Работа с привязанностью — психология

Привязанность к другому человеку — Психология жизни

Привязанность — это невидимая эмоциональная связь, которая притягивает и удерживает человека рядом с другим человеком, ситуацией, местом нахождения или предметом.

Людям свойственно привязываться. Это может быть привязанность как к работе или месту жительства, так и к старому платью. Большинство современных людей привязаны к комфорту, к телевизору, интернету, мобильному телефону.

Люди быстро привыкают к своей зоне комфорта в связи с чем возникает бытовая привязанность. Но зачастую человек эмоционально привязывается к другому человеку. Например привязанность ребенка к матери и наоборот. Причем по мере взросления ребенка привязанность должна уступить место чувству любви.

Что значит привязанность к человеку?

Психологическая привязанность — это эмоциональная связь между людьми, которая проявляется в желании постоянной близости и ощущении защищенности рядом с определенным человеком.

Психологи различают здоровые проявления психологической привязанности и не здоровые формы ее проявлений

Так здоровая форма привязанности — это близкая эмоциональная связь между людьми, проявляющаяся тогда, когда она необходима другому. Такая привязанность дарит ощущение легкости и свободы в отношениях и человек осознает, что он может отпустить другого без причинения боли.

Невротическое и нездоровое проявление привязанности — это жесткая психологическая связь, когда даже представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль, душевные муки и переживания. Если же человек лишается объекта своей эмоциональной привязанности он испытывает настоящие страдания, от которых хочется избавиться

Что такое эмоциональная зависимость?

Иллюзорно предполагать, что вы найдете рецепт, который избавит от привязанности к другому человеку за один вечер. Потребуется время, чтобы полностью преодолеть эмоциональную привязанность.

Ведь психологическая привязанность формируется постепенно как привычка или как результат длительных отношений, в которых есть повторение значимых эмоциональных переживаний.

Как вести себя с эгоистами?

Однако если ваши чувства к другому человеку приносят двоим только боль и страдания, а общение перестало приносить радость, то скорее всего вы стали испытывать нездоровую привязанность к другому. Причем чувство привязанности с чувством любви ничего общего не имеют. Эти чувства можно условно назвать любовная привязанность

Что такое любовная привязанность к человеку?

Любовная привязанность — это особый вид эмоциональной привязанности, которая проявляется в нездоровых проявлениях чувств к другому и даже зависимости от другого человека. Главная черта любовной привязанности — это не радость и не забота, связанные с объектом любви, а любовные страдания, которыми человек наслаждается.

Сильная психологическая привязанность очень похожа на чувство любви. Тем более что к одному и тому же человеку мы можем испытывать одновременно и любовь, и привязанность. Однако нездоровая привязанность к другому человеку тесно связана со страхом одиночества, с боязнью оказаться никому не нужным.

Мысль потерять объект пристрастия вызывает глубокое чувство отчаяния. Такая привязанность конечно не любовь, а страх остаться без внимания конкретного человека. Это чувство помогает поднять самооценку, оно, как ничто иное, заполняет душевную пустоту

Как избавиться от привязанности к другому человеку?

Когда мы влюбляемся или человек становится очень дорог, то нередко возникает чувство привязанности. Это чувство близости и преданности, желание быть всегда и везде вместе, вызванное сильной симпатией и положительными эмоциями.

С одной стороны, в нем нет ничего плохого, по крайней мере, ровно до тех самых пор, пока у вас есть возможность быть вместе с этим человеком. А вот если по каким — то причинам вы не можете быть больше вместе или любовь начала превращаться в одержимость, опасную привязанность, то настало время для вашего благ избавиться от нее.

Источник: http://psylive.com.ua/yeto-interesno/privyazannost-k-cheloveku.html

Теория привязанности

Автор Татьяна в 26/04/2014. Опубликовано Психология отношений

Теория привязанности рассматривает отношения и связи между людьми — преимущественно долгосрочные отношения, включающие отношения как между родителями и детьми, так и между романтическими партнерами.

Что такое привязанность?

Под привязанностью подразумевается эмоциональная связь с другим человеком. Психолог Джон Боулби первым из психологов описал привязанность — как «устойчивую психологическую связь между людьми».

Боулби считал, что самые ранние связи детей с теми, кто о них заботится, имеют огромное влияние, которое продолжается на протяжении всей их жизни.

Он предложил также, что привязанность служит для того, чтобы в раннем возрасте удержать ребёнка около матери, тем самым повышая шансы этого ребёнка на выживание.

Центральная идея теории привязанности заключается в том, что те, кто изначально ухаживает за малышом, те, реагировать на его потребности и удовлетворяют их, позволяют ребёнку почувствовать себя в безопасности. Младенец знает, что тот или иной взрослый надёжен, и это даёт ему надежную опору для последующего познания мира.

«Странная ситуация» Мэри Эйнсворт

В своём исследовании в 1970-х годах психолог Мэри Эйнсворт значительно расширила положения оригинальной работы Джон Боулби. Её новаторское исследование «Странная ситуация» выявило серьёзное влияние привязанности на поведение.

В ходе исследования ученые наблюдали детьми в возрасте от 12 до 18 месяцев, фиксируя их реакцию на ситуацию, в которой они ненадолго оставались одни, а затем воссоединились со своими матерями.

Основываясь на наблюдаемой исследователями реакции, Эйнсворт описала три основных стиля привязанности: надежный, тревожно-амбивалентный и избегающий.

Позже, в 1986 году, исследователи Мейн и Соломон на основе результатов собственных экспериментов добавили четвёртый стиль привязанности, назвав его дезорганизованной привязанностью. Ряд проведённых позже исследований подтвердили идею о стилях привязанности, предложенную Эйнсворт, и показали, что от стиля привязанности во многом зависит поведение человека в дальнейшей, взрослой жизни.

Почему привязанность так важна?

Исследователи обнаружили, что стили привязанности, сформированные у детей в самом начале жизни, могут привести к ряду последствий.

Например, дети, у которых в младенческом возрасте сформировалась надёжная привязанность, обладают более развитым чувством собственного достоинства и способны лучше обеспечивать себя по мере того, как они становятся старше.

