Муштра — психология

Муштра

Муштра - психология

Муштра (от нем. Muster — образец) — изначальное значение: система воинского обучения, основанная на строевой подготовке, многократном повторении шаблонных приёмов и суровой дисциплине.

В более широком понимании, муштра — это дрессировка, с преобладанием наказаний; предельно строгая дрессировка.

Сделал — отлично — это норма, похвалы не жди, не сделал или сделал хуже, чем требовалось — наказание неизбежно и сильно.

В результате муштры, четче и правильнее, чем в обыкновенной дрессировке запоминаются навыки, но ни о какой свободе творчества здесь речи не идет. Развивается умение исполнять то, то что сказанно, как сказанно, лишних вопросов не задавать, но и не сильно думать: сказали — сделал, не сказали — не сделал.

Если собаку обучать мягкими методами дрессировки и учить садиться рядом с ногой при остановке человека, собака будет садиться всегда, но если человек, например, остановится в луже, то собака или не сядет или отойдет и сядет за лужой. Если собаку муштровать — она сядет там, где посадили, не важно, что рядом с ней.

Когда нужна и не нужна муштра

Общий принцип — муштра нужна тогда, когда нужно срочно добиться четкого исполнения требований обучающего в вопросах, где компромис неприемлем, например:

  • Когда речь идет о бескопромисных вещах: не воровать, не халтурить, не пьянствовать и так далее
  • Когда обучаемый заведомо недосциплинирован, не умеет или не хочет учиться, а учить его срочно нужно.

Чем более организован ученик, чем более он настроен учиться, чем больше на него надежды, чем больше желание научить его думать самостоятельно — тем меньше муштры и больше объяснений, разговоров.

Часто муштру используют, чтобы доказать свою силу, правильность своей позиции, но такая муштра ничему хорошему, кроме неприятия самого процесса обучения, не учит. Если человек спрашивает и интересуется, готов учиться — муштровать его нет нужды: он скорее разочаруется и учиться не захочет.

Чтобы муштровать кого-то, чтобы жестко спрашивать и наказывать за невыполнение — сам человек должен четко придеживаться тех требований, которые он предъявляет обучаемым. Иначе такая муштра не воспринимается должным образом, а скорее наоборот, приводит к обратным результатам.Подробнее смотри — Жесткий человек.

Минимальный уровень муштры на первых порах обучения может быть нужен, для создания уважения и нужного статуса.

Так на первых тренировках по боевым искусствам большое время уделяется не только тренировке, но и поддержанию сторогой дисциплины — смеешься или халтуришь — отжимайся, один схалтурил — заново начинают все.

А спустя несколько месяцев тренер позволяет себе шутить с учениками, больше объясняет, а не строит: нужный статус уже задан — к чему уделять ему излишне много внимания: в конечном счете важно, чтобы ученики научились техникам и приемам, а дисциплина — это скорее средство для эффективного обучения.

Другими словами, муштра эффективна тогда, когда она делается на благо процесса, из воспитательных целей, и неэффективна, если применяется со злости, из желания самоутвердиться, выместить злобу или сорвать плохое настроение.

С кем действует муштра

Элементы муштры в небольших количествах могут действовать эффективно с любыми людьми.

Долгая же муштра слабого сломает, а сильного — обозлит.

В повести «Черный Красавчик» Энн Сьюэл описывает жизнь разных лошадей. Один из объездчиков говорит свой принцип: молодую лошадь нельзя заезжать силой: если она слабая — она станет пугливой и дерганной, если она сильная — злобной и агрессивной.

Правда есть исключения, при которых долгая муштра даст хорошие результаты: в том случае, если обучающий имеет большой и прочный авторитет в глазах обучаемого, и учит тому, чему обучаемый очень хочет научиться сам, причем этот интерес стабильный и гарантированно превысит те неприятные моменты, которыми муштра вполне богата.

Часто в фильмах про великих мастеров боевых искусств Учителя так обучают свох учеников. Результаты конечно впечатляют. Но до конца доходит обычно доходит один-два самых выносливых человека.

Достоинства муштры

  • Воспитывает волю и силу.
  • Дает быстрые результаты.
  • Обычно четкость и точность воспроизведения образца в навыке, который был привит в результате муштры, очень высока. Четкость подразумевает короткие, понятные и внятные фразы, движения, мысли. Четкость в речи — признак ответственности. Пример четкой речи: Да, если вы мне вышлите адрес организации сегодня — я заеду и заберу документы. Если адреса не будет сегодня — я заеду в субботу.
  • Отсеивающий момент: муштра оставит только тех, кому действительно нужен результат и кто готов много и долго работать.
  • Приучает работать без халтуры: или делай отлично, или никак.
  • Может служить помощником для создания уважения, нужной рабочей атмосферы, поддерживает дисциплину.

Недостатки муштры

  • Отсуствие развития самостоятельного свободного мышления, умения искать творческие, нешаблонные выходы из ситуации.
  • Большой шанс, что муштра прививьет страх перед процессом обучения, негативно мотивирует.
  • Муштра способствует развитию нулевой, шаблонной позиции восприятия.
  • Муштра способтсвует отказу от ответственности за свои действия: не было команды сверху — я и не делал.

Муштру во всех случаях нужно стремиться заменять на другие способы обучения: обучение по шагам, обучение через погружение.

Источник: https://knigarazuma.ru/article/mushtra

Константин Станиславский — Работа актера над собой (Часть II)

5 Имеется в виду элемент «освобождение мышц», которому посвящена специальная глава в первой части «Работы актера над собой», но он в не меньшей степени относится и к элементам воплощения.

6 В некоторых вариантах схемы, хранящихся в архиве Станиславского, изображен античный храм, колоннами которого являются элементы «системы». В других вариантах элементы изображены в виде труб органа, иногда — в виде нитей, сплетающихся в жгуты.

7 После этих слов имеется указание Станиславского: «Чертеж». Помещаем здесь схему, сделанную самим Станиславским.

Цифры, проставленные на чертеже, означают следующее: 1 — нижняя полоса — «работа над собой», 2, 3, 4 — три основы «системы»: «активность и действенность», пушкинский афоризм и «через сознательное к подсознательному», 5 — переживание, 6 — воплощение, 7, 8 и 9 — ум, воля и чувство, 10 — элементы переживания, 11 — элементы воплощения, 12, 13 и 14 — внутреннее, внешнее и общее сценическое самочувствие; прямоугольник сверху, как выясняется впоследствии, — область подсознания.

8 В соответствии со сказанным здесь Станиславский в своей педагогической практике последних лет применял «тренинг и муштру», или «туалет актера», двух типов. Первый из них — повседневная тренировка, направленная на укрепление и развитие элементов самочувствия актера, в различной комбинации их и последовательности.

