Метод: угасание — психология

Клуб Здорового Сознания

Метод: угасание - психология

Угасание — игнорировать поведение человека; сделать так, чтобы поведение не приводило ни к каким результатам — ни к хорошим, ни к плохим.

Особенности метода

Поведение, которое не приводит ни к каким результатам — ни к хорошим, ни к плохим, а именно ни к каким, — скорее всего затухнет. Но не всегда это означает, что вы можете игнорировать поведение и оно исчезнет. Подобное поведение родителя уже само по себе есть результат. Поэтому не всегда можно рассчитывать на угасание поведения другого человека, не обращая на него внимание.

В человеческих взаимоотношениях угасание больше всего применимо к — хныканью, ворчанию, надоеданию с просьбами, угрозам, дурачествам, провокациям на ссору. Если эти типы поведения не приведет ни к какому результату, не выводят вас из себя, они угасают.

Пример

Что делать, если вам на день навязали чьего-нибудь ребенка-? Вот что делаю в этих случаях я. Как только протесты или жалобы начинают произноситься тем характерным для нытья гнусавым тоном, я сообщаю ребенку, что нытье на меня не действует.

(Это обычно даст ему или ей пищу для размышлений, поскольку они не думают об этом, как о нытье, а считают это логичным и великолепным средством убеждения.) Как только нытье прекратилось, я спешу с подкреплением в виде похвалы или объятия.

Если ребенок забыл и снова начинает ныть, мне обычно удастся прекратить это поднятием бровей или уничтожающим взглядом.

Провокации, эскалация конфликта и как всего этого избежать

Когда имеешь дело с поведением, имеющим словесное выражение, то одной из проблем является наш необычайный пиетет к языку. Слова обладают почти магическими свойствами.

В тех ситуациях, когда нас запугивают, надоедают просьбами или нытьем, и особенно во время семейных ссор, мы склонны обращать внимание на сказанные слова, а не на поведение.

На фразу: “Но ты же обещал” следует ответ: “Нет, я не обещал” или: “Я знаю, но я должен завтра ехать в Чикаго, поэтому не могу сделать то, что сказал, как ты этого не понимаешь?” и т.д., и т.п.

Мы должны отделять слова, которые говорятся, от поведения. Например, когда муж и жена ссорятся, действием является борьба. Предмет же ссоры часто является скрытым спектаклем.

Вы можете оспаривать все на свете, можете произносить совершенно справедливые слова (врачам приходится выслушивать бесконечное количество вариаций на эту тему), но при этом все время в стороне остается само поведение — борьба.

Если манера поведения жены веселая, она не проявляет поспешности в удовлетворении требований мужа, не заламывает себе руки и не расстраивается, то это в значительной степени делает раздражительность и прочие проявления настроения и характера — безрезультатными. С другой стороны, ледяное молчание, ответные крики или наказание, наоборот, могут им восприниматься как результаты и, следовательно, могут оказывать подкрепляющее действие.

Игнорируя поведение, не игнорируя при этом человека, можно сделать так, что многие неприятные проявления угаснут сами собой, потому что не будет никакого результата: ни хорошего, ни плохого. Поведение станет бесполезным. Враждебность требует невероятной энергии, и если от нее нет пользы, то от нее обычно быстро избавляются.

Не спорьте со стихией – дайте ей выход

Многие типы поведения сами по себе совершаются в ограниченных временных рамках. Когда детей, собак или лошадей впервые после длительного периода ограничения свободы и бездействия выпускают на улицу, им страшно хочется бегать и играть.

Если вы попытаетесь это ограничить, вам понадобится немало усилий.

Чаще гораздо проще бывает просто разрешить им какое-то время побегать, пока это поведение не затухнет само по себе, прежде чем вы их призовете к дисциплине или начнете вырабатывать ее.

Источник: https://psy-space.ru/?page=metod-dvoe-zn—ugasanie

Стадии угасания отношений

Любовь – это великое чувство, которым наделено все человечество. Любовь к родителям, близким людям, друзьям, товарищам, к брату, сестре, но основное чувство любви воспринимается, формируется в отношении к другому человеку, к которому появляется изначально симпатия, а потом уже настоящая любовь. Только тогда многие понимают, как это любить и быть любимым.

<\p>

Стоит понять, что играть чужими чувствами, использовать их в своих целях недопустимо. Разлюбить, изменить или уйти от человека просто так не возможно. Всему в этой жизни есть причины, на которые многие ищут ответы, а некоторые даже и не пытаются что-либо решить, изменить или исправить.

Особенно критические симптомы разногласия в отношениях видны между молодоженами, или супругами, которые значительное время живут вместе.

В основном все эти симптомы многие делят на четыре стадии – это обида, сопротивление, подавление и отключение. Все пары сталкиваются с этим в течении своей совместной жизни. Если же не научиться управлять этими стадиями, то происходит постепенное угасание любви и в итоге развод, расставание и многое другое.

Сопротивление в отношениях заключается в том, что один из партнеров, общаясь с другим партнером, оказывает ему некое сопротивление, сердится на него за незначительную насмешку или не понравившееся слово в ваш адрес. Стоит запомнить, что сопротивление нельзя скрывать, нужно дать понять своему партнеру, что вам не нравится, или раздражает, что бы в дальнейшем все это не переросло в хроническую обиду.

Обида с каждым разом накапливается все больше и больше. Один из партнеров уже просто теряет терпение в общение с любимым человеком, грубит ему без повода, его все раздражает. В итоге вы начинает образовываться так называемый любовный барьер между партнерами. Такие проблемы сопутствуют появлению третьей стадии – отключения.

Отключение происходит тогда, когда один из партнеров отделяется от другого как эмоционально, так и физически – становится независимым во всех смыслах.

