Аксиология — психология

2. Аксиология и её предмет — Челябинский центр интегративной психологии и парапсихологии «Пси-синтез»

Аксиология – философское учение о природе ценностей, их месте и роли в целостной структуре мироотношения и мировоззрения людей [45, с. 196].

Целью нашего учебного курса является усвоение и освоение системы знаний, составляющих содержание аксиологии. Содержание аксиологии – это система знаний о сфере действительности, рассматриваемой как общий для аксиологии предмет познания.

Предметом познания  в аксиологии являются ценности (от axio – ценность,  logos – слово, учение).

Определение понятия «ценность» фиксирует сущностные качества той сферы действительности, которая обозначается посредством этого понятия. На его основе формируется система знаний, составляющая содержание аксиологии. Очень трудно определить сферу действительности, обозначаемую понятием «ценность», если вспомнить то, что называется этим словом.

  Так в качестве ценностей называют следующее:

  • категории: Любовь, Истина, Добро, Красота, Мир и т.п.
  • качества личности: скромность, ответственность и т.п,
  • стили управления или формы правления: авторитаризм, либерализм и т.п.
  • качества социальных отношений: равенство женщин и т.п.,
  • качества социальных общностей: мощь государства и т.п.
  • и другое

Выявление сферы действительности, изучаемой аксиологией, т.е. предмета аксиологии, возможно при изучении различных трактовок понятия «ценность».

Поэтому ознакомление с каким-либо учением, наукой всегда начинают с ознакомления с её предметом по существующим трактовкам понятия, обозначающего этот предмет.

Анализ содержания понятий позволяет установить следующее:

  • что именно обозначается словом «ценность»?
  • каким комплексом качеств характеризуется  то, что обозначается словом  «ценность»?
  • какие функции выполняет то, что обозначается словом «ценность»?

Функция (лат.

functio  = отправление, деятельность) – 1) предназначение, роль, задача объекта в определенной системе отношений (напр. ф. мотора, ф. сердца).  Проанализируем несколько определений понятия «ценность».

  • Ценности – это  «явления (или стороны, свойства явлений) природы и общества,  которые полезны, нужны людям исторически определенного общества или класса в качестве действительности, цели или идеала» (В.П. Тугаринов).
  •  «Ценность это форма проявления определенного рода отношений между субъектом и объектом». «Ценность – это понятие, обозначающее, во-первых, положительную или отрицательную значимость какого-либо объекта, в отличие от его экзистенциональных и качественных характеристик (предметные ценности), во-вторых, нормативную, предписательно-оценочную сторону явлений общественного сознания (субъектные ценности)» ( О.Г. Дробницкий).
  •  «Категория ценности раскрывает один из существенных моментов универсальной взаимозависимости явлений, а именно момент значимости одного явления для бытия другого» (В.А. Василенко).
  •  «Ценности – это обобщенные, устойчивые представления о предпочитаемых благах и приемлемых способах их получения, в которых сконцентрирован предшествующий опыт субъекта и на основе которых принимаются решения о его дальнейшем поведении» (В. Сараговский).
  •  «Ценность есть стойкое предпочтение личностью или обществом определенного образа поведения или конечного состояния, в противоположность другому типу поведения или состоянию» (М. Рокич).
  • Ценность есть органическое единство существования и смысла, определяющее наше отношение к абсолютной полноте жизни.  «Ценность есть нечто всепроникающее, определяющее смысл всего мира в целом, и каждой личности, и каждого события, и каждого поступка». «Ценность не дополнение к существованию и не качество, которым она обладает наряду с другими качествами, но органное единство существования и смысла» (Н. О. Лосский).

= = = Анализ содержания различных трактовок понятия «ценность» показывает, что этим словом обозначаются различные сферы действительности: и явления природы и общества, и отношения между субъектом и объектом и т.п. (см. колонку 1), которые характеризуются через различные качества (см. колонку 2). Наиболее просто общие характеристики ценностей выделяются при анализе функций того, что обозначается словом «ценность» (см. колонку 3).  На основе этого анализа можно сделать вывод, что ценности – это то, что выполняет функцию регулятива в отношениях субъекта с миром или регулятивную функцию.

Регулятив – это то, что вносит порядок, планомерность во что-то; то, что направляет.

В качестве субъекта рассматривают и индивида и общество. В качестве регулятива и для индивида, и для общества могут выступать его предпочтения, то, что воспринимается  как полезное, нужное, значимое, как единство смысла и  существования. Этот регулятив воспринимается человеком  как нечто нормативное, предписательно-оценочное, и существует в форме идеала, цели.

Перечисленные характеристики ценностей позволяют сделать вывод, что в качестве таковой может выступать только мыслительная форма (мыслительный образ), т.е. структура сознания субъекта, в которой фиксируется определенная  связь (отношение) этого субъекта с какими-либо объектами.  Основу этой связи составляет то, что объект переживается субъектом  как  необходимый, значимый и т.

п.  для субъекта.

Итак, на основе результатов анализа различных трактовок содержания понятия «ценность» можно сформулировать следующее определение: Ценности – мыслительные образы, фиксирующие стремление человека (людей) к тому, что предстаёт для него как значимое, как необходимое.

Это определение нельзя назвать полным, так как в нем нет ответов на следующие вопросы:

  • Что именно может выступать для человека предметом стремлений?
  • Каким образом человек выделяет что-то как значимое, необходимое и т.п.?
  • В чем выражается значимость предмета стремлений?
  • Всякое ли значимое становиться для человека предметом стремлений?

Рассмотрение ценностей как структуры сознания, как мыслительной формы, позволяет встать на определенную концептуальную позицию при изучении различных аксиологических теорий. В результате мы сможем согласовать знания о ценностей, полученные  в аксиологических теориях по-разному рассматривающих природу ценностей.

