Индивидуация — психология

ИНДИВИДУАЦИЯ

Индивидуация - психологияTndividuation), восамление — процесс психологической дифференциации, осуществляющий с этой целью развитие индивидуальной личности.

«Индивидуация — процесс образования и обособления единичных существ; говоря особо, она есть развитие психологического индивида, как существа, отличного от общей, коллективной психологии Индивидуация является естественно необходимой, поскольку задержка индивидуации посредством преимущественной или исключительной нормировки по коллективным масштабам означает нанесение ущерба индивидуальной жизнедеятельности. Но индивидуальность уже дана физически и физиологически, и соответственно этому она выражается и психологически. Поэтому существенно задерживать развитие индивидуальности — значит искусственно калечить ее. Ясно без дальнейших рассуждений, что социальная группа, состоящая из искалеченных индивидов, не может быть установлением здоровым, жизнеспособным и долговечным, ибо только то общество может считаться живучим и долговечным, которое умеет сохранять свою внутреннюю связь и свои коллективные ценности при возможно большей свободе индивида. А так как индивид есть не только единичное существо, но предполагает и коллективное отношение к своему существованию, то процесс индивидуации ведет не к разъединению, а к более интенсивной и более общей коллективной связанности» (ПТ, пар. 724-726).

Индивидуацию не следует смешивать с индивидуализмом. Различающим признаком здесь выступает отношение к норме. Индивидуальное никогда не является нормой. Лишь совокупность индивидуальных путей образует норму, но одновременно норма, претендующая на абсолютное значение, никуда не годится.

«Действительный конфликт с коллективной нормой возникает только тогда, когда какой-нибудь индивидуальный путь возводится в норму, объявляется нормой, что и составляет подлинный замысел крайнего индивидуализма. Но этот замысел, конечно, патологичен и совершенно не жизнен.

Поэтому он не имеет ничего общего и с индивидуацией, которая, хотя и избирает индивидуальные боковые пути, но именно поэтому нуждается в норме для ориентирования в своем отношении к обществу и для установления . жизненно необходимой связи между индивидами в их общественной жизни.

Поэтому индивидуация ведет к естественной оценке коллективных норм, тогда как при исключительно коллективном ориентировании жизни норма становится все менее нужной, отчего настоящая моральность гибнет.

Чем сильнее коллективное нормирование человека, тем больше его индивидуальная аморальность, безнравственность.

Индивидуация совпадает с развитием сознания из первоначального состояния тождества. Поэтому индивидуация означает расширение сферы сознания и сознательной психологической жизни» (ПТ, пар. 726-727).

Объединяющий аспект индивидуации выражен в самой этимологии слова «ин-дивидуация» in-dividuation (не-делимый). Здесь подчеркивается специфика процесса, в результате которого человек становится не-делимым, т. е. отдельным нераздельным единством или «целым». В своих работах Юнг отмечал трудность разграничения понятий интеграции и индивидуации.

«Снова и снова я замечаю, что процесс индивидуации подменяется вхождением эго в сознание и соответственно эго отождествляется с самостью, что вносит безнадежную путаницу. Тогда индивидуация не что иное, как эгоцентричность и автоэротизм. Индивидуация не отгораживается от мира, а собирает весь мир в человеке» (CW 8, par. 432).

Процесс индивидуации представляет два основных этапа. Первый этап заключается в посвящении, или инициации, во внешний мир и завершается формированием персоны или структуры эго, т. е.

такого склада личности, который самим носителем и окружающими его людьми воспринимается за таковую, но, в сущности, таковой не являющейся.

Юнг пишет: «Можно сказать, немного преувеличивая, что персона есть то, чего в действительности нет, но о чем она сама, как и другие, думает, что есть» (CW 9i).

Второй этап есть посвящение в мир внутренний, и он является процессом дифференциации и отчуждения психологии индивидуальной от коллективной, иначе это процесс «восамления».

Индивидуация и жизнь в режиме коллективных ценностей представляют дивергентные (расходящиеся) тенденции. По мнению Юнга, их связывает друг с другом вина.

Тот, кто вступил на личностную тропу, до некоторой степени отстраняется от коллективных ценностей, но при этом не теряет тех аспектов психического, которые коллективны унаследованным образом.

Чтобы «искупить» вину за свой «уход», индивид обязан произвести что-то ценное для пользы общества.

«Индивидуация отделяет человека от личностного подчинения и, следовательно, от коллективности. Это и составляет ту самую вину, которую индивидуант оставляет за собой перед миром, вину, которую он должен постараться искупить.

Он должен предложить какой-то выкуп вместо себя, т.е. должен принести некие ценности, которые окажутся равной заменой за его отсутствие в коллективной личностной сфере.

Без такого производства ценностей окончательная Индивидуация аморальна и — более того — самоубийственна .

