Эффекты сенсорного поля — психология

Психология эффект бесконечного поля зрения сенсорная депривация

Эффекты сенсорного поля - психология

ПСИХОЛОГИЯ Эффект бесконечного поля зрения. Сенсорная депривация.

v Ganzfeld феномен (от немецкого «полное поле») — феномен зрительного восприятия проявляющийся при взгляде на недифференцированные и однородные поля цвета. Эффект описывается как потеря зрения, как мозг отключает неизменный сигнал от глаз.

Долгое нахождение в однородном цветовом поле без каких-либо деталей может привести к галлюцинациям, так как мозг усиливает нейронный шум для того, чтобы искать отсутствующие визуальные сигналы.

Это очень похоже на сновидения во время сна, так как в обоих состояниях мозгу не хватает визуальной информации. GANZFELD ФЕНОМЕН

Впервые с этим эффектом столкнулись исследователи полярных областей в ясную солнечную погоду. Внезапно все поле зрения становилось серым, исчезали все краски, затем появлялась пульсация, которая неожиданно взрывалась ярким калейдоскопом удивительных красок и образов. Визуальные эффекты сопровождались чувством глубокого покоя и умиротворения.

Затем этот эффект перекочевал в лаборатории. Поскольку он всегда надежно воспроизводился, то в 30 -е годы прошлого века, наверное, только самый ленивый физиолог не экспериментировал с… шариками для пинг-понга, разрезая их пополам, накладывая на глаза студентам-добровольцам, и направляя на половинки шариков яркий свет.

В 80 -е годы прошлого столетия ganzfeld эффектом заинтересовались парапсихологи. Они исходили из предположения, что экстрасенсорные сигналы, воспринимаемые человеком, обычно «забиты» сенсорным шумом.

И поскольку ganzfeld эффект позволяет отключить зрительный анализатор, одновременно обеспечивая хорошую релаксацию, то есть основания предполагать, что на фоне этого эффекта экстрасенсорные сигналы будут проявляться гораздо четче.

Без достаточного количества внешних раздражителей в центре внимания зрения часто оказываются эффекты, которые производятся самим телом. Появление энтоптических изображений обусловлено физиологией самого глаза.

▪ Floaters — медленно дрейфующие прозрачные шарики различных форм, которые обычно появляются при взгляде на яркий монохроматический объект. Они на самом деле тени объектов, таких как клетки крови на сетчатке. ▪ Blue Field Entoptic Phenomenon — маленькие яркие точки, движущейся вдоль волнистых линий.

Они появляются из-за белых клеток крови в капиллярах в верхней части сетчатки. Длина волны синего света поглощается красными кровяными клетками, но белые клетки крови пропускают свет и поэтому оставляют пробелы, выглядящие белыми точками. ▪ Purkinje Tree — тени сосудов сетчатки становятся видимыми при попадании яркого света сбоку глаза.

В этом случае тень падает на области сетчатки, не адаптированные яркому свету и неспособные естественным образом вычесть тень из изображения. ▪ Purkinje’s Blue Arc — неяркие голубые дуги, которые появляются между светлым пятном в темноте и слепым пятном.

▪ Фосфены — легкие модели, которые появляются без появления света и могут быть вызваны механическими, электрическими или магнитными стимуляциями сетчатки, например, путем давления на веки. Пуркинье Дерево кровеносные сосуды становятся видимыми при попадании яркого света сбоку глаза.

v Собственно, подобные, порой весьма жестокие эксперименты природа ставит регулярно с тем же схожим результатом: незрячие учатся извлекать куда больше информации, чем обычный человек, из тактильных ощущений, слуха или обоняния, потерявшие руку обретают невероятную ловкость в пальцах оставшейся невредимой руки – примеров множество. Тем страннее выглядит идея отключить вообще все органы чувств, оставив мозг наедине с самим собой. То есть добиться максимальной сенсорной депривации. v Тем не менее чуть более полувека назад такая идея казалась весьма многообещающей с точки зрения науки, а исследования полной сенсорной депривации, или «изоляции восприятия» (perceptual isolation), оставили глубокий след, причем не только в науке и медицине, но и в поп-культуре, а также в рекреационной индустрии и мистических учениях. СЕНСОРНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ Даже мыши страдают от сенсорной депривации, и это вызывает интерес ученых

v Все началось с попыток ответить на весьма важный для понимания человеческой психики вопрос: насколько работа мозга зависит от постоянного потока сенсорных данных? И что произойдет с человеческим «я» , если ощущения враз прекратятся? Заснет ли оно? Угаснет ли? Чтобы найти ответ, ученые стали придумывать, каким образом выключить у человека максимум ощущений. Первые опыты напоминали средневековые пытки. Испытуемого укладывали на кушетку, окружали тело и конечности барьерами, ограничивающими их подвижность, с той же целью подкладывали под голову U-образную подушку. На глаза надевали светонепроницаемую повязку, в комнате выключали свет и устраивали полную тишину. ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ

ФЛОТАЦИОННЫЙ БАК v Американский доктор Джон Лилли придумал, как отключить мозг от сенсорной информации по максимуму, до 90% ее общего объема. Для этого он построил бак со свето- и звуконепроницаемыми стенами и плотно задраиваемым люком. Внутри бак наполнялся водой, имеющей температуру человеческого тела.

Оказавшийся внутри такого бака испытуемый ничего не видел, не слышал, не чувствовал ни холода, ни тепла и, плавая в воде, не ощущал даже притяжения матушки-Земли. Оставалась только одна проблема: у человека нет жабр, и для дыхания в воде на испытуемого приходилось надевать маску, куда подавался воздух для дыхания.

Несколько позже Лилли усовершенствовал конструкцию. Вместо воды в бак заливался 30%-ный раствор гептагидрата сульфата магния – вещества, больше известного у нас как английская соль. Плотный раствор не позволял телу тонуть, и человек мог спокойно лежать на спине, вдыхая обычный атмосферный воздух и как бы зависая в темном и беззвучном пространстве.

«Флотационный бак» Джона Лилли, отключающий до 90% информации, поступающей от органов чувств

ЛАБОРАТОРИЯ СТИВЕНА ОРФИЛДА v Галлюциногенные свойства сенсорной депривации были подтверждены и сравнительно недавними исследованиями, которые проводились в безэховой камере лаборатории Стивена Орфилда, расположенной в американском городе Миннеаполисе.

Здешняя безэховая камера (обычно такие камеры применяют для тестирования образцов акустического оборудования), значащаяся в Книге рекордов Гиннесса как «тишайшее место на Земле» , была использована для опытов, в ходе которых выяснилось, что абсолютная тишина для человека невыносима и дезориентирует мозг.

