Защита дурика в исполнении детей и взрослых — психология

Шведский психиатр: «Так мы выращиваем дерзких паршивцев»

Защита Дурика в исполнении детей и взрослых - психология

Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард говорит, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. Жаннетт Отто беседует с ним в Стокгольме. 

“Цайт”: Когда Вы в последний раз были со своими детьми в ресторане?

Дэвид Эберхард: Совсем недавно. Почему Вы спрашиваете?

“Цайт”: Потому что владельцы заведений в Стокгольме сыты по горло детьми, не умеющими себя вести. Одно кафе даже запретило вход для семей [с детьми]. И это в чадолюбивой Швеции.

Эберхард: Я прекрасно понимаю, о чем идет речь. Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по помещению или при температуре минус пять градусов открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом, и даже не думают вмешиваться.

“Цайт”: Почему тогда детей не урезонивают другие?

Эберхард: На это никто не решается. Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности касательно вопросов воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, к нему подходили и говорили: прекрати! Такой согласованности больше нет. Мы, взрослые, теперь отвечаем не друг за друга, а лишь за своих детей.

“Цайт”: Ваша новая книга “Дети у власти” через несколько недель выходит на немецком языке. В ней Вы утверждаете, что либеральное воспитание как метод провалилось. Почему?

Эберхард: Потому что родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей.

Они ставят себя на одну ступень с детьми, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети.

Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.

“Цайт”: Вы действительно полагаете, что и немецкие родители позволяют своим детям диктовать себе, куда ехать в отпуск, чем питаться и что смотреть по телевизору?

Эберхард: Многие узнают себе в этом портрете. Родители неохотно выносят вовне свои проблемы с воспитанием. Они говорят: у нас всё в порядке, это не про нас! Тем не менее, их постоянно гложет совесть, потому что они считают, что многие вещи делают неправильно.

Они приходят усталые вечером с работы, и готовят то, что нравится ребенку, потому что не хотят вступать с ним в дискуссии. Они позволяют ему сидеть за телевизором дольше оговоренного времени, чтобы побыть в покое.

Они проводят свой отпуск там, где дети будут заняты, хотя без детей ноги бы их там никогда не было. Я не говорю, что это неправильно. Я говорю лишь, что жизнь родителей не должна вращаться лишь вокруг ребенка.

Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными или беззаботными во взрослой жизни.

Название книги: “Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания”

Дэвид Эберхард принял меня для интервью в своей квартире в центре Стокгольма. Щебечет волнистый попугайчик, дети еще в школе и детсаде. Дэвид достает из книжного шкафа четыре написанные им книги.

Его любимые темы – воспитание, стремление общества к защищенности и помешательство взрослых на безопасности. В шведском издании его новой книги запечатлен его сын в жилете из светоотражательной ткани, каске, пристегнутый в детском автомобильном сиденье.

Для разговора он пришел прямо из своей клиники. Он – ведущий психиатр в коллективе из 150 сотрудников, его третья жена – медсестра. 

“Цайт”: Вы сами имеете шестерых детей. Кто устанавливает правила в семье?

Эберхард: Я.

“Цайт”: И нет никаких демократических семейных структур?

Эберхард: Я не нахожу, что семья вообще должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыт, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

“Цайт”: Как Вам удается посреди либерального шведского общества воспитывать собственных детей в строгости и авторитарной манере?

Эберхард: Я не могу слишком отличаться от других родителей, иначе у моих детей будут неприятности. Да и воинствующий авторитаризм мне бы не позволили.

“Цайт”: То есть Вы должны держать себя в руках?

Эберхард: Да ну, ладно (смеется). И мои иные читатели думают, что я хочу возврата к военному воспитанию, обратно к телесным наказаниям. Я никогда не писал подобного. Я никогда не бил детей.

“Цайт”: В Германии сейчас много дискутируют о высказывании Папы римского о приемлемости легких шлепков как метода воспитания. В своей книге Вы пишете, что нет никаких доказательств тому, что воспитанным в строгости детям, включая тех, кто подвергался побоям, хуже потом живется. Насколько близки Вы к мнению Папы?

Эберхард: В этом вопросе совершенно не согласен с ним. У меня речь идет о том, что для детей важно, чтобы они были воспитаны так, чтобы соответствовать ценностям и нормам общества, в котором живут. Для детей, выросших в обществе, где такие удары приняты за норму, их это не столь [душевно] травмирует.

Но родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь, – потому что боятся, что девочка тут же ударится в другую крайность вплоть до анорексии.

При этом мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это. Не стоит обращаться с ними, как с фарфоровыми куклами.

Эберхард подробно разбирается в книге со страхами родителей. Хотя сегодня вряд ли существуют серьезные опасности для молодых семей, возникают все новые и новые страхи. Эберхард на многих примерах показывает противоречия современных родителей.

Он провоцирует их, хочет побудить их задуматься над своим поведением. Свои выводы он берет из многих международных исследований. К примеру, чтобы усилить жизнестойкость детей, говорит Эберхард, нужно с малых лет учить их справляться с неприятностями.

“Цайт”: Откуда берется страх причинить ребенку вред воспитанием и строгостью?

Эберхард: У меня такое впечатление, что родители этим обязаны специалистам.

“Цайт”: … то есть людям вроде Вас?

Эберхард: Я говорю родителям, что они не должны читать слишком много разных советчиков.

“Цайт”: Только лишь Вашу книгу, этого достаточно.

Эберхард: Меня можно упрекнуть в этом. Но, к примеру, Джон Боулби, теория привязанности которого считается не вызывающей сомнений, зачастую интерпретируется специалистами слишком вольно.

Это приводит к тому, что родители думают, что навредят детям, если слишком рано отдадут их в ясли, где те будут проводить больше времени с воспитательницей, чем с матерью.

Но мне не доводилось видеть еще ни одного ребенка, который был бы больше привязан к воспитательнице, чем к матери.

“Цайт”: Датчанин Йеспер Йуул собирает в Германии целые залы на свои доклады о аутентичности и партнерском обращении с ребенком.

Эберхард: Ох, если бы я захотел, то скоро было бы также и со мной!

“Цайт”: Как Вы объясняете успех Йуула?

Эберхард: Он появился в подходящий момент и направился прямиком в этот воспитательский вакуум. Авторитарного воспитания уже не хочет никто, равно как и аналога “невидимой руки рынка”, которая сама воспитает ребенка.

Собственных родителей не хочет слушать никто, а полагаться лишь на интуицию кажется черезчур легкомысленным. Йеспер Йуул говорит очень простые вещи. Иные – разумные, остальные не очень. Его первая книга “Компетентный ребенок” обошлась без единой рекомендации, родителям это было безразлично.

И вдруг все заговорили о том, что ребенка нельзя не только наказывать, но и хвалить.

