Образ — психология

Образ – наше «всё». Психология формирования образной картины мира

Эта статья вообще не должна была появиться. В разговоре о психологических особенностях интроверта она казалась избыточной.

Зачем останавливаться на том, что в книгах по психологии давно считается «общим местом», зачем возвращаться к азам? Но лишней эта статья только казалась.

К нашему удивлению, подавляющее большинство людей, с которыми мы общались, совершенно недооценивали значение Образа восприятия мира. Совершенно «не по-нашему» определяли его роль.

Капканы психологии. Споткнулись на ровном месте

Это самое «подавляющее большинство» сразу озадачило нас отношением к Образу, как к чему-то литературному или модельно-дизайнерскому.

В основном, эти люди считали Образ узкопрофессиональным термином, использование которого в жизни необязательно.

Удивились мы ещё и потому, что для нас Образ – это фундаментальное понятие психологии, без использования которого вообще никакого диалога не получается.

Приходится проговорить нашу позицию по этому вопросу «на берегу», иначе «дальше» мы перестанем понимать друг друга. А «дальше» идут статьи о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, статьи о дружбе, о психологическом восприятии Родины и т.д.

Что такое психологический образ

В заголовке мы не преувеличивали. Образ – это «всё»:

  1. Когда вы разговариваете с каким-то человеком, вы не его видите перед собой, а своё представление о нём – Образ.
  2. Когда вы вспоминаете об отпуске, вы не улицы-пляжи-моря вспоминаете, а впечатление от них – Образ.
  3. Когда вы читаете эпизод истории мира-страны-личности, вы не перечень реальных фактов принимаете в виде знаний, а сформированный историками, традициями, общественным мнением, сплетнями и т.д. шаблон-представление – Образ.

 

Психологический образ всегда и везде

Но и вас никто по-настоящему не знает. Даже самые близкие люди. Ведь они тоже общаются не с вами, а с представлениями о вас – с вашим Образом. Вы можете своим поведением вносить коррективы в первоначальную конфигурацию образа, сложившуюся по мотивам вашей личности. Хотите или нет – вносите. Но далеко не всегда вы корректируете расчётливо.

Потому что, если одни воспринимают вас как не вполне уравновешенного человека, а другие знают вас как любителя домашних животных, то одно и то же поведение – прыжок в горящее здание, откуда доносится слабое мяуканье, –

  1. одни посчитают проявлением ненормальности и назовут вас психом,
  2. а другие – проявлением гуманизма, и назовут вас героем.

Потому и образ интроверта в массовом сознании – это гораздо более серьёзная величина, чем кажется. От этого не отмахнёшься просто так, если люди остаются частью вашей среды обитания.

Образ интроверта в собственных глазах

Но ещё более серьёзное значение имеет тот образ, который складывается у человека о самом себе. Категорическое несовпадение представлений о себе с реальными возможностями своего организма, может вообще угрожать жизни.

Более-менее адекватное восприятие своих возможностей снижает эту угрозу, но не гарантирует комплексной истины. То есть, сам себя человек тоже не знает. И, кажется, это принципиальное незнание. (Подробнее в статье «Отражённый образ интроверта.

Психологическое восприятие самого себя»).

Так что говорить о том, какой человек «на самом деле», по меньшей мере, некорректно. Этого не знает никто, в том числе, и сам человек тоже. Говорить можно только об образе человека в различных представлениях. И от этого основополагающего постулата мы будем «плясать».

Источник: http://i-introvert.com/logika-vybora-introverta/16-obraz-nashe-vsjo-psikhologiya-formirovaniya-obraznoj-kartiny-mira

1.1 Понятие образа в психологии

Понятие образа является одним из центральных в психологии, поскольку именно образы, отражая объективную реальность, являются содержанием психики субъекта.

Кроме широкого толкования этого понятия существуют и другие его значения.

Так, например, нередко образ рассматривают как некий промежуточный или конечный результат познавательной деятельности, как продукт восприятия, памяти, мышления, воображения.

На сегодня можно выделить три основных подхода к пониманию образа: конкретно-перцептивный (образ выступает как некий промежуточный или конечный результат познавательной деятельности, как продукт восприятия, памяти, мышления, воображения); расширительно-отражательный (образ рассматривается как многомерное психологическое образование А.Н.

