Стокгольмский синдром — психология

Стокгольмский синдром: сущность и история термина :

Воистину человеческая психика преподносит иногда сюрпризы представителям Homo Sapiens: каких только нелепых синдромов и фобий не бывает у человека. В рейтинге самых странных стокгольмский синдром мог бы занять почетное место. В чем его суть и можно ли с этим бороться?

Стокгольмский синдром: сущность и история термина

Человек, услышавший о подобном психическом явлении, совершенно справедливо может подумать: «При чём здесь Стокгольм?» Дело в том, что впервые синдром был обнаружен в августе 1973 г. в городе Стокгольме в связи с захватом заложников в банке.

Стокгольмский синдром — это понятие из психологии, характеризующее ситуацию, когда человек, подвергающийся какой-либо агрессии, проявляет симпатию и сострадание к своему насильнику.

В подобной ситуации жертву насилия не обуревает гнев или протест, а, наоборот, она начинает чувствовать психологическую связь с агрессором, пытается оправдать его действия, а в некоторых случаях даже перенимает его идеи и приносит себя в «жертву» добровольно.

Одним словом, синдром заложника, стокгольмский синдром — это тождественные понятия.

Чаще всего подобный синдром наблюдают в экстренных ситуациях, связанных с захватом заложников. Но встретить его можно и в быту, в обычных семейных отношениях.

Случай, после которого началось изучение синдрома

Парадоксальная история, случившаяся в 1973 г. в Швеции, привлекла не только внимание журналистов, но и знаменитых психологов.

В августе бывший заключенный Ян-Эрик Олссон захватил один из шведских банков вместе с четырьмя заложниками.

Несмотря на то что Олссон грозился убить взятых в заложники людей, а также продержал их шесть дней в здании банка, когда преступник был задержан, его жертвы совершенно внезапно встали на защиту своего тирана.

Более того, они заявили, что во время штурма банка боялись именно полицейских, а не самого Олссона.

После того как Олссона увезли с места преступления, его жертвы договорились между собой нанять преступнику лучшего адвоката. И даже когда Яна-Эрика приговорили к 10 годам заключения, заложники из банка приходили к нему на свидания в колонию.

Так до конца и не известно, чем покорил преступник своих жертв, поэтому психологам достался прекрасный материал для научных статей, расследований и диссертаций.

Однако описывают стокгольмский синдром книги не только научного характера, но и художественного: «Плененная во тьме» (С. Дж.

Робертс), «Так поступают братья» (Дерекика Снейк), «Интервенция любви» (Ольга Горовая) — одним словом, Ян-Эрик Олссон обогатил не только криминалистику, но и литературу весьма пикантными сюжетами.

Факторы, порождающие синдром

Когда психологи стали анализировать стокгольмский синдром, то обнаружили, что подобное явление наблюдается не только в ситуациях, связанных с взятием заложников, но и при других обстоятельствах: например, во время вспышек домашнего насилия, включая сексуальное; или подобный сценарий реализуется во многих народных обрядах (вспомните обряд «похищения невесты» на свадьбе).

Психологи объясняют, что при подобных стрессовых ситуациях человек хочет верить в благоприятный исход событий и в то, что агрессор не потерял своей гуманности, что он освободит свою жертву, когда придет время. Поэтому пострадавший от агрессии старается не нагнетать обстановку, выполнять все требования, а главное, он старается понять, что за человек перед ним находится, и чего от него можно ожидать.

Если захватчик и заложники находятся вместе долгое время, то они вынуждены общаться друг с другом, что способствует гуманизации отношений. Причем «слабину» дают не только жертвы, но и сами агрессоры.

Бытовой стокгольмский синдром

Синдром заложника — довольно распространенное явление в быту. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

Кто рискует заработать себе стокгольмский синдром? Это, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними.

Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой.

Они отклоняют самое логичное решение проблемы – разрыв отношений – поскольку боятся, что не встретят более достойного спутника жизни, или же вообще считают, что не достойны лучшей жизни.

Что, конечно, является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

Профилактика синдрома

Профилактикой стокгольмского синдрома активно занимаются террористы, которые решаются на захват заложников. Им совсем невыгодно испытывать симпатию к своим жертвам, поэтому они целенаправленно избегают любых контактов с заложниками: часто меняют охрану, завязывают людям глаза и затыкают рты, совершают нелогичные и жестокие поступки и т. д.

Правоохранительные же органы всеми силами пытаются, наоборот, способствовать развитию синдрома, поскольку симпатия между преступниками и их жертвами упрощает процесс переговоров и дает определенные гарантии, что никто не пострадает.

Что касается бытового синдрома, то там всё значительно проще: во-первых, нужно осознать нелогичность и абсурдность собственного поведения; во-вторых, следует обратиться к психологу, который на профессиональном уровне поможет справиться с проблемой.

Известные случаи в России

Стокгольмский синдром России известен не понаслышке. Например, многие узники концлагерей сталинских времен буквально «молились» на великого вождя, по приказу которого они и были арестованы, а также плакали о нем, когда Иосиф Виссарионович умер в 1953 г.

Российские женщины знамениты своей «жертвенностью», поэтому они чаще других попадают в душещипательные «семейные» истории, где их тираном становится или соотечественник, или заграничный муж.

Известные случаи за рубежом

За рубежом тоже можно отыскать пару-тройку случаев, когда можно наглядно убедиться, что из себя представляет стокгольмский синдром.

