Классические секты — психология

Лекция 12. Психология контроля сознания (часть 4)

Классические секты - психология

Лекция № 12

Психология контроля сознания (продолжение)

Психологические проблемы, способствующие вовлечению всектантские организации
Прежде, чем мы рассмотрим основные психологические причины вовлечения людей в секты (хотя, естественно, не все), нам необходимо развеять один миф. Сущность его заключается в том, что в секты якобы попадают только люди с психологическими проблемами, слабые, неспособные устроиться в этой жизни. Это не соответствует действительности, так как состав последователей сектантских движений является чрезвычайно пёстрым и разнообразным: здесь и «новые русские» и малообеспеченные;  люди, имеющие учёные степени, и не закончившие даже  среднюю школу; руководители предприятий и те, кто не способен  организовать даже самих себя. Мир сект многообразен: одни обещают материальное процветание и решение всех психологических проблем, например, сайентология; другие – спасение, например, секта «Свидетели Иеговы», разнообразные оккультные и восточные группы обещают открытие сверхъестественных способностей и многое другое. Рынок псевдодуховности имеет товар на любой вкус. Люди чересчур самоуверенные представляют собой лакомый кусочек для сект. Самомнение – это форма духовной слепоты, человек идёт в лапы тигра, считая себя охотником, хотя на самом деле он всего лишь жертва. Поэтому нет групп населения, гарантированно защищённых от опасности быть завербованными в секту. Любой человек может испытывать неуверенность, у каждого бывают минуты слабости, у каждого есть желания, которые он мечтает воплотить в жизнь, а значит, есть и брешь в психологической обороне, которую можно взломать. Действительно, люди, испытывающие одиночество, чувство отверженности, неуверенности в себе или страха имеют больше шансов попасть в секту. Но и все остальные от этого отнюдь не застрахованы. Что же касается психологических проблем, которые могут стать причиной вовлечения в секту, то среди них можно назвать следующие:1. Поиск острых ощущений, склонность к мистическим переживаниям;2. Затруднение в самовыражении, «поиске себя»;3. Желание стать «посвящЁнным», отделиться от «невежественных», то есть от толпы;4. Душевная неуравновешенность или сниженная психологическая устойчивость после развода, потери близких, болезни и других житейских пертурбаций;5. Огромное впечатление на новообращённых сектантов производит появление смысла в их жизни;6. Сильным стимулом при вербовке в секту является обещание немедленного исполнения всех желаний человека;7. Восприятие субъектом своей жизненной ситуации, как трудной;8. Ощущение одиночества, беззащитности;9. Некоторые особенности психического развития или психические заболевания;10. Серьёзные проблемы в семейной жизни или профессиональной деятельности;11. Стремление вырваться из-под родительской опеки (характерна при излишней родительской опеке подростка). Более подвержены влиянию сект дети, воспитанные авторитарными родителями.

Психологический профиль лидеров сект

Мы много внимания уделили психологии сектантов. Теперь несколько слов скажем о людях, создающих секты. Фактически все они претендуют на избранность, своеобразную элитарность по сравнению с  остальными людьми. Обычно этих людей нельзя назвать глубокими мыслителями, это, скорее, люди действия.  Они часто претендуют на одарённость сверхъестественными способностями. Самокритика почти полностью отсутствует, напротив, свойственны  мания величия, непомерная гордыня. При этом могут демонстрировать показное смирение, предпочитают совершать свои «добрые» дела публично. Нетерпимы ко всем формам критики, очень любят лесть, часто мелочны и обидчивы. Обожают играть на публику. Не терпят конкуренции, требуют абсолютного подчинения себе. Очень любят деньги, но в большинстве своём никогда этого не признают. Нравственные ценности смещены по сравнению с общественной моралью. Главная ценность и главная святыня  их жизни – это они сами. Стремятся к публичной  демонстрации своей роли благодетелей. Часто сексуально невоздержанны. У них преобладает иррациональное мышление, проблемы с логикой. Любят делать вид, что посвящены в некие эзотерические тайны, зачастую психически больны. С точки зрения православной аскетики, эти люди пребывают в состоянии глубочайшей прелести, а часто откровенно одержимы бесами, но в подавляющем большинстве случаев лидеры сект искренне веруют в свою «богоизбранность».

Рекомендации миссионеру

Если у Вас есть возможность личного контакта с лидером секты, в которой оказался Ваш близкий, то помните, что чаще всего полемика с  лидером организации бесполезна.

Однако не исключено, что Вам  удастся отвести человека от того гибельного пути, на котором он стоит, в любом случае хорошее отношение лидера секты даст Вам возможность общаться с рядовыми членами секты и помочь им.

   

Если Вы хотите установить личный контакт с сектантом, то поступайте так: а) не критикуйте секту и её лидера, по крайней мере, публично; б) отметьте в беседе с сектантом, что Вам нравятся те «высокие идеалы», к которым он призывает, например, Вы тоже считаете, что алкоголь, табак, сексуальная невоздержанность и т.д.

есть зло; в) скажите, что такой человек, как лидер, несомненно, хочет добра ближним, что Вы цените общение Вашего собеседника с ним; г) что все ценят его милосердие и доброту, а терпимость к несовершенству есть признак величия души; г) скажите, что Вы хотите понять суть идей, которые он проповедует; д) будьте вежливы, не спорьте; е) выражайте свою позицию, но мягко, не вступая в острую конфронтацию. Ваша цель – диалог, заинтересуйте собеседника, задавайте больше вопросов. Если он ругает Церковь, то согласитесь с тем, что в Церкви есть разные люди, как и везде. Обратите внимание Вашего собеседника на собственное стремление, а также стремление своих знакомых к духовному развитию. Постарайтесь перевести русло беседы из сферы обобщений к сфере частного, и не исключено, что Вам удастся выполнить свою миссию. В целом, общение с рядовыми сектантами более перспективно, чем попытка переубедить лидера секты.

Психологический профиль сектанта: мыслители, верующие, деятели,эмоционалы

Американский психолог Стивен Хассен выделил четыре психологических профиля сектантов («Освобождение от психологического насилия», СПб., Прайм-ЕВРОЗНАК, Издательский дом Нева, 2001, стр. 310). Тех, кого в секте привлекла возможность получить новые знания, сокрытые от «непосвящённых»,  условно можно называть  «мыслители».

Тех, кто искал дружеского общения –  «эмоционалы». Тех, кто стремился творить, активно бороться со злом, спасать человечество, обличать порок – «деятели». Есть и те, кто нуждается в тихой гавани веры и абсолютных ответов на все вопросы – «верующие». В сектах каждому человеку предлагают то, что он ищет.

В психологии есть такое понятие, как «субличность». Субличности – это скрытые в нашем сознании идеальные образы своего «я». Например, ребенок играет в героя, сражаясь с игрушечными врагами, юноши мечтают найти способ преодолеть все зло мира, найти великую идею, которой можно было бы посвятить всю свою жизнь.