Тренировка второго типа, «туалет-настройка», проводилась перед началом репетиции или спектакля и была рассчитана на то, чтобы разогреть, «размассировать» творческий аппарат актера и ввести его в самочувствие, необходимое для начала репетиции или спектакля. Материал для «туалета-настройки» черпался из самой пьесы.

9 На этом оканчивается текст первой публикуемой рукописи. Пометка Станиславского «нехватает окончания» свидетельствует о том, что текст должен быть продолжен. Далее печатается текст рукописи № 370.

10 Станиславский передает здесь мысль Пушкина своими словами. В статье «О народной драме и драме «Марфа Посадница»» А. С. Пушкин пишет: «Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах — вот чего требует наш ум от драматического писателя».

11 В некоторых материалах заключительного периода работы над книгой Станиславский называет не три, а четыре основы творчества. Четвертая основа — «Цель искусства: создание жизни человеческого духа» (№ 445).

12 На полях рукописи имеется запись Станиславского: «Где пунктир, там в соответствии с изготовляющимся чертежом впишутся названия красок». Первоначально приведенная здесь схема была выполнена различными красками. Для большей четкости чертежа в настоящем издании сохранены два цвета: зеленым обозначено то, что относится к роли, черным — то, что относится к актеру.

В некоторых вариантах перечня элементов самочувствия на первом месте стоит линия эпизодов, событий, из которых складывается фабула пьесы (№ 263).

13 В одной из хранящихся в литературном архиве Станиславского рукописей (№ 473) при объяснении схемы «системы» Торцов говорит ученикам: «Вберите в себя как можно глубже и прочнее сквозное действие роли, пьесы или этюда и пронижите им, точно иглой с нитью, все «размассированные элементы» вашей человеческой души, заготовленные куски, задачи внутренней партитуры роли и направьте их к с_в_е_р_х_з_а_д_а_ч_е исполняемого произведения. Все пронизанное сплетите в один общий шнур. Словом, проделайте на деле то, что указано на чертеже».

14 О пьесе Г. Ибсена «Бранд» говорится во втором томе Собрания сочинений, стр. 162–165.

13 В одной из черновых рукописей (№ 250) имеется выделенный Станиславским текст с пометкой: «к сквозному действию». Приводим его:

«Что мы делали до сих пор? Я вам отвечу образным примером.

Чтобы сделать хороший, наваристый бульон, нужно заготовить мясо, всевозможные коренья, морковь, налить воды, поставить кастрюлю на плиту и дать всему хорошенько вывариться, пустить сок, а уж потом образуется наваристый бульон.

Но нельзя приготовить мясо, коренья, поставить их на плиту и не развести огня. В этом случае придется есть в сыром виде всю заготовку: мясо отдельно, коренья тоже, воду пить отдельно.

Сверхзадача и сквозное действие — тот огонь, который жарит или варит кушанье и делает наваристый бульон».

В этом разделе сосредоточены материалы, предназначенные для сборника практических упражнений по «системе», выполняемых учениками Торцова в классе «тренинга и муштры», который ведет Рахманов.

Порядок расположения этих материалов, предназначенных для книги «Тренинг и муштра», не определен Станиславским. Они напечатаны в последовательности, которая подсказывается смысловой связью отдельных отрывков между собой.

В своей педагогической практике Станиславский не придерживался какой-либо строгой последовательности при тренировке элементов самочувствия актера. В «туалете актера» он комбинировал их в самых различных сочетаниях, неизменно возвращаясь в центральному вопросу — о д_е_й_с_т_в_и_и.

Материалы по «тренингу и муштре» печатаются впервые.

1 Печатаются последовательно три фрагмента из рукописи, посвященной описанию занятий по тренингу и муштре (№ 528), предназначенные Станиславским для включения в сборник упражнений (так называемый «Задачник», или «Тренинг и муштра»).

2 Печатается выдержка из рукописи, содержащей материалы по различным темам книги «Работа актера на собой» (№ 529).

Публикуемый текст озаглавлен Станиславским «Тренинг и муштра. Упражнения на воображение», что свидетельствует о намерении Станиславского использовать его в предполагаемом сборнике упражнений.

3 Два последующих фрагмента печатаются по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского и озаглавленному им «Задачник. Тренинг и муштра. Упражнения» (№ 529).

4 Три следующих фрагмента печатаются по тетради, в которой сосредоточены различные записи по «системе» (№ 491, стр. 136–138).

Публикуемые тексты озаглавлены Станиславским «Тренинг и муштра».

5 Описание этюда «счета денег» см. во втором томе Собрания сочинений, стр. 175–176.

6 Три последующих фрагмента печатаются по рукописи «IX. Сценическая правда, вера, наивность», исправленной Станиславским в 1932 году (№ 211). Пометка Станиславского на заглавном листе указывает на то, что кроме текста, предназначенного для главы второго тома «Чувство правды и вера», в этой рукописи содержится материал для «тренинга и муштры».

Первый из публикуемых отрывков (стр. 433–435 рукописи) связан по смыслу со вторым (стр.

436–439 рукописи), что подтверждается пометкой Станиславского на полях; перед началом второго отрывка имеется надпись чернилами: «перенести в «тренинг и муштру»».

Третий отрывок, выделенный Станиславским из текста рукописи, предположительно отнесен нами к разделу «тренинга и муштры» (стр. 1–3, вставленные в рукопись после стр. 357).

7 Печатается текст, находящийся в составе рукописи, содержащей добавления к главе о действии (№ 129). Перед началом публикуемого текста в рукописи сказано: «Сегодня был разгром. Бедный Иван Платонович даже плакал.

Никогда бы я не подумал, что Аркадий Николаевич может быть таким строгим! Дело было так…» Судя по этому началу, следует предположить, что Торцов, явившийся к концу урока, осудил Рахманова за излишнюю придирчивость к ученикам, вырабатывающую в них чрезмерное критиканство.

8 Печатается по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского (№ 508), Этот текст был выделен Станиславским из материалов первой части книги «Работа актера над собой» и хранится в его литературном архиве.

Во втором разделе публикуются записи Станиславского, определяющие характер упражнений и этюдов, рекомендуемых им для класса «тренинг и муштра» (из подготовительных материалов к неосуществленной Станиславским книге «Практическое пособие для изучения «системы»» — так называемый «задачник»). Часть упражнений и этюдов была им написана для практических занятий в Оперно-драматической студии.

Читайте также:  Шкала сензитивности к себе - сат - психология

Некоторые из этих записей носят конспективный характер и, повидимому, были бы впоследствии расширены Станиславским.

1 Записи упражнений и этюдов первых трех подразделов (до заголовка «Действие») печатаются по рукописи, озаглавленной Станиславским «Тренинг и муштра» (№ 527). Часть текста написана самим К. С. Станиславским, часть — под его диктовку — И. К. Алексеевым (сыном К. С.), что относится, повидимому, к периоду около 1930 года.

