Положительное подкрепление — психология

Джон Фишер. О чем думает ваша собака

Положительное подкрепление - психология

Метод положительного подкрепления можно применять при дрессировке любых животных, но особенно он подходит для собак. Это система, целиком опирающаяся на побудительный мотив (стимул) и отвергающая физическое воздействие или силу в любых их проявлениях. Этим методом могут пользоваться даже дети.

Он не требует какого-либо природного дара (таланта) дрессировщика. Он не связан с каким-то особым тоном, выбором подходящего времени, не основан на регулярной практике и не опирается на какую-либо из традиционных теорий дрессировки собак. Все, что требуется – ваш разум и какой-нибудь лакомый кусочек.

Как научить собаку, чтобы она по команде ложилась в каком-нибудь определенном углу комнаты? Для этого существует два способа:

1. Можно бить собаку плеткой всякий раз, когда она пойдет в какой-либо другой угол и вообще бить до тех пор, пока она не усвоит, что указанное вами место – единственное безопасное убежище.

2. Можно дать собаке особенно вкусный кусочек в этом уголке и полностью ее игнорировать, когда она пойдет в какую-то другую часть комнаты.

Я совершенно уверен, что, прочитав эти строки вы сказали себе: «Ну, это рассуждения на уровне здравого смысла. Что тут такого нового?» Разумеется, это здравый смысл.

Каждый владелец собаки ежедневно поступает подобным образом и дома, и вне его стен, не задумываясь о том, что и как он делает.

Хотя почему-то, когда требуется сделать некоторое усилие и чему-нибудь научить свою собаку, мы становимся в позу дрессировщика и вспоминаем стародавний подход: «Ты собака, я хозяин. Я приказываю, ты подчиняешься».

Когда дома вы подзываете собаку, вы обычно намерены покормить ее или взять на поводок и повести на прогулку, или показать, что вы уронили еду на пол в кухне и хотите, чтоб она все подчистила. Действительно, дома мы редко зовем собаку просто так, обычно это происходит по какой-то причине, и в большинстве случаев выполнение команды сулит собаке что-то приятное.

В результате лишь немногие люди жалуются, что собака не идет на зов дома. А в ближайшем парке дело обстоит совсем иначе. Вы гуляете, она свободно бегает, играя с другими собаками, охотится за белками, роется в мусорных урнах, в то время как вы погрузились в собственные мысли. У ворот парка вы зовете ее, чтобы вести домой.

И тут она, бросив на вас взгляд, направляется в противоположную сторону. (Такое все мы видим на улице чуть не каждый день.) В этот момент вы говорите себе: «Я должен наконец выдрессировать свою собаку». Вы ее уже выдрессировали. Вы преуспели в том, что научили ее не подходить к вам. Как? Очень просто.

Собака быстро усвоила: если она не подойдет, то будет вознаграждена более длительной прогулкой. Если же она к вам подойдет, то лишится удовольствия: ее отведут домой.

Если бы вы применили ваши «домашние приемы» дрессировки команды «Ко мне!», подзывая пса около ворот, давая лакомство и затем делая еще круг по парку, то вскоре, услышав зов, он летел бы к вам пулей. Подкуп? Я называю это здравым смыслом.

Сколько раз уже мне приходилось прятать улыбку, когда ко мне обращались люди, которые сталкиваются с проблемами нежелательного поведения своих собак, и я в ответ предлагаю им попробовать награждать собаку за хорошее поведение, вместо того чтобы думать, каким образом наказать ее за нежелательное поведение. Хозяева недоумевают: «Вы хотите сказать, что я должен его подкупать?» По-моему, это довольно забавно: то, чему ученые, психологи и бихевиористы (специалисты по проблемам поведения) придумали замысловатые названия вроде «модификации поведения», «реабилитационная психотерапия», «психология поведения» и так далее, широкой публикой все еще расценивается как подкуп.

Впрочем, на самом деле важно другое – при правильном применении положительное подкрепление весьма эффективно: оно изменяет нежелательное поведение.

Существует ряд основополагающих принципов, которые определяют успех применения положительного подкрепления как метода дрессировки.

Но прежде чем начать применять эти принципы или законы с помощью специальных обучающих упражнений в процессе дрессировки собак, необходимо рассмотреть отдельно каждую стадию обучения, ее цель и желаемый результат.

Как действует положительное подкрепление

Прежде всего мы вообще должны забыть об упражнениях. Все, что нас интересует для начала – это первый шаг в нужном направлении. Представим себе, например, что мы хотим научить касатку выпрыгивать из воды. Мы даем свисток (команду) и ждем. Затем ждем еще немного, а зачастую бывает, что ждем еще и еще.

