Расширение чувства вины через ассоциации — психология

навязчивое чувство вины

Чувство вины за какой-то необдуманный поступок может преследовать нас всю жизнь. О том, как справиться с чувством вины и освободить себя от неприятного груза на душе, расскажет You-Pretty.net.

Чувство вины возникает по разным причинам. Это навязчивое ощущение, что нужно было сделать иначе, чем сделано, порой угнетает и лишает покоя. Вы всё чаще думаете о том, что изменить уже невозможно, вновь и вновь прокручивая в голове ту ситуацию, из-за которой возникло чувство вины.

И снова задаете себе вопрос – почему не сделали тогда иначе, зачем поступили именно так? Справиться с чувством вины не просто, ведь время невозможно вернуть назад. Но и жить всю жизнь с постоянным ощущением вины очень сложно. Помогите себе справиться с чувством вины. Вариантов может быть несколько.

Попробуйте использовать их по очереди или одновременно.

Если поделиться своей проблемой с кем-нибудь еще, то на душе становится намного легче. Даже если вы не получите никакого полезного совета, вам станет легче уже от того, что вы просто проговорили свою проблему вслух, и вас выслушали.

Рассказать ситуацию, которая вызвала у вас чувство вины можно самому близкому человеку. Если это сделать по ряду причин невозможно, то попробуйте посетить психоаналитика, высказаться по телефону доверия или исповедоваться в церкви. Если и это неприемлемо для вас, то расскажите всё совершенно незнакомому человеку. Это может быть попутчик в поезде или случайный знакомый в баре.

Вы не находите в себе внутренних сил рассказать о той ситуации реальным людям? Напишите рассказ и опубликуйте его в Интернете анонимно. Возможно, ваши ошибки и их осознание помогут другим людям избежать подобных ситуаций, а вам это поможет справиться с чувством вины.

Бывают ситуации, которые можно повторить и повести себя в данной ситуации уже иначе. Если возвращать что-либо вам совсем не хочется или такой возможности уже нет, то перенесите эту ситуацию в другие условия. Например, вы сбили когда-то собаку, и это не дает вам покоя. Сходите в приют для бездомных собак и окажите реальную помощь.

Вам не помогает ничего из вышесказанного? Воспользуйтесь психологическим приемом, чтобы справиться с чувством вины.

Чувство вины очень коварно, оно может возвращаться в самые неожиданные моменты жизни. Для того чтобы справиться с чувством вины, примите ту ситуацию и простите себя. Все мы живые люди, и каждый имеет право на ошибку. Главное, осознать её и не повторять больше никогда. Жизнь продолжается, и всё в ваших руках.

Навязчивое чувство вины

Разработка Лаборатории психотехники

Конфуций: «Остерегайтесь тех, кто хочет вменить вам чувство вины, ибо они жаждут власти над вами».

(количество вопросов 53)

Кликните на вариант ответа, соответствующий вашему мнению.

Стыд — это ощущение, переживание, чувство неловкости, позорности, испытываемое индивидом перед окружающими, обществом, за несоответствие социальным нормам своих характеристик (поведения, внешности, статуса и т.п.) либо характеристик других людей, по отношению к которым у индивида есть чувство общности.

Чувство стыда может актуализировать психологическую, личностную, социальную самоидентификацию индивида, мобилизовать его на изменение ситуации, либо на адаптацию к ней. Чувство стыда превращается в чувство Вины (см.), если индивид начинает длительное время концентрировать свое внимание на своих «неправильных» характеристиках, сожалеть об этом, осуждать себя за это.».

[Ильясов Ф. Н. Словарь социальных исследований]

Люди в разной мере склонный испытывать чувство вины, иногда это носит навязчивый характер.

Различные опубликованные данные позволяют полагать, что примерно 20-35% людей страдают навязчивым, болезненным чувством вины.

Если выраженность вашего чувства вины выше определённого уровня – значит ваше чувство вины неадекватное, «неправильное», болезненное и от него надо избавляться, как от необоснованного, вредного.

https://www.youtube.com/watch?v=lb3R_pDn1Ec

Предлагаемый вниманию тест на чувство вины, в случае обращения к нему через определённые промежутки времени, может обладать некоторым психотерапевтическим потенциалом, позволяя снижать болезненное чувство вины более объективным взглядом на ситуацию.

Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство

Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство.

Что такое обсессивно-компульсивное расстройство?

Можно ли лечить обсессивно-компульсивное расстройство?

Больной сопротивляется этим навязчивым действиям, поскольку считает их бессмысленными, но безуспешно: если он прерывает контролирование, счет, мытье и т. п., то возникает страх, что случится что-то плохое, произойдет несчастье, он кого-то заразит и т. д. Этот страх только усиливает навязчивые действия, но никак не проходит.

Особенно мучительны контрастные ассоциации между неприличными и «священными» представлениями, постоянный антагонизм между запретными импульсами и предписаниями этики. Симптомы навязчивости имеют тенденцию расширяться.

Вначале закрытая дверь проверяется 1 — 2 раза, а затем это делается несчётное число раз; навязчивый страх направлен только на кухонный нож, а затем уже на любые острые предметы. Мытьё рук осуществляется до 50 раз или ещё чаще.

В процессе психотерапии важно разорвать порочный круг «пугающие мысли-страх сойти с ума».

Невроз навязчивых состояний — это невроз, а не психоз, то есть люди «с ума при этом не сходят», но испытывают сильнейший эмоциональный дискомфорт, недоверие в отношении своих мыслей и действий, страх за себя или своих близких.

К сожалению, часто именно страх мешает вовремя обратиться к специалисту и прервать развитие и хронизацию невроза. Поэтому важно на первых этапах развития невроза своевременно обратиться к врачу-психотерапевту >>

Чувство вины перед ребенком

Здравствуйте! Хочу написать свою историю про то, что меня толкнуло обратиться к психологу.

Моя проблема в том, что меня очень сильно замучило чувство вины. Я себя очень чувствовала виноватой перед своей доченькой. Я даже не могла спать спокойной, мне так было стыдно, хотя времени прошло уже достаточно много. Сейчас моей дочери 5 лет. Постоянное чувство вины было за то, что когда моя Аня родилась, я стала очень раздражительна и вспыльчива.

Это был мой первый ребёнок, и воспитывала я её одна. Мне было очень тяжело. Я не знала, что и как правильно делать, она постоянно кричала по ночам, а я на ней срывалась — и кричала и шлёпала. Я к дочери относилась очень категорично и несправедливо.

Я на неё могла наорать даже, если она не захочет кушать или спать. Я на тот момент не понимала, что это тоже человек, хоть и маленький, и у него есть свои чувства и потребности. Да, конечно, я понимаю, баловать ребёнка сильно тоже нельзя.

Но так, как я себя вела, делать просто недопустимо.

Теперь я стараюсь меняться, побольше общаться с Аней, слушать её и понимать. Пытаюсь договориться и найти компромиссы. У меня родился сыночек, ему скоро будет 3 годика. Его я вообще не ругаю, чтобы не наделать снова ошибок.

Знали бы вы, как жить с чувством вины. Я долго не могла забыть и простить себе свои старые проколы. Ведь то, что было, уже никогда не исправишь. И с такой тяжестью на душе было очень тяжело. Я думала, что я очень плохая мать и не заслуживаю воспитывать своих детей.

Работа с чувством вины продолжалась у нас 10 сеансов. Наталья Юрьевна помогала мне, используя психоанализ, предлагала различные упражнения на чувство вины. Вместе с ней я научилась себя контролировать, когда чувствуешь, что злость подступает, стараться новыми для меня способами держать себя в руках.

