Теории сна — психология

Почему мы видим сны? – Топ теорий сновидений

Теории сна - психология

Автор Evgeniy в 06/10/2013. Опубликовано Состояния Сознания

Сновидения давно начали интересовать человека, а точнее – их смысл. По этому поводу создано множество научных теорий. Но не одна еще не нашла разгадки этому удивительному явлению.

Сновидения вдохновляли мыслителей и философов в течение сотен лет, однако лишь недавно они подверглись эмпирическим исследованиям и концентрированному научному изучению. Скорее всего, вы нередко ломали голову над мистическим содержанием своих снов, или, возможно, задумывались, почему в принципе видите сны по ночам.

Во-первых, нужно начать с ответа на центральный и важнейший вопрос – что собой представляет сон? Сон включает любой из образов, эмоций или мыслей, которые испытываются на протяжении сна. Сновидения бывают удивительно яркими или очень бесцветными; наполненными приятными эмоциями или до ужаса пугающими образами; наполненными ясного смысла и понятными или запутанными.

Почему все-таки мы видим сновидения? Какую цель они преследуют? Хотя были предложены многие теории, ни один ученый не пришел к конечному выводу.

Учитывая то колоссальное количество времени, проводимое нами в состоянии сна, тот факт, что ученые до сих пор не понимают цель сновидений, может показаться непонятным.

Тем не менее, важно учитывать, что наука все еще не разгадала даже точные функции сна.

Некоторые исследователи сделали предположение, что сны не служат определенной конкретной цели, но есть и другие учениые, которые считают, что сновидение имеет важное значение для психического, физического и эмоционального благополучия.

Эрнест Хоффман, руководитель Центра расстройств сна в бостонской больнице Ньютон Уэлсли, штат Массачусетс, высказывает мысль, что «…возможно (но, тем не менее, еще не доказано), функцией снов может быть занесение нового материала в память человека таким образом, чтобы минимизировать эмоциональное возбуждение, помочь нам справиться с психологическими травмами или дальнейшими стрессовыми ситуациями».

Далее, давайте поподробнее узнаем о некоторых наиболее именитых теориях сновидений.

Теория сновидений, основанная на психоанализе

Имея под собой психоаналитическую основу, теория снов Зигмунда Фрейда предполагает, что сновидения являются ни чем иным, как проявлением бессознательных желаний и мотиваций человека.

В соответствии с этой точкой зрения, люди движимы агрессивными и сексуальными инстинктами, которые вытеснены из сознания.

В то время как эти мысли не находят сознательного выражения, предполагает Фрейд, они прокладывают свой путь сознание через сны.

В нашумевшем труде «Толкование сновидений» Фрейд говорит, что сны являются “…замаскированным проявлением подавленных желаний”. Он также описал два важнейших компонента сновидения: явное и скрытое содержание. Первое из них состоит из фактических мыслей, образов и эмоций, а скрытое содержание представляет скрытый психологический смысл сновидения.

Теория Фрейда способствовала популяризации толкования сновидений, которые остается популярным и сегодня. Тем не менее, проведенные исследования не подтвердили, что явное содержание выступает маскировкой реального психологического значения.

Действенно-синтетическая модель

Действенно-синтетическая модели сновидений впервые была выдвинута Дж. Аллан Хобсоном и Роберт Макклери в 1977 году.

Психологические схемы в мозге, согласно этой теории, активируются во время быстрого сна, что приводит области лимбической системы, участвующий в эмоциях, ощущениях и воспоминаниях в состояние активности. Также включаются миндалины и гипоталамус.

Мозг интерпретирует и синтезирует эту внутреннюю активность, пытаясь найти смысл данных сигналов, что приводит к появлению сновидения. Эта модель предполагает, что сны являются исключительно субъективной интерпретацией тех сигналов, которые генерируются мозгом во время сна.

Хотя данная теория утверждает, что сны являются продуктом внутренне испускаемых сигналов, Хобсон не верит, что сновидения напрочь лишены смысла.

Напротив, он предполагает, что сны – это «… наше наиболее творческое состояние сознания, при котором хаотичная, спонтанная рекомбинация когнитивных элементов ведет к созданию новых конфигураций информации: идей.

Хотя многие, а быть может, даже подавляющее большинство из таких идей лишены смысла, если даже некоторые из них действительно полезны, время сна не было потрачено зря».

Другие теории сновидений

Огромное количество других теорий предлагаются для объяснения возникновения и смысла сновидений. Ниже приводятся лишь несколько из разработанных идей:

  • Одна из теорий утверждает, что сны выступают продуктом попыток нашего мозга распознать внешние раздражители, действующие на человека во время сна. К примеру, звук телевизора может быть задействован в содержание сна.
  • Другая теория оперирует компьютерной метафорой для учета сновидений. Сны, согласно этой теории, служат «очистителем засорившегося ума» так же, как и операции по очистке в компьютере. Они освежают мозг, чтобы подготовиться к следующему дню.
  • Третьямодель говорит, что сны функционируют в качестве формы психотерапии. В соответствии с этой теорией, сновидец может создавать связи между различными эмоциями и мыслями в комфортной среде сна.
  • Современная модель толкования снов сочетает в себе отрывки и мысли различных теорий. Главным же образом, она говорит о том, что активность мозга создает устойчивые связи между идеями и мыслями человека, которыми потом будет руководствоваться он сам.

Источник: http://aboutyourself.ru/sost-sozn/top-teorij-snovidenij.html

Теории сновидений

Теории сновидений

По К.-Г. Юнгу, сны играют важную дополнительную (или компенсаторную) роль в психике (Фрейджер Р., Фрейдимер Д., 2001, 99). По его мнению, общая функция снов заключается в попытке восстановить наш психологический баланс, продуцируя материал сна, который восстанавливает трудноуловимым способом общее психическое равновесие.

Юнг подходил к сновидениям как к живым реальностям. Он пытался раскрыть значение символов сна, и при  этом отошел от свойственного психоанализу доверия к свободным ассоциациям в анализе сновидений.

По его мнению, для интерпретации снов не может быть простой механической системы, так как сон связан с символами, имеющими более одного значения. Анализ сна должен предприниматься с учетом аттитюдов, опыта и биографии сновидца.

Помощь аналитика важна, но в итоге только сновидец может знать, что означает сон.

