, как, впрочем, и за любой другой, так или иначе сохранивший свои землю, язык, культуру, и как человек, едва не оказавшийся в еврейской резервации на границе с Китаем по, слава Богу, не состоявшейся милости великого вождя – лицо, так сказать, идейно, платонически заинтересованное. Что уж никак не хуже плотской заинтересованности в этой стране как курортной зоне со всякими вкусными и красивыми вещами (это стало началом пути, который привел меня к решению оставить кафедру).

Правда, в это ж время в Латвии замелькал на каждом шагу портрет еврея, достойный кисти Гитлера и «черной сотни» одновременно. Да и во всей Прибалтике, до советской оккупации достаточно многонациональной, на какое-то время все русские оказались подстриженными под одну гребенку «оккупантов». И Карабах воевал. И грузины с абхазами. И Чечня. И московская «охота на брюнетов».

И русские национализм и фашизм. И появление понятия «иностранные религии». И обнаружение в школьных уроках здоровья злых происков Запада, я уж не говорю о провозглашении злосчастной сексологии «геноцидом русского народа». И т.д. и т.п. – список проявлений каждый может продолжить сам.

Идеология «своего и чужого» оказалась всепроникающей и привычной настолько, что часто просто не осознается как таковая.

Мне скажут, что это-де, всюду есть. Моя улица и соседняя. Моя религия и чужая. Монтекки и Капулетти. Англия и Ирландия. Турки и курды. Москали и хохлы. Движение за белое христианство в Америке. Ле Пен во Франции с его эксплуатацией образа Жанны д'Арк и заменой одного «А» на другое (Англии на Алжир).

Еще недавно приличные французы от него шарахались, но сегодня (прошу прощения за длинную цитату): «Расистские настроения получают во Франции всё большее распространение. Об этом свидетельствует опубликованный 15 марта ежегодный отчёт консультационной парламентской Комиссии по правам человека, составленный на основе статистических исследований.

В этом году более или менее убежденными расистами себя назвали 69% опрошенных французов, 61% выразил мнение, что во Франции сегодня слишком много иностранцев. Кроме констатации факта о распространении расистских настроений, специалисты по правам человека обращают также внимание на то, что расизм перестает считаться постыдной тенденцией и, как отмечается в отчёте, это опаснее всего.

Главной мишенью расистов стали нелегалы из стран северной Африки, арабы, против присутствия которых во Франции высказалось 63% опрошенных. В то же время, 21% опрошенных французов признался в антисемитизме и 31% высказал недовольство по поводу того, что у евреев, якобы, во Франции слишком много власти»2.

И даже об Израиле некоторые переселившиеся на историческую родину говорят, что, все, мол, хорошо, только слишком много евреев. Все так. Но это лишь подтверждает, что тема не лежит в области «местной российской патологии», а носит общий характер.

Проблема «свой и чужой» интересует меня в гуманитарно-психологическом плане- в задаваемых этим интересом границах я и буду удерживаться, отдавая себе отчет в том , что внутренние и внешние границы этой проблемы могут быть прочерчены и иначе.

ПРЕДРАССУДОК ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

      Хотя ксенофобия никоим образом не сводима только к национальной/этнической нетерпимости, именно в ней она обретает наиболее законченное и драматическое, если не трагическое выражение, и на этой мдели чаще всего и рассматривается3. Одна из лучших , на мой взгляд, работ в этой области принадлежит И.С. Кону4.

Слово «предрассудок» в наше рациональное время несет на себе определенно негативный отпечаток – по крайней мере, в социальном и социально-психологическом планах. Пред-рассудок — до-рассудка – без-рассудка.

Другое дело, что ни один носитель предрассудка не считает свои взгляды пред-рассудочными или, тем более, без-рассудными: как раз эта негативная сторона обычно приписывается «чужому». Более того, делается множество попыток «научных» обоснований таких предрассудков.

Иначе зачем бы антропометрия времен Третьего Рейха или «исследования» доктора медицинских наук В.