“Цайт”: Нельзя хвалить?

Эберхард: Да, и такое говорит не только Йуул.

Если моя дочь хочет показать мне свой рисунок, то максимум, что я могу, так это сказать: О, рисунок! Как интересно! Ты стала счастливой, рисуя картинку? Но это же неправильная коммуникация, я не такой, почему я должен притворяться? Родители должны точно подбирать каждое слово, прежде чем произносить его ребенку.

Лишь бы не пристыдить его, не лишить уверенности в себе или подвергнуть гнету конкуренции. Проблема с экспертами в их морализаторстве. Они говорят родителям, что делать, а что нет. Родители в поисках ориентиров впитывают догмы и идеологии, от которых не так то просто потом избавиться.

Эберхард жестко судит о специалистах в области воспитания, хотя и не говорит, что родители не могут что-то почерпнуть у них.

Экспертные знания слишком часто основываются на собственных воззрениях и здравом смысле, то есть вещах, которые родители могут постичь сами.

Важно то, что в собственном доме никто не может быть экспертом. Первоклассными специалистами являются лишь родители без детей. 

“Цайт”: Немецкие родители мечтают о Бюллербю или Лённеберги.

Эберхард: Да и шведы все еще влюблены до безумия в истории Астрид Линдгрен и все эти идиллические картины. Но подумайте над тем, как выросли дети в этих книгах. Они целый день бродят туда-сюда, без присмотра, без шлемов и шляп от солнца. Михель привязал свою маленькую сестренку Иду на верхушке флагштока.

А Лотта с улицы Крахмахер каталась с братьями-сестрами на крыше Фольксвагена-“жука”. Теперь это все стало совершенно немыслимо. Сегодня родители и ведомство по делам несовершеннолетних (Югендамт) взаимно держат друг друга на мушке.

В детском саду моего сына все дети должны носить шлемы уже при катании на санках!

“Цайт”: Что плохого в желании защищать детей?

Эберхард: Сверхопека. Если мы хотим получить этого компетентного ребенка, то ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен к этому, даже в городе с большим движением транспорта.

Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми.

Многие взрослые поступают противоречиво, совершенно не смысля в том, что подстегивает ребенка, продвигает в развитии, а что ложится излишним грузом.

“Цайт”: Какие это имеет последствия?

Эберхард: Мы плохо готовим детей к взрослой жизни, дурача их, что с ними никогда не случится что-то плохое, что мы всегда существуем для них, что они – пуп земли.

В своей психиатрической клинике я встречаюсь с молодыми людьми, которые пришел ко мне потому, что, к примеру, с ними рассталась подруга по причине смерти собаки.

У них налицо трудности с тем, чтобы справляться с обычными переживаниями.

“Что-то не так” – таково частое экспертное заключение Эберхарда в практической работе. Родители искали медицинские ответы на свою беспомощность.

И диагноз – синдром дефицита внимания с гиперактивностью, они восприняли с облегчением, потому что получили объяснение поведению ребенка, и могли далее уже не обвинять самих себя.

Родители изумляются тому, что их дети усталые, раздраженные, гиперактивные, но им не приходит в голову мысль отправить чадо спать пораньше или запретить тинейджеру полночи торчать перед компьютером. Эберхард не скупится на критику. 

“Цайт”: Германия уже давно ориентируется на Швецию в деле заботы о детях и равноправии. А теперь скажите: прекратите же, наконец, идти за нами!

Эберхард: Потому что мы перегнули палку. Мы уже не контролируем либерализацию, а тема равноправия стала одной из общественных догм. Все мы отдаем детей в ясли уже в возрасте одного года.

Далее, матери и отцы работают по возможности равноправно, по возможности одинаково много, по возможности на равноценных позициях. Никто не должен быть у кого-то в хвосте. Работа – единственный путь, чтобы стать человеком. Мы это впитываем с младых ногтей.

Родительство само по себе уже не ценность. Родители сразу должны решать, кто остается дома с ребенком и как долго, а кто продолжает работать.

Звонит телефон, это его жена. Он должен развесить постиранное белье. Постельное белье младшего сына должно высохнуть до вечера. Он прерывает интервью, чтобы уладить домашние дела. 

“Цайт”: А что, если женщина решит дольше остаться дома?

Эберхард: Этого себе не может позволить уже ни одна женщина. Обвинение будет чрезмерным. Она превратится в реакционную, старомодную изменницу своего пола.

“Цайт”: “Хен“, личное местоимение среднего рода, стало официальным в шведском лексиконе. Тем самым должны избегать говорить о ребенке “он” или “она”.

Эберхард: Это жестокое обращение с детьми, к счастью, практикуемое пока лишь в нескольких детских учреждениях. Эта уравниловка игнорирует все научные знания о биологическом развитии детей. У нас колоссальная проблема с юношами подросткового возраста (тинейджерами). Они уже не справляются самостоятельно со школьными делами, потому что с ними больше не обращаются, как с мальчиками.

“Цайт”: Поэтому шведские школы так упали по сравнению с международным уровнем?

Эберхард: Не только по этой причине. Проблема и в наших учителях. Их авторитет ничтожен. Дети не считают нужным слушаться их, раз не слушаются и собственных родителей. Как следствие, падение результатов. Согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма. И не забудьте: по части самоуверенности!

“Цайт”: Типично для детей, постоянно находящихся в центре заботы и внимания.

Эберхард: Да, и эти дети-“пупы земли” становятся потом взрослыми, и приходят, например, на шведское телевизионное шоу “Идол”. Там ищут певческие таланты, которые завтра станут суперзвездами. И вот они приходят туда, и вообще не могут петь. Но они даже не знают этого. Жюри, оправившись от изумления, спрашивает: тебе что, никто никогда не говорил, что ты не умеешь петь?

Читайте также:  Самооценка - психология

“Цайт”: Его родители были слишком трусливы?

Эберхард: Они не хотели травмировать бедное дитя. Так и вырастают дерзкие паршивцы, идущие в мир с совершенно искаженной картиной о собственных способностях. Фокусировка только на ребенке – не самый лучший метод воспитания в мире.

Если бы это было так, наши дети любили бы нас больше, чем кто-либо где-либо кого-либо в мире. Но это не так. Как только мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых.

В остальных странах семьи живут вместе, потому что родители и в пожилом возрасте еще ценятся.

Оригинал: “So ziehen wir Rotzlöffel heran“
Перевод: svonb.livejournal.com

Источник: http://www.vospitaj.com/blog/tak-my-vyrashhivaem-derzkikh-parshivcev/

Механизмы психологической защиты у взрослых (P. M. Грановская)

Специфика отдельных механизмов защиты вначале изучалась на базе их проявления у взрослых людей. И только потом внимание исследователей обратилось

к более сложной задаче — изучению специфики детских защитных механизмов. В данной книге мы используем такую же логику, идем тем же путем. В связи с

тем что основной темой данной книги является анализ защиты у детей, защитные механизмы у взрослых мы только перечислим. Однако, рассмотрев

механизмы защиты взрослых, мы тем самым очертим то феноменологическое пространство, к которому будет стремиться защита ребенка в процессе его

индивидуального развития.

1. Отрицание — это стремление избежать новой информации, не совместимой со сложившимися положительными представлениями о себе. Защита

проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонении от нее. Это как бы барьер, расположенный прямо на входе воспринимающей

системы. Отрицание характеризуется тем, что внимание блокируется на стадии восприятия. Информация, противоречащая установкам личности, не

принимается. Чаще других механизмов защит отрицание используется внушаемыми личностями и нередко преобладает при соматических заболеваниях.

Здесь снижение тревоги достигается путем изменения восприятия внешней среды. Это очень опасное положение, поскольку при этом, отвергая определенные

аспекты действительности, человек начинает всеми силами сопротивляться жизненно важному лечению.

Отрицание рассматривается как отказ признавать травмирующую реальность, как прием самосохранения, выстраивающий психологический барьер на пути

разрушительного проникновения трагедии во внутренний мир человека, в его ценностно-смысловую систему. Оно позволяет человеку перерабатывать

трагические ситуации постепенно, поэтапно. Избегание может возникнуть как естественный способ удалиться от стресса (наказания) и его источника

(родителей). Дети, чье поведение удалось изменить сильными физическими наказаниями, с большой долей вероятности будут склонны к бессознательному

отрицанию тех норм, которые им пытались привить таким образом.

Примитивное отрицание — один из главных механизмов подавления страха, с помощью которого опасность как бы отодвигается и прекращает свое

существование. Оно чаще всего наблюдается у людей пассивных, инертных, бездеятельных. Человека с отрицанием как ведущим механизмом защиты

отличают эгоцентризм, внушаемость, самовнушаемость, артистические и художественные способности, отсутствие самокритики и богатая фантазия. В

крайних проявлениях обнаруживается демонстративность поведения, а при патологии — истерия.

2. Вытеснение связано с избеганием внутреннего конфликта путем активного выключения из сознания не информации о случившемся в целом, а только

истинного, но неприемлемого мотива своего поведения. Можно сказать, что неосознанным остается глобальный смысл вполне осознаваемых действий,

поступков и переживаний. Вытеснение выполняет свою защитную функцию, не допуская в сознание желаний, идущих вразрез с нравственными ценностями, и

тем самым обеспечивает приличие и благоразумие. Оно направлено на то, что раньше было осознано, хотя бы частично, а запрещенным стало вторично, и

поэтому удерживается в памяти. В дальнейшем этому вытесненному побуждению не позволяется проникать в область сознания в качестве причины данного

поступка. Исключение мотива переживания из сознания равносильно его забыванию. Причина подобного забывания — намерение избежать дискомфорта,

которое вызывается данным воспоминанием.

3. При подавлении, как и при вытеснении, защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, но эта блокировка осуществляется

либо при ее переводе из воспринимающей системы в память, либо при выводе из памяти в сознание. Подавление вступает в действие лишь тогда, когда

тенденция нежелательного действия достигает определенной силы. В этих условиях соответствующие следы снабжаются как бы специальными метками,

которые и затрудняют последующее произвольное воспоминание события в целом — блокируют их. В то же время, информация, маркированная таким

образом, в памяти сохраняется. При подавлении страх блокируется путем забывания реального стимула и обстоятельств, связанных с ним по ассоциации.

Обычно подавление проявляется при сдерживании эмоции страха и преодолении зависимости от агрессора.

4. Рационализация — это защита, связанная с осознанием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой

собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Суть рационализации — в отыскании

места для испытываемого побуждения или совершенного поступка в имеющейся у человека системе внутренних ориентиров, ценностей, без разрушения этой

системы. Это подыскивание разумных объяснений постфактум, с целью получения для себя индульгенции. Для этого неприемлемая часть ситуации из

сознания удаляется, особым образом преобразовывается и после этого осознается, но уже в измененном виде. Этот вид защиты чаще используется людьми

с сильным самоконтролем. У них за счет рационализации происходит частичное снятие возникшего напряжения. Установлено, что рационализация

формируется тем быстрее, чем чаще и сильнее человек испытывает субъективное ощущение несправедливости наказания. При этом в процессе

рационализации может осуществляться дискредитация цели или жертвы. Например, цель может переоцениваться как «не настолько желательная, чтобы

рисковать».

Одна из разновидностей рационализации — уклончивость. Лица, склонные к этому виду защиты, часто похожи на персонажей тех сказок, в которых герой,

будучи преследуемым, превращается в рыбу; не чувствуя себя в безопасности и в этом обличье — превращается в оленя, а если его догоняют, то

оборачивается птицей и улетает. Их трудно связать каким-либо их обещанием, они отказываются от всего, что сказали, уверяя, что имели в виду совсем

другое. При этом, с субъективной точки зрения, — они правдивы. Ведь правда — это то, что человек говорит и думает, когда он не лжет. Когда он говорит

искренне — он говорит правду. Но совсем не обязательно, что эта правда соответствует объективной реальности, истине.

5. Проекция — вид защиты, который связан с бессознательным переносом неприемлемых собственных чувств, желаний и стремлений на других, с целью

перекладывания ответственности за то, что происходит внутри «Я», — на окружающий мир. С этой целью границы «Я» расширяются настолько, чтобы человек,

на которого осуществляется перенос, оказался внутри них. Тогда в этом общем пространстве можно осуществить проекцию и тем самым вынести неприязнь

к своим собственным представлениям и состояниям наружу.

После осуществления проекции, относясь к ним как к внешним, человек избегает необходимости принимать их как собственные. За счет этого у него

полностью блокируется осознание своей вины, так как он переносит ответственность за свои поступки на окружающих. В этом плане проекция выступает как

попытка справиться с недовольством собой путем приписывания неких качеств или чувств другим людям. Такая переориентация позволяет защититься от

неприятия себя окружающими. Вместе с этим положительным эффектом возникает видение мира как угрожающей среды. А если среда угрожает, то это

оправдывает собственную критичность и чрезмерное неприятие окружения. Когда среди других механизмов защиты акцентируется проекция, в характере

могут усиливаться: гордость, самолюбие, злопамятность, обидчивость, честолюбие, ревность, нетерпимость к возражениям, тенденция к уличению

окружающих.

6. Идентификация — разновидность проекции, связанная с неосознаваемым отождествлением себя с другим человеком, переносом на себя желаемых чувств

и качеств. Это возвышение себя до другого тоже осуществляется путем расширения границ «Я». Однако, в отличие от проекции, процесс направлен в другую

сторону. Не от себя, а к себе. За счет этих перемещений проекция и идентификация обеспечивают взаимодействие личности с окружающей социальной

средой, создают незаменимое для процесса социализации чувство отождествления. Идентификация связана с процессом, в котором человек, как бы включив

другого в свое «Я», заимствует его мысли, чувства и действия. Переместив свое «Я» в этом общем пространстве, он может испытать состояние единения,

сочувствия, соучастия, симпатии, т. е. почувствовать другого через себя и тем самым не только понять его существенно глубже, но и избавить себя от чувства

отдаленности и порожденной этим чувством тревоги.

В результате идентификации осуществляется воспроизведение поведения, мыслей и чувств другого лица через переживание, в котором познающий и

познаваемое становятся единым. Этот механизм защиты используется как бессознательное моделирование отношений и поведения другого лица, как путь

повышения самооценки. Одним из проявлений идентификации выступает предупредительность — самоотождествление с ожиданиями других людей. Важно

обратить внимание на то, что становление идентификации имеет своим следствием и ограничение агрессии против человека, с которым идентифицируются.

Этого человека щадят и помогают ему. Человек, у которого ведущим механизмом защиты является идентификация, тяготеет к занятиям спортом,

коллекционированию, литературному творчеству. При акцентуации возможны проявления высокомерия, дерзости и амбициозности.

7. Отчуждение — это защита, приводящая к изоляции, обособлению внутри сознания особых зон, связанных с травмирующими факторами. Отчуждение

провоцирует распад обычного сознания: его единство дробится. Возникают как бы отдельные обособленные сознания, каждое из которых может обладать

своими собственными восприятием, памятью, установками. Вследствие этого некоторые события воспринимаются по отдельности, а эмоциональные связи

между ними не актуализируются и поэтому не анализируются. Можно сказать, что отчуждение осуществляет защиту личности путем отстранения «Я» от той

части личности, которая провоцирует непереносимые переживания.

8. Замещение — это защита от тревожащей или даже нестерпимой ситуации с помощью переноса реакции с «недоступного» объекта на другой объект —

«доступный», или замены неприемлемого действия на приемлемое. За счет такого переноса происходит разрядка напряжения, созданного неудовлетворенной

потребностью. Этот механизм защиты связан с переадресацией реакции. Когда желаемый путь реагирования для удовлетворения некой потребности

оказывается закрытым, то нечто, связанное с исполнением этого желания, ищет другой выход. Существенно, что наибольшее удовлетворение от действия,

замещающего желаемое, возникает тогда, когда их мотивы близки, т. е. они размещены на соседних или близких уровнях мотивационной системы личности.

Замещение дает возможность справиться с гневом, который не может быть выражен прямо и безнаказанно. Оно имеет две разные формы: замещение

объекта и замещение потребности. В первом случае снятие напряжения осуществляется путем переноса агрессии с более сильного или значимого объекта

(являющегося источником гнева) на более слабый и доступный объект или на самого себя.

Особенности защитного поведения людей с акцентуацией защиты по типу замещения — это импульсивность, раздражительность, требовательность к

окружающим, грубость, вспыльчивость, реакция протеста в ответ на критику. Часто имеет место увлечение «боевыми» видами спорта (бокс, борьба и т. п.)

Такие люди предпочитают фильмы со сценами насилия, а профессию выбирают, связанную с риском. Вместе с акцентуацией по типу замещения могут

обнаруживаться жестокость, неуправляемая агрессивность и аморальность.

9. Сновидение — вид замещения, в котором происходит переориентация, т. е. перенос недоступного действия в иной план: из реального мира в мир

сновидений. При этом чем больше комплекс подавляется, тем более вероятно, что он будет аккумулировать энергию в бессознательном и угрожать

сознательному миру своим вторжением. Тайное покаяние, тайные угрызения совести приводят к прорыву их в сновидении. В сновидении конфликт

устраняется не на основе его логического разрешения и не на основе трансформации, что характерно для защиты по типу рационализации, а с помощью

языка образов. Возникает образ, примиряющий антагонистические установки и тем самым снижающий напряженность. Так, сцена перехода через мост

может служить метафорой необходимости принятия важного решения или существенного изменения в жизни. Падение напряженности одновременно

устраняет надобность в вытеснении. Сны постоянно что-то компенсируют и дополняют. Необходимо подчеркнуть, что, в отличие от реальности, сон проявляет

тенденцию к расширению зоны допустимых восприятий и представлений.

10. Сублимация — это замещение инстинктивного действия реализации цели и использование вместо него иного, не противоречащего высшим социальным

ценностям. Такая замена требует принятия или, по крайней мере, знакомства с этими ценностями, т. е. с идеальным стандартом, в соответствии с которым

избыточные сексуальность и агрессия объявляются антисоциальными. Сублимация способствует социализации благодаря накоплению социально

приемлемого опыта. Поэтому этот механизм защиты развивается у детей достаточно поздно. Таким образом, сублимация осуществляет защиту путем

перевода сексуальной или агрессивной энергии человека, избыточной с точки зрения личностных и социальных норм, в другое русло, в приемлемое и

поощряемое обществом — творчество. Сублимация — это способ уклонения на иной путь разрядки напряженности. Она является наиболее адаптивной формой

защиты, поскольку не только снижает чувство тревоги, но и приводит к социально одобряемому результату. Тогда чувство освобождения мыслей,

просветление занимают место сексуального удовлетворения. Успех сублимации зависит от степени, до которой новое поведение отвечает цели

первоначального поведения. При акцентуации сублимация может обнаруживаться ритуальными и другими навязчивыми действиями.

11. Катарсис — защита, связанная с таким изменением ценностей, которое приводит к ослаблению влияния травмирующего фактора. Для этого в качестве

посредника иногда привлекается некая внешняя, глобальная система ценностей, по сравнению с которой травмирующая человека ситуация теряет в своей

Читайте также:  Управление вниманием - иллюстрации - психология

значимости. Изменения в структуре ценностей могут происходить только в процессе мощного эмоционального напряжения, накала страстей. Система

ценностей человека весьма инерционна, и она сопротивляется изменениям до тех пор, пока не возникнут раздражения столь мощные или столь не

соответствующие всей наличной системе норм и идеалов человека, что они сломают защитный барьер всех других форм психологической защиты. Следует

особо подчеркнуть, что катарсис несет с собой очистительный эффект. Катарсис — это и средство защиты личности от необузданных импульсов (своего рода

клапан, спасающий от примитивных инстинктов), и способ создания нового направления в устремленности в будущее.

Источник: Куликов Л.В. Психология сознания

Также читайте:

Источник: http://www.psyhodic.ru/arc.php?page=305

Детская истерика. Как победить за 10 минут?

Тишина детской спальни, из-за штор пробиваются первые лучики нового дня… первого рабочего после череды выходных. Уже одетая и собранная на работу осторожно глажу по голове так сладко посапывающую малышку.

24 45534 7 Августа 2013 в 10:03

Тишина детской спальни, из-за штор пробиваются первые лучики нового дня… первого рабочего после череды выходных. Уже одетая и собранная на работу осторожно глажу по голове так сладко посапывающую малышку.

«Доброе утро, солнышко, — шепчу тихонько на ушко, — пора вставать».

Одного взгляда в окно и на одетую маму становится достаточно, чтобы догадаться, куда мы идём…

«А-а-а! Мама-а-а, хочу с тобой! Я не пойду в садик. Хочу дома! Я пойду с тобой на работу, в садик не пойду. Мне там плохо, я буду дома с тобой!»

Слёзы бегут ручьём, ножки топают, ручки цепко держатся за мамину шею, мокрая носопырка тычется маме в волосы, одежда и игрушки разбрасываются, любые отвлекающие уловки не работают.

В особо тяжёлых случаях начинается одышка вперемешку со всхлипываниями и глотанием воздуха, катание по полу и дёргание ногами и руками.

Плач усиливается при наличии зрителей и… разрывает мамино сердце.

Что в таком случае нам хочется сделать в первую очередь? Объяснить логически что-либо, накричать или пригрозить, успокоить и пообещать хоть звезду с неба, только бы замолчал, шлёпнуть в конце концов, чтоб закрыл рот.

Помогает?..

Не тут-то было! Зрительный вектор — это чистые эмоции, без тени логики или здравого смысла, без способности делать выводы или заключения, а истерика — это проявление негативного состояния вектора, которое требует обратной эмоциональной связи, внимания к себе, ваших эмоций. Ещё бы, поход в сад — это же потеря эмоциональной связи с мамой на целый день! Чем ярче и импульсивней вы реагируете на детскую истерику, тем больше подливаете масла в огонь.

«На меня кричат — ой, как мне плохо! А-а-а!» «Мама плачет вместе со мной — ой, как мне горько! А-а-а!»

Не важно, какими эмоциями вы подкармливаете зрительную истерику, значение имеет только их интенсивность. Вы громче — он громче, вы горше и он горше, вы шлёпать — он стучит ножками и заходится ещё больше.

Лишить топлива!

Никаких эмоций в ответ. Ни угроз, ни увещеваний, ни сочувствия, ни обещаний — ничего. Но реагировать нужно обязательно! Помните, что отсутствие вашей реакции вызывает у ребёнка желание повысить тон — ну, чтобы мама всё-таки услышала, если она не слышит до сих пор… Игнорирование — не выход.

Реагируем. Спокойно, тихо, безэмоционально, как робот. Да, это требует неимоверных усилий с вашей стороны! Пусть внутри всё кипит от избытка чувств, снаружи вы — айсберг!

«Не хочу в садик! А-а-а!» Спокойно: «Я тоже не хочу».

«Хочу быть с тобой! А-а-а!» Ещё спокойнее и тише: «И я хочу, но нужно ехать в сад».

И так далее, главное, это сохранять хладнокровие, хотя бы внешнее. Без подпитки извне, любая истерика через несколько минут пойдёт на спад. Постепенно, по чуть-чуть угасая, теряя зрителей и ответную реакцию, превращаясь в слабое нытьё, уже даже без слёз, а просто так, для галочки.

Будьте готовы, что с вас сойдёт десяток потов, головная боль пройдёт только через час, но к месту назначения вы прибудете уже без слёз, полностью выдохшись, поэтому расставание будет более-менее спокойным. На продолжение, а тем более на возобновление истерики уже не будет ни сил, ни желания, ни эмоций.

В другой раз, понимая, что с мамой этот номер не пройдёт, такого варианта развития событий можно ожидать крайне редко. Однако не стоит недооценивать наших детей — они обязательно придумают что-нибудь новенькое! Особенно наделённые зрительной фантазией…

Малыш со зрительным вектором — это маленький фонтанчик эмоций. Если радуется, то хохочет и прыгает, размахивая руками, если огорчается, то плачет навзрыд, переживая каждое чувство с максимально возможной амплитудой, причём от позитивного полюса до негативного один миг (одно слово, один поступок).

Иногда даже родители не знают, почему их чадо плачет. Им кажется, что причины никакой нет – это и настораживает, особенно заботливых родителей. Зрительная фантазия не знает границ – выдумал себе что-то и переживает это изо всех своих эмоциональных сил.

Воображаемые друзья существуют только у зрительных малышей, причём они для них вполне реальны, зрительные дети искренне верят в то, что выдумали.

Ни в коем случае не запрещайте зрительному ребенку проявлять себя. Хочет плакать – пусть плачет, хочет смеяться – на здоровье. Чаще всего запрещают плакать зрительным мальчикам, особенно их анальные отцы.

Так и говорят: «ведь он же мужчина и не должен так себя вести».

В результате мальчик начинает подавлять любые проявления своих эмоций, растут нехватки в зрительном векторе, «стакан наполняется» и проливается в один прекрасный момент бурной истерикой.

Самое большое удовольствие для зрительного ребёнка — это получение таких же эмоций для себя, т. е. создание эмоциональной связи: в первую очередь с мамой, потом уже с остальными родственниками, друзьями, воспитателями.

При недостаточной связи с мамой малыш пытается создавать её с выдуманными героями, со своими игрушками, домашними животными.

Разрыв эмоциональной связи с питомцем, особенно трагический, может вызвать потерю зрения у ребёнка со зрительным вектором.

Истерика как негативное состояние зрительного вектора есть проявление еще пока не развитых врождённых свойств. Маленький человек только учится проявлять себя в жизни и ведёт себя согласно внутренним ощущениям, пытаясь получить наслаждение любым способом.

Именно здесь выходят на сцену родители. За то время, в течение которого возможно развитие векторальных свойств, а именно до окончания пубертата, мы имеем шанс помочь своему ребёнку перейти из истерика, требующего внимания только к себе, в человека, тонко ощущающего чувства собеседника и способного к состраданию и искренней любви к ближнему.

Первое и очень важное правило – это НИКАКИХ ПУГАЛОК! Ни в коем случае маленький зрительник не должен пугаться, это самый примитивный способ раскачать эмоциональную сферу. Пугая ребёнка бабами Ягами, кащеями, бабаями и прочей ерундой, мы закрепляем в его психическом такой способ наполнения зрительного вектора.

Безусловно, пощекотать нервы страшной сказкой, фильмом ужасов или кровавой компьютерной игрой для самого ребёнка становится проще, чем развиваться, делиться эмоциями, сопереживать, любить. Для этого придётся приложить усилия.

Значит сделайте так, чтобы выбора у него не было! Только один путь – развиваться. Никаких страшилок, сказок с поеданиями, мультиков с убийствами, пуганий из-за угла, в темноте, манипуляций с угрозами в стиле «волчок укусит за бочок» или «заберёт тебя леший».

Никакого удовольствия от страха, удовольствие должно быть от любви.

Если научить малыша более эффективному способу получения эмоционального наслаждения, он и думать забудет про какие-то примитивные истерики, дающие весьма скудное и временное удовольствие.

Есть вектор, он требует наполнения. Если наполнения нет, он находит его сам, как умеет, как чувствует, как может. Такие эмоциональные раскачки, как истерика, на самом раннем этапе развития ребёнка являются единственно известным для него способом получить наслаждение, единственно доступным ему способом наполнить зрительный вектор.

Правило второе и не менее важное – это эмоциональная связь с мамой. Именно с мамой! Эмоциональная связь – это чувство эмоционального родства, доверия, близости. Переживайте вместе эмоции, читайте сострадательные книги, смотрите добрые мультфильмы, сопереживайте героям, поговорите, спрашивайте малыша, кто хороший, кто плохой, почему он так поступил, кто кого любит…

Пожалейте вместе упавшего плюшевого мишку, посадите вместе во дворе цветы, пусть ребёнок учится за ними ухаживать и радуется красочным лепесткам, сделайте кормушку для птиц, попросите пожалеть плачущего товарища в садике, на улице, в транспорте, напоите заболевшего папу чаем с малиной, предложите свою помощь старушке соседке – сходить в магазин, вынести мусор и пр.

Прочная эмоциональная связь с мамой, всегда находящей и силы и время для общения с малышом, чтение детских книг и мультфильмы, герои которых вызывают сопереживание, а не страх (!), переключение с игрушек на людей: поделиться с другом сладостями; подарить игрушку тому, у кого её нет; пожалеть того, кто плачет; поухаживать за тем, кто болеет; проявить свою любовь к маме (папе, бабушке, брату) поступками – всё это даёт возможность ребёнку научиться получать наслаждение, удовлетворяя потребности зрительного вектора на высочайшем уровне современного человека, ощущая всю полноту жизни.

Учить эмоции отдавать, а не требовать к себе. Постепенно, шаг за шагом, без принуждения, на собственном примере, на собственных поступках, проживая вместе с малышом все его ощущения и направляя в нужное русло его эмоциональную лавину.

Родительские усилия по грамотному воспитанию зрительного малыша вернутся к ним проявлениями искренней дочерней (сыновней) любви, и сделают жизнь сегодняшнего маленького зрительника наполненной сильными чувствами сострадания, сопереживания и любви к людям.

Вы вырастите человека, лишённого любых страхов, фобий, панических состояний, способного на настоящие чувства и сильные поступки ради своей любви. Читайте отзывы родителей, прошедших тренинг, и приходите на бесплатный онлайн-тренинг за ответами на свои вопросы.

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/detskaja-isterika

Ключевые роли — Родитель, Взрослый и Ребенок

Ключевые роли — Родитель, Взрослый и Ребенок

Часто на тренингах мы задаем вопрос участникам: «Чем отличается взрослый от ребенка?» Как правило, мы приходим к ответу: ответственностью.

Позиция ребенка

Действительно, позиция ребенка – это позиция человека, не отвечающего за свою жизнь полностью.

Когда мы говорим, что причина нашего плохого настроения

  • это погода,
  • мы расстроены,
  • начальник накричал,
  • чувствуем себя виноватыми,
  • в очередной раз опоздали из-за пробок.

Все это примеры «детского» поведения, характерного для позиции Ребенка.

Когда у нас что-то не получается, когда мы снова откладываем дело до лучших времен, когда говорим «ну я не знаю…» или «я постараюсь…» – все это именно из этой роли. И в ней нет ничего плохого: мы все с ней хорошо знакомы.

Важно просто не увлекаться этой ролью. Потому что если мы постоянно находимся в этой ипостаси – у окружающих нет выбора, кроме как становиться в позицию Родителя по отношению к нам.

Кто такой Родитель?

В первую очередь – это контролирующий орган, занимающийся воспитанием младшего товарища. Он всегда знает, как занять ребенка, какие указания ему дать, чему научить. И, что немаловажно, у него всегда наготове критические замечания.

Вспомните свое детство: скорее всего, мама или папа (а то и оба) частенько давали вам домашние поручения, проверяли правильность выполнения заданий, контролировали «собран ли портфель» и так далее.

Лично в моем детстве всегда наготове были следующие пункты «родительского меню»: помыт ли пол, чиста ли посуда. И, что больше всего меня удручало, – проверка скрипичного домашнего задания.

Мои музыкальные экзерсисы регламентировались временем, по истечении которого мне нужно было обязательно сыграть «контрольный раз». Иногда этих контрольных разов было несколько, ибо с первого раза проверка не была пройдена.

Каковы последствия того, что ребенок не выполнил задания или выполнил его некачественно? Как правило – наказания, лишения чего-либо. Телевизора (сейчас уже компьютера), гуляний, каких-то подарков и так далее.

Что интересно:  вырастая, мы время от времени все равно попадаем в эти две позиции.

Жены контролируют мужей (что покушал, где деньги, почему не пришел вовремя с работы) – и тем самым включаются в роль Родителя. Мужья, оправдываясь, – попадают в роль Ребенка. Делают заначки, не говорят всей правды.

Последствия: у мамочки в семье на одного малыша больше. И если всех это устраивает – то у такой семьи отличные шансы на долгое существование. Иногда бывает и наоборот: вместо мужа и жены под одной крышей живут «папа» и «дочка».

Позиция Взрослого

Принципиально другая позиция – это позиция Взрослого.

Это – когда на равных, это – когда есть доверие, это – когда ответственны за свою жизнь и за свой вклад в отношения. В этой роли мы не включаемся в чужие проблемы и не решаем их вместо другого (как Родитель). Мы не жалуемся сами и не смакуем подробности чужой «несчастной жизни, потому что вокруг одни придурки» (как Ребенок).

Здесь мы видим реальность  такой, какая она есть. И если нас что-то не устраивает – исправляем это. Рядом со Взрослым может быть только Взрослый. Это возможно лишь тогда, когда Ребенок стал ответственным и когда Родитель выключил тотальный контроль.

Поэтому – выбирайте. Решайте, из какой роли вы хотите строить отношения с близкими вам людьми.

Первый шаг – определите существующую позицию. И если она вас не устраивает – меняйте ее (это будет второй шаг). И помните: в жизни всегда есть место игре! Не относитесь всегда и ко всему слишком серьезно.

Взрослые люди очень даже умеют шалить!