Примеры 2000-х в США меркнут перед удивительным случаем 70-х, когда одной из террористических организаций была похищена внучка газетного миллиардера – Патрисия Херст. Несмотря на то что ее семья выплатила похитителям всю потребованную сумму, девушка так и не вернулась к родным.

Немного позже стало известно, что она примкнула к похитившей ее организации «Симбионистская армия освобождения». И это при том, что «С.А.О.

» применяли к ней не только физическое насилие, но и сексуальное! После своего ареста в 75-м г. Херст заявила, что вступила в ряды «С.А.О.» под психологическим давлением.

После того как девушка отсидела положенный ей срок за ограбления банка, она вернулась к нормальной жизни.

Источник: https://www.syl.ru/article/206080/new_stokgolmskiy-sindrom-suschnost-i-istoriya-termina

Синдром Стокгольмский как способ выживания

[toc]

После захвата террористов бывшие заложники могут просить о смягчении приговора, интересоваться делами похитителя, тайно или публично посещать места заключения пойманных захватчиков или места, где произошел захват.

Стокгольмский синдром, как термин, был введен Нильсом Биджеротом после анализа возникшей в 1973 году ситуации в Стокгольме, когда произошел захват четырех заложников двумя рецидивистами. На протяжении шести дней над заложниками висела угроза смерти, но периодически они получали определенные поблажки.

Несмотря на то, что жизнь людей постоянно висела на волоске, в момент освобождения они приняли сторону преступников и отказывали препятствие полицейским.

После благополучного разрешения конфликта и ареста преступников жертвы посещали их в тюрьме, просили амнистии. Одна из заложниц развелась с мужем и призналась в любви тому, кто на протяжении пяти дней угрожал ее убить.

В результате две заложницы обручились с бывшими похитителями.

Рассматриваемое патологическое состояние не относится к категории неврологических болезней, среди психических недугов его также нет, но специалисты выдвигают самые разные теории относительно толкования симпатии к человеку, который угрожает жертве.


Теория Анны Фрейд

Толкование рассматриваемого состояние основано на концепции психологической реакции человека в стрессовой ситуации, разработанной Анной Фрейд в 1936 году.

Ею была завершена работа отца, согласно которой был описан механизм идентификации жертвы с угнетателей, а также оправдание его действий.

В сознании человека возникают своеобразные блоки, если он находится в проблемной ситуации. Он может считать, что происходящее – это сон, шутки судьбы или старается найти логическое объяснение поступкам тирана. Как результат – переключение внимания с себя и отстранение от угрозы, которая нависла над жертвой в реальности.

Симптоматика

Стокгольмский синдром характеризуется следующими проявлениями и признаками.

  1. Понимание жертвой того факта, что действия агрессора могут нанести вред, а попытка спасения превратит терпимую ситуацию в смертельно опасную. По мнению заложника, если он не пострадает от рук насильника, возникает угроза со стороны освободителя.
  2. Отождествление с захватчиком изначально является реакцией защитного механизма на базе неосознанной идеи о том, что совместное действие с преступником защитит от агрессии с его стороны. Постепенно покровительство тирана становится основной целью пленника.
  3. Эмоциональное дистанцирование от реальной ситуации приводит к тому, что заложник пытается забыть стрессовую ситуацию, занять свои мысли тяжелой работой. При наличии негативных последствия возможны обвинения в сторону освободителей.
  4. При нахождении в плену долгое время происходит тесное общение между агрессора и заложников, обнаруживаются цели и проблемы первого. Данное проявление наиболее характерно для идеологических и политических ситуаций, когда пленнику становятся известны обиды захватчика, его точка зрения. В итоге жертва может принять позицию тирана и считать ее единственно верной.

Интересное по теме: Синдром Диогена — как избавиться от накопительства

Допускается усиление стокгольмского синдрома, если группа заложников разделена на две подгруппы, и они между собой не общаются.

Формы патологии

Данная аномалия может проявляться в разных формах в зависимости от ситуации, в которой находится агрессор и жертва.

Синдром заложника

Под синдромом заложника принято понимать шоковое состояние человека, при котором его сознание изменяется. Для такого человека страх перед собственным освобождением или штурмом здания более сильный, нежели страх от угроз террориста.

Они четко осознают, что пока они живы, будут в безопасности и террористы. Для них более удобной кажется пассивная позиция, поскольку как в случае штурма, так и в случае агрессии со стороны захватчиков.

Терпимое отношение со стороны агрессора является, по их мнению, единственным способом обрести защиту.

Они воспринимают антитеррористическую акцию как опасность, даже большую опасность, чем для захватчиков, у которых есть средства для защиты. Это и объясняет психологическую привязанность к террористам.

Оправдание в виде стремления сохранить жизнь жертва использует для устранения когнитивного диссонанса между восприятием захватчика как опасного преступника и знанием о том, что солидарность со злодеем принесет безопасность.

При проведении антитеррористической спасательной операции такие действия несут невероятную опасность, поскольку заложник может предупредить криком террориста о появлении спасательной группы, позволить злодею спрятаться и не выдать его, заслонить его своим телом. Взаимность со стороны преступника, при этом, отсутствует, для него жертва является просто достижением цели. Заложник же теплит надежду на сочувствие со стороны тирана. После убийства первого заложника стокгольмский синдром чаще всего проходит.