У индивидуанта нет априорной претензии на ту или иную оценку. Он должен довольствоваться той оценкой, которая приходит к нему со стороны, благодаря тем ценностям, которые он создает. Общество не только имеет право, но оно обязано осуждать индивидуанта, если он не достигает успеха в создании эквивалентных ценностей» (CW18, par. 1095a).

Источник: https://vocabulary.ru/termin/individuacija.html

Лекция №1 «Быть самим собой. Теория индивидуации Карла Густава Юнга»

Лекция №1 «Быть самим собой. Теория индивидуации Карла Густава Юнга»

Психологические теории развития человека

Пожалуй самый выдающийся ученик Фрейда Карл Густав Юнг в свое время отошел от позиций своего учителя и создал собственную оригинальную теорию, описывающую человека в более глубоких и сущностных измерениях. Concepture публикует небольшую лекцию, посвященную теории индивидуации Юнга.  

Карл Густав Юнг, создатель аналитической (глубинной) психологии, считал, что в течение всей жизни человек осуществляет процесс, который он назвал «индивидуация». Смысл индивидуации невозможно понять вне контекста теории архетипов, разработанной Юнгом.

Понятие «архетип» он заимствует у религиозного мыслителя Филона Александрийского и обозначает им специфический комплекс явлений, само признание существования которых кладет начало реактулизации сакрального знания в парадигме позитивистской науки (Вслед за Юнгом эту линию продолжит Мирча Элиаде).

Если аутентичное содержание понятия обладало теологическим смыслом и означало «прообразы сотворенных вещей, находящихся в Божественном Разуме», то у Юнга оно приобретает совершенно иное значение, а именно –  врожденных универсальных психических форм,  которые предрасполагают людей переживать и реагировать на происходящие события определенным образом.

Архетипы, по Юнгу, это первичные модели, обуславливающие способ восприятия мира. Юнг выделяет 5 базовых архетипов, осознание и раскрытие которых составляет собственно процесс индивидуации: Персона, Тень, Анима, Анимус, Самость.

Персона – это совокупность социальных масок, которые человек использует для представления себя другим людям. Персона необходима для сокрытия истинной сущности человека с целью его приятия со стороны общества. Реализация этого архетипа первична в процессе индивидуации, поскольку человек по своей природе животное социальное.

Персона играет ключевую роль в адаптации человека внутри социума, являясь способом регулирования отношений с другими людьми в повседневной жизни.

Тем не менее застревание на этом архетипе, чрезмерное преувеличение его значимости может привести к тому, что человек на всю жизнь останется исключительно поверхностным существом, не имеющим никакого внутреннего измерения.

Тень является архетипом противоположным Персоне. Она включает в себя социально неприемлемые стороны личности, ее низменные негативные аспекты, импульсы и побуждения недопустимые с точки зрения морали. Реализация этого архетипа стоит на втором месте, так как для достижения гармонического целого, человеку необходимо интегрировать все части своей личности, в том числе отрицательные.

Если пара Персона/Тень характеризуют Культурное/Природное начала в человеке, то Анима/Анимус обозначают его психическую двуполость. Эти архетипы отражают половую целостность личности (андрогинность). Анима – это женственность, как энергетическое начало, в структуре психики мужчины.

Анимус – это мужественность в структуре психики женщины. Наличие реализованной Анимы превращает самца в мужчину, в то время как наличие реализованного Анимуса превращает самку в женщину. Как и во всех остальных случаях раскрытия архетипов – здесь важна мера.

Ее нарушение чревато появлением женоподобных мужчин и мужеподобных женщин.

Самость представляет собой вершину индивидуации личности, конечный результат всех находящихся в оппозиции архетипов. В самости их противостояние снимается и образует гармоничное единство. Поэтому Самость – это архетип целостности. Образно говоря – центр личности, вокруг которого организуются все остальные ее аспекты.

Самость – это подлинное Я человека, его истинная сущность. Достижение Самости – конечная цель индивидуации и соответственно смысл человеческой жизни по Юнгу. Понятно, что прохождение всех ступеней реализации архетипов на практике – дело куда более сложное, чем теоретическое описание.

Гармонизация всех составляющих личности – это не однократный акт наподобие добегания до финишной черты. Это длящаяся во времени стабильная балансировка, удерживание собранных аспектов души в состоянии целостности. Поэтому реалист Юнг считал, что подлинного равновесия достичь почти невозможно.

А если возможно – то не раньше среднего возраста, поскольку интеграция архетипов требует большого жизненного опыта.

Итак, согласно Юнгу, на протяжении всей своей жизни человек проходит индивидуацию. Индивидуация в теории Юнга – это процесс развития человека как существа отличного от остальных набором своих неповторимых личностных качеств, то есть, как индивидуальности.