Публикуемые упражнения на простейшие действия (усложняющиеся по мере их оправдания и углубления) типичны для педагогической практики Станиславского последних лет.

В этих упражнениях синтезируются все элементы «системы», что не исключает, однако, необходимости изучения и тренировки каждого элемента в отдельности.

Источник: https://profilib.net/chtenie/44986/konstantin-stanislavskiy-rabota-aktera-nad-soboy-chast-ii-121.php

Муштра легионера

Муштра легионера

По словам Цицерона, наука войны для римлян важнее храбрости. «Поставьте в строй солдата […] мужественного, но нетренированного, — говорил оратор, — и он будет выглядеть, как женщина».

Военные упражнения сыграли исключительную роль в становлении боеспособности легионов – само слово «войско» на латыни (exercitus) происходит из глагола «упражнять» (exercito).

Выработанные за века войн и побед общие принципы подготовки и конкретные занятия – в нашем материале.

В начале II в. н. э. при Траяне Римская империя достигла максимальных размеров. Этот статус одной из самых могучих империй в истории и ее безопасность обеспечивали легионы, главной силой которых были пехотинцы.

Прежде чем оказаться в строю и начать творить историю, новобранец проходил тяжелый курс тренировок, превращаясь в лучшего бойца древности. И как раз о системе подготовки легионеров периода расцвета империи (I-II вв. н. э.) мы знаем довольно много, так как внимание этому уделялось немалое.

Самый знаменитый римский военный трактат «Краткое изложение военного дела» (Вегеций) начинается со слов: «Обычно во всяком сражении доставляют победу не столько численность и необученная доблесть, сколько искусство и упражнение». В период ранней империи армия стала полностью профессиональной — от рядовых до легатов.

25-летний срок службы, во время которого солдаты не только участвовали в величайшей экспансии, но и постоянно тренировались, позволял достичь вершин освоения воинского ремесла.

Иди, строй, сражайся

В то время сельская местность давала большую часть новобранцев (в среднем 20-летних), выносливых и привыкших к тяжелому физическому труду. Такие рекруты лучше соответствовали ритму жизни и требованиям к подготовке легионера. В течение 4-х месяцев новобранца тренировали до изнурения, выдержавших включали в легион.

Начинали с военного шага — на марше и в сражении сохранение строя жизненно важно для легионной маневренной манипулярной тактики. Требовалось уметь пройти 29 км за 5 часов, ускоренным шагом — 35 км, и при этом нести на себе снаряжение весом около 20 кг.

В реальных, а не учебных условиях вес значительно увеличивался (до 40 кг), при необходимости на себе таскали все, включая еду на несколько дней, посуду, шанцевый инструмент и пр. Медлительного новобранца мотивировали палками младшие офицеры и наставники из числа оставшихся служить сверх срока.

Слабых сажали на ячменную диету — набравшие на добротном злаке вес подтягивались до нужного уровня.

«Римляне» на марше. Исследовательский эксперимент 1985 г. Группа реконструктора М. Юнкельманна (в центре с жезлом центуриона) совершила 22-дневный переход

Научившись маршу, новобранцы переходили к отработке выполняемых по команде маневров и различных построений, в том числе знаменитой «черепахи» (testudo). Даже обученные легионеры регулярно тренировались и совершали марши, сохраняя себя в тонусе. Легионеров обучали бегу, верховой езде, если позволяли условия — плаванию.

«Черепаха»

Когда новобранцы физически крепли, приступали к упражнениям с оружием. Для обучения фехтованию и другим особым навыкам, например, строительству лагеря, использовались не только офицеры и старшие товарищи, но и особые специалисты — мастера своего дела.

Использовалось деревянное оружие, по весу вдвое больше настоящего. Приемы отрабатывались на деревянных столбах.

Такие тренировки под присмотром инструкторов могли проводиться дважды в день, акцент делался на необходимых в строю приемах: укрыться щитом, нанести колющий удар мечом, метнуть дротик или пилум (тяжелое метательное копье). Давали и навыки стрельбы из лука и метания из пращи.

Обучали и бою один на один с противником — даже в одиночестве римский солдат должен превосходить варвара. Упражнения с оружием были нацелены на превращение солдата в универсального бойца.

Тренировка под наблюдением инструктора

По завершении изнурительного марша легионер должен был уметь разбить лагерь — непременно с частоколом, рвом и валом (один из римских военных специалистов Псевдо-Гигин настаивал, что «ради блага дисциплины» это надо делать даже на своей территории). Навыки строительства легионеров постоянно использовались и для возведения куда более сложных, чем военный лагерь — храмов, театров, дорог.

Источник: http://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/mir-vokrug/mushtra-legionera.html

Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра

Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра

сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц] Как не потерять навыки и сохранить их надолго?

Отпуск, болезнь или даже простая забывчивость – это ситуации, способные ослабить наш навык. Если так случится, хорошо бы уметь как можно скорее его восстановить.

После перерыва, однако, многие из нас склонны делать ошибки, пугающие нашего слона и приводящие к потере навыка. Мы хотим сразу же продолжать на том же уровне, к которому пришли до прерывания. Например, сразу же после болезни мы хотим снова начать бегать уже привычные 3 км.

Однако возвращение на первоначальный уровень – это резкий скачок, который вызовет у нашего слона отвращение.

Поэтому, если когда-то мы приостановили какой-либо навык, нужно вернуться назад к минимальной планке. Требуется несколько раз повторить действия на минимальном уровне, и только после этого можно начинать повышать количественный показатель. Для выработки навыков всегда необходимо, чтобы изменения были постепенными.

Как избавиться от вредных привычек и не возвращаться к ним?

Аналогично тому, как мы вырабатываем навыки, можно избавиться и от вредных привычек. Постепенным ограничиванием в стиле кайдзен можно прийти к их полному устранению.

Один мой клиент выкуривал полторы пачки сигарет в день. Так как он много раз пробовал бросить курить и терпел неудачу, то не верил, что вообще когда-нибудь сможет это сделать. Вместе мы решили испробовать метод кайдзен.

Первый месяц он определил для себя лимит – пачку сигарет в день. Это не вызывало у его слона никакого отвращения.

После того как ему удалось следовать этому правилу 30 дней, он начал постепенно снижать дозу. В течение второго месяца с 20 сигарет он перешел на 15, а потом и на 10 в день.

На третий месяц с 10 сигарет он перешел на 5, а затем ему удалось дойти и до нуля. Сейчас он не курит уже полтора года.

Аналогичным способом мы смогли сделать из нескольких алкоголиков людей непьющих, а из людей, которые никогда не занимались спортом, – спортсменов. Один клиент отучился нецензурно выражаться, другая клиентка научилась получать удовольствие от процесса глажки рубашек. Все эти изменения были постепенными, благодаря чему и сохранились надолго.