Эта стадия протекает в два этапа: активное отключение – вы открыто отвергаете своего партнера и уходите от него; пассивное отключение – вы тайно пытаетесь оттолкнуть партнера от себя, но он об этом даже не подозревает.

Существует также сексуальное отключение – это состояние человека, когда ему становится противна интимная тема с партнером, пропадает интерес к интимной жизни с ним.

Самая последняя стадия – это подавление, когда один из партнеров сам себя успокаивает, подавляет свои негативные эмоции, усталость от сопротивления и все это ради того что бы чувствовать себя лучше.

Какие бы отношения ни были, помните одно, не стоит усугублять ситуацию в отношениях, нужно не спешить с выводами по поводу поступков вашего партнера, но и не упускать основные моменты. Иначе вашим отношениям придет конец или из-за чрезмерного увлечения своим партнером или наоборот невнимательности к интересам и чувствам партнера.

Источник: http://www.garmoniazhizni.com/2014/08/19/stadii-ugasaniya-otnosheniy/

Интегративная психотерапия

Эти методы, называемые также иммерсией (погружением), основаны на прямом предъявлении объекта страха без предварительной релаксации. В основе этих методов лежит механизм угасания, открытый И. П.

Павловым, согласно которому предъявление условного стимула без подкрепления безусловным ведет к исчезновению условной реакции. К иммерсионным методам относятся «наводнение», имплозия, парадоксальная интенция.

При методике «наводнение» пациент вместе с психотерапевтом оказывается в ситуации, в которой у него возникает страх, но безвредной для него, и находится в этой ситуации до тех пор, пока страх не уменьшится. Важно, что при этом должна быть исключена возможность скрытого избегания страха.

Например, во время поездки в транспорте пациент старается отвлечь свое внимание (думать о чем-нибудь приятном или вступать в разговор с окружающими), снижая тем самым интенсивность своего страха. Пациенту следует объяснить, что скрытое избегание подкрепляет поведение избегания.

Во время сеанса «наводнения» пациент должен испытывать как можно более сильную эмоцию страха.

Имплозия – это методика «наводнения» в воображении. В общих чертах повторяет методику систематической десенситизации, но проводится без сопутствующей релаксации. Вначале составляется иерархия страхов, затем переходят к собственно имплозии – представлению ситуаций страха.

Уровень вовлеченности пациента и интенсивности испытываемого им страха терапевт оценивает по поведению пациента (двигательной активности, напряжению мышц, мимике, вегетативным реакциям). Задача терапевта – поддерживать достаточно высокий уровень страха.

Если уровень тревоги снижается, врач вводит дополнительные описания ситуации, чтобы усилить страх. Например, пациента, страдающего фобией змей, просят вообразить, что он берет змею в руки; по мере снижения уровня страха пациента можно попросить представить, что змея кусает его в палец, лицо и т. п.

Фантазия терапевта здесь может быть безграничной. Необходимо стремиться к тому, чтобы поддерживать достаточно высокий уровень страха в течение 40–45 минут.

Парадоксальная интенция – метод иммерсии, предложенный Виктором Франклом (V. Frankl). Существенным патогенным фактором в этиологии неврозов Франкл считал так называемую опережающую тревогу.

Опережающая тревога часто вызывает именно ту ситуацию, которой опасается больной. Другим патогенным фактором в этиологии неврозов, по Франклу, является чрезмерно интенсивное стремление (интенция). Чрезмерное стремление затрудняет осуществление цели.

На этих фактах Франкл основывает технику парадоксальной интенции.

При этой методике пациенту предлагается прекратить борьбу с симптомом и вместо этого умышленно вызывать его и даже стараться усиливать. Методика предполагает кардинальное изменение установки больного по отношению к своему симптому, своей болезни.

Этот метод включает не только «переворачивание» отношения больного к своей фобии, но также и ироничную установку при его использовании. Попросту говоря, пациент должен отстраниться от своего невроза, посмеявшись над ним. Франкл приводит слова Г. Аллпорта (G.

Allport), который говорил, что «невротик, научившийся смеяться над собой, уже стоит на пути к овладению собой, а может быть, и к излечению».

Франкл рассказывает случай одного мальчика, страдающего сильным заиканием. Однажды он ехал в трамвае «зайцем».

Застигнутый кондуктором, он решил, что единственный способ выпутаться, – это вызвать в кондукторе жалость к «бедному маленькому заике».

Но, стараясь заикаться, он никак не мог этого сделать! Не подозревая об этом, он прибег к парадоксальному намерению, хотя отнюдь не в лечебных целях.

Источник: http://bookap.info/psyanaliz/aleksandrov_integrativnaya_psihoterapiya/gl52.shtm

Угашение условной связи и метод форсированной тренировки

Своеобразной разновидностью лечения убеждением является метод, который может быть назван «лечение угашением условной связи». Эмпирически к нему давно прибегают врачи при лечении некоторых фобий у детей.

Метод основан на угашении условного рефлекса благодаря развитию угасательного, а иногда и дифференцировочного торможения.

При этом в качестве вспомогательного приема в процессе лечения прибегают также к механизму торможения условного рефлекса при помощи внешнего торможения.

Читайте также:  Физическое наказание и психические травмы - психология

Под угасательным понимается торможение, возникающее в тех случаях, когда условнорефлекторный раздражитель многократно не подкрепляется безусловнорефлекторным. При этом условный рефлекс угасает, по И. П. Павлову, тем быстрее, чем он моложе, менее укреплен и чем менее интенсивным был безусловный рефлекс, при помощи которого был образован условный.

Угасание рефлекса обнаруживается не только на том условном рефлексе, который непосредственно подвергся процедуре угашения (первично угашенный рефлекс), но и на других, не затронутых, так сказать, прямо этой процедурой (вторично угашенные рефлексы), а при высших степенях угасания — даже на безусловных.