Очевидно, сначала касатка не имеет представления о том, что от нее требуется, когда звучит свисток. Поэтому нам приходится ждать, чтобы она зачем-нибудь высунула нос из воды. Точно в этот миг мы снова свистим в свисток и даем ей рыбу. Когда она проплывает внизу, мы снова свистим и ждем.

Процедура повторяется до тех пор, пока касатка не выйдет на уровень «ага!»: «Ага! Когда я слышу звук свистка, я получаю рыбу». Этот уровень понимания – уровень «ага!» – не может считаться закрепленным, до тех пор вы не добьетесь, чтобы происходило десять из десяти возможных немедленных реакций на свисток.

Пока это не достигнуто, не следует переходить к следующему этапу дрессировки.

На первом ее этапе кажется, что прогресс не очень заметен, однако для успеха обучения крайне важно, чтобы каждый этап заканчивался достижением уровня полного понимания.

Если вы этого добьетесь, то обнаружите, что, по мере перехода к каждому следующему этапу превращение первоначальной реакции в распознаваемую цепочку движений идет очень быстро. Теперь мы подходим к этапу дрессировки, который называется «формирование».

Нам нужно заменить уже сложившуюся цепочку: «свисток – появление носа – обязательная рыбка», новой цепочкой: «свисток – касатка выпрыгивает из воды – рыбка дается иногда». Достигается это следующим образом.

Формирование поведения означает, что мы делаем один маленький шаг в нужном направлении и продвигаемся к конечной цели, подкрепляя каждый сделанный шаг. Так мы обеспечиваем безусловное выполнение этой части цепочки, прежде чем двигаться дальше.

Здесь наблюдается интересное явление: выполнение определенных действий, надежно затренированное с помощью вознаграждения, можно сделать еще более четким, если вознаграждение задерживать. Предположим, затренирована такая реакция касатки: на десять свистков она десять раз немедленно высовывает нос из воды.

На одиннадцатый раз говорим: «Недостаточно хорошо, рыбы ты не получишь». Можно предположить, что теперь касатка подумает: «Но я всегда получаю рыбку. Наверное, кто-то ее стащил раньше меня. В следующий раз надо живее пошевеливаться». И на двенадцатый раз вы получите более быструю и энергичную реакцию касатки: она высунет из воды всю голову целиком.

За это безусловно полагается рыбка, но теперь и в дальнейшем – только за это.

Дальше будем формировать цепочку: «свисток -появление из воды всей головы целиком – при немедленной реакции рыбка в награду в десяти случаях из десяти». Лишь затем можно будет перейти к следующему этапу. Кажется, что обучаемый с каждым этапом все скорее понимает, что от него требуется и возникает эффект снежного кома.

Я намеренно воспользовался примером касатки чтобы подчеркнуть главное: весь процесс обучения может осуществляться без какого-либо физического воздействия. Сначала мы ждем верного шага в нужном направлении и вознаграждаем его, затем закрепляем и придаем законченную форму.

Хозяин: «Какая разница между всем этим и подкупом?» Я: «Подкуп – это использование награды в качестве соблазна, для того чтобы стимулировать движение. Подкрепление – это вознаграждение, получаемое за добровольное движение».

Хозяин: «Всегда ли давать награду?» Я: «Прием действует лучше, если вы даете награду не всегда. Когда модель поведения сформирована, только самая быстрая, ярко выраженная и сильная реакция вознаграждается.

Иногда ученику придется выполнить отработанную цепочку шесть или семь раз, прежде чем последует вознаграждение».

Хозяин: «Обязательно ли давать в награду что-то съедобное?» Я: «Наградой может быть что-то другое, ради чего, с точки зрения ученика, стоит выполнять определенные действия. Было бы бессмысленно пытаться сформировать мое поведение с помощью тарелки капусты, если я терпеть не могу капусту!

Как применять положительное подкрепление

В главе «Как учатся собаки» я рассказал о том, как научил свою первую собаку искать и приносить вещь (соответствует команде «Аппорт!»). Теперь я расскажу вам, как я научил выполнять это задание свою нынешнюю собаку.

На обучение моей первой собаки ушло несколько недель, и она так и не научилась выполнять команду по-настоящему хорошо. Это была немецкая овчарка – порода славится хорошей обучаемостью.

Читайте также:  Логическое мышление и житейский абсурд - психология

Моя теперешняя собака выполняет то же задание с огоньком в глазах и невероятной для собаки ее размеров быстротой. Это – японская акита, порода, известная своим упрямством.

Я провел много времени на дрессировочной площадке, в течение ряда недель обучая мою немецкую овчарку. В течение нескольких дней, затрачивая по несколько минут в день, я обучил акита, ни разу даже не встав с кресла.

Используя этот метод, я недавно помог проводнику полицейской собаки достичь того же результата при дрессировке немецкой овчарки.

Фактически нам потребовалось меньше обычного времени, чтобы довести совершенно необученную собаку до стандарта министерства внутренних дел, причем достигнутые результаты были гораздо выше тех, которых добиваются, применяя обычные методы дрессировки.

Кличка моей собаки – Йоко. Поняли? Джон Йоко. Ей было пятнадцать месяцев, когда я реши научить ее искать и приносить брошенный предмет.

Сейчас у меня не остается времени, чтобы самому участвовать с моими собаками в соревнованиях, где собаки демонстрируют свои умения, но я все еще сужу такие состязания.

И вот однажды один хозяин-участник обронил мимоходом замечание, которое побудило меня учить мою собаку искать и приносить брошенный предмет. Парень сказал: «Вы никогда не научите акита выполнять эту команду как следует». Когда мне бросают вызов, я загораюсь.

Я сидел за письменным столом в своей приемной, рядом на столе я поставил коробочку с лакомством. Протягивая собаке гантель, я говорил: «Возьми!» Йоко нюхала перекладину, а я говорил: «Хорошая девочка!» – и давал ей угощение.

Первое занятие продолжалось около пяти минут, и она получила вознаграждение сразу после быстрой реакции примерно в 60% случаев.

В остальных случаях за правильные реакции иногда тоже давалось вознаграждение, но только после того, как собака нюхала стол, карабкалась на меня, лаяла или делала еще что-нибудь, стараясь получить вознаграждение. На следующем занятии в тот же день был достигнут уровень понимания (уровень «ага!»).

Йоко тыкалась носом в гантель всякий раз, когда я давал команду. На формирование действия и переход к следующей стадии потребовалось несколько больше времени. В течение четырех занятий по пять минут каждое она пробовала делать самые разные вещи чтобы получить награду. Отношение было: 15%; 25%; 70%; 100%.

Теперь я уже требовал, чтобы она не тыкалась в гантель носом, а лизала ее. Не дав ей угощения, когда она в очередной раз лизнула гантель, я попал в точку, что вызвало эффект снежного кома гораздо раньше, чем я сам того ожидал. Она решительно выхватила гантель у меня из рук смотрела на меня, как будто говоря: «Смотри, глупыш, я ее взяла… Давай еду!»

Никто не может заранее определить модель формирования поведения при выполнении задания. Мы можем запланировать известную структурированную последовательность, но при обучении нам придется руководствоваться темпом, который установит само животное.

После того как вы вознаградили собаку за определенное движение, оно должно стать единственным движением, за которое дается награда, пока оно не будет затренировано. Йоко сделала больший шаг вперед, чем я ожидал, и, поскольку я ее с энтузиазмом наградил, мне пришлось ждать, чтобы она его повторила.

Это отняло меньше времени, чем я ожидал, но надо учесть, что Йоко очень прожорливая собака.

После такого огромного рывка вперед вся цепочка действий формировалась очень легко.

Прошло совсем немного времени, и я уже бросал гантель на кушетку в дальнем конце приемной, а Йоко приносила ее по команде и садилась передо мной, держа ее в зубах, гордая.

В первый же раз, когда на свежем воздухе я опробовал дать одно из тех упражнений, что предлагаются на состязаниях, она получила бы у меня за их выполнение все десять баллов из десяти. Но кажется, я несколько пристрастен.

Возьмем теперь два простых действия: выполнение команд «Сидеть!» и «Лежать!». Попытаемся, используя наш метод и не применяя силу, научить собаку четко реагировать на данные команды. Чтобы ускорить процесс, необходимо прибегнуть к подкупу.

Иными словами, мы показываем награду, чтобы стимулировать движение. Как только достигается этот уровень понимания, мы обращаемся к команде и подаем ее только голосом, затем ждем, чтобы было сделано верное движение. Тогда мы придаем этому движению законченный вид.

Для отработки команды «Сидеть!» покажите собаке лакомство, даже дотроньтесь им до кончика ее носа. Скажите: «Сидеть!» – и медленно переместите лакомство вверх и назад, чуть дальше линии глаз собаки.

Сложение у собак такое, что если голова поднимается вверх и назад, то задняя часть туловища непременно опускается.

Для отработки команды «Лежать!» выберите такое препятствие, чтобы для его преодоления собаке нужно было лечь на брюхо. Это будет зависеть от размера собаки. Например, для немецкой овчарки подошел бы кофейный столик.

Подведите к нему собаку и предложите ей лакомство, держа его в руке под столиком, то есть под препятствием.

Когда собака потянется за лакомством, медленно отодвигайте его под препятствием, побуждая собаку двигаться следом и командуя при этом: «Лежать!» В тот момент, когда ее брюхо коснется пола, дайте вознаграждение.

Теперь, когда мы научили свою собаку делать то, чего мы от нее добиваемся, остается отучить ее делать то, что нам не нравится. Для достижения этой цели используем систему отрицательного подкрепления.

«Назад Вперед »

Источник: http://www.bule4ka.ru/books/zoopsychology/dog-thinks/positive

Систематическое использование подкрепления — Популярная Психология

Систематические программы, часто называемые управлением случайностью и заключающиеся в управлении подкреплением с целью подавления нежелательного поведения или проявления и сохранения эффективного поведения, позволяют достигнуть значительного успеха, особенно в лечебных заведениях.

Подавление проблематичного поведения сводится к тому, чтобы убрать положительные стимулы, подкрепляющие его, в тех случаях, когда их удается идентифицировать.

Иногда идентификация не вызывает никаких затруднений, как, например, в приведенном ниже случае.

Иногда она требует чрезвычайно тщательного наблюдения и анализа, которые позволяют терапевту узнать, что именно поддерживает неадаптивное поведение.

Разбор случая: поведенческая терапия для любителя пускать пыль в глаза. Родители привели Билли, 6-летнего первоклассника, в психологическую клинику, потому что он ненавидел школу, а его учительница сказала им, что демонстративное поведение их ребенка разлагает класс и способствует изоляции мальчика.

Наблюдения за Билли и его родителями во время первого интервью ясно показали, что и мать и отец с восхищением и без всякой критики относились ко всему, что делал их сын.

После проведения дальнейшей оценки была предложена программа, включающая в себя три фазы: 1) родителям показали различие между демонстративным и подобающим поведением Билли; 2) им предлагалось выказывать отсутствие внимания и интереса в случае демонстрации их сыном неадаптивного поведения, но одобрять подобающее его поведение, и 3) учительнице Билли посоветовали игнорировать его, насколько это возможно, когда он вел себя демонстративно, и обращать свое внимание на тех детей, которые вели себя подобающим образом.

Несмотря на то что в течение нескольких первых дней осуществления программы демонстративное поведение Билли в классе усилилось, в дальнейшем оно резко пошло на убыль, когда не стало получать подкрепления со стороны родителей и учительницы. По мере ослабления неадаптивного поведения мальчика одноклассники стали лучше относиться к нему, что, в свою очередь, помогло подкрепить его положительные поведенческие паттерны и изменило негативное отношение ребенка к школе.

В случае Билли нежелательное поведение было изменено посредством уничтожения подкрепляющих его стимулов. В других случаях терапия необходима для того, чтобы установить желаемое поведение. При этом чаще всего используются следующие техники: формирование ответа, жетонная система и заключение контрактов о поведении.

Формирование ответа.

При формировании ответа часто используют положительное подкрепление, то есть постепенно приближаются к такой ответной реакции, которая вызывает активное сопротивление или изначально отсутствует в репертуаре поведения индивида. Такая техника широко применяется в работе с проблемным детским поведением. Хорошей ее иллюстрацией может быть следующее классическое исследование.

Разбор случая: формирование поведения у аутичного мальчика. У 3-летнего аутич — ного мальчика отсутствовало нормальное вербальное и социальное поведение.

Он не умел правильно есть, ему были свойственно саморазрушительное поведение и неуправляемые вспышки ярости. Незадолго до этого он перенес операцию по поводу катаракты и должен был носить очки для восстановления нормального зрения.

Однако он отказывался делать это и разбивал одну пару очков за другой.

Для решения проблемы с очками терапевт применил технику формирования поведения. В начале мальчика научили ожидать получения кусочка сластей или фруктов при звуке игрушечного звонка. В дальнейшем перешли к обучению с оправами от очков.

Сначала мальчика поощряли конфетами или фруктами, когда он подбирал оправу, затем, — когда держал ее; и далее — поэтапно: когда носил в руках, подносил к глазам, прикладывал под любым углом к голове.

