Бессознательное как продукт автоматизации — психология

Бессознательное как продукт веры

Бессознательное как продукт верыБессознательное как продукт автоматизации - психологияДорогие коллеги, искренняя благодарность за разборе понятий, связанных с личностным ростом. Откликнулись многие, все предложение были дельными, выбирать было из чего.

Спасибо!

Тот особенный личностный рост, который так характерен для участников нашей рассылки, я (с вашей помощью) предложил бы называть активным личностным ростом — в отличие от пассивного личностного роста, происходящего (или перестающего происходить) природно-естественным образом.

Сегодня — снова о разновидностях бессознательного.

Бессознательное не-по Фрейду

Возникла новая, очень неожиданная мысль: как продукт вытеснения, бессознательное может иметь и другую природу, отличающуюся от описания ее З.Фрейдом.

Да, нежелательное содержание из сознания может быть стерто или вытеснено в бессознательное. Но кто кого вытесняет — вопрос отдельный, ведь в сознании два игрока: «Оно» и «Сверх-Я».

Фрейд был убежден, что именно социум посредством Сверх-Я вытесняет из сознания антисоциальные влечения.

А может ли вытеснение происходить в другую сторону? А именно, может ли «Оно» вытеснять то социальное, которое вспоминать не хочется и неприятно?

Пишет О.И.Мотков: «Я тоже чувствую, что видов бессознательного много. У меня, например, было вытеснение переучивания в школе с левой на правую руку. Я — левша, и совершенно не помню, как научился писать.

Но это было скорее неприятно. Эти неприятные эмоции и были вытеснены, чтобы не перенапрягать психику. Автоматический защитный механизм.

Видимо, после этого к любому давлению в процессе обучения я относился настороженно и внутренне ему сопротивлялся».

Вдумайтесь: кто тут кого вытесняет? Действительно, у многих (у всех? — проверить. Были ли исследования?) неприятные события забываются скорее, чем приятные, и можно предположить, что это действие того же процесса вытеснения из сознания того, что видеть там не хочется. Вот не хочется видеть — и прогоняю из сознания. «Оно» хозяйничает…

Знакомое нам бессознательное

Просто перечислю несколько видов бессознательного, досточно хорошо нам знакомых.

У каждого из нас есть совокупность эмоциональных реакций, ассоциативно связанных с разнообразными стимулами (якорями). Установленные ассоциативные связи срабатывают автоматически, до и без всякого осознавания, поэтому действие этих связей с полным правом можно называть работой бессознательного.

  • Бессознательное как продукт автоматизации (Бессознательное по привычке)

Это неосознаваемые механизмы (в частности, механизмы фиксированной установки), обеспечивающие беспрепятственное выполнение привычных поведенческих автоматизмов и стереотипов, применение в соответствующей ситуации имеющихся у субъекта навыков и умений. Лежащие в их основе операции первоначально осознаны; по мере их отработки и автоматизации они перестают осознаваться. См.→

  • Бессознательное как подпороговое восприятие (Подсознательное)

Это механизмы и процессы подпорогового восприятия объектов. Объекты, воспринимаемые на этом уровне, не даны в виде образа и не осознаются субъектом, однако они оказывают регулирующее влияние на протекание его деятельности. См.→

  • Бессознательное как потеря возможности контроля (Трансовые состояния)

Чтобы не иметь возможности управлять и вообще не осознавать ничего, достаточно убрать контролера. Алкоголь справляется с этой задачей — уничтожает в психике инстанцию контролера и создает бессознательное состояние — особые психические состояния с ослабленным контролем сознания (сон, гипноз, транс, аффект, наркотическое и алкогольное опьянение и т.д.). См.→

  • Бессознательное как приобретенный опыт

Память об успехах и неудачах, правильных и ошибочных решениях, радостных и грустных событиях и переживаниях, разнообразные жизненные решения, которые мы когда-то приняли (не обязательно осознаннано) и в любом случае то ли забыли, то ли не вспоминаем. Опыт достижения, обучения, преодоления и побед. Автор этого представления — Милтон Эриксон.

Самое Удивительное Бессознательное

На мой взгляд, самое удивительное, одновременно и потрясающе знакомое, и чудовищно незнакомое бессознательное — это бессознательное как продукт веры, или бессознательное по жизни.

https://www.youtube.com/watch?v=LwCoUz95J2o

Кто во что верит — тем эта вера без нашего осознавания, ведома и контроля и руководит. Если женщина верит, что приснившийся петух — к тому, что пора действовать, она скорее всего так и поступит.

Также, всегда можно предположить, что нашим поведением заведуем не мы, а кто-то в нас, какие-то внутренние персонажи нашей души, нашей личности.

Для детей это живущая в душе Каприза, для взрослых — голоса Родитель-Взрослый-Ребенок, субличность Критик, Саботажник и так далее список всегда открыт…

Дети легко верят в реальность Бабы Яги и деда Мороза, кто помешает им предположить наличие других персонажей (Анима и Анимус, Младенец, Самость…), влияющих на их душевную жизнь, особенно если выгодны?

Выгоды:

  • престижно: у всех есть внутреннее Творческое начало, к которому можно обращаться за помощью, а у меня нет?
  • удобно: они снимают с меня ответственность за мое поведение (по крайней мере, снижают внутриличное напряжение). Это не я трушу, это проявление моего комплекса…

Итого: с помощью заинтересованных специалистов-психологов эти персонажи быстро появляются: внешние и внутриличностные.

К этому бессознательному, к разнообразным внутриличностным персонажам обращаются большое направлений практической психологии. У истоков этого направления стоят Карл Юнг и особенно Роберто Ассаджиоли (Психосинтез), далее Эрик Берн, далее очень многие… Именно с этим бессознательным активнее всего работает НЛП.

Похоже, что где-то об этом писал Жак Лакан: «бессознательное структурировано как язык». Как человек говорит, так он и думает. Если в речи появляется понятие бессознательное и конкретные персонажи бессознательного, это и появляется в сознании человека.