И поскольку норма индивидуальности, как правило, идет вразрез с нормами коллектива, процесс индивидуации предполагает известную долю отчуждения человека, вставшего на путь саморазвития. В то же время, индивидуация вовсе не означает изоляции.

Это переход на качественно иной уровень бытия, где человеческая жизнедеятельность осуществляется по другим законам.

В конечном счете, индивидуация – это сформулированное на языке аналитической психологии понятие, которое выражает традиционные для классических духовных практик представления о человеке не как данности, а как за-данности, чистой потенции быть тем, кем в наличный момент человек не является, но кем он при желании и должном усердии может стать.

Философ Мераб Мамардашвили говорил: «Человек есть не то, кто он есть. Человек есть то, кем он может быть». Заслуга Юнга состоит в том, что он подробно исследовал и определил конкретные этапы, механизмы и символы становления человека. 

Читайте также:  Как запомнить то, что нужно? - психология

Источник: http://concepture.club/post/psihologicheskie-teorii-razvitija-cheloveka/jung

124. Функция персонажа как “фигуры” бессознательного в творчестве Германа Гессе (индивидуация)

Разумеется, Гессе не был слепым последователем ни Фрейда, ни Юнга или еще кого-нибудь другого, разумеется, он не пытался механически перенести психоаналитические построения в художественное творчество, да и странной выглядела бы литература, которая и впрямь решила бы проиллюстрировать те или иные положения научной мысли.

Лучше всего это знал сам Гессе, который еще на заре своего увлечения “глубинной психологией” в статье “Художник и психоанализ” предостерегал от бездумного следования тезисам психоанализа [8,Х, 47(-52].

Однако, не следует забывать и того, что писатель в “аналитической психологии” видел не только удачную и интересную концепцию, но и сильное терапевтическое средство, которое он применял на протяжении многих лет.

Таким образом, психоанализ для Гессе не был лишь плодом интеллектуальных усилий, он не являлся чем-то внешним и по отношению к творческому процессу, а входил в непосредственный жизненный и духовный опыт писателя, вплоть до того, что и свое художественное творчество он рассматривал, вполне в духе “аналитической психологии”, как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

В “Дневнике 1920/21 годов” есть такая запись: “Если поэзию воспринимать как исповедь – а только так могу я ее воспринять сегодня – тогда искусство проявляет себя как длинный, многообразный, извилистый путь, целью которого было бы такое совершенное, такое разветвленное, такое доходящее до последних извилин самовыражение личности, Я художника, что в итоге это Я перебросилось бы и выгорело до конца, размоталось бы и исчерпалось бы окончательно. И только после этого могло бы последовать нечто более возвышенное, нечто сверхличное и вневременное, искусство было бы преодолено и художник созрел бы для того, чтобы стать святым. Функция искусства, насколько оно имеет отношение к личности художника, было бы в таком случае тем же самым, что и функция исповеди или же психоанализа” [7, 130]. Таким образом, художественные произведения Гессе, являясь “отражениями” отдельных этапов сложного пути самопознания и самовыражения, как бы документируют многолетние усилия на пути индивидуации самого автора. При этом любопытно отметить, что Гессе приблизительно так же осмысливает проблему индивидуации, как и Юнг, акцентируя момент перелома и постепенное продвижение к целостной личности, интегрирующей сознательную и бессознательную психею.

Процесс индивидуации, как он описан в психологической литературе, состоит из двух основных этапов. Первый из них заключается в “инициации во внешний мир” и завершается формированием Я, или, говоря иначе, “Маски”, т. е.

того проявления личности, “которая человек, по сути дела, не есть, но за которую он сам и другие люди принимают его” [3, 155]. Вторая же ступень заключается в “инициации во внутренний мир” и является процессом дифференциации и отмежевывания от коллективной психологии.

Причем сам Юнг, говоря об индивидуации, в большинстве случаев подразумевает лишь только вторую ступень внутреннего становления, именуемую им также и “восамлением” (Selbstwerdung).

Собственная психографическая схема внутреннего формирования личности, описанная Гессе в программной статье “Немного теологии”, в основных чертах повторяет главные этапы процесса индивидуации [см. 8, X, 74-87].

Причем особое внимание писатель уделяет феномену “отчаяния”, который завершает разумную ступень в развитии индивида и предваряет “магическую” стадию.

“Отчаяние” свидетельствует о том, что индивид “созрел” для сложного процесса “вочеловечивания” и может приступить к индивидуации, или точнее, ко второму ее этапу, который, согласно Гессе и Юнгу, есть наиболее ценный отрывок внутренней биографии человека.

Индивидуация в понимании Юнга заключается в ступенчатом приближении к содержаниям и функциям психической целости и в признании воздействия ее сознательны” и бессознательных содержаний на сознательное Я. Она начинается отмежевыванием от псевдоличностности “Маски” и продолжается углублением в бессознательные сферы, которые надлежит поднять в сознание.