Условные рефлексы второго порядка угасают скорее рефлексов первого порядка.

Обычно угашенные условные рефлексы, предоставленные самим себе, через тот или иной промежуток времени восстанавливаются, и лишь недавно образованные слабые условные рефлексы после угашения могут не восстановиться.

При лечении по описанному методу возникший у больного патологический условный рефлекс угашают многократным повторением сходных или более слабых условнорефлекторных раздражителей по сравнению с теми, которые его первоначально вызвали.

Известную роль может играть и наступающая в процессе лечения тренировка нервных процессов. Чаще всего таким методом лечат фобии у детей, как в следующем наблюдении.

Девочка 4 лет входила в кухню. В это время соседка, желая пошутить, надела на голову корзинку и, неожиданно повернувшись к девочке, громко зашипела. Девочка испугалась и убежала.

С этого времени стала бояться корзинок, кошелок и сумок, соседки, а также боялась заходить в кухню. Особенно резкая пассивно-оборонительная условнорефлекторная реакция наступала у нее при виде соседки в кухне или соседки с корзинкой.

Угасить условный рефлекс путем обычного убеждения не удавалось.

Тогда девочке в ее комнате предложили поиграть в «папы-мамы». «Ты будешь мама, — сказали ей, — вот здесь будет твой домик, а здесь мой… здесь будет магазин… мама покупает в магазине продукты… (это будут деньги)… Возьми вот эти кубики (это будут продукты), отнеси их домой…

А ты еще хлеба не купила, не купила картошки, капусты, моркови, как много продуктов тебе надо нести домой! Тебе не унести все их в руке. Вот я возьму себе продукты в корзиночку» (маленькую детскую корзиночку, имеющую весьма отдаленное сходство с той корзинкой, которой девочка была испугана).

Девочка смотрит на эту корзиночку с испугом и сторонится ее. Мимо нее несколько раз проносят игрушки в корзиночке и показывают, как это удобно. Заинтересованная игрой, наконец, она сама берет эту корзиночку и кладет в нее «продукты».

Увлечение игрой помогает ей подавить (по механизму отрицательной индукции) легкое чувство страха, вызванное видом этой корзиночки (т. е. генерализовавшуюся условнорефлекторную пассивно оборонительную реакцию).

Далее она много раз берет в руки эту корзиночку, при этом безусловнорефлекторного подкрепления пассивно-оборонительной реакции не происходит и условнорефлекторная реакция на корзиночку постепенно угасает, хотя еще остается на большую корзинку, соседку и кухню.

На следующий день во время игры берется корзиночка больших размеров, на следующий день — еще больших. Когда реакция на них угасает, тогда, наконец, берут ту корзинку, которая вызвала испуг ребенка, включают ее в игру и достигают угашения вызванного ею условного рефлекса.

Затем говорят ребенку о том, что корзинку трудно нести в руке, и кладут ее на плечо, потом несут ее на голове, постепенно приближаясь к той ситуации с корзинкой, которая вызвала испуг.

Потом предлагают ее нести ребенку на плече, на голове, наконец, шутя надевают себе эту корзинку на голову так, как это было сделано соседкой, одновременно прибегая к внешнему торможению (разговоры о том, что это интересно, какая веселая игра…

) для подав пения слабой условнорефлекторной реакции страха, которая обычно при этом все же возникает. Постепенно достигают полного угашения и этой условнорефлекторной реакции.

Угашение условного рефлекса на корзинку, надетую на голову, обычно ведет к устранению условного рефлекса и на остальные связанные с ней раздражители: кошелки, сумки, соседку в кухне (вторично угашенные рефлексы по И. П. Павлову).

Угасший условный рефлекс через некоторое время нередко вновь возобновляется (ребенок опять начинает побаиваться корзинки), хотя и в менее резкой форме, и лишь постепенно совершенно исчезает, не подвергаясь подкреплению.

При лечении по описанному методу ребенка, например испугавшегося собаки, не следует сразу подводить к нему собаку даже после объяснения, что это для него не опасно.

Лучше самой матери или воспитательнице погладить собаку, покормить ее, подвести к ней других, не пугающихся ее детей, прочитать рассказ о собаке, где нет никаких устрашающих моментов.

Хорошие результаты мы видели, когда с малышом, испугавшимся набросившейся на него черной собаки, играли в домики, которые должна была сторожить собака. Ставили «сторожа» — игрушечную белую собачку (сначала малыш и ее сторонился), затем игрушечную черную собачку, постепенно угашая условнорефлекторную реакцию.

По этому же методу лечат страх засыпать одному в постели. Сначала ложатся в постель вместе с ребенком, следующий раз — подальше от него. Потом ложатся возле постели на стулья или кушетку. Затем сидят в комнате недалеко от постели ребенка.

При страхе засыпать одному в комнате придвигают постель ребенка к двери, открытой в соседнюю комнату. Затем постель ребенка постепенно отодвигают от двери, пока она не становится на свое место.

Наконец, начинают постепенно прикрывать дверь в его комнату.

При лечении неврастенической рвоты, вызываемой, например, видом молока, мы получили положительные результаты, давая сначала холодный чай, кофе или воду с молоком.

Потом постепенно увеличивали количество молока и уменьшали количество чая, кофе или воды, переходя к чистому молоку.

При угашении реакции на пенки молока давали их сначала в совершенно протертом (пропущенном через мелкое сито) виде, далее постепенно увеличивали размеры сита, через которое они пропускались.

Leonhard широко рекомендует этот метод для лечения таких фобий, как боязнь пространства, острых предметов, покраснения, загрязнения. С больным обсуждается причина болезни и указывается, что он может преодолеть страх путем тренировки — привыкания к тому, чего он боится. Курс тренировки должен быть щадящим, систематичным и достаточно длительным.