Даже когда мы находимся где-нибудь на природе или в дачной тиши, на наши уши давит «белый шум» (смесь звуков разной высоты и природы), отличный от нулевого порога.

В безэховой камере Орфилда, защищенной от звуков мира метровой толщины бетонными стенами и специальной рельефной стекловолоконной обшивкой этих стен, уровень шума составляет 9, 4 д. Б.

После нескольких минут нахождения в такой обстановке человека начинает сводить с ума биение собственного сердца, звуки желудка и легких, а затем появляются галлюцинации, которые могут носить зрительный, слуховой или обонятельный характер. Испытаниям в камере Орфилда подвергались даже астронавты NASA, так как ситуация мертвой тишины (в открытом космосе) вполне может повстречаться и им.

v Может быть, одним из самых неожиданных и одновременно разрушительных эффектов изоляции оказалась потеря ясности мышления и невозможность сосредоточиться на чем-либо конкретном.

Мысль начинает метаться, и, более того, в отсутствие, как сказал бы вождь мирового пролетариата, «реальности, данной нам в ощущениях» , человеческое сознание начинает продуцировать реальность альтернативную.

Многие испытуемые отмечали, что во время сеансов (особенно связанных с погружением вводу) их преследовали мечты и фантазии, чаще всего сексуального характера, а иногда воплощавшие в себе некие агрессивные помыслы. МЕТАНИЯ И МЕЧТАНИЯ

Источник: http://present5.com/psixologiya-effekt-beskonechnogo-polya-zreniya-sensornaya-deprivaciya/

Клуб Здорового Сознания

Клуб Здорового Сознания

Сенсорное поле — это поле и зрительного, и звукового, и тактильного и всякого другого человеческого . У человеческого восприятия же есть определенные особенности — эффекты сенсорного поля, и тот, кто их знает и учитывает, приобретает дополнительные возможности для управления своим и чужим .

Не претендуя на полноту и исключительность списку, перечислим те, которые чаще других и более используются в реальной практике, в том числе в искусстве продаж. Смотри

Большее по сенсорному пространству или объему представляется как более важное, главное и сильное. Чтобы маленькая мысль прозвучала внушительно, ее необходимо развить и показать со всех сторон.

То, что вы слышите постоянно, начинает казаться вам и правдой, и . Теория «Большой лжи» от Геббельса — только сухая констатация этого закона человеческого восприятия.

Широкие , заразительный смех, громкий смех, громкие высказывания — тот, кто это практикует, чаще оказывается в центре внимания.

Находящееся в пространственном центре привлекает максимум внимания и воспринимается как основное, главное. В речи — ваш тезис, главная мысль после вступления.

У же открыв дверь, Штирлиц хлопнул себя по лбу и засмеялся: — Я стал склеротическим идиотом… Я ведь шел к тебе за снотворным. Все знают, что у тебя хорошее шведское снотворное.

Запоминается последняя фраза. Важно войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода из разговора. Теперь, думал Штирлиц, если Рольфа спросят, кто к нему заходил и зачем, он наверняка ответит, что заходил к нему Штирлиц и просил хорошее шведское снотворное.

После пространственного центра наше внимание обычно привлекает край, а во временном континууме привлекает максимум внимания (и воспринимается как основное, главное) — начало и конец. Соответственно, если вы пользуйтесь техникой предложение альтернативы: «N или M?» — в вашем вопросе последним должно стоять то, что вы хотите получить в ответе.

Эффект «новизны» или «привыкания к новизне» базируется тоже на эффекте края: все длящееся становится не таким ярким, потому что не имеет края завершения. А если сделать паузу, образуется край: «Было — не было — снова стало!», и внимание обостряется снова.

  • Эффект «Тройка, семерка, туз»

Прекрасно воспринимается одна главная мысль, две мысли (два элемента) лучше давать в оппозиции друг к другу, тогда они воспринимаются как одно целое, великолепно идет тройка: три богатыря, три направления пути от камня, три желания…

Четверка воспринимается хуже, ее имеет смысл формировать в квадрат (как типология или классификация),

Далее от пяти и выше нужно иметь в виду, что человеческое восприятие имеет свои законы, и больше семи (плюс-минус два) элементов человек одновременно воспринять не может.

Привлекает внимание то, на что делается ударение, акцент. Вдруг:

Яркая краска!

Повышение громкости!!

Увеличение скорости!!!

Или, напротив, не ударение, а — ПАУЗА.

Если из зрительной и слухового поля перейти к , то акцент выступает, в частности, как маркер пространства: Одну позицию фиксируем жестом влево — другую, противоположную — жестом вправо.

Или не только жестом, а всем телом поворачиваемся туда — или сюда, перемещаемся в тот угол или этот, руками укладываем нужную мысль в пространство слушателей! И — якорение! Якорение — это тот же акцент, производимый, как правило, непосредственным физическим прикосновением: касание, легкий удар, теплое полуобъятие кстати…

Здесь хочется подчеркнуть, что люди обычно не подозревают, какой потрясающей силы эффект в общении имеют обычные касания: как бы случайное касания руки, касание плеча (или объятия плеч).

А женщины еще очень любят снимать невидимое более никому шерстинки с пиджака мужчины, которого хотят прибрать к рукам.

Важно только помнить, что неаккуратное касание вызывается не , а мгновенное отталкивание, защиту и протест. А как делается «аккуратное» касание?

Легко: поставьте раскрытую звездочкой ладонь ребром перед собой и напрягите ее максимально, так чтобы пальцы образовывали не хапающую лапу, а отгибались как бы назад. Тогда, если вы захотите тихонько прикоснуться к плечу, вы сможете коснуться плеча не пальцами, а серединой выгнутой ладони.

И вам станет немного щекотно. А приятно будет обоим.

И это первое, что вам разрешат. Если у вас получится это кстати и не нарочито, вместе с теплыми спокойными словами и на секундочку, то в следующий раз вы сможете делать это увереннее и дольше, и скоро ваша рука в любой момент может мягко обтекать плечо приятно собеседника.

Как это ни называй: «Упаковка», «Перелицовка», «Игра терминами», «Переодевание слов», «Рефрейминг» или «Лидерская интерпретация», эта языковая операция настолько привычная, что ее знают практически все.

Подбирая слова, одевая одни и те же смыслы в по-разному термины, можно создать совершенно различные впечатления. Бережливость или жадность? Упертый или целеустремленный? Несчастная или дура? Герои национального сопротивления или главари местного бандформирования?