Эти дети также стремятся к большей независимости, лучше учатся в школе, успешнее выстраивают социальные отношения, меньше подвержены депрессии и тревогам.

Характеристики стилей привязанности

Надёжный стиль привязанности

Надёжную привязанность отличает стрессовое состояние, возникающее у ребёнка, когда воспитывающий его взрослый его покидает, и радость от того, что он вернулся. Важно помнить, что такие дети чувствуют себя в безопасности и могут полагаться на взрослых.

Когда взрослый уходит, ребёнок может быть расстроен, но как только родитель или попечитель возвращается, малыш чувствует себя уверенно.
Испугавшись, дети с надёжным стилем привязанности будут искать утешение как раз у взрослых.

Эти дети знают, что их родители или опекуны способны обеспечить им комфорт и уверенность в случае необходимости.

Тревожно-амбивалентный стиль привязанности

Дети с тревожно-амбивалентным стилем привязанности обычно очень огорчаются, когда их оставляют родители. Это стиль привязанности встречается сравнительно редко, им обладают лишь около 7-15% детей (по данным американских исследователей).

Многочисленные исследования показали, что амбивалентный (т.е. двойственный по своей природе) стиль является результатом плохой материнской поддержки.

Эти дети не могут положиться на своих матерей (или опекунов), поскольку они не уверены, что взрослые будут рядом, когда в них нуждаются

Избегающий стиль привязанности

Дети с избегающим стилем привязанности, как правило, стараются избегать родителей или опекунов. Такие дети не оказали бы предпочтения своему родителю перед совершенно незнакомым человеком, если бы им предложили такой выбор.

Исследования показали, что этот стиль привязанности может быть результатом оскорбительного или нерадивого отношения опекунов.

Дети, которых наказывают за то, что они полагаются на взрослого, впоследствии перестают обращаться к ним за помощью в будущем.

Дезорганизованный стиль привязанности

Дети с дезорганизованным стилем привязанности часто демонстрируют запутанное сочетание моделей поведения и могут казаться дезориентированными, ошеломленными, сконфуженными. Такие дети могут как избегать взрослых, так и противостоять им.

Некоторые исследователи считают, что отсутствие четкого стиля привязанности, скорее всего, связано с недопустимым поведением родителей.

В таких случаях родители могут служить как источником комфорта, так и источником страха, что приводит к выработке неорганизованного поведения.

Этапы становления привязанности

Исследователи Рудольф Шэффер и Пегги Эмерсон в своём продольном исследовании проанализировали привязанность по мере того, как её формируют дети.

Они наблюдали за 60 младенцами в течение первого года их жизни — каждые четыре недели, — а затем ещё раз проводили эксперимент в возрасте 18 месяцев.

Основываясь на своих наблюдениях, Шэффер и Эмерсон выделили четыре отдельные фазы привязанности:

  • Предварительная стадия. От рождения до трёх месяцев младенцы не проявляют особой привязанности к кому-либо из тех, кто о них заботится. Сигналы младенца — плач и беспокойное поведение, — естественно, привлекают внимание взрослого, а положительная реакция ребёнка на заботу заставляет его оставаться с ним и дальше.
  • Стадия недифференцированной привязанности. До семи месяцев младенцы выказывают предпочтение первичному и вторичному опекунам. Во время этой фазы у них начинает развиваться чувство доверия, осознание того, что взрослый будет реагировать на их потребности. Несмотря на то, что они все ещё принимают уход от других людей, по мере приближения к семимесячному возрасту малыши начинают гораздо лучше различать знакомых и незнакомых людей. Наиболее положительно при этом они реагируют на первичного опекуна.
  • Стадия дифференцированной привязанности. Начиная примерно с семи и до одиннадцати месяцев, младенцы проявляют сильную привязанность к одной конкретной личности. Они будут протестовать, если их разлучить с особым опекуном (страх сепарации), и начнут беспокоиться, если вокруг них будет много незнакомцев.
  • Стадия множественной привязанности. Примерно через девять месяцев после рождения дети начинают образовывать прочные эмоциональные связи с другими опекунами — уже за пределами первичной привязанности: отцом, старшими братьями и сёстрами, бабушками и дедушками.

Хотя этот процесс может показаться простым, существует несколько факторов, которые могут оказать существенное влияние на то, как и когда будет формироваться привязанность. Во-первых, это сама возможность для привязанности.

Дети, о которых некому заботиться, такие как воспитанники детских домов, например, могут не сформировать чувство доверия, необходимое для образования привязанности. Во-вторых, качество ухода — жизненно важный фактор.

Когда воспитатели быстро и последовательно реагируют на потребности детей, дети понимают, что они могут положиться на людей, которые несут ответственность за заботу о них — а это является важнейшей основой для формирования привязанности.

Проблемы с привязанностью

Что происходит с детьми, которые не сформировали надёжную привязанность? Исследования показывают, что неспособность сформировать надёжную привязанность в начале жизни может иметь негативное влияние на поведение человека на протяжении всей его последующей жизни.

Дети с диагнозами «оппозиционное вызывающее расстройство» (ОВР), «расстройство поведения» (РП) или «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР) часто проявляют проблемы с привязанностью — возможно, из-за раннего жестокого обращения, пренебрежения или травм.

Клинические психологи полагают, что дети, усыновлённые в возрасте после шести месяцев, подвержены более высокому риску возникновения проблем с привязанностью.
Несмотря на то, что стили привязанности проявляющиеся в зрелом возрасте не обязательно совпадают с детскими, исследования показывают, что ранняя привязанность может оказать серьёзное влияние на последующие отношения.

Например, те, у кого в детстве сформировалась надёжная привязанность, как правило, имеют хорошую самооценку, крепкие романтические отношения и способность раскрыться перед другим человеком. Став взрослыми, они обычно создают здоровые, счастливые и длительные отношения.

Источник: http://aboutyourself.ru/otnosheniya/teoriya-privyazannosti.html

Привязанность

Прежде чем рассматривать связь, которая притягивает и удерживает человека рядом с кем-то или чем-то, когда его с этим не связывает ни чувство любви, ни интерес либо выгода, нам необходимо рассмотреть эмоциональное развитие человека в детстве. Индивидуальные различия в эмоциональном развитии в детстве. Дети одного возраста отличаются в своих эмоциональных проявлениях.