Поэтому психоаналитик работает с речью пациента, с его включённостью в мир значений, с его субъективным становлением в языке.

Бессознательное создается словом, поэтому и возможен перевод, перезапись внутри психического аппарата, а talking cure может выступать действенным терапевтическим механизмом даже в самых тяжёлых психотических случаях. Смотри Бессознательное как язык

Источник: https://nkozlov.livejournal.com/19785.html

Бессознательное как продукт веры

Бессознательное как продукт верыБессознательное как продукт автоматизации - психология

Кто во что верит — тем эта вера без нашего осознавания, ведома и контроля и руководит. Если женщина верит, что приснившийся петух — к тому, что пора действовать, она скорее всего так и поступит.

Также, всегда можно предположить, что нашим поведением заведуем не мы, а кто-то в нас, какие-то внутренние персонажи нашей души, нашей личности.

Для детей это живущая в душе Каприза, для взрослых — голоса Родитель-Взрослый-Ребенок, субличность Критик, Саботажник и так далее список всегда открыт…

Общественное бессознательное

Структуры общественного бессознательного — неосознаваемые языковые, культурные, идеологические и иные схематизмы, мифы и социальные нормы, определяющие мировосприятие людей, принадлежащих к данной культуре. Коллективное бессознательное по К. Юнгу — только одна из возможных разновидностей общественного бессознательного.

Типы

-Первый тип бессознательных явлений можно обозначить как ʼʼпредсознаниеʼʼ. Сюда относится в частности информация, которая попала в организм, но не дошла до сознания (слабые подпороговые ощущения).

-Второй тип бессознательного — автоматизированные двигательные навыки (движения, которые ранее осуществлялись под контролем сознания, а затем стали выполняться автоматически.

Функция контроля в данном случае переходит от двигательной коры больших полушарий к структурам стриопаллидарной системы полосатое тело + бледный шар). Примером является вождение автомобиля. Вязание на спицах и работа на клавиатуре опытной наборщицы.

К этому же типу можно отнести навязчивые привычки и навязчивые действия (жесты, ритуалы, движения). Особым классом второго типа является сомнамбулизм (ʼʼлунатизмʼʼ)

-Третий, самый обширный тип явлений бессознательного) — бессознательные явления личности. Он состоит из трех основных классов явлений˸

· Неосознанные генетические программы (инстинкты), самым известным из которых является либидо Зигмунда Фрейда.

· Негативные явления, вытесненные из сознания (обиды, оскорбления и пр.);

· Неосознанные программы поведения, установленные другими людьми (родительские программы, внушение и гипноз, идеологические установки, реклама и т. д.)

-Четвертый тип бессознательного — особые психические состояния, характеризующиеся ослабленным контролем сознания (сон, гипноз, транс, аффект, наркотическое и алкогольное опьянение и т. д.)

— пятый тип бессознательного – это так называемые ʼʼнадсознательныеʼʼ процессы — высокоэффективные неосознаваемые мыслительные процессы˸ интуиция, инсайт (творческое озарение), вдохновение, сатори и пр.

Источник: http://referatwork.ru/lectionbase/psihologiya/view/291813_bessoznatel_noe_kak_produkt_very

Бессознательные механизмы активности человека

Бессознательные механизмы активности человека

Бессознательное  —  понятие,  обозначающее  совокупность  психических  образований,  процессов  и  механизмов,  в  функционировании  и  влиянии  которых  субъект  не  отдает  себе  отчета.  Разработка  представлений  о  бессознательном  в  психологии была  начата  З.

Фрейдом,  который  первым  обратил  внимание  на  то,  что  многие  человеческие  действия,  которые  кажутся  случайными,  обусловлены  глубинными  мотивами  и  комплексами,  которые  сам  человек  не  осознает.  Эти  мотивы  проявляются  также  в  сновидениях,  невротических  симптомах,  продуктах  творчества  и  в  др..

  В  дальнейшем  различные  проявления  бессознательного  изучались  как  в  прикладной  клинической  психологии,  так  и    экспериментальной  психологии.

5 классов  проявления  бессознательного:

1.     Неосознаваемые  побудители  деятельности  (мотивы  и  смысловые установки),  которые  не  воспринимаются  из-за  социальной  неприемлемости  или  рассогласования  с  другими  потребностями,  мотивами  и  установками  личности.

  Влияние  такого  рода  мотивов  и  установок  может  приводить  к  нарушениям  адаптации  и  психического здоровья  личности.

  Коррекция  этих  нарушений  осуществляется  посредством  психотерапии,  в  процессе  которой  клиент  приходит  к  осознанию  конфликтных  побуждений  и  получает  возможность  их  сознательного контроля.

2.

     Неосознаваемые  механизмы  (в  частности,  механизмы  фиксированной  установки),  обеспечивающие  беспрепятственное  выполнение  привычных  поведенческих  автоматизмом  и  стереотипов,  применение  в  соответствующей  ситуации  имеющихся  у   субъекта  навыков  и  умений.  Лежащие  в  их  основе  операции  первоначально осознаны;  по  мере  их  отработки  и  автоматизации  они  перестают  осознаваться.

3.     Механизмы  и  процессы  подпорогового  восприятия  объектов.  Объекты, воспринимаемые  на  этом  уровне,  не  даны в  виде  образа  и  не  осознаются  субъектом,  однако  они  оказывают  регулирующее  влияние  на  протекание  его  деятельности.

4.     Над сознательные  явления  (неосознаваемые  механизмы творческих процессов,  результаты  которых  осознаются  как  художественные  образы,  научные  открытия,  проявления  интуиции,  вдохновения,  творческого  озарения  и  др..).

5.     Структуры  общественного  бессознательного   —  неосознаваемые  языковые,  культурные,  идеологические  и  иные  схематизмы,  мифы  и  социальные  нормы,  определяющие  мировосприятие  людей,  принадлежащих  к  данной  культуре.    

Неосознаваемый  характер  функционирования  существенной  части  психического  аппарата  человека  является  неизбежным  следствием  его  устройства.