Бытовой стокгольмский синдром

Бытовая форма такой психопатологической картины часто наблюдается между женщиной и насильником или агрессором, когда после пережитой стрессовой ситуации она начинает чувствовать к нему привязанность.

Это может быть ситуация между мужем и женой или ребенком и родителем.

Социальный стокгольмский синдром

Данная форма психологической патологии является результатом пережитого ранее опыта проживания с сожителем-агрессором, после чего формируются устойчивые стратегии морального и физического выживания рядом с истязателем.

Если механизм спасения был осознан и использован однажды, личность трансформируется и принимает форму, при которой сможет достичь обоюдного сосуществования.

В условиях непрекращающегося террора происходит искажение интеллектуальной, поведенческой и эмоциональной составляющей.

Стоит рассмотреть следующие принципы подобного выживания:

  • акцентирование внимание на положительных сторонах отношений («бьет, значит любит», «не кричит, значит пока все спокойно»);
  • попытки взять вину на себя;
  • самообман и появление ложного восхищения агрессором, симуляция удовольствия, любви и уважения;
  • изучение особенностей поведения тирана, его привычек и настроения;
  • скрытность и отказ обсуждать с кем-либо нюансы своей жизни;
  • повторение мнения агрессора, собственное мнение полностью исчезает;
  • полное отрицание негативных эмоций.
Читайте также:  Терапия креативной агрессией - психология

Интересное по теме: Синдром Корсакова : симптоматика и лечение

Со временем происходят настолько сильные изменения, что человек забывает о том, что можно жить нормально.

Стокгольмский синдром покупателя

Стокгольмский синдром можно обнаружить не только на основе схемы «агрессор-жертва», но также в понятии традиционного шопоголика. Такая личность неосознанно скупает нужные и ненужные товары, но после этого делает все, чтобы себя оправдать.

Часто так проявляется деформированное восприятие своего выбора. Иными словами данную форму стокгольмского синдрома можно назвать потребительским аппетитом, при котором личность не признает трату денег без нужды, а наоборот оправдывает себя.

Негативные социальные и бытовые последствия могут иметь место и при такой форме.

Диагностика

Основой для диагностики когнитивных искажений в современной психологии выступают психометрические и специально продуманные клинико-психологические методы.

  • клиническая диагностическая шкала;
  • диагностический опрос;
  • шкала ПТСР;
  • интервью определения глубины психопатологических признаков;
  • интервью Бека;
  • шкала Миссисипи;
  • оценочная шкала для определения степени тяжести травмы.

Лечение

Психотерапия является основой лечения. Не всегда уместно считается медикаментозная терапия, поскольку в большинстве случаев пациент не признает наличие у себя патологии. Стоит придерживаться когнитивной схемы лечения с поведенческими и когнитивными стратегиями.

Пациент учится:

  • обнаруживать функциональное расстройство;
  • оценивать происходящее;
  • анализировать правильность собственных выводов;
  • оценивать взаимосвязь между собственными действиями и мыслями;
  • следить за автоматическими мыслями.

Стоит помнить о невозможности экстренной помощи при наличии рассматриваемой проблемы, жертва должна сама осознать ущерб, который ей был нанесен и оценить собственное положение, отказаться от роли униженного человека путем осознания того факта, что иллюзорные надежды бесперспективны, а поступки нелогичны. Практически невозможно достичь результата без участия специалисты, поэтому наблюдение психотерапевта или психолога является обязательным, особенно в период реабилитации.

Профилактика

Посредник во время проведения операции по спасению должен в определенной мере даже подтолкнуть заложников к развитию синдрома, вызываю обоюдную симпатию у пострадавшей и агрессивной стороны.

В дальнейшем пострадавшим в любом случае будет оказана психологическая помощь, будет проведен прогноз для оценки вероятности развития синдрома. Чем больше жертва будет сотрудничать с психологом, тем ниже его вероятность. Среди важных факторов также степень травмирования психики и квалификация психотерапевта.

https://www.youtube.com/watch?v=yzc-LAd1_qc

Основная сложность представлена тем, то рассматриваемое психическое отклонение относится к категории крайне бессознательных. Настоящие причины собственного поведения пациент даже не старается понять и лишь следует алгоритму действий, который встроен подсознательно.

Даже самостоятельно придуманные условия могут стать для пациента способом достичь цели, которая заключается в получении чувства безопасности.

Источник: http://prodepressiju.ru/sindrom/stokgolmskij.html

Стокгольмский синдром — Значение и примеры

Стокгольмский синдром представляет собой необычное психологическое явление, при котором жертва по непонятным причинам начинает симпатизировать своему мучителю.

Данный феномен заслуживает внимание уже хотя бы потому, что неоднократно ситуации разворачивались таким образом, что похищенные люди начинали собственноручно препятствовать своему освобождению.

В данной статье мы рассмотрим причины возникновения стокгольмского синдрома, его следствия, а также приведем наиболее известные примеры.

Что такое стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром (англ. Stockholm Syndrome) – это термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения, применения или угрозы применения насилия.

Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и, в конечном счете, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие.

Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний.

Как появился термин

Этот термин возник в результате инцидента, произошедшего в 1973 году, когда террористом был произведен захват заложников в одном из стокгольмских банков. На первый взгляд ситуация выглядела довольно стандартно:

  • Преступник-рецидивист взял в заложники 4 работников банка, угрожая убить их, если они не будут выполнять все его приказы.
  • В качестве условия, захватчик выдвинул требование освободить из тюремного заключения его товарища, а также выдать ему солидную сумму денег с гарантией безопасности.