Таким образом, индивидуация подразумевает расширение сферы сознательной жизни индивида и неукоснительно должна привести к познанию самого себя тем, чем человек является от природы, в противоположность тому образу, за который хочется ему себя выдавать.

Внеличные бездны, которые для успешного протекания индивидуации следует осознать, репрезентируют “фигуры” бессознательного, рассматриваемые Юнгом буквально как персонажи некой внутренней драмы: “Тень”, “Анима” (“Анимус”), “Самость”.

Мы не станем тут характеризовать эти образы, многократно описанные в психологической литературе, а лишь отметим, что лики бессознательного обладают такими характеристиками, которые позволяют рассматривать их как автономные личности.

Именно это обстоятельство использует Гессе, превративший общую схему внутридушевной драмы в важный поэтологический принцип, a различные аспекты собственного бессознательного, выступающие в образе символических “фигур”, в действующих лиц своих произведений.

Таким образом, персонажи в повестях и романах позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора. И находятся эти персонажи между собой, коль скоро “действие” в романах Гессе разворачивается не в реальной действительности, а в неком воображаемом душевном пространстве, в тех же отношениях, что и “фигуры” бессознательного.

Гессе – предыдущая | следующая – “Степной волк”

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым

Источник: https://vprosvet.ru/biblioteka/individuaciya/

Индивидуация по Карлу Юнгу

Индивидуация по Карлу Юнгу

«Понятие индивидуации играет в нашей психологии немаловажную роль. Вообще говоря, индивидуация есть процесс образования и обособления единичных существ — говоря особо, она есть развитие психологического индивида как существа отличного от общей, коллективной психологии.

Поэтому индивидуация есть процесс дифференциации, имеющий целью развитие индивидуальной личности.

Индивидуация является естественно-необходимой, поскольку задержка индивидуации посредством преимущественной или исключительной нормировки по коллективным масштабам означает нанесение ущерба индивидуальной жизнедеятельности.

Но индивидуальность уже дана физически и физиологически, и соответственно этому она выражается и психологически. Поэтому существенно задерживать развитие индивидуальности значит искусственно калечить её.

Ясно без дальнейших рассуждений, что социальная группа, состоящая из искалеченных индивидов, не может быть установлением здоровым, жизнеспособным и долговечным — ибо только то общество может считаться живучим и долговечным, которое умеет сохранять свою внутреннюю связь и свои коллективные ценности при возможно большей свободе индивида. А так как индивид есть не только единичное существо, но предполагает и коллективное отношение к своему существованию, то процесс индивидуации ведёт не к разъединению, а к более интенсивной и более общей коллективной связанности.

Психологический процесс индивидуации тесно связан с так называемой трансцендентной функцией, ибо именно эта функция открывает те индивидуальные линии развития, которых никогда нельзя достигнуть на пути, предначертанном коллективными нормами.

Индивидуация ни при каких обстоятельствах не может быть единственной целью психологического воспитания.

Прежде чем делать себе цель из индивидуации, надо достигнуть другой цели воспитания, а именно адаптации к минимуму коллективных норм, необходимому для существования: растение, предназначенное для наиболее полного развития своих способностей, должно прежде всего иметь возможность расти в той почве, в которую его посадили.

Индивидуация стоит всегда в большей или меньшей противоположности к коллективной норме, потому что она есть процесс выделения и дифференцирования из общего, процесс выявления особенного, но не искусственно создаваемой особенности, а особенности, заложенной уже априори в наклонностях существа. Но противоположность коллективной норме есть лишь  кажущаяся, ибо при более внимательном рассмотрении индивидуальная точка зрения оказывается не противоположной коллективной норме, а лишь иначе ориентированной.

Собственно говоря, индивидуальное может и совсем не противостоять коллективной норме, потому что её противоположностью могла бы быть лишь противоположная норма. А индивидуальный путь, по определению, не может быть нормой.

Норма возникает из совокупности индивидуальных путей и только тогда имеет право на существование и жизнеобразующее действие, когда вообще налицо имеются индивидуальные пути, время от времени обращающиеся к норме за ориентированием.

Норма, имеющая абсолютное значение, ни на что не годится.

Действительный конфликт с коллективной нормой возникает только тогда, когда какой-нибудь индивидуальный путь возводится в норму, объявляется нормой, что и составляет подлинный замысел крайнего индивидуализма. Но этот замысел, конечно, патологичен и совершенно не жизнен.

Поэтому он не имеет ничего общего и с индивидуацией, которая, хотя и избирает индивидуальные боковые пути, но именно поэтому нуждается в норме для ориентирования в своем отношении к обществу и для установления жизненно-необходимой связи между индивидами в их общественной жизни.