Леонтьев), субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий); социально-перцептивный (образ понимается как представление о социальных объектах и явлениях, включающих представление субъекта о самом себе).

Два первых являются наиболее употребительными и достаточно изученными, третий подход становится одним из наиболее интенсивно прогрессирующих в последнее время. В настоящее время концепция социальных представлений, разработанная С.

Московичи в 1961 году и получившая мировое признание в 80-х годах, становится одним из наиболее влиятельных направлений в психологии социального познания в мировой науке [13, с.147].

Экспериментальное изучение восприятия в конце девятнадцатого, начале двадцатого столетий, привело к идее о том, что системная организация целого определяет свойства и функции образующих его частей.

Сложилось целое направление, которое выдвинуло программу изучения психики с точки зрения гештальтов (образов), целостных структур, первичных по отношению к своим компонентам.

Образ рассматривался как функциональная структура, которая по присущим ей законам упорядочивает многообразие отдельных явлений.

Такое толкование первоначально применялось к описанию психики, а затем распространилось на область физических, физиологических, социальных и других явлений.

Серьезное внимание анализу влияния образов на поведение человека уделяли создатели теории субъективного бихевиоризма Д.Миллер, Ю. Галантер, К. Прибрам. Они определяли образ как «…все накопленные и организованные знания организма о себе самом и о мире, в котором он существует…» По их мнению, образ «…включает все, что приобрел организм — его оценки наряду с фактами…» [3, с.445].

Важность изучения проблемы образа и ее влияния на практическую деятельность подчеркивал Б.Ф.Ломов: «К числу важнейших проблем психологической науки принадлежит проблема образа.

Ее разработка имеет исключительное значение для развития, как общей теории психологии, так и теоретической базы специальных психологических дисциплин.

Не менее актуальна она и для решения многочисленных практических задач, которые ставятся перед психологией» [21, с.253].

Об этом же говорит и Е.А.Климов: «Одним из фундаментальных понятий психологии является «образ» (как отображение субъектом некоторой реальности, включая и самого субъекта). … Образы самосознания человека (наряду с образами окружающего мира) — необходимая основа целесообразной регуляции, саморегуляции его трудовой деятельности и взаимодействия с окружающими людьми» [17, с.125].

Как правило, образ рассматривают в качестве носителя информации, и в связи с этим исследуется его гносеологическая функция, в первую очередь роль образов в зрительном восприятии, образной памяти, образном мышлении и воображении.

В то же время, в психологической литературе достаточно часто встречается использование понятия «образ» и в несколько иных функциональных значениях, что позволяет сделать вывод не только о «многообразности, многокатегориальности и полимодальности» образов», но и об их полифункциональности.

Источник: http://psy.bobrodobro.ru/29808

Образ в системе психической регуляции деятельности

В психологической науке проблема образа принадлежит к числу фундаментальных. Изучение формирования образа окружающей действительности в сознании человека, его функций в поведении и деятельности, его мозговых механизмов имеет исключительно большое значение для развития как общей теории психологии, так и теоретических позиций специальных психологических дисциплин.

Разработка этой проблемы не менее важна и для решения прикладных задач, которые ставятся перед психологией общественной практикой, особенно когда речь идет о психологическом обеспечении процессов обучения человека, проектировании его деятельности, согласовании технических устройств (в первую очередь систем передачи информации) с характеристиками и возможностями человека.

Уже на первых этапах развития психологической науки проблема образа выступала как одна из центральных. Большое внимание этой проблеме уделялось в трудах основоположника отечественной психологии И.М. Сеченова.

Следуя традициям материалистической философии, подтверждаемым развитием естествознания, Сеченов трактовал ощущение, восприятие как «сколки с действительности» — образцы ее, возникающие по законам рефлекторной деятельности мозга.

Являясь отражением этой действительности, они выполняют функцию регуляции поведения, обеспечивающей его адекватность окружающей среде.

1.1. Образ как феномен психического отражения

Когда речь идет об образе, естественно, возникает вопрос: образ чего? Имеется в виду отношение образа к чему-то другому, к тому, что принято называть оригиналом. Что же это за отношение?

С позиций, разработанных в советской психологии, это есть отношение отражения. Образ представляет собой отражение какого-либо объекта, предмета или события. (Подробнее об отражательной сущности психических явлений см. [7, 8, 87, 100]).

Продолжая линию исследований психических явлений, намеченную Сеченовым, советские психологи пришли к пониманию того, что категории отражения принадлежит в психологической науке основополагающая роль: именно данной категорией раскрывается наиболее общая и существенная характеристика психики. В этой связи

Читайте также:  Проект - психология

они обратились к ленинской теории отражения, которая выступила в качестве общей методологической платформы, дающей возможность разобраться в лабиринте психологических понятий, концепций и направлений, определить предмет психологической науки, раскрыть логику ее проблем, разработать методы исследования.

Именно с освоения категории отражения в ее диалектико-материалистической трактовке и началось развитие советской психологии.

Особое значение для понимания сущности образа имеют следующие положения ленинской теории отражения: а) ощущение есть образ явлений внешнего мира, возникающий при их непосредственном воздействии на органы чувств, и основной источник знаний; б) ощущение как образ объективной реальности отражает то, что существует независимо от человека и его сознания; в) ощущение выступает как субъективный образ; г) критерием истинности отражения является практика [2].

Эти положения определили общий подход к изучению всей системы когнитивных (познавательных) процессов: прежде всего ощущения, восприятия, представления, мышления.

В многочисленных экспериментальных и теоретических исследованиях была вскрыта отражательная сущность перечисленных процессов и выявлены их основные особенности (Б.Г. Ананьев [7-9], С.В. Кравков [78], А.Н. Леонтьев [87, 88], С.Л. Рубинштейн [132], А.А. Смирнов [137], Б.М. Теплов [147] и др.).

Сформулировано общее положение о предметности психического образа (любого уровня сложности), т.е. о его отнесенности к предметам объективной действительности. Именно эти предметы (и явления) выступают как содержание образа.

Предметность исходного, сенсорно-перцептивного, образа (ощущения и восприятия) связана с тем, что, как писал еще И.М.

Сеченов, орган чувств (например, глаз) ощущает не сам себя (не изменения в сетчатке глаза), а внешнюю причину ощущений [135, с. 433].

По замечанию К. Маркса, «световое воздействие вещи на зрительной нерв воспринимается не как субъективное раздражение самого зрительного нерва, а как объективная форма вещи, находящейся вне глаза» [1, с. 82].

В работе Б. Г. Ананьева мысль о предметности образа выражена так: «Нормальное практическое зрение основывается не на абстрактно-зрительной функции, а на предметности, ситуативности зрительного образа» [7, с. 227].

С.Л. Рубинштейн же пишет: «Образ вообще, безотносительно к предмету, отображением которого он является, не существует» [133, с.34]. По его мнению, под образом в собственном смысле надо разуметь отнюдь не всякое чувственное впечатление, а лишь такое, в котором явления, их свойства и отношения выступают перед субъектом как предметы или объекты познания.

Образ не представляет собой некоторого моментального снимка предмета. Его формирование — это сложный развертывающийся во времени процесс, в ходе которого отражение становится все более и более адекватным отражаемому предмету.

При этом на каждой фазе процесса выявляются все новые свойства предмета и уточняются те, которые уже выявлены. В процессе отражения непрестанно происходит реконструкция образа в направлении повышения уровня его адекватности предмету (и в зависимости от целей деятельности, которые человек ставит перед собой).

Этот процесс не является монотонным; в ходе его развития неизбежно возникают противоречия: например, между ощущениями разных модальностей, уровнями дифференциации и интеграции сенсорных данных, чувственными и рациональными осознаваемыми и неосознаваемыми компонентами познания, перцептивными и мнемическими образами, а также образами и воображением, образами и понятиями и т.д. В развертывании динамики образа возможны «зацикливания», отступления и искажения.

Решающая роль в преодолении противоречий, возникающих в процессе отражения, принадлежит деятельности субъекта.

Являясь отражением предметов (и явлений) объективной, т.е. существующей вне и независимо от сознания человека действительности, образ вместе с тем субъективен. В самом широком смысле слова субъективность образа означает его принадлежность субъекту. Но что такое субъект?

В идеалистически ориентированных направлениях психологии субъект трактуется как некоторый внутренний наблюдатель, бестелесное нематериальное начало, существующее вне всеобщих взаимосвязей явлений материального мира; при этом утверждается, что субъективное может быть познано только путем интроспекции, интуиции и веры.

Марксистская психология исходит из принципиально иной трактовки: субъект — это не бестелесное, нематериальное начало, а живой, телесный индивид, включенный во всеобщую взаимосвязь явлений материального мира, подчиняющийся объективным законам бытия.

Человек рассматривается как субъект жизнедеятельности: прежде всего труда, познания и общения. Именно в жизнедеятельности он формируется как субъект.

При таком подходе субъективный характер психического отражения раскрывается через анализ жизнедеятельности.

Поскольку психическое отражение формируется и развивается в процессе жизнедеятельности субъекта, «обслуживая» его как целостность, оно не может не быть субъективным.

Эта субъективность по-разному проявляется в различных связях человека с миром и на разных уровнях психического отражения.

Общим основанием разнообразных проявлений субъективности является то, что отражение человеком окружающего мира осуществляется с той специфической, обусловленной особенностями его жизнедеятельности (индивидуально-неповторимой) позиции, которую он в этом мире занимает.

Психология bookap

Субъективность образа включает момент пристрастности, зависимости образа от потребностей, мотивов, целей, установок, эмоций человека и т.д.

Образ формируется на базе опыта, который накопил человек, в той или иной мере ассимилируя этот опыт, что особенно отчетливо выражается в случаях, когда речь идет об образах, связанных с жизненно значимой для человека деятельностью. Поэтому для изучения образа методы кратковременных проб (тестов) недостаточны.

Они должны дополняться данными, которые позволяли бы судить о том, как в изучаемом образе проявляется опыт человека, сложившаяся у него система установок, субъективных отношений, мотивов и целей.

Именно поэтому в данной книге большое внимание уделяется самоотчетам летчиков. Они дают возможность раскрыть влияние профессионального опыта на формирование тех образов, которые включены в летную деятельность, выполняя функцию ее психической регуляции.

Источник: http://bookap.info/genpsy/obraz/gl2.shtm

ОБРАЗ

Когда я в этом труде говорю об образе, то разумею при этом не психическое отображение внешнего объекта, а такое созерцаемое, которое в поэтике именуется образом фантазии.

Такой образ лишь косвенно связан с восприятием внешнего объекта — он покоится, скорее, на бессознательной деятельности фантазии, и, будучи ее плодом, он является сознанию более или менее внезапно, как бы вроде видения или галлюцинации, не имея, однако, их патологического характера, то есть не входя в клиническую картину болезни.

Образ имеет психологический характер фантастических представлений и никогда не имеет того, якобы реального характера, который присущ галлюцинации, то есть он никогда не становится на место действительности и всегда отличается, в качестве «внутреннего образа», от чувственной действительности.

По общему правилу, он лишен также всякой проекции в пространство, хотя в исключительных случаях он и может появиться до известной степени извне. Случаи такого рода следует называть архаическими (см.), если только они не являются прежде всего патологическими, что, однако, отнюдь не отменяет их архаического характера.

На примитивной ступени, то есть в душевном укладе первобытного человека, внутренний образ легко переносится в пространство как видение или слуховая галлюцинация, не получая от этого патологического значения.

Хотя по общему правилу образ не имеет значения действительного реального явления, однако для душевных переживаний он все же, при известных обстоятельствах, может иметь гораздо большее значение, то есть ему может быть присуща огромная психологическая ценность, слагающая такую «внутреннюю» действительность, которая, при известных условиях, перевешивает психологическое значение «внешней» действительности. В таком случае индивид ориентируется не на приспособление к действительности, а на приспособление к внутреннему требованию.

Внутренний образ есть сложная величина, слагающаяся из самых разнородных материалов самого разнообразного происхождения. Однако это не конгломерат, но внутренне целостный продукт, имеющий свой собственный, самостоятельный смысл.

Образ есть концентрированное выражение общего психического состояния, а не только и не преимущественно бессознательных содержаний как таковых. Правда, он есть выражение бессознательных содержаний, однако не всех содержаний вообще, а только сопоставленных в данный момент.