Читайте также:  Виды запоминания - психология

Наталья Родионова

Эксперт по психологии любви

И самый главный совет

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 30-150 тысяч:

Источник: http://www.grc-eka.ru/deti/tri-roli-roditel-vzroslyj-i-rebenok.html

Внутренний Ребёнок

Внутренний Ребёнок

«Ребёнок», как пишет Эрик Бёрн — очень ценная часть личности. Только «детская» часть нашей психики позволяет нам переживать Радость, Творчество, Восторг, Очарование. Внутренний ребёнок — это источник интуиции и искренних чувств.

Мы — серьезные люди, которые теперь уже хорошо знают, что почем. Мы — большие дяденьки и тетеньки, которые стараются вести себя по правилам. Суровые разумные взрослые, мы не терпим никаких глупостей и нелепостей… В сказочки мы не верим.

Но почему же тогда мы, будучи такими взрослыми и серьезными, совершенно по-детски любим свои дорогие игрушки, иногда боимся темноты и одиночества, можем расплакаться в кино и торжествуем, обгоняя на дороге другие машины? Почему мы так жадно ищем любви и не терпим соперничества?

Ответ простой: потому, что, став взрослыми, мы не перестаем в глубине души оставаться детьми.

Когда мы видим человека, охваченного сильными чувствами, мы говорим: «Он ведёт себя как ребёнок». И это действительно так. Наши первые годы жизни были заполнены до предела эмоциями, а вовсе не мыслями, словами и объяснениями. И сейчас, когда радость или печаль иногда заставляют нас забыть о здравом смысле, мы становимся подобны детям.

Благодаря внутреннему Ребёнку мы обладаем любопытством, стремлением к неизведанному. Остальные части нашей личности консервативны и настороженно относятся ко всему новому, и только внутренний Ребёнок в восторге от неожиданных поворотов судьбы. В такие моменты он предвкушает приключение, а приключения — это как раз то, о чем он мечтает!

Только те люди, в душе которых внутренний ребенок не сидит взаперти, а активно участвует в психической жизни, хорошо и красиво танцуют.

У них, как правило, легкая походка, естественные и гармоничные движения и живая мимика. Они непосредственны и свободны, поэтому с ними приятно общаться.

Правда, они непредсказуемы и переменчивы в своих настроениях, но это с лихвой компенсируется выдающимися творческими способностями.

Однако, к сожалению, детство далеко не всегда бывает счастливым и безоблачным. У очень многих ранние детские воспоминания полны переживаниями обиды, безысходности и горьким чувством вины.

Некоторые люди в детстве чувствовали себя совершенно беспомощными и бесправными существами в руках родителей.

Если внутренний ребёнок до сих пор обижен на кого-то, плохо себя чувствует или обеспокоен, это может привести к самым разрушительным последствиям в жизни уже взрослого человека.

Такой взрослый практически никогда не чувствует себя счастливым, как бы удачно ни складывались обстоятельства его жизни. Он не знает, что болит в глубине его души, почему он так печален…

Присмотревшись, можно заметить, как сквозь глаза такого неудачника-взрослого смотрит на мир безутешно плачущий над погибшей собакой мальчик или сжавшаяся от страха перед папиным ремнем девочка.

В психологии есть понятие «раненый ребенок» — это та часть психики взрослого, в которой до сих пор хранятся под семью замками детские обиды, детские слезы и разочарования…

Что же мы можем сделать для своего внутреннего ребенка, если он ранен? Почти то же самое, что нужно реальному ребенку, когда он безутешен: взять на руки, обнять, вытереть его слезы и сказать, что Вы теперь его никогда не бросите. И больше никогда не обидите. И отныне не позволите никому издеваться над ним…

Есть люди, в психике которых взбалмошный, капризный, впечатлительный и эмоциональный Ребёнок становится главной фигурой. Он совершенно некстати и неумело пытается управлять всем поведением целостной личности. Понятно, что это неизбежно приводит к множеству ошибок.

Непосредственность прекрасна, глубина и сила чувств — это потрясающе, но иногда в жизни все-таки надо и подумать. Также приходится учитывать правила и нормы того общества, в котором мы живем, иначе это самое общество быстренько ограничит все наши свободы: средств для этого у него предостаточно.

Поэтому-то человек, ставший заложником своего внутреннего ребенка, не столько радуется, сколько страдает.

Ребёнок — не единственный обитатель дома нашей души. Известный психолог Эрик Берн считает, что мы также являемся носителями внутреннего родителя, который всегда знает как нам положено себя вести, что является правильным и неправильным. Внутренний родитель формируется в человеке от рождения до пяти лет под влиянием указаний его собственных настоящих мамы и папы.

Чем строже были в детстве родители, тем, как правило, суровей и их внутренний образ. Внутренний родитель тоже склонен стремится к абсолютной власти над всем поведением. Если он ее получает, человеку приходится забыть о всех своих «хочу» и делать только так, как «надо». С одной стороны, это, казалось бы, хорошо.

С другой стороны, эта ситуация вызывает слишком сильное напряжение в психике, что долго продолжаться не может. Однажды «ребенок» может «выйти из подполья» и свергнуть абсолютную власть внутреннего родителя. Строгие правила сменяются полным разгулом. Но разгул также не вечен, из глубины души поднимается чувство вины — основное оружие внутреннего родителя — и власть снова меняется.

Человек раскаивается в содеянном и строго себя наказывает — и чем строже наказания, тем ближе очередной «переворот».

Описанные колебательные движения были бы неизбежны, если бы не вмешательство третьей силы. К счастью, внутренние ребёнок и родитель дополняются внутренним Взрослым. Взрослый — это наш собственный опыт.

Всё то, что мы обнаружили в жизни сами, а не усвоили в готовом виде, формирует в нас позицию Взрослого.

Благодаря Взрослому мы ведём себя не только «как положено» или «как хочется», но и «так, как наиболее целесообразно».

Можно сделать вывод, что личность человека — это хор, в котором три голоса являются ведущими. Это — голоса Ребёнка, Родителя и Взрослого. Они могут звучать, сливаясь друг с другом в гармонии и созвучии, но могут и пытаться заглушить друг друга. Голос внутреннего ребенка — и самый чистый, и самый яркий из трех. Именно он ведет основную тему, когда человек счастлив…

Так пусть внутренний ребенок улыбается нашими губами и смотрит на мир нашими глазами — и счастье, быть может, превратится из некой абстракции в реальное состояние души…

Источник:
Журнал «Самиздат». Скворцова М. В.

Источник: http://www.transactional-analysis.ru/base/196-child

Внутренний ребенок, внутренний родитель, внутренний взрослый — как их подружить?

Каждое утро, просыпаясь, мы слышим свой внутренний голос, который говорит: «О, какой прекрасный был сон! Как мне не хочется просыпаться». Или: «Будильник. Надо на работу».

Или: «Почему я такая несчастливая?» Или: «Опять надо всех с утра поднимать, кормить, одевать. Как меня это достало!»…  Наш мозг работает всегда. Сны — это тоже наши мысли, только бессознательные.