«Образ является сконцентрированным выражением психической ситуации, не единственным  и даже не преобладающим — простым и чистым содержанием бессознательного (Юнг, 1921, р. 442).

Джереми Тейлор (Jeremy Taylor), признанный авторитет в юнгианской теории сновидений, постулирует основные предположения относительно снов (1992, р. 11):

1. Все сны служат здоровью и целостности.

2. Сны не просто рассказывают сновидцу то, что он или она уже знает.

3. Только сновидец может с уверенностью сказать, может ли произойти то, что означает сон.

4. Не бывает сна только с одним значением.

5. Все сны говорят на универсальном языке, языке метафоры и символа.

Более важным, чем когнитивное понимание сна, является его понимание как акта извлечения опыта из материала сна. Сны следует рассматривать не как изолированные события, но как сообщения, идущие из бессознательного. Сон — процесс, создающий диалог между сознанием и бессознательным, и является важным шагом их интеграции.

В неспособности интегрировать сознание и бессознательное, которые комплиментарны по своей природе, кроется причина психических заболеваний. Для достижения нормального состояния развития психотерапевт должен использовать архетипы коллективного бессознательного, которые воплощаются в некие видимые формы. Эти архетипы могут быть выявлены в процессе анализа сновидений и их интерпретации.

На место свободных ассоциаций Фрейда Юнг ставит амплификацию (см. словарь понятий), «направленные ассоциации он использует для выявления символов и мотивов бессознательного, для того, чтобы раскрыть значение сновидения и понять проблему пациента» (Сахакиан, 2000, с. 106-107).

Утраченная гармония между сознанием и бессознательным восстанавливается с помощью сновидений. Они приносят воспоминания, инсайды, переживания, пробуждают скрытые качества личности и раскрывают бессознательные элементы в их отношениях. Благодаря их компенсаторному поведению анализ сновидений открывает новые взгляды и пути выхода из тупика.

В сериях сновидений выделяется феномен, чем-то напоминающий процесс развития внутри личности. Отдельные акты компенсации превращаются в подобие плана, ведущего к одной общей цели, словно шаги на пути развития. Этот процесс спонтанного самовыражения в символике серий сновидений Юнг назвал процессом индивидуации.

Толкование сновидений невыполнимо без знаний мифологии и фольклора, без понимания психологии древности и примитивных народов, а также религий. Это помогает выделить сущностный момент процесса индивидуации, который лежит в основе психологической компенсации.

Юнг разделяет сны на «большие», «средние» и «маленькие», или как мы можем сказать, на важные, средние и незначительные сновидения.

«Маленький» сон — это ночной фрагмент фантазий, которые пришли из субъективной и личной сферы и ограничен влиянием одного дня. Такие сны легко забываются, так как отражают ежедневные флуктуации психического баланса.

В «средних» сновидениях можно выделить структуру, сходную со строением драмы: описание места, развитие интриги, кульминация или перипетии, решение или результат.

Сущность сновидческих действий заключается в некоторой компенсации односторонности, ошибок, отклонений или других недоработок сознательной позиции.

Юнг считает, что многие люди «склонны поддаваться предрассудку о том, что сновидения преследуют некие моральные цели, что они предостерегают, порицают, утешают, предсказывают будущее» (Сахакиан, 2000, с.127).

В этот период своего творчества он призывает не переоценивать бессознательное, так как это может привести к ухудшению процесса принятия сознательных решений. Бессознательная функция действует успешно, когда выполняет требования сознания в ограниченном количестве.

Сновидение может помочь там, где в этом есть необходимость, или подсказать решение тогда, когда наши усилия потерпели полный провал, но бессознательное не занимает доминирующей позиции по сравнению с сознанием.

«Большие» (важные) смысловые сны часто помнятся всю жизнь и отказывают большое влияние на психический опыт. Они содержат символические образы, которые мы встречаем на протяжении всей истории человечества. В этих снах, относящихся к процессу индивидуации, мы находим мифологические мотивы или мифологемы, которые Юнг обозначил как архетипы.

Они могут быть поняты как особые формы и
группы образов, которые встречались не только везде и во все времена, но и в индивидуальных сновидениях, фантазиях, видениях и иллюзорных идеях.

Юнг убежден, что человеческая психика уникальна и субъективна, и в тоже время личностна только частично, так как в глубине своей она коллективна и объективна (Сахакиан, 2000, с. 123).

«Большое», несущее смысл сновидение поднимается с глубинного уровня коллективного бессознательного, сохраняя свое значение, отличающееся от субъективного выражения, которое оно использует, благодаря пластичности форм.

Такие сновидения чаще встречаются в критические моменты жизни. «Этот архетипический продукт не связан с личным опытом, а связан с основной идеей, чей смысл заложен внутри нее, а не в личном опыте и личных ассоциациях» (Jung C. G.

, On the Nature of Dreams, The Structure and Dynamics of the Psyche, pp. 288-296).

Некоторые сновидения могут быть осмыслены только с помощью мифологии, когда становится понятно, что мы столкнулись с коллективной эмоцией, типичной ситуацией, полной аффекта, которая не пришла напрямую из личного опыта. Это может быть универсальная проблема, которая, появившись в чьем-то субъективном мире, вывела себя в сознание сновидца как объективную.

Силы бессознательного могут взять верх на «маской» человека, в форме архетипического сновидения. Сновидение использует коллективные образы и фигуры, потому что выражает извечные человеческие проблемы, которые повторяются бесконечное число раз, и не связаны с нарушением только индивидуального равновесия.

Универсальные законы человеческой судьбы разбивают цели, ожидания, взгляды, принадлежащие личному сознанию. Эти размышления связаны со смыслами «больших» сновидений, с процессом реализации той части личности, которая еще не воплотилась, а находится в процессе становления.

Итак, сны создают важные компенсации. Они не очевидны и не понятны. Сны — это природная случайность, а природа не склонна приспосабливаться к человеческому сознанию. Мы можем усилить эффект компенсации, поняв сновидение, и это необходимо, поскольку голос бессознательного так легко становится неслышным.

Под конец жизни, в 1957 году Юнг прочел лекцию «о синхронистичности», и в этом же году опубликовал одноименную работу. В этой работе компенсаторная функция сновидений не упоминается, но образы сновидений встраиваются в такой ряд событий, который невозможно объяснить с  точки зрения причинности.