Читайте также:  Социология счастья - психология

Благодаря последовательному приближению к заданной цели мальчик, в конце концов, научился носить очки с корректирующими линзами в течение 12 часов в сутки.

Жетонная система. Одобрение и другие неосязаемые положительные стимулы могут оказаться неэффективными, если программы модификации поведения используются при тяжелых неадаптивных поведенческих паттернах.

В таких случаях подобающее поведение может вознаграждаться вещественными положительными стимулами в виде каких-либо символов, которые в дальнейшем можно обменять на желаемый предмет или определенные привилегии.

В ходе работы со стационарными больными, страдающими шизофренией, было, например, установлено, что большинству пациентов посещение больничного магазина, прослушивание музыкальных записей и просмотр кино казались привлекательными занятиями. В результате данные виды деятельности были выбраны терапевтом в качестве положительных стимулов за социально приемлемое поведение.

Чтобы получить разрешение на любое из этих занятий, клиент должен был заработать определенное количество жетонов, демонстрируя в палате соответствующее поведение. В главе 18 мы опишем еще одну программу по «экономике жетонов», оказавшуюся чрезвычайно успешной и используемой при работе с хроническими клиентами, постоянно находящимися в больнице и считавшимися не поддающимися лечению.

Жетонную систему использовали с целью формирования адаптивного поведения, варьирующего от элементарных реакций, например соблюдения основных правил в процессе еды и уборки постели, до ежедневного выполнения ответственной работы в больнице.

В последнем случае экономика жетонов напоминает внешний мир, где человеку платят за сделанную работу жетонами, которые позднее можно обменять на желаемые предметы и занятия.

Использование жетонов в качестве положительных стимулов за надлежащее поведение имеет ряд несомненных преимуществ: 1) количество заработанных жетонов непосредственно зависит от количества проявлений желательного поведения; 2) жетоны, как и деньги во внешнем мире, можно сделать единым общим платежным средством, то есть на них можно что-либо «купить», они не являются предметом потребления, сохраняют свое побуждающее значение; 3) жетоны помогают сократить временной разрыв между надлежащим исполнением и подкреплением; 4) количество заработанных жетонов и способ их «траты» зависят главным образом от самого клиента и 5) жетоны служат своего рода мостом между больничным окружением и требованиями, системой оплаты, существующими во внешнем мире.

Конечной целью «экономики жетонов», как и других программ, использующих внешнее подкрепление, является не только получение желаемых ответных реакций, но и доведение их до того уровня, когда выработанные адаптивные действия будут подкреплять сами себя; таким образом будет обеспечено естественное, а не искусственное вознаграждение за желательное поведение. Так, для того чтобы помочь детям преодолеть трудности чтения, в самом начале можно использовать внешнее подкрепление. В то же время предполагается, что, как только ребенок научится читать, данный навык обеспечит внутреннее подкрепление, поскольку малыш сможет наслаждаться самим процессом чтения.

Эффективность политики жетонов была наглядно продемонстрирована на примере пациентов, страдающих хронической шизофренией или задержкой умственного развития, а также на детях, однако в последнее время ее применяют не так уж часто.

В некоторой степени это обусловлено сокращением бюджета, выделяемого на обучение медицинского персонала больниц, необходимого для осуществления таких программ. «Экономику жетонов» плохо понимают неспециалисты, которые считают ее негуманной и грубо манипулятивной.

Если эти люди «больны», рассуждают обыватели, то им следует получать медицинскую помощь, а не вознаграждение за «осуществление каких-либо действий». К сожалению, такое мышление превращает хронических больных в социальных инвалидов.

Заключение контракта о поведении. Техника, называемая поведенческим контрактом, используется при некоторых типах психотерапии и поведенческой терапии с целью идентификации поведения, подлежащего изменению, и повышения вероятности того, что эти изменения произойдут и сохранятся в дальнейшем.

Согласно определению, контрактом называется соглашение двух или более сторон, в котором фиксируются взаимные обязанности по отношению друг к другу.

В соглашении, часто в письменной форме, указывается необходимость изменения поведения клиента, равно как и ответственность другой стороны за то, что он получит, например, ощутимую награду, привилегии или внимание терапевта в случае выполнения указанных условий.

Специалисты в области поведенческой терапии на начальном этапе работы с клиентом нередко делают основной упор на заключении такого контракта, что помогает рассматривать лечение как совместное предприятие, за которое обе стороны несут ответственность.

Контракты часто применяют в процессе поведенческой терапии пар, когда официально оговариваются, нередко в письменной форме, принципы, управляющие обменом «подкрепления» между страдающими сторонами. Например, муж может согласиться ходить в новый ресторан раз в месяц в обмен на согласие жены говорить об учебе детей не чаще трех раз в неделю. Исследования показали, что этот метод приводит к желаемому результату.

Заключение поведенческого контракта может способствовать успеху терапии в силу ряда причин: 1) появляется возможность четко структурировать отношения в процессе лечения, дать клиенту ясное понимание роли каждой из сторон; 2) подчеркивается ответственность самого клиента и вводится система вознаграждений за изменение поведения; 3) указаны ограничения, связанные с лечением, то есть продолжительность сессий и то, чему они посвящены; 4) по соглашению сторон, некоторые формы поведения могут быть исключены из сферы внимания терапии, что позволяет определить соответствующее содержание терапевтических сессий; 5) легче определить задачи лечения и 6) в программу можно включить критерии, определяющие степень успешности достижения поставленных целей.

В некоторых случаях возможно заключение контракта между трудным ребенком и учителем. В соответствии с контрактом ребенок сохраняет или получает определенные привилегии до тех пор, пока ведет себя согласно договоренности.

Обычно директор школы также участвует в заключении контракта. Это позволяет проводить определенные действия, выходящие за пределы возможностей учителя, например удалять ребенка из класса за дурное поведение.

Мы не знаем терапевтов, которые верили бы в то, что подобные официальные терапевтические контракты как способ регуляции межличностного поведения характеризовались долгосрочностью.

Скорее, как и в случае аверсивной терапии, с помощью контрактов прерывают на некоторое время самоподдерживающееся дисфункциональное поведение, что позволяет выработать новые ответные реакции, которые могут оказаться более адаптивными и приемлемыми.

Лечение с помощью биологической обратной связи. Долгое время широко бытовало мнение о том, что невозможно произвольно контролировать такие физиологические процессы, как число сердечных сокращений, электрическое сопротивление кожи и показатели артериального давления. Однако в начале 1960-х годов эти взгляды претерпели изменения.

Большое количество исследований, проведенных с помощью чувствительных электронных приборов, позволяющих точно измерять физиологические реакции, показало, что многие процессы, ранее считавшиеся непроизвольными, на самом деле поддаются изменениям посредством опе — рантного научения.

Так, Киммель продемонстрировал, что электрическое сопротивление кожи, отражающее активность потовых желез, регулируется с помощью оперантного научения.

Давно признается значение нервной системы в развитии анормального поведения. Например, ее активация является важным фактором, вызывающим состояние тревоги.

Многие исследователи применяли методы, разработанные в процессе выработки условных рефлексов, для модификации каких-либо состояний, реакций организма, например с целью изменения сердечного ритма пациентов, жалующихся на его нерегулярность, излечения заикания, используя информацию об электрическом потенциале мускулатуры речевого аппарата, и уменьшения боли в пояснице или хронических головных болей.

Метод лечения, заключающийся в том, что человека учат влиять на свои физиологические процессы, называется биологической обратной связью.

Обычно в процессе лечения методом биологической обратной связи выделяют несколько этапов: 1) мониторинг физиологической реакции, которая подлежит модификации; 2) преобразование информации в визуальный или аудиосигнал и 3) обеспечение способа получения информации об обратной связи, который наиболее быстро указывал бы субъекту на то, что желаемое изменение произошло. При наличии обратной связи субъект может попытаться уменьшить свою эмоциональность, точно так же, как в случае понижения температуры кожи. По большей части обратная связь направлена на то, чтобы снизить реактивность какой-либо системы органов, иннервируемой нервной системой, обычным физиологическим компонентом ответной реакции тревоги.

Подавляющее большинство специалистов согласны с тем, что с помощью научения в какой-то степени можно регулировать многие физиологические процессы, однако применение метода обратной связи для изменения аномального поведения дает противоречивые результаты.

Многочисленные, но тщательно контролируемые исследования, демонстрирующие клиническое применение метода обратной связи, зачастую не согласуются с предварительным предположением о значительном улучшении состояния клиента в результате его использования.

Читайте также:  Привлекательность молодого человека: теория 100 баллов - психология

Эффект метода биологической обратной связи в целом оказывается незначительным; кроме того, его применение невозможно вне лабораторных условий, где отсутствует необходимая аппаратура. Тем не менее существуют доказательства того, что жертвы тяжелых головных болей иногда хорошо реагируют на применение метода обратной связи.

В одном из исследований Флор и Бирбаумер продемонстрировали впечатляющий эффект электромиографической биологической обратной связи на контроль боли в скелетных мышцах спины и челюсти, который сохранялся и через 24 месяца после эксперимента.

К сожалению, в этом, последнем, исследовании авторы не сравнивали полученные результаты с результатами группы, прошедшей обучение релаксации. В работах, где проводилось такое сравнение, обычно не удавалось продемонстрировать, что биологическая обратная связь более эффективна, чем релаксация.

Это заставляет предположить, что такая связь представляет собой всего лишь более тщательно разработанный и дорогостоящий способ научения клиентов расслаблению.

Обучение релаксации до сих пор остается надежным способом лечения как болезненных физических состояний, так и психических расстройств, существенный компонент которых составляет тревога.

В настоящее время еще рано делать какие-либо окончательные выводы, однако необходимо отметить, что, как и в случае других методов лечения, можно ожидать, что применение биологической обратной связи окажется необычайно эффективным для некоторой части клиентов.

Источник: http://MyPsychologic.ru/sistematicheskoe-ispolzovanie-podkrepleniya/

Положительное подкрепление

Немецкая овчарка получает награду после выигрыша в BIG и наслаждается положительным подкреплением в ринге.

Как много людей имеют неуверенных в себе собак, которые входят в ринг с опущенным хвостом, без настроения, тянущих в сторону выхода! Как много людей, стоя за рингом, играются с собаками, дают лакомство, а в ринге заставляют собаку стоять. Нет ни лакомства, ни мячика! Собака думает: «За рингом мы играем, а в ринге – дисциплина. Мне это совершенно не нравится».

Существуют способы для положительного подкрепления. Если у вас застенчивая собака, не похлопывайте ее, не говорите «ОК». Таким способом вы только усиливаете застенчивость. Наоборот, игнорируйте собаку. Ничего не делайте, но, войдя в ринг, играйте с собакой, чтобы построить ее уверенность в себе.

Уроки по хэндлингу – это уроки для вас, но не собаки. Если вы ходите на уроки ради собаки, не делайте этого. Вы принесете собаке гораздо больше пользы, если пойдете в парк на какую-нибудь игру (софтбол и т.п.). Знакомьтесь, разговаривайте с людьми.

Выходите «в люди», будьте клёвым! Не используйте уроки хэндлинга для социализации собаки. Уроки – это стресс для собаки, а вы еще пытаетесь ее обучать в этих стрессовых условиях. НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ТРЕНИРОВКИ В УСЛОВИЯХ СТРЕССА. Только позитив! Все это приведет к тому, что собака будет ненавидеть такой род активности.

А вам нужно развить любовь к шоу! А на уроках хэндлинга собака, получается, 1,5 часа кряду в ринге.

Тренировки отличаются для разных пород. Когда-то был англ. сеттер по кличке «Толстый Альберт». Он ненавидел шоу, но обожал сидеть на диване и кушать колбасные бисквиты на завтрак. Когда он попал в наш питомник, он не получил свои бисквиты на завтрак. Он получил их в ринге. Очень скоро он уже тащил меня в ринг, чтобы получить свои бисквиты.

Когда-то мне привели англ. гончую для показа. Эта собака никогда не носила поводка, всю свою жизнь охотился на лис. Когда ринговка упала на его шею, конечности собаки взлетели в воздух и он перевернулся на спину. Спустя месяц такого поведения я решил отправиться понаблюдать за хозяевами гончих.

Я считал, что я хороший хэндлер до тех пор, пока не увидел человека, который поставил 40 гончих ровно в ряд, не повышая голоса и даже не двинув пальцем. Я понял, что эти собаки делают все наоборот. Чтобы добиться от него чего-то, я делал все наоборот.

Собака оказалась великолепным шоу-экземпляром, но я потратил на ее обучение 9 месяцев.

Собака должна понимать, что участие в шоу гораздо интереснее, чем сидеть на диване, пить пиво и смотреть игру в мяч по телику.

НАЧИНАЙТЕ АККУРАТНО И МЕДЛЕННО

Сделайте первый контакт собаки с шоу приятным. Не надо начинать знакомство с нескольких шоу подряд. Посетите одно шоу, если на выходных их два. Речь идет об участии в шоу. Но вы также можете посетить и второе шоу, миновав стадии груминга и показа.

Если вам нужно идти на шоу в следующие выходные тоже, не берите Звездочку с собой, возьмите другую собаку. По возвращению другая собака расскажет Звездочке, как там было интересно, и Звездочка сама захочет пойти на шоу.

Не выставляйте молодую собаку часто и постоянно в первые 6 месяцев. Это должно быть 12–15 шоу, потом можно постепенно увеличить это число, следя за реакцией собаки.[15]

Не начинайте знакомство с показом с крупного шоу, где и вы сами не будете расслаблены, а будете переживать за результаты. Да и обстановка вокруг будет очень напряженной. Не начинайте также с шоу в жаркий день!!! Забудьте про ВСЕМОГУЩИЕ ленточки и подумайте про собаку.

ПСИХОЛОГИЯ РИНГА

СИЛА УМА

Сила ума очень важна, если вы показываете собаку, выкладываясь на все 100. Вы должны поверить в свою собаку еще до того, как начнете ее показ. Вы должны перенести эту веру на собаку, чтобы она думала, что она самая лучшая собака. Чтобы воспользоваться всеми преимуществами позитивного мышления, вы должны подготовиться морально к каждому вашему шагу в ринге.

Перед выставкой в течение недели сделайте следующее на 10 минут: сядьте спокойно, закройте глаза и подумайте, в какие проблемные ситуации вы могли бы попасть.

Например, что вы будете делать, если собака начнет прыгать как кролик в ринге? Если пописает? Если на вас упадет палатка? Если вы упадете? Если собака будет слишком/недостаточно возбуждена? Какой бы ни была ситуация, если вы решили проблему в уме, вам будет проще реагировать на нее.

В ночь перед выставкой перед сном подумайте о соревновании. Подумайте о конкурентах, их сильных и слабых сторонах. Даже если вы не знаете, кто конкурент, понаблюдайте за ними перед рингом.

Подумайте о погоде. Если, например, будет жаркий день, что нужно взять с собой, чтобы собака чувствовала себя комфортабельно.

В дополнение к решению проблемных ситуаций в уме, подумайте/визуализируйте картинку в уме, как вы будете показывать собаку. Подумайте о том, как ее лучше показать. Если вы знаете собаку хорошо, вам не нужно прикасаться к ней, чтобы представить эту картину.

Перед рингом внимательно осмотритесь и «подкорректируйте картинку в уме» под данные обстоятельства.

ТУНЕЛЬНОЕ ВИДЕНЬЕ

Когда вы подойдете к рингу, вы должны обладать туннельным виденьем. Ваша концентрация полностью сосредоточена на собаке. Заткните весь мир и «читайте» вашу собаку. На что она реагирует? Как она себя сегодня чувствует? Она счастлива? Подавлена? Как нужно компенсировать негатив?

ШИРОКОЕ ВИДЕНЬЕ

Сконцентрировавшись на собаке, вы все же должны осознавать, что происходит вокруг и как это повлияет на собаку. Вы должны оценить происходящее и по возможности ликвидировать раздражители, которые могут испугать собаку. Поэтому вы не должны болтать или отвлекаться на другие вещи. Следите за собакой.

Сейчас же есть хорошая возможность оценить ваших противников.

КОНЦЕНТРАЦИЯ

Многие владельцы-хэндлеры робеют от соревнований. Они так нервничают, что их трясет, И СОБАКА СРАЗУ ЖЕ ПЕРЕНИМАЕТ НАСТРОЕНИЕ ХОЗЯИНА! Если это случится, все закончено для вас на сегодня! Вы проиграли «в уме», еще не начав соревноваться в реальной жизни.

Если вы обладаете туннельным виденьем, вы будете сконцентрированы на собаке, и вас никто не сможет смутить и разволновать. Концентрация – это ключ к совершенному показу.

Все в ваших руках, все возможно, но только нужна практика, чтобы отучиться от плохих привычек.

Вверху: хэндлеры стоят в линию и сконцентрированы на установке собак в стойку.

В центре: эксперт осматривает ши-тцу, а хэндлер проверяет, хорошо ли стоит собака.

Внизу: хэндлер готовится к выполнению gaiting. Обратите внимание на то, что она выбирает длину поводка.

ПОЗИТИВНОЕ ОТНОШЕНИЕ

Позитивное отношение быстро переходит к собаке. Это замечание особенно верно для тех собак, которые живут с хозяевами днями и ночами. Если у вас кислое выражение на лице, ваша собака будет идти с опущенным хвостом. Попробуйте улыбнуться! Ваше позитивное отношение будет добавлять энергию собаке. Вы оба будете подпитывать друг друга этим позитивным отношением.

Источник: https://studlib.info/psikhologiya/770913-polozhitelnoe-podkreplenie/

Ссылка на основную публикацию