Когда я закончила посещать консультации у психолога, я стала придерживаться всех рекомендаций Натальи Юрьевны, она действительно знающий психолог и реально мне помогла. Конечно, не всё сразу получалось, но избавление от чувства вины – процесс не быстрый, я старалась и работала над собой.

Теперь я со своей дочерью стала общаться намного спокойнее, даже когда она ведет себя не так, как мне бы хотелось. Навязчивое чувство вины, которое было со мной почти 5 лет, постепенно уходит.

Я научилась вести себя иначе, попросила у дочери прощения (сначала – на консультации психолога, представляя дочь на пустом стуле, а позже – и в реальном общении с ней), но главное – я смогла простить себя.

Огромное спасибо вам, Наталья Юрьевна, за плодотворную терапию, за то, что помогли убрать чувство вины.

Чувство вины за какой-то необдуманный поступок может преследовать нас всю жизнь. О том, как справиться с чувством вины и освободить себя от неприятного груза на

чувство вины, избавиться от чувства вины
Как преодолеть невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство?
Здравствуйте! Хочу написать свою историю про то, что меня толкнуло обратиться к психологу. Моя проблема в том, что меня очень сильно замучило чувство вины . Я себя очень чувствовала виноватой

Источник: http://psiholog4you.ru/navyazchivoe-chuvstvo-vinyi/

От чувства вины — к свободе / Православие.Ru

    

«Когда я прихожу в храм, мне хочется плакать. Если я помолилась у иконы, но не поплакала, то мне кажется, что я зря пришла в церковь. Меня удивляют те, кто улыбается в храме, разговаривает друг с другом время от времени. Когда я стою на службе, то чувствую сильнейшее внутреннее напряжение. И мне кажется, что я не имею права ни на что другое».

Эта фраза одной из участниц конференции «Святоотеческая психология и современная практика Церкви», которая проходила в Москве в январе, в рамках XXVI Международных Рождественских образовательных чтений, буквально врезалась в память нам, их делегатам.

И сегодня, продолжая разбирать и публиковать материалы этого глобального форума, мы решили обратить внимание именно на эту тему.

Нужно признать, что подобные мысли и переживания так или иначе посещают многих христиан: убежденность в том, что пребывание в храме — это сосредоточение на своей виновности перед Богом, на своей негодности, на бездарно растраченной жизни, — не такое уж редкое мнение.

Но также нередки бывают и нервные срывы, после которых человек, подменивший сокрушение сердечное растаптыванием себя, порой вообще перестает ходить в храм.

Как отличить истинное чувство вины от невротического расстройства? Чем отличается страх Божий от страха человеческого? Обо всем этом — в нашем материале.

Ругать себя, чтобы смириться?

— И здоровое, и невротическое чувство вины весьма мучительны и очень похожи, — рассказал один из участников конференции «Святоотеческая психология и современная практика Церкви» Дмитрий Сергеевич Дроздов — магистр психологии, президент Ассоциации понимающей психотерапии. Но есть, по его словам, и существенная разница: здоровое чувство вины направлено на поступок, а невротическое человек направляет на самого себя.

Грех, безусловно, отзывается в нас виной. Но если в человеке нет душевных патологий, его совесть не только указывает на неправоту, но и показывает, как можно исправить ситуацию.

Если же личность невротизирована, то человек от конкретной ситуации тут же переходит к обвинению себя, не связанному с отдельными поступками. Вся его жизнь и деятельность связана с постоянным переживанием стыда, но не за что-то, о чем он может определенно сказать, а непонятно за что.

Ему кажется, что он всегда виноват и поэтому исправить ситуацию невозможно. Невротическое чувство вины рождает в человеке пассивность — это его характерный внешний признак.

Но, может быть, постоянно ругая себя, мы приблизимся к духовной высоте апостола Павла, который совершенно искренне считал, что он есть самый грешный человек на земле? Увы, это не так. Чувство собственной беспросветной «плохости», как ни странно, не делает нас смиреннее.

Наоборот, человек, терзаемый чувством невротической вины, очень часто не способен адекватно реагировать даже на мягкую критику. Он так измучен внутренней ненавистью к себе, что жаждет похвалы и поддержки извне.

Такие люди панически боятся оценки окружающих, им всегда кажется, что их оценили недостаточно — а это, в свою очередь, приводит к росту тревоги, напряжения и в итоге к клинической депрессии.

Невротическая вина иллюзорна, и она — как любая иллюзия — закрывает человеку путь к подлинному покаянию. Она изматывает, и личность, которую терзают ее проявления, тратит на борьбу с призраками те силы, которые могла бы направить на преодоление себя, своих реальных грехов и их последствий.

Исповедь в таких случаях если и дает облегчение, то только на короткое время. Страдающий невротик может прекрасно понимать, что его мучительные самообвинения не имеют ничего общего с реальностью, но одного понимания недостаточно.

Это чувство нельзя победить уговорами и другими способами рационализации.

Что же делать? Дмитрий Сергеевич Дроздов продемонстрировал собравшимся несколько приемов работы с навязчивым чувством вины, которые позволяют пациенту если не освободиться от него сразу, то по крайней мере взглянуть на свои мучения со стороны.

— Для этого нужно принять позу вины, как бы надеть на лицо маску вины, — пояснил он. — Что мы чувствуем? Наверное боль, может быть, усталость, отчаяние… А теперь мысленно нарисуйте картину вашей вины. Что вы видите? Что с вами происходит?

На сеансах психотерапии пациент при поддержке терапевта пытается мысленно перейти из состояния вины к состоянию свободы. Существуют различные методики, помогающие это сделать. Такого рода упражнения помогают дистанцироваться от навязчивых мыслей и сделать первый шаг по направлению к душевному здоровью.

Страх Божий и страх человеческий

— Страх Божий, — отметил Митрополит Аргентинский и Южноамериканский Игнатий, — это состояние души высокодуховного человека. Это духовный дар, который дается Господом так же, как дар покаяния и другие подобные дары. От страха Божия следует отличать чисто человеческий страх наказания.

Владыка предложил собравшимся в форме свободной дискуссии порассуждать о том, правда ли, что для большинства современных православных христиан вера связана со страхом перед адскими муками. И если это так, то хорошо ли это?

Слушатели высказали разные точки зрения. Для кого-то апелляция к страху наказания оказалась неприемлемой даже в воспитательных целях, кто-то, напротив, высказал убеждение, что страх наказания за грех — естественная составляющая духовной жизни падшего человека.

— Если у человека есть какие-нибудь психологические проблемы, неврозы, — подвел итог обсуждения Митрополит Игнатий, — то он легко может принять сопутствующий им страх за непременное условие духовной жизни. Чтобы побороть свою тревожность, такие люди стараются исполнить все церковные предписания вплоть до мельчайших. Они становятся заложниками своей боязни.

Однако страх как таковой — далеко не всегда отрицательное явление. Это заложенный в нас Богом сигнал об опасности, который, в том числе, помогает нам избежать греха.

Вместе с тем нужно помнить, что страх наказания — это страх раба, страх не получить свою награду — это страх наемника, а подлинный страх Божий выше всего этого.

Он сочетает в себе благоговение перед величием Бога и понимание, как же мал и немощен человек по сравнению с Его могуществом. Это страх оскорбить Бога, потерять Его любовь, на которую человек уже откликнулся всем сердцем.

Читайте также:  Интериоризация - психология

Куда уходят желания?