Борьбу с вредными привычками можно еще усилить, если к ним осмысленно вызвать отвращение. Поставим слону

Источник: http://itexts.net/avtor-petr-lyudvig/39426-pobedi-prokrastinaciyu-kak-perestat-otkladyvat-dela-na-zavtra-petr-lyudvig/read/page-5.html

Психотерапевтические техники. Внушение. Помощь психотерапевта

Психотерапевтические техники. Внушение. Помощь психотерапевта

Суггестивные техники в психотерапии

Собирательным названием «суггестивные техники» обозначают такие разновидности психотерапевтического вмешательства, при которых используют внушение (суггестию).

Внушение представляет собой имплантацию психических состояний без участия воли и ясного сознания реципиента и рассматривается как крайне мощный фактор воздействия на поведение.

Различают собственно внушение (гетеросуггестию), производимое другим лицом, и самовнушение (аутосуггестию: самовнушение по Э.Куэ, В.М.Бехтереву; аутогенная тренировка по И.Шульцу и др.).

Внушение, вызванное каким-либо процессом, действием, называется реальным. А внушение, вызванное же с помощью слов — вербальным.

Различают также прямое внушение и внушение, опосредованное некоторым предметом — косвенное внушение.

В терапевтических целях внушение может проводиться в бодрствующем состоянии, в гипнотическом состоянии (гипнотерапия), а также в состоянии неглубокого естественного и наркотического сна.

Эффективность внушения основана на эксплуатации аффекта, позволяющего внушающему (суггестору) обойти сознание, или на систематическом подавлении воли реципиента (суггеренда).

Способность суггеренда к критическому анализу подаваемой в процессе внушения информации снижается и, соответственно, внушаемость повышается в измененных состояниях сознания (просоночное состояние, гипноз), а также при состояниях, сопровождающихся выраженной астенизацией, у лиц с выраженными истероидными чертами, у лиц, страдающих алкоголизмом, несколько меньше — у лиц с наркотической зависимостью.

Внушаемость повышается в условиях стресса — в ситуациях с повышенной неопределенностью, при явной угрозе, в толпе или группе, при длительном воздействии монотонных раздражителей, при воздействии неожиданного раздражителя или при внезапном изменении ситуации.

Способность к критическому анализу информации обычно понижена (и соответственно, повышена внушаемость) у лиц со сниженной самооценкой, эмоциональной, социальной и интеллектуальной незрелостью, а также у детей, солдат и спортсменов, привыкших к подчинению внешней дисциплине.

Строевая муштра, формирующая пассивную подчиняемость солдата, обеспечивает эффективность боевого приказа: солдат идет и убивает — таков, по мнению В.М.Бехтерева, механизм поведения солдат на войне. На внушении во многом основано влияние родителей на детей, учителя на учеников, начальника на подчиненных.

Косвенное внушение является основой известного плацебо-эффекта: применение биологически сравнительно нейтрального вещества (например, тимоловая маска по Я.Л.

Шрайбергу) может приводить к выраженному позитивному результату, если оно сопровождается внушением об ожидаемой эффективности назначенного препарата.

Известно, что тщательное, соблюдение ритуала при назначении банальных лекарств, сопровождение выдачи рецепта подробными и обстоятельными указаниями на порядок приема лекарства и ожидаемые эффекты значительно повышают эффективность лекарственной терапии.

Внушение в состоянии бодрствования, в принципе, сопровождает собой любое психотерапевтическое вмешательство. В техническом смысле оно показано при любых формах расстройств невротического уровня, как дополнительное средство при коррекции неадаптивного поведения, особенно у детей и у лиц с повышенной внушаемостью.

Возможно применение повторения формулы внушения несколько раз в не вызывающем сомнений тоне, допустимо сопровождать произнесение формулы прикосновениями, фиксирующими внимание пациента на факте или содержании формулы внушения.

Источник: http://www.therapy.by/articles/suggestivnie_tehniki_v_psihoterapii/

Воспитание ребенка: муштра или общение на равных?

Как следует воспитывать детей — в строгости и послушании или предоставлять им полную свободу? Должны ли взрослые подавлять ребенка своим авторитетом, или лучше обращаться с ним как с полноценным членом семьи, учитывая его мнение по всем вопросам? Об этом ходит много споров. Сегодня о проблеме рассуждает детский психолог Ксения Аверина.

— В Японии до пятилетнего возраста ребенку позволяется все, — говорит специалист. — Но японская культура такова, что определенные каноны поведения дети легко перенимают от родителей. У нас же все иначе.

В воспитании детей существуют две крайности. Первая — это усиленный контроль за ребенком. Родители четко разграничивают, что ему разрешено и что запрещено, и если малыш нарушает «договор», его сурово наказывают.

Иногда доходит до абсурда.

— В семье моих соседей, — рассказывает психолог, — принято, оставляя детей дома одних, запирать их на ключ. Ключей не доверяют даже старшей 16-летней дочери.

Если она вернулась из школы, а дома никого нет, то приходится ждать, пока не придет кто-то из взрослых. Младшей дочке уже девять лет, но в школу ее водит бабушка, а на кружки — старшая сестра.

Преподавательница английского живет в доме напротив, но девочку все равно приводят и уводят старшие. Уроки ребенок тоже делает вместе с бабушкой.

По мнению Ксении Авериной, такая гиперопека обычно ни к чему хорошему не приводит.

— Ребенок, который привык находиться под контролем взрослых, отучается быть самостоятельным, — говорит она. — Оказавшись без взрослых, он не способен принять какое-либо решение, самостоятельно довести до конца какое-нибудь важное дело. Часто ему даже сложно самому одеваться и раздеваться. Отсюда — инфантильное поведение. Такому ребенку непросто стать взрослым.

Другая крайность — это когда ребенок предоставлен сам себе.

— Порой родители считают, что ребенок сам разберется, что хорошо и что плохо. Они кормят его, одевают, покупают игрушки и другие вещи, но воспитанием как таковым не занимаются, — рассказывает специалист. — Более того, с определенного возраста к ребенку начинают относиться как ко взрослому, советуются с ним, он принимает участие в семейных переговорах и проч.

Так, недавно я отправилась на прогулку с семьей моих друзей. На обратном пути их восьмилетняя дочка стала требовать, чтобы мы зашли в кафе. У меня были другие планы, я торопилась домой и отказалась… Тогда девочка устроила истерику. Вместо того, чтобы прикрикнуть на нее, родители принялись меня уговаривать пойти с ними, а то, мол, «Лерочка переживает»…

Случается, что родители забывают о том, что ребенок — это все же не взрослый человек, говорит психолог, и относятся к нему как к равному себе. Однако ребенок все же остается ребенком, и забывать об этом нельзя.