Исследования темперамента и привязанности, дают основу для возможности воспитания индивидуальных отличий в детстве. Мы рассмотрим исследования темперамента как основы стабильных, наследуемых эмоциональных характеристик и рассмотрим первые отношения ребенка в семье, которые определяют стабильные индивидуальные отличия в социоэмоциональной компетентности человека.

«Темпераментом мы называем индивидуальные отличия в поведении и эмоциональности – уровень активности, внимательность, адаптивность или настроение, которые считаются врожденными чертами ребенка» (П. Лафренье. Эмоциональное развитие детей и подростков. «прайм-Еврознак». СПб.2004. с. 123) Темперамент отражает биологический вклад природы в личность.

Первые упоминания понятия темперамент мы находим у древних греков и римлян, которые верили, что человеческая личность является смесью четырех эмоциональных типов – меланхолик, сангвиник, флегматик и холерик. Современные исследования темперамента описывают личностные различия, которые, по их мнению, остаются неизменными в течении всей жизни. А. Томас и С.

Читайте также:  Искривленный человек - психология

Чесс выделили три типа темперамента младенца: легкий, сложный и инертный. Ребенок с легким темпераментом веселый быстро свыкается с рутиной и легко приспосабливается к новой обстановке. Ребенок со сложным темпераментом, как правило, реагирует негативно и интенсивно, сбивается с режима повседневной деятельности и плохо приспосабливается к новой обстановке.

Ребенок с инертным темпераментом реагирует сдержано негативно, но не слишком интенсивно, характеризуется низким уровнем активности и медленно приспосабливается к новой обстановке. Многие ученые считают, что склонность выражать определенные эмоции и способность к саморегуляции очень важные качества темперамента и некоторые аспекты детской эмоциональности наследуются.

К сожалению, наследуемость объясняет только незначительную часть эмоционального поведения младенца, при этом главная роль остается за окружающей средой. Г.Олпорт (Allport, 1937) дает следующее определение: « Явление, характеризующее эмоциональную природу человека, включающее подверженность эмоциональной стимуляции, нормальную силу и скорость реакции.

Качество доминирующего настроения, считается, что темперамент зависит от конституциональной составляющей, т.е. он в значительной степени наследуется» (там же с. 131) Индивидуальная неповторимость каждого младшего школьника, характеризует его значительное отличие от других детей.

Индивидуальные особенности различий детей выявляются педагогом-психологом на основе наблюдений и психодиагностики по типу темперамента. Особенности типов темперамента достаточно просто фиксируются в наблюдении: они проявляются в поведении и деятельности детей.

Темперамент — это характеристика человека со стороны его динамических особенностей (темпа, ритма, интенсивности отдельных психических процессов и состояний). Темперамент младшего школьника проявляет себя в сфере активности эмоционального функционирования. Работы Б.М. Теплова и В.Д. Небылицина показали.

что четыре типа темперамента (ребенок- сангвиник, ребенок-флегматик, ребенок-холерик, ребенок-меланхолик) как наиболее обобщенные вполне могут быть использованы для изучения индивидуальности младших школьников в практике педагога-психолога. М.

https://www.youtube.com/watch?v=T54AU0Pg-Ss

Ермолаева в своей книге «Психология развивающей и коррекционной работы с дошкольниками» считает, что неповторимость ребенка проявляется в чертах темперамента.

Педагог-психолог, владея навыками определения типа темперамента, может педагогически воздействовать на активность и эмоциональность ребенка и рекомендует методы совершенствования навыков общения у детей сангвиников, флегматиков, холериков и меланхоликов. Методы общения с ребенком-сангвиником.

Для начала детям нужно овладеть базовыми социальными навыками: умением слушать другого, умением поддержать тему разговора, имением тактично критиковать и хвалить другого. что не всегда у них получается в силу импульсивности. Хотя ребенок-сангвиник очень общителен, у него много друзей. но привязанности у него не глубоки.

он не стремится понять своих товарищей, проникнуться их чувствами. Методы общения с ребенком-флегматиком. Ребенок отличается от ребенка-сангвиника своей сдержанностью в поведении, настороженностью. Громкий хлопок в ладоши поможет ребенку-флегматику отвлечься от побочных дел. Детям-флегматикам очень нравятся сказки и фантазии.

Желательно таким детям развивать профиль личности в направлении получения объективной информации в отношении своего социального статуса и социальных ожиданий класса, по сколько дети-флегматики, как правило, равнодушны к критике. Для обучения детей корректной критике желательно учить их анализировать поступки людей.

Детей-флегматиков нужно заинтересовать, но не стоит постоянно поощрять, так как дети привыкнут к похвале и будут равнодушны к ней. Хвалить надо редко и дети-флегматики будут стремиться к завоеванию любви. Методы работы с ребенком-холериком.

Основной акцент в работе с такими детьми ставится на развитие эмоциональных процессов и состояний, а также на развитие альтруизма, чувства справедливости, внимания к чувствам других людей. Ребенок-холерик очень импульсивен, подвижен, энергичен, поэтому педагогу-психологу необходимо применять релаксационные техники и техники навыков саморегулирования эмоциональных состояний.

Учить детей-холериков самостоятельно избавляться от сильных отрицательных эмоций. объясняя им. что эти эмоции будут разрушать дружбу, совместную деятельность.

Так как именно детям-холерикам присущи конфликтность и агрессивность в поведении, важно, чтобы дети умели разрешать эти трудные ситуации не с помощью обод, ссор или ухода, а путем нахождения эффективного способа выхода из конфликта. При этом у детей-холериков, в силу их импульсивности, активности, создается впечатление о себе, что они всё могут.

Из-за завышенной самооценке и повышенной агрессивности дети-холерики стремятся к лидерству в классе, поэтому педагогу-психологу необходимо развивать в них способность к адекватной самооценке. Методы работы с ребенком-меланхоликом. При работе педагога-психолога с детьми-меланхоликами важен режим дня, чередование занятий и отдыха, поскольку эти дети быстро устают.