Среди заложников были три женщины и один мужчина. Изначально полицейские согласились выполнить одно из требований преступника, а именно – освободить его друга из тюрьмы.

Далее преступники действовали вместе, и в течение 5 дней захватчики удерживали людей. Однако за это время жертвы неожиданно стали проявлять симпатию к своим обидчикам. Удивительно, но даже после того, как они были освобождены, бывшие заложники наняли адвокатов для того, чтобы помочь своим мучителям.

Это был первый подобный случай в истории, который официально получил название – «стокгольмский синдром».

Автором данного термина является шведский психиатр и криминалист – Нильс Бейерут, который принимал участие в освобождении заложников.

Кстати, интересен факт, что в дальнейшем бывшая заложница и один из захватчиков, впоследствии дружили семьями.

Источник: http://interesnyefakty.org/stokgolmskiy-sindrom/

Бытовой стокгольмский синдром, синдром жертвы в отношениях

Термин «стокгольмский синдром» пришел из психологии. Название этому явлению (по мнению многих источников) дал криминалист Нильс Бейерот, после анализа захвата заложников в Стокгольме, летом 1973 года.

Что означает понятие «стокгольмский синдром» или как еще его называют «синдром заложника»? Большинство авторов рассматривают его как реакцию на стрессовую ситуацию – когда человек, захваченный в заложники, начинает испытывать к агрессору симпатию, проявляет сочувствие и находит множество оправданий для его поведения. Далеко не всем людям такое свойственно.

Механизм возникновения стокгольмского синдрома

В психологии «стокгольмский синдром» рассматривается как защитный механизм. Находясь во власти террористов, люди вынуждены приспосабливаться к новым условиям. Причем переход в состояние заложника обычно очень внезапен и быстр. Времени на продумывание своего поведения мало.

Пространство для содержания заложников ограничено. Человек находится в постоянном состоянии стресса.

Чтобы избежать этого тяготящего и изматывающего душу и тело, состояния, заложник пытается защитить себя таким своеобразным способом.

Вероятность возникновения этого феномена увеличивается, если террористы не проявляют жесткой физической агрессии (убийство, насилие, избиение) и при долгом пребывании с в одном помещении.

Будучи полностью во власти террористов, заложникам приходится подчиниться им, не только физически, но и психологически, проявляя смирение и покорность. Тем более, подсознательно, человеку кажется, что если к нему начнут испытывать симпатию, то и вред причинить будет гораздо сложнее. А как можно вызвать симпатию? Только начать самому ее проявлять в отношении этого человека.

С точки зрения психологических способов защиты механизм стокгольмского синдрома часто сравнивают с «идентификацией с агрессором», описанной психоаналитиком Анной Фрейд.

Когда на человека воздействует внешний фактор, вызывающий тревогу, включается так называемая «идентификация с агрессором».

При агрессивном воздействии повышается уровень тревожности, человек испытывает страх перед агрессором и начинает неосознанно действовать на подобие своего обидчика, копируя его манеры, жесты, поведение.

А.Фрейд рассматривается в качестве примера поведение одного маленького мальчика из начальной школы, на которого поступали жалобы от учителя за то, что мальчик гримасничает во время порицания. Директор, вызвав мальчика к себе убедился, что это так.

И только после тщательного анализа и наблюдения за этой ситуацией, стало ясно, что мальчик просто копировал мимику учителя во время его гневных тирад. Таким образом, он пытался защититься. Правомерно ли такое сравнение или нет, точно не известно.

Так как Фрейд рассматривала этот механизм все же в другом качестве и контексте – как этап формирования сверх-Я (той части личности, которую мы порой называем совестью или сознанием, благодаря которой мы следуем принятым в обществе нормам и правилам).

Стокгольмский синдром в семье

Одной из разновидностей этого явления является так называемый бытовой стокгольмский синдром и встречается он в реальной жизни гораздо чаще. Классический пример – муж-деспот и жена, которая годами терпит унижения от него. Причины такого положения? В каждом случает это может быть что-то разное.

Женщины порой «оправдывают» свое поведение странными для здравомыслящего человека причинами типа: «негде больше жить», «живу с ним ради детей», «кому я еще нужна?», «я же его люблю, он хороший, а у кого сейчас все без проблем в семейных отношениях?».

От советов близких обычно они либо отмахиваются, либо только выслушивают, ничего не предпринимая.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:  Как вылечить болезненную тягу к накопительству

Почему они себя так ведут? Почему терпят пьянство, избиение (порой не только себя, но и детей), унижения, оскорбления? Зачем? Для чего? Точного ответа на эти вопросы никогда не получить, скорее всего. Очевидно только одно – во время психического развития всех этих женщин в какой-то момент что-то пошло не так. Некоторые считают, что такому явлению способствует поведение отца женщины по отношению к матери. Возможно.

Ведь не так уж редко девочки повторяют судьбу своих матерей в этом плане. С детства видя такого отца, они считают, что это норма. Мало того, они порой ищут именно такого мужчину, который будет их унижать.

Но опять же, почему? Ведь у них своя жизнь, они могут сделать свой личный выбор. Условия проживания девочки далеко не всегда настолько суровы и ограничены только присутствием отца и матери.