Читайте также:  Шизоид в отношениях с другими психотипами - психология

— Конечно, мнение ребенка можно и нужно учитывать, — считает Ксения Аверина. — Но это не значит, что во всех ситуациях следует идти у ребенка на поводу. А что если он захочет, к примеру, вместо обеда съесть одно сладкое? Или потребует купить дорогую вещь, которая папе и маме не по карману?

И все-таки — как не впадать в крайности? Вот какие рекомендации дает психолог Ксения Аверина.

Контролируйте ребенка, но в то же время приучайте его к самостоятельности. Например, разрешайте ему ходить одному в магазин, гости или в школу, если это недалеко и не связано с какими-либо опасностями. Купите ребенку мобильный телефон, чтобы вы всегда могли с ним связаться. Попросите звонить вам в случае, если он где-нибудь задерживается.

Не надо также делать вместе с ребенком уроки или другие задания. Пусть выполнит задание сам, а вы потом проверите. Помогать ребенку надо лишь в том случае, если он впал в серьезное затруднение.

Не кричите на ребенка и тем более не оскорбляйте, если он сделал что-то не так — лучше все спокойно ему объяснить. От крика дети только пугаются и начинают хуже соображать.

Видео

Приучайте ребенка учитывать не только собственное «я», но и интересы других людей. Не бойтесь ругать его, если его поступки идут во вред ему или окружающим. Объясняйте, почему плохо так поступать. Не бойтесь повысить голос (но не кричите!) Не позволяйте ребенку себя шантажировать слезами и истериками. Проявите твердость, если считаете, что вы правы.

Как и во всем, в воспитании детей лучше придерживаться золотой середины, полагают психологи.

Источник: http://www.missus.ru/articles/family/kids/29-02-2012/unchild/6895

Цельнометаллическая оболочка — Вестник антиклеветы Системно-векторной психологии. Юрий Бурлан

В 1987 году голливудский кинорежиссер Стенли Кубрик снял фильм «Цельнометаллическая оболочка» («Full Metal Jacket») о службе американских морпехов во Вьетнаме.

Основной трагедией фильма является, конечно, ужас позорной войны. Гибель сотен людей неизвестно за что. Смесь песка, крови и стреляных гильз. Но внутри картины есть и другая маленькая трагедия.

Трагедия маленького человека — убийство и самоубийство солдата в учебке.

С самого начала фильма мы видим суровые армейские будни. Тренировки и построения бойцов. Неприукрашенные моменты жизни казармы. Тяжелые элементы физической подготовки, муштра, психологический прессинг.

Командир взвода, сержант Хартман в характерной для офицеров армии США шляпе с плоским козырьком орет на солдат, выбивая из них «дурь» — всё то мнение о себе, которое у них было в гражданской жизни, и попутно раздает прозвища. Неуклюжий здоровяк Леонард Лоуренс получает кличку «Гомер Куча».

Ему очень тяжело даются физические нагрузки, он всегда плетется в хвосте. Он — обуза для взвода, подвергается постоянным унижениям со стороны сержанта и презрению товарищей. В какой-то момент, после очередного прокола со стороны рядового Кучи, сержант Хартман принимает решение наказывать за его нарушения весь взвод.

В итоге товарищи Лоуренса уже просто ненавидят его и устраивают ему избиение втемную.

Изнурительная подготовка продолжается обучением навыкам обращения с винтовкой. Каждый боец получает личное оружие, и по традиции дает ему женское имя на свое усмотрение.

Неожиданно для всех, рядовой Лоуренс проявляет блестящие способности в стрельбе, особое внимание уделяет тщательной подготовке своего оружия. Однажды, во время чистки оружия, его сосед по койке, рядовой Шутник узнает, что Леонард разговаривает со своей винтовкой, что выглядит странновато.

Шутник делится этим замечанием с товарищем по взводу, но никто не придает этому значения, об этом эпизоде забывают.

До конца курса молодого бойца остается немного времени. Рядовой Куча ведет себя тихо и дисциплинированно, ни у кого не вызывая подозрений. Правда он совсем не разговаривает с товарищами, и взгляд у него какой-то тяжелый, посуровел. Но ведь и до этого он был немногословен, да и нормально это для будущего бесстрашного убийцы в войне с коварным врагом.

В последнюю ночь в учебке, когда бойцы уже распределены по будущим местам боевой службы, Шутник стоит дневальным, несет ночное дежурство. Заметив шум в гальюне, он направляется проверить, всё ли в порядке, и обнаруживает там рядового Кучу с винтовкой в руках.

Лоуренс заряжает магазин винтовки боевыми патронами, попутно рассказывая Шутнику про калибр и цельнометаллическую оболочку. Взгляд Лоуренса явно неадекватен, безумен.

Шутник понимает, что сейчас может произойти непоправимое и пытается объяснить товарищу, что если он сейчас всё тихо сложит, то их не поймают, не застукают, и ничего страшного для обоих не случится.

https://www.youtube.com/watch?v=nIuTalvpWiE

Но Куча будто не слышит его: вскочив по стойке смирно, он принимается исполнять опостылевшие ему элементы упражнений с винтовкой, громко выкрикивая команды при этом. Просыпается вся казарма.

Сержант приказывает бойцам оставаться на местах и врывается в гальюн: посреди него стоит обезумевший Куча в полной готовности открыть огонь. Замерший в страхе рядовой Шутник спешит сообщить сержанту, что оружие заряжено боевыми патронами.

Хартман требует отдать ему оружие, но оскалившийся Лоуренс нажимает на курок. Осуществив месть, он, явно обессилевший, но осознавший своё деяние, разворачивает оружие и выстреливает себе в рот.

рядовой куча фильм

СИСТЕМНЫЙ РАЗБОР ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Образ рядового Лоуренса в фильме неидеален, но в целом точен. Рассмотрим его психотип более детально.

Анальный вектор 

Неповортливость, медвежья походка, замедленная реакция – всё это характерно для человека с анальным вектором – они, пытаясь соревноваться со сверстниками: кожными, мышечными или уретральными, — часто оказываются в хвосте.

Это связано с тем, что ноги анального человека не приспособлены к бегу, как и все его тело не приспособлено к боевым действиям, нагрузкам пехотинца. По природе эти люди – тыловики, домоседы.

Даже в детстве они предпочитают двору чтение книг и домашние игры.

У первобытного человека основным убежищем была пещера. Снаружи пещеры шла война и добыча пищи – охота на животных. На войну ходили все мужчины. А внутри пещеры нужна была охрана женщин и детей от угрозы нападения хищников и врагов из других племен.

Этим и занимались анальные мужчины – защитнику пещеры не нужны сильные и ловкие ноги – чтобы не ушли, не дай, бог далеко от дома.

Зато у анальных людей тяжелый кулак, мощная «бычья» шея и сильные руки – способные побороть и придушить напавшего хищника или врага.