Так, например, больному со страхом одному идти по улице сначала в течение нескольких дней или недель предлагают ежедневно ходить по 1—2 часа с врачом или близким человеком. Первый день идут рядом, последующие дни все больше и больше увеличивают расстояние между ними.

При страхе высоких помещений вместе с больным входят в такое помещение, при клаустрофобии находятся с ним в закрытом помещении, при страхе острых предметов вместе с больным раскладывают вилки и ножи, постепенно приучая все это делать самому, при страхе загрязнения — выполнять действия, требующие соприкосновения с «грязью».

При эрейтофобии многократно ставят больного в ситуацию, обычно вызывающую покраснение, например предлагают подходить к девушкам и спрашивать у них дорогу, просить продавщицу показать товар и отказаться от его покупки. При этом, как описывалось при рассмотрении аутогенной тренировки, больной должен внушать себе, что «кровь ушла к ногам».

Курс тренировки занимает от нескольких недель до нескольких месяцев и дает хорошие результаты даже при фобиях многолетней давности.

При посещении клиники, руководимой профессором Leonhard, нам продемонстрировали больную учительницу, длительно страдавшую страхом загрязнения мочой.

В процессе психотерапии ей сначала поручили разливать мочу больных по бутылочкам, а когда она это освоила, — поливать руки чужой мочой и вытирать их о свой передник и, наконец, ложиться в ванну, в которую перед тем при ней лили мочу.

Все это выполнялось ею беспрекословно. Лечение длилось 1,5 месяца Фобия была устранена.

Ученику 9-го класса, страдавшему заиканием, было запрещено разговаривать в классе в течение нескольких недель. Далее ему было разрешено самому просить слово и отвечать на уроках и, наконец, отвечать тогда, когда его вызовут. Кроме того, предлагалось ежедневно читать вслух по 2, а затем по 3—4 часа в день.

Bergman для угашения навязчивых мудрствований с успехом применяла отвлечение внимания (внешнее торможение). Больной предлагалось, как только она почувствует возможность появления навязчивой мысли, сразу чем-нибудь отвлечься.

При этом совместно с врачом продумывались отвлекающие занятия, к которым можно прибегнуть, если больная находится в комнате (начать читать книгу, что-то пришивать, убирать), если она в это время на кухне и т. д.

После пяти недель лечения отвлечением навязчивые мысли у одного больного стали менее резкими и после 2 ½ месяцев лечения почти исчезли. Можно с целью отвлечения вызывать и какие-либо приятные воспоминания.

Источник: http://biofile.ru/psy/3046.html

Стресс: психологические основы и методы снятия

Стресс: психологические основы и методы снятия

Библиографическая ссылка на статью:
Герасимов И.В. Стресс: психологические основы и методы снятия // Психология, социология и педагогика. 2013. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2013/02/1783 (дата обращения: 11.01.2018).

Стресс (от англ. stress — напряжение) – сильное (разной продолжительности и интенсивности) психическое и физическое напряжение, связанное либо с повышенным переутомлением, усталостью, либо, наоборот, с повышенной возбудимостью и перевозбудимостью…

Впервые термин «стресс» в физиологию и психологию ввел Уолтер Кэннон (Walter Cannon) в своих классических работах по универсальной реакции «бороться или бежать» (“fight-or-flight response”)
Далее канадский физиолог Ганс Селье в 1936 году опубликовал свою первую работу по общему адаптационному синдрому, но длительное время избегал употребления термина «стресс», поскольку тот использовался во многом для обозначения «нервно-психического» напряжения”. Только в 1946 году Селье начал систематически использовать термин «стресс» для обозначения исследуемого им общего адаптационного напряжения.

В данной статье мы не будем опираться на концепцию Селье об “общих адаптационных синдромах” (тем более, что он рассматривал по большей части физиологию стресса, а не психологию), и разберем понятие стресса, как обычное напряжение, которое возникает в ряде типичных и не типичных жизненных и профессиональных ситуациях, и которое требует того, чтобы его снять, т.е. вернуть как психическую, так и физическую деятельность организма в привычное, нормальное, гармоничное состояние – гомеостаз.

Итак, 2 фазы стресса, психического перенапряжения:

1) повышенная возбудимость и перевозбудимость… Это могут быть разной степени и выраженности состояния, как радостного перевозбуждения, так и агрессивного раздражения, перенаполненности обидой, гневом, возмущением…, возникшие, к примеру, в результате инцидента, неудовлетворенности каким-либо негативным жизненным событием- отношением, взаимоотношениями…

И здесь необходимо успокоиться, привести свои нервы в порядок, и зарядиться новыми, свежими, позитивными, конструктивными мыслями, эмоциями, энергией…

2) повышенная переутомленность, заторможенность, подавленность, угнетенность…
Это состояния усталости, энергетической истощенности, а так же, фрустрации, бессилия, безысходности…

Читайте также:  Социализация - психология

Все это:
— вялое, напряженное, скованное, вязкое, лишенное всякой жизненной силы тело
тяжелая голова, переполненная дурными, тяжелыми, мрачными, гнетущими образами и мыслями
— и психическая энергия, которая, либо подавляется, истощается, либо, наоборот, активно возбуждается

Состояния повышенного перевозбуждения и торможения могут чередоваться, в зависимости от текущей ситуации, стимулов, обстановки окружающей среды… т.е. переходить от резкого возбуждения к торможению, от подавленности, угнетенности к повышенному возбуждению, перевозбуждению…

Причем, если в одном случае, чтобы привести себя в порядок нужно расслабиться, успокоиться…, то в другом- зарядиться энергией, взбодриться, возбудиться- в целом, настроиться на позитивную волну, избавиться от перенапряжения, “перезагрузиться”…