«Лукаво втираясь в доверие, гнусный манипулятор дезъинтегрировал актуальные психические процессы своей жертвы и, имея в виду свои далеко идущие эгоистические цели по контролю ее сознания, ввел беззащитную девушку в состояние неконтролируемой .

Читайте также:  Развитие экстравертности - психология

Ага. Только то же самое можно, и, возможно, более адекватно, описать и по другому:

«Улыбнувшись, молодой человек прогнал ее , и ей стало хорошо».

Когда почти вся литература, касающаяся вопроса манипуляций, использует язык первой версии изложения и таким образом активно разжигает антиманипулятивную , требуется незаурядное чувство юмора, чтобы от страха не заплакать…

Есть цвета холодные, есть теплые, есть темы приятные, есть нет. На каком фоне вы решаете подавать свои сообщения?

Управляя фоном, можно создавать у человека безотчетное ощущение или , или бодрости..

Делайте фон, сознательно наполняя его теми красками, образами, и чувствами, которые отвечают поставленным вами .

Подбирая нужный фон, помните, что короля делает свита! Включите радио и послушайте, как точно меняется музыкальная тема под тот или иной текст диктора.

Фон может и подчеркнуть значимость , и снизить ее, а то и вовсе уничтожить.

Яркое на ярком фоне не выделяется, а вот даже просто симпатичная на фоне тех, кому с внешностью не повезло — уже красавица.

Техники, построенные на сочетании эффектов сенсорного поля

  • «Выгодное место». То, что мы хотим представить как более основное и главное, следует (например в речи) поставить на выгодное место: как правило, на сенсорный центр или на бросающийся во внимание край, оттенить выгодным фоном плюс дополнительно отметить акцентом. Шеф, садясь за стол, садится на главное место. в кампании оказывается в центре и впереди, и никто не смеет лидера загораживать!
  • Противоположные , цели укрытия, преследует «Прием 36-го кадра»: если важный и спорный пункт поставить не в центр фразы, а на ее окраину, еще лучше — спрятать в придаточное предложение как само собой разумеющееся, а потом еще переключить внимание на не важное следующее (техника «проехали»), то собеседник важный и спорный пункт «съедает». Что нужно, в сознание ему вставили, а протеста не возникло. Техника корректного избегания помогает в ситуации, когда просто замалчивать невыгодные темы и аспекты ситуации, известные собеседнику — не пройдет, явные дыры привлекают внимание. Техничнее их коснуться, уменьшив их значимость: поставить на невыгодные места, уменьшить их сенсорные пространство, объем и снять сенсорную очевидность.
  • «Лукавые емкости». «Нужное впечатление», «подходящие обстоятельства», «адекватное реагирование» — такие формулировки обычно нравятся всем, все уверены, что понимают их правильно, а на самом деле каждый наполняет их своим собственным содержанием. Именно поэтому в деловых отношениях деловые люди такие формулировки не употребляют и максимально четко их расшифровывают.
  • Техника «Подключение основывается на том, что додуманное и раздутое в воображение обычно существенно богаче реального факта. Угроза обещаемая страшит и мотивирует больше, чем приведенная в исполнение. Соответственно, для максимального результата оживляйте реальность словами и картинками, обращающимися к воображению собеседника, и не торопитесь убивать воображенный образ — реальностью.
  • Когда многие техники используются одновременно, результат усиливается многократно. Собственно, это и есть «Макияж»: представляя образ результата (процесса), его можно подкрасить, выделив те его черты и аспекты, которые делают его более привлекательным, вкусным, притягивающим внимание. Для этого нужное выделяем вниманием, увеличиваем его пространство и объем (перечисление последствий — выгодных или страшных), делаем сенсорно очевидным, ставим на выгодное (временно и пространственно) место, подчеркиваем фоном и якорим. Не нужное от внимания убираем или снимаем значимость фоном.

Получается вкусно и очаровательно. Образцово!

  • «Образец». О, образец — это одна из самых волшебных мотивационных фигур. Там, где появляется настоящий образец, туда само устремляется внимание, под это подстраивается душа и влечется тело. Образец — это образец, то есть синоним всего самого лучшего! Образец сочетает в себе яркость и простоту фигуры на приятном фоне, говорящем вам о том, что все это здорово и у вас обязательно получится! Если вы зрительно, ярко, предельно конкретно начинаете видеть свое будущее, оно скоро становится вашим реальным настоящим. Чтобы сохранить хорошую фигуру и жизнерадостность, лучше всяких диет помогает видение себя изящным, легким и летящим по жизни бодрой, подтянутой походкой. Что, впрочем, совсем не исключает здорового питания и обливаний холодной водой. Напротив, скорее к этому подталкивает.

Источник: https://psy-space.ru/?page=effekty-sensornogo-polya

Эффекты сенсорного поля

Эффекты сенсорного поля

⇐ ПредыдущаяСтр 87 из 100Следующая ⇒

Сенсорное поле — это поле и зрительного, и звукового, и тактильного, и всякого другого человеческого восприя­тия. У человеческого восприятия же есть определенные особенности — эффекты сенсорного поля, и тот, кто их знает и учитывает, приобретает дополнительные возмож­ности для управления своим и чужим вниманием.

Не претендуя на полноту и исключительность списка, пе­речислим те, которые чаще других и более эффективно используются в реальной коммуникативной практике.

Эффект сенсорного объема

Большее по сенсорному пространству или объему пред­ставляется как более важное, главное и сильное.

• Чтобы маленькая мысль прозвучала внушительно, ее необ­ходимо развить и показать со всех сторон.

То, что вы слышите постоянно, начинает казаться вам и правдой, и реальностью.

• Теория «Большой лжи» от Геббельса — только сухая конста­тация этого закона человеческого восприятия.

Широкие жесты, заразительный смех, громкий смех, гром­кие высказывания — тот, кто это практикует, чаще оказы­вается в центре внимания.

ДА?

Эффект сенсорного центра

Находящееся в пространственном центре привлекает мак­симум внимания и воспринимается как основное, главное.

• В речи — ваш тезис, главная мысль должна следовать пос­ле вступления.

И ТОЛЬКО!

Эффект края

Уже открыв дверь, Штирлиц хлопнул себя полбу и засме­ялся:

— Я стал склероти­ческим идиотом… Я ведь шел к тебе за снотворным. Все знают, что у тебя хорошее шведское снотворное.