Звуковой вектор 

Звуковой вектор отличается от остальных особой чувствительностью слухового аппарата. Такое воздействие на него может быть плохим или хорошим. Где хорошее (состояние комфорта) – это тишина. А плохое – негативное воздействие, травмирующее – это громкие звуки, оскорбления, сказанные и даже нашептанные прямо в ухо. В общем как раз то, что сполна получал от сержанта рядовой Лоуренс.

Конечно, если громко орать в ухо — любому человеку станет плохо. Такое воздействие отшибает мозги, заставляет тело сделать все, чтобы спасти себя.

Все оперативники и полицейские всего мира громко орут на преступников, чтобы заставить их сознаться в совершенном преступлении. В нашем случае, подобный психологический прессинг был необходим для того, чтобы нивелировать «Я» каждого солдата.

Сбить полностью весь наработанный в гражданской жизни индивидуализм, ведь на курсе молодых бойцов готовят настоящих убийц.

Сержант орет на новобранцев, чтобы они не убежали, спасая себя, увидев ужас реального боя, а чтобы главной мыслью каждого солдата было сохранение целостности его взвода. Нивелирование каждого «Я» перед группой, презрение к последнему, отстающему, заставляет каждого члена группы работать на полную катушку, дабы не оказаться последним, худшим среди товарищей.

Травмирующее воздействие на ухо звукового человека не отшибает просто так его «Я», так как сознание в звуковом векторе больше, чем в любом другом, это «сверхЯ» — его невозможно насильственно включить в «Мы». Звуковой человек автоматически пытается избавиться от источника страданий.

В данном случае, рядовой Лоуренс не мог уйти от страданий, выполняя все упражнения на должном уровне – не позволяла его природная комплекция и физические особенности анального вектора, (который вдобавок ко всему, в отличие от всех других векторов, на крик реагирует ступором, еще больше тормозя и тем самым вызывая на себя новую порцию «атаки»).

Постепенно у Леонарда стала складываться мысль о мести, которую он и исполнил в последний день обучения.

ЗВУКОВИКАМ НЕ МЕСТО В АРМИИ?

Все эти объяснения наводят на мысль: а можно ли брать звуковиков в армию? Ответ есть – да, можно. Звуковики могут служить связистами, работать со сложной техникой. Работать за компьютером, на пусковых установках и пр.

Обладающий специальными знаниями, кожный звуковик может служить в ракетных войсках.

Более того, новые модели боевой техники и вооружения для армии создают именно кожные звуковики, обладающие специальным инженерным образованием, конечно же.

Продолжение следует.

Источник: http://vestnik-svp.com/2013/02/celnometallicheskaya-obolochka/

Муштровать — это… что такое муштровать?

  • МУШТРОВАТЬ — (польск. musztrowac’, от нем. mustern производить смотр). Строго обходиться с кем нибудь при учении, придирчиво взыскивать; обучать солдат. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. МУШТРОВАТЬ обучать молодых …   Словарь иностранных слов русского языка
  • муштровать — См …   Словарь синонимов
  • муштровать —     МУШТРОВАТЬ, дрессировать, школить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи
  • Муштровать — (нѣм.) выдерживать, строго держать, обучать (какъ солдатъ). Муштра. Муштровка. Ср. Готовъ, рѣзко отвѣчалъ намуштрованный Ермошка. Лѣсковъ. Соборяне. 2, 8. Ср. Тутъ по утрамъ шла солдатская муштровка и палочный бой. Лѣсковъ. Несмертельный Голованъ …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)
  • МУШТРОВАТЬ — МУШТРОВАТЬ, муштрую, муштруешь, несовер. (к вымуштровать), кого что (неод.). Подвергать муштре. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова
  • МУШТРОВАТЬ — кого, нем. держать строго, придирчиво взыскивать уча, держать в руках. ся, быть муштруему. Муштрованье ср. ·длит. Муштровка, муштра жен., ·окончат. действие по гл. Муштрой встарь называли ученье и смотр войскам. Толковый словарь Даля. В.И. Даль.… …   Толковый словарь Даля
  • муштровать — рую, руешь; муштрованный; ван, а, о; нсв. (св. вымуштровать). кого. 1. Обучать военному делу, прибегая к муштре (1 зн.), подвергать муштре. М. солдат. Офицер любит м. подчинённых. 2. Разг. Излишне строго и сурово воспитывать, заниматься муштрой… …   Энциклопедический словарь
  • муштровать — ру/ю, ру/ешь; муштро/ванный; ван, а, о; нсв. (св. вы/муштровать) см. тж. муштроваться, муштрование, муштровка кого 1) обучать военному делу, прибегая к муштре 1), подвергать муштре …   Словарь многих выражений
  • муштровать — муштрую, начиная с Петра I (Смирнов 201), муштра, муштровка. Через польск. musztrowac – то же из нем. mustern производить смотр , Мuster образец от ср. лат. monstra, ит. mostra показ, демонстрация (см. Корш, AfslPh 9, 656; Брюкнер 349; Клюге… …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера
  • муштровать — (нем.) выдерживать, строго держать, обучать (как солдат) Муштра. Муштровка. Ср. Готов, резко отвечал намуштрованный Ермошка. Лесков. Соборяне. 2, 8. Ср. Тут по утрам шла солдатская муштровка и палочный бой. Лесков. Несмертельный Голован. 3. Ср.… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/111906

Армейская муштра: зачем нужна строевая подготовка в современной армии

Муштра как система воинского обучения появилась в армии еще в античные времена, когда был придуман тип построения «фаланга». Но своего расцвета она достигла в XVIII-XIX веках, когда повсеместно распространилась тактика линейного боя.

При помощи муштры от солдат добивались идеальной строевой подготовки, дисциплины и слаженности в бою. Именно от того, насколько вымуштрован был солдат, во времена кремневого оружия и атакующих колонн зависела его боеспособность.

Читайте также:  Адекватная самооценка - психология

Строевая подготовка не утратила своего значения и в современном боевом обучении. Так зачем она нужна сейчас?

Дисциплина

Строевая подготовка способствует, прежде всего, воспитанию в солдатах и офицерах дисциплины, без которой немыслима армия. Шагая в четком строю, мгновенно реагируя на команды офицеров, солдат проникается ощущением причастности к своему воинскому подразделению, к общей задаче.

В своей книге «Воинское воспитание» генерал П. Д. Ольховский писал: «Воспитывает также и сомкнутый строй. В особенности взводная колонна.

Движения в этой колонне следует производить не только для достижения стройности, твердого, отчетливого шага, но и после того, как это достигнуто, потому что сомкнутый строй имеет воспитательное значение: люди, представляя монолитную массу, послушную знаку или команде ротного командира, незаметно, но, несомненно, проникаются принадлежностью к целому послушанием и дисциплиной». Как говорят офицеры, солдат, который во время занятий по строевой подготовке выполнил команду десять раз, после окончания занятия без колебаний выполнит ее в одиннадцатый.

