Джон боулби — психология

Читать реферат по психологии: «Эдвард Джон Мостин Боулби»

Джон Боулби - психология

(Назад)(Cкачать работу)

Функция «чтения» служит для ознакомления с работой. Разметка, таблицы и картинки документа могут отображаться неверно или не в полном объёме!

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный педагогический университет»

Факультет психологии и социальной работы

Кафедра психологии образования и развития

Эдвард Джон Мостин Боулби

(Реферат по возрастной психологии)

Выполнил: студентка 2-го курса

специальности

«Психология и педагогика»

группы ПП-21

Бунина Лариса Игоревна Научный руководитель:

Г. М. Шашлова

Волгоград 2010

СОДЕРЖАНИЕ 1.Введение 3 2.ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ДЖОНА БОУЛБИ 4 3.ТеОРИЯ Привязанности: ОБЩИЙ ОБЗОР 8 4.Заключение 20

1.Введение

Английский психолог Джон Боулби получил известность в нашей стране лишь в последние годы благодаря выходу в 2003 г.

перевода на русский язык первой части его трехтомника «Привязанность и утрата» (запланированный выход последующих томов задерживается до сих пор), а также совсем недавней (2006) публикации его знаменитой работы «Создание и разрушение эмоциональных связей».

Эти классические труды английского психолога были написаны много лет назад и оказали большое влияние на становление современной психологии развития. Сегодня, когда его идеи и открытия стали доступны и нам, настало время подробнее ознакомиться с историей жизни этого человека и его вкладом в психологическую науку.

2.ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ДЖОНА БОУЛБИ

Эдвард Джон Мостин Боулби родился в Лондоне 26 февраля 1907 г. в весьма респектабельной семье. (Полным именем он подписывался редко, и большинству психологов известен как Джон Боулби.) Его отец, сэр Энтони Боулби, носил титул баронета, однако поскольку в начале ХХ века титулы сами по себе уже никого не кормили, зарабатывал на жизнь ремеслом хирурга.

Его профессиональная репутация была так высока, что позволила ему стать личным хирургом короля Георга V.Когда Джон появился на свет, отцу было уже пятьдесят два года, матери — сорок (он стал четвертым из шести детей в семье).

Воспитывался он в атмосфере, типичной для семей лондонской аристократии и среднего класса — родная мать уделяла детям не более часа в день после вечернего чая, и общаться мальчику приходилось почти исключительно с няней, к которой он сильно привязался.

Та, когда Джону исполнилось четыре, покинула семью, и, по признанию самого Боулби, сделанному на склоне лет, эта утрата произвела на него едва ли не большее впечатление, чем смерть матери.В семилетнем возрасте, подобно большинству мальчиков своего круга, он был отдан в интернат, чтобы получить «лучшее в мире образование, если только вы выживете в процессе его получения» (Г.К. Честертон).

Годы, проведенные в этом закрытом заведении, он впоследствии вспоминал как сплошной кошмар.