Важно чтобы робкие дети-меланхолики могли найти общий язык с каждым одноклассником и научились слушать каждого. Формирование позитивной и оптимистической установки ребенка-меланхолика в классе способствует концентрация детей на том приятном, добром. радостном, что его окружает. Желательно просить детей-меланхоликов чаще называть радостные события в их жизни.

Это избавляет детей-меланхоликов от тревожной мнительности, плаксивости и создают условия для позитивного эмоционального формирования любознательности, открытости внешним впечатлениям. Детям-меланхоликам необходимо давать возможность быть лидерами и в случаях успеха хвалить их, а это повышает их уровень притязаний. Так как дети-меланхолики проявляют интерес к сфере чувств, переживаний, педагогу-психологу желательно обсуждать с ними этические проблемы в жизни класса, а это укрепляет их веру в себя [М. В.Ермолаева. Психология развивающей и коррекционной работы с дошкольниками. Изд.Московского психолого-социального института. Москва-Воронеж .2007. с. 135-140]. Привязанность. Рене Шпиц (Shitz,1935) первый психоаналитик, изучающий эмоциональные травмы и серьезные нарушения у детей, разлученных со своими матерями документально подтвердил у них «эмоциональный голод» и их « неудачных попыток преуспеть» в виду того, что им не хватает хороших воспитателей и заботы. Под влиянием идей Шпица Боулби (Bowlby, 1951), Робертсон, Шаффер и Каллендер изучали эмоциональные реакции детей во время короткой госпитализации и сформировали новую теорию социоэмоционального развития — теорию привязанности. Лафренье Питер в книге «Эмоциональное развитие детей и подростков» рассматривает основные теории и исследования привязанности (с.131- 145).Мэри Эйнсворт используя метод незнакомой ситуации выделила 4 основные типа привязанности: * надежная привязанность, * сопротивляющаяся привязанность, * избегающая привязанность, * дезорганизованная привязанность.

Надежная привязанность

Для таких детей характерны оптимальный баланс между изучением обстановки и игрой, а так же желание оставаться рядом со своим опекуном в незнакомой экспериментальной обстановке. Они, как правило, не сильно протестуют против разлучения с опекуном, при этом ведут себя дружелюбно как с опекуном, так и с незнакомым человеком.

Они могут расстроиться, когда их разлучают с опекуном, но последующий контакт эффективно устраняет стресс. Успокоившись, они снова начинают играть. Успокоившись, они снова начинают играть.

Дети, которые не сильно расстраиваются в результате разлучения, демонстрируют свою радость от возвращения матери, приветствуя её и стараясь вовлечь в общение, улыбаясь и делясь с ней открытиями.

Сопротивляющаяся привязанность

Эта модель характеризуется эмоциональной амбивалентностью и физическим сопротивлением по отношению к матери. Такие дети неохотно разлучаются с матерью и быстро приходят в состояние огорчения или стресса в незнакомой обстановке.

Их враждебность, как правило, направлена на незнакомых людей; они сильно расстраиваются, когда их разлучают с матерью, что не удивительно, учитывая их потребность в предварительном контакте.

Основной характеристикой этих детей является то, что они достаточно долго успокаиваются в моменты воссоединения с матерью. Эту модель называют тревожно- амбивалентной, так как такие дети выражают свою злость и потребность в контакте и комфорте одновременно.

Они перемежают поиск контакта и активное сопротивление, брыкаясь, извиваясь, брыкаясь и даже нанося удары, когда расстраиваются.

Избегающая привязанность

Судя по назначению, основной характеристикой этой модели является активное избегание матери когда ребенок огорчен. Такие дети легко расстаются с матерью для того чтобы изучать окружающую среду, и могут вести себя более дружелюбно по отношению к незнакомцу, чем к собственной матери.

В отличие от ситуации защищенной привязанности, в этой модели дети не высказывают своего предпочтения опекуну и почти не пытаются привлечь его к игре. Эмоциональная дистанция между такими детьми и опекунами становится особенно четкой, когда они разлучаются.

Некоторые дети могут направиться к опекуну в поиске близости, затем резко прекратить движение и вернуться обратно. Избегание матери особенно появляется во время второго разделения. Результатом таких конфликтов иногда становится перемещенное поведение, когда поступки происходят непоследовательно и не имеют определенного смысла.

Этологи называют такое поведение результатом активации двух конфликтующих систем мотивации.

Дезорганизованная привязанность

Четвертая модель представляет собой набор странных и противоречащих друг другу поступков. Например, в момент воссоединения с отцом/матерью ребенок может смотреть в сторону. Когда тот/та его обнимает, или, приближаясь к нему/ней. Смотреть на неё отсутствующим взглядом или даже расстроенным взглядом. Лицо этих детей часто ничего не выражает или его выражение дезорганизует наблюдателя.

Другие могут вести себя довольно странно, например, плакать, уже успокоившись, или делать случайные движения (там же с. 138-139). Факторы определяющие надежность привязанности Боулби считал, что история общения ребенка и опекуна является основным фактором, определяющим качество привязанности в первый год.

У малыша в первый год жизни формируется определенное ожидание относительности возможности и отзывчивости воспитателя, основанные на повторяющихся циклах сигналов огорчения и реакций (внутренняя рабочая модель при общении с опекуном). Эйнсворт выяснила, что если опекун высоко чувствителен, его отношения с опекуном можно назвать надежными.

И напротив, если опекун отвергает потребность ребенка в общении и комфорте, его привязанность можно назвать тревожной. В различных исследованиях было продемонстрировано, что эмоциональная доступность связана с надежностью привязанностью. Если мать в депрессии и не заботится о ребенке, то и привязанность у ребенка будет ненадежной.

Если опекун игнорирует или обижает ребенка, то возможно развитие дезорганизованной привязанности у него к опекуну. О.