Идеалист, духовный последователь, воин и герой – вот те подсознательные идеалы, которые секта эксплуатирует в человеке. Свидетели Иеговы, раздавая свои журналы «Сторожевая башня», считают, что тем самым они спасают людей.

Множество мунитов бесплатно работают по всему миру, собирая деньги на свою организацию и безбедное существование её руководства: их цель спасти мир, они считают себя борцами со злом. Какая секта не объявляет, что в ней можно найти абсолютную истину? Общаясь с сектантами, помните, они творят зло, но искренне считают, что делают добро.

Если Вы считаете, что существует угроза вовлечения близкого Вам человека в секту, то, зная о существовании таких субличностей, попытайтесь помочь Вашему близкому реализовывать их в созидательном русле, чтобы  на этих благих устремлениях не начала паразитировать какая-либо секта.

– Мыслители

Когда мыслителей спрашивают о причинах их присоединения к секте, они чаще всего отвечают, что нашли в ней истину и получили ответы на все жизненно важные вопросы, что на них произвели впечатление научные конференции, проводившиеся сектой с участием чуть ли не нобелевских лауреатов, что их привлекла такая цель религиозной доктрины, как  соединение науки и религии и т.д. Общаясь с мыслителем, нужно показать относительность авторитета и научности секты, выяснить те критерии истинности учения, которые он применил к вероучительным положениям секты, поинтересоваться, на основании каких выводов он пришел к мысли об истинности данного учения. Могут ли быть другие критерии истины? Использовал ли он оригинальные источники информации? Проверял ли он информацию об истории и деятельности секты, которую сама секта предоставляет своим адептам? Могут ли его суждения быть предвзяты, и как он относится к возможности  критики организации, в которой состоит?

– Верующие

Верующим свойственны ярко выраженные  духовные устремления. Они настроены на религиозные и духовные переживания и стремятся только к ним. Верующие часто вовлекаются в секты потому, что переживают нечто, воспринимаемое ими как послание Божие.

В сущности, покинуть секту они могут, только пережив более сильное духовное впечатление. Если сектант говорит: «Я вступил в эту группу потому, что мне велел Бог», попытайтесь выведать у него детальное описание того, как и когда он получил «послание от Бога», а также узнать, в чём оно состояло.

Расскажите о собственном духовном пути. Покажите, что духовные переживания возможны и за пределами секты.

– Деятели

Деятели – это активисты, любящие вершить дела и доводить начатые проекты до их практической реализации. Если близкий Вам человек сообщает, что находится в секте вследствие того, что она занята важной гуманитарной работой, например борьбой за мир во всём мире, попросите детально описать, что именно группа уже сделала для претворения своей идеи в жизнь.

Нередко у группы имеется масса красивых брошюр, тогда как реальная деятельность практически отсутствует. Если группа раздает правительственную гуманитарную помощь, оставляя при этом львиную долю себе, её вряд ли можно назвать образцом гуманности и альтруизма.

Рядовым участникам особенно неприятно, если их упорный труд не только не приносит желаемых результатов, но, хуже того, подрывает первоначальную цель.

– Эмоционалы

В ходе вербовки секты часто используют приём «бомбардировка любовью». Вербовщики могут  говорить: «Мы – одна истинная семья. Только мы воплощаем в жизнь безусловную любовь, более высокую, чем чья-либо любовь за всю историю человечества. Мы любим тебя! Приди к нам, и мы будем любить тебя вечно». Они стремятся вызвать в человеке положительную эмоциональную реакцию на свои слова.

Разумеется, на практике «безусловная» любовь оказывается весьма условной. Если Вы, к примеру, засомневаетесь в их словах и решите уйти, то тут же перестаете быть достойны любви. Более того, сразу заслужите презрение и даже ненависть. Если Вы остались, но не повинуетесь групповым правилам, то не дождетесь не только любви, но даже малейшего одобрения.

Все сектанты так или иначе практикуют этот вид «условной любви». Последовательное выражение Вашей любви к близкому человеку, вошедшему в секту, любви, свободной  от подобных условностей, а также побуждение адепта к честным поступкам, творческим устремлениям, совершенствованию себя и окружающего мира наведёт его на мысль о сомнительной истинности заявлений секты о любви к нему.

Ваша любовь окажется сильнее даже изощрённых методов контроля сознания.

Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc

Источник: http://sev-orth-univ.ucoz.ru/publ/lekcii/sektovedenie/lekcija_12_psikhologija_kontrolja_soznanija_chast_4/13-1-0-166

Основные признаки секты

Основные признаки секты

Слово «секта» (лат. secta — образ жизни, учение, направление, школа, шайка) имеет две возможные этимологии: либо от sectare — отсекать, разделять, либо от sequi — следовать за кем-либо, повиноваться, быть в услужении.

В Септуагинте, а также в переводах Священного Писания на церковно-славянский и русский языки, употребляется только слово «ересь» (греч. haeresis — захват; выбор; учение, направление, школа). В Вульгате (латинском переводе Библии) haeresis переведено как secta. Вплоть до Нового времени эти два слова употреблялись на Западе как синонимы.

После Реформации установилось разграничение значений терминов: слово «секта» стало употребляться в смысле небольшой и замкнутой религиозной группы, отделившейся от основной, культурообразующей религиозной общины, а «ересью» стало обозначаться неортодоксальное учение, содержащееся сектой или деноминацией.

Такое различение названных понятий было воспринято отечественной богословской наукой в синодальный период истории Русской Православной Церкви.

Единства мнений  в вопросе соотношения традиционных религий и сект нет.

 Есть мнение, что секта – это группа лиц, имеющая отличия в вероисповедании и обрядах от доминирующей в данном обществе религии.

[1] Также существует мнение, что секта – это авторитарная организация, целью создания которой ее лидеры видят обогащение.

Некоторые полагают, что главным признаком любой секты является ложь при вербовке и психологическое манипулирование членами организации [2] и т.д. и т.п. Таким образом, вопрос определения понятия «секта» так же не имеет однозначных ответов.

Германские религиоведы выделяют следующие социально-психологические признаки тоталитарных сект: «Секулярная трактовка понятия «секта» включает в себя такие аспекты, как угроза государству и обществу в контексте уголовного права, обучение специальных кадров, обязанных выполнять приказы при полном психическом самоотрешении, коллективная потеря чувства реальности при особом внимании к общности, личному смирению и набожности, нанесение ущерба основополагающим правам человека в процессе обращения с ним как с членом объединения».[3] 

Национальная Ассамблея Франции состоявшаяся 10 января 1996 году дала следующее определение деструктивных сект: «Секты – это группы, опознаваемые по их манипуляциям, направленным на психологическую дестабилизацию своих адептов с целью добиться от них безусловного подчинения, уменьшения критического духа, разрыва с общепринятыми рекомендациями (этическими, научными, гражданскими, общеобразовательными) и влекущие за собой опасности для индивидуальных свобод, здоровья, образования, демократических институтов. Эти группы используют философские, религиозные или терапевтические маски, чтобы скрыть цели получения власти, влияния и эксплуатации адептов».[4] 

Читайте также:  Физическое наказание и психические травмы - психология

Кадр из видео про богослужение в харизматической церкви

По мнению профессора церковной истории Российского Православного Университета А.Л.

Дворкина, секты имеют следующие признаки: «Признаки секты – это обман при вербовке, психологическое насилие, контролирование всех аспектов жизни своих членов и наличие механизмов для такого контроля, различные уровни истины для различных уровней организации, обожествление наличествующего лидера либо самой организации и целый ряд других признаков, вполне узнаваемых и вполне конкретных». [5] 

«Рансеньеман Женеро» – спецслужба МВД Франции, занимающаяся, в частности, наблюдением за деятельностью сект, сформулировала десять критериев[6], на основании которых организацию можно классифицировать как сектантскую:

1. Дестабилизация сознания.

2. Навязывание разрыва с прежним окружением.

3. Непомерные финансовые притязания (поборы).

4. Покушения на физическое здоровье.

5. Вербовка детей.

6. Нарушения общественного порядка.

7. Привлечение к суду или следствию по серьезным обвинениям.

8. Нарушение норм экономической деятельности (утаивание средств).

9. Попытки проникновения во властные структуры.

10. Антиобщественные высказывания.

Теперь рассмотрим вероучительные (этико-теологические) признаки тоталитарных сект.

Догматы, вероучительные положения имеют значение первостепенной важности для последователя любой религии, потому что они формируют мировоззрение верующего и, следовательно, связаны со всем строем жизни человека, включая психологический, мистический, этический аспекты.

Отсюда становится очевидным, что при рассмотрении темы сектантства большое значение имеют вопросы вероучительного характера. Посмотрим, какие признаки сект выделяют западные ученые.

Например, современные немецкие религиоведы указывают на следующие богословские признаки сект: «С теологической точки зрения можно выделить характерные для секты черты: преувеличенное внимание к одному из аспектов вероучения, роль учителя, вождя, харизматического лидера, требующего безоговорочного послушания, концепция исключительного спасения для членов общины».[7]

“Новое воплощение Иисуса Христа”  – Виссарион.

Можно выделить следующие признаки сектантства:

– основатели сект часто выдают себя за новые воплощения Иисуса Христа (например, Виссарион) или заявляют, что пришли завершить миссию Христа, которую Он якобы не выполнил (например, Мун). Практически все сектантские движения пытаются «исправить» Евангелие или его толкование. Обычно это делается в «благих» целях – очистить Евангельскую Весть от «ложных» толкований христиан.

– Псевдохристианские секты зачастую отвергают ортодоксальные догматы исторической Церкви, например учение о Пресвятой Троице: они либо искажают его, как, например, секта мормонов, которая проповедует тритеизм (союз трех богов), либо отвергают вообще, считая языческим, например, секта «Свидетели Иеговы».

– Оккультные секты делают акцент на личные мистические переживания, полагая их в основу своего вероучения.

– Лидеры сект часто претендуют на обладания пророческими дарами.

– Зачастую секты нагнетают эсхатологические настроения среди своих последователей, иногда называя конкретную дату конца света.

          – В оккультных сектах постоянно навязывается дискредитация разума, отдается предпочтение методам «интуитивного» познания, рациональное мышление объявляется ущербным. Логика и рациональное мышление для оккультиста являются вторичными по отношению к мистическим озарениям.

Итак, тоталитарные секты — это замкнутые религиозные группы, отделившиеся от основной, культурообразующей религиозной общины, использующие при вербовке искаженную информацию и управляющие своими членами посредством психологических манипуляций.

        В сущности, тоталитарная секта — это группа, авторитарно руководимая одним человеком или небольшой группой людей, имеющих почти полный контроль над своими приверженцами. Такие организации возникали в древности, существуют в наши дни и действуют во всем мире, в том числе и в России.

[1] Уолтер Мартин. Царство культов. — СПб., Логос, 1992. — c. 11.

[2] Контроль сознания и методы подавления личности. Хрестоматия. — Минск- Москва: Харвест АСТ, 2001. — c. 444.

[3] Мирошникова Е. «Церковь» и «секта» в немецком религиоведении.  Религия и право №4- 5. М.: Институт религии и права, 1999. — c. 34

[4] Секты против Церкви. М.: Московская Патриархия, 2000. — c. 264.

[5] Международная научно-практическая конференция «Тоталитарные секты – угроза XXI века». Нижний Новгород, Братство св. Александра Невского, 2001. — c. 142.

[6] Прозрение. Православный информационно-просветительский журнал. N 2(5). М.: Московская Патриархия, 2000. — c. 48

[7] Религия и право №4-5. Указ. изд. — c. 34.

Расскажите своим друзьям

Источник: http://xn--80aaollp3age.xn--p1ai/articles/osnovnye_priznaki_sekty/

Психологические причины вовлечения молодых людей в деструктивные неокульты («секты»)

Культовая зависимость представляет собой чрезвычайно сложный феномен, при изучении которого одним из важнейших вопросов является выявление причин ухода человека в секту.

Очевидным является тот факт, что превращение человека в адепта деструктивного культа связано не с одним, а с целым спектром детерминант внешнего и внутреннего характера. Внешние детерминанты всегда связаны со степенью виктимогенности социальной среды, в которой живет человек.

Под виктимогенностью понимается наличие в тех или иных объективных обстоятельствах социализации характеристик, черт и опасностей, влияние которых может сделать человека жертвой этих обстоятельств [6, c.202].

Так, появление новых религиозных движений деструктивного толка в конкретном городе или микрорайоне усиливает возможность личных и опосредованных контактов человека с культовыми вербовщиками. Таким образом, проживание в данной социальной среде становится потенциально опасным.

Внутренние же детерминанты ухода человека в секту связаны со степенью его виктимности, т.е. личной предрасположенности к становлению жертвой данных неблагоприятных обстоятельств [6, c.202].

По сей день спорным является вопрос о том, какого же свойства детерминанты в конечном итоге обуславливают уход человека в неокульт – внутреннего или внешнего? Как справедливо заметил П.Мартин, часто у профессионалов психического здоровья, а также родственников и друзей существует тенденция «обвинять жертву» в ее становлении таковой [2, c.68].

Не соглашаясь с таким суждением, И.Михель считает, что независимо от фактов предрасположенности именно тщательное психологическое манипулирование заставляет жертву присоединяться к культу и нести психологический ущерб [2, c.68].

Обе точки зрения представляются нам ошибочными, поскольку только определенное соотношение виктимогенности среды и личной виктимности способствует становлению человека жертвой тоталитарной секты. Поэтому каждые типы детерминант — внутренние и внешние — требуют тщательного осмысления.

Остановимся подробнее на рассмотрении внутренних предпосылок развития культовой зависимости, особенностью которых является их неоднозначность, малодоступность для внешнего наблюдения и зачастую неочевидность даже для самого адепта.

Ф.Макховек, М.Сингер и С.

Эш считают, что уязвимость некоторых людей к культовым манипуляциям обусловлена: высоким уровнем существующего в данный момент страдания, культурным разочарованием у несостоявшегося искателя, отсутствием подлинной системы религиозных верований и ценностей, склонность личности к зависимости, о чем свидетельствует недостаток внутреннего руководства, нехватка адекватного самоконтроля (например, застенчивость), низкая терпимость по отношению к двусмысленности, неоднозначности и восприимчивость к трансовым состояниям [2, c.66]. Р.Энрот считает, что главными факторами предрасположенности людей к уходу в культы являются, во-первых, дисфункциональные семейные отношения, недостаток общения между родителями и детьми, в результате чего молодые люди испытывают эмоциональный дефицит и томление по любви. Во-вторых, причиной привлекательности сект является сильная жажда духовной истины среди молодых людей, которую охотно предлагают культы [2, c.66-67].

Согласно А.В.Котлярову, деструктивные культы, в первую очередь, привлекают личностей, стремящихся к власти, авторитету, к утверждению себя за счет других. Именно данный тип характера, по его мнению, менее предрасположен к катастрофическим последствиям пребывания в секте [4, c.374].

Властолюбие и тщеславность позволяет таким людям занимать удовлетворяющее их амбиции место в иерархии группы. В случае, когда дальнейшая самоактуализация в секте невозможна, они сами стремятся покинуть ее, иногда в статусе «неправильных», «отверженных».

Сей факт позволяет Котлярову считать обладателей такого типа характера самой «благополучной» группой потенциальных адептов сект. Наиболее же разрушительным пребывание в культе становиться для людей, обладающими следующими характерологическими чертами:

  • Повышенная тревожность, мнительность.Жизнь таких людей наполнена постоянными сомнениями, неуверенностью, впечатлительностью. В себе они предпочитают видеть множество недостатков и страшатся быть осмеянными и подвергнутыми осуждению, вместе с тем оценка окружающих для них чрезвычайно важна, ввиду чего они быстро становятся зависимыми от советов и внешних предписаний. Чрезмерная тревожность часто связана с желанием таких людей переносить ответственность за собственные несчастья и неудачи на других.
  • Позерство, перфекционизм. Стремление казаться больше, чем ты есть на самом деле, и пережить больше, чем в состоянии пережить – отличительная характерологическая особенность потенциальных жертв культов, выделяемых Котляровым.
  • Погруженность во внутренний мир. Такие люди живут только своими необычными интересами и увлечениями, иногда связанными с оккультизмом и мистицизмом. В общении с окружающими испытывают неловкость и напряжение.
  • Инфантильность, детскость. Данная черта характера не обязательно присуща исключительно подросткам и юношам. Детскость или инфантильность — следствие преднамеренного ограждения человека от каких-либо обязанностей и самостоятельных усилий по достижению жизненных целей. В результате столкновения с жизнью у человека появляется убеждение, что воплощение высоких идеалов в реальном социуме невозможно. Он стремится создать иллюзию жизни, которая не соответствует реальности [4, c.374-375]. Е.В. Емельянова рассматривает адептов деструктивных культов, как лиц, склонных к созависимым отношениям, где культовая зависимость относится к немногочисленным «злокачественным созависимостям». Согласно ее наблюдениям потенциальным адептам сект свойственны следующие черты:
  • Несформированность вполне определенной Я-концепции, размытость, опустошенность собственного «Я». Как правило, это является следствием того, что с раннего детства ребенок получал противоречивые оценки себя и своих поступков. Вырабатывая Я-концепцию, юноша опирается на мнение окружающих, прежде всего, близких людей. Если он получает противоречивую обратную связь относительно своей личности и поступков, его Я-концепция будет включать в себя все эти противоречия. Попадая под влияние «миссионеров» секты, его начинает привлекать стройная система взглядов того, как он должен жить, действовать, думать и поступать;
  • Отсутствие определенной системы ценностей и представлений, желаний, целей в жизни;
  • Страх перед ответственностью за свою жизнь и, как следствие, стремление переложить ее на плечи «духовного учителя», лидера секты;
  • Чувство ничтожности, незначительности собственного существования, когда молодых людей привлекает позиционирование себя в секте как наделенных особой ролью и миссией;
  • Бунт, противостояние стремлению родителей или других близких влиять на их жизнь, непринятие навязчивой системы ценностей окружающих. Так, стремясь освободиться от родительской опеки, молодые люди могут не представлять, что делать со своей свободой. Поэтому огромен риск того, что зависимость от одних людей просто меняется на зависимость от других, лишь бы она отличалась от родительской;
  • Перфекционизм, стремление быть максимально «правильным», максимально «совершенным», максимально «духовным», чтобы соответствовать собственному Идеальному Я;
  • Разочарованность в прежних убеждениях, утрата уверенности в верности своих жизненных воззрений. Переживающий подобный кризис человек дезориентирован, на время лишен воли. Такого человека легко «утешить», предложив совсем непохожую на прежнюю, «справедливую», «глубокую» философию и окружение «особых» людей;
  • Невозможность самореализации [3, c.73-78].

Каждая из названных причин имеет место быть, слагая психологический портрет приверженца неокульта. Однако далеко не все из них являются универсальными и обязательными.

Кроме того, ни один из указанных исследователей не ранжирует причины по степени их значимости, поэтому вопрос о фундаментальной, сущностной обусловленности культовой зависимости остается открытым.

Мы же считаем, что хотя уход человека в деструктивный культ, как правило, обусловлен несколькими психологическими причинами, среди них можно выделить главную, генеральную причину.

Для того чтобы глубже осмыслить данную проблему необходимо обратиться к особенностям человеческой психики и связанному с ней феномену веры. В 1987 г. на заседании лондонского психоаналитического общества Антоний Сурожский выдвинул тезис о том, что «вера, как феномен, имеет отношение не только к Богу или области Божественной» [5, c. 116].

Спустя почти десятилетие, размышляя на эту тему, Б.С.Братусь скажет: «…вера не только богословский, но и общепсихологический феномен, неотъемлемо входящий в суть и механику психической жизни любого человека. Вера тогда – фундаментальный факт функционирования человеческой психики.

В известной степени, вера соприсутствует, неотрывна от любой человеческой деятельности»[1, c.21]. В разных формах ее можно наблюдать практически у всех. Так, само планирование дел человеком – есть акт веры, где допускается вероятность неудачи и, вместе с тем, вера в осуществление задуманного.

Начиная житейскими, и заканчивая высшими формами проявления веры, такими как религия, данный общепсихологический феномен обнаруживается абсолютно у всех людей. Таким образом, мы говорим о существовании онтологической, фундаментальной потребности человека в вере в ее широком понимании. Особенностью данной потребности, по замечанию Б.С.

Братуся, является тот факт, что «эта потребность…не в конечных предметах, а в предметах бесконечных» [1, c.23]. Он характеризует потребность в вере как метафизическую потребность, т.е. потребность в том, чем нельзя непосредственно завладеть как некой вещью.

Читайте также:  Ассоциация. ассоциативные связи и цепочки. - психология

Непосредственная недостижимость желаемого обуславливает самотрансценденцию человека, т.е. ориентацию человеческого бытия вовне на нечто, что не является им самим, ориентацию на поиск смысла. Согласно концепции В.

Франкла, смысл может быть обретен в отдаче делу, которому человек себя посвятил, человеку, которого он любит или Богу, которому он служит [7, c.51]. Поэтому поиск Бога, Истины, Абсолюта является естественной экзистенциальной для человека потребностью, побуждающей его выходить за границы своего Я и фрустрация которой лишает жизнь смысловой наполненности.

Однако наличие потребности в вере и смысле еще не означает удачное ее удовлетворение. В эпоху постмодерна, со свойственным ей мировоззренческим плюрализмом удовлетворение экзистенциальных потребностей оказывается весьма затруднительным.

«В отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие от человека сегодняшнего дня традиции не диктуют человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже утратил ясное представление о том, чего же он хочет.

В итоге он либо хочет того же, чего и другие, либо делает то, что другие хотят от него» [7, c.25]. Поэтому у человека, испытывающего религиозную потребность, но лишенного образца воплощения здоровой духовности, велик риск деструктивного удовлетворения данной потребности, формирования своего рода девиаций веры, воплощенных в суевериях, обращении к магии, оккультизму, астрологии, нумерологии, и, разумеется, уходе в неокульты (секты). Особенно актуальным это становиться для духовного опыта подростков и юношей, ибо религиозная жизнь требует от человека личностной и духовной зрелости.

Таким образом, в основе формирования культовой зависимости лежит фрустрация базисной человеческой потребности в вере и смыслообретении, когда человек пытается преодолеть личный экзистенциальный вакуум в отсутствие подлинного образца здоровой религиозности, что, в конечном итоге, приводит к девиации религиозной веры.

Такова главная, фундаментальная причина виктимности жертв сект различного толка.

Дисфункциональные семейные отношения, чувство одиночества, внутриличностные конфликты, отсутствие определенной Я-концепции и другие детерминанты развития культовой зависимости, которые обычно можно встретить в психологических исследованиях по этой проблеме, однозначно усиливают уязвимость человека к действию манипуляций, но не являются генеральными.

Литература:

  1. Братусь Б.Г. Психология и духовный опыт // Московский Психотерапевтический Журнал. 2009. № 3.

  2. Волков Е.Н.. Исцеление от «рая»: реабилитация и самопомощь при социальной зависимости / Под науч.ред. Е.Н. Волкова. – СПб.: Речь, 2008. – 392 с.

  3. Емельянова Е.В. Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования. – СПб.: Речь, 2004. – 368 с.

  4. Котляров А.В. Другие наркотики или Homo Addictus: Человек зависимый. – М.: Психотерапия, 2006. – 480 с.

  5. Митрополит Антоний Сурожский.Уверенность в невидимом: Выступление во Фрейдовском Психоаналитическом обществе 25 ноября 1987 // Московский Психотерапевтический Журнал. 2004. № 4.

  6. Мудрик А.В. Социальная педагогика: учебник для студ. высш. учеб. заведений / А.В. Мудрик. – 7-е изд., исправ. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2009. – 224 с.

  7. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер.с англ. и нем. / Общ.ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст.ст. Д.А.Леонтьева; вст.ст.Д.А. Леонтьева. — М.: Прогресс, 1990. – 368 с.:ил. – (Б-ка зарубежной психологии).

Источник: https://moluch.ru/archive/46/5608/

Секты в современном мире: общая характеристика

Секты в современном мире: общая характеристика

Проблема классификации современных сект достаточно сложна, поскольку многие из них представляют собой эклектичные системы (то есть, смешивают черты разных религий и традиций в некое единое учение) или же основаны на авторитете харизматичного лидера. Вторая категория сект как правило недолговечна, рассчитана на быстрое извлечение выгоды.

В самом общем современные секты можно разделить на следующие виды:

Ø неохристинаские секты;

Ø пантеистические секты;

Ø ориенталистские (восточного происхождения).

Ø коммерческие культы.

Итак, рассмотрим более подробно неохристианские секты. Следует оговориться, что не все такие объединения несут разрушительные основания. Многие, носящие исторический характер и возникшие в недрах протестантизма сегодня выстроили вполне адекватную концепцию и не вступают в конфронтацию с другими религиозными группами.

Примером деструктивной организации в данной группе могут быть «Свидетели Иеговы».Данная организация имеет резкий антицерковный характер. Для них, христианство и Церковь Христова — это «организация Сатаны».

Поэтому, они пророчествуют приверженцам христианских народов скорую и неминуемую гибель.

В секте действуют принципы жесткой иерархии, сложных послушаний, выраженных в активной миссионерской деятельности, абсурдных запретах (например, переливание крови в экстренных медицинских случаях).

Одним из серьезных и наиболее опасных течений неохристианского направления является сегодня «Церковь Унификации»,или так называемая секта Муна. Ее основатель провозгласил себя мессией. А главная цель церкви Муна — создание мировой религиозной империи, которая объединит все человечество под его властью. Именно в его организации используются механизмы изнуряющего физического труда.

Пантеистические секты отличаются тем, что в своей философии центральной идеей делают культ природы.

Слияние с природой, вселенской энергией позволяет приблизиться к Богу через почитание природы и здоровый образ жизни, уход от техногенной цивилизации.

Кроме того, проповедь идей единения с окружающим миром идет через реанимацию различных языческих верований и псевдоязыческую обрядность.

Такие секты имеют и второе название – экологические.Среди отечественных культов примером такой религиозной группы является движение Порфирия Иванова, учение Виссариона.

Ориенталистские сектыоснованы на обращении к учениям Востока, интерес к которым в западном обществе был характерен для второй половины ХХ века.

Они трансформируют традиционные учения индуизма, буддизма, синкретизируют их с другими верованиями и создают новые учения восточной направленности, что проявляется не только во внешней обрядности, музыке, но и в религиозно-философских размышлениях.

В России к подобным сектам относится «Общество Сознания Кришны».Данное общество возникло и сформировалось во второй половине ХХ века. Принципиальное отличие учения от традиционного кришнаизма заключается в том, что Кришна становится единственным абсолютным Богом и ему нужно служить. Безусловно, течение вобрало в себя множество черт традиционного индуизма:

ü ритуально-обрядовая практика;

ü музыкальная культура;

ü легенды и мифы о жизни Кришны;

ü вегетарианство.

На первый взгляд движение кришнаитов не несет в себе никакой опасности, но характер их учения весьма спорный. Безусловно, мы не можем говорить о полнейшей тотальности и господстве лидеров кришнаизма над рядовыми членами течения.

Тем не менее, общинный уклад жизни (коммуны) под руководством гуру, а также желание на российской почве сформировать кастовый строй не могут относится к гуманистическим принципам религиозности. Не раз кришнаиты привлекались к уголовным делам по распространению и обороту наркотиков и т.д.

Сомнительного характера и система воспитания у кришнаитов, которые отдают своих детей в специальные школы-интернаты, в которых действуют принципы жесткой дисциплины, суровых послушаний и пр.

Кстати, один из распространенных способов унижения рядовых членов секты и подавления их воли связан с возложением на них обязанности попрошайничества.

Одна из наиболее опасных ориенталистских сект — «Аум Сенрике». В АУМ людей зомбируют, якобы обучая в специальных энергетических центрах оздоровительным практикам.

Основу учения лидер секты Секо Асахара позаимствовал в тантрическом буддизме, смешал его с шиваизмом индусов. Именно благодаря Шиве он, якобы получает божественные откровения, а затем передает их посвященным.

Но, Асахара предсказывает Конец Света, призывает приверженцев к самоубийству. И это главное отличие от мировоззрения нормального буддиста.

Наряду с неохристианскими и ориенталистскими движениями активно развивается «Церковь сайентологии», или центры дианетики. Данную секту сложно классифицировать и определить ее характер, поскольку в ней обнаруживаются признаки всех перечисленных групп.

Дианетика пропагандирует так называемое учение о душевном здоровье (равновесии), о влиянии разума человека на его тело, метод самооздоровления[92]. Она основана Роном Хаббартом, который претендовал на роль великого ученого, сделавшего множество открытий.

Один из главных трудов этого псевдопророка «Дианетика: современная наука душевного здоровья». Труд носит на первый взгляд характер психологической помощи.

И действительно, важное место в работе сайентологов уделяется именно людям с серьезными психологическими проблемами.

Однако информация, которая заложена в психологической литературе, распространяемой дианетиками, перемежается с информацией по оккультизму и черной магии. Кроме того, выдвигаемые на передний план учения принципы этики и гуманизма, являются лишь прикрытием корыстных целей верхушки организации.

Сущность сайентологии — по Хаббарту — в том, что сайентология дает полную свободу, но она должна нести и установление тотальной власти и авторитета для достижения тотальной дисциплины. Возникает вопрос о какой свободе идет речь? О свободе от нравственных запретов, совести и т.д.

Важно подчеркнуть, что истинную суть религиозной доктрины хаббардистов можно узнать только на специализированных, очень дорогих курсах для посвященных, от рядовых членов организации она скрывается.

Сегодня сайентология представляет типичный образец тоталитарной секты, цель которой заключается в обещании разрешить все глобальные проблемы, а на деле является организацией полностью подавляющей личность и манипулирующая людьми.

Наконец, примерами коммерческих культов являются «Amway», «Гербалайф». Здесь принципы организации работы позаимствованы у тоталитарных сект, но идея Бога отсутствует как таковая. Культ строится вокруг идеи обогащения и личного коммерческого успеха. В современной литературе нет устойчивого мнения: считать ли эти организации религиозными по своей сути.

Таким образом, современные секты очень разнообразны по своим формам, но их лидеры преследуют абсолютно одинаковые корыстные цели. В любой тоталитарной секте грубо нарушаются права и свободы человека.

Сатанизм как

Источник: https://megaobuchalka.ru/8/23380.html

Технологии изменения сознания в деструктивных культах

. . .

Из сект уходят по-разному: кто-то уходит сам, кого-то изгоняют, кому-то помогают уйти. Но когда человек попадает в реальный мир, он оказывается в начале трудного пути, по которому ему предстоит идти.

Он сталкивается с множеством проблем, и в первую очередь с тем, что он не приспособлен жить в реальном мире.

Если после выхода из секты он не получает всесторонней информационной поддержки грамотных психологов, то привитые ему в секте фобии, которые никуда не делись и по-прежнему «сидят» у него в подсознании в виде фиксированных установок, могут стать «бомбами замедленного действия».

Человеку, который в секте был отрезан от общества и отвык нормально работать, очень трудно вернуться к обычной жизни. Поэтому некоторые люди снова возвращаются в секты в поисках безопасности. Обычно это очень ранимые люди, которые в отсутствие психологического контроля секты ощущают себя брошенными на произвол судьбы.

Даже через годы после выхода из секты многие бывшие последователи страдают навязанными им фобиями. Например, многие женщины боятся иметь детей, потому что им внушили, что если они покинут секту, то их дети будут рождаться мертвыми.

Наш мозг способен не только получать, но и сохранять информацию — как благоприятную, так и негативную. Это касается и болезненных, и приятных воспоминаний.

Поэтому иногда проходит много лет, прежде чем удается локализовать и обезвредить «бомбу замедленного действия», которая была заложена в подсознание человека в секте.

Даже когда люди самостоятельно уходят из секты, став жертвами интриг или конфликтов, они продолжают фанатично верить лидеру секты.

До сих пор многие бывшие мунисты считают Муна мессией, который «не знал», что творилось в Церкви Объединения за его спиной. Эти фанатики ждут, когда в ЦО произойдут радикальные реформы и они смогут туда вернуться.

Они не понимают, что группа в том виде, в каком она существовала, и была истинным детищем Муна.

Некоторых последователей из сект «изгоняют» за то, что они неудобны: они подрывают групповые устои, брыкаются, конфликтуют, не хотят подчиняться и задают много вопросов. Других «выкидывают», потому что они перестали быть «продуктивными». Иногда у них развиваются тяжелые формы физических и психических заболеваний, требующие лечения.

Они становятся бременем для секты, и от них избавляются. Такие люди чувствуют, что их отвергла не только группа и лидер, но и сам Господь Бог. Примкнув к секте, они, как правило, передавали ей все денежные сбережения и недвижимость. Им внушали, что теперь их «дом» и «семья» — это группа, которая всю оставшуюся жизнь будет о них заботиться.

А потом выяснялось, что они «не удовлетворяют групповым стандартам и должны уйти». Эти люди, страдающие такими же фобиями, как и остальные жертвы деструктивных сект, панически боятся встречи с «внешним миром». И вдруг их туда выбрасывают, словно беспомощных котят. Им кажется, что жизнь кончена и, чтобы избавиться от страданий, они подумывают о самоубийстве.

Многим из них в психиатрических лечебницах ставят ошибочный диагноз «шизофрения». Вряд ли в этом можно обвинять медиков, которых не обучают работать с жертвами деструктивных сект.

Читайте также:  Неуверенность - психология

Как они могут относиться к пациентам, бормочущим «изыди, Сатана» и истерически реагирующим на приближение людей в белых халатах, которых считают слугами дьявола? Откуда медикам знать, что эти люди — жертвы многочасовых медитаций и бесконечных мысленных повторений одних и тех же заклинаний и призывов, впавшие в каталептический транс.

Когда члену секты постоянно внушают, что уход из секты вызовет необратимые патологические процессы в его организме, которые никто не сможет ни диагностировать, ни вылечить, он «программируется» на такой исход. Оказавшись вне секты, он чувствует, что у него «едет крыша».

В психиатрической лечебнице ставят диагноз: «тяжелая форма шизофрении». Это позволяет бывшему члену секты считать такой диагноз доказательством пророческого дара лидера секты. В психбольнице он начинает яростно биться головой об стену. На него надевают смирительную рубашку и берут под надзор.

Никто не спрашивает, почему он это делает. (Зачастую находятся весьма простые объяснения: последователи одной из восточных сект совершают паломничество в Индию к камню, о который якобы бился головой лидер секты, пока не достиг просветления.

В попытках повторить духовный опыт лидера, его последователи тоже бьются головой об стену.) Видя лишь вершину айсберга, врачи считают таких пациентов невменяемыми.

Но грамотный консультант смог бы объяснить бывшему члену секты, что всякий раз, когда он вспоминает «загрузочный язык» секты и индоктринацию, он все глубже укореняет в себе фоби-ческую программу. Продолжая верить в доктрину лидера и мысленно повторять его учение, бывший член секты культивирует внушенные ему установки, а это замедляет процесс ремиссии и реабилитации.

В некоторых оккультных сектах в подсознание людей вводят «программу самоуничтожения», которая должна сработать, если они покинут секту. После выхода из секты такие люди абсолютно убеждены, что их духовное тело распалось, и они постепенно умирают.

Если после выхода из секты человек не получает психологической поддержки профессионала и не проходит курс психологической реабилитации, его мучения продлеваются на неопределенно долгое время.

С помощью друзей или семьи он склеивает себя по кусочкам и продолжает жить, но пока он не поймет суть технологии реформирования сознания, не узнает о привитых ему фобиях, он не сможет жить полной жизнью свободного человека.

В первые месяцы после выхода из секты бывшие последователи страдают тяжелыми формами депрессии и видят жизнь в черном свете. Они замечают только плохое и трактуют все события только негативно. Психическая травма убивает надежду на счастливое будущее.

В это период им нужно помочь осознать, что при всех негативных обстоятельствах они приобрели в секте жизненный опыт. Они стали сильнее, сумели пройти через все испытания, а это укрепило их дух.

Теперь наступает этап, когда они должны реализовывать себя как личности.

Кроме того, бывшие члены сект крайне зависимы от чужого мнения. Они утратили самостоятельность мышления, у них нет собственного мнения, они ждут руководства. Им нужно, чтобы кто-то их направлял. В секте за них думал лидер, а они были послушными исполнителями чужой воли, усмиряли гордыню, отказывались от собственного «я» и не имели своего мнения.

Такая зависимость замедляет процесс индивидуального развития и ведет к заниженной самооценке. Человек утрачивает способность самостоятельно принимать решения. Он не только не может решить, где ему теперь учиться или работать, но и какие книги читать, какую одежду носить.

Тем, кто привык постоянно спрашивать у руководства разрешение на выполнение обычных дел, над которыми в нормальной жизни мы даже не задумываемся, очень тяжело снова принять на себя личную ответственность за каждое принятое решение. Но это нужно сделать! Как большинство навыков, процесс принятия решений облегчается при частом повторении.

С повышением внутренней самооценки и постепенным восстановлением уверенности в себе проблемы зависимости в принятии решений у бывших членов сект, как правило, успешно разрешаются.

Но есть и более тяжелые проблемы. Например, бывшие члены сект часто переживают так называемые «наплывы», во время которых в человеке неожиданно просыпается бывший «сектант».

«Уплывая» в прошлое, в тот период жизни, когда он находился в секте, человек начинает рассуждать и воспринимать мир с позиции «сектанта». Такие «наплывы» часто бывают и у бывших «афганцев» или солдат, воевавших в Чечне.

Это так называемый «посттравматический стресс», которым страдают люди, прошедшие войну. У человека после войны или после жизни в секте могут возникнуть тяжелые психические расстройства.

Некоторые люди не могут слушать музыку, которую слышали в секте. Когда по радио начинает звучать знакомая мелодия, их мысли мгновенно возвращаются в прошлое, «включая» установки, привитые во время индоктринаций.

Некоторые секты используют популярные музыкальные произведения в качестве фона во время массовых сеансов внушения. Музыка создает устойчивую ассоциацию в подсознании, четко фиксируется в памяти и поэтому часто используется для программирования установок.

Программа «побуждение-отклик», вызывающая мысленный возврат в прошлое, или «наплыв», включается всякий раз, когда бывший член секты видит, слышит или воспринимает внешний или внутренний сигнал, который запускал причинно-следственную цепочку обусловленных реакций.

Без помощи профессионального консультанта очень трудно осознать и разорвать такую ассоциативную причинно-следственную связь.

Бывшие члены деструктивных сект, в которых активно практикуются медитации, групповые молитвы, чтение мантр, глоссолалии на фоне дыхательных и релаксационных техник, долгое время переживают такие «наплывы». Например, техника релаксаций широко используется «Церковью Всеобщей и Торжествующей», которую создала в Америке небезызвестная Элизабет Клэр Профет.

Она — автор книг, «продиктованных» ей и ее супругу Вознесенными Владыками из Братства Хранителей Пламени. (Книги «Чела и Путь», «Вознесенный мастер Сен-Жермен: курс алхимии или наука самотрансформации», «Наука Изреченного Слова», «Серапис-Бей» переведены на русский язык).

Члены секты читают призывы, которые произносят в очень быстром темпе, что позволяет вводить группу в состояние транса и навязывать процесс остановки мыслей.

Иногда во время обычного разговора бывший член секты вдруг может заметить, что практикует технику «замораживания мыслей», к которой прибегал в секте. Чаще всего это случается в стрессовой ситуации. Он вдруг начинает что-то бормотать, якобы говорить на неизвестных языках.