Не этим ли детским опытом — обыденным для той поры и того круга, а по сути глубоко травматичным, — объясняется его последующий интерес в проблемам душевного здоровья ребенка и детско-родительских отношений? Следуя по стопам отца, он начал свое профессиональное образование с изучения медицины в Кембриджском университете, однако уже на третьем курсе сменил специализацию, почувствовав интерес к психологии. После окончания университета в 1928 г. Боулби начал работать в школах закрытого типа для детей с разного рода эмоциональными и поведенческими нарушениями. Полученный в этот период опыт работы с трудными детьми произвел на Боулби сильное впечатление и окончательно определил главное направление его научных интересов — влияние ранних лет жизни ребенка на его последующее развитие, психическое здоровье и личностные особенности. С целью получения психотерапевтической подготовки, необходимой для работы с трудными детьми, Боулби вступил в Британское психоаналитическое общество. Его руководителем и аналитиком стала Джоан Ривьер, последовательница Мелани Кляйн, считавшейся авторитетом в области психоаналитического изучения детского развития. Однако при более близком знакомстве с психоанализом Боулби, как это нередко случается с независимо мыслящими учеными, почувствовал его ограниченность, более того — усомнился в психоаналитической трактовке тех сторон детского развития, с которыми он был знаком по собственному опыту.Постепенно он пришел к выводу, что, уделяя основное внимание детским фантазиям, якобы выражающим либидозные и агрессивные побуждения, психоанализ недооценивает, а то и вовсе игнорирует влияние на ребенка событий реальной жизни.В качестве примера, помогающего понять, что вызывало неудовлетворенность и глубокое несогласие Боулби, достаточно привести характерный факт: когда в ходе психотерапии трехлетнего ребенка он вознамерился побеседовать с его матерью, M. Кляйн, работавшая в тот момент с Боулби в качестве супервизора, запретила ему такую беседу, так как считала принципиально ошибочным и излишним обращение к данному источнику сведений о ребенке. Поэтому уже тогда, хотя явно и не порывая с психоаналитическим направлением, Боулби начал искать новые пути исследования детского развития.Недолгое время проработав со взрослыми пациентами в знаменитой больнице Модсли, он вскоре полностью переключился на детскую психотерапию. Война прервала эти занятия. Шесть лет Боулби отдал военной службе, занимаясь психологическим отбором офицерского состава вооруженных сил. Благодаря этой деятельности он познакомился с коллегами из Тэвистокской клиники, находившейся в Лондоне, сотрудничество с которыми, как вспоминал впоследствии Боулби, помогло ему повысить методический уровень своих исследований, в частности освоить необходимые для экспериментальной работы статистические процедуры объективного сравнения, в то время еще редко использовавшиеся психологами.После демобилизации он поступил на работу в Тэвистокскую клинику, где и проработал до самой своей отставки и где его усилиями был создан крупный исследовательский центр детского развития.Исходя из гипотезы о том, что нарушения в поведении ребенка возникают в значительной мере под влиянием нарушений родительско-детских отношений, Боулби обратился к изучению личности малолетних преступников. Уже в своих ранних исследованиях он нашел убедительные подтверждения данной гипотезы. Боулби сравнивал несовершеннолетних воров с их благополучными сверстниками (первая книга Боулби, вышедшая в 1946 г., так бесхитростно и называется — «Сорок четыре юных вора»). Сопоставляя эти выборки, Боулби нашел между ними одно принципиально значимое различие. Оказалось, что дети, не склонные к правонарушениям, с рождения были окружены родительской заботой и имели непрерывные позитивные эмоциональные контакты с матерью. А вот среди 44 несовершеннолетних правонарушителей оказалось 17 таких, кто в возрасте до пяти лет в силу разных причин был разлучен с матерью по крайней мере на полгода, то есть испытал острый дефицит родительской любви и заботы. По мнению Боулби, этот фактор и оказался решающим в искажении личностного развития. Дальнейшие исследования этой проблемы проводились в лечебных и воспитательных учреждениях, где длительное время проживали дети, оторванные от своих семей и лишенные контактов с матерью. Тут невольно вспоминается гипотеза Э. Боринга о том, что научные открытия вызревают в определенных общественно-исторических условиях, определяются «духом времени», и поэтому сходные идеи порой высказываются почти одновременно разными учеными в разных концах света. Так и в данном случае: параллельно работам Боулби велись наблюдения Уильяма Голдфарба над усыновленными воспитанниками приютов, а также широко ныне известные исследования Рене Спитца, сформулировавшего концепцию госпитализма. В 1951 г. увидела свет наиболее известная книга Боулби — «Материнская забота и психическое здоровье», в которой собраны результаты проведенных исследований. Опираясь на данные своих наблюдений, а также на исследования Спитца, Голдфарба и других, Боулби сделал заключение:

Читайте также:  Демонстрация несостоятельности - психология

Источник: https://referat.co/ref/510318/read

Теория привязанности Боулби – в рейтинге наиболее значимых в психологии

Теория привязанности Боулби – в рейтинге наиболее значимых в психологии

Теория привязанности — это психологическая модель, которая пытается описать динамику долгосрочных и краткосрочных межличностных отношений В рамках теории привязанности, термин «привязанность» означает «биологический инстинкт, в котором ребёнок начинает искать близости к значимому взрослому, когда чувствует угрозу или дискомфорт.

Поведение на основе привязанности ожидает ответ от значимого взрослого, который в силах снять эту угрозу или дискомфорт».

Джон Боулби считал, что склонность младенцев приматов развивать привязанность к значимым взрослым была результатом эволюции, поскольку поведение привязанности облегчит для ребёнка процесс выживания перед лицом таких опасностей, как хищничество и тому подобное.

Предпосылки развития теории привязанности

Если говорить о родоначальниках, то для Джона Боулби значимым оказался тезис З. Фрейда о необычайной важности первичного детского опыта, но не столько в значении степени его травматичности, сколько в вопросах ранней социализации, когда индивид находится еще в младенческом возрасте.

И если Фрейд начинал словно бы «с конца» – с ситуации взрослого невроза или отклонения, и чертил вектор в детство, то для Боулби было важнее выстроить из детства линию во взрослую жизнь, выяснить, как формируется привязанность и какую роль она играет в развитии и личностном становлении.

Полемичным по отношению к психоанализу в версии Фрейда в теории Боулби оказалось положение о том, что мать для малыша – не столько способ удовлетворения первичной потребности, сколько нечто большее – возможность получения обратной связи от мира именно в смысле принятия либо непринятия.

Джон Боулби особое внимание уделял обстоятельствам адаптации индивида к окружающему миру: даже и сегодня, в 21 веке, младенец, оставшийся один, без попечения взрослых, очень рискует своей жизнью, и примеров тому предостаточно.

Что уж говорить о более ранних этапах развития человечества? С этой точки зрения изучение механизмов привязанности особенно актуально, потому что является базовым вопросом, от которого изначально зависит жизнь младенца.

И словно иллюстрируя это положение, мы каждый раз наблюдаем, сколь значимыми для маленьких детей являются близкие взрослые, как травматичен их уход, даже временный, как важно для ребенка ощущение присутствия взрослого, а если это разлука, то понимания, что она имеет преходящий характер.

Вот почему нередко ребенок демонстрирует удерживающие стратегии поведения: плач, объятия, улыбку, хватание, преследование и т. п. Это априори присущие детям механизмы, благодаря которым гарантируется привлечение внимания взрослого.

Точка зрения Боулби основана на том, что такой способ поведения демонстрируется лишь в ситуации прямой или потенциальной угрозы. Кроме того, по характеру выражения этих эмоций удержания можно судить о более глубинном – качестве привязанности ребенка ко взрослому.

Сущность теории Боулби

Примерно в возрасте 6-7 месяцев ребенок начинает идентифицировать близких и предпочитать то или иное окружение – у него формируется социальная разборчивость. В этом возрасте появляется страх потери близкого, если он уходит. Используя термин «импринтинг» (в том значении, которое придавали ему эксперименты К.

Лоренца), Боулби был убежден, что на уровне инстинкта в детской психике заложено стремление быть близким значимому взрослому, так как генетически это залог выживания. И привязанность в этом случае трактуется именно как социальное чувство, но не как эгоистическое удовлетворение потребностей.

Она формируется исходя из закономерностей возрастной психологии, фазами. Рассмотрим это в диахроническом аспекте.

В возрасте до 3 месяцев ребенок еще не готов демонстрировать так называемую социальную реакцию – улыбку при виде знакомого лица. Но уже после пересечения возрастного рубежа в 5-6 недель его улыбка приобретает адресный, социальный характер, попутно с красноречивым зрительным контактом.

Джон Боулби был убежден, что эта реакция младенца обеспечивает ему ответную связь от значимого взрослого – тот обязательно испытывает особые чувства, инстинктивно стремится взять ребенка на руки, продлить контакт с ним, утешить, успокоить, выразить свою сопричастность.

Ответные реакции взрослого всегда провоцируются плачем, цеплянием, сосанием, воспроизведением обхвата себя руками, поисковыми рефлексами.

В возрасте от 3 месяцев до полугода ребенок учится социальной избирательности и, как правило, предпочитает контактировать лишь с несколькими, 2-3 близкими окружающими людьми.

От полугода до 2 лет формируется очень сильная привязанность и стремление к близости со значимыми взрослыми. Именно сейчас очень сильно проявляется фрустрация, когда значимый взрослый физически отдаляется или выходит из помещения.

Уже к 7 месяцам ребенок активно выражает страх перед незнакомыми людьми.

А после 1 года, когда ребенок умеет ходить, он просто «хвостиком» перемещается за значимым взрослым, следуя собственному ощущению комфорта, и если это перемещение затруднено или невозможно, ребенок всячески демонстрирует свое неудовольствие.

Не менее важным оказывается исследовательское поведение ребенка в возрасте от 2 лет. Это время, предшествующее социализации, и здесь важно, с точки зрения Боулби, и то, насколько ребенок чувствует надежность тыла, и то, насколько он готов исследовать мир, отдаляясь на время от значимого близкого.