Поэтому индивидуация ведёт к естественной оценке коллективных норм, тогда как при исключительно коллективном ориентировании жизни норма становится всё менее нужной, отчего настоящая моральность гибнет.

Чем сильнее коллективное нормирование человека, тем больше его индивидуальная аморальность, безнравственность.

Читайте также:  Острая фаза деструктивного конфликта - психология

Индивидуация совпадает с развитием сознания из первоначального состояния тождества. Поэтому индивидуация означает расширение сферы сознания и сознательной психологической жизни».

Карл Юнг, Психологические типы, СПб «Ювента»; М., «Прогресс-Универс», 1995 г., с. 522-524.

Качества творческой личности по Г.С. Альтшуллеру 

Источник: http://vikent.ru/enc/1196/

Индивидуация

В теории , индивидуация — спонтанный, естественный процесс движения человека к собственной , процесс человеческого развития на основе интеграции сознательного и бессознательного опыта. Индивидуация потенциально она свойственна любому человеку, хотя большинство из нас ее не осознает.

В отсутствие торможений, препятствий или искажений, обусловленных тем или иным расстройством психики, индивидуация — это процесс созревания или развертывания, психический эквивалент физического процесса роста и взросления.

При определенных условиях — например, в практической психотерапии — процесс этот может тем или иным образом стимулироваться, интенсифицироваться, осознаваться, переживаться и развиваться; таким образом индивиду оказывается помощь в смысле «завершения», «закругления» его «Я».

Для успешного хода процесса требуется значительное аналитическое усилие, сознательная и абсолютно искренняя сосредоточенность на интрапсихическом. Благодаря активизации сферы бессознательного такое усилие частично снимает напряжение между парами противоположностей и делает возможным познание их динамической структуры.

Продвигаясь по извилистым путям выведенной из состояния равновесия психической субстанции, преодолевая все новые и новые слои, процесс в конечном счете проникает в тот самый центр, который представляет собой исток и основу нашего психического бытия — в .

А это — индивидуация?

В своих самых общих чертах процесс индивидуации врожден человеку и развивается по единой модели. Он делится на две взаимно независимые, контрастные и дополняющие друг друга части, которые совпадают с первой и второй половинами жизни.

Задача первой половины — «инициация, посвящение во внешнюю действительность». На этом этапе процесса индивидуации, благодаря укреплению «Я», выделению основной функции и доминирующей установки и развитию соответствующей «маски» достигается индивида к требованиям окружающей среды.

Что же касается второй половины жизни, то ее задача состоит в «посвящении во внутреннюю действительность», то есть в углубленном самопознании и познании человеческой природы, в над теми чертами собственной природы, которые прежде оставались неосознанными или в какой-то момент сделались таковыми.

Делая их достоянием , индивид устанавливает внутреннюю и внешнюю связь с миром и космическим порядком.

В качестве средств, способствующих индивидуации в используются синтетико–герменевтическая терапия, а также формообразующая терапия, опирающиеся на активное фантазирование и толкование сновидений.

На первой стадии индивидуации происходит осознание индивидом своей тени, как архетипического образа, символизирующего все негативное, принадлежащее индивидуальному бессознательному, но до определенной поры неотделенное от Я и выступающее как те или иные угрожающие побуждения.

Дальше процесс индивидуации затрагивает такие архетипические образы, принадлежащие уже коллективному бессознательному, как анима и анимус (женское и мужское начало). Эти образы являются в сущности врожденными и прорываются в сознание лишь в пограничных ситуациях.

Последняя стадия индивидуации — „самость“ — характеризуется интеграцией всего сознательного и бессознательного психологического опыта. На данной стадии индивид достигает целостности и автономии. Эта стадия символизируется изображением мандалы.

Источник: https://psy-space.ru/?page=individuaciya

открытая библиотека учебной информации

Архетип и символ.

Коллективное бессознательное. Архетипы.

Коллективное бессознательное. Архетипы. Итак, на прошлой лекции мы говорили о тех новых идеях, которые внес Юнг в понимание природы сознания и индивидуального бессознательного. При этом Юнг предположил существование еще одного более глубинного слоя в структуре личности, к которому принадлежат содержания практически неизвестного происхождения.

Их отличительная особенность – мифологический характер. Οʜᴎ как бы принадлежат слою души, свойственному не какой-либо отдельной личности, а человечеству вообще.

Юнг называл данный уровень душевной жизни коллективным бессознательным и указывал, что содержание коллективного бессознательного наследуется и одинаково для всœего человечества, независимо от нации, расы, пола и т.д.

Содержанием коллективного бессознательного являются архаические психические образы, содержащие, по форме и по смыслу мифологические мотивы. Это не воспоминания, образы или поведенческие модели в чистом виде, а, скорее, предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют универсальные модели в своем мышлении, восприятии, поведении.