А Егорова заявляет: «Внутренние психологические условия усиления агрессивности младших школьников связываются с закономерностями их развития: возрастными кризисами, уровнем эмпатии, усвоения навыков социального общения и конструктивного взаимодействия, развития когнитивных процессов, усвоения норм поведения, способностью к рефлексивным действиям, а так же состоянием физического здоровья, нарушение которого приводят к невротизации и дезадаптации учащихся. Внешними психологическими условиями усиления детской агрессивности признаны недостаточное удовлетворение базовых биологических и социальных потребностей младших школьников, эмоциональная депривация в семье, недостаточное обеспечивание умственного развития, поддержание уверенности в собственных силах, а так же негативные примеры агрессивного поведения старших, авторитарный или попустительский стили руководства со стороны взрослых, социальная нестабильность, влекущая за собой рост эмоциональной напряженности как родителей, так и детей. Агрессивный человек имеет особую направленность на предвзятую оценку мотивов поведения окружающих: он приписывает другим враждебные намерения по отношению к людям; утверждается, что и младшие школьники с повышенным уровнем агрессивности не являются исключением из этого правила. В диссертационном исследовании О.Е. Егорова делает вывод о том, что диагностику причин агрессивного поведения младших школьников следует связывать с анализом особенностей социальной среды, в которой они находятся. Это позволит более точно определить феномен повышенной агрессивности учащихся и составить реалистическую программу её коррекции. Выявлено, что влияние родителей на формирование агрессивных тенденций младших школьников происходит несколькими путями: 1) родители поощряют агрессивность своих детей либо показывают пример (модель) соответствующего поведения по отношению к другим людям и окружающей среде; 2) родители чрезмерно наказывают детей за проявление агрессивности, чем вызывают чаще всего рецидивные проявления агрессии. Анализ исследований доказывает, что родители, редко корректирующие агрессивность своих детей, стимулируют в них проявление деструктивной агрессии. Это позволило сделать вывод о необходимости при коррекции агрессивного поведения школьников работать не только с ними, но и с их родителями» (Девиантология. Хрестоматия под ред. Ю.А. Клейберга. Речь. СПБ 2007. с . 232).

Читайте также:  Схемы эффективного влияния - психология

Привязанность

Источник: https://www.chitalnya.ru/work/217798/

Особая связь: как строятся отношения психолога и клиента

Кто он нам? Друг? Разумеется, нет. Доверенное лицо? Конечно да. Тот, на кого мы можем выплеснуть свои тревоги и жалобы? Иногда. Нелегко определить эту странную связь, которая устанавливается между нами и тем, кого мы называем «мой психолог» или «мой психотерапевт». Но именно она – настоящий двигатель психотерапии. Из чего же состоит эта особенная связь?

Основные идеи

  • Опытный собеседник. В присутствии психотерапевта мы чувствуем свою уникальность.
  • Но не друг. Мы ему платим. Оплата – важная часть психотерапии: она освобождает от ощущения, что мы чем-то обязаны психотерапевту.
  • Держит дистанцию. Психотерапевт создает пространство, в котором мы можем говорить без ограничений. С ним мы учимся находить точную дистанцию в отношениях.

Отношения с психотерапевтом парадоксальны – с этим согласятся те из нас, кто когда-либо проходил (или проходит сейчас) психотерапию. Только начав ее, мы чувствуем, что без этого человека обходиться стало очень непросто.

И это притом, что мы стремимся стать свободнее, обрести большую самостоятельность. Условия встреч с терапевтом жестко «формализованы», и в то же время именно эти отношения дают нам ощущение безопасности, позволяют стать предельно искренними, делиться воспоминаниями, открыто говорить о желаниях, страхах.

(При условии, что мы нашли хорошего специалиста и чувствуем, что можем ему доверять.)

Со стороны психотерапевта решение работать с пациентом тоже приходит на основании субъективного ощущения. В том числе и потому, что между ними возникает резонанс, который и позволяет завязаться терапевтическим отношениям. Этот эмоциональный бессознательный отклик Зигмунд Фрейд отразил в понятиях «перенос» и «контрперенос».

«Перенос, – объясняет психоаналитик Андрей Россохин, – это процесс, при котором пациент, сам того не осознавая, наделяет своего аналитика (психотерапевта) качествами различных людей, отношения с которыми играли большую роль в его жизни, главным образом в детстве.

При этом он заново переживает чувства, желания, страхи, которые эти люди когда-то у него вызывали, и начинает испытывать их по отношению к своему аналитику. А в ответ тот тоже испытывает определенные эмоции, составляющие его контрперенос».

Эти взаимные чувства позволяют понять, в чем состоит болезненный опыт пациента, и продвинуться вперед в лечении.

Терапевт может испытывать самые разные чувства, в том числе нежность и даже влечение к клиенту или клиентке, но переход к действию исключается. «Сексуальные отношения «терапевт и клиент» невозможны, – подчеркивает гештальт-терапевт Нифонт Долгополов.

– Этот принцип обеспечивает клиенту полную безопасность: он может свободно проявлять себя и любые свои чувства, не опасаясь злоупотреблений со стороны терапевта.

В гештальт-терапии нет запрета на эротические чувства, терапевт может флиртовать в ответ на флирт клиента, но это происходит только в рамках терапевтического процесса».

Многие из нас – дети работавших родителей, у которых не было времени всерьез заняться воспитанием. И для нас психолог или психотерапевт становится идеальным собеседником: наконец-то нами интересуются, нас принимают.

Психотерапевт, который слушает нас, не давая при этом оценок и советов, – это тот, кому мы готовы открыть наши тайны, наше истинное «Я», наши теневые стороны, странности и причуды, новые грани нашего существа. Как это было с 41-летней Вероникой: «На сеансах психотерапии я больше не жена такого-то, не дочь таких-то…

Я – это только я и именно я, такая, какая я в этот самый момент. Меня принимают именно в этом качестве, и я во всей полноте переживаю собственную уникальность».

Порой можно подумать, что между терапевтом и нами разница как между небом и землей. Но это не так: каждый психотерапевт обязательно сам проходит психотерапию. «Это наша профессиональная обязанность, – говорит Нифонт Долгополов.

– Не только во время учебы, но и приступив к практике, мы проходим личную терапию, поскольку в силу особенностей профессии накапливаются негативные состояния, и их необходимо прорабатывать». Похоже, единственным психотерапевтом, оставшимся без профессиональной помощи, был Зигмунд Фрейд. Он пытался провести собственный анализ, но это не вполне ему удавалось.

Например, он преодолел страх перед железной дорогой, но стал бояться опоздать и приезжал на вокзал за несколько часов до отправления поезда. И. Г.