Показателем здоровой привязанности как раз и служит умение и способность ребенка оторваться от взрослого: да, он периодически оборачивается, ловит глазами взгляд, может на время прибежать, чтобы убежать вновь.

Нездоровая привязанность – это когда ребенок не в состоянии осуществлять исследовательскую или поисковую деятельность и постоянно держится вблизи взрослого, тревожась о том, будет ли тот на месте. Это значит, что в детском опыте уже закрепилось понимание того, что взрослый может внезапно исчезнуть, а это очень травматично для ребенка.

Вот почему стоит матери сделать вид, что она уходит, ребенок бросает самое интересное дело и бежит за ней. К сожалению, этот способ манипуляции довольно часто применяют родители, мало задумываясь о том, насколько он разрушителен, особенно при частом повторении.

Читайте также:  Азарт - психология

Возраст от 3 лет – это время, когда ребенок более свободен от опеки, способен представить, что делает значимый взрослый в его отсутствие.

И как раз именно этот возрастной период, по признанию самого Боулби, стал наименее очевидным в процессе исследования.

Хотя в этом вопросе доминирующим аспектом ученый считал страх одиночества – один из наиболее сильных базовых страхов, связанных, опять-таки, с проблемой выживания.

Аналогия с импринтингом

Импринтингом считают усвоение животными стимулов, активизирующих их социальные инстинкты. К.

Лоренц открыл, что утята следуют за движущимся объектом после своего рождения, и неважно, мама ли это утка или ноги человека.

Другой стороной медали процесса импринтинга является избирательность – то есть, однажды выбрав объект, идентифицируемый с матерью, утята продолжают считать его таковым и уже не способны переучиться.

Аналогии можно провести и с человеческим поведением, только это связано не с движением, но с адресацией социально обусловленных реакций. С годами импринтинг у человека упрочивается, и четко очерченным становится круг лиц, позиционируемых ребенком как авторитетные фигуры.

Разновидности привязанности

Типы привязанности Боулби исследовал в ходе многих экспериментов (часто в литературе параллельно ссылаются на эксперименты Мэри Эйнсворт «Незнакомая ситуация»), а также наблюдения за разновозрастными детьми, разлученными с матерями (с родителями либо значимыми родительскими фигурами). Ученый выделил три основные фазы внутреннего состояния ребенка:

  • протестную (когда ребенок активно выражает эмоции, плачет, кричит, требует воссоединения – словом, активно протестует против сложившейся ситуации);
  • фазу отчаяния (когда он погружается в эту эмоцию, затихает, понимая, что не в силах воздействовать на ситуацию);
  • фазу отчужденности (когда ребенок может демонстрировать внешне общительность, но при появлении значимых взрослых он отвергает их, несмотря на то, что внутренне может стремиться к близости).

Выводом Боулби стал следующий важный тезис: «Если в течение длительного времени ребенок не имеет возможности взаимодействовать с человеком, к которому привязан, то это может привести к серьезной психологической травме либо хроническому нарушению» [1].

Итогом становится искажение привязанности: если она надежна и стабильна, то ребенок после разлуки со значимым взрослым демонстрирует радость и оживление, а потом возвращается к игре; если привязанность ненадежна, то он равнодушен к возвращению близких взрослых после расставания; аффективная привязанность – когда поведение ребенка после воссоединения нестабильно, демонстрируется то принятие, то отвержение.

Опыт научной и практической психологии фиксирует, что от типа привязанности ребенка зависит впоследствии очень многое в его личностных характеристиках, поведенческих реакциях, укоренении тех или иных свойств характера, а также это влияет на мировоззрение.

Скажем даже более: депривированные дети могут вообще никогда не выработать адекватные поведенческие модели в социуме – как это нередко случается с детдомовскими детьми, недополучившими свою порцию заботы и ощущения соприсутствия.

Наиболее важным в этом отношении, как выяснил Джон Боулби, является возраст до 8-9 месяцев, и если до этого времени взаимодействие со взрослыми не было теплым, ребенок не получал поддержку, ласку, заботу, то искажается его развитие, не вырабатываются рабочие модели социального взаимодействия, теряется базовое доверие к миру и окружающим.

Это открытие ученого изменило психологическую практику, заставило по-новому оценить проблемы детства, расширило представление о том, сколь важна именно психологическая потребность в принятии, принадлежности, поддержке, важность которой невозможно сейчас переоценить.

Литература:

  • 1. Уоллес Диксон. 20 великих открытий в детской психологии.

Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Источник: https://PsychoSearch.ru/teoriya/vospitanie/475-the-attachment-theory-of-john-bowlby

Джон Боулби

Джон Боулби

Джон Боулби (John Bowlby, 1907-1990) родился в Лондоне. Он учился в школе для одаренных детей, получил медицинскую и психоаналитическую подготовку и, начиная с 1936 г., принимал участие в работе с трудными детьми. В 1936 г. Боулби стал интересоваться нарушениями у детей, воспитываемых в детских домах.

Он обнаружил, что дети, которые растут в детских домах и сиротских приютах, часто страдают различными эмоциональными проблемами, включая неспособность установить близкие и продолжительные отношения с окружающими.

Боулби показалось, что такие дети неспособны любить потому, что на раннем этапе жизни упускают возможность крепко привязаться к материнской фигуре. Боулби также наблюдал подобные симптомы у детей, которые в течение некоторого времени росли в нормальных семьях, но затем были надолго разлучены с родителями.

Казалось, что эти дети были настолько потрясены, что навсегда отказались от тесных человеческих связей. Подобные наблюдения убедили Боулби, что нельзя понять развитие, не уделив пристального внимания связи «мать — ребенок».

Как эта связь формируется? Почему она столь важна, что, если ее нарушить, это приводит к тяжелым последствиям? В своем поиске ответов Боулби обратился к этологии (Ainsworth & Bowlby, 1991; Tanner & Inhelder, 1971).

Теория привязанности: общий обзор

Боулби утверждал, что мы можем понять человеческое поведение, только рассмотрев его среду адаптации (environment of adap-tedness), основную среду, в которой оно формируется (Bowlby, 1982, р. 58).

На протяжении большей части истории человечества люди, вероятно, перемещались небольшими группами в поисках пищи и часто подвергались опасности нападения со стороны крупных хищников.

В момент угрозы люди, подобно другим группам приматов, вероятно, сотрудничали, чтобы прогнать хищников и защитить больных и детей. Чтобы получить эту защиту, детям необходимо было находиться рядом со взрослыми. Если ребенок терял с ними контакт, он мог погибнуть.

Таким образом, у детей должны были сформироваться привязывающие модели поведения (attachment behaviors) — жесты и сигналы, которые обеспечивают и поддерживают их близость к опекунам (р.182).

Один из явных сигналов — плач малыша. Плач — это сигнал бедствия; когда младенец испытывает боль или напуган, он плачет, и родитель должен спешить на помощь, чтобы выяснить, что случилось.

Читайте также:  Влюбленность: сладкая болезнь души и тела - психология

Еще одним привязывающим действием является улыбка малыша; когда малыш улыбается, глядя на родителя, родитель испытывает к нему любовь и ему приятно быть рядом.

Другие привязывающие действия включают в себя лепетание, цепляние, сосание и следование.

Боулби предположил, что привязанность ребенка развивается следующим образом. Сначала социальные реакции малышей не отличаются разборчивостью. К примеру, они будут улыбаться любому лицу или плакать из-за ухода любого человека.

Однако в возрасте от 3 до 6 месяцев малыши сужают направленность своих реакций до нескольких знакомых людей, формируют явное предпочтение в отношении одного человека и затем начинают относиться с настороженностью к незнакомым людям.

Вскоре после этого они становятся более подвижными, начинают ползать и играют более активную роль в удержании рядом основного объекта привязанности. Они следят за тем, где находится этот родитель, и любой знак, указывающий на то, что родитель может внезапно уйти, вызывает с их стороны реакцию следования.

Весь процесс — фокусирование на основном объекте привязанности, который затем вызывает реакцию следования, — соответствует импринтингу у других видов. Подобно детенышам многих других видов, у малышей вырабатывается им-принтинг на определенный объект привязанности и они настойчиво следуют за этим родителем, когда он удаляется.

В своих трудах Боулби намеренно использовал этологические термины «инстинкт» и «импринтинг» в широком смысле. Он хотел показать, что эти понятия приложимы к человеческому поведению в своем общем виде, не как исключительно точные, детализированные определения (р. 136,220).

Тем не менее Боулби чувствовал, что эти этологические понятия дают надежные объяснения, которых он искал. Он говорил, что когда впервые узнал о них в 1950-х гг., то готов был воскликнуть: «Эврика!» (Кагеп, 1994, р. 90). В частности, он понял, почему младенцы и маленькие дети бывают так потрясены, когда их разлучают с родителями.