Запоминается последняя фраза. Важно войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхо­да изразговора. Теперь, думал Штирлиц, если Роль­фа спросят, кто к нему заходил и зачем, он навер­няка ответит, что заходил к нему Штирлиц и просил хорошее шведское снотворное.

После пространственного центра наше внимание обычно привлекает край, а во временном континууме привлекает максимум внимания (и воспринимается как основное, глав­ное) — начало и конец. Соответственно, если вы пользу-

етесь техникой «предложение альтернативы»: «N или М?» — в вашем вопросе последним должно стоять то, что вы хотите получить в ответе.

• Эффект «новизны» или «привыкания к новизне» базирует­ся тоже на эффекте края: все длящееся становится не та­ким ярким, потому что не имеет края завершения. А если сделать паузу, образуется край: «Было — не было — снова стало!», и внимание обостряется снова.

Эффект «Тройка, семерка, туз»

Прекрасно воспринимается одна главная мысль,

две мысли (два элемента) лучше давать в оппозиции друг к другу,

• тогда они воспринимаются как одно целое, великолепно идет тройка.

• Три богатыря, три направления пути от камня, три желания…

Четверка воспринимается хуже, ее имеет смысл формиро­вать в квадрат (как типология или классификация).

Далее от пяти и выше нужно иметь в виду, что челове­ческое восприятие имеет свои законы, и больше семи (плюс-минус два) элементов человек одновременно вос­принять не может.

• Укладывайтесь. Кстати, сколько в этой главке перечислено эффектов?

Эффект акцента

Привлекает внимание то, на что делается ударение, ак­цент. Вдруг:

Яркая краска!

Повышение громкости!!

Увеличение скорости!!! Или, напротив, не ударение, а —

ПАУЗА.

Если из зрительного и слухового поля перейти к кинес-тетике, то акцент выступает, в частности, как маркер про­странства.

Одну позицию фиксируем жестом влево —

— другую, противоположную, — жестом вправо.

• Или не только жестом, а всем телом поворачиваемся туда —

или сюда, перемещаемся в тот угол или этот, руками укла­дываем нужную мысль в пространство слушателей!

И — якорение! Якорение — это тот же акцент, произво­димый, как правило, непосредственным физическим при­косновением: касание, легкий удар, теплое полуобъятие кстати…

Здесь хочется подчеркнуть, что люди обычно не подозре­вают, какой потрясающей силы эффект в общении име­ют обычные касания: как бы случайное касание руки, касание плеча (или объятия плеч).

• А женщины еще очень любят снимать невидимые более ни­кому шерстинки с пиджака мужчины, которого хотят при­брать крукам.

Важно только помнить, что неаккуратное касание вызы­вает не якорение, а мгновенное отталкивание, защиту и протест. А как делается «аккуратное» касание?

Легко: поставьте раскрытую звездочкой ладонь ребром перед собой и напрягите ее максимально, так, чтобы паль­цы образовывали не хапающую лапу, а отгибались как бы назад. Тогда, если вы захотите тихонько прикоснуть­ся к плечу, вы сможете коснуться плеча не пальцами, а серединой выгнутой ладони.

• И вам станет немного щекотно. А приятно будет обоим.

И это первое, что вам разрешат. Если у вас получится это кстати и не нарочито, вместе с теплыми спокойными сло­вами и на секундочку, то в следующий раз вы сможете делать это увереннее и дольше, и скоро ваша рука в лю­бой момент может мягко обтекать плечо приятного собе­седника.

• Или собеседницы.

Эффект упаковки

Мятеж не может кончиться удачей: В противном случае его зовут иначе. Грустно констатировал С.Я. Маршак

Как это ни называй: «Упаковка», «Перелицовка», «Игра терминами», «Переодевание слов», «Реф-рейминг» или «Лидерская интерпретация», эта язы­ковая операция настолько привычна, что ее знают практи­чески все.

Подбирая слова, одевая одни и те же смыслы в разные термины, можно создать совершенно различные впечат­ления. Бережливость или жадность? Упертый или целе­устремленный? Несчастная жертва или безответственная дура? Герои национального сопротивления или главари местного бандформирования?

«Лукаво втираясь в доверив, гнусный манипулятор дезинтегрировал актуальные

психические процессы своей жертвы и,

имея в виду свои далеко идущие эгоистические

цели по контролю ее сознания, ввел

беззащитную девушку в состояние

неконтролируемой эйфории».

Ага. Только то же самое можно и, возможно, более адек­ватно описать и по-другому:

«Улыбнувшись, молодой человек прогнал ее страхи, и ей стало хорошо».

Когда почти вся литература, касающаяся вопроса манипу­ляций, использует язык первой версии изложения и, таким образом, активно разжигает антиманипулятивную исте­рию, требуется незаурядное чувство юмора, чтобы от страха не заплакать…

Эффект фона

Полдень, лето, ветерок, От руки отплыл малек. Сверху небо голубое, А душа моя — с тобою!

Уже лучше?

Есть цвета холодные, есть теплые, есть темы приятные, есть нет. На каком фоне вы решаете подавать свои сооб­щения?

Осень. Ветер. Листопад. Улыбаюсь невпопад. На замерзший носик дую И уже тебя целую.

Управляя фоном, можно создавать у человека безотчетное ощущение радости или тревоги, усталости или бодрости…

За окошком тихий шум: Дождь покапал и прошел. Я тобой одной дышу, И мне очень хорошо.

Делайте фон, сознательно наполняя его теми красками, образами, настроениями и чувствами, которые отвечают поставленным вами задачам.

Я стою перед тобою

И любуюсь на родное:

Эти глазки — наша светлость,

Эти руки — наша теплость…

Я тебя люблю!

Подбирая нужный фон, помните, что короля делает свита! Включите радио и послушайте, как точно меняется музы­кальная тема под тот или иной текст диктора.

• Работают — профессионалы!

Фон может и подчеркнуть значимость объекта, и снизить ее, а то и вовсе уничтожить.

Яркое на ярком фоне не выделяется, а вот даже просто сим­патичная на фоне тех, кому с внешностью не повезло, — уже красавица.

⇐ Предыдущая82838485868788899091Следующая ⇒

Источник: http://mykonspekts.ru/2-124092.html

Эффект сенсорной изоляции

Эффект сенсорной изоляции

Чувственная изоляция, или, как ее называют психологи, сенсорная депривация, — это недостаточное получение информации со стороны органов чувств. Такое состояние характеризуется рядом психологических и психических феноменов, и на него давно обратили внимание медики, психологи, а в последнее время — и парапсихологи.