Барабаша в Петербурге, утвержд
ающего, что по «слипанию лейкоцитов» он может пределить еврея в 16-колене? В психологической сфере такие «научные попытки» держатся на софистике, сведении понятия нации к понятию этничности, национальности «по крови», культурно-ментального плана человека — к характеру как набору устойчивых психических свойств и распространении казуистических наблюдений и выводов из них на всю совокупность людей, о которых идет речь. Еще более широкое пространство для подобных игр в наперсток предоставляют так называемые исторические факты, при ближайшей проверке оказывающиеся если не подделкой или подтасовкой, то предвзятыми интерпретациями. Предрассудок стремится не просто выдать себя за рассудок для других, но и – прежде всего – для себя самого.

Здесь у меня возникает одна формально далекая, но по сути близкая ассоциация. В своих записках о сахалинской каторге А.П. Чехов рассказывает удивительно психологически точную и показательную историю. Обыв каторжный срок за грабеж, молодой парень возвращается домой с твердым решением, как сегодня сказали бы, «завязать». Сколько-то времени так и происходит.

Но однажды он слышит о живущем в этом городке купце, который дурно обращается со своими домашними и челядью. Купец, видимо, и правда был не золото, и парня это возмущает. Неделю или две, найдя подходящее место, он наблюдает за жизнью в подворье этого купца.

Читайте также:  Положительное подкрепление - психология

То, что он видит, все больше и больше убеждает его в том, что купец этот – человек нехороший и вполне заслуживает наказания: освободить его от неправедно нажитого и эгоистически используемого было бы не грабежом, а справедливым возмездием.

Он идет на грабеж, обитатели дома случайно просыпаются, дело заканчивается тройным убийством домочадцев купца, за которых парень так страдал, и каторгой – теперь уже пожизненной. Сам парень говорит об наблюдении за жизнью в доме купца удивительно точно: «Злобу копил».

Два момента я хочу подчеркнуть в связи со сказанным.

Во-первых, человек никогда не совершает того, что ему представляется дурным, нехорошим, некрасивым, преступным и т.д. В его сознании всегда происходит некое переосмысливание, представляющее будущий поступок как нечто позитивное.

Происходит подмена, замена, сдвиг, перелицовка, переиначивание – назовите, как хотите – смысла деяния. Затмение или озарение – иной вопрос, но всегда – изменение смысла.

При этом изменение, далеко не всегда осознанное как таковое, и, что не менее важно, обретающее и сохраняющее способность оживляться, актуализироваться в подходящих условиях или становиться достаточно постоянной детерминантой поведения5.

Во-вторых, изменение смысла направлено на отчуждение, на превращение «своего» в «чужого» и связь этого «чужого» с угрозой (реальной или воображаемой – опять-таки другое дело) «своему».

Оно не просто направлено на такое превращение, а и определяется им.

И это не другая сторона явления – это та же самая сторона: как в петле Мёбиуса, идя по которой, ты оказываешься то на черной, то на белой стороне, стороны не меняя.

История религий, культур, обществ, войн, история человечества вообще – история разделения на «своих и чужих», «свое и чужое». Частота связи «чужого» с угрозой и страхом заставляет думать, что речь идет не просто о предрассудках отдельных людей или человеческих групп, а о существовании неких базовых закономерностей страха перед чужим – ксенофобии.

Конечно, хотелось бы думать о ней только как об искоренимом предрассудке или некоей случайной или по недомыслию возникающей аберрации человеческого сознания. Однако, «Бог не играет в кости» (А. Эйнштейн) и «Ничто в мире не происходит случайно или по чьей-то глупости» (К. Гедель). Ксенофобия – не исключение.

Ограничившись только этим, мы можем лишь градуировать степень ее выраженности и проявлений в конитинууме: ситуативная реакция настороженности – закрепление ее в виде невротического страха перед чужим – осложняющая собственную и чужую жизнь негативная установка ко всему чужому — поломка механизмов различения своего и чужого и реакций на это различение. Такая медицинская, восходящая к Эрнсту Кречмеру, количественная (да, разумеется, с переходами количества в качество: норма – невроз – психопатия – психоз) систематизация ксенофобии вполне применима и к отдельному человеку и к человеческим группам. В известном смысле она полезна для понимания явления и даже предупреждения некоторой части некоторой части конфлик
тов. Но остановиться на этой медикализации было бы такой же ошибкой как отождествитье, например, нудизм и эксгибиционизм. Кроме того, она сама требует некоторых дополнительных размышлений, чтобы быть мало-мальски понятной.