— Часто бывает так, — поделилась опытом своих наблюдений психолог, психотерапевт, член Российского общества «Person Centered Approach» Марина Сергеевна Филоник, — что человек сам не знает, чего хочет — ни в духовной жизни, ни вообще. Он ни к чему не стремится, ничего не делает, но при этом чувствует катастрофический упадок сил. Причина такого болезненного состояния чаще всего заключается в том, что человек неправильно строит отношения со своими желаниями.

Все мы знаем, что наши желания могут не исполниться. Не получая чего-то вожделенного, мы испытываем душевную боль, расстройство, разочарование, смущение. Такого рода переживания в нашей жизни неизбежны. Они помогают человеку взрослеть, обогащают наш душевный опыт.

Однако невротизированная личность может решить проблему неисполнения желаний по-другому: просто избавиться от них. Нет желания — нет разочарования. Однако парадокс в том, что наши желания являются в то же самое время источником энергии, которая помогает добиваться цели.

Посмотрите, например, с какой неохотой и слабостью нерадивый студент просыпается утром, чтобы пойти на первую пару, — и с каким рвением тот же самый студент, который еле-еле досиживал лекции, бежит на свидание к любимой девушке… Откуда только силы взялись! Конечно, желание желанию — рознь, и греховные стремления нужно уничтожать в зародыше. Но видеть свои желания и осознавать, что они есть и каковы они, обязательно нужно. Тогда мы сможем построить с ними правильные отношения.

Эти отношения начинаются с понимания того, что наши желания вытекают из наших потребностей. Потребности бывают разные, но в целом это то, что нам необходимо, чтобы жить полноценной жизнью. Если их игнорировать, могут возникнуть проблемы со здоровьем и различные психологические нарушения.

Однако уделяя должное внимание своим желаниям, нужно научиться от них дистанцироваться. То есть у нас должна быть установка не «я — это мое желание», а «у меня есть желание».

Тогда мы сможем лишить вредные желания влияния на нас, а полезные — максимально использовать для достижения благих целей.

Газета «Православная вера» № 05 (601)

Источник: http://www.pravoslavie.ru/111573.html

Психологическая техника. Как избавиться от чувства вины. Часть 2.1

Психологическая техника. Как избавиться от чувства вины. Часть 2.1.

Приветствуем всех на сайте психологической помощи по скайпу Psi-Labirint.ru!

Мы продолжаем публиковать самые интересные и эффективные психологические техники, помогающие без помощи психолога или психотерапевта изменить себя и свою жизнь.

С сегодняшнего дня мы начинаем новый цикл психологических техник, которые помогут вам избавиться от чувства вины, самоугрызения, чувства презрения к себе,- все это является проявлением аутоагрессии.

Благодаря этой технике вы сможете прекратить чувствовать вину по отношению к кому-либо, изменить свое отношение к отношениям, в которых находитесь.

Но для начала нам важно дать вам полезную информацию о том, что такое аутоагрессия и в каких формах она может проявляться. На языке психотерапии, аутоагрессия называется как ретрофлексия («ретрофлексия — «поворачивание на себя, к себе»).

 Именно этот бессознательный механизм лежит в основе чувства вины и самоуничижения.

Ретрофлексивное поведение возникает тогда, когда чувства и действия, которые человек хотел бы направить на внешнюю среду, он туда направить не может… И тогда он бумерангом возвращает их сам себе.

Два вида ретрофлексии.

Ретрофлексия бывает двух видов — «хорошая» и «плохая». В кавычки мы взяли эти слова потому что ничего хорошего в «хорошей ретрофлексии», конечно, нет. Это вообще очень плохая, разрушительная стратегия избегания.

«Хорошая ретрофлексия».

По тем или иным причинам мы иногда не можем выразить миру свои приятные чувства — нам запретили это в детстве, не отвечая лаской на ласку, мы — стесняемся, мы потерпели фиаско в любви или дружбе…

Тогда, как только у нас возникает желание приласкать кого-то и получить, естественно, эту ласку в ответ, мы начинаем ласкать себя…

Характерные жесты не полученной от других людей — любви, одобрения, дружелюбия и поддержки:

1. поглаживание себя по лицу, по телу, по рукам, оглаживание, охорашивание.

2. поза, «обнимающая себя за плечи»,

3. рука, выставленная в качестве подпорки для нашей головы…

4. игра со своими волосами.

Психологи называют это формулой «Я делаю себе то, что хотел бы получить от других».

Что в этом плохого? Возникает привычка, порождённая чётким, недвусмысленным запретом — не подходи к объекту своего влечения! Как только возникает импульс общения — он (импульс) блокируется, и человек остаётся опять наедине с собой. Энергообмена не происходит. А контакта с человеком, который должен быть, не происходит.

А когда энергией никто не обменивается, то своя — застаивается, как болото, и прокисает. И не спасают уже самообнимания и самопоглаживания, толку от них раз за разом становится всё меньше и меньше.

«Плохая ретрофлексия».

Простыми словами,-это когда некие эмоции, которые первоначально направлялись вовне, направиться туда не смогли…и вынуждены были вернуться.

Каким эмоциям, направленным на окружающих людей, мы обычно не даём ходу? Только — негативным и разрушительным.

Только направляем мы всё это обратно на самих себя. Психологи употребляют здесь формулу «Я делаю себе то, что хотел бы сделать другим».

Этот способ избегания своих подлинных чувств доводит человека до страшных психосоматических заболеваний, до суицида или суицидального образа жизни (который психологи называют «медленное» или «отсроченное» самоубийство). Это в тяжёлом случае.

А в «лучшем» случае человек приобретёт вредную привычку обвинять себя во всём, станет излишне уязвим, чувствителен и самокритичен. Закрепит он такой характер, научится обвинять себя во всём, а там и тяжёлый случай может наступить.

Главное вовремя заметить эту привычку ретрофлексии и отучить человека обвинять себя в той ситуации, когда всем очевидно, что логичнее обвинить настоящего виновника.

Поэтому, место того, чтобы направить свой праведный гнев на того, кому он по-настоящему предназначается, мы начинаем обвинять себя за то, что:

а) мямля

б) не произвожу впечатление «злого дядьки»,

в) хожу в такие позорные кафе,

г) живу в таком позорном обществе, где  все — плохие, а я— ничто.

Привычка к неосознаваемому самонаказанию тоже проявляется в конвульсивных жестах и действиях:

а) мы режем и обжигаем себе пальцы,

б) ударяемся телом о мебель, крича «Мебель в этом доме меня ненавидит!»

в) кусаем губы,

г) дерём волосы щёткой,

д) если мы — малые дети, то вообще, открыто лупим сами себя кулаками по телу.

Поэтому давайте-ка начнем меняться! Эта психологическая техника должна помочь вам сделать первый шаг к самому себе.

Выполнение техники:

Чувство вины и чувство презрения к себе. Это все ретрофлексия, как и было описано выше.

Они возникают тогда, когда отношение человека к самому себе нарушено, все его межличностные отношения тоже нарушаются.

Человек хронически пребывает в плохих отношениях с собой, если у него сложилась привычка все время оценивать себя и сравнивать свои реальные достижения со своими завышенными идеалами.

Поэтому не медлите, задайте себе следующие вопросы и ответьте на них как можно более подробно в своем дневнике или просто написав ответы на листке бумаги.

В чем я сомневаюсь относительно себя?

В чем я себе не доверяю?

За что я себя осуждаю?

Могу ли я прекратить все это?

Теперь представьте себя со стороны, представьте себя того, кого вы обычно обвиняете и презираете и ответьте письменно на такие вопросы:

Кто на самом деле тот, человек во мне, в котором я сомневаюсь и виню?

Кто этот человек, кого вы презираете?

Теперь другие вопросы:

Не является ли ваше чувство неполноценности скрытым высокомерием?