Сенсорная депривация — как способ проникнуть в мир собственных мыслей

Изоляция и видения

Что провоцирует чувственную изоляцию? Ну, прежде всего, случаев, когда человек с рождения или в силу жизненных обстоятельств оказался глух, слеп или нем, более чем достаточно, Сюда же следует отнести длительно существующую монотонную, однообразную обстановку, которая действует столь же угнетающе, Одиночное заключение, полярная зимовка, отшельничество, длительное пребывание на больничной койке, а также многодневный одиночный полет на космическом корабле — все это приводит к сенсорной депривации.

Читайте также:  Эгоизм - психология

С позиций парапсихологии чувственная изоляция часто является причиной и достаточным условием для открытия прямого канала связи с тонким миром. Она порождает «информационный голод» и так называемую отрицательную индукцию (усиление тормозного процесса под влиянием очага возбуждения).

Прежде всего этот феномен проявляется у психически больных людей, Впервые это отметил еще 100 лет назад швейцарский психиатр Э. Блейлер, описывая особенности больных шизофренией. У таких людей изначально наблюдается аутизм — преобладание внутренней жизни с активным уходом из внешнего мира».

Самоизоляция порождает иллюзии и галлюцинации, составляющие целый внутренний мир больного, который по яркости, значимости и реальности ничуть не уступает обычным впечатлениям обычного человека.

Однако такие же видения возникают и у вполне здоровых людей, к числу которых относятся, к примеру, космонавты, прошедшие серьезный отбор, — в случаях, когда они проходили многодневную тренировку в сурдокамере.

Аналогичные примеры встречаются в жизнеописаниях религиозных подвижников, подвергавших себя суровой аскезе и самоизоляции в келье, скиту и вдали от людей. Так, к примеру, Иисуса Христа во время сорокадневного одиночного бдения в пустыне искушал дьявол. А в 1507 году, после 23 лет пустынножительства, святому Александру Свирскому было явление Святой Троицы.

Экспериментальная сенсорная изоляция психически здоровых испытуемых в наши дни точно так же закономерно приводила к активной стимуляции подсознательной области и возникновению галлюцинаций. Надо сказать, подобные опыты оказались не очень приятными для их участников.

Эксперимент в тишине

В 50-е года прошлого века изоляционный эксперимент проводили в канадском Университете Мак Гилла, Добровольцам из числа студентов полагалось лежать в удобных постелях в условиях полной тишины и мягкого, не раздражающего света, Для большего эффекта на глаза каждому надевали светорассеивающие очки, а на руки — длинные, до локтей перчатки с картонными манжетами, уши закрывали резиновой подушкой. Все это исключало поступление какой-либо информации от органов чувств. Одновременно было применено устройство для ограничения движений волонтеров.

Большинство студентов охотно пошли на этот эксперимент, предвкушая хороший отдых от занятий в университете.., Но не тут-то было.

Через некоторое время у большинства испытуемых появились зрительные галлюцинации, в отдельных случаях сопровождаемые ложными слуховыми и тактильными ощущениями.

Поначалу это их даже забавляло, однако через какое-то время видения и звуки стали назойливыми, вызывали раздражение и мешали уснуть. Добровольцы выдержали в этом состоянии несколько часов, а потом все до единого потребовали прекратить опыт.

Подобные исследования с пребыванием в сурдокамере проводили и с группой советских космонавтов, Результаты оказались схожими: через некоторое время пребывания в сурдокамере появлялись иллюзии, а потом и галлюцинации. Однако будущие космонавты, как люди прошедшие особый отбор и отличающиеся выдержкой и подчинением приказу, стойко выдержали весь эксперимент до конца.

Любопытно, что в схожих условиях подобные ощущения испытывают асе люди — вне зависимости от их образования, культурного уровня и конфессиональной принадлежности. Это подробно описано в книге О. Н. Кузнецова и В. И. Лебедева «Психология и психопатология одиночества».

Пустое поле

Науке известен и еще один удивительный эксперимент под названием «ганцфельд», что в переводе с немецкого означает «пустое поле». Это исследование проводил парапсихолог Чарльз Хонортон из Эдинбургского университета в Великобритании в 70-80-е годы прошлого века, Основной задачей ученого было исследовать телепатические способности человека.

Суть этого опыта заключалась в следующем. Испытуемый располагался в мягком кресле или на кровати в звуконепроницаемой комнате (сурдокамере). Его глаза были закрыты половинками шариков от пинг-понга, на которые через фильтр направлялся поток света. Одновременно через наушники он слышал белый или мерцающий («розовый») шум.

Монотонность всех этих сигналов из внешней среды снижала уровень их восприятия, в результате чего сознание перципиента непроизвольно переключалось на восприятие слабых сигналов внутри себя, которые в обычной обстановке являются подпороговыми и не воспринимаются.

Почему это интересовало Хонортона, изучавшего телепатию? Потому что к таким под по роговым сигналам относились и те, что телепатически передавались подопытному из соседнего кабинета.

Перед началом эксперимента испытуемого знакомили с некими сюжетами, или «мишенями». А в коде опыта экспериментатор, сидящий в соседнем помещении, с помощью компьютера предъявлял эти «мишени» перципиенту методом случайного выбора.

Серия экспериментов подтвердила исходную гипотезу, что каждый человек обладает скрытыми телепатическими способностями, которые проявляются в условиях сенсорной депривации.

Более выражены они у женщин, лиц, длительное время практикующих медитацию, у людей творческих профессий, для которых большое значение имеет интуиция и работа подсознания, а также у лиц с врожденным эйдетизмом — способностью воспринимать предметы в их отсутствие.

Ванна джона лилли

В середине прошлого века был проведен любопытный независимый эксперимент. Речь идет о так называемой изоляционной ванне — устройстве, созданном по инициативе американского нейрофизиолога и философа Джона Лилли и предназначенном для изучения свойств сознания человека в условиях максимальной изоляции от внешних раздражителей.

  В чем заключался эксперимент? Испытуемого помещали в просторную ванну, наполненную физиологическим раствором, подогретым до +34°С, и расположенную в темной звуконепроницаемой камере. На лицо волонтера надевалась специальная мягкая маска со шлангом, через который подавался воздух.

  В результате серии экспериментов с различными добровольцами, среди которых был и сам Джон Лилли, было установлено следующее.  

Отрезанное от внешнего мира, автономное сознание продолжает существовать, но в измененном виде. Сначала появляются грезоподобные видения — любые воспоминания и представления приобретают необычайную яркость и сочность.