При формировании характера оказывают воздействие множество других факторов. Тогда почему и зачем ей это?

Мазохизм женщин как проявление стокгольмского синдрома

Часто складывается впечатление, что эти женщины мазохистки. Но может быть тогда уместно вспомнить в связи с этим психолога и психоаналитика Карен Хорни, рассматривающую проблему женского мазохизма. Она обнаруживает следующие мазохистские установки женщин подобного типа:

  • Запрет на прямое выражение требований, агрессивных проявлений.
  • Женщины относятся к себе как существам низшим, слабым и во многом беспомощным. За это хотят компенсации и привилегий.
  • У них сильная эмоциональная и психологическая зависимость от мужчин как от категории в целом.
  • Любовь к самопожертвованию, самоуничижению, подчинению. Ощущению, что они полностью во власти мужчины. Тем самым перекладывают ответственность за свою судьбу на мужчину.
  • Использование своей слабости как средство привлечения внимания мужчины, а в дальнейшем и его подчинение (как ни странно).

Причинными факторами формирования такого мазохизма, оборачивающегося впоследствии пресловутым бытовым стокгольмским синдромом, являются биологические и социальные влияния.

Но тогда вообще становится непонятным, если стокгольмский синдром в семье является специфическим психологическим средством защиты, то зачем тогда женщины осознанно обрекают себя на жизнь с агрессором? Живут нормально, а тут вдруг влюбились, вышли замуж и им приходится защищаться?

Но они же сами подвергают себя таким атакам? Так может они наоборот стремятся обрести таким извращенным способом психологический комфорт? А вовсе не защищаются? Как часто женщины идут на поводу своей зависимости, когда влюбляются? Часто ли задают себе вопрос, какой будет жизнь вне этой зависимости? Ведь чаще всего фраза «я не могу» означает «я не хочу».

Нет, все же, когда речь идет о добровольном и осознанном мазохизме (иначе такое явление назвать трудно), о стокгольмском синдроме в традиционном смысле говорить затруднительно. Может быть, уместнее сказать синдром жертвы. Ведь жертвой в отношениях с мужчиной (агрессивным) быть легко.

Такая связь снимает с женщины любую ответственность. Она же жертвует собой во имя любви. Но любовь ли это? Психологи будут говорить в одни голос «избавьтесь от этой иллюзии».

Читайте также:  Дневной биоритм - психология

Очевидно, что культурные факторы оказывают мощное влияние на формирование личности женщины, сложно представить условия, которые бы оградили женщину от проявления мазохизма в той или иной степени.

Также этому немало способствуют анатомно-физиологические свойства женщины и последующие вслед за этим психологические последствия.

Тогда как избавиться от синдрома жертвы и перестать тотально зависеть от мужчины? Нужно изменить свое внутреннее состояние. Как ни странно, даже развод может не помочь.

До тех пор, пока не произойдут личностные перемены, все будет по-прежнему. Лучшее лечение стокгольмского синдрома заключается в тщательной работе над собой.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:  Почему появляется агрессия у женщин

Психоаналитики считают, что такое состояние возникает у невротических женщин. Поэтому, в первую очередь, нужно решать внутренние проблемы, убрать напряжение, тревогу, преодолеть страхи.

На данный момент социальная организация современного общества такова, что мазохистские установки поощряются у женщин и порицаются у мужчин.

Ведь считается практически повсеместно, что женщина излишне эмоциональна, слаба (причем не только физически), ограничена в самостоятельной жизни, редко способна к самостоятельному мышлению (тут же приходят на ум огромное количество известных изобретений и научных достижений мужчин).

Возникает большой соблазн посчитать, что женщина просто по природе своей склонна к мазохизму и подчинению, в отношениях с мужем в том числе. Так это или нет, объективных доказательств пока нет. А синдром жертвы в отношениях для женщины так привычен и распространен, что уже мало у кого вызывает удивление, во всяком случае, для России это в порядке вещей.

Стокгольмский синдром в условиях плена

Если возвратиться к теме стокгольмского синдрома, то все будет по-другому, когда женщина находится в изолированном плену у маньяка или убийцы. Когда вынуждена реально включать свои внутренние механизмы психологический защиты. Если находишься один на один в беспомощном состоянии, то приходится постепенно приспосабливаться к такому образу жизни и своему мучителю.

Ведь немало случаев, когда маньяки держали своих жертв в подвалах годами. Если даже общаться больше не с кем, кроме как с своим мучителем? Это страшно, трудно.

Такое состояние с трудом поддается разумному анализу, да и поддается ли вообще объективной оценке? Так как передать полностью словами такое состояние вряд ли кому удастся.

Ведь невозможно жить, годами только ненавидя мучителя. Это истощит психику.

Возможно, поэтому жертва начинает жить в подобии гармонии с насильником. Немало случаев, когда и детей при этом рожают. И возникают ситуации, когда побег возможен, но женщина (иногда с детства живущая в таком состоянии) его осуществить не в силах психологически. Потому что произошел надлом внутри. Когда окружающая обстановка перестала казаться чем-то ужасным. Все стало обыденным.

Наверное, страшнее не возникновение стокгольмского синдрома в этих условиях, а психологические последствия после освобождения из травмирующей ситуации. Потерпевшие вовсе не испытывают ненависти и не жаждут мести.