Приводя пример такого ряда из шести событий, где ключевым образом является «рыба» (и сновидение с образом рыбы в том числе), Юнг все же считает эту группу событий совпадением. Приводя еще один случай совпадений, он пишет, что «иногда трудно отделаться от впечатления, что имеет место предчувствие наступления серии определенных событий» (Юнг,1997, с.182).

Читайте также:  Враждебность - психология

Особо возникает вопрос: что побуждает человека запоминать то первое событие, которое создает основу серии случайных событий.

«Чем больше нагромождается «предвиденных» деталей события, тем сильнее впечатление существования предчувствия, и тем невероятнее кажется случайность» (Юнг,1997, с.182).

Следующий пример особенно ценен тем, что иллюстрирует совпадение сновидения и события в бодрствующем состоянии, которое произошло с другом Юнга, когда он узнал город из своего сна. «Он нашел и площадь, и собор,
которые точно соответствовали тем, что приснились ему.

…  Не успел он повернуть за угол, как на самом деле увидел карету, запряженную двумя булаными лошадьми» (Юнг,1997, с.183).

Юнг обнаружил, что «ощущение уже виденного»  (sentiment du deja-vu)  в большом количестве случаев основывается на предчувствии во время сна (это предчувствие может посетить и во время бодрствования).  «В таких случаях простая случайность становится крайне маловероятной, потому что совпадение известно заранее.

Оно утрачивает свой случайный характер не только психологически и субъективно, но и объективно, поскольку накопление совпадающих деталей неизмеримо уменьшает вероятность случайности, как определяющего фактора» (Юнг,1997, с.183).

Если в данных случаях неуместно говорить о «случайности» происходящего, то это уж вопрос «смыслового совпадения».  «Как правило, его объясняют предчувствием — иными словами, предвидением» (Юнг,1997, с.183). Можно говорить и о ясновидении, телепатии и т. п.

, но это, по мнению Юнга,  «не научные концепции, которые могут считаться формулировкой принципа, ибо никому еще не удалось построить причинный мост между элементами, образующими «смысловое совпадение» (Юнг,1997, с.183).

Так как причинное объяснение невозможно дать, то остается назвать эти «невероятные происшествия беспричинной природы» «смысловыми совпадениями».

Опираясь на эксперименты Д. Б. Райна  («карты Зенера»), Юнг считает, что психе может преодолевать пространственный фактор, а  временной фактор может стать психически относительным. Концепция энергии здесь неуместна, не годится также и закон причинности.

Пример Юнга о своей пациентке, которая накануне увидела во сне золотого скарабея, и потом скарабей влетел в окно во время сеанса психотерапии, еще раз ярко демонстрирует роль сновидений в смысловых совпадениях. Юнг считает, что эта история «не более чем парадигма бесчисленных случаев «смысловых совпадений», которые наблюдались» не только им, «но и многими другими, и обильно задокументированы».

Далее я привожу обширную цитату, где Юнг классифицирует все случаи «смыслового совпадения». «Они включают в себя все, что относится к категории ясновидения, телепатии и т. д.

, от подтвержденного очевидцами видения Сведеборгом большого пожара в Стокгольме до недавнего рассказа маршала авиации сэра Виктора Годара о сновидении неизвестного офицера, в котором была предсказана действительно имевшая впоследствии место авария самолета Годара.

Все упомянутые мною феномены можно разделить на три категории:

1) Совпадение психического состояния наблюдателя с происходящим в момент этого состояния, объективным, внешним событием, которое соответствует психическому состоянию или его содержимому (например, скарабей), в котором не прослеживается причинная связь между психическим состоянием и внешним событием, и в котором, учитывая психическую относительность времени и пространства, такой связи не может и быть.

2) Совпадение психического состояния с соответствующим (происходящим более-менее в то же время) внешним событием, имеющим место за пределами восприятия наблюдателя, то есть на расстоянии, удостовериться в котором можно только впоследствии (например, стокгольмский пожар).

3) Совпадение психического состояния с соответствующим, но еще не существующим будущим событием, которое значительно отдалено во времени и реальность которого тоже может быть установлена только впоследствии.

События групп 2 и 3 еще не присутствуют в поле зрения наблюдателя, но уже ему известны, если, конечно, их реальность будет подтверждена. Поэтому я назвал эти события «синхронистическими», что не следует путать с «синхронными»  (Юнг,1997, с.187).

Если между параллельными событиями нельзя проследить никакой причинной связи, и единственной заметной и доказуемой связью между ними является общность смысла или эквивалентность, то это также есть основа древней теории соответствия «высшей точкой, а заодно и временным концом которой стала идея Лейбница о заранее установленной гармонии» (Юнг,1997, с.192). Синхронистичность — это, по мнению Юнга современный и модернизированный вариант устаревшей концепции соответствия, взаимопонимания и гармонии, который основан на эмпирических ощущениях и экспериментах.

Интересующие нас «синхронистические феномены доказывают возможность одновременной смысловой эквивалентности разнородных, причинно не связанных друг с другом процессов; иными словами, они доказывают, что воспринятое наблюдателем содержимое может быть, в то же самое время, представлено каким-то внешним событием, причем без всякой причинной связи. Из этого следует или что психе расположена вне пространства, или что пространство родственно (связано) с психе. То же самое относится к временному (темпоральному) определению психе и к психической относительности времени» (Юнг,1997, с.192).

В дополнение к вышесказанному Юнг предполагает, «что психический фактор, который модифицирует или даже  исключает принципы, лежащие в основе мировоззрения физика, связан с эмоциональным состоянием субъекта» (Юнг,1997, с.185). 

Обобщая вышесказанное, мы можем констатировать следующее:

1. Юнг разграничил сны на три группы: большие смысловые (важные), средние и маленькие (незначительные). Большие смысловые сны содержат символические образы (архетипы), относящиеся к процессу индивидуации, и оказывающие большое влияние на психический опыт, так как архетипический продукт не связан с личным опытом.

2. Сны для Юнга — живая реальность и они играют дополнительную (компенсаторную) роль в психике, восстанавливая общее психическое равновесие, и открывая новые пути выхода из тупика.

3. Сон — процесс, создающий диалог между сознанием и бессознательным, что способствует психическому здоровью и восстановлению утраченной гармонии.

4. На место свободных ассоциаций Фрейда Юнг ставит амплификацию, и только сновидец  может знать, что означает сон.

5. Уникальная и субъективная психика человека в глубине своей коллективна и объективна.