Удивительно легко работает мышление, возникают ассоциации с различными и подчас очень далекими, но не всегда приятными понятиями и представлениями, раскрепощается творческое мышление. Спустя еще некоторое время у человека в ванне появляются слуховые и зрительные галлюцинации, поток которых он уже не может прекратить.

Так, сам Лилли путешествовал в пространстве и времени, посещал параллельные миры, беседовал с инопланетянами на их языке… Все это оказало на ученого просто неизгладимое впечатление!

Источник: http://MirChudes.net/facts/1566-sensory-deprivation.html

Техники, построенные на сочетании эффектов сенсорного поля

«Выгодное место». То, что мы хотим представить как более основное и главное, следует (например, в речи) по­ставить на выгодное место: как правило, на сенсорный центр или на бросающийся во внимание край, оттенить выгодным фоном плюс дополнительно отметить акцентом.

• Шеф, садясь за стол, садится на главное место. Лидер в компании оказывается в центре и впереди, и никто не сме­ет лидера загораживать!

Противоположные цели, цели укрытия, преследуют «При­ем 25-го кадра»: если важный и спорный пункт поста­вить не в центр фразы, а на ее окраину, еще лучше — спрятать в придаточное предложение, как само собой ра­зумеющееся, а потом еще переключить внимание на не­важное следующее (техника «проехали»), то собеседник важный и спорный пункт «съедает». Что нужно, в созна­ние ему вставили, а протеста не возникло.

Техника «Корректного избегания» помогает в ситуа­ции, когда просто замалчивать невыгодные темы и аспек­ты ситуации, известные собеседнику, — не стоит, явные дыры привлекают внимание. Техничнее их коснуться, уменьшив значимость: поставить на невыгодные места, уменьшить их сенсорное пространство, объем и снять сен­сорную очевидность.

«Лукавые емкости». «Нужное впечатление», «подходя­щие обстоятельства», «адекватное реагирование» — та­кие формулировки обычно нравятся всем, все уверены, что понимают их правильно, а на самом деле каждый на­полняет их своим собственным содержанием.

• Именно поэтому в деловых отношениях деловые люди та­кие формулировки не употребляют и максимально четко их расшифровывают.

Техника «Подключение воображения» основывается на том, что додуманное и раздутое в воображение обыч­но существенно богаче реального факта.

Угроза обеща­емая страшит и мотивирует больше, чем приведенная в исполнение.

Соответственно, для максимального резуль­тата оживляйте реальность словами и картинками, обра­щающимися к воображению собеседника, и не торопи­тесь убивать воображенный образ — реальностью.

Когда многие техники используются одновременно, резуль­тат усиливается многократно. Собственно, это и есть «Макияж»: представляя образ результата (процесса), его можно подкрасить, выделив те его черты и аспекты, кото­рые делают его более привлекательным, вкусным, притя­гивающим внимание.

Для этого нужное выделяем внима­нием, увеличиваем его пространство и объем (перечисле­ние последствий — выгодных или страшных), делаем сенсорно очевидным, ставим на выгодное (временно и про­странственно) место, подчеркиваем фоном и якорим.

Не­нужное от внимания убираем или снимаем значимость фоном.

• Получается вкусно и очаровательно. Образцово!

«Образец». О, образец — это одна из самых волшебных мотивационных фигур. Там, где появляется настоящий об­разец, туда само устремляется внимание, под это подстра­ивается душа и влечется тело.

Образец — это образец, то есть синоним всего самого лучшего! Образец сочетает в себе яркость и простоту фигуры на приятном фоне, гово­рящем вам о том, что все это здорово и у вас обязательно получится! Если вы зрительно, ярко, предельно конкрет­но начинаете видеть свое будущее, оно скоро становится вашим реальным настоящим.

Чтобы сохранить хорошую фигуру и жизнерадостность, лучше всяких диет помогает видение себя изящным, легким и летящим по жизни бод­рой, подтянутой походкой.

• Что, впрочем, совсем не исключает здорового питания и обливаний холодной водой. Напротив, скорее к этому под­талкивает.

Эффекты и мотиваторы динамического поля

Автомашина не может сразу ни тронуться, ни повернуть, ни затормозить: процесс ее движения имеет свои законы. Человек — не автомашина, но это значит только то, что законы его движения несколько другие.

И чтобы С-алгоритм, М-алгоритм и трансовые техники работали макси­мально эффективно, нужно учитывать процессуальные и динамические особенности человеческой психологии. Эффекты динамического поля.

Как самые практически значимые мы перечислим следующие:

Эффект новизны

Начало — манит. Новизна — притягивает. Начало — это возможность, это открытая дверь — куда-то, и даже если немного страшно, все равно хочется за эту дверь загля­нуть.

Новое — это шкатулка, которую еще не открывал.

• А она — под руками. Не откроете? Соответственно, все, что предъявляется как:

Новое!

вызывает повышенный интерес и желание.

На самом деле «новое» вовсе не значит «лучшее»,

очень часто «новое» — это просто «другое», а не то, что вам нужно,

но взрослые — это те же дети, а дети всегда тянутся к новому, как к возможности чуда.

• А вдруг оно — возможно? Вот тут, за поворотом, куда я еще просто не заглядывал?

На этом все и строится. Остальное — дело упаковки.

Эффект доступности

Впрочем, любое начало вызывает два чувства: первое — хочется, а второе — страшно.

• Можно — в другом порядке: вначале страшно, потом — хо­чется.

Соответственно, чтобы дело началось, нужно усилить «хо­чется» и справиться со «страшно». Способов для этого много, и один из самых простых и естественных — со­здать ощущение, что начало здесь — легкое.

• Ну, несложное. Нам вполне по силам.

Чтобы создалось именно это ощущение, ситуация для начала —

специально упрощается, либо — делается с помощью, либо — разжевывается до предельной ясности,

и соответствующая техника получает имя: «Легкое на­чало !»

Вариант этой техники — ссылка на общедоступность: «Мо­гут другие — можешь и ты». Частично здесь же работает личностный вызов: «Другие могут — а чем хуже ты?»

• Почему великий человек — не ты?

Эффект инерции массы

Все, что трудно сдвинуть, потом так же трудно остановить, а то, что трудно начать в обычном темпе, иногда можно сделать «с разбегу».

• Разбежались, и в речку — плюх!

Мы об этом писали: «Лидера делает напор энергии». Наращивайте скорость, господа! Если в себе и другом раскрутить внутренний моторчик, то дальше можно въез­жать в ту или иную ситуацию просто потому, что вас несет. Если что-то делается быстро и ловко, то нередко это дело оказывается успешным только потому, что оно было сделано на скорости.