Можно расценить стокгольмский синдром как своеобразное психологическое лекарство от жесткого стресса. Так когда для жертвы наступает тот момент, что ситуация вообще перестает быть травмирующей? Тогда же происходит, видимо, «перестройка» личности.

И таким, как раньше, человек уже, скорее всего, не будет.

Источник: https://opsihoze.ru/rasstrojstva-lichnosti-i-povedenija/stokgolmskij-sindrom-kak-psihologicheskij-fenomen.html

Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром – специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия.

Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей.

Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором».

Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%.

Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

Причины стокгольмского синдрома

Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие.

Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп.

Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

  • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
  • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
  • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
  • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
  • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом.

На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье.

На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли.

Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

Симптомы стокгольмского синдрома

Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей.

«Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата.

Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу.

Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве.

Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения).

Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы.

Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах.

Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

Диагностика

Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний.

Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»).

Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

Лечение стокгольмского синдрома

В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки.

Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно.

При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

  • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
  • Когнитивно-поведенческая. Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
  • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

Прогноз и профилактика

Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи.

Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов.

Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

Источник: http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/psychiatric/stockholm-syndrome

Что такое стокгольмский синдром и его симптомы

Стокгольмский синдром — один их тех сложных и неадекватных ситуаций, которые достаточно редко встречаются в практической психопатологии. В этом случае жертвы становятся сочувственными к своим собственным похитителям, причем независимо от тяжести и формы негативного к себе отношения.

Это психологическое состояние, когда у похищенной жертвы развиваются положительные чувства, которые она начинают испытывать к лицу, которое лишило ее свободы.

Название синдрома было формулировано криминалистом и психологом Нильсом Бейрротом.

Как правило, активное проявление положительных эмоций у жертвы к своему истязателю возникает в момент, когда она чувствует, что агрессор проявляет элементы доброты и заботы к ней.

История стокгольмского синдрома

Это патологическое состояние получило свое название, благодаря печально известному ограблению банка в Стокгольме, Швеция.

Ограбление произошло в банке Kreditbanken в 1973 году, двумя вооруженными мужчинами с фамилиями Олссон и Олофссон, которые продержали четырех сотрудников банка в качестве заложников, в течение шести дней.

Когда спасательные попытки были успешно проведены в конце шестого дня, похищенные люди встали на сторону своих похитителей. Бывшие заложники активно пытались помешать попыткам спасения.

Даже после того, когда похитители сдались и были приговорены к лишению свободы, похитители пытались освободить их. Они собирали деньги для судебного разбирательства, пытались оформить залог и сберечь своих обидчиков от сурового приговора.

Было также отмечено, что одна из пленниц тайно обручилась с одним из похитителей. Уникальный психологический феномен, основанный на положительных чувствах и эмоциях заложников к своим похитителям, был назван как «стокгольмский синдром».

Стокгольмский синдром — причины

Точная причина этого психологического состояния очень сложна. На протяжении многих лет, видные психиатры и криминологи пытались собрать воедино несколько факторов, которые могли бы пояснить столь странный случай. Как полагают, причины стокгольмского синдрома кроются в развитии особого состояния которое, как предполагается, появится, когда:

  • Заложники чувствуют, что их похититель делает им одолжение, принимая во внимание их жизнь и потребности.

Это сразу олицетворяет похитителя в более позитивном свете.

  • Жертвам позволяют реализовывать какие-то их желания.

Когда похитители обеспечивают своих жертв с хорошими условиями, заложники начинают видеть их в более выгодном свете.

Как правило, агрессоры, обращаются со своими жертвами очень жестко, а жестокое поведение порождает ненависть.

В момент несчастья заложники ожидают очень плохого к ним отношения, но, если вопреки своим ожиданиям, получают доброту и даже ласку, сразу меняют свои позиции и встают на сторону своих обидчиков.

  • Жертвы изолированы от внешнего мира.
Читайте также:  Сохранение семьи - психология

Это создает условия, позволяющие увидеть точку зрения их похитителей. Они начинают понимать обстоятельства, которые могли заставить человека совершить преступление. В результате, они пытаются помочь своим похитителям и становятся сочувствующими им и их причинам.

  • Похищенные люди начинают развивать физическую или эмоциональную привязанность к агрессору.

Нахождение вместе в течение многих дней может поспособствовать развитию чувств между двумя представителями противоположного пола. Кроме того, они могут начать делиться между собой общими интересами, а в последствии даже испытать амурные чувства.

  • Похищенные люди развивают привычку радовать своих похитителей.

Во-первых, это необходимость. Похищенные вынуждены примкнуть к своим похитителям, чтобы избежать жесткого обращения или даже убийства. Но когда это становится привычкой, и явление может остаться даже в отсутствие силы, его вызывающей.

  • Похищенные разрабатывают своего рода зависимость от своих похитителей.

Это особенно актуально, когда у них нет семьи или близкого человека, к которому можно вернуться. Нет ничего хуже, когда дома ждем, в лучшем случае кот.

В результате потерпевший чувствует себя беспомощным и нуждается в похитителе, поскольку в его соображении, это единственный человек, который провел с ним рядом самые страшные часы жизни.

Это становится необходимостью, даже если есть угроза со стороны злодея.

Симптомы стокгольмского синдрома

Как и любое другое психологическое состояние, стокгольмский синдром имеет свои симптомы и признаки. Некоторая симптоматика проявляется наиболее часто и к ней относят:

  • Непоказное восхищение похитителями.
  • Сопротивление спасательной операции.
  • Защита агрессора.
  • Попытка угодить похитителям.
  • Отказ давать показания против своих обидчиков.
  • Отказ убежать от похитителей, если появляется такая возможность.