6. Архетипические сновидения могут выразить коллективные образы извечных человеческих проблем, и они не связаны с нарушением только индивидуального равновесия.

7. «Ощущение уже виденного» часто основывается на предчувствии во время сна.

8. При «смысловом совпадении» не прослеживается причинная связь между психическим состоянием и внешним событием, и в котором, учитывая психическую относительность времени и пространства, такой связи не может и быть.

9. Синхронистические феномены доказывают возможность одновременной эквивалентности разнородных, причинно не связанных друг с другом процессов.

10. Архетипические сновидения содержат аффективные переживания, а психический фактор, связан с эмоциональным состоянием субъекта.

Литература:

1. Сахакиан У. С. Техники консультирования и психотерапии. Тексты./ Ред. и сост. У.С. Сахакиан. Пер. с англ. — М.: Апрель Пресс, Из-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 624 с. 2. Фрейджер Р., Фрейдимер Д. Личность: теории, эксперименты, упражнения.

— СПб.: прайм-    ЕВРОЗНАК, 2001. — 864 с. 3. Юнг К. Г. Синхронитстичность. Сборник. Пер. с англ., — М., «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1997 — 320 с. 4.  Jung, C. G. Psychological types. In Colleeted works (Vol. 6). (Originally published, 1921.

)

5. Taylor, J. (1992). Where people fly and water runs uphill: Using dreams to tap the wisdom of the unconscion. New York: Warner Books.

Источник: http://www.skravchenko.ru/index.htm/book/export/html/118

Теории сна

Теории сна

Теории сна — различные предположения и научные исследования, касающиеся одного из состояний человека.

Сон можно охарактеризовать неподвижностью спящего, отсутствием у него реакций на внешние и внутренние раздражения.

Такое состояние всегда привлекало внимание людей и делало его предметом различных догадок и исследований. Отсюда существование множества различных теорий сна.

Представление первобытного человека о состоянии сна

У первобытного человека состояние сна вызывало представление сходства его с «временной смертью», что являлось источником суеверий и основой представления о существовании души.

Первобытный человек считал, что тело является лишь временным вместилищем души, способной покидать его то на время, то навсегда. Во время сна душа улетает, покидая тело человека. Вернется душа к человеку — вернется и жизнь.

А если она не вернется — наступит смерть.

Наука доказала, что сон зависит от деятельности мозга и может быть искусственно вызван у человека и животных.

Высказывания древних ученых о состоянии сна

В Древней Греции люди считали, что сон посылается богами, и они поклонялись богу сна Морфею.

  • В IV веке до нашей эры Аристотель высказал мысль, что состояние сна вызывается теплым испарением, происходящим в процессе пищеварения. Продукты испарения, говорил он, устремляются вверх, достигают определенного уровня, вызывая приступы сонливости, которые, как известно, часто наступают именно после еды.
  • Древнегреческий философ-материалист Демокрит считал, что сущность сна заключается в автоматической работе мозга, во время которой отсутствует восприятие внешнего мира.

Однако такие, хотя и примитивные, но все же материалистические, объяснения сущности сна не получили распространения. Этому в первую очередь мешала церковь.

Представители религии о сне

Представителям различных религий было выгодно, чтобы народ связывал представление о сне с божественной силой, ибо это укрепляло веру в наличие сверхъестественной силы; «божественного промысла» и тем самым власть церкви и ее служителей над человеком.

Научное обоснование явления сна

Позднее, по мере развития естествознания, физиологии и медицины, ученые все чаще пытались дать научное обоснование явлениям сна.

Сосудистая теория сна

Одной из самых ранних теорий, пытавшихся объяснить причины и сущность сна, была так называемая сосудистая теория сна. Сторонники этой теории объясняли причины наступления сна изменениями кровенаполнения сосудов головного мозга.

Они считали, что сон наступает потому, что ему предшествует сужение сосудов и, следовательно, ухудшается снабжение мозга кровью, необходимой для поддержания его деятельного состояния.

Поводом к такому предположению послужил факт наступления бессознательного состояния, похожего на сон при зажатии крупных кровеносных сосудов шеи (сонных артерий), по которым в мозг доставляется кровь, богатая кислородом.

Приводили ряд доводов в пользу этой теории сна. Сторонники ее спрашивали, почему человека, сытно поевшего, клонит ко сну? Потому, отвечали они, что во время еды и последующего усиленного пищеварения кровь в изобилии приливает к желудку, кишечнику и печени. Происходит резкое перераспределение крови, вследствие чего количество крови в мозгу уменьшается, что и ведет к наступлению сна.

Ради доказательства правильности этой теории были поставлены опыты со специальными весами, на которых была подвешена койка с человеком в состоянии бодрствования, причем оба конца койки находились на одном уровне. Когда человек засыпал, то ножной конец кровати опускался вниз, а головной поднимался вверх.

Сторонники «сосудистой» теории сна объясняли этот факт тем, что во время сна кровь отлила от головного мозга к нижним конечностям. Поэтому и наступил сон, что «обескровился» мозг. Однако этот опыт не объясняет причину сна. Ведь перевешивание ножного конца произошло после того, как сон уже наступил, а не перед этим.

Эта теория не могла объяснить ни причин чередования сна и бодрствования, ни механизма его возникновения. К тому же русский физиолог В. Я.

Данилевский доказал, что во время сна не только не сужаются, а, наоборот, расширяются сосуды мозга и, таким образом, мозг получает достаточно крови во время сна, чем и обусловливается улучшение питания нервных клеток мозга, нуждающихся в восстановлении затрат энергии в период бодрствования.

Гипнотоксическая теория сна

В 1907 г. французские ученые Летандр и Пьерон предложили так называемую гипнотоксическую теорию сна.

Они считали, что сон наступает вследствие отравления мозга особыми ядовитыми веществами (гипнотоксинами), вырабатывающимися в процессе бодрствования (гипноз — по-гречески «сон»). Во время сна организм освобождается от этих ядовитых веществ.

Доказательством для этой теории послужили серии опытов на собаках. Были взяты две группы собак. В первой группе собаки в течение нескольких суток искусственным образом были лишены сна. После этого у них из вены брали кровь и переливали ее собакам второй группы, которые спали нормально.

Спустя некоторое время у этих собак развивалось состояние, внешне похожее на сон. Такой же эффект наблюдался при введении нормальным собакам спинномозговой жидкости, взятой у собак, длительно не спавших (опыты К. М. Быкова).