Источник: http://www.Psi-Sintez.ru/Axiology/Khudyakova/I/2

Теория ценностей — аксиология

Skip to content

АКСИОЛОГИЯ (от греч. αξια — ценность и λόγος — слово) — философская дисциплина, которая изучает сущность, типы и функции ценностей. Каждой сфере бытия человека отвечают определенные ценности (см. Ценность).

Впервые вопрос о ценностях поднял Сократ, который сделал его заглавным пунктом своей мировоззренческой концепции и сформулировал его в виде рассуждения о том, что является для человека благом. По Сократу, благо есть реализованная ценность или полезность.

Таким образом, ценность и польза — две основные характеристики бытия.
Начало аксиологии как философской науки традиционно относят к учению И. Канта, который впервые поставил вопрос о ценностях как о том, что имеет значение надлежащего и свободы. Выделение А.

как самостоятельной философской проблематики в конце XIX — начале XX в.

было связано с необходимостью разрешить некоторые сложные философские вопросы (невозможность устранить оценочные моменты из мыслительной деятельности, пересмотр обоснования этических критериев, связанность познавательного процесса не только с интеллектом, но также и с волей, для которой большое значение имеют ценности, и т. п.).

Формирование аксиологической проблематики как краеугольного камня философских построений пришлось на конец XIX — начало XX в. В философии А Шопенгауэра, В. Дильтея, С. Къеркегора и других мыслителей под сомнение были поставлены основные ценности европейской цивилизации в целом, а Ф. Ницше предложил глобальную программу «переоценки всех ценностей».

Именно с этого времени развитие философии определяется т. н. аксиологическим поворотом. В своё время этот поворот сделал возможным антропологический и экзистенциальный повороты в философствовании XX в.

Ведущие вопросы аксиологии: условие возможности их критерии, место ценностей в структуре бытия, объективность и субъективность ценностей, соотношения разных систем ценностей между собой.

Все многочисленные предметы и феномены становятся ценностями, и это объединяет их отношение к человеку. Все они направлены на благо человека, на его утверждение в жизни. Именно в этом и состоит основная особенность ценностей. Такое понятие раскрывает только один аспект ценностей — объективистский.

Приверженцы данной позиции думают, что источником ценностей есть бог, природа, культура (история). Таким образом, представитель объективного идеализма, неотомизма и немецкой философии, который использовал феноменологический метод Э.

Гуссерля в области этики, культуры, религии, Макс Шеллер (1874-1928) доказывал, что бог изначально определил некую шкалу ценностей, а человеку необходимо только адекватно осознать ее и не отвергать ее. Материалисты определяли ценности как вышедшие из природы.

На их взгляд, природа вещей и природа человека определяют тот факт, что многие вещи имеют ценность для человека.

На примере исходных основ философии объективизма в Новое время была сформулирована идея естественных прав человека, которая задекларировала главные ценности буржуазного общества (право на жизнь, свободу, итоги собственной работы), несмотря на то, что идеалисты выводили данного типа права из теории существования Бога, а материалисты – из природы. Данная идея считается ярким проявлением объективизма. Она провозглашает естественные права вечными, действительно существующими, независимыми от сознания человека и воли законодателей.

Объективистские концепции ценностей не берут во внимание субъекта, его сознание. Согласно этому определению, к примеру, чистая атмосфера, здоровье считаются ценностями индифферентно, понимает ли это человек или же нет. В субъективистском аспекте ценность во многом зависит от сознания субъекта, так как ею считают только то, что субъект ценит, по отношению к чему ощущает его важность.

Позиции субъективизма придерживается, для начала, психологизм — течение, представители которого определяют ценности через психические состояния субъекта. Это явление давно стало достаточно известным фактом, еще софисты определяли человека, рассматриваемого на уровне психических интересов, мерилом всех вещей — полезности, справедливости и так далее.

Теория натуралистического психологизма (Мейнонг, Перри, Дьюи, Льюис) сводится к тому, что источник ценностей сводится к биопсихологически интерпретированным потребностям человека, а самостоятельно ценности могут быть эмпирически зафиксированы в роли многих фактов.

Одной из влиятельнейших в этом плане считается идея основателя прагматизма, американского философа Чарлза-Сандерса Пирса, который рассматривал ценность как тот факт, который удовлетворяет необходимость человека. Но данный взгляд исповедуют не все философы.

К примеру, немецкий мыслитель Франц Брентано (1838-1917) считал, что человек настойчиво требует чего – то, того, что представляет для него ценность. По его утверждениям, ценность определяет необходимость.

Объективистские концепции ценностей не принимают во внимание субъекта, его сознание. По этому определению, чистый воздух, здоровье являются ценностями, независимо от того, сознает это человек или нет. В субъективистском аспекте ценность зависит от сознания субъекта, поскольку ею считают лишь то, что субъект ценит, чему придает значение.

Позиции субъективизма придерживается, прежде всего, психологизм — течение, представители которого определяют ценности через психические состояния субъекта. Как известно, еще софисты провозгласили человека, рассматриваемого на уровне психических интересов, мерилом всех вещей — полезности, справедливости и т.п.

Теория натуралистического психологизма (Мейнонг, Перри, Дьюи, Льюис) сводится к тому, что источник ценностей заключается в биопсихологически интерпретированных потребностях человека, а сами ценности могут быть эмпирически фиксированы в качестве некоторых фактов.

Одной из самых влиятельных среди современных психологистов является концепция основателя прагматизма, американского философа Чарлза-Сандерса Пирса, который рассматривал ценность как то, что удовлетворяет потребность человека. Однако такой взгляд разделяют не все философы.

Читайте также:  Ремень и порка как реальность жизни - психология

Например, немецкий мыслитель Франц Брентано (1838-1917) считал, что человек требует чего-то, что представляет для него ценность. По его утверждениям, ценность определяет потребность.