Известные случаи стокгольмского синдрома

История криминалистики помнит много случаев, когда стокгольмский синдром показывал свои признаки среди похищенных людей. Вот некоторые популярные случаи, когда симптомы расстройства просматривались наиболее сильно:

Наследница Патти Херст была похищена политическими террористами Симбионистской освободительной армии в 1974 году. Позже она стала членом группы, а также оказывала прямую помощь и поддержку в массовых налетах и банковских ограблениях.

В 1998 году, десятилетняя девочка Наташа Кампуш была похищена в Австрии. Домой она вернулась лишь в 2006 году, сбежав, когда ее похититель потерял бдительность. По ее собственному признанию, она была заперта в камере в течение восьми лет. Но описывая ситуация, она высказывалась о своем похитителе, как о прекрасном и добром человеке, который баловал ее больше, чем родители.

В 2003 году 15-летняя девушка по имени Элизабет Смарт была похищена самопровозглашенным священником, живущим в Солт-Лейк-Сити. Она вернулась домой после девяти месяцев заключения. Психологи говорят, что она могла бы давно сбежать, если бы ее не сдерживали любовные чувства к своему похитителю.

Стокгольмский синдром — лечение

Стокгольмский синдром, как правило, рассматривается как состояние, развивающееся по причине крайнего стресса и страха.

Наиболее эффективным средством для избавления является консультирование с психиатрами, любовь и поддержка членов семьи.

С таким отношением, которое должно обязательно перевесить положительные эмоции, которые испытывала жертва во время похищения, стокгольмский синдром может быть искоренен через достаточно короткое время.

Источник: http://onevroze.ru/chto-takoe-stokgolmskij-sindrom-i-ego-simptomy.html

Бытовой стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать захватчикам или даже отождествлять себя с ними.

Бытовой стокгольмский синдром, возникающий в доминантных семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома.

Механизм психологической защиты основан на надежде жертвы, что агрессор проявит снисхождение при условии безоговорочного выполнения всех его требований. Поэтому пленник старается продемонстрировать послушание, логически оправдать действия захватчика, вызвать его одобрение и покровительство.

Примером бытового стокгольмского синдрома может быть муж-подкаблучник, когда жена унижает мужа, а он в свою очередь мало того, что не сопротивляется, так ещё и оправдывает её действия. Чаще же женщина терпит насилие со стороны мужа, испытывая к агрессору такую же странную симпатию, как и заложницы к захватчикам.

Аналогичные отношения могут складываться между родителями и детьми. И даже между детьми, если родители потакали одному ребенку и гнобили другого. Как правило у жертв тирании формируется убеждение в том, что они – люди второго сорта, вечно притягивающие неприятности, не заслуживающие ничего хорошего.

Поведение их основано на идее: чем меньше перечишь агрессору, тем меньше вспышек его гнева. Как правило, жертва не в состоянии не простить тирана, и ситуация повторяется бесконечное число раз. Так случилось, что в моем окружении обнаружились несколько человек с этим печальным синдромом. Причем эти патологические отношения складываются между детьми.

Во всех случаях матери уже умерли. В частности поэтому (о мертвых только хорошо), в частности потому, что тема статьи не про причины, а скорее про следствия, темы родителей касаться не буду по мере возможностей. Следствия — жертвы до сих пор хотят понравиться мучителям. а значит, уже умершим матерям. Кстати, тиранами, как и жертвами, дети бывают независимо от старшинства.

В первой семье старшая сестра отобрала наследство у младшей, объяснив, ей нужнее. Занимать и не отдавать деньги у сестры она предпочитала и при жизни матери. «Она же сестра». Обижать, гнобить, унижать — это тоже в порядке вещей. Младшая же старается до сих пор задобрить старшую и избежать ругани.

Она разрешила забрать наследство, плюсом пустила сестру к себе домой, и та проинспектировала ювелирные украшения на предмет — а не принадлежат ли они ей? (Потому что ей они понравились!) Ничего не понравилось, слава богу. «Старье»,- сказала старшая. Но через год опять появилась на горизонте, и опять выцепила деньги без малейших усилий.

И ведь именно младшая называет себя дурой и говорит, что сама виновата. Во второй семье сестра и брат. История длинная и поучительная))) не буду вдаваться в подробности. На данный момент брат звонит ей и их престарелому отцу, пишет смс — нужны деньги. Он не работает, но новые сандалики на лето он присмотрел себе за 8 тыщ.

Врет, как сивый мерин — жена бросила и из квартиры выгнала, дочь денег не дает, он помирает на помойке, помирает исключительно от рака. «Ну, вышли же денег хоть на билет, я к тебе, сестричка, приеду!» Сестричка тянет на себе двух детей и отца, хотела и брата тоже. Сил не хватило. Теперь она и б@, п@ и все что хочешь.

Брат не то что на похороны матери не приехал, ни копейки не прислал. А наследство ему — вынь и положь. И сестра плачет ночами в подушку, жалеет братика, представляя, что он на помойке, как бедный жалкий щеночек под дождем. Винит себя, что бросила брата, что она теперь — Павлик Морозов, и нет ей прощения. А этот «бедный щеночек» с женой покупает очередную квартиру.