• Сделано — и с концом! 336

Обратите внимание, как часто вам искусственно накручи­вают скорость, ограничивая ваш выбор лихой формулой: «Или сегодня, или никогда!»

Читайте также:  Будущее - психология

• Достойный ответ этому: «Да, я подумаю об этом завтра».

Пусть в вашем арсенале будут как техника «Темп и Энергия», так и прямое использование эффекта инер­ции. Вы знаете, что если на скорости сделано несколько шагов, то очередной шаг в том же направлении делается просто по инерции.

Если три раза подряд собеседник отве­тил «Да», то четвертый раз он отвечает «Да» почти на автомате. Если три раза подряд предложения начинаются одной и той же формой, то и последнее предложение хо­чется закончить в том же стиле…

• Да?!

Эффект фазности

У каждого мгновенья свой резон,

Свои колокола, своя отметина…

В отличие от вентилятора, автомобиля и эспандера, чело­век к равномерному наращиванию усилий не приспособ­лен. Человек — существо фазное и циклическое.

В сутках есть утро, день, вечер и ночь, и как бы ни нужно было трудиться, ночью хочется спать.

После фазы напряжения мышцы требуют фазу расслаб­ления.

Человек дышит:

вдох — выдох,

вдох — выдох — вдох,

и смеяться, как и отдавать распоряжения, можно только на выдохе.

На все есть своя фаза.

Когда-то легче нежелательную фазу переждать, чем ло­мать ход естественного процесса, когда-то можно и нуж­но встроиться в кривую настроения,

• Именно с тем, чтобы в нужный момент, сев на удачную фазу, повести процесс уже за собой.

в любом случае отслеживать фазный характер течения коммуникативных и рядом лежащих психических процес­сов — нужно.

Далеко не каждый из ваших собеседников умеет парал­лельно разговору думать, и тогда грамотная беседа требу­ет специальных пауз для размышлений.

• Подумали — поговорили. Теперь снова нужно подумать…

Именно в связи с этим для принятия важного решения собеседником обычно предлагается не жать на него сразу, а дать маленькую паузу: латентную паузу для перевари­вания… Чтобы человек повернул свои мозги, ему нужно время, нужно переварить то, что ему было сказано.

• Причем обычно чем меньше мозгов, тем больше требуется времени…

Возвращаясь к дыханию: дыхание наравне с интеллектом и эмоциями есть основа коммуникативного процесса, и мастер коммуникации должен в совершенстве уметь класть текст на дыхание — свое и чужое.

• В частности, мы об этом писали в главе, посвященной под­стройкам.

Имеет смысл внимательно посмотреть на выступления профессионалов-юмористов, зачитывающих свои произве­дения перед хохочущим залом. Что нужно, чтобы зал за­грохотал смехом? Качество шуток? Да. Но не только.

Не менее важен временной расклад, длительность каждой запланированной паузы, чтобы создалось напряжение ды­хания — и готовность выдохнуть его в смехе.

Для этого мастер устного рассказа вначале строем зачитываемого текста подстраивает зал в единое дыхание

• Подстроили.

и после этого со снайперской точностью, с точностью до мига, шуткой или фразой попадает в нужную фазу, попа­дает в ту минуту, когда зал готов выдохнуть.

• Га-а-а! Га-а-а!

Просмеялись, набрали воздуха — и мы им еще, на выдох следующий!

• Га-а-а! Га-а-а! Га-а-а! Га-а-а! Все, зал лежит.

Да, вот такой любопытный закон своевременности шут­ки. Попали в тон и в секунду — человек засмеется. С той же самой шуткой, но не попали — человек не засмеется, а поперхнется.

• И вам будетуже вовсе не смешно.

Эффект завершения гештальта

Гештальт — это целостность, это законченность ситуа­ции и процесса. И если вы хотите, чтобы нечто завершил партнер, формируйте целостность с единственным отсут­ствующим звеном. Если вам нужно, чтобы фразу заверши­ли не вы, а собеседник, предоставьте это сделать — …

• Спасибо, вы сделали это.

Эффект колеи, или Привычка

То, что однотипно повторяется раз за разом, закрепляется и становится привычкой. Проторяется путь, формируется колея, из которой выбраться и трудно, и скоро уже не захочется. Человек скоро отождествляет свое привычное с собой, начинает говорить об этом «Я» и через некоторое время готов это уже защищать, как свое родное, от каких-либо новых изменений.

А поскольку переучивать всегда труднее, чем научить, из­давна идет борьба за: кто же научит первым? Научил пер­вым — стал родным. А все остальные — уже чужие.

• Только потому, что немного опоздали…

Источник: http://lektsia.info/9x8f53.html

Функции восприятия. Сенсорная изоляция

Восприятие — это психический процесс формирования целостных образов объектов, непосредственно воздействующих на органы чувств (анализаторы); форма психического отражения комплексного раздражителя в его чувственно доступных пространственных и временных характеристиках. Другой вариант определения: психическое отражение действительности в виде целостных образов предметов.

Первоначально, в рамках ассоционизма, восприятие трактовалось как простой результат ассоциации (соединения) ощущений, отражающих различные свойства предмета. Позднее, в частности, в свете достижений гештальт-психологии, складывается и закрепляется представление о целостности восприятия, неразложимой на отдельные сенсорные элементы.

Восприятие зависит от определенных взаимосвязей между ощущениями, но не сводится к их сумме. Мы воспринимаем яблоко или мяч как целостный предмет, а не просто как сумму цвета, твердости (или упругости), гладкой поверхности и шарообразной формы.

Следовательно, восприятие — это не производная от совокупности ощущений, но качественно новая ступень чувственного познания. Образ восприятия является результатом сложного синтеза ощущений, возможность которого, по мнению А.Н.

Леонтьева, возникла в филогенезе, в связи с переходом живых существ от гомогенной, однородной и предметно неоформленной среды обитания (водная среда) к гетерогенной, предметно оформленной.

Функции восприятия

Восприятием называется отражение в сознании человека предметов или явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств. Восприятие, в отличие от ощущения, отражает предмет в целом, в совокупности его свойств, а не отдельные свойства. Восприятие качественно новая ступень чувственного познания с присущими ей особенностями.

Восприятие, как и любой другой психический феномен, можно рассматривать как процесс и как результат. В основе восприятия лежат межполушарные связи, связи между различными анализаторами. В корковой области анализаторов различают первичные поля, возбуждение которое дает ощущение, и вторичные поля, работа которых заключается в объединении ощущений в целостный образ и осмыслении его.

