Парадоксальная интенция — психология

Метод парадоксальной интенции Франкла

Парадоксальная интенция - психология

Метод, предложенный Франклом (Frankl V. Е.), автором логотерапии, в 1929 г., описан им лишь в 1939 г., а опубликован под этим названием в 1947 г. Логотерапия включает два таких специфических человеческих проявления, как самотрансценденция и способность к самоотстранению.

Человек с ноогенным неврозом постоянно находится в поисках смысла. Парадоксальная интенция Франкла применяется при неврозах, когда имеются следующие патогенные паттерны реагирования: 1.

Некий симптом вызывает у пациента опасение, что он может повториться; возникает фобия — страх ожидания повторения симптома, который приводит к тому, что симптом действительно появляется снова, и это лишь усиливает изначальные опасения пациента.

Иногда сам страх может быть тем, повторения чего боится больной, но чаще боятся обморока, инфаркта, апоплексического удара. На свой страх больные реагируют бегством от действительности (жизни), например стараются не выходить из дома.

2. Пациент находится под гнетом овладевших им навязчивых представлений, пытается подавить их, противодействовать им, но это лишь усиливает первоначальное напряжение. Круг замыкается, и пациент оказывается внутри этого порочного круга.

В отличие от фобии, собственно обсессивные состояния характеризуются не бегством, а борьбой — борьбой с навязчивыми представлениями. Однако и фобии, и обсессивные состояния вызываются стремлением избежать ситуаций, обусловливающих тревогу.

Невроз порождается не только первичными условиями (внешняя и внутренняя ситуация, ведущая к первому появлению симптома), но и вторичными (закреплением страха ожидания). Необходимо разорвать эти круговые механизмы. Сделать это можно, лишив подкрепления опасения больного.

При этом следует учитывать, что пациент с фобией боится чего-то, что может с ним случиться, в то время как больной с обсессией боится и того, что может совершить сам.

В данных случаях следует обратиться к столь характерной для человека способности к самоотстранению, которая особенно ярко отражается в юморе.

Юмор — важное свойство человеческой личности; он дает возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, и тем самым обрести над собой полный контроль.

Мобилизация этой способности человека к дистанцированию и достигается с помощью метода парадоксальная интенция Франкла.

Парадоксальная интенция Франкла построена на том, что пациент должен захотеть, чтобы осуществили то (при фобии) или чтобы он сам осуществил то (при обсессии), чего он так опасается. При этом парадоксальное предложение должно быть сформулировано по возможности в юмористической форме.

Очевидно сходство парадоксальной интенции Франкла с вошедшими позже в обиход методами поведенческой психотерапии. Однако, хотя в обоих случаях используется понятие подкрепления, не следует забывать о различиях, что иллюстрируется, например, сравнением с техникой «жетонов», где позитивно подкрепляется желаемое, правильное поведение.

9-летний мальчик регулярно, каждую ночь, мочился в постель. Родители и били сына, и стыдили его, и уговаривали, и игнорировали — все было безуспешно, становилось только хуже. Человек, к которому они обратились за советом, сказал мальчику, что за каждую ночь, когда он намочит постель, он получит по 5 центов.

Мальчик немедленно пообещал сводить его в кино и пригласить «на чашку шоколада» — настолько он был уверен, что скоро разбогатеет. К моменту следующей встречи пациент заработал всего 10 центов. Он сказал, что делал все возможное, чтобы мочиться в постель каждую ночь и заработать таким образом как можно больше денег, однако, к сожалению, ничего не получалось.

Он просто не мог понять этого, ведь прежде с этим у него все «было в порядке».

Логотерапия предвосхитила многое, что позднее поведенческой психотерапией было поставлено на солидную экспериментальную основу.

Так, исследуя эффективность парадоксальной интенции Франкла, поведенческие психотерапевты подбирали пары больных неврозом навязчивых состояний с одинаково выраженными симптомами и одного из них лечили методом парадоксальной интенции Франкла, а другого оставляли без лечения в качестве контрольного пациента.

Было установлено, что в течение нескольких недель симптомы исчезали только у больных, подвергшихся лечению, при этом ни в одном случае не возникли новые симптомы вместо прежних.

Парадоксальная интенция Франкла помогает даже в тяжелых и хронических случаях, причем и тогда, когда лечение длится недолго. Страх является биологической реакцией, позволяющей избегать тех ситуаций, которые страх представляет как опасные. Если больной будет сам искать эти ситуации, научится действовать «мимо» страха, то последний постепенно исчезнет, как бы «атрофируется» от бездействия.

Источник: https://psyera.ru/3362/metod-paradoksalnoy-intencii-frankla

Метод парадоксальной интенции в психотерапии

Метод парадоксальной интенции в психотерапии

Эта психотерапевтическая техника была предложена автором логотерапии, Виктором Франклом, в 1929 г., (описана в 1939 г., а опубликована лишь в 1947 г).

Этот метод демонстрирует высокую эффективность при психотерапии страхов, панических приступов и навязчивости. Вот его суть:

1. Часто случается, что некий симптом вызывает у пациента страх его повторения, то есть возникает фобия — страх ожидания повторения симптома, что ведет к тому, что симптом действительно появляется снова, что дополнительно подкрепляет изначальные опасения пациента.

Бывает, что сам страх может быть тем, повторения чего боится пациент, но чаще всего люди боятся физического недуга (обморока, инфаркта, инсульта и пр).

Чаше всего больные реагируют на этот страх бегством от действительности, например, стараются не выходить на улицу, избегают поездок в транспорте.

2. Пациент находится под давлением овладевших им навязчивых мыслей о повторении, пытается погасить их, бороться с ними, однако, это лишь усугубляет первоначальное напряжение – порочный круг замыкается.

В отличие от страхов, навязчивости характеризуются не бегством, а борьбой с навязчивыми представлениями. Однако и страхи, и навязчивости провоцируются стремлением избежать ситуаций, обусловливающих тревогу и напряжение.

Расстройство порождается не только первичными условиями (внешняя и внутренняя ситуация при появлении симптома), но и вторичными (закрепление страха ожидания). Разорвать порочный круг расстройства возможно, если лишить подкрепления опасения человека по поводу повторения симптома.

Однако следует учитывать, что больной со страхами боится чего-то, что может с ним случиться, в то время как пациент с навязчивостями опасается также того, что может совершить сам.

Консультация психотерапевта при этом подходе заключается в объяснении одного человеческого качества – способности к самоотстранению, которая особенно ярко проявляется в юморе. Юмор — важная способность человеческой психики, которая дает возможность дистанцироваться по отношению к чему угодно. Активация этой способности человека достигается с помощью метода парадоксальной интенции.

Парадоксальная интенция заключается в том, что человек должен захотеть, чтобы случилось то (при страхе) или чтобы он сам вызвал то (при навязчивости), чего он так опасается и старается избежать. В процессе консультации психотерапевта парадоксальное предложение должно быть сформулировано в юмористической форме, насколько это возможно.

Метод парадоксальной интенции демонстрирует сходство с техниками поведенческой психотерапии, которые стали применяться несколько позднее.

Но, несмотря на то, что в двух этих подходах используется понятие подкрепления, не следует забывать о различиях.

При поведенческой технике «жетонов», например, положительно подкрепляется желаемое, поведение, а при методе Франкла – парадоксально “поощряется” проявление самого симптома. Вот один клинический пример:

“9-летний мальчик регулярно, каждую ночь, мочился в постель. Родители и били сына, и стыдили его, и уговаривали, и игнорировали — все было безуспешно, становилось только хуже. Человек, к которому они обратились за советом, сказал мальчику, что за каждую ночь, когда он намочит постель, он получит по 5 центов.

Мальчик немедленно пообещал сводить его в кино и пригласить «на чашку шоколада» — настолько он был уверен, что скоро разбогатеет. К моменту следующей встречи пациент заработал всего 10 центов. Он сказал, что делал все возможное, чтобы мочиться в постель каждую ночь и заработать таким образом как можно больше денег, однако, к сожалению, ничего не получалось.

Он просто не мог понять этого, ведь прежде с этим у него все «было в порядке»”

Считается, что метод парадоксальной интенции Виктора Франкла эффективен даже в тяжелых и затяжных случаях.

Однако в процессе консультации психотерапевта суть метода должна быть правильна объяснена – если человек будет самостоятельно и активно искать ситуации, в которых он испытывает страх, при этом научится действовать «мимо» страха, отпускать его, то проявление расстройства постепенно исчезнет и страх «атрофируется», так как не будет постоянно подкрепляться.

При написании статьи использованы материалы “Психотерапевтической энциклопедии” под редакцией Б. Д. Карвасарского. – СПб: Питер Ком, 1998.

О НАШЕМ ПОДХОДЕ – психотерапия, йога, медитация.

Константин Блохин, психотерапевт, кандидат психологических наук, «Время радости».

Источник: http://joyjoyjoy.ru/konsultaciya-psixoterapevta-metod-paradoksalnoj-intencii.html

Страдания от бессмысленности жизни

Страдания от бессмысленности жизни

Метод парадоксальной интенции был впервые описан в 1939 году в моей статье «Медикаментозное лечение в качестве вспомогательного средства при психотерапии неврозов».

Примеры практического применения этого метода приведены в моих книгах «Теория и терапия неврозов», «Психотерапевтическая практика», «Человек в поисках смысла» и «Душепопечительство во врачебной практике».

Здесь я хотел бы сделать упор на неопубликованные материалы.

Вот что пишет мне Спенсер М., мой читатель из калифорнийского города Сан-Диего: «Через два дня после того, как я прочёл вашу книгу “Человек в поисках смысла”, мне выдался случай проверить логотерапию на практике. У нас в университете проходил цикл семинаров, посвящённых Мартину Буберу, и я принимал в них участие.

На первом семинаре я постоянно со всеми спорил и меня прошиб пот. Я сразу подумал, что другие, чего доброго, заметят, что я весь взмок, и от страха стал потеть ещё сильнее. Тут я вспомнил, что в вашей книге говорится об одном враче, которому вы помогли избавиться от приступов потливости. У меня как раз был такой приступ.

И хотя сам я довольно скептически отношусь к психотерапии, не говоря уже о логотерапии, в тот момент мне показалось, что сейчас самое время опробовать метод парадоксальной интенции. Помнится, вы порекомендовали тому врачу в следующий раз хорошенько напрячься и показать всем, как здорово он умеет потеть.

Ваш совет звучал так: “Скажите себе: раньше я выдавал всего лишь один литр пота, а теперь выдам целых десять”. И когда мне снова предоставили слово, я подумал: “Ну-ка, Спенсер, покажи им, как надо потеть! Вот так, хорошо, давай-ка ещё поднатужься!”. И в следующий миг я почувствовал, что перестал потеть. Я чуть было не рассмеялся.

Я и представить себе не мог, что метод парадоксальной интенции мне поможет, да ещё и так быстро. ”Надо же, сработало, — подумал я. — Наверное, в этом что-то есть”. А ведь я относился к логотерапии с предубеждением».

Мухаммед Садик описывает такой случай из своей практики: «У нас в клинике проходила курс лечения сорокавосьмилетняя женщина, которая страдала тремором. У неё так сильно тряслись руки, что она расплёскивала кофе или воду всякий раз, когда брала в руки чашку. Писать она была не в состоянии, читать ей было сложно, потому что она не могла ровно держать книгу перед глазами.

Читайте также:  Тоталитарные и деструктивные секты - психология

Как-то раз за завтраком мы сидели за одним столом, и я заметил, что у неё начался приступ тремора. Я тут же решил прибегнуть к методу парадоксальной интенции. Сделал я это с юмором. Я сказал ей: “Давайте устроим небольшое соревнование по тремору?”. Она опешила: “Что значит соревнование по тремору?”.

Я пояснил: “Ну, давайте проверим, у кого из нас руки будут дрожать сильнее и дольше”. Она сказала: “Так вы тоже страдаете тремором? А я и не знала!”. Я возразил: “Нет, тремором я не страдаю, но при желании могу потрясти руками. Вот, пожалуйста”. Я начал трясти руками, и она воскликнула: “Ого! Да у вас руки дрожат сильнее, чем у меня”.

Она попыталась за мной угнаться, а я её подзуживал: “Быстрее, быстрее, поднажмите”. Наконец, она выбилась из сил и сказала: “Ну, всё, хватит, я больше не могу”. Она встала из-за стола, пошла к буфету и вернулась, держа в руках чашку кофе. У меня на глазах она спокойно выпила кофе, не расплескав ни капли.

С тех пор всякий раз, когда у неё начинался приступ тремора, я предлагал ей: “Может быть, устроим соревнования по тремору?”. В ответ она говорила: “Давайте устроим”. И приступ всегда проходил».

Джордж Пинаммутил, врач из США, описывает такой случай: «Ко мне обратился молодой человек с жалобами на тик. Когда он пытался с кем-нибудь заговорить, он начинал непроизвольно моргать. В таких случаях его обычно спрашивали, что с ним случилось, а от этого он совсем терялся. Я направил его к психоаналитику.

После нескольких психоаналитических сеансов он опять пришёл ко мне на приём и заявил, что не рассчитывает на помощь психоаналитика, поскольку тот даже не смог определить причину расстройства. Я дал пациенту такой совет: “В следующий раз, когда вы с кем-нибудь заговорите, постарайтесь моргать как можно сильнее.

Покажите вашему собеседнику, как хорошо вы моргаете”. Он возмутился: “Вы что — с ума сошли? Мне же от этого станет только хуже!”. Вскоре он снова явился ко мне на приём, на сей раз в приподнятом настроении, и рассказал мне о том, что приключилось с ним на днях. По-началу он не собирался следовать моей рекомендации.

Между тем тик досаждал ему всё сильнее, и вот как-то ночью он вспомнил о моём совете и подумал: “Я уже всё перепробовал, и мне ничего не помогло. Почему бы мне не последовать совету того врача. Хуже всё равно не будет”. На следующий день он вступил с кем-то в разговор и попытался как можно сильнее моргать.

Каково же было его удивление, когда он заметил, что вообще не моргает. С тех пор он избавился от своего тика».

Вот что пишет мне сотрудник одного университета: «Чтобы меня приняли на одну должность, мне нужно было пройти собеседование. Я очень хотел получить эту должность, потому что тогда я смог бы перевезти жену и детей к себе в Калифорнию.

Я изо всех сил старался произвести хорошее впечатление на приёмную комиссию и от этого разволновался. А когда я волнуюсь, у меня начинают дёргаться ноги, причём довольно заметно. Так случилось и на этот раз.

Но я сразу сказал себе: “Сейчас я так напрягу эти чёртовы мышцы, что у меня ноги пойдут ходуном и сами пустятся в пляс. Пусть все решат, что я рехнулся. Сегодня эти чёртовы мышцы разойдутся вовсю. Это будут рекордные судороги”.

И что бы вы думали?! За всё время собеседования ноги у меня ни разу не дёрнулись. Я получил эту должность и уже готовлюсь к приезду своей семьи».

Мухаммед Садик, которого я уже цитировал, описывает случай одной восьмидесятипятилетней пациентки, которая пристрастилась к снотворному, попала в больницу и поступила к нему на лечение. Он пишет: «В десять часов вечера пациентка вышла из своей палаты и попросила дать ей снотворное.

Я ответил ей, что снотворного у нас, к сожалению, не осталось, а медсестра забыла заказать новую партию. “И как я теперь, по-вашему, смогу уснуть?” — возмутилась она. “Сегодня придётся обойтись без снотворного”, — сказал я. Через два часа она снова вышла из своей палаты и заявила: “Я не могу заснуть”.

Тогда я дал ей такой совет: “А что если вы вернётесь в постель и попробуете перебороть сон!”. Она промолвила: “Я-то думала, что я одна тут сумасшедшая, а теперь смотрю — вы тоже”. — “Иногда бывает забавно почувствовать себя сумасшедшим, — сказал я. — Вы ведь меня понимаете?”.

Она спросила: “Вы это серьёзно?” — “Что именно?” — переспросил я. “Вы всерьёз сказали, что мне нужно перебороть сон?” — поинтересовалась она. “Конечно, всерьёз, — ответил я. — Да вы попробуйте! Заодно посмотрим, сможете ли вы бодрствовать всю ночь. Хорошо?”. Она согласилась и ушла.

Когда утром медсестра принесла в палату завтрак, она застала пациентку спящей».

Самые обычные люди на удивление часто и успешно используют метод парадоксальной интенции в жизни. Приведу в пример случай одной женщины, которая четырнадцать лет страдала агорафобией. Она прошла трёхгодичный курс традиционного психоанализа, который ей не помог. После двухгодичного курса гипнотерапии состояние её немного улучшилось.

Но излечить её так и не удалось. Однажды её пришлось даже госпитализировать на полтора месяца. Сама она пишет: «За все эти четырнадцать лет не произошло никаких изменений к лучшему. Каждый день был для меня сущим адом».

Однажды на улице её охватила паника, и она уже хотела вернуться домой, как вдруг вспомнила о рекомендациях, которые вычитала в моей книге «Человек в поисках смысла», и сказала себе: «Сейчас я покажу всем на улице, как я могу упасть в обморок от страха». В тот же миг страх пропал.

Она спокойно дошла до супермаркета и выбрала там всё, что ей нужно было купить. Когда она подошла к кассе, её вдруг бросило в дрожь, и она покрылась испариной. Она остановилась и подумала: “Сейчас я покажу этому кассиру, как я умею потеть. То-то он удивится”. Она вышла из магазина, пошла домой и только тут заметила, что не испытывает никакого страха.

С тех пор она стала при необходимости пользоваться методом парадоксальной интенции. Спустя всего несколько недель она уже так легко справлялась со страхом, что ей и самой не верилось, что когда-то она страдала агорафобией.

На симпозиуме по логотерапии, который был организован в рамках шестого международного психотерапевтического конгресса, доктор Герц из США, главный врач Государственной больницы штата Коннектикут, представил ряд интересных историй болезни.

К нему поступила на лечение сорокапятилетняя женщина. Пациентка была замужем и растила шестнадцатилетнего сына. На протяжении двадцати четырёх лет она страдала тяжелейшим фобическим синдромом: у неё наблюдались симптомы клаустрофобии и агорафобии, она боялась высоты, боялась ездить на лифте, боялась ходить по мостам и т. п.

Все эти двадцать четыре года её пытались лечить всевозможными психотерапевтическими методами. Несколько раз она прошла полный курс долгосрочной психоаналитической терапии. Последние четыре года она провела в клинике. Пациентка принимала успокоительные средства, но всё равно постоянно находилась в крайне возбуждённом состоянии.

Полуторагодичный курс психоаналитической терапии, который она прошла у опытного аналитика, не принёс желаемого результата. Первого марта 1959 года за её лечение взялся доктор Герц, который решил применить метод парадоксальной интенции. Через пять месяцев пациентка, которая целых двадцать четыре года страдала от фобического синдрома, избавилась от всех симптомов.

Вскоре её выписали из клиники. С тех пор она благополучно живёт со своей семьёй и здравствует.

А вот случай невроза навязчивого состояния. К доктору Герцу поступил на лечение пятидесятишестилетний женатый мужчина, адвокат; его восемнадцатилетний сын ко времени начала лечения уже учился в колледже. Вот уже семнадцать лет пациента преследовали навязчивые идеи.

Всё началось с того, что однажды у него внезапно закралась страшная мысль: а что если в своей налоговой декларации он занизил сумму подоходного налога на триста долларов и обманул налоговую инспекцию? Хотя он прекрасно знал, что заполнил налоговую декларацию правильно, ему никак не удавалось отделаться от этой навязчивой идеи.

Он живо представлял себе, что против него возбудят уголовное дело по обвинению в мошенничестве, арестуют его, будут писать о нём в газетах и лишат его права заниматься адвокатской практикой. Он уехал в санаторий, где его сначала лечи-ли психотерапевтическими методами, а затем провели двадцать пять сеансов электрошока. Но всё тщетно.

К тому времени состояние его настолько ухудшилось, что ему пришлось закрыть свою адвокатскую контору. Бессонными ночами его одолевали навязчивые идеи, которые множились день ото дня. «Стоило мне отделаться от одной навязчивой идеи, как у меня тут же возникала другая», — рассказывал он доктору Герцу.

Больше всего его изводила мысль о том, что он может не заметить, как истечёт срок действия его многочисленных страховых полисов. Он то и дело доставал полисы из специального стального сейфа, в котором они хранились, внимательно их просматривал, затем аккуратно перевязывал шнурком каждую папку с документами и снова запирал их в сейфе.

Дошло до того, что он отправился в Лондон и заключил со страховой компанией «Ллойд» индивидуальный договор страхования от непреднамеренных ошибок, которые он мог ненароком допустить в ходе юридической практики. Впрочем, вскоре ему пришлось вообще отказаться от юридической практики. Из-за обострения невроза навязчивого состояния пациента поместили в психиатрическую клинику Мидлтауна.

В этой клинике доктор Герц и приступил к лечению пациента с помощью метода парадоксальной интенции. На протяжении четырёх месяцев доктор Герц трижды в неделю проводил с ним сеансы логотерапии. На каждом сеансе доктор Герц советовал пациенту настраивать себя таким образом: «Плевать я хотел на всё. К чёрту педантизм! Мне всё равно — пусть меня арестуют.

Чем раньше, тем лучше! Ну, допущу я ненароком ошибку. Чего мне бояться? Пожалуйста, арестовывайте меня, да хоть три раза на дню! Тогда я хоть получу назад свои денежки — кругленькую сумму, которую я выложил страховым агентам в Лондоне».

Вскоре пациент уже буквально жаждал наделать побольше ошибок и вознамерился как можно сильнее запутать свои дела, чтобы доказать своей секретарше, что он «величайший растяпа на свете».

По мнению доктора Герца, на пациента так подействовала невозмутимость, с которой врач давал ему свои странные рекомендации, что он не просто задался целью совершить ошибку, но и воспринимал эту парадоксальную интенцию с юмором. Доктор Герц, разумеется, старался подыграть пациенту.

Когда пациент приходил к нему на приём, доктор Герц восклицал: «Ба! Кого я вижу! Так вы ещё на свободе? А я-то решил, что вас уже засадили за решётку. Я даже газеты просматривал. Думаю, дай гляну, не пишут ли там чего о жутком скандале, который из-за вас разразился». В ответ пациент обычно хохотал и по примеру врача начинал подшучивать над своим неврозом: «Да и наплевать. Пусть арестовывают. В худшем случае из-за этого обанкротится страховая компания». Через год после завершения лечения пациент сказал доктору Герцу: «Этот метод, который вы называете парадоксальной интенцией, сработал. Честно говоря, это чудо какое-то. За четыре месяца вам удалось сделать из меня нормального человека. И хотя время от времени у меня возникают кое-какие прежние опасения, теперь я могу живо от них избавиться, потому что знаю, как себя контролировать!».

Метод парадоксальной интенции я начал применять ещё в 1929 году{17}, но сам этот термин впервые появился в моей работе, опубликованной в 1947 году{18}. Некоторые психотерапевты, практикующие бихевиористскую терапию, отмечают явное сходство моего метода с разработанной позднее бихевиористской методикой лечения.

Читайте также:  Знаки превосходства и подчинения - психология

Неслучайно именно психотерапевты бихевиористы первыми решили экспериментальным путём проверить эффективность метода парадоксальной интенции. В ходе эксперимента профессора психиатрической клиники при Университете Макгилла Л. Шойом, Х. Гарса-Перес, Б. Л. Ледвидж и К.

Шойом выбирали хронических невротиков с двумя одинаково сильными симп- томами невроза навязчивого состояния и с помощью метода парадоксальной интенции оказывали целенаправленное воздействие на один из двух симптомов, на так называемый «симптом-мишень», не воздействуя на другой «контрольный» симптом.

В течение нескольких недель у всех больных исчезли лишь те симптомы, на которые оказывалось целенаправленное воздействие, причём ни в одном случае взамен исчезнувших симптомов не развились новые{19}.

Моим сотрудникам Курту Кокуреку и Эве Коздере при лечении больных с застарелым неврозом навязчивого состояния удалось с помощью метода парадоксальной интенции в кратчайшие сроки вернуть всем своим пациентам работоспособность. Судя по этим результатам, так называемая краткосрочная психотерапия может быть вполне эффективным средством лечения.

Кроме того, следует отметить, что, по мнению Шульца, «все разговоры о том, что при быстром излечении вместо исчезнувших симптомов всегда развиваются новые симптомы или возникают какие-то иные психические отклонения, совершенно беспочвенны»{20}. Однако это не означает, что с помощью логотерапии всегда можно добиться успеха в столь же короткие сроки. Просто я привёл в пример самые показательные случаи.

Источник: http://bookap.info/book/frankl_stradaniya_ot_bessmyslennosti_zhizni/gl5.shtm

Парадоксальная интенция | База знаний | PsyGuru

Парадоксальная интенция

Парадокса́льная инте́нция — методика, применяемая в психотерапии. Данный метод был разработан австрийским психиатром и психологом Виктором Франклом для своей логотерапии.

В рамках данной методики пациенту, имеющему определённую фобию, предлагается противоречивая попытка возжелать то, чего он больше всего боится. Это может быть объект, действие или ситуация, в которой пациент очень боится оказаться.

Также методика используется для лечения обсессивно-компульсивного расстройства.

Применение методики

Одним из примеров, приводимых автором метода, является случай с молодым врачом, испытывавшим сильный страх потоотделения. Как только молодой человек начинал бояться, что вспотеет, он тут же обильно потел.

Возникал порочный круг: страх вспотеть порождал еще более интенсивную реакцию потоотделения.

Чтобы разорвать возникший порочный круг психотерапевт рекомендовал молодому врачу следующее: каждый раз, когда тот начинает потеть, намеренно стараться продемонстрировать окружающим, насколько хорошо он умеет это делать.

Теперь как только он встречал кого-нибудь, кто вызывал у него предваряющую тревогу потоотделения, то говорил себе: «Раньше я потел только на кварту, а теперь напотею по меньшей мере на десять кварт!» В результате после одного сеанса пациент, десять лет страдавший этой фобией, за неделю освободился от неё навсегда.

Франкл утверждает, что парадоксальная интенция также может применяться при нарушения сна: «Страхбессонницы порождает экстенсивное стремление заснуть, которое в свою очередь делает пациента неспособным заснуть.

Чтобы преодолеть этот специфический страх, я обычно советую пациенту не стремиться заснуть, но, наоборот, стараться как можно дольше бодрствовать.

Иными словами, усиленное стремление заснуть, порождаемая боязнью не заснуть, должна быть заменена парадоксальной интенцией — стремлением не заснуть, вскоре за которым должен последовать сон».

Как только пациент прекращает попытки борьбы со своими фобическими и прочими проявлениями, вместо этого используя парадоксальную интенцию, порочный круг разрывается, симптом ослабевает.

По утверждениям автора метода, в конце концов симптом должен атрофироваться. Виктор Франкл настаивает на том, что возникший порочный круг разрывается не невротической сосредоточенностью на собственной личности (жалость к себе, презрение и т.д.

), а личной вовлечённостью в осмысленную деятельность, что и становится ключом к исцелению.

Парадоксальная интенция эффективна при лечении обсессивных, компульсивных и фобических состояний, особенно в случаях, которые связаны с антиципированной тревогой. Кроме того, это быстродействующий терапевтический метод; при этом быстрая терапия обязательно даёт не только временный терапевтический эффект.

«Одно из наиболее распространённых заблуждений ортодоксального фрейдизма, — пишет Эмиль А. Гутейл, — состоит в том, что устойчивость результатов считается соответствующей длительности терапии».

Франкл приводит пример пациента, у которого терапевтический эффект сохранился через двадцать лет после применения парадоксальной интенции.

Особенности

Применение данного приёма основывается на специфически человеческой способности к отстранению, лежащей в основе чувства юмора. Эта важная способность отстраняться от себя задействуется всякий раз, когда применяется логотерапевтический приём парадоксальной интенции.

При этом пациент обретает способность отстраниться также от своего невроза. Гордон Олпорт пишет: «Невротик, который учится смеяться над собой, встал на путь к самообладанию, а возможно и выздоровлению».

Парадоксальная интенция служит эмпирическим подтверждением и клиническим применением этого утверждения Олпорта.

Парадоксальная интенция не зависит от этиологической базы в каждом конкретном случае. Эдит Вейскопф-Джельсон утверждает: «Хотя традиционная психотерапия настаивает, что терапевтические процедуры должны основываться на выявлении этиологии, вполне возможно, что в раннем детстве неврозы могут вызываться одними причинами, а во взрослом возрасте — совсем иными».

Источник: https://psyguru.com/database/knowledge/article-78-paradoksalnaya-intenciya

Интенция парадоксальная

Интенция парадоксальнаяспециальная терапевтическая техника, метод, прием, используемые в логотерапии при лечении невротических заболеваний.

   Терапевтическая техника парадоксальной интенции была предложена австрийским психотерапевтом В. Франклом (1905–1977) в 1946 г. В систематическом виде эта техника была представлена им в 1960 г.

Она основывалась на двойном факте, зафиксированном логотерапией и состоящем в том, что, с одной стороны, тревога пациента порождает именно то, чего он боится, а с другой стороны, невротическая интенция (гиперинтенция) делает невозможным достижение того, чего пациент хочет.

Попытка избежать ситуаций, в которых возникает тревога, или подавить, побороть угрожающие идеи только усиливает невротические симптомы.

Исходя из подобного понимания патогенеза невротического заболевания, техника парадоксальной интенции состоит в том, что испытывающему тревогу пациенту предлагают осуществить именно то, чего он боится и от чего он спасается «бегством в болезнь».

   Если удается привести пациента в состояние, когда он способен перестать избегать свои невротические симптомы или бороться с ними, то симптомы ослабевают сами по себе. Если же удается преувеличить их, то они вообще перестают преследовать и беспокоить пациента.

Понимание существа парадоксальной интенции можно проиллюстрировать следующим примером, почерпнутым из терапевтической практики В. Франкла.

В течение последних трех лет тридцатипятилетняя пациентка была парализована боязнью бактерий: она постоянно мыла руки из-за страха перед бактериями, не выходила из дома, не позволяла мужу прикасаться к детям и решила развестись, так как чувствовала, что делает несчастной свою семью.

Используя метод парадоксальной интенции, аналитик предложил пациентке подражать его действиям. Он начал скрести пол руками, говоря, что никак не может набрать грязи, чтобы получить достаточное количество бактерий. При поощрении аналитика пациентка последовала его примеру.

Это привело к тому, что в дальнейшем она стала работать со всевозможными грязными вещами, чтобы как можно чаще соприкасаться с микробами. Через несколько дней пациентка могла обнимать и ласкать своих детей без боязни заразить их. Навязчивость мытья рук исчезла. Женщина могла выполнять все повседневные дела, на которые раньше была не способна.

   Метод парадоксальной интенции предполагает использование специфической человеческой способности, а именно юмора, с которым индивид может относиться к самому себе. Юмористическая организация ситуации позволяет придерживаться установки менее серьезного отношения к своим невротическим симптомам. Пациент оказывается способным посмеяться над самим собой.

Он как бы обретает возможность отделиться от невроза, дистанцироваться от него, воспринять происходящее в шутливой форме.

Метод парадоксальной интенции как раз и основывается на том, что обучение пациента юмористическому отношению к самому себе, своим симптомам и невротическому заболеванию в целом является важным и необходимым условием для возможного его выздоровления.

   Если, например, человек страдает излишней застенчивостью и в присутствии вышестоящего должностного лица его охватывает дрожь, в результате чего одна только мысль о предстоящей встрече с ним вызывает у него панический страх, то он может прибегнуть к следующему приему.

Он может сказать самому себе: «Наконец-то я вновь вижу должностное лицо. Сейчас я начну так дрожать перед ним, что никто не сможет сравниться со мной по степени дрожания. Я самый великий дрожатель в мире. Я могу так долго дрожать, что мой рекорд дрожания занесут в Книгу рекордов Гиннесса».

Или если пациент страдает невротическим страхом сердечных приступов и боится один ездить в лифте, так как в случае приступа никто не сможет ему помочь, то он может сказать своему собственному страху: «Вчера я спускался по лестнице пешком вместе с соседом, а сегодня я один не только воспользуюсь лифтом, но даже специально поднимусь на пять этажей выше, чтобы у меня было несколько сердечных приступов». Практика логотерапии показывает, что и в том и в другом случае происходит совсем не то, к чему стремится человек: «дрожателю» не суждено попасть в Книгу рекордов Гиннесса, поездка на лифте несколькими этажами выше не сопровождается у человека сердечным приступом.

   По мнению ряда логотерапевтов, метод парадоксальной интенции особенно эффективен при лечении различного рода фобий, особенно в том случае, когда аналитику удается научить пациента с юмором и смехом относиться к собственным страхам, тревогам, волнениям, переживаниям.    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/intencija-paradoksalnaja.html

Внимание: опасные ошибки! Парадоксальная интенция

Внимание: опасные ошибки! Парадоксальная интенцияИтак, очередная ошибка в трактовке парадоксальных методов. Однако на этот раз она очень опасна как для клиентов, так и для самих психологов… которые рискуют потерять репутацию, результаты своей работы и даже профессиональную идентификацию.. и потерю себя в профессии.

Почему психологи то и дело ошибаются в трактовке методов? По тем же причинам, что и все люди, чтоб удачнее делать то, что они очень удачно делали до сих пор: избегать боли, не выходить из зоны комфорта. Парадоксы же штука вредная.

Даже просто зная, какой-нибудь парадокс уже очень сложно оставаться внутри проблемы, он тащит наружу, иногда, когда нет поддержки, это страшно и один из способов противостоять этому — интерпретировать сам метод слегка иначе.

Читайте также:  Бесполезность диалектики - психология

Ну и просто потому, что парадоксы — опасны для формальной логики, к которой привыкла наша цивилизация.

Недавно мои коллеги наткнулись на статью, содержащую фрагмент, который содержит описание парадоксальной интенции «наоборот», опасен как для клиентов, так и для самих психологов. Сама статья хорошая.

Она мне нравится и по запалу и по приведенным примера, и просто потому что рассказывает о новых методах терапии. В статье традиционно перепутаны  парадоксальные и провокационные методы, но это дело обычное. Однако есть очень опасный фрагмент.

Моя колега в ответ: » огого! Отсюда поподробнее?»

Итог был таков – пациентка исчезла. Вероятнее всего, излечилась.

Парадоксальная интенция заключается в том, чтоб психолог присоединился к тому, на чем настаивает клиент, и довел бы это до гротеска.У вас в жизни все плохо? Посмотрите внимательнее все не только плохо, но гораздо ужаснее! Гораздо.

Можно использовать коммуникационное усиление в виде: вы не правы! Все не только плохо, но гораздо ужаснее, это катастрофа, конец, ужас!В данном же примере, мы видим, что клиентка настаивала на том, что ее обижают.Медпсихолог же сказала ей противоположное (обычное дворовое хамство..

), «на вас пахать надо», означает, что вы не правы на самом деле, и все хорошо ,а ваши переживание — просто наглость. Парадоксальная интенция = настаивание на том, что человек прав и даже не знает насколько.Далее говорится, что клиентка повела себя еще хуже, продолжает жаловаться, но уже на меня.

https://www.youtube.com/watch?v=gioPxfeMJ5Y

В описанном примере неясно, что именно говорила клиентка, но явно следует, что она на кого то жаловалась, говорила, что другие плохие. А теперь жалуется на медпсихолога.Автор совершила распространенную ошибку.

Видимо, она думает, что в парадоксальной интенции «усилить обиду» значит еще больше обидеть человека.

Вообще-то нет. Надо присоединиться к обиде и сказать, что причины обиды больше, чем человек подозревает.

Автор совершила вторую распространенную ошибку. Видимо, она думает, что эффект парадоксальной интенции — усиленное чувство обиды у пациентки.

Вообще-то нет. Эффектом должно являтся удивление клиентки и позыв к переубеждению самого психолога.

Автор совершила третью распространенную ошибку. Видимо, она думает, что если после приема клиентка пошла жаловаться на психолога другому человеку или ушла — это хороший эффект терапии.

Вообще-то нет. Эффектом должно являться облегчение симптома и переход клиентки в консенсусную реальность с психологом.

А что у нас? Клиентка обиделась, явно ощутила, что ее не понимают, ушла от доктора, продолжила симптом и исчезла….

Почему это опасно для психологов? Да потому что напрочь дезориентирует в профессии и психолог просто может выпасть из нее!

Как же звучала бы парадоксальная интенция в этом случае?

Например так:

Психолог: «Да, вас обижают, а вы плохо защищаете свои права! Вас все обижают, а вы спускаете им с рук, посмотрите, вы не замечаете и половины всех оскорблений.

Ваш муж? Да вы говорили мельком, что он пошел в магазин и не купил цветы? И вы переживаете только из-за цветов? А как он смел идти в магазин без вашего ведома? Вообще-то мужья должны справляться у жен, на что они собираются тратить деньги! Последние 70 в лет в России все деньги храняться только у женщин! На вас накричали в метро! А вы даже не обратились по колонне в экстренную помощь! Вы не пожаловались на охрану правопорядка в метро! Этих людей надо лишить премии, некоторых точно нужно уволить, а вы бездействуете! Давайте мы планомерно составим список нарушения ваших прав и посмотрим, где вы недосмотрели имеющихся оскорблений. А домой вам задание: внимательно наблюдайте за каждом шагом окружающих людей, как только вы видите оскорбление, нарушение ваших прав, хамство, то помните — вы недосмотрели минимум еще 50%. У вас из-за постоянных нарушений прав уже выработалась нечувствительность и абсолютно все люди используют вас во всех ситуациях только как подножный коврик ежедневно!

Клиентка: (Ожидаемый ответ, проверенный мной уже сотни раз): Доктор, ну не совсем! Не все люди, и не во всех ситуациях. Вот посмотрите, здесь вот нет, и тут вот нет. И сотрудники метрополитена не виноваты в поведении того мужика, он просто сам козел, но они-то тут причем! И мои близкие меня любят, они просто не замечают, что делают.По мере перехода клиента в реальность можно еще чуть чуть поиспользовать интенцию, а можно уже дальше сказать:

Психолог: Ой, правда? А у меня сложилось ощущение …

Клиентка: Ну, да… но не везде…
Психолог: Это хорошо. Расскажите мне о тех, кто вас понимает и защищает.А может ли быть фраза: «Да на вас пахать надо» парадоксальной интенцией? Конечно.Например, в случае с трудоголиком, который отказывается понимать, что он трудоголик и его вклад себя в работу превышает всякую норму.

Прекрасную работу продемонстрировала мне Марина Уланова, талантилвый психолог. (

данные истории немного искажены без потери сути)Ее клиентка настолько уработалась на 2х работах, что уснула в парке на траве и очнулась только вечером. Она демонстрировала свою убежденность в том, что данное происшествие — нарушение психики, а вовсе не истощение от работы. Выяснилось, что она еще и спит всего по 4 часа.

И жестко отстаивала мнение, что все это, конечно, не из-за таких мелочей.На что Марина сказала ей: «4 часа??? Для взрослого человека это много! Вам надо сократить время сна, иначе вы так и будете чувствовать сонливость!»Клиентка же замерла… Сказала, что, вроде как, наверное. А на второй сессии сказала: «Вы знаете, похоже, наоборот.

Я недосыпаю… и работаю слишком много»Вот в этом случае да… «Да на вас пахать надо» является присоединением к тому, на чем настаивает клиентка, то есть на том, что на самом деле работать надо также и спать также мало. И Марина присоединилась к этому, усилив до гротеска, и … клиентку приотпустило. Да, работать с ней нужно и дальше.

Но кто сказал, что парадоксальная интенция — решает все. Нет, она просто возвращает человека из виртуальной игры в жизнь.

ПС: А вы не замечаете в описанной статью сходства поведения пациентки, которая жаловалась на жизнь медпсихологам, с поведением медпсихолога, которая жаловалась на клиентку другому психологу 🙂 Думаю, ответ, почему медпсихолог ответила клиентке так … ясен.

Источник: https://contrparadoxx.livejournal.com/3407.html

Психодинамически-ориентированные интервенции. Парадоксальная интенция

Парадоксальная интенция

Когнитивным гипотезам объяснения расстройств сна соответствует метод парадоксальной интенции, который разработал В. Е. Франкл в русле своей логотерапии (Frankl, 1960).

Речь идет о технике самоконтроля, в соответствии с которой пациенту «прописывают» симптом его заболевания. Пациента, страдающего нарушением сна, призывают отказаться от попыток заснуть.

Вместо этого он должен как можно дольше не спать и с открытыми глазами наблюдать за реакцией своего тела.

В основе парадоксальной интенции лежит то соображение, что сильное «желание заснуть» вызывает вторичный страх, усиливающий симптом. Благодаря противоположному намерению изменяется когнитивная схема и в результате размышления о расстройстве прекращаются.

Этот подход, как и другие виды поведенческой интервенции, является весьма успешным.

Тернер и Ашер (Turner & Ascher, 1979) вылечили путем применения парадоксальной интенции, контроля стимулов или прогрессивной релаксации по крайней мере 10 пациентов с хронической бессонницей в возрасте от 24 до 79 лет (для контроля использовалась группа с применением плацебо и группа ожидания). Во всех группах, в которых проводилась терапия, улучшились субъективные оценки сна и уменьшилось потребление снотворного.

Парадоксальная интенция непосредственно отвлекает засыпающего от мыслей, направленных на симптомы. Это воздействие может достигаться также и с помощью косвенных инструкций.

Вулфолк и Мак-Налти (Woolfolk & McNulty, 1983) смогли показать, что засыпание улучшается и путем активизации нейтральных или приятных представлений и без дополнительной релаксации.

Такой тренинг воображения оправдал себя и при лечении прерывистого сна (Morin & Azrin, 1987).

Расстройства сна, возникшие на фоне невротических заболеваний, естественно, учитываются всеми направлениями психотерапии, однако не существует специфической терапевтической методики. Считается, что после переработки психических конфликтов вторичный симптом (расстройство сна) исчезает сам собой.

Систематических исследований эффективности лечения расстройств сна не существует. При личностноориентированных психотерапевтических подходах не принято специально заострять внимание на отдельном симптоме.

Энгель-Зиттенфельд, Энгель, Хубер и Цангль (Engel-Sittenfeld, Engel, Huber & Zangl, 1980) исследовали результаты 15-часовых психотерапевтических бесед с пациентами, страдающими хронической бессонницей, в сравнении с аутогенной тренировкой и методом биообратной связи.

Результаты, полученные по трем методикам, не различались и к тому же были довольно скромными, причем количество прерываний терапии было выше всего при разговорной психотерапии.

Здесь обращает на себя внимание проблема, которая нередко встает при лечении первичных нарушений сна.

Даже когда в основе расстройства сна лежит какой-либо психологический конфликт, пациенты ожидают, что последует симптоматическое лечение, т. е.

что лечить будут их проблемы со сном, и у таких пациентов нет мотивации говорить о своих психологических проблемах. Пациенты не видят связи между расстройством сна и своими переживаниями. Это иллюстрирует, например, прим. 32.3.1.

Примечание 32.3.1. Нарушение сна в психодинамическом аспекте

Господин Б., 45-летний директор средней школы, уже 20 лет жалуется на нарушение засыпания и прерывистый сон, сопровождаемые состояниями страха. При этом бросается в глаза большой разброс симптомов. Господин Б.

рассматривает свою бессонницу как единственную причину неудовлетворенности собой и взаимоотношениями с окружающими, которые ему чрезвычайно мешают в повседневной жизни. «Плохой сон — причина того, что я никак не могу решить своих проблем». Он переживал нарушение сна как чуждую Я и неподконтрольную ему помеху. Господину Б.

не приходило в голову, что бессонница может быть только реакцией на его психологический конфликт.

И только после того как в своем дневнике, регистрирующем протекание сна, он начал отражать и события предшествующего дня, ему постепенно стало ясно, что выраженность его бессонницы изменяется в зависимости от степени актуализации его конфликтов. После этого господин Б., естественно, осознал, что решение своих проблем ему необходимо искать с помощью психоанализа.

Кэйлс, Солдатос и Кэйлс (Kales, Soldatos & Kales, 1982), которые в своей клинике диагностировали и вылечили большое количество пациентов, страдающих расстройствами сна, рекомендуют при бессоннице, основывающейся на психологических конфликтах, докопаться до истоков последних, как это обыкновенно делается психоаналитиками, чтобы довести до сознания пациента связь между симптомом и конфликтом.

Для особой формы нарушения сна — пробуждений из-за кошмаров, сопровождающихся повышенной физиологической активностью, также показано применение конфликто-ориентированной терапии (Strauch & Meier, 1992). Естественно, такие кошмары успешно вылечиваются и с помощью систематической десенсибилизации (Celluci & Lawrence, 1978).

Источник: https://studlib.info/psikhologiya/3985452-psikhodinamicheski-orientirovannye-intervencii-paradoksalnaya-intenciya/

Ссылка на основную публикацию