В отличие от представителей психологизма, И. Канта, неокантинианцы субъектом считают трансцендентальное сознание — сознание, взятое под углом зрения самых общих закономерностей ее функционирования (не конкретное сознание, а сознание вообще).

Такое направление, как трансцендентализм, разрабатывался в Баденской школе неокантианства немецкими философами Вильгельмом Виндельбандом (1848-1915) и Генрихом Риккертом (1863-1936) – основывается на кантовском размежевании имеющегося бытия (сущего) и надлежащего (того, что должно быть). Основой данной неокантинианской концепции считается представление о ценности как об идеальном бытии, соотносящимся не с эмпирическим, но с «чистым», а также трансцендентальным сознанием. Будучи безупречными, ценности не во многом зависят от человеческих потребностей и желаний.

По их утверждению, из сущего (имеющегося бытия) нельзя вывести надлежащего, другими словами из того, что есть, нельзя вывести то, что должно быть. В жизни моральные люди время от времени бывают несчастливыми, аморальные — счастливыми.

Из-за этого требование «будь моральным» нельзя основывать на фактах жизни. Несмотря на это, ценности обязаны как-то коррелировать с реальностью.

По этой причине нам надо или идеализировать эмпирическое сознание, приписав ему нормативность, или развить идею «логоса», некоторой сверхчеловеческой основы, на которую опираются ценности.

Вебер развил представление неокантианцев о ценности как норме, способом бытия которой считается значимость для субъекта и использовал его для интерпретации социального действия.

Потом в школе структурно-функционального анализа (Толкотт Парсонс) термин ценности получает обобщенный методологический смысл как способ выявления и описания социальных отношений и институтов: социальная система любого масштаба может предложить присутствие многих разделяемых всеми его членами ценностей.

Персоналистический онтологизм развивает последнюю из двух вышеназванных возможность, связанную с идеей «логоса» (Шеллер). Реальность ценности обусловлена, по Шеллеру, «вневременной аксиологической серией в Боге «, несовершенным отражением которой служит структура человеческой личности.

Тип человека определяется свойственной ему иерархией ценностей, образующей онтологическую основу человека. Николай Гартман в данном контексте поставил вопрос о важности автономизации ценностей и освобождении аксиологии от религиозных предпосылок.
Многие мыслители думают, что ценности считаются продуктом культуры и истории.

Эта идея обрела название культурно-исторического релятивизма. По их мнению ценности (вернее тот факт, который позже стали рассматривать как наличие ценности) формируются в особых культурно-исторических условиях. Они не считаются вечными и давно существующими, однако что касается сознания отдельного индивида, то получают объективный характер.

К примеру, стоимость продукта, несмотря на то, что он есть продукт сознательной деятельности человека, не зависит от его сознания, а определяется действием экономических законов. Оно не считается неизменным, и в каждое время имеет разную величину.

Данная теория связана с именем Дильтея, продвигавшего идею аксиологического плюрализма, другими словами идею множественности равноправных ценностных систем, которые зависят от культурно-исторического контекста, и познаваемых во время анализа такого типа контекстов. Таких взглядов придерживались также Гегель, Маркс, Маннгейм и др.

Приближенной к неокантинианской считается феноменологическая идея ценностей. Самый яркий ее представитель – немецкий философ Э. Гуссерль и его последователи доказывали, что ценности конституируются (совершаются) трансцендентальным субъектом, но они образовывают собственную сферу ценностей, приобретающую объективный характер.

Точно так же, как и математические предметы, ценности имеют вечный и неизменный характер (в данном их мнение близка к объективному идеализму). Тот факт, что одну и ту же ценность в разные времена толкуют по-разному, по оценкам феноменологов, не противоречит ее неизменному и вечному характеру.

Так, феноменология всеми силами пытается примирить историзм, изменчивость ценностей и утверждение об их вечном и неизменном характере.

Современная аксиология отличается плюрализмом направлений и концепций: ценностный релятивизм постмодернизма, компаративистская философия, герменевтика, философия и социология знания, философия и социология образования и пр. Она во многом определяет не только теоретическое, но и духовно-практическое отношение к миру и к человеку, смысл его существования, идеалы и императивы человеческого бытия.

Источник: http://dialogika.info/aksiologia/

Аксиология (Грицанов)

АКСИОЛОГИЯ (греч. axia — ценность, logos — слово, учение) — философская дисциплина, занимающаяся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований человеческого бытия, задающих направленность и мотивированность человеческой жизни, деятельности и конкретным деяниям и поступкам.

Выделение и конституирование предметной проблематики А. как самостоятельной области философской рефлексии было связано:

1) с пересмотром обоснования этики (в которой бытие отождествлялось с благом) Кантом, противопоставившим сферу нравственности, т.е. свободы, сфере природы, т.е. необходимости, что требовало четкого разграничения должного и сущего;

2) с расщеплением понятия бытия в послегегелевской философии, которое разделяется на «актуализированное реальное» и «желаемое и должное», рефлексией над теми теоретико-методическими и практически-деятельностными следствиями, которые следовали из тезиса о тождестве бытия и мышления;

3) с осознанием необходимости ограничения интеллектуалистских притязаний философии и науки, того, что познание не является областью их монополии и доминирования, а также того, что оно также связано сложными отношениями с направленностью человеческой воли (для которой критериальное различение истины и неистины является далеко не единственным и не всегда определяющим среди иных критериев: добро — зло, прекрасное — безобразное, полезное — вредное и т.д.);

4) с обнаружением неустранимости из познания оценочного момента, разных модальностей и (позднее) типов организации мыслительной деятельности (логика, антропология, лингвистика, семантика и т.д., с которыми окажется связан новый поворот в развитии А.);

5) с постановкой под сомнение наиболее значимых ценностей христианской цивилизации в концепциях Шопенгауэра, Кьеркегора, Дильтея и др., но прежде всего с «открытым вызовом» им, брошенным Ницше;

6) с осознанием, с другой стороны, невозможности редукции понятия ценности к «благу» (традиция, идущая от Платона) или ее понимания как «стоимости», экономической ценности (традиция, утвердившаяся в классической политэкономии, существенно переосмысленная Марксом в «Капитале» и положенная затем в основу марксистской аксиологии, будучи соединена с разработками раннего Маркса и др. аксиологическими теориями).

Таким образом, А. конституируется как философская дисциплина в специфических конкретно-исторических условиях философско-интеллектуальной жизни Европы, характеризующихся исчерпыванием импульсов, заданных Просвещением, осознанием (скорее, предчувствием) переломности эпохи и необходимости смены вектора развития.

В философии это вылилось в стремлении подвести черту под классическим этапом ее развития, что, в частности, стало фиксироваться и терминологически в определении направлений и школ как «нео» философий (неокантианство, неогегельянство и т.д.), а содержательно (кроме всего остального — смены проблематики, стилистики и т.д.

) выразилось в том числе в плюрализации способов философствования, порождении многих разноаксиологически ориентированных традиций. Обращение к проблемам А.

оказалось в этой ситуации одновременно и симптомом кризиса просвещенческого рационализма и способом его преодоления, свидетельством завершения одной фазы философского развития и в то же время основой переструктурации философского знания.

Более того, «аксиологизация» познания обнаружила принципиальную различность (иноорганизованность и иноупорядоченность), а также взаимодополнительность и взаимопроникновение друг в друга разных возможных систем знания (сама идея построения и анализа различных «возможных миров», столь популярная в 20 в., предзадавалась аксиологическими изысканиями второй половины 19 в.).

Именно в А. и благодаря ей была осознана со всей очевидностью неоднородность самого научного знания, наряду с естественнонаучным, математическим, техническим знанием было конституировано как особое социальное и гуманитарное научное знание. Антропологический и экзистенциальный поворот в философствовании также предопределен во многом произошедшим ранее аксиологическим поворотом.

Основной вопрос, который изначально поставила А. и который потом внутри нее неоднократно переформулировался, — это вопрос об условиях возможности имеющих «абсолютное значение», их критериях и соотносимости разных систем ценностей между собой. Тогда основную задачу А.

можно видеть в анализе того, как возможна ценность в общей структуре бытия и как она соотносится с миром наличного бытия, с данностями социума и культуры (как ценности, будучи обращены к человеку, реализуются в действительности). Последнее выводит А.

за рамки чисто философской дисциплинарности и требует ее переформулирования в терминах социогуманитарной науки (социологии, психологии, культурологии и т.д., выступая основанием попыток построения отдельной научной дисциплины — аксиометрии). Решение названной задачи породило в А.

изначально различные ответы в зависимости от понимания самой природы ценности, способа ее существования, источника ее возникновения (продуцирования). Одна из основных версий (в нескольких вариантах) А. была предложена в неокантианстве, и квалифицируется в А. как трансценденталистская.

Традиционно начало дисциплины связывается с именем Лотце, введшем в своем анализе логических и математических истин понятие «значимости» как специфической характеристики мыслительного содержания, а в эстетических и этических контекстах использовавшем в аналогичном смысле понятие «ценности». Взгляды Лотце развил Коген.

Согласно Когену, ценности связаны с порождающей их «чистой волей» трансцендентального субъекта, при этом само трансцендентальное понимается как основополагание, постоянно заново совершаемое мышлением (в частности, в этике постоянно «переполагается» идея свободы человеческой личности как абсолютный идеал, т.е. ценность). Основной же вариант трансцендентальной версии А.

был предложен Баденской школой неокантианства (Виндельбанд и Риккерт). Виндельбанд обосновывал через теорию ценностей общезначимость не только нравственного действия, но и теоретического (философского) познания в целом. Утверждая «абсолютность оценки» как «коренного факта» философии, Виндельбанд видел в А. способ преодоления релятивизма, отождествляемого им со «смертью» философии.

Ни от чего и ни от кого не зависящая и в этом смысле абсолютная значимость (ценности истины, добра и красоты), к которой стремятся ради нее самой, обнаруживается в ценностях-благах культуры (наука, право, искусство, религия, «нормирующие» ценностные содержания) и оборачивается к познающему, созерцающему и действующему индивиду, выступая как требования долженствования.

Носитель ценностей и источник нормотворчества — трансцендентальный субъект. Как принципы бытия, познания и деятельности трактовал ценности Риккерт, считая, что единство «Я» и мира возможно только как единство действительности и ценности. Трансцендентные ценности обнаруживаются в имманентном мире как «смыслы», зафиксированные в культуре как «значимости» (нормативные требования долженствования).

Изучаются ценности в науках о культуре с помощью особых идиографических методов, отличных от генерализирующих методов естествознания (наук о природе). Тем самым А. оборачивается и специальной методологией (одной из основных тем, в частности, социологии 20 в.).

В целом же трансцендентальная версия неокантианства может быть охарактеризована как нормативистская (нормативизм), ведущая либо к «субъективизации» (плюрализации) проблематики А., либо к ее «спиритуализации» через постулирование сверхчеловеческого логоса. Поэтому наряду и параллельно с трансценденталистской версией возникают разные варианты онтологизации и субъективизации ценностей.

Онтологизацию А. можно проследить по работам Шелера, Н. Гартмана, Брентано и др. Так, Брентано, различая акты представления, суждения и «любви и ненависти», источником ценностей считает представления, как более фундаментальные феномены, чем акты выбора (суждения) на основе рациональной воли в неокантианстве, ведущие к неоправданной интеллектуализации понятия ценностей.

Читайте также:  Знакомство с нашими внутренними актерами - психология

В основе объективности ценности лежит объективность всеохватывающего чувства «любви-ненависти» (предпочтений и отвержений). Для Гартмана, с точки зрения его имманентно-трансцендентного отношения субъекта и объекта, предмет познания постулируется за пределами самого познавательного акта и наделяется онтологическим статусом, модально (ценностно) по разному «смоделированным».

В свою очередь, он различает познание и эмоционально-трансцендентные акты, позволяющие схватывать действительность непосредственно и прямо, а действительности «навязываться» субъекту. Кроме того, ценность обнаруживается в предвосхищениях субъекта (таких, как надежда, страх, беспокойство), а также фиксируется в спонтанных ориентационно-поисковых актах субъекта (вожделении, желании, воле).

Таким образом, в ценностном отношении один полюс постулируется эмоционально-трансцендентными актами, а другой их интенциональными предметами, т.е. ценностями (они даны в интуиции, возникающей в актах любви-ненависти, как безоговорочное принятие-отвержение). Тем самым Гартман попытался обосновать А.

вне религиозной проблематики и не прибегая к авторитету Бога (возможность высокой нравственности при атеистическом посыле, необходимом для обеспечения свободы человеческого деяния, ориентированного на ценность, обоснованная в его «Этике»). Иной, ставший классическим, вариант онтологизации проблематики А.

предложил Шелер, у которого реальность ценностного мира гарантируется «вневременной аксиологической серией в Боге», лишь отражаемой и воплощаемой на индивидуальном уровне, на котором типология личностей задается типологией их иерархизированных систем ценностей, задающих личностную онтологичность.

Такой подход потребовал «переворачивания» ценностного отношения: не от целей к ценностям, а наоборот, от ценностей через волю к целям, в котором акт предпочтения (основанный на чувстве любви-ненависти) и есть суть познания ценностей.

Структура ценностей априорна, они вечно тождественны сами себе, но в актах предпочтения устанавливаются их «ранги», на основе трех критериев: долговечности, «неделимости», способности к вызыванию у человека чувства удовлетворенности. Таким образом, Шелер ввел в А. проблематику типологии ценностей. Противоположной «онтологизму» в А.

является версия субъективизации и психологизации понятия ценности. Вариантом такой версии является прагматизм, прежде всего инстументализм Дьюи, связавший понятие ценности со стандартизируемыми и типологизируемыми (социологически) представлениями о прагматически и утилитаристски понимаемой «полезности». Иной вариант «субъективизации» проблематики А.

предложен в экзистенционализме, редуцирующем, в конечном итоге, ценности к выражению индивидуальной воли человека. «Моя свобода — единственное основание ценностей, и ничто, абсолютно ничто не может оправдать меня в принятии той или другой ценности, той или другой определенной шкалы ценностей…

Моя свобода вызывает у меня тревогу потому, что она лежит в основе ценностей, а сама лишена основания» (Сартр).

Отождествлением ценности с «благом» отличалась позиция позитивизма, социологически редуцирующего их или к норме, задающейся ценностью, но получающей легитимизацию от стоящей за ней «санкции», или к операционным определениям, сводящим ценность, в конечном итоге, к верифицируемым фактам непосредственного опыта. В этой версии А.

ценностью могли выступить любые предметы, обладающие поддающимся определению содержанием и значением для членов социальной группы, или «правила поведения», с помощью которых социальная группа сохраняет, регулирует и распространяет собственные типы действия среди своих членов (Знанецкий и У.Томас).

Психологизированный вариант «субъективистских» версий задается в бихевиоризме, теории обмена, частично в символическом интеракционизме, в трактовках ценности как возникающей в процессах межсубъектных социокультурных обменов и взаимодействий в интерсубъективном пространстве.

Все эти версии (за исключением экзистенционалистской) отличает сведение ценности к факту, неразличение ценности и ее носителя, смешение ценностной и предметной реальностей. Крайняя позиция в подходе к А. выражена Ф.Адлером, отказывающем понятию ценности в какой-либо содержательной наполненности, а следовательно и значимости, а А.

— в возможности существования как дисциплины, занимающейся реальными проблемами (наблюдаемы факты поведения, но не ценности). Противоположную крайность презентирует натуралистическое понимание ценностей как атрибутов самих предметов действительности, не зависящих от наличия или отсутствия отношения к этим предметам субъектов. Особый круг версий А., получивших широкое распространение в 20 в.

, продуцирует культурно-исторический релятивизм, истоки которого видят в идее аксиологического плюрализма Дильтея, вводившей в научный оборот представление о множественности равноправных ценностных систем, опознаваемых с помощью исторического метода. Фактически им была впервые сформулирована, нашедшая впоследствии многочисленных продолжателей, программа критики самой возможности общей А.

внутри А. (а не из внешней позиции, как в нигилирующей критике Ф.Адлера) как необоснованного абстрагирования от конкретно-исторических контекстов и произвольной абсолютизации некоей одной «подлинной» системы ценностей. Эта версия была поддержана Шпенглером, Тойнби, Сорокиным и др. «Выведение» А.

за рамки чисто философской дисциплины и открывающиеся при этом эвристические возможности со всей очевидностью продемонстрировала социология, прежде всего, культур-ориентированная. Первым ввел проблематику А. в социологию М.

Вебер, исходивший из неокантианской методологии и резко выступавший против позитивизма и психологизма в подходе к пониманию ценностей, избегая крайностей «чистой значимости» (ценности, взятой самой по себе) и «растворения ценности» в имманентном бытии. Вебер сделал предметом своего рассмотрения и отправным пунктом своей социологии анализ «имманентного смысла» переживаний и действий людей, т.е.

субъективно подразумеваемый смысл. Поведение становится действием (целерациональным или ценностно-рациональным, а не остается традиционным и не является аффективным) только тогда, когда и поскольку оно связывается действующим индивидом с конкретным субъективным смыслом.