Архетипы присутствуют в сказках, мифах, легендах и фольклоре, они – неотъемлемая часть каждой культуры. Вот некоторые из таких распространенных архетипов – мотивов: Герой, Дракон, Спаситель, Кит, проглатывающий Героя и т.д.

Юнг связывает происхождение архетипов с многомиллионолетней историей эволюции человеческого мозга. Мозг человека историчен. Его структура отражает историю своего формирования.

Фундаментальная структура души/мозга имеет иерархическое устройство, общее для всœех людей.

Здесь заложены “отпечатки” фундаментальных переживаний, с которыми сталкивались люди на протяжении веков вместе с сопровождающими их эмоциями и аффектами, которые создают “готовность проживать жизнь согласно заложенным в психике пограничным линиям”.

Интересно соотношение понятий “архетип” и “инстинкт” в теории Юнга. В своих ранних работах Юнг рассматривает архетип как “психический аналог инстинкта”.

В более поздних работах он говорит об архетипе как о промежуточном звене между инстинктом и образом.

Между ними существует взаимозависимость и ни архетип, ни инстинкт не имеют отдельного или первичного существования по отношению друг к другу.

Архетипы биполярны, то есть выражают врожденную двойственность предметов и явлений. К примеру, архетипический образ отца может быть разделœен на помогающего, поддерживающего, сильного и на подавляющего, ужасного отца.

Реальный образ отца строится в результате опосредования архетипической системы реальным опытом.

В случае если реальный опыт усиливает одну из крайностей, эволюция образа отца нарушается, и это может мешать нормальному развитию личности.

Юнг организовывал архетипы в отдельные группы; он заметил, что существует тенденция к персонализации бессознательного. Существует несколько возможностей представить архетипы в виде ряда или иерархии. Воспользуемся наиболее распространенным подходом и рассмотрим наиболее важные архетипы.

В начале системы архетипов мы видим Персону. Персона — ϶ᴛᴏ социальная маска или личина, которую мы надевает, чтобы обратиться к миру. Персона обозначат множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями.

Основная задача, которую выполняет Персона – сдерживание сильных примитивных эмоциональных импульсов, крайне важное для жизни в обществе. При этом как актера можно принять за его персонаж, так и Персона (Маска) может “прирасти к коже”.

В случае отождествления с Персоной/обмана собственной Персоной человек “сводится” к одной единственной роли, отчуждается от истинной эмоциональной жизни.

Следующий архетип, Тень, включает в себя всœе то, что каждый человек боится, презирает и не может принять в себе, “темную сторону личности”. Юнг не уравнивает понятия “Тень” и “грех”: всœе объекты отбрасывают тени. То же самое Тень выражает и для человечества в целом, и для отдельной культуры в отдельный момент времени.

Эго может осознавать некоторые части того, что находится в Тени, но сама Тень никогда не может быть осознана. Выведение чего-либо на сознательный уровень также усиливает бессознательное, в связи с этим, чем более дифференцированно Эго, тем более проблематична Тень.

Юнг многократно подчеркивает, что тень не следует рассматривать как “плохое”. Темная сторона человека – это, в сущности, тоже его сторона. Юнг рассматривает Тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни личности.

По этой причине по мере личностного роста должна происходить интеграция тени, признание непризнанного, но человеческого. “Ассимиляция Тени дает человеку тело … животную сферу инстинктов”.

Признание Тени позволяет человеку увидеть, что корень его жизненных проблем – в нем самом.

По отношению к отдельной культуре Тень включает всœех тех, кто находится вне этой культуры/общественной системы (преступники, психотики, чудаки и т.д.) , а также национальных врагов.

Наличие таких людей можно рассматривать, как неспособность ассимилировать свою Тень.

В случае если эта неспособность сохраняется долгое время или усиливается, тогда общественная Тень может “взорваться”, как в случае фашизма, расовых или национальных столкновений и разрушить “свою” культуру.

Далее “располагаются” два противоположных архетипа Anima и Animus, которые, по Юнгу, выражают врожденную андрогинную природу людей. Animа представляет внутренний образ женщины в мужчинœе, его бессознательную женскую сторону; Animus — внутренний образ мужчины в женщинœе, ее бессознательная мужская сторона.

Но – давайте сделаем небольшое отступление. Юнг подробно останавливается на психологических особенностях мужчины и женщины. Помимо мужского и женского архетипов он говорит о двух различных архетипических принципах психологического функционирования.

Маскулинный принцип он называет Логосом (“слово” – выражает приверженность рациональности, логике, опору на интеллект и ориентацию на достижения); феминный принцип он называет Эросом (любовник Психеи — стремление к связанности).