Подробнее…

Стресс, как следствие разного рода и степени возбуждающих, психотравмирующих, раздражающих жизненных событий…

Стресс, как моральная и физическая усталость, в результате монотонного, напряженного труда
Монотонный, напряженный, длительный, утомительный физический или умственный труд, могут вызвать как перевозбуждение, так и подавленность, усталость, перенапряжение… (поможет только отдых или кардинальная смена обстановки)

Стресс, как напряжение от нерешенных (и не решаемых) жизненных проблем…
Текущие, актуальные, не решаемые проблемы угнетают, вызывают состояние фрустрации, беспомощности, бессилия, а далее- либо раздражение-возбуждение, либо упадок духа, сил…

Нерешенные проблемы, как незаконченные дела, не оставят в покое, поэтому хоть и не явное, но подспудное напряжение будет в разной степени тяготить (любые проблемы, хоть маленькие, хоть большие необходимо решать, “закрывать”, в обратном случае, внешние противоречия переходят во внутренние, а внутренняя борьба будет либо изматывать, либо рваться наружу, порождая новые проблемы).

В свою очередь, тяжелая, проблематичная, неудовлетворительная жизнь в целом – это глобальные проблемы не устроенной или устроенной, но не своей жизни… А последствия такого напряжения могут быть самые разные: от унылости, грусти, апатии, разочарования, до резких агрессивных выпадов и разрушительных поступков…

Стресс, как чувство тревоги, неуверенности, страха перед каким-либо ответственным мероприятием, предстоящим значимым событием Где надо показать себя, где тебя будут оценивать, смотреть: — публичное выступление — собеседование при приеме на работу — “разборка” с недоброжелательно настроенными людьми…

Именно в таких делах необходима особая , ощущение силы, вера в себя… (а ощущается наоборот, подавленность, страх, бессилие…- все это напрягает…)

Стресс, напряжение, возбуждение от бездействия, безцельности, обыденности, предсказуемости…
Скука, безделье, бессмысленность жизни…- не просто напрягают, они нередко очень сильно угнетают, особенно когда все- организм, сама жизнь, окружение, сам ты… требуют активности, действия, устремления, другой жизни, движения…

Что делать, как снять стресс?

3 основных направления в снятии психического и физического напряжения…

1) Переключиться на позитивную, спокойную эмоционально-когнитивную жизненную волну — успокоиться, снять эмоциональное возбуждение — освободить голову от тяжелых и дурных мыслей

— найти радость, позитив, идею конструктивной, целеустремленной жизни… (это сильно бодрит, поднимает дух)

2) Избавить тело от напряжения: — “выжать” из тела напряженное, вялое, депрессивное

— дать телу расслабиться, успокоиться, отдохнуть

3) Решить актуальные и глобальные жизненные и профессиональные проблемы
В случае отягощенности мрачностью жизненных обстоятельств, проблем- решить эти проблемы, либо переосознать жизненную ситуацию и поменять к ней отношение с негативного на приемлемое, или лучше, на жизнерадостное, позитивное…

В целом стоит: — избавиться от всего, что угнетает (от страхов, от ощущения фрустрации, усталости) — успокоиться от всего того, что перевозбуждает (конфликтогенные стимулы и внутренние, противоречиво-напрягающие эмоционально-когнитивные реакции, состояния) — расслабить тело

— найти в жизни новое, радостное, позитивное, конструктивное… (важно, чтобы всегда что-то хорошее было впереди…)

И тем самым, гармонизировать движение психической энергии, нормализовать процессы возбуждения-торможения, взбодриться, накачаться новой, свежей, позитивной энергией, переключившись на драйвовую, оптимистичную, динамичную жизненную волну…

Методы снятия напряжения

Сила воли и правильной мысли способна: — останавливать и регулировать любые состояния: от сильного гнева, раздражения до простой усталости, подавления… (гнев затемняет разум, но ему сложно затемнить сильный разум) — осознавать, понимать, перерабатывать, менять… (представления, убеждения, отношения) — раскрывать, уносить, переносить…

— думать, созерцать, размышлять…

В целом, необходимо расслабиться (привести общий внутренний эмоционально-потребностной фон в нормальное, спокойное состояние), осознать причины возникших обстоятельств, сделать правильные выводы и перенастроиться на позитивную, активную, конструктивную жизненную волну.

2. Физическое + психическое расслабление

Сила мысли успокоит, но напряжение скапливается в мышцах, в голове, в теле… Поэтому, всегда актуальны:
дыхательные техники и нормализация психического состояния
глоток воды и водные процедуры: вода- мощный природный энергетик- причем, теплая вода расслабляет, а холодная бодрит, заряжает…
физические нагрузки, упражнения: расслабление через сильное физическое напряжение (интенсивные спортивные и другие упражнения) — хороший секс (не редко, лучший расслаблятор…)- когда все негативное “выжимается” из тела, из головы, из организма, заряжая все новой, здоровой, позитивной энергией…

+ различные массажи…

+ музыка: спокойная, приятная, расслабляющая и красивая, веселящая, бодрящая…
и отдых: от кратковременного отключения в комфортной обстановке и глубокого сна до продолжительной смены рутинной, напрягающей обстановки на позитивную, веселую, расслабляющую, активную (природа, водоемы, путешествия…) — и др.