Смысл же задается через соотнесение с ценностью, позволяющее артикулировать индивидуальные цели и нормативировать сами ценности. Постигаются ценности в понимающе-объясняющих процедурах (отсюда программа понимающей социологии). В целом «социологизация» А. шла в русле общей тенденции сдвига в А.

от проблем нормирования и значения к проблемам смысла и анализу коммуникативно-языковых практик (как «мест бытования» ценностей).

Другая линия внедрения аксиологических идей в социологию прослеживается от первой развернутой социологической теории Знанецкого через Сорокина к Парсонсу, считавшему ценности высшими принципами, обеспечивающими согласие (консенсус) в обществе и придающими значимость проявлениям конкретной эмпирической данности.

Выделенные пять основных версий (со множеством вариантов внутри них) совместно с марксистской А. (шестая версия) и задают в своих продолжениях пересекающиеся исследовательские поля современной А. (определяемые ответами на вопросы: «что такое ценности?», «каким образом они существуют?» и «откуда возникают?»).

В традициях русской философии наиболее развитыми аксиологическими подходами оказались неокантианский нормативизм (Новгородцев, Кистяковский и др.

), феноменолого-герменевтический смысло-анализ Шпета, совершенно оригинальная, не имеющая прямых «западных» аналогов, концепция теории ценностей как «теории творчества» или «теории символизма» Белого, но прежде всего религиозно-ориентированная версия А., предложенная в различных вариантах В.С.Соловьевым, Бердяевым, Франком, Флоренским, Н.О. Лосским и др. мыслителями «русского религиозного ренессанса», которая может быть рассмотрена наряду с шестью уже обозначенными выше (основные ее концепты: «богочеловечество», «софийность», «соборность» и т.д.). Советская философия долгое время игнорировала ценностную проблематику и не признавала за А. статуса особой философской дисциплины. Возрождение интреса к А. связано с пионерскими работами В.П.Тугаринова (в философии), О.Г.Дробницкого (в этике), А.А.Ивина (в логике) и др. В 1966 вышла работа «Проблемы ценности в философии», в 1978 — «Философия и ценностные формы сознания», ставшие «программными» в советской А. Работами ряда авторов (П.П.Гайденко, Б.Т.Григорьян, Ю.Н.Давыдов, М.А.Киссель, Н.В. Мотрошилова, И.С.Нарский, Э.Ю.Соловьев и мн. др.) в научный оборот была введена основная проблематика европейской А. (под этикеткой ее «критики»). Особая область аксиологических разработок — «реконструкция» марксистской А., давшая начало многим оригинальным концепциям (но уже в польской, венгерской, чехословацкой А. того времени). А. возвращалась и через культурологические анализы (С.Аверинцев, А.Я.Гуревич, Г.С.Кнабе, В.Л.Рабинович, A.M.Пятигорский, Померанц и др.), психологию (Узнадзе и его школа), социологию (В.А. Ядов и его школа). Таким образом, и в условиях монополии на философскую истину А. оказалась тем «троянским конем», который подтачивал устои официального философствования, вводил принципы методологического плюрализма (хотя формально обсуждение шло в рамках марксистской философии). Таким образом, можно констатировать, что к настоящему времени А. утвердилась как особая область знания не только в западной, но и постсоветской традиции. Более того, современная А. выходит на новый этап своего развития (ценностный релятивизм постмодернизма, компаративистская философия, герменевтические теории, философия и социология знания, философия и социология образования и т.д.), связанный, во многом, с трактовкой философии как самосознания культуры, как рефлексии над ее предельными (смысловыми и ценностными) основаниями, как средства конструирования и освоения новых «возможных человеческих миров» (см. Возможные миры) (в этом отношении соотносимой с искусством, религией и наукой), как задающей не только теоретическое, но и практически-духовное отношение к миру и человеку (в этом плане соотносимой с этикой, правом и наукой), в том числе на основе «ценностного причинения» (механизмы целеполагания и долженствования). А. поворачивает философское и социогуманитарное познание к анализу феноменов личности и индивидуальности, «человеческого в человеке», смыслам и оправданию человеческого бытия, его идеалам и императивам. В настоящее время А. как теория дополняется феноменологией ценностей (история как генетическое «дедуцирование» ценностей, социология как репрезентация типов и иерархий ценностных систем, культурология как конкретный целостный анализ автономных культурных образований). В качестве особого уровня научного изучения ценностей предлагаются различные программы аксиометрии.

В.Л. Абушенко

Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998.

Источник: http://ponjatija.ru/node/6405

Аксиология в системе философского знания

Аксиология

1. Аксиология в системе философского знания.

2. Ценности в жизни человека и общества.

3. Понятие и критерии общественного прогресса.

Аксиология в системе философского знания.

«Аксиа»означает ценность, а «аксиос» — ценностный (греч.). Букваль­но: аксиология — учение о ценностях. Но в русском языке существует двузначие: ценность — нечто положительное; ценность — всякое значение.

Поэтому точнее сказать: аксиологияучение о значениях. Но не в смысле логики или семантики (значение понятий, значение слов), а в более общем философ­ском смысле: значение всего, чего угодно, для кого (чего) угодно.

Подробнее речь о категориях значения, ценности и т. п. пойдет дальше.

Аксиология является той частью философского знания, в которой отвле­ченная философия ближе всего подходит к практической жизни людей, имеет выход (через этику, эстетику, философию права, философию религии, теорию культуры и т. п.) в повседневную жизненную практику.

«Практические аспекты» философии получают особую актуальность в условиях потребительского общества, свойства которого не могут быть описа­ны лишь средствами психологии и социологии.

Вообще искусственная (социальная) среда обитания людей — преиму­щественно ценностная, среда «опредмеченных ценностей» (В. Брожик). По­вседневные поступки людей определяются не какими-то абстрактными ми­ровоззренческими представлениями, а конкретными ценностными ориентациями.