Хотя эта теория, казалось, и объясняла чередование бодрствования и сна, тем не менее она также была вскоре опровергнута по следующим причинам:

  1. Кровь и спинномозговая жидкость были взяты у собак, которым не давали спать в течение 6—7 суток. В результате длительной бессонницы, нарушившей нормальную жизнедеятельность организма и процессы обмена, действительно могли накопиться ядовитые продукты, которые не появляются при обычном, естественном, кратковременном (12—16 часов) бодрствовании.В приведенных выше примерах введенная кровь от длительно не спавших собак вызывала у собак второй группы не сон, а тяжелое отравление, от которого собаки часто погибали.
  2. Эта теория была окончательно развенчана наблюдениями над сросшимися близнецами, имевшими общее кровообращение. У этих близнецов была одна и та же группа крови, один и тот же сердечный ритм, но спать они могли в различное время независимо друг от друга. В 1936 г. это было подтверждено наблюдением профессора П. К. Анохина за двумя сросшимися девочками-близнецами: одна девочка могла спать тогда, когда другая бодрствовала. Если действительно сон вызывается ядами — продуктами обмена, циркулирующими в крови, близнецы должны были спать одновременно, но этого не наблюдалось. Если бы сон наступал в связи с накоплением в крови ядов, как утверждает эта теория, то его нельзя было бы вызвать при самовнушении, при внушении, при убаюкивании детей, как это наблюдается часто в жизни. Человека, уснувшего после длительной вынужденной бессонницы, нельзя было бы тут же разбудить. Однако в жизни мы наблюдаем как раз обратное.
Читайте также:  Самоактуализация подробнее - психология

Теория сна физиолога Гесса

Теория сна швейцарского физиолога Гесс утверждает, что существует особый центр сна. Он опытным путем пытался установить его месторасположение в головном мозгу. Для этой цели Гесс через отверстие в черепе животного вводил в глубь тканей мозга два электрода — тоненькие проволочки, изолированные лаком.

Через электроды пропускали электрический ток. Оказалось, что если кончики электродов находятся в определенном участке мозга, то раздражение электрическим током вызывает у животного глубокий сон. Пропускание тока через те же электроды, но введенные в другие участки мозга, сна не вызывало.

Опыты Гесса были вскоре подтверждены и другими учеными.

Теория летаргического энцефалита

В 1919—1920 гг. в Европе приняло широкое распространение инфекционное заболевание под названием летаргический энцефалит (воспаление головного мозга). Главным признаком этого инфекционного заболевания являлось нарушение сна, выражавшееся в чередовании бессонницы и характерной для этой болезни сонливости.

Больные спали сутками, иногда засыпали при ходьбе, во время еды, в самых неудобных позах и не подходящих для этого местах.

У погибших от этой болезни при вскрытии находили такие болезненные изменения в определенных участках мозга, которые позволили австрийскому ученому Экономо подтвердить мнение Гесса о наличии центра сна, регулирующего его ритм и бодрствование.

Но и эта теория летаргического энцефалита не могла полностью объяснить ни причины, ни механизма возникновения сна и его сущности.

Возникновение сна в опытах с электродами великий русский ученый И. П. Павлов объяснил не возбуждением какого-то специального центра сна, якобы находящегося в определенном участке мозга, а раздражением нервных путей, идущих из низших отделов центральной нервной системы к коре больших полушарий.

Это положение находит свое подтверждение при энцефалите. Измененные участки мозга при этом заболевании не совпадают с теми участками, при раздражении которых электрическим током удавалось вызвать сон.

Кроме того, энцефалит, поражая определенные участки мозга, уже сам по себе изменяет нормальную деятельность мозга.

Установлено также, что сон при этом заболевании отличается как по условиям возникновения, так и по своей продолжительности и глубине от нормального сна здорового человека.

Таким образом, наступление сна при энцефалите объясняется не наличием особого центра сна, как предполагали раньше, а тем, что в результате заболевания определенного участка мозга, раздражения, которые обычно поступали в мозговую кору и поддерживали ее бодрствование, не могут доходить до коры, что в свою очередь приводит к снижению ее активности и вызывает сон.

Не оправдали себя и другие теории возникновения сна, и, в частности, так называемая гистологическая (клеточная) теория сна, выдвинутая в конце XIX столетия Дювалем.

Согласно этой теории все нервные клетки, воспринимающие раздражение извне, имеют отростки, при помощи которых они, соединяясь, поддерживают активное бодрствующее состояние коры головного мозга.

При утомлении клетки втягивают в себя свои отростки, что приводит к нарушению связи между нервной системой и внешним миром, вследствие чего и наступает сон. При сильных внешних раздражениях клетки вытягивают свои отростки и состояние сна исчезает.

Эта теория не была подтверждена фактами. Никто из ученых не наблюдал сокращения отростков нервной клетки; не объясняет она и того, почему бодрствование закономерно сменяется сном.

Существовали также попытки объяснить причины и сущность сна состоянием «бездеятельности» мозга, резким сокращением поступления в центральную нервную систему раздражений (импульсов) от скелетных мышц. В период бодрствования (при ходьбе, движении, работе, игре) в центральную нервную систему постоянно поступает поток раздражений от мышц, суставов, связок.

Эти потоки раздражений, поддерживающих деятельное состояние мозга и организма в целом, при переходе тела человека в горизонтальное положение резко уменьшаются, что и обусловливает, согласно этой теории, «неактивность» мозга, а, значит, и наступление сна.

Опыты, проведенные на животных и на людях в сурдокамерах («башнях молчания»), куда не проникают раздражения из внешнего мира, не подтвердили эти предположения.

Теория сна Доктора Кейтмана

Американский ученый доктор Клейтман после сорока лет интенсивных исследований создал свою теорию сна, он утверждал, что сон следует рассматривать как одну из стадий сознания, изменяющегося от состояния глубокого сна до состояния резкого возбуждения.

Согласно данной теории, человек проходит большую часть своей жизни где-то между этими двумя крайностями. Сон, следовательно, не есть состояние, противоположное бодрствованию, а сон является как бы дополнением к нему. Оба состояния — сон и бодрствование — являются лишь фазами одного цикла.

Они так же тесно связаны друг с другом, как связаны гребень и впадина волны,

Как видно, приведенные выше теории и рассуждения вносят мало ясности в сущность такого сложного физиологического явления, каким является сон.