ЧУЖОЕ И СВОЕ КАК РОДИТЕЛИ «Я»

      У закономерности, о которой мы говорим, есть и другая сторона, которая одних иожет привести к весьма пессимистическим, а других к оптимистическим оценкам. Но как раз оценочности в ее обсуждении мне бы хотелось бы избежать.

В разных выражениях и контекстах многожды подчеркивалось, что человеческое «Я» не столько прямой результат развития его мозга, сколько отражение его окружения. Как заметил Е. Евтушенко, по окончании материнской беременности нами, начинается беременность нами дома. У А. Вознесенского: «Я — семья.

Во мне, как в спектре, живут семь «Я». Более широко и материалистически сухо у К. Маркса: «Человек есть система общественных отношений». Еще шире и уже духовно – у И. Анненского: «… но в самом Я от глаз — Не-Я ты никуда уйти не можешь».

А «Глядясь, как в зеркало, в другого человека» стало просто столь же крылатой, сколь банальной фразой.

Мысли о чужом при этом просто не приходят в голову – все это свое: свои общественные отношения, своя семья, свой дом, у И.

Анненского власть Не-Я это сочетание «бога и тленности» — то есть высоких измерений жизни, но увиденных своими глазами.

Да и глядеться в другого человека, сколько ни повторяй: «Избави меня бог от друзей, а от врагов я и сам избавлюсь», все-таки куда как приятнее, когда он «свой».

Между тем, свое не существует и не возможно без чужого. Свое очерчено границами, отделяющими его от чужого и являющимися границами своего в восприятии обеих сторон. Чужое – обязательное и необходимое условие своего. Совершенно блестяще это рассматривает Александр Лобок6. Настолько блестяще, что его хочется без конца цитировать. Приведу, однако, лишь ключевые моменты.

«Любая культура – идет ли речь о культурном мире отдельно взятой личности или об историко-географическом кульурном материке – существует постольку, поскольку у нее есть особая система семантических шифров, представляющих загадку для всех, кто смотрит на эту культуру извне.

Любая культура является культурой постольку, поскольку она таинственна для других … Эта система особых семантических шифров культуры и есть не что иное, как мифология культуры. Именно миф является подлинной сердцевиной любой культуры … Миф – это не экзотическая периферия культуры, а сама ее суть.

Потому что проблема культуры – это всегда проблема ДРУГОЙ культуры, которая находится по ту сторону существования ЭТОЙ … И речь идет отнюдь не только о культуре других географических пространств или другой исторической эпохи, но и о культуре другого по сравнению со мной человека … Миф – это то, что позволяет человеку чувствовать себя уютно и естественно в своей культуре и не уютно и не естественно – в чужой … Они смотрят друг на друга из реальностей разных мифов, и каждому из них представляется верхом нелепости точка зрения другого».

Чужое предстает здесь совершенно иначе, оказываясь необходимым на путях не стирания, но сохранения различий между своим и чужим. А в плане развития «Я» – системообразующим фактором. «Я» – всегда система отождествления себя со «своим» (культурой, мифами, традициями и т.

д.), а стало быть и не-отождествления с «чужим». И так же, как в самой культуре, в индивидуальном сознании существуют табу на смешение своего и чужого, проблемы непереводимости или неполной их взаимопереводимости, а как следствие – и относительность взаимного понимания.

Именно здесь и рождаются системы смыслов, как того «что оправдывает существование. Узаконивает. Дает право на существование. Это то, ради чего совершается существование. То, что делает жизнь небессмысленной», — говорит А. Лобок. То, без чего человек не может. То, без чего ему угрожает экзистенциальный вакуум.

Итак, разграничение своего и чужого – условие и важнейшая ипостась «Я», без и вне которого «Я» (человека или культуры) развиваться и существовать не может. Утратить чужое и дать чужому вытеснить свое – равно страшно, равно угрожает обессмысливанием, экзистенциальной катастрофой.