Можете ли вы рассмотреть свое самоуничижение и чувство вины и увидеть в них ретрофлексивное желание уничтожить того, человека, которого вы обвиняете и унижаете внутри себя?

Итоги: когда вы ответите на эти вопросы, у вас будет составлен психологический портрет того, на кого на самом деле направлена агрессия. Может быть, в нем вы узнаете кого-то из своих родителей или того, кто некогда вас сильно травмировал.

Безусловно, подобная техника должна выполняться под контролем психотерапевта или психолога. Ведь именно специалист может дать объективное мнение о том, что на самом деле происходит с вами и помочь вам выполнить эту технику качественно. Не забывайте про сопротивление!По всем возникшим вопросам, по поводу выполнения психологической техники, обращайтесь в обратную связь.

Источник: http://psi-labirint.ru/psihologicheskaya-tehnika-kak-izbavit-sya-ot-chuvstva-viny-chast-2-1/

Зачем нужно чувство вины? Как избавиться от чувства вины?

Выйти из состояния виновности возможно лишь через понимание себя настоящего,через признание своих истинных желаний и… ошибок.Через нашу способность сказать: «Я хочу», «Я принимаю».Через принятие ответственности за свои устремления и поступки.

И наоборот, чем больше мы стремимся убежать от мрачныхили чем-то пугающих нас аспектов нашего «Я»,тем сильнее будет в нас чувство вины.

Как справиться с чувством вины? Признать, что мир не идеален, и человек не идеален,и нам приходится жить с ошибками,

не только учась на них, но и понимая, что мы не застрахованы от них и в будущем.

Чувство вины — наш внутренний компас, помогающий определить, что мы сбились с пути, в чем-то предали свои принципы, себя. Эта структурирующая эмоция помогает нам быть чутче и внимательнее в отношениях с другим людьми. Но она же может сильно осложнить нашу жизнь.Напряжение, неловкость, тревога, самообвинение – мы болезненно переживаем ситуации, в которых нам пришлось нарушить свои обязательства и обещания или не оправдать чьих-то ожиданий. Парадокс, однако, в том, что способность переживать свою вину является знаком нашего психологического здоровья, утверждают эксперты. Это чувство дает нам понять, что мы поступили плохо, предали наши ценности, преступили моральные принципы. Я, например, целый день злюсь на себя после конфликта с продавцом в нашем супермаркете. Можно ведь было сдержаться, проявить терпение, понимание и выдержку, не отвечать на хамство. Но я вступила в перебранку, а такое поведение противоречит моему внутреннему кодексу, и теперь я переживаю, что повела себя недостойно, сожалею о своих словах и готова извиниться. «Осознание чувства вины делает нас лучше», – считает социальный психолог Дэвид Майерс. И объясняет: повинуясь этому чувству, мы исповедуемся, приносим извинения, помогаем другим, лучше чувствуем чужое страдание и стараемся избегать дурных поступков. «А это значит, что мы сами становимся более чуткими, а наши отношения с окружающими – более человечными»*.

Чем строже и требовательнее мы к себе, тем более склонны переживать вину. По сути это острое чувство – указатель, который позволяет нам двигаться в верном направлении. Это структурирующая эмоция, гарантия того, что мы не спутаем добро и зло.

«Общество, не знающее чувства вины, оказалось бы самым беззаконным и самым опасным в мире», – уверен исследователь психологии эмоций Кэррол Изард**. Однако на практике чувство вины далеко не всегда приводит нас к разумным и гуманным поступкам.

Более того, чаще оно погружает нас в пучину изматывающей и бессмысленной тревоги. Почему же это происходит?

Универсальная эмоцияТак же как гнев и удивление, грусть и страх, чувство вины принадлежит к универсальным и самым древним эмоциям. Психоаналитик Жак Лакан считал его едва ли не врожденным***.

Его коллега Мелани Кляйн, один из ведущих специалистов по раннему детству, доказывала, что оно возникает в первые месяцы жизни из-за тех смешанных чувств, которые ребенок испытывает к матери: он может любить и не любить ее одновременно****. Чувство вины – часть психической жизни здорового человека.

(Его лишены лишь некоторые душевнобольные, которые воспринимают других людей как неодушевленные объекты.) «Оно – основа нашей совести и морали, или «Сверх-Я», как называл эту структуру нашей личности Фрейд, – объясняет психоаналитик Екатерина Калмыкова.

– И нам важно стремиться не «вылечить» это чувство, а принять его, научиться понимать, где мы действительно виноваты, а где нет».

Чувство вины так легко пробудить в каждом из нас, что этим часто пользуются окружающие – чтобы нами манипулировать.

«Значит, у тебя нет времени навестить меня? – говорит со вздохом бабушка внучке. – Ну что ж, придешь на мою могилку». Наш внутренний судья не всегда различает реальное и воображаемое, и поэтому в каком-то смысле мы все обречены быть виноватыми и страдать.

Мы создаем, например, свой идеальный образ, а потом переживаем, что не можем ему соответствовать, расценивая это чуть ли не как нравственное падение: «Я ненавижу себя, потому что я не так хорош (умен, заботлив, терпелив), как должен быть». Хуже того, мы можем мучиться от собственного несовершенства и наказывать себя: «Откажись от удовольствий», «Думай о других, а потом уж о себе».

Постоянно чувствуя себя виноватыми, мы начинаем хуже к себе относиться. Можно справиться с этим чувством, проанализировав свои поступки, признав свою вину и постаравшись так или иначе ее загладить.

«Но иногда человек не в силах проделать такую (порой мучительную) работу и выбирает деструктивную реакцию, тем самым лишь усугубляя проблему, – говорит Екатерина Калмыкова. – Чувство собственной «плохости» может сопровождаться злостью и даже ненавистью к тем, кому человек причинил вред.

Или он словно «замуровывает» вину внутри себя, наглухо закрывая к ней «дверь». И живет так, как будто ничего не случилось. Такая защита срабатывает лишь на время».

Обманчивое чувствоДалеко не всегда чувство вины оправданно. Иногда оно преследует нас, хотя мы и не совершили никакого проступка. Мать, оставившая малыша с няней, чтобы сходить в кино, может ощущать себя настоящей преступницей. Хорошо известен и другой феномен: когда чудом уцелевший в авиа- или автокатастрофе мучается виной за то, что остальные пассажиры погибли.

Как возникает это обманчивое чувство, которое неизбежно сопровождается сильными переживаниями и постоянной (часто даже возрастающей со временем) потребностью искупить свою вину? «Так проявляется защитная реакция психики человека, который не может признать собственное бессилие тогда и невозможность изменить случившееся сегодня, – объясняет Екатерина Калмыкова.

– Возникает фантазия о том, что он воспользовался чужим шансом выжить, отобрал его у другого. Переживая вину по выдуманному поводу, человек на самом деле страдает от своей беспомощности».

Читайте также:  Эрудиция и память параноика - психология

Когда человек винит себя по любому поводу, даже не совершив морального проступка, это уже вина невротическая.

«В ней тоже есть боль и стыд, но у нее есть и особая характеристика, – рассказывает экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – Это чувство выглядит тоскливо-знакомым: «Конечно, я виноват! Я всегда виноват!» Это ощущение – «виноват, как всегда» – формируется в детстве, когда ребенок еще не может дать взвешенную оценку: чего от себя можно требовать, а что ему не под силу.

Например, он не может нести ответственность за настроение матери. Есть много людей, которые десятилетиями несут на себе груз вины за развод родителей, за их болезни или смерть. Конечно, вина это не их, но выученное в детстве и закрепившееся чувство создает своего рода рельсы, по которым катится их жизнь».