Быстрота реакции

Концепция воспитательной работы в Вооруженных силах РФ гласит, что, несмотря на развитие военной техники и вооружения, решающая роль на войне по-прежнему принадлежит человеку, его воинскому духу и умению воевать.

Любой храбрец может растеряться в обстановке реального боя, в суматохе допустить неверное движение, и эта ошибка может обернуться катастрофой. Чтобы такого не произошло, требуется строевая подготовка, воспитывающая умение быстро реагировать на приказы и доводящая до автоматизма все действия бойца.

Как говорят бывалые бойцы, прошедшие горячие точки, хороший уровень строевой подготовки формирует набор сигналов, которые солдат выполняет автоматически и понимает без пояснений. «Без правильно поставленного строевого обучения трудно добиться четких действий воинов в современном бою.

Сейчас, когда подразделения и части насыщены сложной техникой, когда значительно возросла роль коллективного оружия в бою, уровень строевой выучки должен быть особенно высок», — утверждается в Концепции воспитательной работы в ВС РФ.

Чувство сплоченности

«Строевая подготовка учит военнослужащего координировать свои действия с группой», — гласит «Учебник сержанта сухопутных войск». Эти сухие строчки перекликаются с эмоциональными описаниями того, что испытывают солдаты, шагающие в одном строю со своими товарищами, которые мы можем найти в романах.

Можно вспомнить, например, чувства князя Андрея во время Шенграбенского сражения, когда он шел рядом с Багратионом, который лично повел солдат в бой. Воина в этот момент охватывают чувство единства со своими однополчанами, убежденность, что его всегда поддержат, и готовность самому прийти на выручку.

Муштра ушла в прошлое, но строевая подготовка сохранилась и по-прежнему является одним из залогов боеспособности армии.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38697775-armeyskaya-mushtra-zachem-nuzhna-stroevaya-podgotovka-v-sovremennoy-armii/

Этнопсихология

В 20-е гг. XX столетия в России с учетом достижений и просчетов немецких предшественников была предпринята еще одна попытка создания этнической психологии, причем именно под этим названием. В 1920 г. русский философ Г. Г.

Шпет (1879-1940) в докладной записке об учреждении кабинета «этнической и социальной психологии» при историко-филологическом факультете Московского университета определил эту область знания как отрасль психологии, охватывающую изучение таких проявлений душевной жизни человека как язык, мифы, верования, нравы, искусство, т.е.

тех же продуктов духовной культуры, которые призывали изучать Лацарус и Штейнталь, Кавелин и Вундт.

Более подробно он изложил свои взгляды в книге «Введение в этническую психологию», первая часть которой вышла из печати в 1927 г. В этой работе Шпет проводит подробный методологический анализ концепций Лацаруса – Штейнталя и Вундта. С его точки зрения, .

этническая психология вовсе не объяснительная, на чем настаивал Вундт, а описательная наука, предметом которой являются типические коллективные переживания.

Мы в первый раз встречаемся с этим понятием, поэтому следует остановиться на том, как его интерпретирует русский ученый.

Полемизируя с Бунд том, для которого продукты духовной культуры есть психологические продукты, Шпет утверждает, что в самом по себе культурно-историческом содержании народной жизни нет ничего психологического. Психологично другое – отношение к продуктам культуры, к смыслу культурных явлений.

Шпет полагает, что все они – язык, мифы, нравы, религия, наука – вызывают у носителей культуры определенные переживания: «как бы индивидуально ни были люди различны, есть типически общее в их переживаниях, как «откликах» на происходящее перед их глазами, умами и сердцем» (Шпет, 1996, с. 341).

Пытаясь соотнести личность с миром культуры, Шлет это общее понимает не как усредненное, не как совокупность сходств, а как «тип», являющийся «репрезентантом» той или иной исторической общности (тип китайца, тип мещанина)12.

Согласно концепции русского мыслителя, анализируя продукты культуры, этническая психология должна выявлять типические коллективные переживания, иными словами, отвечать на вопросы: Что народ любит? Чего боится? Чему поклоняется?

12 При этом термин «тип» он употребляет в значении, сходном с использованием этого слова для характеристики героев литературных произведений и знакомом каждому по урокам литературы.

Первая часть книги Шпета представляет собой философское обоснование новой науки – этнической психологии, и мы не найдем в ней примеров типических коллективных переживаний какого-либо народа. Мы никогда не узнаем, как бы Г. Г. Шпет конкретизировал свои программные установки: в начале 30-х гг. он был репрессирован и в 1940 г. погиб в сталинских лагерях.

Но идеи русского философа, изложенные в первой части его книги .»»звучат исключительно современно. Во-первых, это относится к введенному им понятию коллективных переживаний, которые он не сводит только к эмоциям или только к когнициям.

Скорее это то, что в науке наших дней называют ментальностъю, когда понимают ее не просто как социальные представления, а как эмоционально окрашенную систему миропонимания присущую той или иной общности людей. Г. Г.

Шпет предлагает изучать не продукты культуры как таковые, а именно переживания людей по их поводу, подчеркивая, что «может быть, нигде так ярко не сказывается психология народа, как в его отношениях к им же «созданным» духовным ценностям» (Шпет, 1996, с. 341).

Он говорит о том же, к чему пришла современная наука: о необходимости изучения в психологии субъективной культуры.

Во-вторых, весьма актуально звучит его утверждение, что принадлежность человека к народу определяется не биологической наследственностью, а сознательным приобщением к тем культурным ценностям и святыням, которые образуют содержание истории народа: «Человек, действительно, сам духовно определяет себя, относит себя к данному народу, он может даже «переменить» народ, войти в состав и дух другого народа, однако опять не «произвольно», а путем долгого и упорного труда пересоздания детерминирующего его духовного уклада» (Шпет, 1996, с. 371).

Но при этом Шпет отмечает очень важную особенность этнической идентичности, на которую не обращают внимания многие исследователи наших дней: единство человека с народом определяется обоюдным актом признания. Иными словами, чтобы быть членом этнической общности, недостаточно осознания своей к ней принадлежности, необходимо и признание индивида группой.

Идеи Лацаруса и Штейнталя, Кавелина, Вундта, Шпета в большинстве случаев остались на уровне голых объяснительных схем, а их концептуальные модели не были реализованы в конкретных психологических исследованиях.

Но непреходящая ценность психологии народов XIX – начала XX века состоит в том, что ее творцы попытались соотнести мир личности не с миром природы, а с миром культуры.

Социальная психология, которая в XX веке получила развитие как экспериментальная наука, отбросила психологию народов вместе с другими первыми социально-психологическими теориями за «спекулятивность» методов и средств анализа. Но идеи первых этнопсихологов, прежде всего идеи В.