Это отношения взаимодополнительности. Отношения, надо сказать, не лишенные внутренних и внешних противоречий, разрешаемых в весьма тонком и всегда так или иначе рискованном б
алансировании.

Ибо даже уже для маленького ребенка утратить мать и оказаться без остатка растворенным в ее любви – всегда пространство страха, сравнимого со страхом смерти. И он стремится выйти из него, устанавливая сбалансированные отношения в системе «Я – мать». Это путь к самостоятельности при сохранении любви.

«Я» как человек (этот – отдельный и уникальный) и Человек (человечество) живы постольку, поскольку такой здоровый баланс своего и чужого принципиально возможен.

Утрата этого баланса сравнима с болезнью, настигающей эпохи, общества, отдельных людей. Выход в пространство самодовлеющего страха перед чужим и есть ксенофобия в том негативном смысле, в котором это слово обычно используется. Защитой от него становится ксенофобическая агрессия на разных уровнях – индивидуальном, групповом, культурном, политическом.

Продолжение следует

1 — Эрбер ле Поррье – Врач из Кордовы. Алия: Иерусалим. 1989 2 -Б. Шлаен – Европейские репортажию Вестник, №7, 2000 3 — См., например, Психология национальной нетерпимости, Харвест: Минск, 1998 4 — Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений. Новый Мир, 1966. № 9.

5 — Смысл – тема особая. Только что вышла книга Д.А. Леонтьева – Психология смысла. Смысл: Москва, 1999. Для массового чтения ее рекомендовать трудно, но при некоторой склонности и способности пробиваться через сложности специальной терминологии – интересная далеко не только для профессионалов.

6 — А. Лобок – Антропология мифа. ФАУ: Екатеринбург, 1997.

Источник: http://lebed.com/2000/art2121.htm

Свой среди чужих

Многим детям свойственно опасаться всего неизвестного и незнакомого. В том числе и чужих людей. Психологи считают, что это нормально. Но только до тех пор, пока страх не превращает малыша в Маугли, который боялся выйти навстречу людям из безопасного мира джунглей.

Примерно с года дети начинают интенсивно изучать окружающий мир. Стимулом для этого является любопытство.

Легко быть любопытным там, где это безопасно! И куда страшнее сунуть любознательный носик в неизвестный мир и пообщаться с незнакомцами! Для многих детей этот страх становится непреодолимой преградой на пути открытия мира.

Почему так происходит? Оказывается, примерно в это же время дети делят мир на «свой» и «чужой». Свой – это ласковая мама, заботливая бабушка, добрый папа. А чужой – это незнакомцы! Можно ли им доверять?

Есть дети, легко идущие на контакт, а есть и такие, которые боятся людей, нарушающих границы их мира. Некоторые мамы замечали, как резко меняется поведение малыша, стоит чужаку ласково потрепать его по головке, взять за руку, спросить о чем-то. Ребенок мгновенно оказывается за ее юбкой и громко кричит, отпугивая «незваного гостя».

Или ретируется в тайное местечко, в упор не замечая незнакомца. «Неужели мой малыш так и останется маленьким дикарем? Как же ему трудно будет в детском саду!» – беспокойно сетует мама. «Какой умница, что не идет к чужим! – утешает ее бабушка, – нам спокойнее! Никогда не уйдет с незнакомцем».

Кто же прав – мама или бабушка? Что лучше: научить ребенка избегать чужих или же свободно с ними общаться? Попробуем разобраться.

Рождение чужого

Нам, взрослым, трудно понять, что значит для малыша чужой мир. И почему в определенный момент дети воспринимают чужаков как чертиков из табакерки.

Психологи считают, что существенную роль в этом играет фактор неверного формирования агрессии ребенка. Казалось бы, при чем тут детская злость? А ведь в ней скрыта едва ли не основная причина детского страха чужих.

Вернее, в том, что родители не учат ребенка правильно с ней обращаться.

В разное время малыш испытывает разные чувства. Мир то полон любви – мама кормит, качает на ручках, нежно прижимает к себе, поет песенки, то злости – мама в силу разных причин долго не подходит к кроватке, не обращает внимания на плач и желания ребенка.

Сложная смесь злости, гнева, агрессии и доброты к миру не делится в сознании малыша на плохое и хорошее.

Это «деление» помогают осуществить родители! И, к сожалению, порой делают это неверно! По мере взросления в общении с ребенком акцентируются его добрые чувства, а злость становится персоной «нон грата»! «Не бросай кубики о стенку, не колоти ногой в дверь, не бросайся на пол, не кричи!» – не раз за день слышит ребенок от взрослых. Без-условно, нам кажется, что мы правы. А как еще воспитывать? Да, нужно делать замечания, но при этом следует учитывать, что чувства никуда не исчезают! Их нельзя стереть в порошок и развеять по ветру. Они либо загоняются глубоко внутрь, либо проецируются на чужих. Со временем ребенок понимает, что близким не нравится его гнев, а с близкими лучше дружить! И малыш переносит его на чужих. А так как он не понимает, что это его собственная злость, то думает, что этот чужой дядя настоящий злюка. Такая проекция — один из аспектов взросления ребенка, который не может адекватно воспринимать агрессию и верно ее выплескивать.

Читайте также:  Развитие доброжелательности - психология

Всех люблю!

У этой проблемы есть и обратная сторона. Если ребенок слишком доверчив и послушно подает ручку незнакомцу, то это не может не вызвать опасения у родителей.

И тут мамам и папам стоит призадуматься: а почему их малыш за конфетку готов идти с чужаком хоть на край света?! Психологи считают, что у абсолютно доверчивого ребенка внутренняя агрессия направлена на него самого, в результате он никому не может отказать.

А граница между чужим и своим полностью стерта: «все люди – братья»! Так часто случается в семьях, где за ребенком с момента рождения ухаживают няни, а мама полностью посвящает себя работе. Если няни часто меняются, малыш не успевает понять, в ком из взрослых заключена основа его безопасности.

Кто свой, а кто чужой? Без-условно, такой ребенок вырастает общительным, привыкая к смене чужих лиц. Казалось бы, какие могут быть сомнения?! Открытый, доверчивый миру ребенок, у которого нет проблем с общением.

Чего тут голову ломать? Но такой малыш не осознает, что иногда мир бывает опасен! А люди в нем встречаются разные! И порой, чтобы от них защититься, нужно разозлиться – покусаться, закричать, зашипеть, затопать ногами, замахать руками на незнакомца, который взял за руку, если его об этом не просили. В этом смысле весьма поучительны сказки.

По-мните, чем закончилась история слишком доброй Красной Шапочки? Девочка была столь доверчива, что поверила Господину Волку. Не пугайте этим примером малыша: «Вот видишь, что бывает со слишком доверчивыми девочками!» Но обязательно научите его выражать агрессию там, где ему этого хочется. Как поступает ребенок с нормальной агрессивностью, если к нему подошел незнакомец и взял за руку? Он ее вырвет, отбежит на безопасное расстояние, да еще и язык покажет! Дети должны уметь балансировать в отношениях с незнакомыми людьми. Не идти с теми, кого не знают, но и не прятаться за диван, когда к родителям приходят гости.

Доверять – не дверять?

Чтобы правильно относиться к незнакомцам, нужно научить ребенка искать золотую середину между опасностью и доверием по отношению к ним. И воспитывать это следует постепенно. В три этапа: позволить ребенку принимать и выплескивать злость, научить его делить мир на «свой – чужой» и уметь контролировать собственное чувство тревожности.

Впрочем, все по порядку! Что происходит, когда родители сдерживают злость ребенка? Она загоняется внутрь. Проблем у такого малыша множество. Но мы говорим о его отношении к чужим. И здесь развитие идет по двум сценариям: ребенок либо переносит негатив на незнакомцев (на своих злиться плохо, а на чужого можно).

Либо не может ему отказать – злиться вообще запрещено! Из таких детей вырастают взрослые, которым трудно сказать «нет!». Ведь умение отказать – это не что иное, как цивилизованное выражение агрессии. Как же научить ребенка правильно злиться? Допустим, он начал кидать все, что под руку попало, в маму, которая не дала внеочередную порцию шоколадки.

Кричать на него? Ошибка! Он как раз и начнет думать, что злиться – это нехорошо, раз такие жесткие ответные меры. А злиться – это нормально! Вот и скажите малышу об этом: «Ну что ж! Ты сейчас злишься! Позлись немножко, а я подожду!» Обозначьте его эмоцию, пусть он знает, что у него есть и добрые, и злые чувства.

И оба имеют право на существование! «Но ведь он совсем разболтается! – скажет строгий родитель. – И научится вести себя плохо». А вы направьте его злость в нужное русло. Скажите, что в человека бросать ничего нельзя, зато если очень хочется позлиться и пошвыряться вещами, то можно – на пушистый ковер, на мягкий диван, о стенку.

Вы дали его агрессии право на существование, и он не станет переносить ее на незнакомца, думая, что каждый из них – Кощей Бессмертный!

Свой – не чужой!

Ребенок должен делить мир на «свой – чужой». Неверно, когда границы стерты. Но тут папе с мамой вначале стоит пересмотреть свое отношение к малышу.

Если не позволять ему отказывать взрослым и вести себя порой так же дерзко, как Пеппи Длинный- чулок, если слишком часто доверять ребенка бабушкам и няням и не проводить с ним хотя бы час в день, то он своих и чужих замкнет в единое пространство! И в каждом ему захочется видеть доброго Деда Мороза, которому нельзя отказать: а вдруг не подарит подарок? Он не хочет знать, что Дедушка Мороз бывает не только добрым, а еще и колючим и злым.

Проводите больше времени в кругу близких и родных ему людей, играйте в совместные игры, рассказывайте сказки, где герой встречает чужих персонажей, и обозначайте: «Это незнакомец! Это не свой!» Возьмите историю Колобка: убежал, доверился обворожительной, но хитрой незнакомке Лисе, за что и поплатился! Заметьте ребенку, что незнакомцы бывают разные. Такие же доверчивые, как сам Колобок, и такие же коварные, как Лиса! И в общении с ними в первую очередь нужно быть осторожными!

Показать пример

Сами родители должны быть внимательнее к своим эмоциям. Если мама тревожная и часто пугается нестандартных ситуаций, в которых есть незнакомцы, то и ребенок будет бояться чужих.

Если мама слишком опекает свое чадо, это тоже разовьет в ребенке тревогу: не буду ни с кем общаться, а то как бы чего не вышло! Если мама – душа нараспашку, с каждым готова поделиться информацией о себе, ребенок, возможно, будет ей подражать. Учите детей гармонично относиться к чужим: не слишком закрываться, но и не слишком доверять.

Объясните, что с чужими взрослыми людьми без мамы и папы нельзя знакомиться. А вот если рядом кто-то из своих, то малыш тоже может пообщаться, если захочет!

Научите его осторожному отношению при первом знакомстве.

Пусть вначале присмотрится к человеку, понаблюдает, как разговаривают с ним мама и папа, а затем решит, хочет ли он сам с ним поболтать! Во время встреч со знакомыми, но неблизкими людьми держите дистанцию в общении: малыш должен научиться проводить границы.

Позволяйте ему прятаться за вас и не вытаскивайте его оттуда силой, чтобы представить собеседнику. А позднее, если для вас важен этот человек и ребенку предстоит его встречать и с ним общаться, расскажите малышу о нем: используйте при этом теплые, добрые слова.

Чтобы более доходчиво объяснить, как следует вести себя с незнакомцами, придумайте сказку про медвежонка, который заблудился в незнакомом лесу. «А когда он встретил незнакомого зайца, то вначале отступил на пару шагов назад, потом принюхался, потом посмотрел – нет ли у него острых когтей и острых зубов – и только затем решил спросить, как найти дорогу в родной лес».

Читать на эту тему:

  • Осторожно, чужой!
  • Ой, боюсь чужую тетю!
  • Синдром Красной Шапочки

Источник: http://www.parents.ru/article/svoj-sredi-chuzhix/

Совет психолога — как оградить личное пространство

Совет психолога: как оградить личное пространство от вмешательства извне. Что формирует психологические границы личности. Знать, чтобы применять.