Сестра знает об этом, но ведь синдром, а значит, все равно ему плохо! Третий пример. Стокгольмский синдром был и у матери, и у старшей сестры. «Доченька, мы потерпим, лишь бы младшая не нервничала»,- говорила мать старшей. И младшая резвилась от души! Особенно мать боялась, что та перестанет с ней разговаривать, что та и делала регулярно.

Старшая же переживала, если не угодила сестре, если та обозвала ее или обидела. Всеми силами скрывала, как ей больно, не дай бог сестра это увидит, ей и маме будет неприятно! Смолчала даже, когда на ее свадьбе младшая сказала: «Когда ты разведешься, выйду замуж за твоего мужа. Он мне понравился». После смерти матери младшая очень удивилась, когда старшая «выпряглась».

Попыталась по привычке «наказать». Не прокатило. История еще не кончилась, но старшая до сих пор переживает, правильно ли она сделала, осудила бы ее мать, как же там сестрица поживает, это ведь она, старшая, виновата, что не подставила плечо. И фигли, что обеим за 50. В качестве четвертого примера приведу разговор двух подруг. Первая рассказывала про брата, и как они близки.

Тут вторая с возмущением говорит: «Что ты несешь! Я же помню, как он детстве тебя обижал, обзывал, бил! И сильно бил! Уже взрослым занимал и не отдавал деньги, просто крал деньги. Обманул тебя с наследством! И ты говоришь, что вы близки!» У второй на секунду спадают шоры с глаз — И правда, это было.

— Тут же все возвращается на круги своя — Но все равно он мой брат, и у нас дружеские отношения! Во всех случаях интересы «террориста» ставятся «жертвой» выше собственных. Или она вообще не понимает и не осознает своих собственных потребностей. У всех жертв высок уровень эмпатии, сострадания и ответственности. У всех огромный комплекс вины. И, конечно, соответствующее воспитание в семье.

Но как говорил Эрик Бернв этой игре даже жертва получает получает свои «плюшки». Она хорошая, ответственная, заботливая, щедрая, миролюбивая. Это греет душу, дает сил выжить, это повод для гордости.

Отрезвление наступает, когда напоминаешь о собственных детях жертвы. Свои траты на патологическое общение жертва не считает потерей. Но вот детей обижать не хочется.

Взглянуть на ситуацию другими глазами помогает предложение посчитать, а не ведется ли игра в одни ворота? Как бы это ужасно не звучало, составить бухгалтерский отчет — кто кому и сколько. Энергообмен при общении должен быть равноценным. Деньги — это та же энергия, как и благодарность, любовь, сострадание.

Если все это дает одна сторона, а в ответ ничего, баланс не сошелся. Да и бог бы с ним, но страдает здоровье самой жертвы и рикошетом бьет по детям и мужьям. Печально и то, что ничем неоплаченная энергия агрессора развращает, превращает в черную дыру. И тут страдают уже его дети. Они, выросшие на примере родителя, повзрослев. уйдут не оглядываясь.

Уйдут, перешагнув через больных или малоимущих родителей. Не докричишься, не дозовешься. Осознание этого тоже отрезвляюще действует на жертву. Это трудно, но иногда, чтобы быть хорошим, нужно стать «плохим». ———————————— История появления термина «Стокгольмский синдром».

3 августа 1973 года бежавший из тюрьмы Ян Эрик Улссон в одиночку захватил банк «Kreditbanken» (Стокгольм, Швеция), ранив одного полицейского и взяв в заложники четверых работников банка — трёх женщин (Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен) и мужчину Свена Сафстрома.

По требованию Улссона, полиция доставила в банк его сокамерника — Кларка Улофссона (Clark Olofsson). Заложники звонили премьер-министру Улофу Пальме и требовали выполнить все требования преступников. Преступники издевались над заложниками.

Людей заставляли часами стоять навытяжку с петлей на шее, любое движение могло затянуть удавку и привести к смерти. Им не давали ходить в туалетные комнаты. Для этих надобностей были поставлены корзины для бумаг. Заложников били. На тряпках, служивших постелями были обнаружены следы спермы.

26 августа полицейские просверлили отверстие в потолке и сфотографировали заложников и Улофссона, однако Улссон заметил приготовления, начал стрелять и пообещал убить заложников в случае газовой атаки. 28 августа газовая атака всё-таки состоялась. Через полчаса захватчики сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми.

Бывшие заложники заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. По некоторым данным, они за свои деньги наняли адвокатов Улссону и Улофссону.

2385 просмотров

  • У мамы в серванте жил хрусталь. Салатницы, фруктовницы, селедочницы. Все громоздкое, непрактичное. И ещё фарфор. Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек. Набор из 12 тарелок, чайных пар,…

  • Если ваша знакомая или подруга никак не может выйти замуж, предложите ей… Если ваша знакомая или подруга никак не может выйти замуж, предложите ей подобрать бомжа подзаборного, отмыть чисто… Если…

  • Умение останавливать внутренний диалог является ключевым условием для успешного освоения любой продвинутой духовной практики. Остановка внутреннего диалога служит не только для успешного выполнения…

  • Сердце облака Не в своей стихии

Источник: https://NewPhoenix.ru/blogs/ja-otvechayu-za-to-chto-govoryu-no-ne-ot/bytovoi-stokgolmskii-sindrom.html

Ссылка на основную публикацию