Добродетель — психология

Позитивная психология и ее добродетели

Позитивная психология – это понятие означает намного больше, чем просто позитивное мышление человека. Появление позитивной психологии стало революционным событием в истории этой науки. До этого момента психология затрагивала в основном негативные аспекты человеческой психики, не обращая внимания на факторы, позволяющие человеку эффективно справляться с трудностями.

Целью позитивной психологии является подготовка людей к решению любых задач и проблем, которые встречаются на их пути. Помочь справиться со всеми испытаниями, призваны психологические качества человека, приобретенные на основе жизненного опыта. Эти качества в позитивной психологии рассматриваются как ключевые факторы счастья и называются добродетелями.

Добродетели и сила духа на пути к счастью

Добродетели – это система мыслей, ассоциаций, эмоций, мотивов и действий. Характерным их достоинством является то, что они приносят пользу как человеку, обладающему ими, так и обществу в целом.

Еще одним аспектом позитивной психологии является воспитание силы духа. Это способность справляться с проблемами и трудностями.

Сила духа зависит от добродетелей, и в целом от характера человека.

Вместе с тем, школа позитивной психологии утверждает, что добродетели и силу духа можно развивать, и тем самым сознательно влиять на качество жизни и степень счастья.

Семь добродетелей

1 Добродетель – это умение прощать. Прощение – это способ борьбы с горьким опытом. Это способность трансформировать негативные эмоции, связанные с источником несправедливости в эмоции положительные или нейтральные. Не существует никаких сомнений, что людям будет жить легче, когда в них не накапливается чувство несправедливости и они не держат обиды на других людей.

2 Добродетель – это благодарность, которая позволяет увеличить ощущение счастья с помощью простого механизма: чем чаще мы чувствуем признательность, тем больше мы видим хорошего вокруг.

3 Добродетель – это духовность, одно из самых трудных для определения качество.

Проще всего ее можно описать как психологический механизм, сочетающий в себе два стремления – стремление к праведной жизни в обществе и стремление к личному совершенствованию. Можно сказать, что духовность – это поиск истины.

Наиболее распространенным способом ее достижения является религиозность. Вера в высшее существо, помогает некоторым людям приблизиться к ощущению счастья.

4 Добродетель – это мудрость.  Еще одно качество, позволяющее достичь счастья. Мудрость – это глубокое знание жизни, а также умение находить решение для выхода из различных ситуаций. Мудрость увеличивается с возрастом.

5 Добродетель – это любовь. Говоря о счастье нельзя игнорировать такую ее составляющую как любовь. Позитивная психология признает связь между привлечением любви и ощущением счастья и причисляет ее к списку добродетелей. Таким образом, когда мы любим, даже если это чисто платоническое чувство, мы становимся счастливее.

6 Добродетель – это надежда. Среди множества добродетелей, позволяющих достичь счастья, нельзя обойтись без надежды. Надежда – это предвидение будущего в выгодном для человека свете, оптимистичный взгляд, который позволяет пережить даже самые трудные события.

7 Добродетель – это смирение, или способность признать собственные ошибки и слабости. Смирение – средство примирения с самим собой. Это важно, поскольку оно помогает человеку оставаться счастливым даже перед лицом неудач и поражений.

Конечно, это не все добродетели, и список можно продолжать. Вышеперечисленные семь добродетелей – это достоинства, призванные помочь людям достичь счастья и позитива в жизни.

И, как отмечает позитивная психология, человек в состоянии сам формировать и развивать добродетели. Каждый из нас может стать счастливым, просто нужно немного поработать над этим.

 Не важно, будет ли он это делать самостоятельно, работая над собой и своим мировосприятием или запишется на тренинги к практикующему психологу.

Источник: http://inetmari.ru/2011/03/pozitivnaya-psixologiya-i-ee-dobrodeteli/

ДОБРОДЕТЕЛЬ

ДОБРОДЕТЕЛЬ

Море было очень спокойно, и на белом песке едва замечалась волнистость. К северу от бухты раскинулся город; к югу тянулись кокосовые пальмы; они почти касались воды. За отмелью маячили рыбачьи лодки — несколько бревен, связанных прочным канатом. Лодки принадлежали небольшой деревушке, расположенной к югу от пальмовой рощи.

Закат был изумительный, но не там, где его можно было ожидать, а на востоке. Это был противозакат: облака, огромные и резко очерченные, сверкали всеми цветами радуги. Вид был необыкновенный; смотреть на него было почти мучительно. Вода подхватила сверкающие краски и образовала чудесную световую дорожку, протянувшуюся к горизонту.

Несколько рыбаков возвращались из города в свои деревни; на берегу было безлюдно и тихо. Одинокая звезда показалась над облаками. На обратном пути к нам присоединилась женщина, которая стала говорить о серьезных вещах.

Она сказала, что принадлежит к известному обществу, члены которого занимаются медитацией и ставят задачей развитие основных добродетелей. Не каждый месяц выбирается та или иная добродетель, ее культивируют и проводят в жизнь в течение последующих дней.

Из ее слов было ясно, что она прочно утвердилась в вопросах самодисциплины и в какой-то степени была нетерпима по отношению к тем, кто не придерживался ее установок и образа действий.

Добродетель — от сердца, а не от ума. Когда ум культивирует добродетель — это только хитрый расчет; это самозащита, искусное приспособление к окружающей обстановке. Самосовершенствование есть подлинное отрицание добродетели. Как может существовать добродетель, когда имеется страх? Страх — от ума, а не от сердца.

Страх скрывается под различными формами добродетели, респектабельности, приспособления, служения и т.д. Страх всегда будет существовать в тех взаимоотношениях и в той деятельности, которая исходит от ума.

Ум неотделим от своей собственной деятельности, но он изолирует себя от других и этим создает для себя непрерывность и постоянство. Как ребенок играет свои упражнения на фортепиано, так и ум ловко практикует добродетель, чтобы придать себе большую долговечность и влияние в жизни или с целью достичь того, что он считает высочайшим.

Чтобы встречать жизнь, надо быть незащищенным и не отгораживаться респектабельной стеной замкнутой в себе добродетели. Высочайшего нельзя достичь; к нему нет пути, нет математически выверенного роста в его сторону.