Как же справиться с этим чувством, которое отравляет жизнь? «Нужно разбираться, как оно сформировалось, – отвечает Светлана Кривцова, – и заново осмыслять все ситуации детской вины с позиций своего взрослого «Я».

Выбор из двух золЧувство вины многолико. Мы отправляемся на недельку на Кипр, вместо того чтобы провести отпуск рядом с больной мамой. Но неспокойная совесть требует, чтобы мы были наказаны, и потому на Кипре мы бессознательно запрещаем себе наслаждаться морем и солнцем. Или другой сюжет: мужчина годами обещает своей любовнице оставить жену.

Только прямо сейчас он этого сделать не может: у нее слабое здоровье, она слишком нуждается в нем. Чувство вины позволяет избежать трудной ситуации выбора.Надо сказать, что и само понятие проступка, нарушения нравственной нормы не всегда однозначно.

Жизненные коллизии, с которыми мы сталкиваемся, подчас настолько сложны, что установить границы между дурным и хорошим чрезвычайно трудно. Иммануил Кант утверждал, что ложь всегда есть зло.

Но сколько мы знаем примеров благородной лжи! Кто, например, осудит переговорщиков, обманывающих террориста с целью его обезвредить? А ложь во имя спасения невинных?А иногда мы попадаем в ловушку между чувством и долгом, когда любой выбор заставляет нас ощущать себя виноватыми. Прекрасный пример тому – рассказ Николая Лескова «Человек на часах»*****.

Стоя на посту около Зимнего дворца, часовой Постников слышит крики со стороны Невы и понимает, что в полынье тонет человек. Покинуть пост – значит пойти на преступление, остаться на посту – человек на его глазах погибнет. После мучительных колебаний солдат принимает решение спасти тонущего.

Однако он нарушил присягу, и чувство вины его таково, что он готов понести любое наказание и даже доволен, когда получает в итоге «всего лишь» двести розог. Рассказ этот основан на подлинном случае. Каждый из нас сталкивался с дилеммами такого рода, и помочь с ними справиться нам позволяет только наша совесть, наши представления о добре и зле.

Вина, стыд, смущение: в чем разница?

Чувство вины возникает в тот момент, когда мы нарушаем (реально или в воображении) нравственное правило (запрет лгать, воровать, убивать, причинять страдания, нарушать данное слово…) и осуждаем себя за это. Чувствуя себя виноватыми, мы пытаемся исправиться.

Стыд связан со страхом осуждения со стороны других людей, а как следствие – социального отвержения, исключения из общества. Он приводит к тому, что мы полагаем себя недостойными, считаем, что мы хуже других (например, бедны, плохо одеты, необразованны…). И возникает желание убежать, спрятаться. Смущение же, чувство замешательства, неловкости возникает тогда, когда человек выглядит не так, как ему хотелось бы, когда мы «теряем лицо» в неожиданной или неуместной ситуации.

Желание быть собой

Жак Лакан утверждает, что единственное, за что мы действительно должны чувствовать себя виноватыми, – это за неприятие своих желаний, «моральную трусость». Речь, разумеется, не о том, что любые наши прихоти надо немедленно удовлетворять. И уж конечно, не о криминальных наклонностях или извращениях.

Он говорит о той жизненной силе, которая может наполнить наше существование. Например, жажда сочинять или рисовать, которая побуждает поэтов и художников творить, невзирая на нищету и голод.

Это наше желание быть самостоятельными, выбирать свой жизненный путь, распоряжаться своим временем, быть рядом с теми, кого мы любим, – что бы ни думали на этот счет окружающие.

«Реальное чувство вины говорит о том, что мы сделали что-то, что не соответствует нашей сущности, и поэтому утратили ощущение своей целостности, – полагает Светлана Кривцова. – Вина, если это вина настоящая, сопровождается сильной болью, стыдом, она лишает покоя, не дает права жалеть себя, сострадать себе. Человек словно не может больше быть самим собой».

Выйти из состояния виновности возможно лишь через понимание себя настоящего, через признание своих истинных желаний и… ошибок. Через нашу способность сказать: «Я хочу», «Я принимаю». Через принятие ответственности за свои устремления и поступки. И наоборот, чем больше мы стремимся убежать от мрачных или чем-то пугающих нас аспектов нашего «Я», тем сильнее будет в нас чувство вины.

Светлана Кривцова, экзистенциальный психотерапевт «В раскаянии мы обретаем себя»Psychologies: Чем ценно чувство вины?С. К.: В нем всегда содержится еще и сожаление. Это переживание несоответствия того, что я реально сделал, тому, что я мог бы сделать.

Оно вызывает большое напряжение, но в нем есть очень полезная составляющая: образ того, как надо было бы сделать. Сожаление является важной частью раскаяния. У экзистенциальных философов встречается мысль о том, что в раскаянии человек выбирает себя.

Проделывая эту духовную работу, плывя по морю раскаяния, человек имеет шанс найти причал, где он снова обретет самого себя. И себя простит.Нужно ли нам искупить вину, чтобы получить прощение от самого себя?С. К.

: Да, раскаяние всегда сопровождается деятельной работой: мы размышляем, как все-таки можно воплотить в жизнь то, что мы не воплотили в своем неправильном поступке. Это происходит даже тогда, когда вернуть мир в исходное состояние уже невозможно.

Например, женщина, сделавшая аборт, уже ничего не может сделать для ребенка, которого она потеряла. Но она может сделать что-то для других детей. Поэтому не обращать внимания на чувство вины – это все равно что ехать в машине с закрытой приборной доской.

Что вам самой помогает справиться с чувством вины?

С. К.: Признание того, что мир не идеален, и человек не идеален, и нам приходится жить с ошибками, не только учась на них, но и понимая, что мы не застрахованы от них и в будущем.

Это позволяет принимать себя несовершенным и относиться к себе лучше, по-дружески. Не носить вину в себе, а идти с ней к тому, кто поможет нам в ней разобраться. Для кого-то это священник, для кого-то – психотерапевт или хороший друг.

А часто таким добрым помощником может быть собственная совесть.

* Д. Майерс «Социальная психология» (Питер, 2010).** К. Изард «Психология эмоций» (Питер, 2003).*** Ж. Лакан «Семинары. Книга 7. Этика психоанализа» (Гнозис, Логос, 2006).**** М. Кляйн «О теории вины и тревоги». В сб.: «Развитие в психоанализе» (Академический проспект, 2001).***** В кн.: Н. Лесков «Очарованный странник» (Эксмо, 2011).

Источник: https://anchiktigra.livejournal.com/1622516.html

Теоретико-практические аспекты в психотерапии вины и стыда

Научная психология.Статьи

Е.В. Белинская

Пожалуй, наибольшее значение и удельный вес в психотерапии имеет работа с эмоциональными отношениями.

Самосознание человека, его отношение к самому себе определяет его социально-психологические характеристики, деловые качества, способность к адаптации в обществе.

Эмоциями, напрямую связанными с самосознанием, являются вина и стыд. Зарубежные психологи так и называют их “self-consciousness emotions”.

Практически ориентированные психологи в работе с клиентами  приходят к выводам, что страдания и трудноразрешимые проблемы ищущих у них помощи людей нередко бывают связанными с неатреагированной виной или чрезмерной стыдливостью. Поэтому актуальной становится потребность в теоретическом изучении вины и стыда, которое поможет выработать концептуально-методологический подход к терапии связанных с ними состояний.

Проведенное, с помощью разработанных нами анкет, исследование вины и стыда показало, что  эти переживания способны  вызывать отчужденное, враждебное отношение к окружающим. А именно, большинство женщин при переживании стыда относятся к партнеру по общению с антипатией, враждебностью, отчужденностью и отстраненностью.