И. П. Павлов создал научную теорию сна

И только гениальный русский ученый академик И. П. Павлов создал научную теорию сна. Он показал, что действительной причиной сна являются особые нервные процессы, происходящие в головном мозгу.

Вся высшая нервная деятельность складывается из разнообразных взаимоотношений процессов возбуждения и торможения, являющихся как бы двумя сторонами единого процесса. При осуществлении нервной деятельности процессы возбуждения и торможения непрерывно взаимодействуют, сменяют друг друга.

И. П. Павлов показал, что значение торможения, для клеток коры чрезвычайно велико, что этот процесс играет важную защитную или охранительную роль. Торможение возникает при поступлении в кору как слабых, но монотонно и длительно действующих раздражений, так и чрезвычайно сильных раздражителей, даже если они непродолжительны.

Торможение во всех этих случаях защищает, охраняет клетки коры головного мозга — спасает их от истощения или полного разрушения, которое может наступить вследствие очень сильного или длительно действующего, хотя и слабого, раздражения. В зонах распространения тормозного процесса наблюдается восстановление энергии и работоспособности нервных клеток.

Торможение, возникающее в каждый данный момент в определенных участках мозга, позволяет сосредоточить возбуждение в тех участках мозга, которые в этот момент призваны обеспечить оптимальные условия деятельности организма.

Например, если мы сильно заняты или заинтересованы каким-либо событием или делом (готовимся к докладу), то в это время не замечаем, что происходит в комнате, не слышим, что говорят рядом товарищи.

И. П. Павлов показал, что очаги возбуждения и торможения, являясь очень подвижными, создают в мозгу картину беспрерывно меняющейся мозаики. Особенно подвижна эта мозаика в состоянии бодрствования.

При длительном действии внешних раздражителей мозаика становится все менее подвижной, все более однообразной вследствие все более усиливающегося и все глубже распространяющегося торможения. Торможение при этих условиях распространяется все больше по коре.

Состояние организма, когда «волна» торможения захватывает всю кору головного мозга и опускается также на подкорку, и есть состояние глубокого сна.

Однако было бы неправильно считать, что торможение охватывает сплошь всю поверхность мозга. Как бы глубоко человек ни спал, как бы ни распространенным было торможение, остаются «действующими» отдельные очаги возбуждения.

Так же, как ночью в уснувшем городе где-то работает, хотя и на экономном режиме, электростанция, дающая минимальное количество энергии действующим предприятиями, как в погруженном во тьму доме где-то бодрствует сторож, горит ночник в коридоре, точно так же при самом глубоком сне остаются отдельные «бодрствующие» очажки, которые позволяют организму поддерживать контакт с внешним миром, обеспечивают его минимальной энергией, необходимой для поддержки жизненных процессов, продолжающих действовать, хотя и на сниженном уровне.

Чем глубже сон, тем менее подвижен человек, однако подвижность у него все же сохраняется: во сне человек, не просыпаясь, делает различные движения, может менять положение, раскрыться, когда ему становится жарко, или укрыться одеялом, когда ему становится холодно.

Это он может совершать благодаря тому, что органы чувств продолжают воспринимать хотя и в меньшей степени раздражения, идущие из внешнего мира или внутренних органов. Эти раздражения передаются в заторможенный мозг, где в ответ появляются изолированные очаги возбуждения, отдающие соответствующие команды в другие «центры».

Последние в свою очередь приводят в движение соответствующие части тела, направленные на устранение неприятных раздражений.

Сон, таким образом,— не застывшее, неподвижное состояние, а физиологический процесс торможения, охватывающий не только кору головного мозга, но и все его подкорковые отделы. В то же время сон — процесс непостоянный, колеблющийся по глубине.

На протяжении ночи глубина сна подвержена колебаниям — вначале она возрастает, а затем постепенно, с колебаниями, все более уменьшается вплоть до момента пробуждения.

Одновременно на фоне этих колебаний глубины торможения на протяжении сна можно наблюдать периодически повторяющиеся возбуждения отдельных пунктов в коре головного мозга спящего.

Это научное объяснение сложного физиологического процесса И. П. Павловым отрицает ранее существовавшие теорий сна.

Источник: https://LibTime.ru/zdorovye/teorii-sna.html

Рефераты, дипломные, курсовые работы — бесплатно: Библиофонд!

Рефераты, дипломные, курсовые работы - бесплатно: Библиофонд!

Лучшим доказательством необходимости сна может служить то, что вечно занятое и постоянно спешащее население современных городов не смогло освободиться от этой «привычки». Рассмотрим современные научные теории о происхождении сна, его свойствах и функциях.

Татьяна Михайловна Марютина, доктор психологических наук, лауреат премии правительства РФ в области образования, профессор МГППИ.

Лучшим доказательством необходимости сна, по выражению Н.А. Рожанского, является то, что «вечно занятое и постоянно спешащее население современных городов не смогло освободиться от этой «привычки».

Первые идеи о происхождении сна представляют в основном исторический интерес. Так в соответствии с гемодинамической теорией сон возникает в результате застоя крови в мозгу при горизонтальном положении тела.

По другой версии сон — результат анемии мозга и в то же время его отдых.

Согласно гистологической теории сон наступает в результате нарушения связей между нервными клетками и их отростками, возникающего из-за длительного возбуждения нервной системы.

Химическая теория. По этой теории во время бодрствования в клетках тела накапливаются легко окисляющиеся продукты, в результате возникает дефицит кислорода, и человек засыпает. По словам психиатра Э. Клапареда, мы засыпаем не от того, что отравлены или устали, а чтобы не отравиться и не устать.

Гистологический анализ мозга собак, умерщвленных после десяти дней без сна, показывает изменения формы ядер пирамидных нейронов лобной коры. При этом кровеносные сосуды мозга окружены лейкоцитами и местами разорваны. Однако если перед умерщвлением собакам дать немного поспать, в клетках не обнаруживается никаких изменений.

По некоторым предположениям эти изменения вызываются особым ядом гипнотоксином. Состав, приготовленный из крови, спинномозговой жидкости или экстракта вещества головного мозга долго не спавших собак, впрыскивали бодрствующим собакам. Последние сразу же обнаруживали все признаки утомления и впадали в глубокий сон.