Все, в принципе, взаимосвязано, расслабляя одно, расслабляется и другое… (и это конструктивное расслабление)

Деструктивное расслабление, в свою очередь, это:
сигареты… некотин подавлеят психическую энергию- курение, в целом, делает человека вялым, заторможенным, слабым…
алкоголь (напиться, забыться, перезагрузиться…) в меру, по ситуации, хорошего… можно…
наркотики… одни наркотики расслабляют, другие, стимулируют, поднимают тонус, возбуждают, заряжают… (но, в целом, при всех своих эффектах, наркотики “ставят на наклонную” и постепенно разрушают, ломают, опускают вниз, тянут…)

Деструктивность данных методов заключается в том, что помогая в одном (расслабляя, отключая…) наркотические средства порождают новые, более серьезные зависимости, напряжения, проблемы, от которых уже очень тяжело избавиться…

Есть еще и экстрим-расслабление Когда страх “убивается” еще большим страхом, напряжение еще большим напряжением, апатия, подавленность сильной эмоциональной или физической встряской… К примеру, в виде…

— … гонки, полеты, горы, парашюты, волны… когда стресс, вместе с дурными мыслями, просто “вылетает” из психического и физического организма…

— новые жизненные испытания, которые не просто закаляют дух (“психическую сталь”), но и дают новое, более глубокое и развернутое, понимание жизни, людей, себя… (см. к примеру, к/ф “Игра”)Виктор Франкл свой метод борьбы со страхами и навязчивыми идеями назвал “парадоксальная интенция”, задача которого- “взломать, разорвать, вывернуть наизнанку эти круговые механизмы” (имеются в виду страхи и их избегание, а так же, навязчивые идеи и постоянная, утомительная борьба с ними). Когда “от пациента требуется, чтобы он захотел осуществления того (при фобии) или соответственно сам осуществил то (при неврозе навязчивых состояний), чего он так опасается” (В. Франкл “В борьбе за смысл”). Т.е., делай то, чего боишься и свободно, даже более того, с особым рвением, напрягайся от того, от чего уже устал уже напрягаться (отпусти себя, свои навязчивые мысли, посмотри страху в глаза… и они отпустят, уйдут…).

Небольшой пример из его книги “В борьбе за смысл”: “Ассистент одного из университетов написал нам следующее: “Я должен был представляться в одном месте, после чего я имел шанс получить должность, которая была для меня очень важна, так как давала мне возможность взять с собой в Калифорнию жену и детей.

Я, однако, очень нервничал и прилагал большие усилия, чтобы произвести хорошее впечатление. А когда я нервничаю, у меня начинают трястись ноги, причем настолько, что это заметно присутствующим. Так произошло и в этот раз.

Но в этот раз я сказал себе: “Ну, теперь я так заставлю дергаться мои проклятые мышцы, что уже не смогу сидеть, а должен буду вскочить и буду плясать по комнате до тех пор, пока люди не убедятся, что я рехнулся. Эти чертовы мышцы будут сегодня дергаться, как никогда раньше -сегодня будет рекорд в дергании”.

И что же… -на протяжении всей беседы мышцы ни разу не дернулись, я получил должность, и моя семья вскоре была здесь, в Калифорнии”.

3. Конструктивное решение проблем…

— от локальных- – нерешенные проблемы напрягают, тянут, угнетают, усугубляют…
— до глобальных- а это устройство комфортной, гармоничной душе и всем окружающим, жизни…

А в целом, от проблем не уйти, и надо их не только уметь решать, но и в первую очередь, не создавать (конфликты и связанный с ними негатив отнимает не мало сил- конструктивных, созидательных мыслей, эмоций, энергии…).

Этому, по большей мере и посвящена разрабатываемая мной , и в частности, ).

Разбирая свое или чье-либо другое душевное состояние, необходимо учитывать индивидуальные, психологические особенности (предрасположенность к стрессу) и особенности конкретной жизненной ситуации…

1) Особенности ВНД (высшей нервной деятельности)
сильные— сильнее справляются (при чем у каждого все равно свой порог, предел, лимит)
слабые— быстрее и сильнее погружаются…
эмоционально-неустойчивые более склонны зацикливаться на негативе и погружаться в стресс
эмоционально устойчивые, соответственно, менее…

2) Сознание Люди социально зрелые, умудренные жизнью, с сильным, глубоким сознанием: а) адекватно все воспринимают, перерабатывают, понимают, и готовы к любым неблагоприятным жизненным обстоятельствам (т.е. не считая особо шокирующим, напрягающим то, что для других может быть шокирующим, психотравмирующим, напрягающим)

б) живут, ведут себя так, что стараются не создавать излишних (не нужных) ни кому проблем (см. )

в) быстро и адекватно решают возникшие конфликты, проблемы, инциденты…

3) Душа
Травмированная, наполненная всякими негативными эмоциями, комплексами, противоречиями, конфликтами, нерешенными проблемами , не только сама по себе подвержена постоянному напряжению, стрессу, но и сама время от времени ищет этого стресса, устраивая различные проблемы, инциденты, конфликты…, получая от этого свою компенсацию, спокойствие, удовольствие… (см. )

С обратной стороны, гармоничная, спокойная, удовлетворенная жизнью душа и относится ко всему спокойно, а если и получает долю напряженного, то быстро восстанавливает привычное, спокойное, жизнерадостное, гармоничное…

4) Удовлетворенность жизнью Общее актуальное душевное (психическое) состояние… — те, кто не удовлетворен своей жизнью (работа, финансовые проблемы, семья, личная жизнь и т.д.) сами по себе находятся в постоянном стрессе, поэтому любой негативный стимул – источник повышенного напряжения-возбуждения…

— те, у кого все в порядке в жизни, более спокойно ко всему относятся, и не склонны застревать в проблемах- зачем?- все и так хорошо, нормально…

Количество просмотров публикации: Please wait

Читайте также:  Умение слушать и слышать - психология

Источник: http://psychology.snauka.ru/2013/02/1783

Исследование психологических аспектов плена

Война — это эпидемия жестокости, убийств, безумного, всепоглощающего страха, массового сумасшествия, тяжелых утрат, боли от ранений и травм, крушения ценностей, нечеловеческой усталости и всеобщего хаоса.