Читайте также:  Чарльз дарвин - психология

Логос и Эрос не зависят от анатомического пола и существуют в каждом мужчинœе и женщинœе. Логос и Эрос одинаково важны, однако, в работах Юнга существуют путаные указания на связь между принципами и родом (она неоднозначна).

Юнг подчеркивает, что Эрос и Логос являются взаимодополняющими, доступными обоим полам и конструктивными только в партнерстве.

Но! Дихотомия психологического функционирования людей сохраняется у Юнга в символической форме – как мужчина и женщина внутри личности.

Animа и Animus Юнга представляют не только мужскую/женскую часть психики, но и врожденный аспект функционирования, отличающийся от сознательного, в связи с этим полный возможностей и потенциалов. Во сне встреча с Anim’ой или Animus’ом может интерпретироваться как представление альтернативных способов восприятия, поведения и иной системы ценностей.

К примеру, Animus связан со сфокусированным мышлением, сознанием и уважением к фактам; Animа — с воображением, фантазией, игрой. Фигуры Anim’ы и Animus’а часто действуют как источники мудрости и информации.

Главное здесь то, что это – образы общих принципов, относящихся ко всœем людям, и если они не доступны человеку в данный момент, то это имеет индивидуальные, а не связанные с полом причины.

Animus и Animа часто проявляются в проекции на реального мужчину или женщину, тогда они могут вызвать влечение между людьми, так как они несут зародыши понимания и коммуникации с представителœем противоположного пола. Через проекцию женщина и мужчина познают друг друга, влекут друг друга. Будучи архетипическими структурами, Animus и Animа предшествуют переживаниям и обуславливают их.

Но проекция Anim’ы и Animus’а не только облегчает нашу гетеросœексуальность. Проекция того, что в личности относится к противоположному полу, — проекция бессознательного потенциала, — “образа души”. Таким образом женщина может впервые увидеть или ощутить свои мужские стороны, которые она не осознает, но которые ей необходимы.

Мужчина здесь “вынимает” из нее и “показывает” ей ее собственную душу.

Проекция Anim’ы/Animus’а на партнера – норма, а не патология. Патологическое состояние возникает тогда, когда проецирует свою Тень на Animus/ Anim’у, либо чрезмерно идентифицируется с ним/ней. В первом случае личность начинает видеть и чувствовать в партнере то, чего она более всœего боится и отвергает в себе.

Во втором случае личность будет демонстрировать поведение, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ выражает стереотипные недостатки противоположного пола. Мужчина может стать неуравновешенным, иррациональным, женоподобным; женщина – слишком уверенной в себе, склонной к спорам, приверженной фактам.

Женщину, “захваченную” Animus’ом можно описать как “плохое издание” мужчины и наоборот.

Один из удивительных выводов из этих положений — ϶ᴛᴏ вывод о психологической значимости фактических половых отношений. По Юнгу, это отношения обогащают психологические процессы в личности (и наоборот, внутренние процессы способствуют установлению половых отношений). Это может быть одной из причин того, что человеку нужно больше, чем просто сексуальное партнерство.

Самость – наиболее важный, наиболее глубинный, центральный архетип в теории Юнга. Она представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединœены другие элементы. Самость — ϶ᴛᴏ бессознательный прообраз Эго, Эго вначале сливается, затем – дифференцируется от Самости.

Юнг дает следующее рабочее определœение самости: “потенциал для интеграции личности”. При этом подобной интеграции достичь непросто, к ней можно прийти не раньше среднего возраста.

Более того, архетип Самости не реализуется до тех пор, пока не наступит полная гармония всœех аспектов души, сознания и бессознательного.

Самость обладает двумя свойствами, которые выделяют ее из ряда других архетипов: 1) она функционирует как синтезатор и посредник между противоположностями в психике; 2) Самость – основной агент производства глубинных, внушающих трепет символов, которые по своей природе являются регулирующими (психику) и излечивающими (душевные болезни).

Символизм — вообще характерная черта порождаемых архетипами душевных образований. Символ — ϶ᴛᴏ не знак; знак обозначает нечто уже известное.

Символ обозначает нечто неизвестное, “необозначаемое” напрямую, то, что невозможно выразить словами. (Вспомним здесь, что именно так характеризует природу архетипов Юнг: необъяснимые, необозначимые, неописуемые пра-формы, пра-образы.

) Итак, символ “указывает на значение, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ не поддается описанию”, то есть, на архетип.

В отличие от Фрейда, Юнг оставляет за символами не защитную, а целительную функцию. Символы способствуют интеграции противоположностей в психике; их работа направлена на регуляцию психики в интересах естественного развития личности.

Используя символы, наше бессознательное может пытаться “сказать” нам во сне, прежде всœего, что нарушена гармония между частями души (к примеру, между рациональным и иррациональным принципами познания, дифференцированной и недифференцированной функциями, мужской и женской частями души и т.д.).