Источники целостности и структурности восприятия лежат в особенности самих отражаемых субъектов, с одной стороны, и в предметной Деятелности человека, с другой.
Итог восприятия – интегральный, целостный образ окружающего мира, возникающий при непосредственном воздействии раздражителя на органы чувств субъекта.

Процесс целенаправленного восприятия объекта состоит из следующих перцептивных действий:

1) поиск объекта

2) выделение наиболее характерных ему признаков

3) опознание объекта, т.е. отнесение его к определенной категории вещей или явлений.

Сенсорная изоляция

Условия когда у субъекта сводятся на минимум возбуждение рецепторов называется сенсорной изоляцией. Проблема приема и переработки информации человеком представляет интерес для многих наук.

Ею занимаются физиологи в плане изучения работы органов чувств; психологи — в плане изучения познавательных процессов (восприятия, опознания, мышления); специалисты в области кибернетики — в плане разработки некоторых проблем теории познания.

Знание характеристик и закономерностей процессов приема и переработки информации человеком важно не только для развития теории, но и для решения ряда задач, возникающих в педагогической (разработка эффективных методов обучения), медицинской (разработка средств и методов лечения ряда заболеваний) и инженерной практике (разработка технических средств передачи информации человеку).

Одним из важнейших аспектов разработки этой большой проблемы является изучение деятельности человека в условиях недостатка информации, поступающей к органам чувств из окружающей среды, или так называемого “сенсорного голода”, т.е. голода по впечатлениям.

Проблема “сенсорного голода” стала особенно острой в связи с развитием целого ряда отраслей техники. Условия, в которых приходится работать человеку, весьма многообразны.

Обслуживание некоторых современных видов техники связано с необходимостью длительного пребывания в пространстве малого объема, ограничивающим движение человека, доставляющее человеку весьма бедные однообразные впечатления, значительно суживающие возможности общения человека с другими людьми.

При изучении взаимодействия человека с окружающей средой необходимо учитывать всю систему его сенсорных входов и всю систему как внешних, так и внутренних воздействий.

В условиях частичной изоляции начинает особенно сильно проявляться влияние так называемых сверхслабых или неспецифических раздражителей.

Например, поднесение магнита к голове испытуемого, находящегося в гипнозе, приводит к сдвигу в пространстве зрительных образов или даже к их исчезновению.

Гипноз может рассматриваться как своеобразная сенсорная изоляция организма, в условиях которой магнитное поле начинает ощущаться более сильно, чем обычно.

Задача изучения и влияния сенсорной изоляции сводится к оценке состояния организма как функции величины потока информации в случае уменьшения этого потока до некоторой минимальной величины.

Для наиболее эффективных исследований в этом направлении необходимо:

— ввести признаки состояния организма (наиболее характерные для данной ситуации) и вести обсуждение всех экспериментов по сенсорной изоляции, пользуясь этими признаками; — пронормировать величину потока информации, воздействующего на испытуемого в эксперименте; — пронормировать и поддерживать на постоянном уровне во всех экспериментах поток информации по тем каналам, которые не могут быть изолированными;

— обеспечить в эксперименте контроль параметров среды.

Формулировка условий сенсорной изоляции требует оценки количества поступающей информации (с учетом всех возможных каналов восприятия) до “изоляции” и во время “изоляции”, и только тогда можно будет сравнивать между собой результаты различных экспериментов.

Длительная изоляция является основным этнологическим фактором психических нарушений. Степень выраженности психических нарушений, характер их клинической картины определились главным образом личностными особенностями испытуемых, что имеет большое практическое значение при отборе лиц для работы в особых, сложных условиях (полярные экспедиции, исследования космоса и т.д.).

Самый известный в научном мире эксперимент с сенсорной изоляцией — это эксперимент, произведенный в Университете Мак-Гилла в 1956 году Героном и его сотрудниками. Ученые предложили добровольцам пробыть как можно дольше в специально устроенной изоляционной камере.

В первые дни эксперимента отмечалось повышенное настроение, говорливость, активное стремление к общению с окружающими, некоторая взбудораженность с элементами тревожности, опасений за свое здоровье.

Позже появлялись жалобы на то, что начинает надоедать монотонность, однообразие, дни стали похожими один на другой, нет ничего нового, надоели одни и те же лица, одни и те же разговоры; время идет медленно. Появилась раздражительность, несдержанность, ворчливость.

Малейший пустяк мог послужить поводом для бурных эмоциональных реакций, конфликтов с исследователями, обслуживающим персоналом. Испытуемые стали менее общительными, на вопросы часто отвечали неохотно, односложно, формально. Настроение временами было пониженным.

Ухудшался сон, некоторые жаловались, что надоели одни и те же исследования, бурно протестовали против новых исследований, хотя бы они и были для них легкими. В то же время отмечали, что свободные от исследований дни (выходные, праздничные) они чувствовали себя хуже, было особенно скучно, не з

нали, чем заняться, “куда себя девать”, время тянулось особенно медленно.

К концу эксперимента нарастала раздражительность, отдельные испытуемые заявляли, что бывают такие состояния, что хочется что-нибудь “выкинуть”, кого-то ударить, “запустить чем-нибудь, что попадет под руку”, жаловались, что временами (чаще по вечерам) “наваливалась тоска”, вспоминался дом, родные, близкие. У ряда испытуемых имели место и более сложные психические нарушения, как, например, ипохондрия, неопределенный страх, довольно выраженная депрессия, параноидная настроенность.

У самых выносливых испытуемых возникали галлюцинации, и это, по мнению ученых, указывало на то, что без внешних раздражителей интеллектуальные функции и сама личность неизбежно деградируют.

Другой ученый, Дж. Лилли, в тот же период проверял действие сенсорной изоляции на самом себе.

Он делал это в непроницаемой камере, где он был погружен в солевой раствор с температурой, близкой к температуре тела, так что был почти лишен даже ощущений, связанных с весом собственного тела.

Однако его выводы диаметрально противоположны выводам, сделанным психологами Университета Мак-Гилла. По мнению Лилли, условия изоляции в камере, напротив увеличивают сенсорный опыт, и это происходит без участия известных внешних раздражителей.

Индивидум, находящийся в условиях сенсорной изоляции, оказывается лицом к лицу со своим внутренним миром и представляющими его образами; этот мир находит свое выражение в форме разнообразных иллюзий и галлюцинаций.

Источник: http://biofile.ru/psy/11366.html

Ссылка на основную публикацию