Война создает множество сложнейших комбинаций, когда возможности человека оказываются на пределе. Но, пожалуй, самым худшим исходом войны для отдельного ее участника, а иногда тысяч и миллионов воинов, является плен.

Признание того, что солдаты любой, в том числе и своей, армии могут быть пленены, требует не просто трезвого взгляда на войну, но и определенного мужества.

В нашей армии, к сожалению, на протяжении многих лет такая объективная реальность войны, как плен, просто игнорировалась, и практически всех военнослужащих, попавших в плен, относили к предателям.

Такой подход, в конце концов, унижал нашего воина и само государство, где «предательство» приобретало гигантские масштабы. Между тем процент перебежчиков за годы войны не превысил 15 человек на 1 000 военнопленных.

А это значит, что «быть пленным», «попасть в плен» и «сдаться в плен» — явления совершенно разные с нравственной, поведенческой, психологической и юридической точек зрения, так же как и «предатель», «изменник», «пленный» — характеристики совершенно разных личностей. Мы не поощряем сдачу в плен, но допускаем боевые ситуации, в которых этого нельзя избежать.

Исследование показывает, что в некоторых вооруженных конфликтах плен как результат боевых действий иногда превосходит все другие результаты. В Русско-японскую войну было пленено около 70 ООО наших солдат, в Первую, мировую войну — свыше 3,4 млн чел.

, в Великую Отечественную войну — свыше 4,5 млн [214, с. 371]. Между тем за все годы войны, по официальным докладам «наверх», попало в плен 36 тыс. наших воинов, а миллионы числились пропавшими без вести. До сегодняшнего дня, по словам генерала армии М.

Шкадова, пропавшими без вести числится около 3 млн человек [74» с. 5, 27, 530, 534].

Игнорирование реальности плена ведет к тому, что не учитывается один из важнейших факторов боеспособности войск.

Военные психологи, исследуя феномен пленения, работают в двух направлениях: 1) пытаются выявить основные причины пленения военнослужащих, раскрыть факторы и специфику психических состояний, сущность личностных трансформаций, имеющих место у военнопленного, показать психологическую специфику условий его жизнедеятельности, выработать рекомендации по предупреждению попадания в плен и 2) исследуют эффективные методы допроса вражеских пленных, их использования в психологическом воздействии на противника.

Вместо указания одной причины — предательство, психологи выделяют как минимум пять групп причин: военные, психофизиологические, психологические, медицинские, идеолого-политические.

Среди факторов, определяющих поведение военнопленного, выделяются мужество, патриотизм, вера, страх смерти, пыток, неизвестность, лишение сна, «сшибка» биоритмов, тоска и скука, сенсорная депривация, унижения, голод, лишения, постепенное угасание надежды, усталость, взаимное недоверие пленных, одиночество и др.

Военная психология исследует психологические последствия нахождения в плену. В последнее время говорится о таком феномене, как «психоз колючей проволоки» («невроз возвратившихся из плена», «синдром концлагеря»), при котором, по описанию В.

Франкла, проявляются беспокойство, чувство усталости, ухудшение концентрации внимания, возбудимость, непоседливость, ослабление памяти, раздражительность, вегетативные симптомы, депрессии и головные боли, 78 % людей жаловались на ночные кошмары — им снился концлагерь.

В целом ряде случаев до проявления подобных многочисленных симптомов проходило шесть и более месяцев, затем нередко наблюдалось замедленное протекание, в некоторых случаях без тенденции к выздоровлению.

Так, многие еще через четыре года после возвращения домой страдали от последствий пребывания в концлагере, а у 44 % вернувшихся это приняло хронические формы [258, с. 147, 150].

В психике пленных происходят заметные сдвиги в сторону инфантильности.

В отношениях друг с другом они могут вести себя по-детски, ссориться из-за пустяков, плакать, если сосед забирает у них какую-нибудь ничтожную тряпку или щепку; испытывать бессилие, вялость, пытаться бить друг друга, не причиняя один другому ни малейшего вреда. Так же по-детски, беззлобно и естественно, мириться, не помня недавней ссоры [80, с. 197].

В целом можно сказать, что язык психологии и психиатрии слишком беден, чтобы выразить в понятиях все то, что наблюдает эксперт при обследовании этих людей.

Военная психология вырабатывает рекомендации по психологической подготовке военнослужащих к выживанию в плену. В этих целях эффективными мерами психологической подготовки считаются информирование о сущности физических, нравственных и психологических последствий плена и тренинг способов выживания в смоделированных условиях плена.

Специальный тренинг проходит летный состав армии США, спецназовцы многих стран мира. В соответствии с этой программой военнослужащие по 20 — 30 человек помещаются в условиях лагеря в грязный бункер, находящийся наполовину под землей.

Некоторых из них помещают в клетки, пол которых залит зловонными помоями.

С обучающимися по данной программе отрабатываются темы: «Техника увиливания во время допросов», «Борьба с усталостью», «Здоровая фантастика в условиях полной изоляции», «Натравливание людей друг на друга», «Питание во время бегства», «Оказание первой помощи и самопомощи», «Контакты с охранниками» и т.д. Обучаемых «допрашивают», подвергают различным мерам физического и морального воздействия, приучают к питанию неудобоваримыми продуктами, например бабочками, кузнечиками и др. [252, с. 187—188].

Кроме этого практически отрабатываются темы: «Термальная закалка», «Немедикаментозное обезболивание», «Тренинг одиночества», «Тренинг допроса (что можно рассказать, как рассказывать)», «Тренинг побега и выживания».

Не менее важной задачей военной психологии является разработка методов оказания психологической помощи лицам, бежавшим (освобожденным) из плена. Согласно В. Франклу, «освобожденный заключенный еще нуждается в психологической помощи.

Само освобождение, внезапное снятие душевного гнета опасно в психологическом отношении. Эта опасность с характерологической точки зрения представляет собой не что иное, как психологический эквивалент кессонной болезни» [258, с. 147].