Читайте также:  Место личности в новом мире наук о поведении - психология

Ввиду этого обостряется потребность в особой теории ценностей, оце­нок, ценностных ориентации, производства ценностей и их потребления, тео­рии, которая бы обобщала данные экономики, социологии, психологии, этики, эстетики и других наук, в которых ценностное мышление представлено наи­более выпукло (в отличие, скажем, от точных и естественных наук, а также от теории познания).

Прав современный американский философ Дж.-В.

Гарднер, когда пишет: «Человеческое поведение» — категория, которая не может быть полностью исчерпана ни определениями «физической антропологии», ни в психологии, ни в социологии, ни эмпирико-аналитическими, ни логико-математическими методами, но требует обобщенной философской рефлексии» (81; с. 144, 191). А между тем именно такая обобщенная «практическая философия» всегда была объектом мировоззренческой рефлексии.

Вся прошлая европейская философия — преимущественно «метафизи­ка»: это онтология, гносеология, социальная философия. Плюс частные и при­кладные философские дисциплины: этика, эстетика, философия права и рели­гии, науковедение и др. Но между «метафизикой» и перечисленными частными философскими науками — зияющий разрыв, пустота, нет моста в виде обобщенной «практической философии».

«Практическая» деонтология И. Канта не выполняла этой функции, так как сознательно отсекала себя от повседневных интересов людей, вне связи с которыми невозможна никакая общая теория практических значений.

Как опять же прав Дж.-В. Гарднер, из метафизики бытия (онтологии, гносеологии, фено­менологии и т. п.) невозможно вывести должные понятия, которые определя­ют реальное, повседневное поведение людей (там же, с.

144).

Нельзя ценностные представления, понятия и суждения, а также практи­ческие решения вывести и из выкладок теории познания. Основные вопросы познания «как? что? почему?», предполагают ответ в виде истины, то есть адекватного отражения сущности, причин и следствий, закономерностей в со­знании. Несомненно, это важные вопросы и важные ответы, достигаемы науч­ным познанием.

Но для повседневной жизни людей не менее важны вопросы: «Каково значение этого (предмета, явления, процесса) для меня, для нас, вообще для людей? Какова егоценность (полезность, приятность и т. п.

) илиантицен­ность (вредность, неудовольствие и пр.). Тут иная установка сознания — оп­ределение неистины, а значения.

Истинное сознание и значение, познаватель­ное и ценностное отношение к действительности — далеко не одно и то же, хотя, конечно, эти два типа отношения к действительности тесно связаны.

Отражение действитель­ности в головах людей осуществляется в двух видах субъект-объектных отно­шений: а) познавательном, б) ценностном.

Результатом этих двух видов отно­шений являются разные образования: а) понятие (мысль, представление) о предмете, его природе, свойствах и пр.

, как они есть «в себе», безотносительно к субъекту познавательного отношения; б) понятие(мысль, представление, а чаще переживание) о значении предмета для кого-то. При установлении зна­чения невозможно отвлечься от субъекта ценностного отношения.

То, что истинное познание и значение — не одно и то же, видно из того простого факта, что а) при одной и той же степени истинного познания может быть весьма разным значение познаваемого объекта для разных субъектов, в. разных условиях и т. п.; и б) напротив, при разной степени познания (на­пример, во времени) значение может устойчиво сохраняться в одном и том же качестве или размере (значимость).

Приведем примеры. Причины войн, их стратегия, тактика представляются сейчас хорошо изученными обществоведением, военной наукой и пр.

, но зна­чение войн, военных действий представляется далеко не одинаковыми для агрессора и его жертвы, для рядовых солдат в окопах и для генералов в штабах.

Лишь в последние времена наука далеко продвинулась в понимании болезней, их причин, способов лечения и пр., но антиценность болезней всегда была безусловной в глазах людей и целых народов.

При всем этом исторически способность к познанию и ценностной ори­ентировке в окружающем мире у людей возникли одновременно.

Как и по­знание свойств, адекватное потребностям, интересам, установление значений (прежде всего полезности и вредности для самой жизни) абсолютно необхо­димо для выживания и простого воспроизводства жизни.

Более того, первич­ные, фундаментальные значения устанавливались в эмпирическом опыте до того, как возникла научная теория. Например, люди на опыте давно поняли полезность рычага для поднятия и передвижения тяжестей, полезность огня и т. п.

, хотя научное объяснение (познание) этих явлений было найдено гораз­до позднее или даже до сих пор не найдено, как, например, в отношении гравитации, хотя на практике люди давно установили важное значение тяже­сти для производства. Таким образом, в практике установление значений чаще всего опережало познание.

Как уже упоминалось, в отличие от познавательного отношения (процес­са, истины как его результата) ценностное отношение (процессы установления значений, их законы и т. п.) стало объектом философской рефлексии очень поздно.

Если онтологические, гносеологические, социологические теории воз­никали уже в античности и в эпоху Возрождения, а особенно во времена новой философии, тоаксиология, философская теория ценности и оценки, оформилась как особая отрасль философского осмысления лишь в конце XIX— XX веке.

Конечно, отдельными группами, разрядами ценностей и антиценностей давно занимались специальные философские теории: этика, эстетика, филосо­фия права, политики, религии, логики. Но общей философской теории значе­ний не было.

В каждой отдельной теории действовали свои категории значе­ний: полезность, правильность, целесообразность, должное, доброе, прекрас­ное, святое, а также понятия-антиподы. Но родовые общие понятия:значе­ние, значимость, ценностное отношение, ценность, оценка, иерархия цен­ностей и др.

— стали предметом философского рассмотрения впервые сов­сем недавно, сначала главным образом как попутная реминисценция в психо­логии, теории культуры, антропологии, а затем в философии — кантианстве, феноменологии, неопозитивизме.