Будучи продуктом эволюции, ребенок испытывает инстинктивную потребность оставаться рядом с родителем, на которого у него выработался импринтинг. Эта потребность присутствует в каждой частице существа ребенка; без нее человеческое сообщество не смогло бы выжить.

На определенном уровне ребенок иногда сам может чувствовать, что утрата контакта с родителем означает, что он погибнет.

Источник: http://www.all-tests.ru/dzhon-boulbi.htm

Джон Боулби

Джон Боулби

Джон Боулби

Джон Боулби начал свою работу в Военном детском доме Анны Фрейд, в то же время испытав большое влияние идей Кляйн и еще большее – этологических исследований. Его акцент на привязанности младенца оказал плодотворное действие на исследования младенческого развития. (Критику см. в Handy, 1978; Brody, 1981).

Теория Боулби стала особенно популярна среди возрастных психологов, изучавших поведение, обусловленное привязанностями (см. Ainsworth, 1962, 1964; Ainsworth et al., 1978), которые в недавние годы использовали его идеи при исследованиях навыков младенцев и интеллектуального развития (см. Papousek и Papousek, 1984).

Он внес значительный вклад в теорию отношений матери и младенца (1958, 1960а, 1960b, 1969, 1973, 1980).

Боулби критиковал психоаналитическую теорию за то, что, в ней, как он полагал, на первый план выводится базовая потребность младенца в пище, а привязанность к матери рассматривается лишь как вторичная потребность. По его мнению, для младенца самое главное – ненарушенная привязанность к матери.

Он считал, что предрасположенность к привязанности – биологически обусловленная врожденная инстинктивная система реакций, – столь же важный мотиватор поведения младенца, как и потребность в оральном удовлетворении, если не важнее.

Фундаментальное утверждение Боулби состоит в том, что человеческий детеныш входит в жизнь, обладая пятью высокоорганизованными поведенческими системами: он способен сосать, плакать, улыбаться, цепляться, а также следовать или ориентироваться.

Некоторые из этих систем действуют с рождения, другие созревают позже. Они активизируют систему материнского поведения у матери или того, кто заменяет ее, благодаря которой младенец получает обратную связь. Эта обратная связь инициирует у него определенное поведение, определяющее привязанность.

Если инстинктиные реакции младенца пробуждены, а материнская фигура недоступна, результатом являются тревога разлуки, протестующее поведение, печаль и страдание.

По большей части аналитики были согласны с результатами наблюдений Боулби о способности младенцев к привязанности, однако его возражения против теории двойственных инстинктов, его концептуализация связи с матерью и утверждение, что младенец переживает горе и страдание так же, как взрослый, вызвали значительную критику. Шур (Schur, 1960; см.

также A. Freud, 1960) утверждал, что первичные биологически обусловленные системы инстинктивных реакций следует отличать от либидных инстинктов в психоаналитической концепции, поскольку последние относятся к сфере психологических переживаний и психических репрезентаций (хотя Фрейд не всегда был последователен в этой трактовке – см. Strachey S.

E., стр. 111-113). Спитц (Spitz, 1960) добавляет, что хотя врожденные паттерны реагирования могут служить катализатором первых психологических процессов и лежать в основе либидных инстинктов и объектных отношений, одних лишь этих биологических и механических паттернов недостаточно.

Врожденные реакции постепенно приобретают психологическое значение в ходе развития, которое включает развитие Эго и взаимодействие с окружающей средой.

Спитц также оспаривал идеи Боулби о младенческих переживаниях горя, поскольку переживания горя и утраты требуют определенной стегани перцептивной и эмоциональной зрелости, а также дифференциации себя и объекта, необходимых для удержания объектного отношения.

Дискуссия продолжается и по сей день. Боулби доработал свои взгляды в русле теории информации. Он рассматривает привязанность как опосредуемую структурированными поведенческими системами, активизируемыми определенными сигналами внутреннего или внешнего происхождения.

Он утверждает, что привязанность невозможно объяснить накоплением психической энергии, впоследствии претерпевающей разрядку (1981). Он считает свою гипотезу альтернативой концепции либидо и не видит возможности ее интеграции в психоаналитическую теорию в ее современном виде.

Это означает, что для Боулби психоанализ застыл в модели разрядки инстинктов.

Источник: https://psibook.com/library/2803/18.html

Ссылка на основную публикацию