  Неосознаваемые  процессы  не  требуют  контроля  со  стороны  сознания,  что  позволяет  разгрузить  его  для    выполнения  других  задач.

  Вместе  с  тем  возможность  сознания  (но  не  постоянная  осознанность)  движущих  человеком  мотивов,  внутри личностных  конфликтов  и  структур  общественного  бессознательного  позволяет человеку  подняться  на  более  высокую  ступень  управления  своим  поведением.

Неосознаваемые  процессы:

1.     Неосознаваемые  механизмы  сознательных  действий

·        Неосознаваемые  автоматизмы  —  действия  или  акты,  которые  совершаются  «сами  собой»,  без  участия  сознания.  Перичные  автоматизмы  (процессы  не  осознавались)  —  автоматические  действия  (например,  сосательные  движения).  Вторичные  автоматизмы  прошли  через  сознание  и  перестали  осознаваться.

Читайте также:  Интуиция с точки зрения философии - психология

  Это  автоматизированные  действия  или  навыки.                       При  формировании  навыков  отмечается  двоякий  эффект:  во-первых,  действие  начинает  осуществляться  быстро  и  точно;  во-вторых,  происходит  высвобождение  сознания,  которое может  быть  направлено  на  освоение  более  сложного  действия.

                                                             Н. А. Бернштейн  (советский  физиолог)  выдвинул  принцип  «повторение  без  повторения»  —  при  отработке  навыка  человек  не  повторяет  без  изменения  одно  и  то  же  действие,  а  постоянно  видоизменяет  его  в  поисках  оптимальной  «формулы»  движения.

·        Явления  неосознаваемой  установки  —  грузинская  психологическая  школа,  изучающая  установку.  Ее  основоположник  —  Дмитрий  Николаевич  Узнадзе  (1886  —  1950).

                                                                                                 Установка  —  это  готовность  организма  или  субъекта  к совершению  определенного  действия  или  к  реагированию  в  определенном  направлении.

  Установки  бывают:  моторная, перцептивная,  умственная.  Однако  не  всякая  установка  неосознаваема.  Узнадзе,  его  сотрудники  и  последователи  увидели  в  явлениях  неосознаваемой  установки  свидетельство  существования  особой,  «до сознательной»  формы  психики.

  По  их  мнению,  это  ранняя  (в  генетическом  и  функциональном  смысле)  ступень  развития  любого  сознательного  процесса.

·        Неосознаваемые  сопровождения  сознательных  действий  —  существуют  неосознаваемые  процессы,  которые  просто  сопровождают  действие.

  Данные  процессы  включены  в  общение  между  людьми  и  представляют  собой  важнейшие  дополнительные  (наряду  с  речью)  средства  коммуникаций.

  Они  могут  быть  использованы  как  объективные  показатели  различных  психологических  характеристик  человека  —  его  намерений,  отношений,  скрытых  желаний,  мыслей  и  т. д.

2.

     Неосознаваемые  побудители  сознательных  действий

3.     «Над сознательные»  процессы.

Различие  функций  (сознания  и  подсознания)  выражается  яснее  всего,  когда  мы  сравниваем  человеческую  душу  с  садом.  Вы  сами  садовник  и  сеете  семена  ваших  мыслей  в  плодородную  почву  вашего  подсознания. 

Многочисленные  эксперименты,  проведенные  психологами,  в том  числе  и  эксперименты  гипнотического  типа,  доказали  неспособность  подсознания  осуществлять  логический  мыслительный  процесс,  так  как  оно  не  способно  осуществлять  ни избирательную,  ни  сравнительную  функцию.  Если  вы  внушите  своему  подсознанию  что-либо  объективно  неверное,  оно  (подсознание)  примет  это  внушение  и  реализует  его  рано или  поздно  в  виде  условий  жизни,  опыта  или  события.

Дж.Мерфи «Сила вашего подсознания» Феникс, Ростов-на-Дону 2000г.

Различные функции сознания и подсознания выражаются яснее всего, когда мы сравниваем человеческую душу с садом. Вы сами садовник и сеете семена ваших мыслей в плодородную почву вашего подсознания.

         Многочисленные эксперименты, проведённые психологами, в том числе и эксперименты гипотетического типа, доказали неспособность подсознания осуществлять логический мыслительный процесс, так как, оно не способно осуществлять ни избирательную, ни сравнительную функцию.

         Если вы внушите своему подсознанию что-либо объективное неверное, оно (подсознание), примет это внушение и реализует его рано или поздно в виде условий жизни, опыта или события.

Источник: http://sodrugestvo6.blogspot.ru/2013/10/blog-post_3039.html

По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии

По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии

Может ли анализ сферы бессознательного на основе такой категории советской психологии, как категория деятельности, углубить представления о природе неосознаваемых явлений? И есть ли вообще необходимость в привлечении к анализу сферы бессознательного этой категории?

Чтобы ответить на этот вопрос, попробуем провести мысленный эксперимент и взглянем глазами участников первого симпозиума по проблеме бессознательного (1910) на прошедший по этой же проблеме симпозиум в Тбилиси (1979). По-видимому, Г. Мюнстерберг, Т. Рибо, П. Жане, Б. Харт не почувствовали бы себя на этом симпозиуме чужими. Г.

 Мюнстерберг, как и в Бостоне (1910), разделил бы всех участников на три группы: широкую публику, врачей и психофизиологов. Представители первой группы говорят о космическом бессознательном и о сверхчувственных способах общения сознаний.

Врачи обсуждают проблему роли бессознательного в патологии личности, прибегая к различным вариантам представлений о раздвоении сознания, расщеплении «я». Физиологи же утверждают, что бессознательное есть не что иное как продукт деятельности мозга. Лишь положения двух теорий оказались бы совершенно неожиданными для Г.

 Мюнстерберга и других представителей классической психологии Это — теория установки Д. Н. Узнадзе и теория деятельности Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и А. Р. Лурия.

Принципиальная новизна состоит прежде всего в исходном положении этих концепций: для того, чтобы изучить мир психических явлений, нужно выйти за их пределы и найти такую единицу анализа психического, которая сама бы к сфере психического не принадлежала.

Если это требование не соблюдается, то мы возвращаемся к ситуации бостонского симпозиума. Дело в том, что пытаться понять природу неосознаваемых явлений либо только из них самих, либо исходя из анализа физиологических механизмов или субъективных явлений сознания — это все равно, что пытаться понять природу стоимости из анализа самих денежных знаков (Маркс, Энгельс, т. 23, с.

93). В натуре индивида можно, разумеется, обнаружить те или иные динамические силы, импульсы, побуждающие к поведению. Однако, как показывает весь опыт развития общепсихологической теории деятельности (см. Леонтьев А. Н., 1983; Рубинштейн С. Л.

, 1959), лишь анализ системы деятельности индивида, реализующей его жизнь в обществе, может привести к раскрытию содержательной характеристики многоуровневых психических явлений. С предельной четкостью эта мысль выражена А. Н. Леонтьевым.

Он пишет: «Включенность живых организмов, системы процессов их органов, их мозга в предметный, предметно-дискретный мир приводит к тому, что система этих процессов наделяется содержанием, отличным от их собственного содержания, содержанием, принадлежащим самому предметному миру.

Проблема такого «наделения» порождает предмет психологической науки!» (Леонтьев А. Н., 1983, с.261).

Любые попытки понять содержание и функции сознания, бессознательного, установки вне контекста реального процесса жизни, взаимоотношений субъекта в мире с самого начала обессмысливают анализ этих уровней отражения действительности.

Рассматривать сознание, бессознательное и установку вне анализа деятельности — это значит сбрасывать со счетов ключевой для понимания механизмов управления любой саморазвивающейся системы вопрос, поставленный Н. А. Бернштейном: «…для чего существует то или иное приспособление в организме…»? (см. Бернштейн, 1966, с.326).

Психика в целом, сознание и бессознательное в частности представляют собой возникшие в ходе приспособления к миру функциональные органы деятельности субъекта. Эволюция деятельности живых существ привела к появлению сознания и бессознательного, как качественно отличающихся уровней ориентировки в действительности.

Для обслуживания деятельности они с необходимостью появились; вне деятельности их просто не существует. Поэтому-то логическая операция их изъятия из процесса взаимоотношений субъекта с действительностью перекрывает дорогу к изучению закономерностей осознаваемых и неосознаваемых психических явлений.

Одним из следствий подобной операции является то, что исследователи бессознательного до сих пор ограничиваются чисто отрицательной характеристикой этой сферы психических явлений.

«Что такое бессознательное?» — спрашиваете вы и получаете из всех психологических словарей ответ, который, если отбросить многочисленные вариации, сводится к следующему: «Бессознательное характеристика любой активности или психической структуры, которую индивид не осознает» (A Comprehensive Dictionary…, 1958, с.569).

Подобный ответ — это не только безобидная тавтология, подчиненная формуле «бессознательное — это то, что не осознается». В этом определении полностью отсутствует указание на то, что детерминирует неосознаваемые явления.

За данной дефиницией бессознательного проступает хорошо известный образ обитающего в сознании гомункулюса, который пристально разглядывает одни развертывающиеся в психической жизни события, а на другие закрывает глаза.

Приблизиться же к пониманию природы бессознательного можно лишь при том условии, что будут выделены детерминирующие бессознательное различные обстоятельства жизнедеятельности человека — побуждающие субъекта предметы потребностей (мотивы), преследуемые субъектом цели, имеющиеся в ситуации средства достижения этих целей, многочисленные, не связанные прямо с решаемой человеком задачей, изменения стимуляции и т. п. О необходимости выделения детерминирующих неосознаваемые процессы явлений действительности прозорливо писал С. Л. Рубинштейн: «…Бессознательное влечение — это влечение, предмет которого не осознан. Осознать свое чувство — значит не просто испытать связанное с ним волнение, а именно соотнести его с причиной и объектом, его вызвавшим» (Рубинштейн, 1959, с. 160). Тем самым, как минимум, в определение бессознательного должны быть включены те детерминанты, принадлежащие предметному миру, которые определяют содержание этой формы отражения действительности. Тогда первоначальная дефиниция бессознательного примет следующий вид: «Бессознательное представляет собой совокупность психических процессов, детерминируемых такими явлениями действительности, о влиянии которых на его поведение субъект не отдает себе отчета». Подчеркнем, что в эту характеристику бессознательного указание на то, что субъект не отдает себе отчета о детерминантах поведения, вводится лишь как рабочий прием, через который психолог узнает о бессознательном, а не как раскрывающая природу этой формы отражения особенность.

Для выявления сущностной позитивной характеристики бессознательного необходимо обратиться прежде всего к двум специфическим чертам бессознательного. Первая из этих черт — нечувствительность к противоречиям.

в бессознательном действительность переживается субъектом через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как непосредственное эмоциональное вчувствование, идентификация, эмоциональное заражение, объединение в одну группу порой совершенно различных явлений через «сопричастие» (классический пример Л.

 Леви-Брюля о том, что индейцы бразильского племени бероро отождествляют себя с попугаями арара), а не познается им через выявления логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.

И вторая черта — вневременной характер бессознательного: в бессознательном прошлое, настоящее и будущее сосуществуют, объединяются друг с другом в одном психическом акте, а не находятся в отношении линейной необратимой последовательности.

Причудливые сцепления событий в сновидениях и фантазмах; спрессованность прошлого, настоящего и будущего в некоторых клинических симптомах и проявлениях повседневной жизни в одно, не знающее причинных связей видение мира — все это отнюдь не мистические, а реальные факты.

И весь вопрос заключается в том, как подойти к этим фактам.