В среднем нам в голову в течение суток приходит около 6 000 мыслей. То есть 4 мысли в минуту!

Как же рождаются эти мысли? Где их источник?

Мозг человека начинает развиваться еще в утробе матери: ребенок слышит голоса и «записывает» их на подкорку. За 75 лет, которые в среднем живет человек, в его мозгу помещается целый хор. Это тысячи, сотни тысяч людей, с которыми он взаимодействовал, и каждое услышанное слово — след.

Есть люди, чьи слова стали фоном, невнятным шумом, остались незамеченными сознанием. Но есть голоса, которые приобрели особую значимость, — голоса родителей, братьев, сестер, бабушек, дедушек, воспитателей, учителей.

Это те люди, которые находились рядом в период развития нашей личности. Благодаря их голосам шаг за шагом формировалось наше мышление. Вот почему все мысли, которые поначалу кажутся монологом, превращаются в нашей голове в диалоги.

Согласитесь, внутри себя мы всегда с кем-то говорим, на кого-то злимся, кому-то что-то доказываем, с кем-то смеемся.

Чьи голоса звучат внутри нас?

Американский психолог и психотерапевт, создатель транзакционного анализа Эрик Берн посвятил свои труды изучению мыслей и сценариев человека и сделал акцент на трех аспектах личности: внутренний ребенок, внутренний родитель и внутренний взрослый.

Посмотрите на следующие фразы:

  • Я стою на своем. Мои взгляды непоколебимы. Каждый обязан выполнять свой долг.
  • Я увлекающийся человек. Я могу быть обидчивым. Часто я поступаю не так, как надо, а как хочется.
  • Мне удается видеть в людях больше, чем они говорят о себе. Принимая решения, я стараюсь продумать последствия.

Три категории фраз. Какие голоса вы увидели в них: взрослый, ребенок, родитель?

Правильный ответ: 1 — родитель, 2 — дитя, 3 – взрослый.

Первым внутри нас начинает формироваться «внутренний ребенок» (в утробе мамы и в первый год жизни, до появления жевательных зубов). Это личность, которой нужен кто-то опытный, взрослый.

Ребенок не умеет удовлетворять свои желания сам: поесть, что-то купить, одеться. Даже в туалет сходить ребенок сам не может.

Малыш — как лампочка маяка: он подает сигналы взрослым, привлекает к себе их внимание (улыбки, гуление, смех, плач, крик, болезнь, капризы).

Примерно с года у ребенка формируется «внутренний родитель». Начинается отделение (сепарация) от мамы. Сейчас это уже не «мы», а «я и мама». К 2,5—3 годам отделение уже очень явно! Мама хвалит, злится, ругает, опекает, запрещает. Есть кто-то, кто уже оценивает ребенка и создает границы в виде правил, законов, долженствований.

«Внутренний взрослый» появляется к 7 годам, когда у ребенка начинают выпадать молочные зубы. Теперь это уже не просто ребенок, а мальчик/девочка, ученик/ученица. Появляется социальный статус. Мамы/папы в школе рядом нет. И ребенок учится адаптироваться в социуме как взрослый. Он интересуется новым, определяет, что ему поесть, решает, на какие дополнительные занятия и почему он будет ходить.

Во взрослой жизни внутри человека всегда присутствуют все три голоса. Как их различать?

Как различать «внутреннего ребенка», «внутреннего взрослого» и «внутреннего родителя»?

Если в ваших мыслях и словах есть импульс «хочу» или «не хочу» — это ДИТЯ. Если вы слышите внутри себя и заявляете вслух «надо», «должна», «обязана» — это РОДИТЕЛЬ. Если вы идете за своим «могу», «имею право», «у меня получится» — это ВЗРОСЛЫЙ.

Задайте себе вопрос, в какой пропорции у вас проявлены эти три субличности? В сумме они должны составить 100%. Пусть это будет ваш интуитивный ответ. Не включайте логику. Идите за инстинктивным решением.

А сейчас правильный ответ. Самым большим у вас должен быть Взрослый — 60%, затем Дитя — 30% и Родитель — 10%. Много проблем, внутренний дискомфорт и ощущение «несчастности» появляются именно тогда, когда нарушен этот баланс.

Вот ситуация. Приходят женщины на консультацию с запросом «Как выйти замуж?». И я им задаю один и тот же вопрос: зачем вам это?

Одна отвечает:

— Я так устала, все сама. Хочу уже поскорее замуж, чтобы стало легче. Чтобы мужчина зарабатывал, а я, наконец-то, смогла быть женщиной. Расцвету, отдохну и займусь творчеством.

Ответ второй клиентки:

— Ну как зачем? У меня уже возраст. Мне уже 39 лет, а у меня ни семьи, ни детей. Потом будет поздно. Мне надо сейчас выйти замуж.

Третья женщина:

— Я знаю, за кого хочу выйти замуж, я влюблена. В принципе, все идет нормально. Но я имею право быть не просто любовницей, но его женой.

Думаю, вы догадались, кто в какой роли был. Первая женщина — Дитя, вторая —  Родитель, третья — Взрослый.

В чем «минусы» каждой субличности?

В чем минус большой доли «внутреннего ребенка» внутри нас? Есть желания, но нет сил, чтобы их реализовывать. Нет авторской позиции. Нет влияния на других людей. Много манипуляций.

В чем минус большой доли «внутреннего родителя»? Нет веры в радость и удовольствие. Я бы даже сказала, нет веры в Божественное. Слишком все безрадостно и тягостно. Чужое мнение и помощь отвергаются. Вы начинаете притягивать к себе людей, застрявших в детской позиции.

В чем минус слишком большого «внутреннего взрослого»? Взрослый настолько все может, что иногда забывает оказаться бессильным, забывает остановиться и ничего не делать, иногда не слышит голос «внутреннего родителя» и совершает глупые ошибки.

Все три роли в нашей жизни важны. Главное, всех расставить по своим местам и научить договариваться между собой.

Как выбирать внутренние роли самостоятельно?

Поэкспериментируйте в течение недели. Поставьте на телефоне несколько будильников с периодичностью в 2 часа с самого утра и до сна.

Каждый раз, когда звенит будильник, чем бы вы ни занимались, дайте себе 5 минут оценить ситуацию: кто вы и в какой роли? Где вы и какая мысль сейчас в вашей голове? В какой роли вы хотели бы быть? И измените вашу мысль в соответствии с желаемой ролью в данный момент.

Желаю вам смелости быть Взрослой. Тогда весь мир будет у ваших ног!

Источник: https://lifeacademy.ru/articles/vnutrenniy-rebenok-vnutrenniy-roditel-vnutrenniy-vzrosliy-kak-ih-podruzhit

Ссылка на основную публикацию