Источник: http://www.psychologies.ru/psychotherapy/methods/osobaya-svyaz-kak-stroyatsya-otnosheniya-psihologa-i-klienta/

1.1. Понятие привязанности

Теория привязанности берет свое начало в учении Дж. Боулби и учении классического психоанализа. Начав свои исследования в русле психоанализа, Дж. Боулби постепенно пришел к выводу, что эта теория, к сожалению, не полностью описывает те нарушения поведения, которые происходят в человеке.

Сейчас это направление приобрело статус полноправной психологической концепции, выходящей далеко за пределы психологии младенчества. В настоящее время теория привязанности находит свое применение в самых разных областях психологии: в социальной, возрастной, педагогической, общей психологии и пр.

Привязанность — это инстинктивное поведение ребенка, а также любая форма поведения, результатом которой является приобретение или сохранение близости с «объектом привязанности», которым обычно является человек, оказывающий помощь (Дж. Боулби) [25, 26, 159].

Изучение привязанности ребенка к матери — одно из ведущих направлений зарубежной экспериментальной психологии на протяжении последних десятилетий.

В русле этологического подхода связь «мать — дитя» трактовалась как форма запечатления, было доказано, что взаимодействие матери и новорожденного в первые часы после рождения оказывают огромное влияние на последующее общение ребенка с окружающим миром.

В частности, установлено, что эмоциональные связи ребенка с матерью усиливаются благодаря взаимодействию в первые часы жизни ребенка, разлука матери и ребенка в этот период может привести к негативным эффектам.

Однако другие исследования не подтвердили установления специфических эмоциональных связей между матерью и новорожденным сразу после рождения. Х.Р. Шеффер [158] обратил внимание, что новорожденный имеет определенные биологические механизмы, лежащие в основе потребности ребенка устанавливать эмоциональную связь с кем-либо.

Большой вклад в решение этой проблемы внес английский психиатр Дж. Боулби [25, 26, 88], разработавший теорию привязанностей, согласно которой привязанность к матери, отцу или кому-нибудь другому не является врожденной или результатом раннего научения (запечатлением).

По его мнению, врожденными являются некоторые формы поведения младенца, способные заставить окружающих находиться рядом с ним и заботиться о нем. Это — плач, гуление, улыбка и движение по направлению к взрослому.

С точки зрения эволюции, эти формы носят адаптивный характер, так как обеспечивают младенцу заботу, необходимую для выживания.

Основным результатом взаимодействия матери и младенца Дж.

Боулби считает появление у младенца эмоциональной привязанности, заставляющей ребенка жаждать присутствия матери, ее ласки, особенно, если он встревожен или испуган.

В первые шесть месяцев привязанность младенцев носит диффузный характер, затем начинает явно проявляться привязанность к определенным людям, обычно первым объектом привязанности является мать.

Привязанность жизненно необходима для развития ребенка. Она дает ему чувство безопасности, способствует развитию образа себя и социализации. Выбор объекта, а также сила и качество привязанности во многом зависят от поведения родителей по отношению к ребенку.

В отечественной психологии изучение привязанностей ребенка к взрослому велось в рамках психологии общения, в русле концепции М.И. Лисиной [103, 104, 157]. Избирательные привязанности ребенка к взрослому рассматривались как продукт общения, зависящий от его содержания.

С.Ю.Мещерякова [111, 112] изучала развитие системы аффективно-личностных связей ребенка с взрослым на первом году жизни. Она выявила, что эти связи возникают в первом полугодии жизни ребенка в ситуативно-личностном общении и являются основным психологическим новообразованием этого возраста.

В западной литературе взаимодействие ребенка с взрослыми обычно обозначается термином «привязанность» (айасптепг). В рамках этого подхода привязанность к взрослым рассматривается как основной фактор развития ребенка в первые годы его жизни [189, 190, 191, 192, 194].

Можно выделить два основных варианта объяснения природы привязанности.

Сторонники концепции «первичной мотивации» считают, что у ребенка существует врожденная потребность находиться в непосредственной близости, контакте с другим существом.

Согласно концепции «вторичной мотивации», привязанность возникает потому, что близкие взрослые, прежде всего, мать удовлетворяют физиологические потребности ребенка.

Дж. Боулби [25, 26, 32, 139, 101, 159] предложил свое объяснение феномена привязанности: мать выполняет, прежде всего, функцию защиты потомства от неблагоприятных воздействий среды. В процессе эволюции вырабатывается определенный инстинктивный механизм, при включении которого ребенок ищет близости с матерью, особенно в ситуациях, потенциально опасных для него.

Такое поведение становится особенно явным в ситуации, когда люди запуганы, устали или больны, им становится легче, когда их успокаивают и проявляют о них заботу. Этот феномен можно проследить на протяжении всей жизни любого человека, и особенно в сложных ситуациях.

Таким образом, отношения можно назвать собственно привязанностью в том случае, если они обладают специфическими свойствами привязанности, к которым относится стремление к близости, возникающее при наличии угрозы. Привязанность в данном случае используется как основа безопасности. С этой точки зрения, биологическая функция привязанности состоит в защите развивающегося и уязвимого организма.

 Привязанность одного человека к другому означает, что он стремится установить контакт и близость с другим индивидом и осуществляет это при определенных обстоятельствах.

Привязанность к родителям — это форма эмоциональной коммуникации, взаимодействия, общения с родителями, прежде всего, с матерью как наиболее близким лицом.

Чувство привязанности формируется у человека в определенный период индивидуального развития.

Для формирования этого чувства у ребенка младшего возраста необходимы взрослые люди, которые могут вызвать чувство привязанности.

Формирование привязанности связано с общим эмоциональным развитием, которое осуществляется в семейных условиях с помощью взрослых людей, занимающих в отношении ребенка положительные позиции [189, 190,194, 173].

У ребенка, как правило, существует один основной объект привязанности (мать) и ряд второстепенных объектов (брат, сестра и т.д.), которые как бы выстраиваются для него в некоторую иерархию.

Ребенок чувствует мать очень рано, примерно в первые два — три месяца жизни (в отдельных случаях еще раньше), иначе реагирует на стимулы при матери, чем в ее отсутствие. Однако зачатки привязанности появляются несколько позже.

О начальных проявлениях привязанности можно говорить уже к середине первого года жизни, когда возникает беспокойство при временном отсутствии матери (отчетливо выражается в семь месяцев) и появлении посторонних (в восемь месяцев).

Беспокойство при разлуке с матерью сохраняется у девочек до 2,5 лет, у мальчиков — до 3,5 лет. После двух лет привязанность к матери уже не носит такой зависимый характер, в ее отсутствие беспокойство снижается.

В самом раннем возрасте дети проявляют избирательное отношение к знакомым и незнакомым взрослым. Формирование расположения ребенка к окружающим зависит от того, как они удовлетворяют некоторые важные потребности детей [72, 106, 114].

Проявление привязанности (М. Эйнсворт):

— реакции при появлении матери;

— реакции в ответ на попытку матери завязать контакт;

— поведение; направленное на избегание разлучения;

Читайте также:  Уверенное поведение: телесный корсет успешности - психология

— поведение, рассматриваемое как исследовательская активность в ситуации, когда ребенок находится на коленях у матери;

— реакции типа избегания (например, при контакте ребенка с незнакомым человеком).

Из перечисленных факторов самыми важными являются первые четыре [158].

Показателем привязанности можно считать стремление ребенка к определенному человеку, его желание общаться, а также протестовать против разлуки с ним. Чувство привязанности формируется ко второму полугодию жизни, но не у всех детей. Отклонения бывают значительными.

В данном случае проявляется связь с уровнем развития, если развитие ребенка идет быстрыми темпами, то чувство привязанности у него формируется раньше. Чем больше число людей находится в окружении ребенка, тем сильнее его реакция привязанности к близким.

Для образования связей имеет значение не только удовлетворение физиологических потребностей ребенка, но и частота контактов взрослых с ним, их эмоциональное отношение к нему, очень важным надо считать также степень чуткости и реакцию на его плач.

В отношении чувства привязанности отмечаются два пика интенсивности — в 10 месяцев и 18 месяцев.

Для развития чувства привязанности у ребенка очень существенны первые два — три года его жизни. Этот период можно определить как критический в формировании привязанности.

Клинический опыт подтверждает наблюдение Дж.

Боулби [25, 26], что наиболее интенсивные эмоции у ребенка возникают во время формирования, разрыва и возобновления отношений привязанности, то есть в основании болезненных эмоций, как правило, лежат нарушения эмоциональных связей.

Потребность в близости с фигурами привязанности наиболее выражена в периоды сильного стресса или эмоциональной боли. При появлении угрозы сохранению отношений возникает тревога потери привязанности.

И, наоборот, надежное сохранение связи с объектом привязанности переживается как источник безопасности, а возобновление связи — как источник радости. Привязанность — это наш ресурс, неиссякаемый источник уверенности. Из отношений привязанности человек черпает свои силы и радости жизни.

Отношения привязанности формируют сущность психологической жизни с рождения человека и до его смерти. Обретение полной независимости (автономии) в психологической сфере является не более возможным, чем в биологической сфере — движение от жизненной зависимости от кислорода к независимости от него.

Потребность в близости, безопасности, комфорте и заботе — это необходимость привязанности для взрослого человека, а не возврат к инфантильным способам поведения.

Сохранение отношений привязанности на протяжении всей жизни и открытое выражение потребности в связи с другим человеческим существом — это, скорее, признак психологического здоровья, нежели проявление патологической зависимости.

Противоположностью привязанности является одиночество (или переживание утраты). Социологи, психологи, публицисты и журналисты за последние годы обнародовали серию материалов об одиночестве пожилых людей, одиночестве старости, принявшем угрожающие размеры в нашей стране. В настоящее время в зону социального риска, вызываемого отчуждением, включена и молодежь.

Парадокс привязанности в том, что мы должны привязываться к тем, кого неизбежно потеряем, поэтому страхи утраты и оставления — это всегда присутствующая «тень» привязанности.

Уход, отсутствие того, к кому мы привязаны, запускает болезненное чувство угрозы потери, поэтому, зачастую, даже негативная реакция более желательна, чем ее отсутствие. Вследствие этого, люди могут быть очень привязаны даже к тем, кто их обижает и причиняет эмоциональный или физический вред.

Рассерженный родитель, по крайней мере, присутствует. Власть привязанности может превзойти любые другие потребности, и даже голос разума. В жизни существует множество примеров этому: женщина постоянно возвращается к мужу, который ее избивает; другая долгие годы ждет, что муж-алкоголик бросит пить.

В результате проведенного теоретического анализа, а также наших многолетних исследований мы уточнили и углубили данное выше определение привязанности, и на его основе сформулировали авторское определение психологической привязанности к матери:

Психологическая привязанность к матери — это эмоциональная связь, которая возникает между ребенком и матерью (как наиболее близким лицом) в результате долговременных отношений, характеризующаяся устойчивыми, эмоционально наполненными взаимоотношениями, основанными на удовлетворении потребностей в сопереживании, понимании, признании. Чувство привязанности к матери формируется у человека в период до трех лет и связано с общим эмоциональным развитием в семейных условиях.

Источник: http://www.easyschool.ru/books/12/2803/3

Теория привязанности. Почему мы строим отношения по одним и тем же схемам

Первым ученым, обнаружившим, что для ребенка жизненно важна привязанность к заботящемуся о нем взрослому, стал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби, заинтересовавшийся этологией — наукой о генетически обусловленном поведении животных и людей.

Если абстрагироваться от всех сантиментов, связанных с детско-родительской любовью, становится понятно, что она несет важную функцию для выживания вида: будет очень хорошо, если родители не съедят или хотя бы не убьют собственное потомство, что требует некоторых дополнительных усилий со стороны природы (например, поэтому во время родов и в период кормления у женщины повышается уровень окситоцина, отвечающего за эмоциональную привязанность к ребенку).

Психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью просто ради удовлетворения физических нужд, Боулби же добавил к этому социальную составляющую. Привязанность к значимому взрослому — это полигон, на котором оттачивается способность завязывать социальные отношения и определяется степень базового доверия к миру.