Символы могут выражать назревающее физическое расстройство (болезнь), ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ еще не осознанно субъектом, но уже “замечено” бессознательным (к примеру, сновидение о крабоящере в “Тевистокских лекциях”).

Но чаще всœего символы, возникающие в сновидениях или фантазиях (“снах наяву”), представляют собой попытки Самости интегрировать душу, привести ее в “более продвинутое” состояние. Согласно Юнгу, символы, связанные с Самостью бывают нуминозными, ᴛ.ᴇ. таинственными, внушающими трепет, обогащающими, непередаваемыми на словах.

Одно только созерцание и “переживание” этих символов, по Юнгу, способно гармонизировать психику.

Неслучайно, в качестве одной из форм терапии Юнг советовал своим пациентам зарисовывать поразившие их во сне фигуры/узоры/ландшафты и творчески экспериментировать с этими зарисовками (дорисовывать их, продолжать и развивать узор или начатое во сне действие и т.д.).

Не только изобразительные символы бывают нуминозными – состояния телœесных ощущений, столкновения с произведениями искусства или явлениями природы могут дать такого рода переживание. Это близко к тому, что некоторые психологи (к примеру, Маслоу) называли “пиковыми переживаниями”.

Юнг много раз предостерегал последователœей от однозначно-упрощенного толкования символов. Он говорил, что анализировать следует индивида в его целостности, а не символ. В этом смысле утверждения, типа: “птицы в сновидениях всœегда символизируют духовность” или “вода символически изображает проблемы субъекта” следует считать анти-юнгианскими.

Индивидуация. Рассмотрение роли Самости в психических процессах развития и интеграции личности (=души человека) приводит нас к крайне важности рассмотреть значение этих процессов в жизни личности. Такая постановка вопроса, в свою очередь, заставляет нас обратиться к проблеме индивидуации в теории Юнга.

Согласно Юнгу, конечная жизненная цель человека — ϶ᴛᴏ полная реализация своего “Я”, то есть становление единого, неповторимого и целостного индивида. Развитие каждого человека в этом направлении уникально, оно продолжается на протяжении всœей его жизни.

Сущность индивидуации состоит в достижении личностного слияния коллективного и универсального, с одной стороны, и, с другой стороны, уникального и индивидуального.

Форма, стиль индивидуации зависят от человека, но, тем не менее, некоторые мифологические, литературные образы более или менее точно отражают “путь индивидуации”: путешествие, смерть и возрождение, инициация и т.д.

Индивидуация не равна индивидуальности или достижению индивидуальной тождественности. Здоровое функционирование Эго может быть крайне важно для индивидуации, но оно не заменяет ее.

Согласно Юнгу, в первой половинœе жизни Эго борется за освобождение от образа матери и становление своей независимости и стабильности; это приводит к неубедительной односторонности.

Во второй половинœе жизни человек стремится выйти за пределы дифференцированного Эго и сосредотачивается на смысле жизни и сверхличных ценностях; для этого и понужнобилась стабильность и независимость Эго.

Индивидуация предполагает распознание и принятие тех сторон самого себя, которые вначале отталкивают и кажутся отрицательными, а также открытость возможностям, имеющимся в репертуаре противоположного пола, которые могут играть роль входа или проводника к бессознательному. Эта интеграция приводит не только к большей самореализации, но также к осознанию человеком того, что у него есть Самость.

Насколько универсальным является процесс индивидуации? – Юнг не дает однозначного ответа на данный вопрос. Вначале он говорил, что индивидуация естественна, как основные инстинкты.

В то же время юнг говорил, что индивидуация доступна лишь тем, у кого “сильное Эго”, хорошая социальная адаптация и тех, кто “функционирует генитально”. Это предполагает, что индивидуация доступна ограниченному количеству людей, некоторой элите.

Поиск индивидуации захватывает многих, но результата достигают единицы.

Лекция 21: ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ А.АДЛЕРА.

Вопросы лекции:

Читайте также

  • — Индивидуация.

    Архетип и символ. Коллективное бессознательное. Архетипы. Коллективное бессознательное. Архетипы. Итак, на прошлой лекции мы говорили о тех новых идеях, которые внес Юнг в понимание природы сознания и индивидуального бессознательного. Однако Юнг предположил… [читать подробенее]

  • — Индивидуация.

    Архетип и символ. Коллективное бессознательное. Архетипы. Коллективное бессознательное. Архетипы. Итак, на прошлой лекции мы говорили о тех новых идеях, которые внес Юнг в понимание природы сознания и индивидуального бессознательного. Однако Юнг предположил… [читать подробенее]

  • Источник: http://oplib.ru/random/view/848411

    Ссылка на основную публикацию