Если исходно взять за образец закономерности сознания, в частности, подчиненность некоторых видов понятийного рационального мышления формальной логике, то указанные факты будут восприняты как еще один аргумент в пользу чисто негативной дефиниции бессознательного по отношению к сознанию: в сфере сознания господствует логика; бессознательное — царство алогичного, иррационального и т. п. Подобное восприятие указанных выше феноменов исходит из такой типичной установки позитивистского мышления, как эгоцентризм в познании сложных социально-культурных и психических явлений. Ведь именно эгоцентризм, и в первую очередь, такая его форма как «европоцентризм», заставляет принимать логику европейского мышления за образец и превращать ее в натуральную, естественную характеристику сознания, при этом благополучно забывая, что сама эта формальная логика есть культурное приобретение. А если логика не дана сознанию от природы, а задана культурой, то правомерно и применительно к сознанию допустить наличие нескольких сосуществующих логик. Несмотря на фундаментальные исследования Л. С. Выготского, А. Р. Лурия (1930) и Леви-Брюля (1930), посвященные анализу мышления в разных культурах, шоры европоцентризма вынуждают одномерно плоско трактовать не только закономерности бессознательного, но и сознания. Однако на этом приключения позитивистской мысли, попавшей в рабство эгоцентризма, не заканчиваются. Изучению качественного своеобразия бессознательного препятствует еще одна форма научного эгоцентризма, названная нами «эволюционный снобизм». Исходя из «эволюционного снобизма», исследователи нередко расценивают формы психического отражения, предшествующие сознанию, как более примитивные, архаичные и т. п. Так, даже если на словах признается, что функционирование бессознательного не просто алогично, а подчинено иной логике, то эта логика интерпретируется как архаичная (Леклер, 1978). Таким образом, вновь осуществляется возврат к чисто негативному пониманию бессознательного по отношению к сознанию. Из-за «эволюционного снобизма» такие проявления бессознательного в детском мышлении, как его аутистический характер, слабость интроспекции, нечувствительность к противоречиям (Пиаже, 1932), воспринимаются как алогичность инфантильных форм мышления, их примитивность, в отличие от форм понятийного мышления и т. п. А эти инфантильные формы — не примитивнее и не грубее. Они — другие, иные, чем те, которые присущи сознанию.

Если мы с самого начала нацелим свои поиски на выявление качественного своеобразия неосознаваемых форм психического отражения и сумеем преодолеть косность научного эгоцентризма, то увидим, что указанные выше феномены и такие характеристики бессознательного, как отсутствие противоречий и вневременной характер, свидетельствуют не об ущербности, алогичности бессознательного, а об иной его логике, или, точнее, об логиках иных, стоящих за всеми этими проявлениями. Причем, иных логиках не в смысле их архаичности и таинственности в стиле С. Леклера (Леклер, 1978), а иных логиках функционирования бессознательного в деятельности субъекта, обеспечивающих полновесный адаптивный эффект.

Существует ли такой критерий, который бы позволил отнести самые различные проявления бессознательного к одному общему классу явлений, выявить их функциональное значение в процессе регуляции деятельности субъекта и дать их позитивную характеристику по отношению к сознанию? Давайте повнимательнее вглядимся в такие, казалось бы, не связанные друг с другом феномены, как аутизм детского мышления, слабость интроспекции, нечувствительность к противоречиям. Давайте прибавим к этому пестрому ряду такие факты, как «…особая продуктивность неоречевленной (неосознаваемой, предречевой) мысли, проявляющаяся во “внезапных” решениях ; неоднократно подвергавшаяся изучению в клинике шизофрении (Б. В. Зейгарник и др.) причудливость, множественность, разнообразие, «странность» смысловых связей (легкое увязывание всего со всем, феномен «смысловой опухоли» и т. п.) как бы высвобождаемых в условиях распада нормально вербализуемой мыслительной деятельности; оправданность применяемой иногда очень оригинальной методики и т. н. «мозгового штурма», при которых нахождение оригинальных решений обсуждаемой проблемы достигается путем стимуляции генеза множества «недодуманных до конца», не оречевленных полностью проектов решения и т. п.». (Бассин, 1978, с.741). За всеми этими феноменами просматривается один позволяющий отнести их к общему классу критерий. И слабость интроспекции, и нечувствительность к противоречиям, и запрет на рефлексию в методике «мозгового штурма», и аутизм… — звенья одной цепи, главным стержнем которой является отсутствие противопоставленности в неосознаваемых формах психического отражения субъекта и окружающей его действительности.

Читайте также:  Понятие о психотерапии как процессе - психология

В неосознаваемом психическом отражении мир и субъект образуют одно неделимое целое. На наш взгляд, слитность субъекта и мира в неосознаваемом психическом отражении представляет собой сущностную характеристику всей сферы бессознательного, конкретными выражениями, проявлениями которой служат перечисленные выше факты.

Так, например, причина слабости интроспекции ребенка лежит в невыделенности его «Я» из окружающей действительности. Нечувствительность к противоречиям как в инфантильных формах мышления, так и в сновидениях имеет в своей основе ту же самую причину — отсутствие противопоставления в этих формах психической реальности субъекта и окружающего его мира.

Ведь действительность сама по себе не знает логических противоречий.

Причина эффективности методики «мозгового штурма» — своеобразное уравнивание в неосознаваемых формах психического отражения самых невероятных, «безумных» вариантов и привычных вариантов решения задачи вследствие установки на полное снятие любого контроля по отношению к своим высказываниям и таким образом слияния своего «я» с процессом решения задачи.

Перечень феноменов, глубинная причина которых лежит в нерасчлененности субъекта и действительности, можно было бы продолжить. Но уже из сказанного следует, что выделенная нами характеристика бессознательного позволяет объяснить сходство внешне несвязанных между собою явлений и дать общую позитивную характеристику неосознаваемой формы психического отражения.

Качественное отличие этой формы психического отражения от сознания проявится еще более явно, если мы напомним, что сознание представляет собой «…отражение предметной действительности в ее отделенности от наличных отношений к ней субъекта .