Как общая философская теория ценностей (значений) аксиология явля­ется определенным обобщением мыслительного материала группы философ­ских гуманитарных наук и теорий. Она выступает как бы в качестве метате­ории по отношению к этике, эстетике, логике, философии права и др. Катего­рии аксиологии в сущности — родовые понятия по отношению к понятиям этих наук.

Знание, добро, красота, святость, справедливость, правомерность, пра­вильность могут быть подведены под общее родовое понятие «ценность» (рав­нозначно — «блага»). Напротив, их антиподы: невежество, зло, безобразие, грех, несправедливость, беззаконие, неправильность и пр.

, — подходят под общее понятие «антиценность», то есть положительного или отрицательного значе­ния чего-либо для людей.

Аксиология — абстрактная общая философская теория о значениях, ценностях и антиценностях и о суждениях, о значениях — оценках. Значе­ние, значимость, ценность, неценность, антиценность, ценностное отношение, иерархия ценностей, оценка, самооценка — основные понятия аксиологии, во­круг которых группируется комплекс других, более частных, понятий и суж­дений.

Как чисто философскую теорию (в этом качестве она стоит на одинако­вом уровне абстракции, например, с теорией познания) аксиологию следует отличать от общей теории ценностей — более широкого комплекса всевоз­можных сведений о ценностях жизни и культуры.

Аксиологию можно рассматривать как метаэтику, метаэстетику, обещающую специфические понятия (аксиологические) этих дисцип­лин, вернее — как часть, аспект метаэтики или метаэстетики (другой аспект, например, метаэтики — логико-лингвистический, гносеологический, представ­ленный, скажем, в неопозитивизме).

Центральное понятие аксиологии — ценность — является общеродовой категорией, охватывающей гнездо однорядовых аксиологических понятий: добро (и зло), прекрасное (и безобразное), правильное (и неправильное), справед­ливое (и несправедливое), правое (и неправое), приятное (и неприятное), полезное (и бесполезное, вредное), целесообразное (и нецелесообразное), то есть коренные (но частные) категории этики, эстетики, логики, правосознания, политического, экономического и т. д. сознания и соответствующих наук. Ак­сиология упорядочивает эти ряды понятий, классифицирует, координирует, субординирует и определяет их.

То есть аксиологиякак бы создает общий категориально-понятийный аппарат для разноаспектных ценностей и для размышлений о них.

Например, она выясняет взаимоотношения ценности и нормы, ценности и потребности, ценности и знания, ценности моральной и эстетической, морали и права, морали и религии, искусства и религии, морали и политики и т. д.

— под углом зрения ценностных определений, значений, а попутно и причинных зависимостей.

Упомянутые философские науки, в которых больше всего представлен нормативно-аксиологический элемент, как уже говорилось, служат опорой ак­сиологии, поставляя ей свой мыслительный и проблемный материал.

Фило­софская аксиология, напротив, обслуживает все эти науки как бы эксперт­ным метаанализом их понятий, суждений на более высоком уровне философ­ского обобщения, как общая теория познания обслуживает логику, лингвистику, психологию, физиологию органов чувств и высшей нервной деятельности, как социальная философия метанаучно обслуживает политэкономию, истори­ографию, политическую теорию, конкретные социальные исследования, этно­графию и пр.

Аксиологическая категория «ценностное отношение», как самое общее выражение любого субъект-объектного отношения с точки зрения интереса субъекта обобщает понятия «нравственное отношение», «эстетическое отноше­ние», «религиозное отношение» и другие не познавательные, а именно знача­щие (значимые) отношения.

Аксиологическое понятие «иерархия ценностей» охватывает множество возможных по значению для каких-либо субъектов классификаций координа­ции, субординации, которые могут возникать в экономической, политической, научной, эстетической, правовой, религиозной и т. п. деятельности.

В нормативных (деонтических) теориях важное значение имеют поня­тия «должное», правильное, «разрешенное», «допустимое», «запрещенное», «обя­зательное», «правильное», «правомерное», «законное», «достойное» и т. д.

, а также их антиподы — с точки зрения их отношения к эвдемонистическому понятию счастья, блага, удовольствия, удовлетворенности и т. п.

Одна из задач аксиологии (как и деонтологии) — обобщенное рассмотрение соотношения этих двух рядов понятий — деонтологического (нормативно-императивного) и аксиологического, в частности — ценностей и норм, нормы и идеала и тому подобных отношений.

Таким образом, аксиологияв определенном (по значению) аспекте обоб­щает данные этического, эстетического, теологического и т. д. размышления.

Тут сходство с функцией логики с точки зрения ее отношения к позна­нию. Логика обобщает, формализуя, познавательные процессы, понятия, сужде­ния с точки зрения их логической правильности, обеспечивающей достижение адекватного знания, истины.

Аксиология тоже обещает, формализуя (хотя и в меньшей степени, чем логика), все виды оценочных суждений, отвлекаясь от их конкретного содержания, но с точки зрения установления адекватного (по­требностям, интересам субъекта) значения, ценности.

Аксиология не достигает, как мы увидим дальше, такой степени строгости, как логика, в формализации своих понятий, но, с точки зрения уровня абстрагирования и обобщения, она приближается к логике, точнее, к теории познания.

Недаром в нашей отечест­венной современной логике получают развитие системы неклассической (де­онтической, аксиологической) логики (работы Ивина, Войшвилло, Таванца, Зиновьева и др.), которые специализируются на анализе императивных и оценочных суждений.

Итак, аксиологию можно рассматривать как обобщенную философскую метатеорию по отношению к группе философских наук, излагающих единым языком некоторые присущие им общие (ценностно-нормативные)проблемы.

Аксиология — теория ценностей и теория оценок вместе.

Источник: http://mykonspekts.ru/1-127135.html

Ссылка на основную публикацию