Читайте также:  Уровни социального развития личности - психология

В их нервных клетках появлялись те же изменения, что и у долго не спавших собак. Однако в чистом виде выделить гипнотоксин так и не удалось. Более того, этой теории противоречат наблюдения П. К. Анохина над двумя парами сиамских близнецов с общей системой кровообращения. Если сон вызывается веществами, переносимыми кровью, то близнецы должны засыпать одновременно.

Однако в таких парах возможны ситуации, когда одна голова спит, а другая бодрствует.

Химическая теория не может также ответить на ряд вопросов. Например, почему ежедневное отравление продуктами усталости не приносит организму никакого вреда? Что происходит с этими веществами при бессоннице? Почему новорожденный младенец практически все время спит?

Сон как торможение. Согласно И. П. Павлову, сон и внутреннее торможение по своей физико-химической природе являются единым процессом.

Различие между ними состоит в том, что внутреннее торможение у бодрствующего человека охватывает лишь отдельные группы клеток, в то время как при развитии сна торможение широко иррадиирует по коре больших полушарий, распространяясь на нижележащие отделы мозга. Такое разлитое торможение коры и подкорковых центров обеспечивает их восстановление для последующей деятельности.

Сон, развивающийся под влиянием тормозных условных раздражителей, И. П. Павлов назвал активным, противопоставляя ему пассивный сон, возникающий в случае прекращения или резкого ограничения притока афферентных импульсов в кору больших полушарий.

Современные представления о природе сна. В настоящее время большинство существующих гипотез относительно функционального значения сна и отдельных его стадий можно свести к трем основным подходам: 1) энергетическому или компенсаторно-восстановительному, 2) информационному, 3) психодинамическому.

Согласно первому во сне происходит восстановление энергии, затраченной во время бодрствования. Особенная роль при этом отводится дельта-сну, увеличение продолжительности которого следует за физическим и умственным напряжением. Любая нагрузка компенсируется увеличением доли дельта-сна. Именно на стадии дельта-сна происходит секреция нейрогормонов, обладающих анаболическим действием.

Выделены морфологические образования, имеющие отношение к регуляции сна. Так, ретикулярная формация управляет начальным этапом сна.

Гипногенная зона, находящаяся в передней части гипоталамуса, также оказывает регулирующее влияние на функции сна и бодрствования. Периферические гипногенные зоны расположены в стенках сонных артерий.

Итак, в организме существует целый ряд гипногенных зон. Механизм наступления сна и пробуждения от сна сложен и, вероятно, имеет определенную иерархию.

П. К. Анохин придавал в этом процессе решающее значение функциям гипоталамуса. При длительном бодрствовании уровень жизненной активности клеток коры мозга снижается, поэтому их тормозное влияние на гипоталамус ослабевает, что позволяет гипоталамусу «выключать» активизирующее воздействие ретикулярной формации. При снижении восходящего потока возбуждения человек засыпает.

Информационный подход исходит из того, что сон это результат уменьшения сенсорного притока к ретикулярной формации. Последнее влечет за собой включение тормозных структур.

Высказывалась и такая точка зрения, что нуждаются в отдыхе не клетки, не ткани, не органы, а психические функции: восприятие, сознание, память.

Воспринимаемая информация может «переполнить» мозг, поэтому ему необходимо отключиться от окружающего мира (что и является сущностью сна) и перейти на иной режим работы. Сон прерывается, когда информация записана, и организм готов к новым впечатлениям.

В контексте информационного подхода решающее значение придается понятию синхронизации в работе мозговых структур. При утомлении синхронизация нарушается. Эталоном для создания оптимальной согласованности ритмов служит «модель потребного биоритмического фона», создающаяся во время бодрствования на основе врожденной программы поведения и приходящих извне сигналов.

Для создания этой модели нужна внешняя информация. В сновидениях, возможно, и отражается этот процесс упорядочения биоритмических отношений между мозговыми структурами. При этом, возможно, что в быстром сне происходит активизация работы тех нейронов, которые функционировали днем. Поэтому, чтобы соответствовать биоритмическому фону, они вынуждены активно работать в БДГ (Вейн, 1991).

В логике информационного подхода сформулирована и гипотеза И. Н. Пигарева (1994). Согласно этой теории мозг во сне продолжает выполнять привычную для него деятельность по переработке информации.

При этом те структуры мозга, которые в бодрствующем состоянии обрабатывают информацию, поступающую от органов чувств, во сне настраиваются на восприятие и обработку информации, идущей от внутренних органов.

По мнению известного психоневролога А. М.

Вейна (1991), информационный подход не противоречит энергетической концепции восстановления, ибо переработка информации во сне не подменяет собой переработку во время бодрствования, а дополняет ее.

Восстановление в самом широком значении этого слова — это не покой и пассивное накопление ресурсов, но прежде всего своеобразная мозговая деятельность, направленная на реорганизацию воспринятой информации.

Психодинамический подход иллюстрирует теория А. М. Вейна (1991), согласно которой существует иерархически построенная, целостная мозговая система, регулирующая циклы сна и бодрствования.

В нее входят: ретикулярная активирующая система, поддерживающая уровень бодрствования; синхронизирующие аппараты, ответственные за медленный сон, и ретикулярные ядра варолиева моста, ответственные за быстрый сон. Между этими структурами осуществляется динамическое взаимодействие, результирующая которого определяет итоговую направленность состояния организма — в сторону бодрствования или сна.

В этой же системе направленность состояния организма координируется с деятельностью вегетативной и соматической систем, и получает свой эквивалент в виде субъективно переживаемого психического состояния.

Представления о природе быстрого сна. Существует целый ряд теорий и гипотез о природе и значении парадоксального сна. В отличие от медленного сна быстрый сон имеет ярко выраженную активную природу.

Парадоксальный сон запускается из четко очерченного центра, расположенного в задней части мозга, в области варолиева моста и продолговатого мозга.

Во время этой стадии сна клетки мозга чрезвычайно активны, но процесс передачи информации от органов чувств в мозговые центры, а также от них в мышечную систему блокирован.

Ряд исследователей считает, что это периоды восстановления клеток, другие полагают, что БДГ сон играет роль «предохранительного клапана», позволяющего разряжаться избытку энергии, пока тело полностью лишено движения; по мнению третьих, БДГ-сон способствует закреплению в памяти информации, полученной во время бодрствования. Некоторые исследования указывают даже на тесную связь между высоким уровнем интеллектуального развития и большой общей продолжительностью периодов парадоксального сна у многих людей.