На это у ребенка есть примерно два года — в возрасте до двух месяцев младенцы улыбаются, лепечут и плачут, чтобы привлечь внимание любого взрослого, с двух до шести они учатся различать взрослых и выбирают среди них наиболее значимого, а после шести месяцев начинает формироваться устойчивая привязанность.

Поскольку младенец чисто технически не может выйти из отношений с родителями, ему приходится адаптироваться к любому отношению со стороны взрослого, в том числе к холодности, отвержению или непредсказуемому поведению.

Разделявшая идеи Боулби психолог Мэри Эйнсворт в 1960-х и 1970-х годах исследовала то, как этот опыт влияет на паттерны привязанности.

Ее знаменитый эксперимент получил название «Незнакомая ситуация»: вначале за младенцами и их матерями наблюдали в домашних условиях, оценивая то, как мать реагирует на разные «позывные» со стороны ребенка.

В возрасте от года до полутора лет малышей с матерями приглашали в специально оборудованную лабораторию, где моделировали разные ситуации: присутствие матери и разделение с ней, а также появление незнакомца. Исследователей интересовало, насколько ребенка будет тревожить отсутствие матери, насколько смело он будет готов исследовать новую ситуацию, как будет реагировать на чужого человека и последующее возвращение матери. По итогам Эйнсворт выделила четыре основных типа привязанности:

  • Надежный. Такие дети уверены, что мать может удовлетворить их потребности, и тянутся к ней за помощью при столкновении с чем-то неприятным.

    При этом они чувствуют себя достаточно защищенными, чтобы исследовать окружающую среду, понимая, что взрослые непременно придут на помощь в случае опасности.

    В будущем такой ребенок будет ценить любовь и доверие, но при этом останется достаточно самостоятельным и уверенным в себе.

  • Тревожно-устойчивый. Он формируется, когда ребенок не уверен, что мать или другой значимый взрослый будет рядом, когда он понадобится.

    Поэтому такие дети обостренно реагируют на разлуку, настороженно относятся к чужим и не очень готовы действовать самостоятельно, потому что не чувствуют себя в полной безопасности.

    Интересно, что у такого ребенка формируется неоднозначная реакция на возвращение матери: он и рад этому возвращению, и зол на то, что его бросили. Такие дети вырастают неуверенными в себе и в своих отношениях с другими людьми, часто они слишком сильно нуждаются в подтверждениях взаимности.

  • Тревожно-избегающий. Это самые независимые дети, которые не особенно расстраиваются из-за отсутствия матери. Такие младенцы рано столкнулись с холодом или отвержением со стороны опекающих взрослых.

    В отличие от предыдущего типа, здесь у ребенка не возникает избыточной потребности во внимании и заботе — наоборот, он перестает их ждать.

    Эти дети усваивают, что потребность в близости приводит к разочарованию, и стараются в дальнейшем обходиться без нее.

  • Дезорганизованный. Такие дети демонстрируют противоречивое поведение, они то тянутся к взрослым, то боятся, то бунтуют. Как правило, такой стиль поведения связан с серьезными психологическими травмами.

А что дальше?

Как показывают американские исследования (например, вот это), эти ранние типы привязанности влияют на формирование отношений со сверстниками. Если с ребенком не происходит ничего, рвущего сложившийся шаблон, эти модели поведения закрепляются.

В 1980-х ученые Сидни Хазан и Филипп Шейвер зашли еще дальше и распространили теорию привязанности на взрослые романтические отношения — исходя из той логики, что гармоничные отношения в паре, так же как и отношения ребенка со значимым взрослым, — это безопасная база, которая помогает справляться с вызовами окружающей среды.

У взрослых также выявили четыре типа привязанности, соответствующие детским моделям из классификации Мэри Эйнсворт.

Взрослые с надежным типом привязанности чаще других строят здоровые и сбалансированные романтические отношения. Они способны высоко ценить как себя, так и другого человека, формируют прочные связи, но остаются самодостаточными и не впадают в зависимость от партнера.

Тревожные недооценивают себя и переоценивают партнера, они часто склонны к созависимым отношениям и постоянно ищут подтверждения собственной значимости.

К сожалению, такой стиль построения отношений в какой-то степени поощряется культурой: мы часто романтизируем всепоглощающую, жертвенную любовь, помещающую объект привязанности в центр Вселенной.

С точки зрения психологов, такое «отношениецентричное» поведение — признак патологии, да и сам объект удушающей любви часто не в восторге от того, что стал чьим-то Вронским или Беатриче.

Избегающе-отвергающие — противоположность предыдущих: они считают себя самодостаточными и в идеале хотели бы полный иммунитет от чувств.

Такие люди неосознанно боятся уязвимости и отвержения, поэтому они либо все время держатся на дистанции, либо, если уж с кем-то сошлись, часто рвут отношения «на опережение» из-за страха быть брошенными.

С таким типом привязанности сильно искушение считать себя просто «сильным и независимым» человеком, не отдавая себе отчета в том, что способность рисковать и открываться перед другим так же важна для сильной личности, как и умение быть самостоятельным.

Тревожно-избегающих раздирают постоянные противоречия: они и хотят близости, и боятся ее.

Можно ли изменить тип привязанности?

Ученые из Канзасского университета предполагают, что в формировании привязанности могут играть роль и генетические факторы: некоторые вариации генов, кодирующих допаминовые и серотониновые рецепторы, могут способствовать формированию тревожного и тревожно-избегающего типов привязанности. Но на данный момент это лишь предположение.

Как показали долгосрочные американские исследования, у 70–80% населения тип привязанности особо не меняется со временем. Это означает, что заложенные в нас в детстве модели взаимоотношений действительно очень устойчивы.

С другой стороны, определенный процент людей все же может изменить свой подход к отношениям, а значит, тип привязанности — это лишь стойкая привычка, но не неотъемлемая часть личности, и с ней можно что-то сделать.

Некоторые виды психотерапии были разработаны специально для решения подобных проблем — более долгосрочная «психотерапия, основанная на привязанности» (attention-based therapy), отпочковавшаяся от психоанализа, и более краткосрочная эмоционально фокусированная терапия, представляющая собой микс из методов гештальт-, личностно ориентированной и других видов терапии.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/117525

Ссылка на основную публикацию