Современная психология делит границы на физические, эмоциональные и психологические. Последние определяют способы коммуникации и представления окружающих о человеке. «Недотрога», «человек в футляре», «липучка» — все это про взаимоотношения с границами, своими и чужими.

То, насколько велики психологические границы человека, зависит от места его рождения и проживания. У жителей мегаполисов личное пространство намного меньше, чем у сельчан.

Оно постоянно подвергается вторжению и для того чтобы отстоять свое личное пространство, городскому жителю приходится идти на некоторые жертвы – стоять в пробках, но при этом находиться одному в автомобиле, ограничивать себя во всем ради покупки отдельной квартиры. По этой же причине закрытость и агрессия являются неотъемлемой частью психологического портрета человека, проживающего в большом городе.

Что влияет на формирование психологических границ

  1. Во многом границы определяет характер. Чем больше в человеке экстраверсии, чем сильнее желание быть на виду – тем легче он нарушает чужие границы и проще переносит нарушение своих.

    Интроверты же, наоборот, очень чувствительны к тесным контактам и бережно относятся к чужим границам.

  2. Детство также накладывает свой отпечаток на понимание личного пространства.

    Размер отчего дома, образ жизни родителей, количество братьев и сестер – все это играет свою роль.

Психологические границы человека и семья

Наиболее часто личные границы нарушаются в семье. А это – прямой путь к скандалам и ссорам. Возможно, это покажется странным, но психологи считают, что замки в ванных комнатах, на дверях спальни или тумбочках – вещь очень полезная. А также напоминают, что телефон, ноутбук и аккаунт в социальных сетях – это тоже личная территория, на которую без приглашения заходить не стоит.

Впрочем, бывают ситуации, когда договориться невозможно, потому что один из партнеров игнорирует разумные доводы и настаивает на полном контроле над супругом. Потребность грубо нарушать чужие границы – глубинная проблема, идущая из детства. Избавиться от нее с помощью бесед или силы воли невозможно. Остается одно – идти на консультацию к семейному психологу.

Еще одна проблема – замкнутость, страх впустить кого-либо в свое личное пространство. Причины подобного поведения опять же стоит искать в детстве – жесткий стиль воспитания, отказ в праве на что-то личное. Помочь в таком случае может, в первую очередь, терпение.

Для начала стоит наладить чуть больший телесный контакт, позже можно попробовать слегка расширить темы разговоров – от формальных к более личным. При этом нужно делиться своими чувствами, на своем примере показывая, что близость не опасна.

Не нужно требовать от партнера полной откровенности, важно найти золотую середину.

Как не допускать вмешательства в ваше пространство

Сохранность собственных границ бывает под угрозой не только в семье, но и на работе, среди друзей и знакомых. Многим людям, особенно женщинам, трудно сказать «нет». И снова корни проблемы уходят в детство. Малышей заставляют делиться игрушками, слушаться взрослых и всегда быть вежливым. А все робкие попытки отстоять свои интересы встречаются в штыки.

Научиться отказывать можно и даже нужно. Для начала нужно понять, что отказы – это не так страшно. Нередко люди переоценивают значение слова «нет». Представьте себе, что вы уехали в другую страну и помочь не можете – если ситуация может решиться без вашего участия, ваш отказ не приведет к катастрофе.

Отказ выявляет истинное отношение человека. Те, кому вы дороги, к отказам отнесутся с уважением и пониманием.
Отказывать нужно просто и коротко, фразы «Извини, я не могу» вполне достаточно. Объяснения допустимы по вашему желанию.

Бережное отношение к своему и чужому личному пространству поможет наладить семейную жизнь, общение в коллективе и избежать «пограничных конфликтов».

Если же вы пытались самостоятельно решить «пограничную проблему», но… не получается, то психологи нашего Центра всегда готовы прийти вам на помощь. Консультация психолога поможет вам найти причины «пограничных конфликтов» и пути их устранения. Звоните!     

Источник: http://rad-gizni.ru/psihologiya-lichnosti/soblyudaem-granicy-svoi-i-chuzhie.html

Ссылка на основную публикацию