Истина должна прийти сама; вы не можете идти к истине, и добродетель, которую вы культивируете, не приведет вас к ней. То, чего вы достигаете в этом случае, — не истина, а ваше желание, являющееся собственной вашей проекцией; но только в истине — счастье.

Изворотливая приспособляемость ума с целью продолжить свое собственное существование поддерживает страх. Именно этот страх надо глубоко понять, а совсем не то, как стать добродетельным. Мелкий ум может упражняться в добродетели, но, несмотря на это, он остается мелким.

Культивирование добродетели — только уход от собственного отсутствия глубины; поэтому та добродетель, которую накапливает ум, будет неглубока.

Если вы не поймете это отсутствие глубины, разве возможно переживание реальности? Как может мелкий добродетельный ум раскрыться навстречу неизмеримому?

В постижении процесса ума, который есть «я», возникает добродетель. Добродетель — это не накопленное сопротивление; это спонтанное осознание и понимание того, что . Ум не может понимать; он может перевести в действие то, что уже понято, но он не способен понимать.

Для того чтобы понимать, должна быть теплота признания и принятия, которую может дать только сердце, когда ум тих, безмолвен. Но безмолвие ума — не результат хитроумного расчета. безмолвия — это бич достижения с его нескончаемыми конфликтами и страданиями.

Страстное желание , негативно или позитивно, — это отрицание добродетели сердца. Добродетель — не конфликт и не достижение, не продолжающаяся практика и не результат, но состояние бытия, которое не является следствием желания, проекцией «я». Не существует бытия, если идет борьба за то, чтобы быть.

В борьбе за то, чтобы быть, присутствует сопротивление и отрицание, подавление и отречение; но победа над всем этим — не добродетель. Добродетель — это спокойствие свободы от этого страстного желания быть, и это спокойствие сердца, не ума.

Путем практики, подавления, сопротивления ум может сделать себя тихим, но такая дисциплина разрушит добродетель, которая идет от сердца, без которой не существует мира, нет благословения, ибо добродетель от сердца — это понимание.

Источник: https://psibook.com/library/1508/13.html

Добродетель ли умеренность?

Имеет ли умеренность своеобразный этический статус? Или она — лишь произвольный «образ жизни», возможно, по-своему привлекательный, но настолько же, насколько может быть привлекательным и расточительность? Можно считать, что умеренность крепче укоренена в добродетели, чем роскошный образ жизни? Или она полезна только при чрезвычайных обстоятельствах, когда не хватает продуктов питания, одежды или других товаров и умеренное потребление становится лишь данью здравому смыслу? Может, она добродетель в третьем мире, но не в первом? Может, она уместна при определенных обстоятельствах и совсем бессмысленная при других?

Давайте теперь рассмотрим, где умеренность может стыковаться с этикой. Она не является добродетелью, по крайней мере, в том смысле, который вкладывают в это слово философы.

Она может быть добродетелью в общераспространенном, обыденном смысле: то есть всего лишь хорошей вещью, вещью, достойной того, чтобы ею восхищаться или ее восхваляли. Но об этом чуть позже.

Под добродетелью философы имеют в виду душевное состояние, которое помогает человеку преодолеть типичные жизненные невзгоды. Без такой добродетели решимости или не хватило бы, или оказалось бы излишне много.

Сдержанность — классическая добродетель, стоящая ближе всего к умеренности. Сдержанный человек реагирует на испытательные обстоятельства без чрезмерной вспыльчивости, но и не слишком спокойно, без чрезмерного пристрастия, но и не холодно. Сдержанность определяется как подведение своеобразного желаемого баланса.

Но если говорить об умеренности, то подозрение вызывает то, что она категорически отстаивает лишь одну крайность: бережливое потребление. Но почему мы должны считать это удобным балансом? Баланс между какими пороками? Одну противоположность умеренного потребления можно видеть в расточительстве.

А что является другой противоположностью? Другую противоположность можно видеть в губительном недостаточном потреблении.

Но почему мы должны считать умеренность за идеальный баланс между этими двумя бедствиями? Человек может выходить за рамки умеренности, потребляя товары достаточно щедро, но не впадая в расточительство.

Почему же тогда большая щедрость не могла бы быть желанным балансом? (Вот, к примеру, покупка дорогих телефонов, в одном случае, безусловно, расточительство, тем более что и не дешевый, а с другой стороны, если человеку действительно нужны для работы определенные функции этих самых htc телефонов – тогда их покупка уже будет необходимостью).

Нет, я не думаю, что умеренность безоглядно полезна.

Сначала представьте себе жизнь на основе воздержания: я осторожный и сберегательный во всем, что касается потребления, я ем достаточно, чтобы быть здоровым, но не больше, чем нужно для того, чтобы удовлетворять простые, основные мои потребности.

Теперь представьте себе жизнь не на основе воздержания: я менее осторожный и щедрый во всем, что касается потребления, я ем больше, чем непременно нужно для удовлетворения основных моих потребностей.

Теперь если кто-то будет рассматривать каждый из этих способов жизни, просто как образ жизни, которые я только что описал, рассматривать вне всяких последствий, которые они могут иметь, то возникает вопрос: есть ли какие-то основания утверждать, что одно лучше другого? По крайней мере, я лично не вижу оснований для такого вывода.

Поэтому если жизнь на принципах умеренности и может быть как-то полезной, то только ввиду того, к чему она приводит. Пожалуй, она полезна опосредованно.

И интересно здесь, мне кажется, вот что. Умеренность воспринимается большинством современных людей как нечто крайне необычное, и, конечно, по разным причинам. Она кажется присущей нищете, и когда наш мир богатеет, умеренность становится неуместной.

И здесь нам, пожалуй, не обойтись без Фрейда: мы подозреваем, что за внешним фасадом воздержания кроется неприхотливая, желудочно-непроходимая внутренняя суть. Но что самое важное, наша современная система ценностей, кажется, становится формой потребительства.

Над нами царит экономическая модель качества жизни. Человек рассматривается как совокупность желаний. Качество человеческой жизни рассматривается прямо пропорционально удовлетворению этих желаний.