Мужчины и при переживании стыда, и при переживании вины, сохраняя доброжелательное отношение к партнеру, тем не менее, относятся к нему с отчужденностью, отстраненностью. Ответы респондентов показали, что они стремятся скрывать от окружающих переживаемые ими вину и стыд и полагают, что то же делают и окружающие.

Это указывает на нарушение перцептивного компонента общения, поскольку неспециалисту очень непросто понять, что враждебное и отчужденное поведение человека на самом деле может являться маскировкой его болезненных переживаний, связанных с виной или стыдом.

Большинство респондентов полагает, что переживание вины и стыда вызывает у них желание избежать общения с тем, по отношению к кому они испытывают эти эмоции. В целом полученные нами результаты относительно влияния интересующих нас эмоций на общение позволили сделать следующие выводы.

Если в паре общающихся субъектов хотя бы один из партнеров испытывает стыд, то такое общение приобретает статус затрудненного. Влияние вины на общение не столь однозначно. Оказалось, что при этом переживании (имеющемся хотя бы у одного из партнеров) общение затрудняется тогда, когда партнеры представлены лицами одного пола.

В соответствии с результатами проведенного нами исследования респонденты полагают, что  как вина, так и стыд повышают уступчивость, и возможно именно вследствие этого предоставляют возможности для манипулирования окружающими. Тот факт, что вина является мощным средством для манипуляций другими людьми подтверждают и наши теоретические исследования концепции игр Э. Берна.

Отличия ситуаций стыда от ситуаций вины состоят в том, что, во-первых, стыд скорее связан с ощущением выставленности на публичное обозрение, чем со своим личностным отношением, во-вторых, стыд связан с ощущением своей некомпетентности в чем-то, и в-третьих, стыд может переживаться не только из-за своего “неприличного поведения”, но и из-за “неприличного” поведения других, связанных со мной людей. В целом, представления о вине и стыде часто оказываются недифференцированными.

Поскольку эмоциональные переживания обычно генерализованы, т.е., как правило, не актуализируются изолированно, мы предприняли попытку изучить, с какими же эмоциями взаимосвязаны вина и стыд. Оказалось, что и вина, и стыд, по мнению респондентов, в наибольшей мере взаимосвязаны, во-первых, с внутренним беспокойством, а во-вторых, друг с другом.

Разрабатывая анкету, мы предположили, что представления респондентов об интересующих нас эмоциях будут бедными и недостаточно вербализуемыми, так как они часто в силу своей болезненности вытесняются из сознания. Поэтому мы предложили респондентам придумать ассоциации, в том числе и цветовые.

Оказалось, что наиболее часто встречаемые ассоциации на слово “вина”– это стыд, а на слово “стыд” – вина.

Кроме того, обе эмоции часто ассоциировались со словом “обида” и с другими эмоциональными переживаниями, в первую очередь с тревожностью (страх, тревога, внутреннее беспокойство), а также с тяжелыми отрицательными эмоциями (уныние, печаль, боль,), с ощущением неудобства (неловкость, неудобство, дискомфорт, незаметность), с отрицательными оценками (плохо, нехорошо, плохой поступок, неправильный поступок, ненужный(ая)), с отрицательными эмоциональными образами (грязь, беда), а также с неопытностью, уходом от общения.

Несмотря на то, что обе эмоции ассоциируются с тяжелыми, отрицательными состояниями, именно для вины характерен целый спектр подобных ассоциаций: тоска, горе, грусть, горечь, слезы, подавленность, внутренняя депрессия, угнетенность, огорчение, озабоченность, униженность, оскорбленность, душевный дисбаланс, одиночество, разочарование. Ассоциации-образы, связанные с виной, указывают на состояние некой безысходности: омут, яма, наполненная темной водой, бездонная яма, чернота, бремя, обуза. Анализ цветовых ассоциаций показал, что вина в первую очередь ассоциируется с черным цветом (60 ассоциаций), на втором месте оказался серый цвет (44 ассоциации), и на третьем – красный цвет (30 ассоциаций). Также имели место следующие цветовые ассоциации: фиолетовый (18),  синий и темно-синий (16), коричневый и желтый (по 12), оранжевый и темно-вишневый (по 3). Двенадцать респондентов, не сумев идентифицировать вину с каким-либо конкретным цветом, лишь обобщенно окрасили ее в темный тон.

В отличие от вины среди ассоциаций на тему стыда встречались такие, которые характеризовали физические состояния.

Кроме того, в случае стыда имеет место акцент на состояниях неловкости и неудоства (неуютно, неприятно, некрасиво, глупо, срам, позор, смущение, скованность, застенчивость, замешательство, чувство неуверенности, неопределенность, готовность провалиться сквозь землю, отвращение).

Стыд чаще всего окрашивали в красный цвет (48 ассоциаций), затем в черный (28 ассоциаций) и серый (23 ассоциации). Далее шли коричневый и желтый цвета (по 13 ассоциаций), после них – розовый (4 ассоциации). Восемь человек окрасили стыд в темный цвет.

По результатам дополнительной беседы оказалось, что даже в тех случаях, когда респонденты выбирали для ассоциаций с обеими эмоциями основные цвета, эти цвета несли в себе негативное значение.

Результаты цветовых ассоциаций показали, что большинство респондентов окрасили и вину, и стыд в ахроматические цвета. В первую очередь это относится к вине (черному и серому цветам было отдано предпочтение). Согласно психологии цвета ахроматические цвета указывают на сильное невыносимое психическое давление с кризисным обострением.

Черный цвет выражает застой, защиту, вытеснение возбуждающих влияний и протест против того, как складывается жизнь. Серый означает неясность, туман, депрессию, он содержит элемент утаивания. Сочетание черного с серым выражает полную изоляцию или абсолютное неучастие. Это отрицание, означающее отказ, окончательную капитуляцию.

Фиолетовый, с которым респонденты нередко ассоциировали вину, наряду с покаянием (позитивный аспект) может означать внутреннее беспокойство, тревогу, мрачно-меланхолическую серьезность (негативный аспект). Красный цвет, в который большинство респондентов окрасили стыд, символизирует огонь, возбуждение, угрожающую опасность.

Он выражает высоту вегетативного возбуждения.

В целом по результатам нашего исследования, в том числе полученных ассоциаций следует заключить, что:

—  Вина и стыд связаны с нарушением норм, вина – норм справедливости или этики, стыд – в первую очередь, норм общественного приличия.

—  Стыд является острой, кратковременной, ситуативно актуализирующейся отрицательной эмоцией, субъективно переживаемой как “горение в огне”. Несмотря на то, что стыд переживается в форме выраженного возбуждения, его следует отнести к эмоциям тормозного круга, так как чрезмерное внутреннее возбуждение затормаживает внешнюю активность и уменьшает продуктивность деятельности.

—   Вина представляется крайне тяжелой отрицательной эмоцией тормозного круга, не имеющей выраженных физических проявлений, однако в течение пролонгированного промежутка времени окрашивающая настроение в депрессивные скорбные тона. Те состояния, которые человек склонен испытывать в связи  с виной, из-за своей длительности могут как таковые не атрибутироваться самой вине.

Читайте также:  Трискаидекафобия - психология

—  То, что ахроматические цвета, с которыми ассоциируются изучаемые нами эмоции, символизируют отсутствие дифференцированного отношения к объекту, подтверждает тенденцию к вытеснению из сознания переживаний стыда, а особенно вины и указывает на трудности в идентификации этих эмоций.