Замечая это, он теряет способность продолжать делать то, что до этого делал, и испытывает полную дезориентацию. Во время «наплыва» человека обуревает чувство вины и страха из-за того, что он предал лидера и группу. Он перестает здраво рассуждать и может впасть в мистицизм.

В такие моменты он интерпретирует окружающий мир и личные события с точки зрения «сектанта».

Если он не поймет и не проработает эти «наплывы» с помощью консультанта-психолога, то войдет в состояние тяжелейшей депрессии. Депрессия может снова привести его в секту. Чтобы этого не случилось, он должен твердо знать, что «наплыв» вызывается определенными «пусковыми механизмами».

Ему необходимо рассказать, что это побочный результат индоктринации в деструктивной секте, во время которой на подсознание аудитории направленно воздействовали с помощью внушения. С течением времени «наплывы» происходят все реже и реже. Кроме того, есть техники противодействия «наплывам». Нужно понять, какой «пусковой механизм» влечет за собой «наплыв».

Таким «пусковым механизмом» может быть мелодия (слуховое воздействие), встреча с человеком, который похож на одного из членов секты (зрительное воздействие), запах благовония (воздействие через обоняние) или поведение, которое напоминает нормативное поведение членов секты.

Отождествление «пускового механизма» позволяет проработать причинно-следственную цепочку и устранить ее негативное воздействие на психику, намеренно вырабатывая положительный отклик на это сигнал. После этого «пусковой сигнал» перестанет вводить человека в ступор.

Некоторые участники семинаров Эрхарда не могут слышать шум прибоя, потому что он сразу вызывает у них «наплывы» и пробуждает воспоминания о сеансах массового внушения в группе. На самом деле они должны создать новую ассоциативную цепочку «сигнал-отклик» и «прорабатывать» новую ассоциацию до тех пор, пока она автоматически не вытеснит установочную программу, привитую в секте.

Вытеснение сектантского лексикона со всеми его установками и замещение его нормальным языком ускоряет процесс «выздоровления». Расставшись с «загрузочным языком» секты, человек перестает смотреть на мир через «сектантские очки».

«Загрузочный язык» ставит информационные фильтры, просеивающие сигналы, которые поступают в мозг из внешнего мира.

Чем скорее бывший член секты сумеет восстановить в сознании реальное значение употребляемых им слов, тем быстрее «выздоровеет».

У мунистов все отношения между людьми сводились к двум «проблемам»: «проблеме Каина-Авеля» или «проблеме главы номер два». Термин «проблема «Каина-Авеля» употреблялся для классификации отношений в паре, где один был старшим, а второй автоматически становился его подчиненным.

«Проблема главы номер два» характеризовала отношения между полами, включая любовь, сексуальность и влечение. Все межличностные отношения членов секты полностью описывались этими «проблемами». Бессмысленно стараться не думать и не вспоминать терминологию секты.

Наш мозг не знает, как о чем-то не думать. Поскольку язык организован так, что мы мыслим позитивными ассоциациями, нужно создавать новые ассоциации.

Если бывший член секты не ладит с каким-то человеком, он должен пытаться воспринимать это как личный конфликт, а не «проблему Каина и Авеля».

Бывшие члены сект утрачивают способность концентрировать внимание и запоминать информацию.

Люди, которые до вступления в секту читали «запоем» и могли за день «проглотить» интересную книгу, а в секте читали только пропагандистские и агитационные материалы, после выхода из секты ощущают сильную подавленность и пустоту, начиная читать «светские» книги.

Им трудно читать, их внимание рассеивается, мысли отвлекаются. Им приходится перечитывать текст заново, от них ускользает смысл прочитанного, особенно когда они встречаются со словами, значение которых не могут припомнить.

Им приходится потратить неимоверные усилия, чтобы «привести в действие» скрипящие рычаги механизма под названием «мозг». Слава богу, извилины нашего мозга похожи на мышцы: если постоянно давать им нагрузку, они развиваются и прекрасно функционируют. Нужно только постоянно тренироваться!

Многих бывших членов сект мучают ночные кошмары. Этим людям нужны психологические консультации, которые помогут им проработать проблемы, связанные с пребыванием в секте. Кошмарные сновидения всплывают из подсознания, которое до сих пор сражается.

В ночных кошмарах присутствует тема войны, шторма, погони, западни: человеку снится, что его преследуют, что он попал в капкан, что он в одиночку плывет в бушующем море или находится в центре военных действий.

Бывшие члены сект спорят во сне с друзьями, убеждая их уйти из группы, а те, в свою очередь, зовут их обратно.

Многие бывшие члены сект крайне негативно относятся к своему сектантскому прошлому и стыдятся этого периода жизни. Ведь многие последователи занимались мошенничеством, проституцией и продажей наркотиков. Но даже те, кто не совершал таких проступков, не хотят вспоминать, как они относились к семье и друзьям после ухода в секту.

Эти мучительные воспоминания заставляют человека испытывать чувство вины, стыда и запоздалого раскаяния, порождая эмоциональные проблемы. Многим людям, втянутым в секты, где доминирует принцип исцеления Верой, пришлось пережить смерть близких, ребенка или любимого. Но ни в коем случае нельзя во всем обвинять себя и заниматься самобичеванием.

Нужно понять, что, став жертвами деструктивных сект, вы делали то, что считали в тот момент правильным.

Выйдя из секты, люди начинают осознавать, что в годы «коллективного служения» были лишены эмоциональной и интимной близости, и теперь внутренне не готовы вступить в близкие отношения. Они так долго подавляли в себе мужское или женское начало, что, оказавшись «на свободе», они не могут преодолеть эти внутренние блоки, которые мешают им выразить себя и реализоваться в сексуальном плане.

Выйдя из секты, человек остро ощущает, что должен быстрее наверстать упущенное. Из-за этого он испытывает сильное внутреннее напряжение и находится в состоянии стресса.

Но возвращение к нормальной жизни требует времени. Человек должен понять, что ничего не потерял. Его жизнь — это его жизнь. Не нужно сравнивать себя с другими людьми.

У каждого человека свой путь в этой жизни и свой отсчет времени.

Через секты проходят разные люди. Одни способны быстро вернуться к нормальной жизни — у них сильная психологическая защита и высокий уровень социальной адаптации. Другим людям требуется более длительный период восстановления. На этом этапе очень важно снова поверить в себя.

Лучший друг, врач и советчик каждого человека — это он сам. Но нужно научиться слышать внутренний голос. Когда человек научится доверять себе, своей внутренней мудрости и инстинктам, он начнет понимать, что нет ничего страшного в том, чтобы доверить другим людям.

Но начинать всегда следует с доверия к самому себе.

Источник: http://bookap.info/sociopsy/techcult/gl29.shtm

Ссылка на основную публикацию