Такая модель ценностей, основанная на удовлетворении желаний, господствует над общественными науками и через них — над народным сознанием.

Читайте также:  Бесхитростный ребенок - психология

Но теперь, к счастью, ее господствующая роль ослабляется. Эта теория короткая. Нельзя отождествлять то, что делает жизнь человека хорошей, с тем, чем довольствуются его желания.

Желания человека могут быть удовлетворены, но, увы, лучше от этого ему не станет.

Например, я могу гореть жаждой мести, сильнейшим чувством в моей жизни, и когда я достигну своего, окажется, что мне стало не только не лучше, а еще, возможно, и хуже.

ИНСТРУМЕНТ ДОБРА

Ничто не является полезным только потому, что оно желательно. Некоторые вещи в жизни полезны сами собой, а другие — нет. Это, конечно, сильно сказано, и на этот предмет среди философов было много дискуссий, но это кажется мне правильным.

Думаю, с приобретением опыта мы можем составить перечень полезных вещей в жизни, вещей, которые не могут улучшить любую жизнь без разбора (для этого люди слишком разные), но улучшают нормальную человеческую жизнь.

Мой список содержал бы хотя бы такие, довольно-таки знакомые вещи: удовольствие, глубокие личные отношения, достижения какой-то жизненной цели, понимание определенных основных метафизических и нравственных вопросов, автономия и свобода.

Потребительство короткое не только в теории. Оно не доводит до добра и на практике. Одной из общих черт жизни современного потребителя является то, что на смену одному набору удовлетворенных желаний приходит другой без улучшения качества жизни.

Эти потребительские желания часто диктуют однообразную механическую работу. Кто-то бежит, а на самом деле топчется на месте. Когда такое происходит, ясно, что человек выпустил из поля зрения ценности. Что действительно полезно, то это вещи из перечня, который я только что привел.

Другие вещи тоже полезны, но лишь постольку, поскольку они ведут нас к ценностям, приведенным в перечне.

Именно здесь, мне кажется, и должна сказать свое слово умеренность. Она полезна единственно тогда, когда такой образ жизни в целом способствует постижению некоторых ценностей, указанных в перечне. Об этом можно говорить и говорить.

Умеренность в жизни отказывается от более разрушительных для ценностей форм потребительства. Она тяготеет к простой жизни, и хотя простота в жизни не гарантирует приобщение к подлинным ценностям, она существенно увеличивает шансы этого добиться.

Многим из нас время от времени приходилось жить более простой жизнью, чем обычно, и, как следствие, в гармоничной связи с тем, что по-настоящему важно в жизни. Конечно, мы возвращаемся к нашим будням и теряем драгоценное сознание такой связи.

Образ жизни человека может не только включать в себя ценности, он может быть еще и лучшим средством открыть человеку глаза на ценности, которых он иначе не увидел бы.

То есть умеренность может стать таким опосредованным способом личного блага. Сообщество, исповедующее принципы умеренности, может экономить, чтобы потом делать инвестиции для построения лучшего будущего.

Умеренность может быть также добром для всей планеты — действительно-то, немного умереннее потребление может потребоваться просто, чтобы избежать всемирной катастрофы. Мы потребляем органические топлива без серьезных ограничений. Мы оправдываем себя мыслью, что технический прогресс непременно создаст для них заменители.

Но будут ли они такого же качества? Или не будут ли давать нежелательных побочных эффектов? Ба! Мы не знаем. И наше потребительство оскверняет атмосферу, вызывая глобальное потепление.

Всего, чем это нам грозит, мы, конечно, не знаем. Но я не собираюсь заканчивать хвалой умеренности. Мне больше импонирует скромная жизнь во время отпуска, когда я ем гораздо меньше, чем обычно. Я выбираю простоту. Но миллионам людей приходится потреблять недостаточно. Они бедные.

Их жизнь не становится от этого лучше, самый великий убийца в мире — не война или периодический голод. Это — что-то лишенное драматизма и не доведенное до сведения всех: хроническое недоедание.

Хронический голод, как утверждает кое-кто, убивает ежегодно от восемнадцати до двадцати миллионов человек; это более чем в два раза превышает число людей, ежегодно погибающих во Второй мировой войне. Их нищенское потребление — не что иное, как зло.

Источник: http://waking-up.org/psihologiya-i-psihoterapiya/dobrodetel-li-umerennost/

Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни

Мы не враги, а друзья. Нам нельзя быть врагами. Накалившиеся страсти не должны разорвать узы давней привязанности. Таинственные струны памяти, протянувшиеся от полей сражений и могил патриотов к каждому живому сердцу и очагу этой огромной страны, зазвучат еще во славу Объединения, когда их коснутся светлые ангелы, живущие в наших душах.

Авраам Линкольн, первая инаугурационная речь, 4 марта 1861 г.

В те времена, когда Север и Юг Соединенных Штатов погрузились в пучину кровавой войны, Авраам Линкольн взывал к «светлым ангелам наших душ», надеясь, что они уведут людей от края пропасти. Величайший среди президентов оратор не случайно закончил свою речь такими словами. Большинство образованных людей в Америке середины XIX столетия разделяли его убеждения и верили, что:

— у каждого человека свой характер или натура;

— поступки каждого зависят от его характера;

— у человеческой натуры есть две ипостаси — дурная и добродетельная, или ангельская.

Психология XX века почти забыла эти положения, тем не менее история их величия и заката послужит достойным вступлением к рассказу о том, что такое человеческие достоинства и какую роль они играют в позитивной психологии.

Теория «хорошего характера» была идеологическим базисом многих социальных движений XIX века.

Сумасшествие трактовалось как моральное вырождение или отклонение от нормы, а основным методом терапии было «нравственное» лечение — попытки изменить «плохой характер» и сделать человека добродетельным.

Движения за трезвость, ограничение детского труда и отмену рабства изначально замешаны на этих представлениях. Сам Авраам Линкольн воспитывался на них, и в этом смысле мы без особых преувеличений можем считать Гражданскую войну в Америке следствием распространения этой идеологии.

Что же случилось с теорией «плохого» и «хорошего» характера впоследствии?

Не прошло и десяти лет после Гражданской войны, как Соединенные Штаты столкнулись с новой проблемой — мятежами и бунтами. По всей стране прокатилась волна забастовок и уличного насилия. К 1886 году столкновения рабочих (в основном иммигрантов) с властями приняли эпидемический характер.

Кульминацией стало выступление на Хеймаркет-сквер2 в Чикаго.

Какое отношение к забастовщикам и бомбометателям должно было сформировать государство? Ученые и теологи объясняли все безобразия дурными свойствами человеческого характера: нравственной неполноценностью, греховностью натуры, порочностью, глупостью, жадностью, жестокостью, несознательностью, импульсивностью — иными словами, во всем виноват был «плохой характер», и человек нес за него ответственность. Однако в то же время популярность приобретало и новое учение, оставившее след как в политике, так и в науке о человеке.

2 4 мая 1886 года на Хеймаркет-сквер в Чикаго анархисты швырнули бомбу в полицейских, которые готовились разгонять демонстрацию рабочих, добивавшихся восьмичасового рабочего дня. — Прим. ред.

Ученые заметили, что насилие и беззаконие творят в основном люди, принадлежащие к низшим слоям общества.

Условия их жизни и труда были кошмарны: шестнадцатичасовой рабочий день на жаре или в холоде, шестидневная рабочая неделя, платы едва хватало, чтобы не умереть с голоду, все члены семьи жили и спали в одной комнате.

Рабочие были невежественны, плохо знали английский, постоянно страдали от голода и пере утомления. Эти факторы — изнурительная работа, бедность, недоедание, нечеловеческие бытовые условия, отсутствие образования — не были связаны с недостатками характера или аморальностью.

Все это относилось к окружающей среде, не зависящей от особенностей конкретного человека. Казалось бы, так естественно предположить, что к насилию людей толкали нестерпимые условия жизни. Но такое объяснение очевидно для нас, современных людей, а сознанию людей XIX века оно было дотоле чуждо и ново.

И вот теологи, философы и общественные деятели заговорили о том, что бедняков, по всей видимости, нельзя винить за антиобщественное поведение.

Преступления стали объяснять принадлежностью к низшим социальным слоям и плохими условиями жизни. Таким образом, на заре XX века в американских университетах появилась новая дисциплина — социология.

Ее задачей было мотивировать поведение не особенностями характера, а социальными условиями, и выдвигать контрмеры.

Социологи решили, что раз преступность порождают городская нищета и грязь, то искоренить ее помогут чистота и повышение уровня жизни. А если тупость и зверство вызваны отсутствием образования, то лучший выход — введение всеобщего и обязательного школьного обучения.

То, что ученый мир поствикторианской эпохи с таким энтузиазмом воспринял учения Маркса, Фрейда и Дарвина, объясняется, между прочим, теми длинными счетами, давно предъявленными к теории добродетельного характера.

Маркс утверждал, что рабочих нельзя винить в забастовках, нарушениях закона и преступлениях, поскольку все это — результат отчуждения труда и классовой борьбы. Фрейд считал антисоциальное поведение следствием конфликта в подсознании.

Многие пришли к выводу, что теория Дарвина снимает с индивидуума вину за жадность и стремление к благополучию любой ценой, поскольку человек все еще подчиняется законам борьбы за выживание и естественного отбора.

https://www.youtube.com/watch?v=PCWx4XKAuFE

Социология не только дала пощечину викторианскому морализаторству, но и утвердила принципы эгалитаризма3. От признания того, что во всем виновата среда, только шаг до заявления, что под ее влиянием добродетельный человек может стать дурным (этой проблеме большое внимание уделено в произведениях Виктора Гюго и Чарльза Диккенса).

Отсюда следовал вывод, что дурное окружение всегда портит людей, а характер человека вообще не нужно принимать в расчет, поскольку он обусловлен влиянием окружающей среды.

Таким образом, социология решила отбросить религиозное, морализаторское и классово-угнетательское понятие о характере и взяться за монументальную задачу обустройства здорового, благоприятного для людей окружения.

3 Концепция, обосновывающая требование всеобщего равенства как принцип организации общественной жизни. — Прим. ред.

Понятие характера — не важно, хорошего или плохого — ничего не значило для зарождавшегося в те годы нового психологического направления — бихевиоризма. Влияние особенностей человеческой личности отрицалось, над всем довлела окружающая среда. И только одно из ответвлений психологии — изучение личности — по-прежнему не сбрасывало со счетов категории «характер» и «человеческая натура».

Однако независимо от политических веяний, люди из века в век все же склонны следовать определенным поведенческим стереотипам, и это позволяет предположить, что модели повеления перелаются по наследству.

Отец современной теории личности Гордон Олпорт [148,149] начинал с карьеры социального работ ника, который всячески пропагандировал важность понятий «характер» и «добродетель».

Однако знакомые формулы показались Олпорту чересчур нравоучительными, викторианскими, и он решил использовать научный, свободный от эмоциональной окраски термин личность. По мнению Олпорта и его последователей, наука должна описывать то, что есть, а не предписывать, как должно быть.

Личность — описательный термин, характер — предписывающий. Таким образом, связанные с моралью характер и добродетель сумели тайком, надев маску теории личности, вновь проникнуть в научную психологию

Феномен характера не исчез из научных исследований, невзирая на то, что он не вписывался в теорию американского эгалитаризма.

Как ни пыталась психология XX столетия — в лице концепции личности Олпорта, фрейдовских подсознательных конфликтов, теории Скиннера и разработанной этологами теории инстинктов — изгнать этот термин из обихода, мы до сих пор активно его используем.

Мы оперируем им в политике и законодательстве, воспитывая детей и критикуя чьи-нибудь поступки. По-моему, никакая общественная наука вообще не вправе претендовать на звание серьезной дисциплины, если в той или иной мере она не опирается на понятие характера.

Настало время вновь сделать его основой научного изучения человеческой психики. Необходимо показать несостоятельность причин, в силу которых это понятие подвергалось остракизму, а затем создать солидную научную классификацию человеческих достоинств и добродетелей.

Итак, основные возражения, выдвинутые против понятия «характер», были таковы:

1. Как феномен, характер обусловлен опытом.

2. Наука вообще не должна давать рецептов и предписаний, ее дело — изучать и описывать то, что есть.

3. Понятие «характер» обременено идеологической окраской протестантизма викторианской эпохи.

Читайте также:  Мотивация подростка - психология

Первое возражение потерпело крах вместе с теорией «влияния среды». Утверждение о том, что человек якобы становится таким, каким его делает опыт, было основным постулатом бихевиоризма на протяжении последних восьмидесяти лет.

Однако и оно подверглось сомнению, после того как лингвист Ноам Хомский доказал, что способность человека строить и понимать новые фразы (например, «у младенца на попе сидит лавандовый утконос») зависит от врожденных свойств мозга, а не от жизненного опыта.

Кроме того, выяснилось, что в результате естественного отбора животные и люди очень чутко воспринимают одни типы связей и зависимостей (например, между фобиями и неприятным вкусом) и не замечают других (допустим, между изображением цветка и электрическими разрядами).

Когда же удалось установить, что тип личности (читай: характер) пере дается по наследству, первый из трех аргументов окончательно отпал. Стало очевидно, что характер формирует не только среда. Более того, в данном случае ее влияние ничтожно мало.

Психология bookap

Второе возражение заключается в том, что понятие «характер» связано с моралью, а наука должна занимать по отношению к ней нейтральную позицию. Я полностью согласен, что задача науки — описывать, а не предписывать. Позитивная психология вовсе не обязана учить людей оптимизму, духовности и доброте.

Ее дело — описывать результат психологического действия этих качеств. Так, оптимизм сокращает подверженность депрессиям, реально улучшает здоровье и работоспособность, хотя вы имеете полное право заявить, что все это — лишь следствие субъективного восприятия жизни.

То, как вы распорядитесь полученными сведениями, всецело зависит от вас.

Наконец, последнее возражение: понятие «характер» безнадежно устарело, кануло в прошлое вместе с эпохой викторианского протестантизма, оно чуждо терпимости и плюрализму XXI века. Такой провинциальной точке зрения вообще нет места в серьезных исследованиях.

Мы вправе изучать как духовные ценности американских протестантов XIX века, так и основы мировоззрения современных белокожих научных работников средних лет.

И все же, по-моему, лучше всего начать с изучения универсальных добродетелей и достоинств, присущих людям любой национальности и культуры. С этого мы и начнем.

Источник: http://bookap.info/popular/seligman_novaya_pozitivnaya_psihologiya_nauchnyy_vzglyad_na_schaste_i_smysl_zhizni/gl57.shtm

Что такое добродетели? Значение слова :: SYL.ru

В философии и религии уделено достаточно много внимания такому понятию, как добродетели человека. Они упоминаются в христианской и мусульманской литературе, о них рассуждали древнегреческие философы и ученые современности.

Тем не менее до настоящего времени данная тема остается актуальной и востребованной.

Что такое добродетели и как стать добродетельным человеком? Возможно ли это в современном мире, наполненном пороками и злом? Давайте сегодня откровенно поговорим на эту тему.

Что такое добродетели?

На данный вопрос есть несколько ответов, но в широком смысле слова можно сказать, что добродетель — это человеческое качество, которое можно охарактеризовать постоянным стремлением делать добро.

Оно выражается в добрых поступках, помыслах и намерениях. Многие философы говорят, что добродетельным может быть только тот человек, который имеет привычку делать добро и превращает это в образ жизни.

Причем делать добрые дела можно посредством различных человеческих качеств, которые называют добродетелями.

Многие люди задаются вопросом о том, как понять слово «добродетель». В условиях вседозволенности, принятой за норму в современном обществе, не стоит отделять понимание слова от религиозных традиций. Эти понятия неразделимы, они тесно связаны во всех мировых религиях и определяют отношения между человеком и Богом.

Представления о добродетелях: история трансформации понятия

Чтобы понять, что такое добродетели, необходимо заглянуть в трактаты древнегреческих философов, которые очень много рассуждали и спорили на эту тему. Считается, что именно Древняя Греция стала родоначальником данного понятия в таком виде, каком мы его сейчас воспринимаем.

Значение слова «добродетель» в переводе с греческого языка можно трактовать как «совершенство». Под этим словом понималось совершенство человека в целом, при этом рассматривались абсолютно все аспекты отдельно взятой личности.

Именно в те времена появилось и немного иное представление о добродетелях, их воспринимали как соответствие нормам и правилам, принятым в обществе.

В Древней Греции добродетелями считали верность, мужество, стойкость, скромность и тому подобное. Противоположные качества относили к человеческим порокам, которые всячески порицались обществом эллинов.

Философы вели нескончаемые споры о происхождении добродетелей, многие утверждали, что они посланы нам свыше и должны помочь человеку победить в борьбе добра со злом, которая ведется в каждой человеческой душе.

С течением времени понятие добродетели постепенно стало связываться с правилами и нормами поведения, принятыми в обществе.

Считалось, что если человек ведет себя правильно и не нарушает морально-этические нормы, то он может смело отнести себя к добродетельным людям. В настоящее время данное понятие серьезно размыто, оно потеряло свои четкие границы.

Современное общество абсолютно спокойно принимает тот факт, что добродетель каждый человек определяет самостоятельно, исходя из своего воспитания и принципов.

Добродетели и религиозные верования

Можно сказать, что добродетели делятся на две категории:

  • идущие из социальных норм и навязываемые обществом;
  • вытекающие из религиозных верований.

Причем обе категории подвергаются значительной деформации, в зависимости от общества, в котором они применимы. К примеру, индусы в своих религиозных практиках осуществляют поклонение идолам, что жестко карается в христианстве и мусульманстве.

Даже такое качество, как милосердие, являющееся одним из ключевых в списке добродетелей, может трактоваться весьма специфически.

В современном обществе милосердием будет отвезти раненого человека в больницу, а вот в африканских племенах в этом же случае требуется помочь человеку перейти в иной мир.

Поэтому на протяжении тысячелетий человечество так и не подошло к единому определению добродетелей, хотя абсолютно все народы и слои общества согласны с тем, что они очищают душу и ведут к самосовершенствованию.

Пороки и добродетели

Если мы рассматриваем добродетели как определенную совокупность положительных качеств человека — его светлую сторону, то естественным будет утверждать, что существует и темная сторона — пороки.

Считается, что добродетели и пороки существуют в каждом из людей. Поэтому даже самый праведный человек постоянно борется с грехом, а последний злодей имеет возможность воскресить все свои добродетели.

Эти понятия неразрывно связаны, они являются частью человеческой природы и его естества.

Наличие пороков не делает человека плохим, ведь с их помощью он может подняться над своими дурными поступками и помыслами. Маятник, который можно изобразить как добродетели и пороки, сопровождает человека всю жизнь. Его колебания определяются степенью личностного роста и морально-этическими нормами.

Несмотря на то что в обществе постоянно происходят трансформации этических норм, к порокам во все времена относились пьянство, разврат, обжорство и алчность. Данные черты общество всегда порицало и высмеивало, о них написано немало книг и пьес.

Почему трудно творить добро?

Каждый человек желает находиться в кругу добрых и честных людей, но почему-то сам не очень стремится стать таковым. Что мешает нам творить добро? Ведь каждый из нас имеет представление о том, что такое добродетели.

Христианские проповедники считают, что одной из основных причин является неправильное отношение человека с Богом. Только Он является настоящей любовью и может привести человека к доброте и духовному росту. Поэтому чем ближе индивид к Богу, тем больше у него шансов стать добродетельным человеком, творящим добро вокруг себя.

Современные психологи и социологи называют иную причину нравственной деформации людей — это неумение отличать добро от зла. Люди настолько потерялись в системе нравственных координат, что уже с трудом понимают, как должны выглядеть добродетели. Это болезнь современного общества в целом, а не отдельной его социальной прослойки. Поэтому вылечить ее весьма затруднительно.

Христианские добродетели

В христианстве вопрос существования во имя добра рассматривается довольно часто. Что такое добродетели в христианской религии? Это достаточно непростой вопрос, но весьма интересный, требующий содержательного и обстоятельного ответа.

Христианские добродетели изложены в Евангелии, но они являются всего лишь вершиной айсберга теологических споров на данную тему. Богословы делят добродетели на две категории:

  • естественные — они обусловлены чертами характера и врожденными качествами;
  • религиозные — они предписаны тем, кто станет христианином, и должны неуклонно выполняться.

Последние должны воспитываться человеком в себе и являются характеристикой его отношений с Богом. Их можно назвать своеобразным заветом между душой и высшими силами, выполнение которого обеспечивает положительную оценку личности в глазах общества и Бога.

В Евангелии описаны семь добродетелей, которые являются прямыми противоположностями смертным грехам. В совокупности они представляют собой разнообразную модель поведения, выбираемую человеком осознанно или по наитию, исходя из его наклонностей. В дальнейшем христианские добродетели стали сводить к трем аспектам:

Они стали характеризовать богобоязненного и добродетельного человека. Причем в Библии указано, что человек не рождается с этими добродетелями, он приобретает их только в союзе с Богом. Причем любовь ко всем окружающим кардинально отличает христианина от остальных людей.

Природные добродетели

Еще во времена античности были выведены добродетели, к которым должен был стремиться каждый член общества. Они назывались природными, но вот не каждый индивид рождался с полным набором подобных характеристик. Поэтому обычного человека ожидал долгий путь к самосовершенствованию. Первым список добродетелей определил Сократ, он отнес к ним следующие качества:

  • справедливость;
  • стойкость;
  • благоразумие;
  • сдержанность.

Классификация Сократа использовалась в дальнейшем другими греческими философами и перешла в труды теологов раннего средневековья. Во времена Просвещения, когда была написана масса научных трудов, в том числе по философии и теологии, список добродетелей Сократа считался характеристикой всего античного общества в целом, его культуры и моральных норм.

Сказки: добродетели в детских историях

Традиционно принято, что добродетели в сказках отведено большое место. Ведь именно сказки и их герои являются первыми учителями для подрастающего поколения.

Дети, наблюдая за любимыми героями, воспринимают нормы морали и этики, получают первые представления о добре и зле.

Можно сказать, что сказки несут мощный воспитательный эффект, которого невозможно добиться разговорами и объяснениями.

Благодаря сказкам дети формируют в своем сознании правильную модель поведения в различных ситуациях, ведущую к росту личности и нравственному развитию. Ведь только нравственный человек может задумываться о добродетели и стремиться к ней.

Трудно перечислить всех сказочных персонажей, предстающих перед восторженными детскими глазами в виде добродетельных героев. Но некоторых мы можем привести в пример.

Золушка является самым ярким представителем добродетельного персонажа — она скромна, трудолюбива и почтительна. В конце истории девушка получает вознаграждение за все свои добродетели — счастливый союз со сказочным принцем.

Чем не пример правильного поведения для подрастающего поколения девочек?

Кот в сапогах тоже предстает в виде добродетельного персонажа. Ведь он преданный, стойкий и делает добро для своего хозяина без всякой выгоды для себя. Он готов тратить все свое время на то, чтобы помочь ближнему и в итоге обретает счастье, радуясь успеху других сказочных героев.

Психологи утверждают, что чтение детских сказок способно сформировать в подсознании ребенка прочную систему ценностей, которую трудно будет поменять в дальнейшем.

Жизнь и добродетели

К сожалению, добродетель в жизни современного человека занимает самое последнее место. Мы все бежим и торопимся, хотим заработать побольше денег и забываем о ближнем, нуждающемся в помощи.

Многие люди считают, что задумываться о добродетелях необходимо, только достигнув определенного социального статуса.

Но это в корне неверное решение, ведь каждый поступок уходит в копилку нашего багажа, за который нам придется отвечать перед высшими силами.

Поэтому современное общество так нуждается в добродетелях. Каждому из нас просто необходимо развивать в себе сострадание, милосердие, любовь к ближнему и честность, которой так не хватает социуму в целом. Только в таком обществе, где каждый индивид обладает подобным набором качеств, можно говорить о высоком уровне нравственного развития.

Самые важные добродетели

Как вы думаете, какие добродетели являются самыми важными? Об этом сложно судить. Наверное, каждое время и эпоха порождает своих героев и ставит во главе списка те или иные добродетели. Неизменными можно считать только веру, надежду и любовь, без которых жизнь человека вовсе теряет свой смысл.

Читайте также:  Заботы, озабоченность, беззаботность - психология

В широком понимании проблемы сам человек способен развивать в себе необходимые добродетели, чтобы подняться на новый уровень развития. Эта трудная работа должна продолжаться всю жизнь и не останавливаться ни на минуту.

Ведь чтобы выработать в себе привычку творить добро, необходимо иметь определенную систему нравственных координат, свойственную очень набожному человеку.

Категории добродетельных людей

Удивительно, но даже к добродетели людей приводят абсолютно разные мотивы и цели. Всех, кто считает себя добродетельными, можно условно разделить на три категории:

1. Очищающиеся.

Такие люди приходят к добродетели посредством долгого жизненного пути, они совершают ошибки и извлекают уроки. В процессе личность проходит несколько этапов духовного развития и становится лучше. Подобное очищение души делает незначительными некоторые дурные поступки, совершенные когда-либо.

2. Стремящиеся.

Эта категория людей обычно очень нуждается в деньгах и стремится овладеть мастерством в профессии. Но в процессе такие люди проникаются своей работой и миссией, тратят время на саморазвитие и очищают разум, становясь чище душой. Такие люди способны на добрые поступки, самопожертвование и защиту слабых.

3. Алчущие знаний.

Люди, алчущие знаний, все силы тратят на их получение, но в какой-то момент человек достигает просветления и становится добродетельным, пройдя путь от знаний к духовному совершенствованию.

Конечно, существуют и иные пути, чтобы прийти к добродетели. Ведь каждый человек индивидуален, и таким же становится его путь к духовным ценностям.

Источник: https://www.syl.ru/article/300498/chto-takoe-dobrodeteli-znachenie-slova

Понятие о добродетели

Добро, благо – общее понятие. Бог как источник добра. Преизбыток Божественной любви как «причина» творения мира. Слова Божии «Хорошо весьма» (Быт.1:31) – указание на благость творения.

Содержание творения силою Божественной благости и сотрудничество человека Богу в возделывании мира как назначение человеческой природы. Области приложения творческих сил человека.Дело как необходимое выражение добра.

[80],[81]5.1.1. Что такое добродетель.

Слово «добродетель» имеет в своем составе два корня: добро и дело, делание.

Из значения этих слов, из их понимания выясняется и то, что такое добродетель: «Под именем христианской добродетели мы разумеем свободное, сознательное, искреннее и постоянное исполнение нравственного закона, или свободное, сознательное, искреннее и деятельное стремление христианина свои мысли, желания и действия сообразовать с нравственным законом Божиим по духу учения и примеру жизни Иисуса Христа». (Свящ. М. Менстров. Уроки по христианскому православному нравоучению, СПб., 1914, гл.10, стр.61.)[82]

Однако дать ответна этот вопрос – не в теоретической, словесной формулировке, а в восприятии данного понятия всем своим духовным существом – не под силу человеку и не поддается точному определению и в том случае, когда к последнему приступает перо и великих богословов.

«Люблю я добродетель, – говорит св. Григорий Богослов в одном из своих таинственных стихотворений, – однако ж это не научило меня тому, что такое добродетель и откуда она придет ко мне, который так много любит ее. А неудовлетворенное желание мучит».

Поэтому у святых отцов мы находим лишь общие определения добродетели, тождественные между собой. Вот два таких определения, принадлежащих мужам, достигшим края добродетелей, исчерпавшим их в совершенстве.

«Делание добродетели, – говорит св. Исаак Сирин, – есть хранение заповедей Господних». «Добродетель, собственно, не что иное есть, как исполнение воли Божией», – вторит ему св. Симеон Новый Богослов.

Некоторые подвижники во главе со св.

Василием Великим определяют еще добродетель как некую «красоту», нечто «прекрасное», «художество», «соразмерность» во всем, «средину», в противоположность пороку, который есть безобразие, неумеренность, излишество.

К сему еще замечание. «Всякая добродетель, а преимущественно пред всеми нищета, имеет отличительным признаком свободное произволение. А что не от произвола, то и блаженным не делает» (св. Василий Великий).

«Все добродетели хороши, но надобно, чтобы они имели и голову и ноги, подобно телу; и как телу нельзя быть без головы и ног, так и им. Ноги добродетели – смиренномудрие; а глава – любовь.

Совокупность добродетелей можно еще уподобить колонне, которой основанием служит смиренномудрие и верхом (капителью) любовь, которая есть престол Божий. Под любовью находятся благоутробие, сострадание, милостивость, щедродательность, незлобие, великодушие, благотворительность и человеколюбие, которые вместе с нею делают человека богом по благодати.

Окрест же смиренномудрия стоят послушание, терпение, признание человеческой немощи, благодарение Богу за все, все почитая благодеянием, коим Он благодетельствует нам, т. е. и десное и шуее: славу и бесчестие, здоровье и болезнь, богатство и бедность и прочее…

А произвольная нищета, пост, обуздание гнева и языка и всякой другой бессловесной похоти состоят под игом правды…» Из многих добродетелей, приведенных здесь св. Симеоном Новым Богословом, некоторые суть главные, другие – второстепенные, и между ними есть глубокая связь.

Также очень важно распознавать примеры подлинно добродетельной жизни, распознавать насколько добрые дела являются действительно добродетелями, так как человек может всю жизнь обманываться результатами своих добрых поступков, или быть обманутым современным лживым миром с перевернутыми нравственными ценностями, может быть обманутым дьяволом.

Ведь совершаются добродетели только с помощью Божественной благодати, которая «есть достояние человека-христианина и вместе отличительное свойство его жизни».

Поэтому вне Церкви не может быть истинно добродетельной жизни, так как, «к тем, кто вне ее, не приходит Божия сила, около них нет воспитательной благодатной атмосферы, которая доставляется только таинствами и всем чином церковных священнодействий».[83]

Добро, благо.