В сознании образ действительности не сливается с переживанием субъекта: в сознании отражаемое выступает как «предстоящее субъекту»» (Леонтьев А. П., 1983, т. 2, с.237). Та же характеристика сознания красочно описывается Д. Н. Узнадзе при анализе специфики механизма объективации. Функция присущего только человеку механизма объективации, по выражению Д. Н.

 Узнадзе, проявляется в том, что человек видит, что существует мир и он в этом мире (Узнадзе, 1966, с.452).

Итак, отраженные в сознании предметы и явления мира отделены от наличных отношений субъекта к действительности; отраженные в бессознательном события окружающего мира слиты в одном узле с наличными отношениями субъекта в действительности, образуют одно нераздельное целое с этими отношениями.

Каждый из этих уровней психического отражения вносит свой вклад в регуляцию деятельности субъекта; каждый из этих уровней приспособлен для решения своего специфического класса жизненных задач. Так, благодаря слитости субъекта с миром в бессознательном субъект непроизвольно воспринимает мир и запоминает его, не отдавая себе отчета об этом.

Однако регуляцией непроизвольных непреднамеренных актов, а также автоматизированных видов поведения различные жизненные задачи, для решения которых необходимо бессознательное, функция бессознательного не исчерпывается.

Упоминаемые выше проявления продуктивности доречевого мышления недвусмысленно говорят о том, что бессознательное, не зная «логики» сознания, именно в силу этого незнания открыто бесконечному количеству «иных логик» действительности, которые еще пока не стали достоянием цивилизации.

При анализе сферы бессознательного в контексте общепсихологической теории деятельности открывается возможность ввести содержательную характеристику этих качественно отличных классов неосознаваемых явлений, раскрыть функцию этих явлений в регуляции деятельности и проследить их генезис.

Если, опираясь на положения школы Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и А. Р.

 Лурия, бросить взгляд на историю становления взглядов о бессознательном, то мы увидим, что разные аспекты проявлений бессознательного разрабатывались при анализе четырех следующих проблем: проблемы передачи опыта из поколения в поколение и функции этого опыта в социально-типическом поведении личности как члена той или иной общности; проблемы мотивационной детерминации поведения личности; проблемы непроизвольной регуляции высших форм поведения и автоматизации различных видов деятельности субъекта; проблемы поиска диапазона чувствительности органов чувств.

На основании анализа этих проблем представляется, на наш взгляд, возможным вьщелить четыре особых класса проявлений бессознательного: надындивидуальные надсознательные явления; неосознаваемые побудители поведения личности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки); неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы); неосознаваемые резервы органов чувств (подпороговые субсенсорные раздражители).

Далее мы попытаемся выделить те направления, в которых шло исследование этих классов неосознаваемых явлений, дать краткое описание основных особенностей каждого класса и показать, что в каждом из этих классов проявляется основная черта бессознательного — слитость субъекта и мира в неосознаваемом психическом отражении.

Источник: http://bookap.info/book/asmolov_po_tu_storonu_soznaniya_metodologicheskie_problemy_neklassicheskoy_psihologii/gl59.shtm

13.4.1. Неосознаваемые механизмы сознательных действий

13.4.1. Неосознаваемые механизмы сознательных действий

Опорные слова к вопросу №13 — здесь.

Это:

  • неосознаваемые автоматизмы (= первичные автоматизмы и навыки),
  • привычки,
  • установки,
  • неосознаваемые сопровождения сознательных действий.

Рассмотрим их подробнее.

Неосознаваемые автоматизмы.

Слово автоматизм означает, что соответствующее действие выполняется полностью, или, хотя бы частично, автоматически, т.е. без участия сознания.

Различают первичные автоматизмы и навыки.

Первичные автоматизмы это врождённые автоматизмы, а также автоматизмы, возникшие без участия автономного сознания.

При нормальном развитии у ребёнка от рождения и до трёх лет автономное сознание отсутствует, ребёнок функционирует в рамках диады мать-дитя, можно сказать, что он пользуется сознанием матери, как бы напрокат.

И только после трёх лет, когда ребёнок достаточно созреет чтобы освободиться из диады мать-дитя, у него возникнет автономное сознание. Это значит, что ребёнок станет субъектом, т.е.

распорядителем своих физических, психических и духовных сил, что проявится в кризисе «Я сам».

Итак, первичные автоматизмы это такие автоматизмы, которые, при условии нормального развития ребёнка, формируются до трёх лет. Это всевозможные врождённые инстинкты и рефлексы, ходьба, жевание, базовые основы владения языком и т.п.

Навыки — частично автоматизированные действия, которые возникли в результате многократных повторений (упражнений) при участии автономного сознания. Пример навыков: навыки письма, катания на велосипеде, навыки решения каких-либо задач и т.п.

Отметим, что навыки у человека и у животных, — совершенно разные психические явления, они имеют принципиально различную природу, это объясняется тем, что у животных нет человеческого сознания.

У человека первичные автоматизмы и навыки существенно отличаются друг от друга тем, что навыки допускают сознательное регулирование, потому что они сформировались при участии автономного и притом довольно развитого сознания, именно поэтому человек может вспомнить, как у него происходило формирование того или иного навыка.

Первичные автоматизмы, наоборот, не осознаются, так как сформировались без участия развитого сознания.

Чтобы различить первичные автоматизмы и навыки, можно обратиться к истории их возникновения. Например, если ребёнок стал ходить в возрасте 10 месяцев, то его ходьба является первичным автоматизмом. Но если человек после тяжёлой болезни заново учился ходить под руководством инструктора по лечебной физкультуре, то его ходьба является навыком.

Первичные автоматизмы и навыки могут проявляться в различных сферах, они бывают:

  • сенсорные, проявляются в восприятии,
  • моторные, проявляются в движениях,
  • сенсомоторные,
  • интеллектуальные, проявляются при выполнении операций мышления и воображения,
  • мнемические, проявляются в запоминании,
  • локомоторные, проявляются в перемещении предметов

и т.п.