Очень привлекательной выглядит гипотеза Жуве, согласно которой в быстром сне в нейрологическую память передается наследственная, генетическая информация, имеющая отношение к организации целостного поведения.

Сам быстрый сон можно разделить на две стадии. На фоне сплошной десинхронизации, длящейся от 5 до 20 секунд и сопровождающейся быстрыми движениями глаз, начинается бурное развитие тета-ритма, генерируемого гиппокампом. Это эмоциональная стадия быстрого сна.

Затем тета-ритм ослабевает, а тем временем в новой коре, особенно в ее сенсомоторной области, усиливается альфа-ритм. Затем ослабевает альфа-ритм, и в гиппокампе вновь нарастает тета-ритм. Обе стадии чередуются во время сна несколько раз, причем первая всегда длиннее второй.

Усилению тета-ритма в быстром сне сопутствуют те же вегетативные явления, которыми и сопровождается насыщенное сильными эмоциями напряженное бодрствование.

В целом можно заключить, что главной функцией медленного сна является восстановление гомеостаза мозговой ткани и оптимизация управления внутренними органами. Хорошо известно также, что сон необходим для восстановления физических сил и оптимального психического состояния. Что же касается парадоксального сна, то считается, что он облегчает долговременное хранение информации и ее считывание.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.elitarium.ru

Источник: https://www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=101049

Почему мы спим? – главные теории о сновидениях

“Сны – это точки соприкосновения наших желаний.” – Генри Дэвид Торо

Сны очаровывали философов в течение тысяч лет, но только недавно научный мир начал исследование наших снов. Вопрос заключается в том, что Вы часто оказывались в ситуации, когда ломаете голову над таинственным содержанием сна, или возможно Вы задались вопросом, зачем мы спим?.

Давайте сначала попробуем найти ответ на первоочередной вопрос – Сон – что это? Сон может включать любое из изображений, мыслей и эмоций, которые человек испытывает когда спит. Сны бывают крайне выразительными или сильно неопределенными; наполненными радостью и счастьем или устрашающими сюжетами; сосредоточенными и легко понимаемыми или смутными и замысловатым.

Для чего нам нужен сон? Какую цели преследует сон? По этому поводу было предложено много теорий, но единства достичь не удалось.

Учитывая огромное количество времени, которое мы проводим во сне, тот факт, что исследователи до сих пор не понимают цели сна может показаться непонятным.

Однако, важно учитывать, что наука до сих пор не разгадала точной цели и функции сна, как самого по себе.

Некоторые исследователи предлагают, что сны не служат никакой четко определенной цели, в то время как другие полагают, что сон, полный сновидений, важен для умственного,физического и психологического здоровья человека.

Эрнест Хоффман, глава Центра расстройств сна в Больнице Ньютона Веллесли в Бостоне, Массачусетс, предполагает, что ” …возможно (хотя, не подтверждено), используя функционал снов, мозг пытается создать новый опыт в системе памяти, который не только снижает эмоциональное возбуждение, но и адаптивен, помогая нам справиться с различными травмами или стрессовыми ситуациями”

Предлагаю узнать немного больше о некоторых самых перспективных теориях сна.

Психоаналитическая теория сна:

В соответствии с психоаналитической точкой зрения Зигмунд Фрейд в теории сновидений предположил, что сны представляют собой бессознательные желания, мысли и побуждения.

Согласно психоаналитической теории Фрейда личностью, человеком, движет агрессивные и сексуальные инстинкты, подавляемые сознанием.

В то время как эти мысли сознательно не выражаются, Фрейд предположил, что они находят свой путь в наше сознание через сновидения.

В своей известной книге Толкование Сновидений Фрейд писал, что сны это “…замаскированное исполнение вытесненного желания.

” Он также рассказал о двух различных компонентах сновидений: наличие манифеста и неявного содержимого.

Манифест состоит из образов, мыслей и вещей, взятых из реальной жизни, содержащихся во сне, в то время как скрытое содержание представляет собой психологическое значение сна.

Теория Фрейда способствовал популяризации толкования снов, которое остается популярным и сегодня. Однако результаты исследований не показали, что содержание манифеста маскирует реальное психологическое значение сна.

Активация – модель синтеза полных сновидений:

Активация – модель синтеза полных сновидений впервые была предложена Дж. Алланом Хобсоном и Робертом Маккларли в 1977 году. Согласно этой теории цепи в мозгу активируются во время сна, что заставляет области лимбической системы участвывать в эмоциях, ощущениях и воспоминаниях.

В этом процессе активируются и миндалины гиппокампа. Мозг синтезирует и интерпретирует эту внутреннюю активность и пытается найти смысл в этих сигналах, что приводит к сновидениям. Эта модель предполагает, что сны это субъективные интерпретации сигналов, генерируемых мозгом во время сна.

В то время как эта теория предполагает, что сны – результат внутренне генерируемых сигналов, Хобсон не считает, что сны бессмысленны.

Вместо этого он предполагает, что полные сновидения” … наше самое творческое сознательное состояние, то, в котором хаотическая, непосредственная перекомбинация познавательных элементов производит новые конфигурации информации: новые идеи.

В то время как многие или даже большинство этих идей может быть бессмысленными, если даже несколько его причудливых продуктов окажутся действительно полезны, наше время снов не будет потрачено впустую. ”

Другие теории сновидений:

Также были предложены и много других теорий возникновения и значение снов. Ниже приводятся лишь некоторые из предложенных идей:

  • Одна теория предполагает, что сновидения — это реакция мозга на внешние раздражители во время сна. Например, звуки радио, могут быть включены в содержание сновидения.
  • Другая теория использует компьютерную метафору для объяснения возникновения сновидений. Согласно этой теории, сны служат, чтобы “очистить” ум от мусора, и действуют аналогично с операцией по очистке места в компьютере освежая при этом ум, для его использования в течении следующего дня.
  • Еще одна модель предлагает, что сновидения функционируют как форма психотерапии. В этой теории спящий в состоянии проследить связи между различными мыслями и эмоциями в безопасной окружающей среде.
  • Современная модель сновидения сочетает в себе элементы различных теорий. Активация мозга создает свободные связи между мыслями и идеями, которые тогда управляются эмоциями спящего .

Источник: https://antistres.pp.ua/wordpress/pochemu-my-spim-glavnye-teorii-o-snovideniyax/

Ссылка на основную публикацию