Вундта, были подхвачены другой наукой – культурной антропологией. Представления о связях культуры с внутренним миром человека перенес на американскую почву родившийся в Германии и ставший родоначальником культурной антропологии в США Ф. Боас.

Источник: http://bookap.info/sociopsy/stefanenko_etnopsihologiya/gl14.shtm

Муштра легионера

Муштра легионера

В начале II в. н. э. при Траяне Римская империя достигла максимальных размеров. Этот статус одной из самых могучих империй в истории и ее безопасность обеспечивали легионы, главной силой которых были пехотинцы.

Прежде чем оказаться в строю и начать творить историю, новобранец проходил тяжелый курс тренировок, превращаясь в лучшего бойца древности. И как раз о системе подготовки легионеров периода расцвета империи (I-II вв. н. э.) мы знаем довольно много, так как внимание этому уделялось немалое.

Самый знаменитый римский военный трактат «Краткое изложение военного дела» (Вегеций) начинается со слов: «Обычно во всяком сражении доставляют победу не столько численность и необученная доблесть, сколько искусство и упражнение». В период ранней империи армия стала полностью профессиональной — от рядовых до легатов.

25-летний срок службы, во время которого солдаты не только участвовали в величайшей экспансии, но и постоянно тренировались, позволял достичь вершин освоения воинского ремесла.

Иди, строй, сражайся

В то время сельская местность давала большую часть новобранцев (в среднем 20-летних), выносливых и привыкших к тяжелому физическому труду. Такие рекруты лучше соответствовали ритму жизни и требованиям к подготовке легионера. В течение 4-х месяцев новобранца тренировали до изнурения, выдержавших включали в легион.

Начинали с военного шага — на марше и в сражении сохранение строя жизненно важно для легионной маневренной манипулярной тактики. Требовалось уметь пройти 29 км за 5 часов, ускоренным шагом — 35 км, и при этом нести на себе снаряжение весом около 20 кг.

В реальных, а не учебных условиях вес значительно увеличивался (до 40 кг), при необходимости на себе таскали все, включая еду на несколько дней, посуду, шанцевый инструмент и пр. Медлительного новобранца мотивировали палками младшие офицеры и наставники из числа оставшихся служить сверх срока.

Слабых сажали на ячменную диету — набравшие на добротном злаке вес подтягивались до нужного уровня.

«Римляне» на марше. Исследовательский эксперимент 1985 г. Группа реконструктора М. Юнкельманна (в центре с жезлом центуриона) совершила 22-дневный переход

Не всякий осилит норму марша римских легионеров — 35 км за 5 часов

Научившись маршу, новобранцы переходили к отработке выполняемых по команде маневров и различных построений, в том числе знаменитой «черепахи» (testudo). Даже обученные легионеры регулярно тренировались и совершали марши, сохраняя себя в тонусе. Легионеров обучали бегу, верховой езде, если позволяли условия — плаванию.

«Черепаха»

Когда новобранцы физически крепли, приступали к упражнениям с оружием. Для обучения фехтованию и другим особым навыкам, например, строительству лагеря, использовались не только офицеры и старшие товарищи, но и особые специалисты — мастера своего дела.

Использовалось деревянное оружие, по весу вдвое больше настоящего. Приемы отрабатывались на деревянных столбах.

Такие тренировки под присмотром инструкторов могли проводиться дважды в день, акцент делался на необходимых в строю приемах: укрыться щитом, нанести колющий удар мечом, метнуть дротик или пилум (тяжелое метательное копье). Давали и навыки стрельбы из лука и метания из пращи.

Обучали и бою один на один с противником — даже в одиночестве римский солдат должен превосходить варвара. Упражнения с оружием были нацелены на превращение солдата в универсального бойца.

Тренировка под наблюдением инструктора

Некоторые императоры Рима тренировались вместе с легионерами

По завершении изнурительного марша легионер должен был уметь разбить лагерь — непременно с частоколом, рвом и валом (один из римских военных специалистов Псевдо-Гигин настаивал, что «ради блага дисциплины» это надо делать даже на своей территории). Навыки строительства легионеров постоянно использовались и для возведения куда более сложных, чем военный лагерь — храмов, театров, дорог.

Disciplina и virtus

«Своими военными упражнениями римляне готовят не только крепкие тела, но и сильные души», — писал Иосиф Флавий. Помимо физическим упражнений, в обучение включалось и военное воспитание. В системе воинских традиций одной из самых важных было почитание дисциплины — строгого подчинения командиру. Отклонение от этой древней нормы могло наказываться очень сурово.

Пожалуй, самый знаменитый эпизод римской истории, касающийся значения дисциплины, произошел в 340 г. до н. э. Сын консула Тита Манлия вступил в бой без приказа командующего, и, хотя и разил вражеский отряд, был осужден отцом на смертную казнь в назидание остальным и вопреки мольбам воинов.

О важности дисциплины свидетельствует и то, что, как и некоторым другим абстрактным понятиям (фортуна, честь), дисциплине поклонялись как божеству. Посвященные ей алтари устанавливались в военных лагерях. Но это понятие включало в себя не только послушание, но и еще один не менее важный элемент — понимание необходимости подчинения. Солдат — не слепой исполнитель, лат.

слово disciplina обозначает еще и «обучение». Следовать идее дисциплины было такой же частью профессиональных обязанностей легионера, как и владеть мечом.

Иллюстрация римского лагеря 1 в. н. э.

За нарушение дисциплины римский консул мог казнить даже сына

Еще одним важным элементом военной ментальности легионеров является virtus — личная доблесть, мужественность.

Поддержание должного уровня индивидуальной доблести было столь важно, что некоторые императоры лично занимались с легионерами военными упражнениями и разделяли все тяготы маршей, возбуждая в них «пыл подражания».

Например, Траян, «отличаясь от других только силой и отвагой, в свободных состязаниях то сам метал копье на большое расстояние, то принимал на себя пущенное другими… радуясь всякий раз, как в его шлем или панцирь приходился более сильный удар…».

В бою за такого императора, проявлявшего virtus, легионеры и сами стремились показать себя с лучшей стороны и были стойкими перед лицом сильных врагов. Преемники Траяна — Адриан, Александр Север, Максимин Фракиец — тоже активно занимались военной подготовкой.

Барельеф, изображающий битву против готов

Древние римляне поклонялись Дисциплине как божеству

Эти важнейшие принципы оставались основой боеспособности римских легионов.

Об их значении писал тот же Вегеций, живший в конце IV века: «Мы видим, что римский народ подчинил себе всю вселенную только благодаря военным упражнениям, благодаря искусству хорошо устраивать лагерь и своей военной выучке».

Действительно, эти качества позволяли римлянам веками оставаться непобедимыми (могли проигрывать сражения, но не войны). Не было армии сильнее, и империя стояла, пока не победила себя сама.

Источник: http://diletant.media/articles/36739984/

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию