Природа человека — психология

Сущность человека с точки зрения психологии и философии

Сущность человека с точки зрения психологии и философии

2008-10-29  Андрей Самарский  Версия для печати

Сущность человека кажется всем самоочевидной, и очень часто об этом даже не задумываются. Но на самом деле это та проблема, которая до сих пор для многих остается загадкой.

Существует разные взгляды на эту проблему: начиная с того, что нет какой-то определенной сущности, или что она-то есть, но ее невозможно познать, до того, что она познаваема и предлагаются разные концепции сущности человека.

Особенно распространено мнение, что сущность человека связана с его личностью, а та, в свою очередь — с психикой, и познав психику, можно познать сущность человека. Но может ли наука психология, предметом которой является исследование психики, дать понимание сущности человека?

Ответить на этот вопрос можно лишь показав историческую связь психики с деятельностью человека, каким образом она возникает в человеке (или она присуща ему от рождения?), каковы законы ее изменения, и правильно ли психология рассматривает психику человека.

Известно, что термин психология — «наука о душе» — начали использовать в Древней Греции, а термин «психея» происходит из древнегреческой мифологии, которая зародилась еще в первобытнообщинном строе. Это было не случайно, ведь именно тогда люди стали впервые задумываться об окружающем их мире.

Согласно материалистической концепции, сознание у человека, как и сам человек, возникает тогда, когда он начинает выделять себя из природы — противопоставлять себя природе. Причиной тому есть реальное противопоставление себя природе с помощью орудий труда.

Отныне между ним и природой стоит посредник — предмет, непременно предмет человеческого труда, относясь к которому, человек относится к природе.

Поначалу человек относился ко всему как к живому: всякая природная вещь и явление было для него наделено душой, но со временем, когда деятельность человека стала воспроизводить эти природные явления и вещи, когда они стали понятными, изменялось и его отношение к ним. Параллельно у людей складывалось особое отношение к сознанию, которое тогда было неразрывно связано с понятием души. Мифология решала этот вопрос по-своему, в силу имевшихся в то время знаний, но главное, что она дала в этом отношении — это основу понятия душа, с которым впоследствии имела дело наука.

Современные психологи имеют полное право отрицательно относится к термину «душа», поскольку много веков считалось, что душа дается богом, и иного способа познать человека, как через познание бога, нет.

Психические заболевания назывались душевными болезнями, а лечили их только в соответствующих учреждениях (и сейчас в городах старые психиатрические лечебницы располагаются рядом с церковью или монастырем).

Конечно, это ни на шаг не продвигало человечество к пониманию действительной сущности человека, к пониманию личности.

Учение о душе освободилось от религиозных пут, и стало трактоваться как теория личности. Это было, без сомнения, прогрессивным шагом. Но прямо противоположный подход также не дает понимания сущности человека.

Если искать сущность человека в его организме, в работе головного мозга, то этот путь тоже окажется тупиковым. И тем не менее, многие современные психологи ищут сущность человека в особенностях нейрофизиологической структуры организма.

В русле такого подхода мышление понимается как продукт работы головного мозга, а загадка личности кроется в особенностях структуры головного мозга.

К сожалению, обывательская аналогия мышления с процессами обработки информации в компьютере берут на вооружение и ученые (отсюда и попытки построить искусственный интеллект, заменив нейроны системой электронных логических элементов).

Такая традиция была так же очень широко распространена у нас. Конечно, отечественные психологи имели более тонкий подход к вопросу о отношении особенностей психики к особенностям структуры нервной системы, чем кибернетики, однако часто считали, что первое зависит от второго. В 60-х годах на страницах журнала «Вопросы философии» произошел известный спор между философом Э. В.

Ильенковым и психологом Д. И. Дубровским [1]. Суть спора — вопрос о том, что является определяющим в личности — биологическое или социальное. Дубровский стоял на позиции, что определяющими являются особенности структуры головного мозга, хотя формируются способности и мышление посредством деятельности субъекта в социальной среде.

Позиция Ильенкова была противоположна и состояла в том, что хотя мозг и является органом, с помощью которого мыслит человек, но его структура нисколько не определяют ни способности, ни мышление (естественно, речь идет о медицински здоровом мозге). Т. е.

мозг обычного человека не отличается от мозга гения, и различия нужно искать не внутри тела человека, а исключительно в общественных условиях развития каждого конкретного человека.

И Ильенков, и Дубровский стояли на материалистических позициях. Различие было в том, что у Дубровского — это позиция механистического (метафизического) материализма, а у Ильенкова — позиция диалектического материализма.

Почему именно общественные условия являются определяющими в формировании личности? Ответ философа был таким: да потому, что сама личность — понятие сугубо общественное, возникает и существует исключительно в обществе.

При этом общество — это не просто среда обитания человеческого индивида, и даже не совокупность индивидов, а живой, развивающийся организм, ансамбль всех человеческих отношений.

Формальная логика — логика метафизического материализма — справляется только с одной стороной противоположности, а именно с индивидом, взятым со стороны его частичности, единичности.

Об этом говорят и много современных модных направлений в философии и психологии, что сущность человека — это его неповторимый внутренний мир, переживания, эмоции. Диалектическая логика позволяет понять противоречивость личности, в которой, с одной стороны, она выступает как нечто индивидуальное и неповторимое, а с противоположной — как проявление всех общественных отношений.

Но что такое человеческий индивид, и откуда он взялся? Если проследить историю человечества, то представление о человеке как об индивиде возникло довольно поздно — в XVII — XVIII веке, в эпоху зарождения капиталистического строя.

Связано это, прежде всего, с экономическими условиями производства — единицей производства стал индивидуальный (частный) производитель. До этого речь о человечестве шла как о племени, роде, сословиях, классах, но не индивидах. Соответственно, сознание человека формировалось не как индивидуальное, а как общественное.

Сам человек и его отношение к миру появляется в акте коллективной деятельности: человек появляется в процессе преобразования им окружающей действительности с помощью орудий труда, когда между ним и природой встает посредник — предмет труда.

Здесь же возникает и отношение к другому человеку: посредством того, что человек по-человечески относится к предмету, сделанному другим человеком, он по-человечески относится и к самому другому человеку.

Ильенков писал по этому поводу, что «и человеческая индивидуальность существует лишь там, где одно органическое тело человека находится в особом — социальном — отношении к самому себе, опосредствованном через отношение к другому такому же телу с помощью искусственно созданного «органа», «внешней вещи» — с помощью орудия общения.

Только внутри такой состоящей из «трех тел» системы и оказывается возможным проявление уникальной и загадочной способности человека «относиться к самому себе как к некоему другому», то есть возникновение личности, специфически человеческой индивидуальности» [2].

Сущность человека нужно искать в его отношении к миру, которое отлично даже от самых ближайших его сородичей по биологическому виду. Поскольку это отношение отличается тем, что человек не приспосабливается к природным условиям, а наоборот, природные условия приспосабливает к своим потребностям, то его сущность нужно искать в способе приспособления, — а это производство. Производство же, хоть оно и осуществляется через деятельность конкретных людей, тем не менее, не может быть сведено к этому. Оно всегда носит общественный характер.

Сущность человека — понятие историческое, она изменяется с каждой эпохой, так как изменяется способ производства. Еще в 1844 г., говоря о науке, которая в то время еще не была создана- о будущей материалистической психологии, К.

Маркс писал, что именно «история промышленности и сложившееся предметное бытие промышленности являются раскрытой книгой человеческих сущностных сил, чувственно представшей перед нами человеческой психологией» и что «такая психология, для которой эта книга, т. е.

как раз чувственно наиболее осязательная, наиболее доступная часть истории, закрыта, не может стать действительно содержательной и реальной наукой» [3]. Такой подход разрушает все основания для представлений о биосоциальной сущности человека.

С точки зрения биологии организм современного человека не отличается от организма древнего грека или финикийца, но что касается сознания и мышления — то отличия кардинальные. Изменились не только способ удовлетворения потребностей человека, но и сами потребности.

Например, даже если взять сугубо физиологическую потребность в пище, то она давно окультурилась — современный человек не только не захочет есть так, как это делал первобытный человек, но и не сможет есть ту еду, которую ели тогда. Что уж говорить о потребности чистить зубы, бриться или ежедневно мыться?

Изменились социальные условия — изменилась и культура, тип личности, сознание, мышление. Изменилась и психика. То, что психика, как и способности, и сознание, и мышление не являются врожденными, а человек приобретает их в процессе общественной жизни, это научный факт.

Неоднократно ученым попадались «маугли» — люди, которые выросли в окружении зверей. Оказывалось, что такие люди вовсе не являются людьми. Отсутствовало все: начиная от прямохождения и речи, заканчивая присущими человеку психическими процессами.

Что это означает? То, что принадлежность к соответственному биологическому виду совсем не делает человека человеком. Человек вышел из животного мира, но не биологические мутации сделали его человеком, а труд.

Выражение «труд превратил обезьяну в человека» не может устареть только потому, что оно утвердилось очень давно и сейчас подвержено дискредитации со стороны всяких новомодных учений. Но, если не разбирать вопрос по сути, ограничиваясь запоминанием лишь фразы, то мы получим банальную схему.

В Советском Союзе деятельный подход в психологии получил широкое распространение, развиваемое школой Выготского. С другой стороны развивалась философия диалектического материализма, позволяющая научно решать многие вопросы неподвластные как идеализму, так и метафизическому материализму. Особенно, это касалось сущности человека.

Любая теория требует экспериментального подтверждения. В советской психологии был поставлен абсолютно всеобъемлющий эксперимент по становлению человеческой психики, мышления, способностей — по становлению личности. Для чистоты эксперимента были взяты слепоглухонемые дети.

При рано наступившей слепоглухоте такие дети очень быстро деградируют и атрофируются все те намеки на человеческую психику, которые едва успели возникнуть до этой беды. Ребенок становится подобным некоему человекообразному растению, чем-то вроде фикуса, который живет лишь до тех пор, пока его не забыли полить.

И все это при нормальном (с биологической точки зрения) мозге. Мозг продолжает развиваться по программам, закодированным в генах, в молекулах ДНК. Однако в нем не возникает ни одной нейродинамической связи, обеспечивающей психическую деятельность. Под руководством замечательных ученых И. А. Соколянского и А. И.

Мещерякова была проведена колоссальная работа, в ходе которой слепоглухонемых детей воспитывали по методике, основанной на диалектико-материалистическом понимании личности.

В результате все дети, участвующие в эксперименте, стали полноценными людьми, у которых появилась не только психика и сознание, но и способность говорить, читать, писать, а четверо закончили университет и занимаются наукой [4]. Эти люди живы и сейчас, и каждый желающий без особых трудностей может убедиться в «чуде».

Секрет личности кроется не внутри тела человека, а снаружи — в обществе, в «неорганическом теле человека». Силу личности составляет сила общества, которую усвоил индивид. Попытки искать сущность человека в нейрофизиологических процессах ни к чему не приводят и по сей день.

Если раньше сторонники этого подхода говорили, что не хватает вычислительных мощностей, чтобы смоделировать сознание и мышление, то теперь, когда техника значительно развилась, и удается совместив работу мозга с электроникой, «измерить» состояние каждого нейрона мозга (пока только мозга животного), то ожидаемых результатов все равно не получают. Потому, что ищут не там. С другой стороны, простое сравнение превосходства личности человека, который получил всестороннее универсальное образование, над личностью, с узкоспециализированным образованием, почему-то не убеждает сторонников биологического и биосоциального подхода. А какая личность может быть в современном обществе у человека без образования?

Философия подходит к сущности человека через его деятельностное отношение к миру, через его деятельность, и следовательно, мышление. Этот подход может дать намного больше, чем «препарирование» индивида вида «homo sapiens», даже со ссылкой на его связи с окружающей средой, потому что связь здесь рассматривается как нечто данное и неизменное.

На самом деле самый важный момент здесь — это диалектический характер этой связи. В этом характере связи и кроется разгадка сущности человека, его личности, мышления, психики и индивидуальности. И эта связь выражается в форме исторически-развивающегося общественного производства.

Как говорил Маркс, сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений. Психология для дальнейшего своего развития должна переходить от старой, метафизической методологии к новой — диалектической.

Только в этом случае возможна действительно материалистическая психология, наука о закономерностях развития личности, способная постигнуть настоящую сущность человека.

  1. см. Психика и мозг (Ответ Д.И. Дубровскому) «Вопросы философии», 11 (1968), с. 145-155
  2. Э. В. Ильенков. Философия и культура. М. 1991 с . 396
  3. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т. 42, с. 265
  4. см. http://caute.2084.ru/ilyenkov/texts/genpers.html
Читайте также:  Полемика - психология

теория

Источник: http://propaganda-journal.net/283.html

Природа человека. Часть 1

Природа человека

Начиная с древнегреческих философов, было принято думать, что в человеке есть нечто такое, что составляет его сущность; это «нечто» и называли всегда человеческой природой. Высказывались различные мнения о том, что входит в эту сущность, но ни у кого не возникало сомнения в том, что она есть, т. е. что есть нечто, делающее человека человеком.

Так появилось определение: человек – это разумное существо (animal rationale), общественное животное (zoon politikon), животное существо, производящее орудия труда (homo faber), а также способное к созданию символов. Совсем недавно эти традицион ные воззрения были поставлены под сомнение.

Причиной такого поворота явилось все возрастающее значение исторического исследования человечества. Изучение истории человечества показало, что современный человек так сильно отличается от человека более ранних эпох, что гипотеза о некоей вечной «природе человека» очень далека от реальности.

Особенно сильно принцип историзма проявился в исследованиях американских культурантропологов. Изучение обычаев, нравов, образа мышления первобытных народов привело многих антропологов к выводу о том, что человек рождается как чистый лист бумаги, на который культура наносит свои письмена.

Предположение о неизменности человеческой природы было отвергнуто еще и потому, что этой позицией часто злоупотребляли и использовали для оправдания неблаговидных человеческих поступков. Начиная с Аристотеля вплоть до XVIII в. многие мыслители защищали рабство, ссылались на человеческую природу.

А ученые, пытавшиеся представить жадность, стремление к соперничеству и эгоизм как врожденные черты характера, на основании этого доказывали разумность и необходимость такой общественно-экономической формации, как капитализм. «Человеческой природой» кое-кто по сей день пытается объяснить и оправдать гнусные поступки – алчность и мошенничество, ложь, насилие и даже убийство.

Главным аргументом в пользу гипотезы о специфической природе человека стала возможность определить сущность Homo sapiens с точки зрения его строения, анатомии, физиологии и нейрологии.

Мы теперь можем дать точное общепризнанное определение человеческого вида, которое подтверждается различными индикаторами: строением тела, походкой, структурой мозга, количеством зубов, способом питания и многими другими факторами, показывающими явное отличие Homo sapiens от высокоразвитых человекообразных приматов.

Если мы не хотим скатиться на позиции тех, кто считает тело и дух двумя независимыми сферами, нам придется согласиться, что человеческий вид как психически, так и физически имеет свою особую неповторимость.

Сам Дарвин доказал, что человека как вид отличает не только специфическое строение тела, но и в не меньшей мере – особенности психики. Основные идеи он сформулировал в своей книге «Происхождение человека и половой отбор», которая вышла в 1871 г.

Поведение человека определяется его высокоразвитым интеллектом, оно меньше зависит от рефлексов и инстинктов и отличается большей гибкостью.

У человека, как у всех высокоразвитых существ, есть такие сложные эмоции, как любопытство, инстинкт подражания, внимание, память, фантазия. Но у человека их гораздо больше, и применение их значительно сложнее и разнообразнее.

Человеку свойственно (по крайней мере больше, чем другим животным) осознание ситуации, а с помощью логического мышления он может лучше приспосабливаться к окружающим условиям.

Человек постоянно использует огромное количество орудий труда и производит их.

У человека есть самосознание: он размышляет о своем прошлом и будущем, о жизни и смерти и т. д.

Человек мыслит абстрактно и развивает символическое и образное мышление; основным и наиболее сложным результатом этой деятельности стало формирование речи и языка.

Некоторые люди обладают чувством прекрасного.

У многих людей развито религиозное чувство в широком смысле слова, которое породило также благоговение, суеверие, веру в существование духов и сверхъестественных сил и т. п.

У нормального человека есть всегда нравственное чувство, или, выражаясь современным языком, в нем «говорит совесть».Человек – культурное существо и общественное существо, и он развил культуры и общественные системы, которые по своему характеру и многообразию уникальны.

Если внимательно проанализировать дарвиновский перечень основных психических характеристик человека, то некоторые признаки очень примечательны.

Так, он «под одной шапкой» размещает целый ряд черт, которые никак не связаны друг с другом, например самосознание, создание символического языка и культуры, а также наличие эстетических, нравственных и религиозных чувств.

Этот список собственно человеческих характеристик страдает поверхностной описательностью, отсутствием классификации, а также полным безразличием к проблеме истоков и предпосылок возникновения этих признаков.

В своем перечне Дарвин упоминает такие эмоциональные состояния, как нежность, любовь, ненависть, жестокость, нарциссизм, садизм, мазохизм и т. д., которые он считает чисто человеческими, а все остальные он рассматривает как инстинкты. Он считает уже «вполне доказанным»,

«что человек и высшие животные, в особенности приматы, действительно наделены одинаковыми инстинктами.

Они проявляют одинаковые страсти, наклонности и интересы: наблюдательность и изобретательность; симпатии и антипатии, включая и самые сложные чувства, такие как ревность, подозрительность, тщеславие, благодарность, великодушие; они могут обманывать и мстить. Иногда они воспринимают смешное, любят подражать и демонстрируют даже чувство юмора.

Они могут удивляться, проявляют любопытство; у них одинаковые способности: внимание, сообразительность, умение сравнивать и выбирать, память, фантазия, ассоциативное мышление и разум, несмотря на то, что они находятся на разных ступенях эволюции».

Дарвин, разумеется, не поддержал бы наш подход к анализу человеческих страстей, ибо мы большинство этих эмоций считаем исключительно человеческими, а не унаследованными от наших животных предков.

Большой вклад в развитие эволюционной теории после Дарвина сделал выдающийся современный исследователь Дж. Симпсон. Он особо подчеркивал в человеке те качества, которые отличают его от других живых существ.

Он пишет: «Важно помнить, что человек – это животное; но еще важнее уяснить, что сущность его уникальной природы следует искать в тех признаках, которые не встречаются у других животных.

Его место в природе и его выдающаяся роль определяются не тем, что его роднит с животными, а тем, что его делает человеком».

Симпсон предлагает считать основополагающими признаками человека следующие взаимосвязанные факторы: разумность, гибкость мысли, способность к проявлению индивидуальности и социальность.

Хотя его ответ не вполне удовлетворительный, его попытка выделить существенные характеристики человека в их взаимосвязи и взаимозависимости, а также понимание закономерности перехода количества в качество – это значительный шаг вперед после Дарвина.

Психологи (в лице известнейшего Абрахама Маслоу) попытались описать специфические потребности человека, на основании чего был составлен список «основных потребностей» – физиологические и эстетические, потребность в безопасности, солидарности, любви, внимании, самореализации, в знаниях и понимании со стороны окружающих. Этот список представляет собой несистематизированный перечень, и, к сожалению, Маслоу не пытался проанализировать общие предпосылки подобных потребностей в природе человека.

Если же мы попробуем определить природу человека на основе специфически биологических и психических факторов, то будем вынуждены обратиться к его появлению на свет.

Поначалу кажется, что установить момент начала жизни человека очень легко, но на самом деле это не так-то просто.

Что считать началом: зачатие или тот момент, когда зародыш принимает определенную человеческую форму, акт рождения или момент, когда ребенка отрывают от груди матери, а может быть, и вовсе следует считать, что большинство людей до самой смерти так до конца и не родились.

Самое лучшее все же отказаться от попытки фиксировать «рождение» человека с точки зрения определенного дня или определенного часа, разумнее представить его жизнь как процесс, в ходе которого образуется личность.

Если мы зададимся вопросом, когда возник человек как вид, то ответить на него еще сложнее, ибо здесь мы имеем дело с этапами, измеряемыми миллионами лет, а знания наши опираются на случайные находки (скелеты, орудия труда), вокруг которых по сей день идут споры.

Несмотря на ограниченность наших знаний, все же есть такие данные, которые проливают свет на общую картину происхождения человека.

Предпосылкой для возникновения человека можно считать возникновение клеточной жизни, т. е. период свыше 1,5 млрд. лет назад, или же начало существования первых, простейших млекопитающих (около 200 млн. лет назад). Я бы сказал, что человечество начинает свое развитие от гоминидных предков, которые жили 14 млн. лет назад, а может быть, и раньше.

Рождение собственно человека следует, видимо, датировать моментом появления первого «человека прямоходящего» (Homo errectus), возраст которого исчисляется от 500 тысяч до 1 млн.

лет соответственно разным находкам останков синантропа в Азии.

Можно вести летосчисление человеческого рода, начиная с современного его вида Homo sapiens, который возник 40 тысяч лет назад и во всех существенных биологических аспектах идентичен с сегодняшним человеком.

Источник: https://psibook.com/library/3032/66.html

Природа психики человека

СОДЕРЖАНИЕ

 ot;1-3″ h z u ВВЕДЕНИЕ. 2

1       ПРИРОДА ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА. 4

1.1      Развитие психики человека и животных в филогенезе 4

1.2      Развитие высших психических функций у человека 11

2       СТРУКТУРА ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА. 21

2.1      Структурные компоненты психики человека 21

2.2      Психические познавательные процессы. 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 32

БИБЛИОГРАФИЯ. 36

ПРИЛОЖЕНИЕ  «Структура психики человека»                                         38

Человек не только воспринимает окружающий мир и как-то относится к нему, он и действует в этом мире, проявляя свою активность, принимает решения, стремится к цели, проявляет инициативу и настойчивость в преодолении трудностей, препятствий, иначе говоря, осуществляет волевую деятельность.

Каждый человек отличается чем-то от других: один интересуется музыкой, другой — спортом, один горяч, вспыльчив, несдержан, другой спокоен и невозмутим. Все это — восприятие, память, мышление, воображение, чувства и воля, проявления темперамента и характера — явления человеческой психики. Психология изучает так называемые психические процессы и психические свойства личности.

Психическими процессами называются отдельные формы или виды психической деятельности. В психологии различают познавательные психические процессы (направленные на познание человеком окружающего мира). Это ощущение отдельных свойств предметов (различный свет, различные звуки, вкусовые, обонятельные ощущения, и т. д.

), восприятия (предметов, вещей в совокупности их свойств), память, мышление, воображение. Различаются еще эмоциональные процессы (чувства), волевые процессы и действия.

Психическими свойствами личности называются наиболее существенные и устойчивые психические особенности человека (его потребности, интересы, способности, темперамент как проявление типа нервной системы в поведении человека — активность, возбудимость и т. д., характер).

Психика человека проявляется, формируется и развивается в его деятельности. Судить о психических процессах и о психических свойствах человека можно, только наблюдая и изучая его деятельность.

В этом смысле следует говорить о единстве психики и деятельности человека.

Поэтому психология изучает также различные виды деятельности человека (игровую, учебную, трудовую, творческую), различные стороны деятельности (навыки, внимание как необходимое условие любой деятельности и т. д.).

Наличие психики связано с высшими формами органической жизни, проявления психики свойственны только животным и человеку. Психика животных гораздо проще и более элементарна, чем психика человека. Психика человека качественно отлична от психики животных.

Только человеку присуща высшая форма психической жизни — сознание.

Сознание выражается в целенаправленной трудовой деятельности, преобразующей окружающую среду и связанной с возможностью предварительно обдумывать свои действия, планировать путь и средства достижения поставленных целей, отчетливо представлять себе конечный результат.

Для того чтобы руководитель мог успешно влиять на психику своих сотрудников с целью ее развития, ему необходимо опираться не только на индивидуальный опыт, приобретенный в процессе работы с людьми, но и на знание научных данных психологии.

Таким образом, тема работы является весьма актуальной.

Цель работы – изучение природы и качественных особенностей психики человека.

Задачами работы исходя из поставленной цели являются:

− Изучение природы и развития психики человека в филогенезе.

− Изучение структуры психики человека.

Объект исследования – психика человека.

Психика — общее понятие, объединяющее многие субъективные явления, изучаемые психологией как наукой. Есть два различных философских понимания природы и проявления психики: материалистическое и идеалистическое. Согласно первому пониманию психические явления представляют собой свойство высокоорганизованной живой материи самоуправления развитием и самопознания (рефлексия). [15, с. 133]

В соответствии с идеалистическим пониманием психики в мире существует не одно, а два начала: материальное и идеальное. Они независимы, вечны, не сводимы и не выводимы друг из друга. Взаимодействуя в развитии, они, тем не менее, развиваются по своим законам. На всех ступенях своего развития идеальное отождествляется с психическим.

Согласно материалистическому пониманию психические явления возникли в результате длительной биологической эволюции живой материи и в настоящее время представляют собой высший итог развития, достигнутый ею.

Есть данные, свидетельствующие о том, что уже простейшим живым существам —одноклеточным — свойственны близкие к психике явления, а именно: способность к реагированию на изменения внутренних состояний и внешнюю активность на биологически значимые раздражители, а также память и способность к элементарному научению через пластичные, приспособительные изменения поведения.

В представлениях материалистов психические явления возникли намного позднее того, как на Земле появилась жизнь.

Поначалу живое вещество обладало лишь биологическими свойствами раздражимости и самосохранения, проявляющимися через механизмы обмена веществ с окружающей средой, собственного роста и размножения.

Позднее, уже на уровне более сложно организованных живых существ, к ним добавились чувствительность и готовность к научению [15, с. 135].

Первые признаки жизни на Земле появились 2—3 миллиарда лет назад, сначала в виде постепенно усложняющихся химических, органических соединений, а затем и простейших живых клеток. Они положили начало биологической эволюции, связанной со свойственной живому способностью к развитию, размножению, воспроизводству и передаче приобретенных, генетически закрепленных свойств по наследству.

Источник: http://geum.ru/refs/doc361.php

«Мотивация и личность»

Наши рассуждения заставляют нас сделать два основополагающих вывода. Во-первых, следует признать, что природа человека не сводится лишь к анатомии и физиологии, со всей обязательностью она включает в себя его базовые потребности и его психологические возможности. Во-вторых, как мы уже говорили, психологическая природа человека очень слаба, она затаена и трудноразличима.

Читайте также:  Правило "право-лево" - психология

На чем основывается наша убежденность в том, что потребности и тенденции, которые мы называем базовыми, имеют врожденный характер? Я провел анализ двенадцати независимых друг от друга рядов экспериментальных и клинических данных (см. главу 6 и работу, указанную в библиографии под номером 298) и на основании этого анализа готов сделать четыре вывода.

  • Во-первых, данные исследований свидетельствуют о том, что Фрустрация базовых потребностей и тенденций психопатогенна, то есть приводит к нездоровью человека.
  • Во-вторых, можно говорить о том, что удовлетворение этих потребностей, осуществление этих тенденций способствует формированию здоровой личности (то есть удовлетворение евпсихогенно). чего нельзя сказать об удовлетворении невротических потребностей.
  • В-третьих, базовые потребности и тенденции человека спонтанно проявляются в условиях свободного выбора.
  • В-четвертых, их можно непосредственно изучить на выборке здоровых, самоактуализирующихся людей.

При исследовании базовых потребностей нельзя полагаться только на интроспективные отчеты, в равной степени бессмысленно основываться на одних лишь исследованиях бессознательных желаний. Невротические и базовые потребности зачастую имеют сходную феноменологию, они могут одинаково ощущаться и переживаться человеком.

И те, и другие требуют своего удовлетворения, и те, и другие стремятся завладеть сознанием человека; они сходным образом представлены в сознании, и поэтому человеку редко когда удается отличить одно от другого.

Только в мгновения инсайта, или на пороге смерти человек постигает разницу между истинными желаниями и желаниями внешними, случайными, несущественными (как это было с Иваном Ильичом, героем произведения Льва Толстого).

Для того, чтобы уяснить природу того или иного желания, той или иной поведенческой тенденции, всегда следует искать некую внешнюю переменную, с которой можно было бы соотнести это желание или эту тенденцию, и искать ее следует в континууме «невроз-здоровье».

Мы все более убеждаемся в том, что агрессивность вовсе не обусловлена базовой природой человека, ее нужно рассматривать скорее как реакцию организма, скорее как следствие, нежели как причину.

Злобный, агрессивный человек в процессе психотерапии становится менее злобным, менее агрессивным, и наоборот, здоровый человек, заболевая, начинает проявлять агрессию.

Нам известно, что удовлетворение невротических потребностей, в отличие от базового удовлетворения, не приносит человеку здоровья и счастья.

Невротик, жаждущий власти, даже получив ее, не излечивается от невроза – невротическая жажда власти неутолима. Сколько бы ни ел невротик, он все равно останется голодным (потому что на самом деле ему нужна не пища, а нечто иное).

Удовлетворение невротических потребностей, равно как и их Фрустрация, никак не отражается на состоянии здоровья индивидуума.

Удовлетворение базовых потребностей, таких как потребности в безопасности и любви, обязательно влечет за собой улучшение состояния здоровья человека. Удовлетворение базовых потребностей, в отличие от невротических, приводит к их насыщению, Фрустрация базовых потребностей чревата нездоровьем.

Все сказанное, судя по всему, верно и по отношению к более специфичным базовым устремлениям, таким как потребность в познании, потребность в интеллектуальной активности. (Этот вывод основывается только на клинических наблюдениях.

) Потребность в познании имеет характер позыва, она требует своего удовлетворения.

Удовлетворив ее, человек развивается гармонично и счастливо; Фрустрация этой потребности и ее подавление вызывают разнообразные и очень специфичные, еще не до конца изученные нами расстройства.

Наиболее очевидной техникой для исследования базовых потребностей мне представляется непосредственное изучение действительно здоровых людей.

На основании того, что мы знаем сегодня о здоровье, мы можем отобрать из общей популяции относительно здоровых индивидуумов.

Затем, признав, что совершенных людей не существует, мы применяем принцип вроде того, что применяют геологи, ищущие месторождение радия – чем выше концентрация радия, тем сильнее радиация, которую он излучает.

Исследование, описанное мною в главе 11, показывает возможность научного познания и описания нормы, которую я понимаю как психологическое здоровье, подкрепленное более-менее полным осуществлением всех заложенных в человеке возможностей. Познавая, что представляют из себя хорошие люди или какими они должны быть, мы даем человечеству (или тем его представителям, которые хотят стать лучше) своего рода образец для подражания.

В настоящее время наиболее полно из всех базовых потребностей изучена потребность в любви. Именно на примере этой потребности мне и хочется показать, каким образом четыре сделанных нами вывода могут помочь нам отделить врожденное и универсальное в человеке от внешнего и случайного.

Практически все психотерапевты сходятся во мнении относительно того, что большинство неврозов уходит своими корнями в детство, берут начало из неудовлетворенной потребности в любви.

Косвенным подтверждением этой гипотезы могут стать результаты ряда своеобразных экспериментальных исследований, которые были проведены на новорожденных детях.

Исследования со всей убедительностью продемонстрировали, что лишение младенца любви создает реальную угрозу самой его жизни или, иначе говоря, депривация потребности в любви патогенна.

Известно, что если болезнь ребенка еще не приняла необратимого характера, то для излечения зачастую достаточно окружить его любовью и добротой.

Если говорить о взрослых людях, страдающих более серьезными расстройствами, то и здесь результаты психотерапии и психоанализа внушают нам некоторый оптимизм; по крайней мере, мы можем уверенно заявить, что в результате психотерапии человек обретает способность принимать любовь и участие другого человека и использовать их во благо себе. Кроме того, в нашем распоряжении оказывается все больше данных, свидетельствующих о том, что счастливый ребенок, ребенок, выросший в атмосфере любви, имеет больше шансов стать здоровым взрослым человеком. Все эти данные укрепляют нас во мнении, что любовь выступает основополагающим фактором здорового развития человека.

В ситуации свободного выбора ребенок, если, конечно, его психика еще не деформирована патогенными влияниями, всегда стремится к тому, чтобы быть любимым, всегда жаждет ласки и в меру сил старается избежать ситуаций, в которых он ощущает себя брошенным или отвергнутым.

Мы не располагаем экспериментальными данными, которые подтвердили бы этот вывод, но множество свидетельств клиницистов и некоторые данные этнологических исследований не позволяют нам сомневаться в справедливости такого предположения.

Ни один нормальный ребенок не предпочтет злого учителя, врача или друга, а совершенно естественно потянется к доброму и ласковому.

Любой младенец, даже младенец, родившийся от родителей-балинезийцев, которые, в отличие от среднестатистического американца, вовсе не испытывают потребности в любви, отреагирует на лишение любви слезами. Балинезийских детей отучают от любви, но им не нравится такое обучение, они протестуют против него горестным плачем.

В результате исследований здоровых взрослых людей обнаружено, что практически все они (хотя и не абсолютно все) любили и были любимы.

Собственно, и в момент исследования их можно было охарактеризовать как любящих людей. Парадоксально, но здоровые люди меньше нуждаются в любви, чем среднестатистический человек.

По всей видимости, причина этому кроется в том, что они уже удовлетворили свою потребность в любви.

Надежность наших выводов настолько очевидна, что мы вправе рассматривать их в качестве критериев здоровья. Наша убежденность станет вам понятней, если мы обратимся к рассмотрению болезней, вызванных недостатком в организме тех или иных веществ. Предположим, организму не хватает соли.

Нехватка соли становится причиной патологии, справиться с которой можно только при помощи соли. Люди, страдающие солевым дисбалансом, в условиях свободного выбора отдают предпочтение более соленой пище; им хочется соленого, соленая пища кажется им особенно вкусной.

Напротив, здоровый организм с нормальным солевым балансом не испытывает особой потребности в соли, он не нуждается в ней.

В данном случае организм нуждается в соли, соль нужна ему для того, чтобы избежать болезни и сохранить здоровье. Но ведь точно так же человек нуждается и в любви, любовь так же как соль нужна человеку для того, чтобы избежать болезни и сохранить здоровье. Иначе говоря, организм устроен так, что ему нужны и соль и любовь, так же как автомобилю нужны и бензин, и масло.

Все наши рассуждения подводят нас к необходимости обсудить вопрос условий жизни. В данном случае обычные житейские обстоятельства обретают для нас значимость условий, необходимых и достаточных для решения логической задачи, и конкретность условий алгебраической задачи.

Источник: http://www.persev.ru/book/vnutrennyaya-priroda-cheloveka

Природа человеческого сознания

Сознание является высшим уровнем отражения человеком действительности, если психику рассматривают с материалистических позиций, и собственно человеческой формой психического начала бытия, если психику трактуют с идеалистических позиций.

В истории психологической науки сознание явилось труднейшей проблемой, которую до сих пор не удалось решить с материалистических или идеалистических позиций, но на пути ее материалистического понимания возникало множество самых сложных вопросов.

Именно по этой причине вопрос о сознании, несмотря на важнейшее значение этого явления в понимании психологии и поведении человека, до сих пор остается одним из наименее разработанных.

Независимо от того, каких философских позиций придерживались исследователи сознания, с ним неизбежно связывали так называемую рефлексивную способность, т.е. готовность сознания к познанию других психических явлений и самого себя.

Наличие у человека такой способности является основанием для существования и развития психологических наук, ибо без нее данный класс феноменов был бы закрыт для познания.

Без рефлексии человек не мог бы иметь даже представления о том, что у него есть психика.

Сознание обладает следующими психологическими характеристиками.

Первая психологическая характеристика сознания человека включает ощущение себя познающим субъектом, способность мысленно представлять существующую и воображаемую действительность, осознавать самого себя (самосознание), способность контролировать собственные психические и поведенческие состояния, управлять ими, способность видеть и воспринимать в форме образов окружающую действительность.

Ощущение себя познающим субъектом означает, что человек осознает себя как отделенное от остального мира существо, готовое и способное к изучению и познанию этого мира, т.е. к получению более или менее достоверных знаний о нем.

Человек осознает эти знания как феномены, отличные от объектов, к которым они относятся, может сформулировать эти знания, выразив их в словах, понятиях, разнообразной иной символике, передать другому человеку и будущим поколениям людей, хранить, воспроизводить, работать со знаниями как с особым объектом.

При утрате сознания (сон, гипноз, болезнь и т.п.) такая способность теряется.

Мысленное представление и воображение действительности − вторая важная психологическая характеристика сознания. Она, как и сознание в целом, тесным образом связана с волей. О сознательном управлении представлениями и воображением говорят обычно тогда, когда они порождаются и изменяются усилием воли человека.

Здесь, правда, есть одна сложность.

Воображение и представления не всегда находятся под сознательным волевым контролем и в этой связи возникает вопрос: имеем ли мы дело с сознание в том случае, если они представляют собой «поток сознания» − спонтанное течение мыслей, образов и ассоциаций.

Думается, что в данном случае правильнее было бы говорить не о сознании, а о предсознании − промежуточном психическом состоянии между бессознательным и сознанием. Иными словами, сознание почти всегда связано с волевым контролем со стороны человека его собственной психики и поведения.

Представление действительности, отсутствующей в данный момент времени или вовсе не существующей (воображение, грезы, мечты, фантазия), выступает как одна из важнейших психологических характеристик сознания. В данном случае человек произвольно, т.е.

сознательно, отвлекается от восприятия окружающего, от посторонних мыслей, и сосредоточивает все свое внимание на какой-либо идее, образе, воспоминании и т.п.

, рисуя и развивая в своем воображении то, что в данный момент он непосредственно не видит или вообще не в состоянии увидеть.

Волевое управление психическими процессами и состояниями всегда связывалось с сознанием. Не случайно, что в старых учебниках по психологии темы «Сознание» и «Воля» почти всегда соседствовали друг с другом и обсуждались одновременно.

Третья характеристика человеческого сознания − это его способность к коммуникации, т.е. передаче другим лицам того, что осознает данный человек, с помощью языка и других знаковых систем.

Коммуникативные возможности есть у многих высших животных, но от человеческих они отличаются одним важным обстоятельством: с помощью языка человек передает людям не только сообщения о своих внутренних состояниях (именно это является главным в языке и общении животных), но и о том, что знает, видит, понимает, представляет, т.е. объективную информацию об окружающем мире.

Сознание тесным образом связано с речью и без нее в высших своих формах не существует, В отличие от ощущений и восприятия, представлений и памяти сознательное отражение характеризуется рядом специфических свойств. Одно из них − осмысленность представляемого, или осознаваемого, т.е. его словесно-понятийная означенность, наделенность определенным смыслом, связанным с человеческой культурой.

Сознание почти всегда связано с употреблением для обозначения осознаваемого слов-понятий, которые, по определению, содержат в себе указания на общие и отличительные свойства отражаемого в сознании класса предметов.

Еще одной особенностью человеческого сознания является наличие в нем интеллектуальных схем. Схемой называется определенная умственная структура, в соответствии с которой человеком воспринимается, перерабатывается и хранится информация об окружающем мире и о самом себе.

Схемы включают правила, понятия, логические операции, используемые людьми для приведения имеющейся у них информации в определенный порядок, включая отбор, классификацию информации, отнесение ее к той или иной категории.

С примерами схем, работающих в области восприятия, памяти и мышления, мы еще встретимся на страницах учебника при рассмотрении познавательных процессов.

Обмениваясь друг с другом разнообразной информацией, люди выделяют в сообщаемом главное. Так происходит абстрагирование, т.е. отвлечение от всего второстепенного, и сосредоточение сознания на самом существенном.

Откладываясь в лексике, семантике в понятийной форме, это главное затем становится достоянием индивидуального сознания человека по мере того, как он усваивает язык и научается пользоваться им как средством общения и мышления.

Обобщенное отражение действительности и составляет содержание индивидуального сознания. Вот почему мы говорим о том, что без языка и речи сознание человека немыслимо.

Читайте также:  Тревожность: психофизиологический портрет - психология

Язык и речь как бы формируют два разных, но взаимосвязанных в своем происхождении и функционировании пласта сознания: систему значений и систему смыслов слов. Значения слов называют то содержание, которое вкладывается в них носителями языка.

Значения включают в себя всевозможные оттенки в употреблении слов и лучше всего выражены в различного рода толковых общеупотребительных и специальных словарях.

Система словесных значений составляет пласт общественного сознания, которое в знаковых системах языка существует независимо от сознания каждого отдельно взятого человека.

Смыслом слова в психологии называют ту часть его значения или то специфическое значение, которое слово приобретает в речи употребляющего его человека. Со смыслом слова, кроме ассоциированной с ним части значения, связано множество чувств, мыслей, ассоциаций и образов, которые данное слово вызывает в сознании конкретного человека.

Сознание, однако, существует не только в словесной, но и в образной форме. В таком случае оно связано с использованием второй сигнальной системы, вызывающей и преобразующей соответствующие образы.

Наиболее ярким примером образного человеческого сознания является искусство, литература, музыка.

Они также выступают как формы отражения действительности, но не в абстрактной, как это свойственно науке, а в образной форме.

Четвертой характеристикой сознания человека является способность к осознанию своей деятельности: полное осознание целей своей деятельности, и частичное осознание мотивов и средств деятельности.

А так же критическое осознание результатов собственной деятельности, способность её анализировать и делать выводы.

Поэтому при условии нормального развития психики человека и формирования его сознания, при достижении им совершеннолетия, человек обязан нести ответственность за свои поступки и деятельность в целом.

Источник: http://ifreestore.net/3186/10/

Природа человека. Личность в философии, социологии и психологии

Ставя вопрос о природе человека люди во все времена предполагали наличие нечто такого, что составляет его сущность.

Эрих Фромм по этому поводу замечает, что никто не сомневался в специфической природе человека, но при этом высказывались самые разные мнения о ее содержании.

Отсюда и множество определений человека: то он «разумное существо» (animal rationale), то «общественное животное» (zoon politikon), то «человек умелый» (homo faber), то существо, способное создавать символы, наконец, всем привычное – homo sapiens.

По мнению Э. Фромма причина такого положения дел обусловлена тем, что ученые связывают специфику человека с различными факторами его существования.

Поэтому, предлагает автор, лучше поискать общее представление о человеческой природе нежели отыскивать специфику человека в отдельных факторах его существования. Однако, прежде чем приступать к такому поиску, приведем мнение авторов монографии «Теории личности» Л.

Хьелла и Д. Зиглера. Они справедливо отмечают, что «ни одна сколько-нибудь выдающаяся теория не может быть полностью и правильно понятой» в отношении определения природы человека, что «различия между теориями отражают более фундаментальные различия между их создателями».

Тем не менее мы будем отталкиваться от идей, высказанных Э. Фроммом. Ответ на это – после краткого представления его точки зрения.

По его мнению представление о собственно человеческой природе покоится на взаимосвязи двух фундаментальных биологических факторах, характерных для человека: это уменьшение доли инстинктивной детерминации поведения и рост объема мозга и особенно коры головного мозга. Отсюда следует, что собственно человек «начинает свое развитие в тот момент эволюции, когда инстинктивная детерминация становится минимальной, а развитие мозга достигает максимального уровня».

Действительно, не считая элементарных инстинктов самосохранения и сексуального влечения, у человека почти нет других врожденных или унаследованных программ поведения.

Что же касается мозга человека с его неокортексом, то его объем в три раза превышает размеры мозга человекообразных предков.

Главное же его отличие состоит в фантастическом количестве межнейронных связей – нейрофизиологической основы ассоциативных процессов.

Как отмечает Э. Фромм, именно чрезвычайная развитость мозга в известной степени компенсирует низкий уровень инстинктивной детерминации поведения. За счет чего?

Э. Фромм не дает прямого ответа. Он говорит, что человека ведет по жизни его разум.

И хотя разум «не только не заменяет инстинкты , но и здорово осложняет задачу жить», тем не менее благодаря ему «человек приобретает совершенно новое качество – самосознание», что позволяет ему осознать самого себя и выделиться из природы путем противопоставления ей.

Таким образом нарушается гармония естественного природного существования, что свойственно всем животным.

Благодаря самосознанию человек оказывается изгнанным из природного рая, (он становится свободным) но при этом «он не знает, куда попадет» и ему нужно самому отвечать за себя, за свой путь (он становится ответственным). Таким образом, возникает одна из первых, если не первая экзистенциальная проблема: свобода и (или) ответственность (детерминизм).

Итак, существование человека (человеческая природа), вся его весьма противоречивая жизнь по мысли Э. Фромма сводятся к основной биологической дихотомии между инстинктами, которых мало, и самосознанием, которого в избытке.

Этот экзистенциальный конфликт обусловливает так называемые экзистенциальные потребности, каждая из которых может быть удовлетворена различными способами. Различие способов зависит от общественного положения человека, а сами способы удовлетворения потребностей проявляются в различных «страстях».

Те или иные страсти, укореняющиеся в поведении человека, составляют тот или иной тип его характера, выражающий соответствующий тип личности. Таким образом, именно в личности находят свое выражение собственно человеческие качества.

Почему же из множества точек зрения на природу человека мною выбрана эта?

Во-первых, потому, что она диалектична. Неравновесное состояние, в котором находятся между собой слабая инстинктивная детерминация поведения и максимально развитая мозговая организация – суть противоречие между ними – порождает принципиально новый вид психической деятельности, иными словами, – сознание и самосознание, что и обусловливает становление Homo sapiens.

Человек как животное существо всегда стремится к установлению равновесия между собой и средой, а также внутри себя. Но постоянное воздействие внешних и внутренних стимулов нарушают это равновесие, которого фактически никогда и не существует.

Но именно благодаря этому состоянию динамического неравновесия у человека появляется возможность развития, в том числе и психического.

Следует сказать, что идея динамического неравновесия как источника развития получила широкое распространение и в биологии, и в психологии.

В области теоретической биологии эта идея согласуется с «принципом устойчивого неравновесия живых систем», сформулированного Э. Бауэром в 1935 году. В области психологии – это теория установки Д. Узнадзе , который подчеркивал, «что человек …

психически склонен больше к явлениям асимметрии, чем симметрии», а также теория билатерального контура регулирования Б.Г. Ананьева.

Во-вторых, именно Э. Фромму удалось наиболее выразительно продемонстрировать социальные (культурные) детерминанты личности, не отрывая при этом личность от ее природного индивида. Личность – это продукт динамического взаимодействия между врожденными потребностями и социокультурными влияниями.

В-третьих, идеи Э. Фромма о природе человека, генезисе личности, как мне кажется, довольно близки аналогичным идеям Б.Г. Ананьева , который рассматривал индивида в качестве природной основы личности, а личность как общественный индивид, объект и субъект исторического процесса.

Наконец, в-четвертых, Л. Хьелл и Д. Зиглер, проанализировав наиболее известные психологические теории личности, приводят 9 биполярных шкал, выражающие основные положения о природе человека различных школ и направлений. Ими являются:

1. Свобода – Детерминизм (ответственность).

2. Рациональность – Иррациональность.

3. Холизм (целостность) – Элементализм.

4. Конституционализм (биологическое) – Инвайроментализм (социальное).

5. Изменяемость (эволюционизм) – Неизменность.

6. Субъективность – Объективность.

7. Проактивность (внутренние факторы развития)– Реактивность (поведение – реакция на внешние стимулы).

8. Познаваемость – Непознаваемость.

9. Гомеостаз (сохранение внутреннего равновесия) – Гетеростаз (личностный рост и саморазвитие).

Приведенные шкалы представляют собой крайние полюса, которых придерживаются представители различных психологических теорий личности.

При этом эти полюса, как правило, противопоставляются друг другу, когда одни ученые опираются на один из них, а другие отстаивают преимущественное значение противоположного. Но возможна иная интерпретация этих шкал в рамках принципа устойчивого неравновесия.

Генезис собственно человеческого развития обусловлен взаимодействием противоположных начал. Такое взаимодействие порождает сложность и противоречивость психической жизни человека и его поведения.

И порождается это взаимодействие состоянием динамического неравновесия, в котором находятся два противоположных начала, что и обусловливает движение по пути психического развития человека, его целостность и цельность. Можно сказать, что состояние динамического неравновесия – это потенциал развития человека.

Кроме того, очевидно, что для понимания человека как целостного и цельного образования необходимо обращение ко всем перечисленным выше шкалам. Вместе с тем очевидно и другое – глубина понимания человека как индивида, личности и субъекта требует последовательного анализа в рамках каждой отдельной взятой шкалы.

Проведенный анализ природы человека позволил выявить то, что отличает человека от животного. И эта специфика проявляет себя прежде всего на личностном уровне. Известно, что личность как предмет познания интересует не только психологию, но и другие науки, изучающие человека. Поэтому имеет смысл уточнить представление о личности, сложившееся в этих пограничных дисциплинах.

Личность в философии выступает как совокупность всех общественных отношений. Проблема личности в философии – это проблема места, занимаемого личностью в обществе.

Личность в социологии – это устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида, это продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством деятельности и общения. Очевидно, что понятие личности совпадает с понятием индивида и человека.

Нас же интересует прежде всего психологическая трактовка личности. В психологии личность изучается разными отраслями психологической науки. Обусловлено это многоплановостью проявлений личности, противоречивостью, а порой и загадочностью человеческого поведения. Многоплановость поведения требует в свою очередь разноуровневого психологического анализа.

Разработка проблемы личности в общей психологии, как подчеркивает Б.Ф. Ломов, необходима для интеграции данных о сенсорно-перцептивных, мнемических, мыслительных, эмоционально-волевых процессах. На личность как высший уровень интеграции системы психических процессов указывает и Л.М. Веккер.

Интеграция этих данных необходима для уточнения представлений о сенсорной организации человека, его интеллекте, эмоциональной сфере его личности.

Таким образом, личность в общей психологии – это некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и придающее его поведению необходимую последовательность и устойчивость.

Дифференциальная психология делает акцент на изучении индивидуально-психологических особенностях личности и различиях между людьми, а социальная психология выводит структуру личности из структуры ее взаимодействия с другими людьми и социальным целым. Как отмечали Г. Линдслей и Е.

Аронсон, задача социальной психологии состоит в том, чтобы «понять и объяснить как актуальное, воображаемое или предполагаемое присутствие других людей влияет на мысли, чувства и поведение индивида».

При этом социальная психология изучает статус и социальные роли личности в различных общностях, ее самовосприятие в контексте этих ролей, установки, межличностные отношения и восприятие, связи личностей в совместной деятельности.

Существенный и ценный вклад в общую теорию личности вносят педагогическая, возрастная, этническая психология, психология труда, психология развития и ряд других.

Прав и Р.

Ассаджиоли , констатируя важный вклад в психологию личности таких дисциплин и направлений как психосоматическая медицина (влияние психологических факторов на возникновение и протекание органической патологии), психологии религии (изучение религиозного сознания и мистических явлений), парапсихологии, исследований сверхсознательного (интуиции, озарения, гениальных способностей, творчества) и ряда других.

Тем не менее, важно определить предмет собственно психологии личности как самостоятельной отрасли психологического знания. Следует заметить, что в двух психологических словарях, вышедших последовательно в 1983 и 1985 гг.

нет статьи, посвященной психологии личности, где определялся бы ее предмет. Конечно, это отражение кризиса, переживаемого психологией в целом и психологией личности, в частности.

Некоторые аспекты предмета психологии личности могут быть высвечены при анализе условий ее возникновения.

Как отмечал Э. Штерн психология личности как наука возникла в ответ на кризис традиционной вундтовской психологии, ставший результатом исчерпавшего себя атомистического (элементного) подхода к объяснению личности человека. «Психология элементов оказалась беспомощной при рассмотрении человеческой личности» – писал Э. Штерн.

Б.Г.

Ананьев, так резюмирует изучение проблемы личности в психологии : «Проблема личности, являясь одной из центральных в теоретической и прикладной психологии, выступает как исследование психических свойств и отношений личности (общая психология личности), индивидуальных особенностей и различий между людьми (дифференциальная психология), межличностных связей, статуса и ролей личности в различных общностях (социальная психология) субъекта общественного поведения и конкретных видов деятельности (все области прикладной психологии).

Ценность такого многоуровневого психологического изучения личности состоит в том, что все они позволяют раскрыть диалектику общего, особенного и единичного в психологическом складе личности.

Важнейшая теоретическая задача такого подхода состоит по мнению Б. Ф.

Ломова в вскрытии объективных оснований интегральных психологических свойств, которые характеризуют человека как индивида, как субъекта, как личность, наконец, как индивидуальность.

В тоже время многоуровневый анализ личности требует максимальной точности анализа ее поведения.

Поскольку этот анализ, как правило, проводится в контексте той или иной теории личности, последняя должна удовлетворять ряду требований, определяющих ее конструктивность, возможность ее широкого применения.

Поэтому следующий вопрос – это вопрос о требованиях к психологической теории вообще, критериях оценки теории личности, в частности.

Аверин В.А. Психология личности

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.psyarticles.ru/

Дата добавления: 19.03.2012

Источник: http://www.km.ru/referats/559F81C07AA649CD8158621504290A3A

Ссылка на основную публикацию