Что такое добро? Благо? – «Это все то, что происходит от Бога» – можно так ответить на этот вопрос. Но тут требуется уточнение, потому что святые отцы говорят о том, что вообще все, что ни происходит, происходит в некотором смысле (только в некотором) происходит «от Бога», а именно об этом можно говорить в трех смыслах:

По благодати.

По домостроительству(страдание, смерть, бедствия… смерть Христова…).

По попущению.

Конечно, не все из этого есть добро! В собственном смысле добро есть только то, что происходит по благодати. Совершаемое по домостроительству имеет признаки и добра и зла, не будучи в собственном смысле ни тем, ни другим. Впрочем, совершается оно ради добра. Происходящее по попущению, конечно, есть грех и зло.

Святые говорят о преизбытке Божественной любви, от которого происходит все многообразие творения. Каждое, даже самое мельчайшее и ничтожное творение, тварь (жучок, песчинка, пылинка…), живет, существует, содержится, имеет бытие – силой Божией; все содержится Самим Богом, при Его непосредственном участии.

И вот эта сила Божия, или Его энергия, благодать (благодать в 1-ом значении этого слова; есть и 2-ое значение – благодать церковная, оживотворяющая дух человека, а затем и всю человеческую природу соделывающая духовной), эта сила Божия по преизбытку Божией любви содержит весь мир и делает его прекрасным, благим, добрым, хорошим. Именно поэтому Священное Писание говорит о всем, что было сотворено Богом: «Хорошо весьма». Сотворенный мир был прекрасен и благ, и добр, потому что именно таков Бог. Мир несет в себе отражение Божественной благости и Божественной доброты.

Именно поэтому все то, что созидается уже человеком (который есть образ Божий!) по благословению Божию и с Его помощью можно – по подобию создаваемого Самим Творцом – назвать благим, добрым, хорошим.

А областью приложения творческих внутренних сил человека является:

— Прежде всего, его собственная душа, собственное сердце, собственная природа, он сам. Именно об этом говорит прп. Серафим Саровский: «Стяжи Дух Святой – и вокруг тебя спасутся тысячи!»

— И уже после себя самого – окружающие люди, ближние… и весь мир, который человек призван преобразить и в конечном итоге привести к Богу.

Таким образом, для человека добро есть то, что с помощью Божией, при содействии Его благодати, он совершает, приводя себя и весь мир ко Творцу, продолжая дело рук Божиих. Содействие благодати есть важнейший и неотъемлемый признак совершения добра.

Дело, делание.

Дело, делание – не обязательно нечто видимо совершаемое человеком, поступок, дело в привычном для нас понимании. Внутренний, духовный труд является также делом.

С другой стороны, всякий внутренний труд в конечном итоге обретает, обязательно имеет свое внешнее выражение, как и вообще все в человеческой жизни.

Ведь человек – существо двусоставное, состоящее из души и тела, и потому его жизнь всегда протекает в этих двух сферах – внутренней и внешней.

Ап. Иаков говорит о необходимости добрых дел для человека («Вера без дел мертва есть»). Но мы знаем, что были святые подвижники (и сейчас есть) которые окружающим их людям помогали только молитвой, и, казалось бы на первый взгляд, их жизнь была лишена внешних.

Но в действительности это не так – несмотря на то, что чисто физически сами они ничего не делали, их труд также имеет внешнее выражение. Оно проявляется в жизни мира, как в духовной, так и в видимой жизни других людей, которая менялась под действием молитвы святых.

Следует указать и на то, что дело всегда связано с действием воли человека.

Можно что-то знать – но это будет только знание…

Можно иметь к чему-то свое личное отношение, сердечную оценку…

Но дела не произойдет, если и знание, и сердечное движение не соединятся с направлением воли – третьей силы человеческой души. Тогда душевное действие будет полным, гармоничным, согласованным не разорванным в самом себе. Таким образом, знание, чувство и воля человека должны содействовать Божией благодати.

Непреложное свидетельство же этой внутренней цельности, внутреннего делания – внешнее, телесное выражение – от доброго поступка человека… до животворности мощей и чудес, совершаемых по молитвам святых. Так, благодать Святого Духа, поселяющаяся в душе человека, неминуемо простирается и на видимый, физический мир, преображая его и насаждая в нем добро.

5.1.3. О естественном добром устроении души

Зла и страстей по естеству нет в человеке, и Бог не творец страстей. Наоборот, Он даровал нашей природе многие добродетели.

Так, человеку свойственны милосердие, ибо и язычники милосердствуют; любовь, потому что часто и бессловесные животные проливают слезы, когда их разлучают; надежда, потому что мы взаймы берем и взаймы даем, и сеем, и в плавание пускаемся, надеясь обогатиться; вера, ибо мы всегда готовы поверить…

Хотя вера и Божий дар (Еф.

2:8) (как и все добродетели, даже естественные), она проявляется и у неверующих (обычно в детстве, когда сердце чисто и не осквернено срамными страстями, и посему не боятся приступать к Богу и веровать в Него), но они сами ее теряют… Следовательно, на Страшном Суде все неверующие и безбожники будут судиться за то, что потеряли дар Божий, а не за нечто такое, чего никогда и не имели…

О естественныхдобродетелях говорит св. Василий Великий в своем «Шестодневе: «И в нас есть естественные добродетели, с которыми душа имеет сродство не по человеческому научению, но по самой природе.

Никакая наука не учит нас ненавидеть болезнь, но сами собою имеем отвращение ко всему, что причиняет нам скорбь; так и в душе есть какое-то не учением приобретенное уклонение от зла…

По этой-то причине для всякого похвально целомудрие, достойна одобрения справедливость, удивительно мужество, вожделенно благоразумие. Эти добродетели душе более свойственны, чем телу здоровье.

Чада, любите отцов; родители, не раздражайте чад (Еф.6:4). Не то же ли говорит и природа? Не новое что советует Павел, но скрепляет узы естества. Если львица любит рожденных ею и волк вступает в бой за своих волчат, что скажет человек, и заповедь преступающий и природу искажающий, когда или сын не уважает старости отца, или отец, вступив во второй брак, забывает прежних детей?».

Источник: http://studopedya.ru/1-41917.html

Ссылка на основную публикацию