Военная психология разрабатывает также приемы эффективной работы с военнопленными противника.

Американские и английские военные психологи анализируют эффективность таких, используемых на практике, способов допроса военнопленных, как убеждение, внушение, устрашение, психологическое изнурение (нарушение сна, «сшибка» биоритмов, ограничения в отдыхе, раздражающие ольфакторные, световые и звуковые эффекты, сенсорная депривация, социальная изоляция, помещение в «клаустрофобогенное» пространство, монотония, скука, нарушение отправления естественных надобностей и др.), переформирование поведения (зомбирование), гипносуггестивный допрос, медикаментозное воздействие, моделирование социальных ситуаций (игры в «плохого» и «хорошего» следователя, использование «подсадных уток», манипулирование гордостью и личным достоинством и др.) [123; 147; 153; 252].

Классифицируя методы воздействия на человека, Р.

Ронин пишет, что они могут быть щадящими (внушение) и агрессивными (шантаж), простыми (запугивание) и изощренными (зомбирова-ние), трудноуловимыми (нейролингвистическое программирование) и дополняющими (фармакоуправление).

Одни из них требуют лишь специфической подготовленности специалиста (убеждение, внушение, подкуп), а другие — еще и специальной аппаратуры (электрошок, подпороговая стимуляция и др.) [206], аппарат «электросон» и др.

Американские специалисты выделяют «советскую», китайскую и американскую системы допроса.

Если первые два подхода опираются, по их мнению, преимущественно на убеждение, внушение, психологическое изнурение, то американская система — на широкое применение наркопрепаратов, гипноза, абсолютную сенсорную депривацию и социальную изоляцию, зомбирование, «выращивание из человека растения», применение электрошокеров, аппарата электросна, полиграфа и т.п. [153].

В США изучение методов получения информации, в том числе у военнопленных, ведется непрерывно и интенсивно. Особенно активно разрабатываются направления исследований, связанные с использованием полиграфа («детектора лжи») и фармакологических препаратов («сывороток правды») [153].

С 50-х годов XX в. здесь реализуется ряд специальных исследовательских программ (BLUEBIRD, ARTICHOKE, CHARTER, MKULTRA). В интересах допроса испытываются комбинации депрессантов и стимуляторов, различные газы в герметических камерах, аппарат «электросон», различные электрошокеры.

Был создан «суперполиграф», встроенный в кресло, и др.

Исследовалось влияние на способность допрашиваемого сопротивляться психологическому давлению при воздействии на него ультразвуком, вибрацией, тряской, высоким и низким давлением, кофеином, утомлением, облучением, изменением температуры воздуха и освещения [153, с. 59].

Военные психологи изучают типологические особенности нервной системы, темперамента, характера, ценностных ориентации допрашиваемых, их способность противостоять психологическому давлению, уязвимость перед различными видами воздействия.

Ясно, что работа с военнопленными связана с тонкими нравственными явлениями, с международными правилами ведения войны. Если психолог привлекается к работе в этой сфере, то он должен сверять свою деятельность с этическим кодексом психолога.

В исследованиях психологических аспектов допроса так или иначе принимали участие великие представители психологической науки и практики. В частности, А. Р.Лурия разработал способ исследования аффективных реакций человека, позволяющий фиксировать отражение изменения вегетативных функций (артериального давления, пульса, дыхания и т.д.) в речевых и двигательных процессах.

В ходе исследования испытуемому предъявляется ряд словесных стимулов, на которые он должен ответить свободной ассоциацией и одновременно нажать кнопку пальцами правой и левой рук.

Изменение длительности и форм речевых и деформации двигательных ответов указывают на вызванное словом-стимулом эмоциональное состояние.

По существу, эта тестовая система представляет собой своеобразный детектор лжи.

По некоторым данным косвенно вопросами психологии влияния на людей в интересах ЦРУ занимались Г.Айзенк, Дж.Гиттиннгер, Т.Лири, Г.Мюррей, М.Мид, Ч.Осгуд, К.Роджерс, Б.Скиннер и др. [153, с. 208 — 211]. Некоторые из них получали деньги в виде грантов лишь за то, чтобы придать легитимность и невольно замаскировать сущность деятельности созданного ЦРУ Общества экологии человека.

Отечественная военная психология разрабатывает конкретные психологические рекомендации военнослужащим о правилах эффективного поведения в плену и на допросе. Это в первую очередь касается военнослужащих с повышенным риском попадания в плен (летчики, десантники, разведчики, диверсанты и т.д.).

Еще в начале XX в. Н. Краинский писал, что одним из приемов деморализации неприятельской армии является воздействие на нее через пленных. Когда «распространяется слух о мягком обращении с пленными, целые толпы охотно сдаются в плен.

Миллионы пленных — тому доказательство… Командующему остается лишь поощрять сдачу неприятеля.

…Широко практикуется распропагандирована пленных в лагерях, инсценируются побеги уже развращенных пленных, направляемых в свою армию для разложения» [130, с. 179-180].

В годы Первой и Второй мировых войн, войн в Корее и во Вьетнаме методы переформирования поведения (переубеждения) военнопленных были детально проработаны и сегодня достигли высоких технологических форм. Достаточно сказать о том, что к концу корейской войны (1950—1953 гг.

) 70% американских военнопленных, число которых в Китае достигало 7 190 человек, либо признались в совершении преступления, либо поставили свои подписи под призывами прекратить войну в Азии. Более того, многие из них не отказались от своих признаний и после возвращения в США [153, с.

172].

Источник: https://pro-psixology.ru/vvedenie-v-professiyu-voennogo-psixologa/701-issledovanie-psixologicheskix-aspektov-plena.html

Ссылка на основную публикацию