—  В представленииях респондентов такие эмоции как вина, стыд, внутреннее беспокойство или тревога, печаль, состояние растерянности слиты в генерализованный единый комплекс отрицательных эмоций и часто переживаются одновременно.

Итак, результаты нашего исследования показали, что даже вина, призванная восстанавливать нарушенную, из-за несоблюдения норм этики, социальную справедливость, чаще связана не с разумом, дисциплиной, верностью, стремлением к чистому (синий цвет), а защитой, негативными состояниями подавлнности, ослабляющими активность (черный, серый) и с тревожным возбуждением (красный). Подобные особенности изучаемых нами эмоций обусловлены возникновением у человека склонности к их генерализации, когда оцениваются в качестве плохих и недостойных не только поступки, но и вся личность в целом. Следовательно, испытывающий вину и чрезмерно стыдливый  человек нуждается в психологической и психотерапевтической помощи, благодаря которой он сможет пережить эти состояния, получив жизненный урок, но при этом, не потеряв интереса к жизни и не утратив функциональной активности, необходимой для нормальной адаптации.

Психотерапевту, к которому обратился клиент с жалобами на постоянную подавленность, отсутствие интереса к жизни, тревожность, враждебность, одиночество, проблемы, связанные с общением, необходимо задаться вопросом о том, не лежит ли в основе этих проблем неатреагированная вина, либо чрезмерная стыдливость. Особые техники, методы ведения беседы способны дать ответ на этот вопрос. Если гипотеза подтвердится, то с помощью  психотерапевтических техник необходимо помочь клиенту осознать и отработать свои эмоциональные проблемы.

Исследование теоретических проблем, связанных с виной и стыдом, позволяет решить вопрос о методических принципах психотерапевтической работы с данными эмоциями. Мы предлагаем следующую общую схему работы. Исходным пунктом в работе выступает осознание клиентом связи своих жизненных затруднений с нерегулируемыми им переживаниями вины или стыда.

На втором этапе необходимо приложить усилия для гармонизации актуального состояния клиента с тем, чтобы напряжение и аффективное мышление не мешало дальнейшему психотерапевтическому процессу. Эффективным методом гармонизации состояний, связанных с виной и стыдом, является работа с образами.

Вначале изучаются образы, определяющие переживание клиентом негативных эмоций, затем образы благополучия, после чего производится модификация первых в последние. После этого необходима работа клиента по осознанию целесообразности тех жизненных норм, которые оказывают влияние на его эмоции. Эти нормы могут быть устаревшими, либо чужими, т.е. внушенными окружением.

Четвертым этапом работы является построение иерархии личных норм. Такая иерархия необходима, поскольку нарушение одной нормы может быть неизбежным в случае, если человек хочет следовать другой более важной для него жизненной норме.

В качестве пятого и шестого этапа полезна работа с ситуациями из прошлого, в которых вина или стыд оказались неотреагированными и дальнейшая визуализация будущих возможных ситуаций, с которыми клиент справляется с помощью уже выработанных им принципов и средств.

Третий и четвертый этапы психотерапевтического процесса являются осевыми, поскольку главным принципом работы с проблемами вины и стыда является ориентация на помощь клиенту в построении чувства собственного “я”, которое часто называют самоценностью или целостностью личности.

Источник: http://rasstanovki-rostov.ru/?p=1851

Сайт психологов-психотерапевтов-семейных психологов — Чувство вины. Разные оттенки серого

ЧУВСТВО ВИНЫ. РАЗНЫЕ ОТТЕНКИ СЕРОГО.

«Я – человек, и ничто человеческое мне не чуждо». Теренций Публий

Чувство вины сопровождает каждого человека на протяжении всей его жизни, словно тень преследует его по пятам. Вина связывает нас с прошлым, мешает ясно видеть настоящее и будущее, иногда даже разрушая его. Нам необходимо научиться осознавать вину, определять ее разновидности, заставляющие нас страдать.

  1. Реальная вина как форма ответственности.

  2. Вина как мнимая защита от страха.

  3. Экзистенциальная вина.

РЕАЛЬНАЯ ВИНА КАК ФОРМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Вряд ли можно представить себе человека, никогда не совершавшего ошибку в своей жизни. Даже если он считает себя правым в данной ситуации, получив благо для себя самого, другие же в этом случае приобретают неудобство или ущерб. Понятие морали становиться относительным.

Закономерное развитие личности включает признание соответствующей вины, принятия на себя ответственности за последствия своего выбора. Часто человек принимает решение, последствия которого нельзя предвидеть заранее, так как все просчитать не возможно.

Через свои страдания он пытается искупить эту вину, иногда превратив свою жизнь в бесконечное «тюремное заключение», не имея срока окончательности искупления.

Тогда вся жизнь превращается в бессмысленное безрадостное существование, неудовлетворенность собой и жизнью в целом.

В среднем возрасте человек неизбежно сталкивается с последствиями многочисленных ошибок, совершенных при выборе в детстве, юности. Часто браки, совершенные в ранней молодости, приводят супругов в тупик в зрелом возрасте.

Прожитый вместе отрезок времени на самом деле оказался не лучшей частью их жизни, как будто душа все это время голодала по чему-то другому, родному.

Нежелание признать ошибочность своего изначального выбора вынуждает мужа и жену закрывать на правду глаза и продолжать бессмысленное «одиночество вдвоем», измены, явную или скрытую ненависть друг к другу. А жизнь проходит мимо…

Если человек найдет мужество и скажет, что он ошибался и признает вину за совершенный им выбор и разрушительные последствия – это будет проявлением мудрости, которая приведет его к облегчению. Так он освобождается от мучительного прошлого и приобретает силы для жизни в настоящем и для планирования будущего.

Человек, созревший для подлинного осознания своего чувства вины, признания своей неправоты и нанесенного ущерба, получает возможность освобождения от гнетущего внутреннего дискомфорта и изменения жизни к лучшему. Такое осознание приходит со временем.

Признание нанесенного вреда требует от человека четкой позиции: «Да, я это сделал, да, это получилось из-за меня, да, я несу за это ответственность». Иначе придется все время лгать себе и другим, обвиняя их во всех своих бедах и неудачах, перекладывая ответственность за свое счастье на окружающих.

Отсутствие осознания вины привязывает человека к прошлому, лишая его всякой надежды на изменения.

Если же сделанное в прошлом не возможно искупить, возместить нанесенный вред, если нельзя исправить то, что было сделано, надо это признать. Но такое исправление имеет смысл только вместе с подлинным раскаянием.

Часто искупление становится символическим и при этом ничуть не менее реальным. Поэтому необходимость в последующем наказании становиться не нужной, неэффективной.

В таком случае, глубокое осознание своей ошибки избавляет человека от ее повторения.

После искреннего раскаяния, реального или символического искупления наступает желанное облегчение.

Лишь со временем, двигаясь по эволюционному пути своего личностного и духовного развития, человек с расширенным уровнем сознания приходит к пониманию (если повезет), что выбора на самом деле и не было.

На тот момент времени, когда это случилось, это было самое лучшее из возможного в данной ситуации. Наша человеческая природа всегда выбирает лучшее из имеющегося, в соответствии с уровнем своего развития, мудрости и понимания жизни.

Потом, оглядываясь назад, человек находит различные изъяны, которые, в конечном счете, не привели его к желаемому результату. Рассматривая свое прошлое, он измеряет происшедшее уже другим уровнем зрелости, под другим углом восприятия, забывая о себе вчерашнем.

Такой поворот к новому осознанному пониманию меняет человеческое отношение не только к своим ошибкам, но и к ошибкам других людей, делая его более принимающим и терпеливым.