Привычка представляется человеку в виде неудержимого желания сделать что-либо. Это сложившийся способ поведения, осуществление которого в определенной ситуации приобретает для индивида характер потребности. Привычки могут складываться стихийно, быть продуктом направленного воспитания, перерастать в устойчивые черты характера, приобретать черты автоматизма и т. п.

Установка — это готовность, предрасположенность субъекта воспринимать реальность определённым образом и действовать определённым образом. Явление было открыто немецким психологом Л. Ланге при изучении ошибок восприятия; общепсихологическая теория установки на основе многочисленных экспериментальных исследований разработана Дмитрием Николаевичем Узнадзе и его школой.

Д. Н. Узнадзе развил представления об установке как «целостной модификации субъекта», его готовности к восприятию будущих событий и совершению в определенном направлении действий, что является основой его целесообразной избирательной активности.

Установка возникает при «встрече» двух факторов — потребности и ситуации удовлетворения потребностей, определяя направленность любых проявлений психики и поведения субъекта.

В том случае, если импульсивное поведение наталкивается на те или иные препятствия, оно прерывается, начинает функционировать специфический только для сознания человека механизм объективации, благодаря которому человек выделяет себя из действительности и начинает относиться к миру как к существующему объективно и независимо от него.

В качестве примера формирования установки может служить воздействие рекламы на человека. Реклама всегда направлена на то, чтобы сформировать благоприятное отношение потенциального покупателя к товару, что потом, в силу сложившейся установки, предопределит его покупку.

Неосознаваемые сопровождения сознательных действий.

Пример: музыкант играет, и не замечает, что он сам раскачивается, а его лицо гримасничает.

И ещё забавный пример: человек что-то режет ножницами, и в такт сознательным движениям неосознанно двигает челюстями.

Эти явления могут служить объективными индикаторами (физиологическими коррелятами) психических процессов и состояний. Иначе говоря, они невербально, т.е. без слов, сигнализируют о состоянии человека, его мыслях и чувствах. Например, если человек покраснел, то есть основания думать, он чувствует себя неловко, подумал о чём-либо постыдном для него и т.п.

Источник: http://vestishki.ru/node/752

Вопрос № 4в. Бессознательное как предмет психологии (фрейдизм)

Провозглашая поведение в качестве основного явления, наглядного и доступного для изучения, бихевиористы, по сути дела, отрицали творческую сущность человека, оставляя за рамками изучения его богатый и противоречивый внутренний мир. На противоречивость внутреннего мира обратил внимание автор другого теоретического направления – фрейдизма– австрийский врач и психолог Зигмунд Фрейд (1858–1939).

Фрейдизм— общее обозначение различных школ и учений, возникших на базе психологического учения З.Фрейда, объясняющего через бессознательное детерминацию и специфику психических явлений.

В своей теории он предпринял попытку объяснения явлений сознания, прежде всего, через такие факторы, как«Я» (эго), «ОНО» (ид), «СВЕРХ-Я» (супер-эго).

При этом две последние структуры локализованы в «подсознании» человека.

Научное рассмотрение душевных процессов предполагало их изучение как форм проявления определенных (обычно скрытых от сознания) целенаправленныхвлечений, тенденций и т.п.

Для выявления этих бессознательных факторов Фрейд предложил специальные исследовательские процедуры:гипноз, метод свободных ассоциаций, анализ сновидений и др.

Богатая медицинская практика позволила З.Фрейду сделать вывод о том, что источником многих заболеваний являются неосознаваемые больными комплексы. Будучи вытеснены из сознания, эти психические образования вызывают патологические симптомы (расстройства движений, восприятия, памяти, эмоциональной сферы и др.). На этом основании З.

Фрейд высказал предположение, что решающую роль в организации поведения играют бессознательные проявления психической жизни, прежде всего, сексуальные.

В работах «Исследования истерии» (1895) и «Толкование сновидений» (1900) он выдвинул основные положения психоанализа как концепции личности и техники лечения нервно-психических расстройств.

Бессознательное —

1)совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых субъект не отдает себе отчета;

2) форма психического отражения, в которой образ действительности и отношение к ней субъекта не выступают как предмет специальной рефлексии, составляя нерасчлененное целое.

Бессознательное отличается от сознания тем, что отражаемая им реальность сливается с переживаниями субъекта, его отношениями к миру, поэтому в бессознательном невозможны произвольный контроль осуществляемых субъектом действий и оценка их результатов.

В бессознательном действительность переживается субъектом через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как:

Ø непосредственное эмоциональное вчувствование;

Ø идентификация;

Ø эмоциональное заражение;

Ø объединение различных явлений в один ряд через сопричастие, а не через выявление логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.

В бессознательном зачастую прошлое, настоящее и будущее сосуществуют, объединяясь в каком-либо одном психическом акте (например, в сновидении).

Бессознательное находит свое выражение в ранних формах познания ребенком действительности и первобытном мышлении, интуиции, аффектах, панике, гипнозе, сновидениях, привычных действиях, подпороговом восприятии, непроизвольном запоминании и т.д., а также в стремлениях, чувствах и поступках, причины которых не осознаются личностью.

В настоящее время в психологии признается существование следующих классов проявлений бессознательного:

1) Надсознательные явления (художественные образы, инсайтные решения, продукты творчества и пр.). Надсознательное– это не поддающийся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач.

2) Неосознаваемые побудители деятельности неосознаваемые мотивы и смысловые установки, обусловливаемые имеющим личностный смысл желаемым будущим.

Этот класс явлений был обнаружен при исследовании поведения субъекта после выхода его из гипнотического состояния, в котором ему внушалась определенная программа действий (например, зайти в магазин и купить определенную вещь и т. п.).

Выполняя заданную программу, человек не мог объяснить причины своего поведения.

Пытаясь объяснить природу этих явлений с позиций психоанализа, 3.Фрейдввел термин «динамическое вытеснение бессознательного».

Под бессознательным он понимал нереализованные влечения, которые из-за конфликта с требованиями социальных норм не допускались в сознание, отчуждались с помощью механизма вытеснения, обнаруживая себя в обмолвках, оговорках, сновидениях и пр.