ВИНА КАК ЗАЩИТА ОТ СТРАХА

Часто мы называем виной то, что в действительности виной не является. В таких случаях вина является защитой против возрастания страха, побочной реакции на переживание тревоги, с которой чувство вины сливается настолько, что перестает от нее отличаться.

Люди могут чувствовать себя виноватыми, сказав кому-то «нет», проявив праведный гнев, испытывая раздражение. Женщины особенно тяжело переживают свое материнское несовершенство. Такие чувства развивались у них еще с детства.

Естественное спонтанное выражение желания ребенка наталкивалось на наказания со стороны взрослых, осуждение, неодобрение или безразличие. В такой эмоциональной пустыне ребенок учится сдерживать и скрывать от окружающих свои истинные чувства.

В результате таких конфронтаций с авторитетной родительской фигурой человек вынужден ограничивать свои внутренние побуждения в общении с близкими и в профессиональной деятельности.

Такая реакция причиняет человеку страдания от самоотчуждения. Например, чувство вины за сказанное «нет» становится защитой от возможного неудовольствия Другого. Такая мнимая вина может появиться из опасений вызвать у других людей обиду, ревность, ярость, вожделение…Большинство нас воспитывали, чтобы мы были хорошими, удобными, а не настоящими, адаптивными, а не уверенными в себе.

Вина как защита от страха не позволяет человеку быть самим собой. Это страх, что реализация принятого им решения сделает кого-то несчастным или неодобрение другими приведет к разрыву отношений.  Этот страх очень сильный, так как зародился во времена детской эмоциональной уязвимости.

В такие моменты человек живет не в настоящем, а находится в состоянии детского бессилия. Человек забывает, что стал уже взрослым, способным принимать осознанные решения и вызывать неудовольствие у окружающих, способен сам позаботиться о себе.

Всем угодить не возможно, у каждого свое понимание и восприятие жизни. Каждому свое!

Нужно осознать этот страх, проработать его и достичь состояния взрослости, преодолеть детское состояние беспомощности и зависимости.

ЭКЗИСТЕНЦИОНАЛЬНАЯ ВИНА

Экзистенциальная вина – неизбежная спутница человеческого существа. Мы знаем основной закон, что за жизнью следует смерть, в основе самой жизни лежит убийство. Чтобы выжить, мы убиваем животных или растительную жизнь.

Если перестанем есть, совершим самоубийство. Если одна часть земного шара процветает, это процветание может происходить за счет другой половины. Если где-то происходит экономический подъем, он может происходить за счет окружающей среды.

Эта диллема присуща человеческой природе.

Согласно христианской традиции вина Адама и Евы является неизбежной. Они вкусили плод Древа познания Добра и Зла, за что были изгнаны из Рая.

Это изгнание оказалось естественным расставанием с невиновностью, с инфантильным бессознательным выбором, свободным от тяжелых последствий.

Им придется страдать, когда понадобиться делать выбор, так как этот выбор будет не между хорошим и плохим, а между разными оттенками морали и ее двусмысленностью и относительностью.

Мы не можем игнорировать то, что самые добрые намерения имеют плохие последствия. В современном обществе вина стала неотъемлемой частью нашей жизни. Осознание своих неизбежных бессознательных ошибок – это первый шаг человека к самопринятию.

Это чувство экзистенциальной вины выдерживать тяжелее всего. Помять о своих ошибках делает нас с одной стороны более человечными и сострадающими, а с другой стороны усиливает нашу боль.

Если мы признаем свою причастность к мировому злу, а также зло, которое совершали сами, самое сложное будет – простить себя. Человеческое Я, получившее прощение, свободнее идет вперед, расширяет свои возможности, делает жизнь богаче.

Существует еще один вид экзистенциальной вины. Развитие личности иногда требует нарушения запретов. Чтобы стать взрослым, каждый ребенок должен совершать поступки вопреки родительским предписаниям.

Ни один родитель не может знать раз и навсегда, что хорошо и что плохо для их ребенка. Только покинув родительский дом (в прямом и в переносном смысле), позволит человеку найти свой собственный путь к счастью.

Иногда ради этого приходится пережить стадию разрыва с родителями, период конфликтов. Те, кто остается дома в ущерб собственному развитию, испытывают потом горечь и депрессию.

Те, кто получил свободу и автономию, испытывают чувство вины, оставаясь родительской собственностью, ищут себе наказание за такое предательство, за выход за рамки принятого в их семье, нарушив вековые устои и традиции.

Точно также во имя личностного роста человек должен иногда нарушать обязательства, социальную норму. Чтобы жить в соответствии со своим призванием иногда нужно пойти на сознательный протест, а потом испытывать тяжкое бремя последствий своего поведения.

Но такой сознательный выбор отличает зрелого человека от ребенка, который хочет «чтобы волки были сыты и овцы целы», застревая в своем инфантильном желании иметь все и оставаться для всех хорошим и любимым, ничем не рискуя, ничего не теряя.

Ощущение такого тупика, невозможность сделать выбор, нежелание с чем-то расстаться ради чего-то нового, другого, лучшего, лишает человека шанса изменить свою жизнь, перейти на следующую ступеньку своего развития: из детства, в котором все решали за него взрослые, в зрелое самостоятельное состояние человека, способного самого решать, как и с кем ему жить, что делать, а что нет, но при этом самому отвечать за последствия своего решения.

Так некоторые семьи, имеющие своих детей, проживают со своими родителями, враждуя с ними за домашнюю территорию и свое право воспитывать своих детей (их внуков) по-своему.

Этой войне не будет конца, так как «две хозяйки в доме не хозяйки» – это закон природы: каждая самка хочет вить свое собственное гнездо по своему усмотрению.

Что же мешает такой семье начать отдельное проживание? Отсутствие денег на съемную квартиру, неспособность справиться с детьми без помощи мамы… Всегда находятся отговорки, пока семья окончательно не разваливается.

Утрата привычного комфорта, удобства под крылом у родителей привязывает намертво к тепленькому болотцу, хоть и болотцу, но все же тепленькому. Такие муж и жена ничем не хотят рискнуть, подвинуться ради спасения своей семьи, пожертвовать своим благополучием ради собственного развития и взросления, сваливая ответственность за их неудавшуюся семейную жизнь друг на друга, на своих родителей.

Самое сложное в принятие того, что мы не можем сделать выбор, не можем отдать чему-то предпочтение, не затронув в той или иной степени чьих-то интересов, что невозможно прожить свою жизнь без грехов, ошибок и разочарований.

Признать наличие этой неизбежной двойственности, неоднозначности человеческого бытия под силу только зрелой личности.

Но каждый из нас имеет такую возможность двигаться в сторону своего более целостного понимания существующей реальности, которая живет по своим законам, нравиться нам это или нет.

® Потеенко Светлана Валентиновна:  вы всегда можете позвонить или написать, задав свой вопрос или описав волнующую вас ситуацию… 
Записаться на очную консультацию, задать вопрос: 8(916)902-46-57 (11:00 — 22:00) | Адрес проведение консультаций психолога: ЮВАО: ул. Белореченская д.25 (метро Люблино/6 мин.пешком), ЦАО: уточняйте

® LILA Психологический центр-студия | lila-centr.ru | Москва ЮВАО,ЮАО,ЦАО | Записаться на приём, задать вопрос психологу Потеенко Светлане Валентиновне : 8(916)902-46-57 (11:00 — 22:00) | Записаться на приём, задать вопрос психологу Потеенко Юрию Владиславовичу: 8(916)454-34-08 (11:00 — 22:00) На главную

Источник: http://lila-centr.ru/index/chuvstvo_viny_raznye_ottenki_serogo/0-69

Ссылка на основную публикацию