Особенность подобных проявлений бессознательного состоит в том, что осознание субъектом причинной связи нереализованных влечений с психотравмирующими событиями не приводит к исчезновению переживаний, обусловленных этими влечениями (например, к исчезновению страхов), поскольку осознанное воспринимается субъектом как нечто безличное, чуждое, происходящее не с ним. Эффекты бессознательного в поведении устраняются в том случае, если вызвавшие их события изживаются личностью совместно с другим человеком (например, в психоаналитическом сеансе) или с другими людьми (групповая психотерапия).

3) Проявления субсенсорного восприятия. Развитие представлений о природе бессознательного, специфике его проявлений, механизмах и функциях в регуляции по­ведения человека является необходимым условием создания целостной объективной картины психической жизни личности.

4) Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы автоматизированного поведения), обеспечивающие направленный и устойчивый характер ее протекания.

Они лежат в основе регуляции автоматизированных и непроизвольных действий (например, процесса решения задач)и обусловливаются образами неосознанно предвосхищаемых событий и способов действия, опирающимися на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях. Они могут осознаваться субъектом, если на пути привычного автоматизированного поведения встречается неожиданное препятствие.

Представление о психофизиологических механизмах неосознаваемого автоматизированного поведения разработано Н.А.Бернштейном в концепции уровней построения движения. Особое направление в психологии представляет система взглядов грузинского психолога Д.Н.Узнадзе, его учеников и сотрудников. Это направление известно под именем теории установки.

Сам факт установки (предуготовленности субъекта к восприятию или определенной направленности действия) отмечался психологами еще до Д.Н.Узнадзе. Однако в теории Д.Н.

Узнадзе установка представляет собой не частное явление, возникающее в процессе восприятия или деятельности, а общепсихологическое явление. Установка понимается как всеобщее явление в жизни людей, играющее в ней основную определяющую роль.

Установка в теории Узнадзе превращается в центральное объяснительное психологическое понятие.

Исходный пункт психологии, согласно Д.Н.Узнадзе, составляют не психические явления, а сами личности. Фундаментальную роль при изучении жизнедеятельности личности играют, по Д.Н.Узнадзе, потребности. Для удовлетворения потребности необходима соответствующая ситуация.

В окружающей среде должно быть средство, позволяющее удовлетворять имеющуюся потребность.

При наличии потребности и средства ее удовлетворения у субъекта возникает особое состояние, которое можно характеризовать как склонность, направленность, готовность совершить акт, ведущий к удовлетворению потребности.

Это и есть установка – готовность к совершению определенного действия[6]. Установка, таким образом, является необходимым определяющим звеном (бессознательным регулятором) между действием внешней среды и психической деятельностью человека.

По мнению Д.Н.Узнадзе, в субъекте перед каждым актом его поведения возникает своеобразное динамическое состояние – установка, которая, оставаясь бессознательной, целесообразно, в соответствии и со структурой, и с предметным содержанием данной ситуации, направляет развертывание процессов сознания и актов практического поведения.

После своей реализации в поведении и удовлетворения потребности данная установка перестает существовать, уступая место иной установке. Таким образом, согласно взглядам Д.Н.

Узнадзе и его учеников, бессознательное, лежащее в основе протекания всей психической жизни и определяющее своеобразие процессов сознания, существует и действует в форме установок.

В качестве бессознательных регуляторов поведения (действий) человека можно рассматривать и так называемые защитные механизмы.

Защитные механизмы – (открытые З.Фрейдом) процессы специфического изменения содержания сознания человека, обеспечивающие бессознательную компенсацию неспособности контролировать некоторые жизненные ситуации и сигнализирующие о различных психологических проблемах и трудностях человека.

В психодинамических теориях считается, что большинство защитных механизмов применяется для:

а) подавления сексуального и агрессивного инстинктов и

б) сохранения, тем самым энергетического баланса между внешними (социальными) и внутренними (бессознательными) силами.

Назовем некоторые защитные механизмы личности:

1) вытеснение— перевод неприемлемых для индивида мыслей, воспоминаний, чувств из сознания в сферу бессознательного;

2) идентификация— бессознательное уподобление себя другой личности; неосознаваемое следование образцам и идеалам, позволяющее преодолеть собственные слабость и чувство неполноценности;

3) проекция – приписывание внешнему объекту импульсов и чувств, неприемлемых для личности, которые проникают в сознание как измененное восприятие внешнего мира;

4) замещение — процесс и результат замены вытесненного влечения или представления какой-либо тенденцией или символом. Выделяются: замещение потребности; замещение объекта; замещение деятельности;

5) сублимация — преобразование энергии сексуального влечения, агрессивного характера на цель более отдаленную или социально более ценную и приемлемую;

6) бегство (от реальности) — стремление избежать неприемлемой информации, переживаний, решений путем погружения в болезнь, регрессии в поведении к более ранним стадиям возрастного развития как средству и способу защиты от конфликта и реальности;

7) рационализация — бессознательное стремление к рациональному обоснованию и объяснению своих идей и поведения, даже когда они иррациональны.

Говоря о вкладе психоанализа и, прежде всего, его создателя З.Фрейда, в развитие предметной сферы психологии, следует отметить следующее. Значительно расширив рамки представлений о психическом, показав его сложную динамику, З.

Фрейд, тем не менее, склонил чашу весов значимости элементов в оппозиции «сознательное – бессознательное» в пользу последнего. Связь человека с социумом и влияние социума на человека представлялись в значительной мере негативно окрашенными.

Социум порождал травмирующие переживания, аффективные комплексы у человека. Одновременно и само социальное окружение оказывалось подверженным воздействию иррациональных, зачастую негативных влечений и инстинктов человека.

Такая трактовка находит оправданную критику со стороны многих психологов, в том числе и учеников З.Фрейда.

Источник: https://cyberpedia.su/12xa37a.html

Ссылка на основную публикацию