Это сопоставление (констеллирование) возникает, с одной стороны, в результате самодеятельности бессознательного, с другой стороны, в зависимости от состояния сознания в данный момент, причем это состояние сознания всегда пробуждает и активность относящихся сюда сублиминальных материалов и пресекает те, которые сюда не относятся.

Согласно этому, образ является выражением как бессознательной, так и сознательной психической ситуации данного момента. Поэтому толкование его смысла не может исходить ни от одного сознания только, ни от одного бессознательного, но лишь от взаимоотношения того и другого.

Когда образу присущ архаический характер, я называю его изначальным или исконным (опираясь на определение Якоба Буркхардта). Об архаическом характере я говорю тогда, когда образ обнаруживает заметное совпадение с известными мифологическими мотивами.

Тогда образ является, с одной стороны, преимущественным выражением коллективно-бессознательных материалов (см. коллективное), с другой стороны — показателем того, что состояние сознания данного момента подвержено не столько личному, сколько коллективному влиянию.

Читайте также:  Цветотерапия - психология

Личный образ не имеет ни архаического характера, ни коллективного значения, но выражает лично-бессознательные содержания и лично-обусловленное состояние сознания.

Изначальный образ (исконный), названный мной также архетипом (см.), всегда коллективен, то есть он одинаково присущ по крайней мере целым народам или эпохам. Вероятно, главнейшие мифологические мотивы общи всем расам и всем временам; так, мне удалось вскрыть целый ряд мотивов греческой мифологии в сновидениях и фантазиях душевнобольных чистокровных негров.

Изначальный образ есть осадок в памяти — энграмма (Semon), — образовавшийся путем уплотнения бесчисленных сходных между собой процессов. Это есть, прежде всего и с самого начала, осадок и тем самым это есть типическая основная форма известного, всегда возвращающегося душевного переживания.

Поэтому в качестве мифологического мотива изначальный образ всегда является действенным и всегда снова возникающим выражением, которое или пробуждает данное душевное переживание, или же соответствующим образом формулирует его. Возможно, что изначальный образ есть психическое выражение для определенного физиологически-анатомического предрасположения.

Если встать на ту точку зрения, что определенная анатомическая структура возникла под воздействием условий окружающей среды на живое вещество, то изначальный образ, в его устойчивом и общераспространенном проявлении, будет соответствовать столь же всеобщему и устойчивому внешнему воздействию, которое именно поэтому должно иметь характер естественного закона.

Таким образом, можно было бы установить отношение мифа к природе (например, отношение солнечных мифов к ежедневному восходу и заходу солнца или к столь же бросающейся в глаза смене времен года).

Но в таком случае остался бы открытым вопрос: почему же тогда солнце и его кажущиеся изменения не являются прямо и неприкровенно содержанием мифа? Однако тот факт, что солнце, или луна, или метеорологические процессы облекаются по крайней мере в аллегорическую форму, указывает нам на самостоятельное участие психики в этой работе, причем в данном случае психика уже отнюдь не может считаться лишь продуктом или отражением условий окружающей среды. Иначе откуда же она вообще взяла бы свою способность самостоятельной точки зрения вне всяких чувственных восприятий? Откуда взялась бы вообще ее способность давать нечто большее или иное, чем подтверждение чувственных показаний? Поэтому мы неизбежно должны признать, что данная мозговая структура обязана тому, что она есть, не только воздействию условий окружающей среды, но настолько же и своеобразным и самостоятельным свойствам живого вещества, то есть закону, данному вместе с жизнью. Поэтому данные свойства организма являются, с одной стороны, продуктом внешних условий, а с другой стороны, продуктом назначений, внутренне присущих живому. Согласно этому и изначальный образ, с одной стороны, должен быть несомненно отнесен к известным, чувственно воспринимаемым, всегда возобновляющимся и потому всегда действенным процессам природы, а с другой стороны, и столь же несомненно, он должен быть отнесен к известным внутренним предрасположениям духовной жизни и жизни вообще. Свету организм противопоставляет новое образование — глаз, а процессам природы дух противопоставляет символический образ, воспринимающий процесс природы, точно так же как глаз воспринимает свет. И подобно тому как глаз есть свидетельство своеобразной и самостоятельной творческой деятельности живого вещества, так и изначальный образ является выражением собственной и безусловной творческой силы духа.

Итак, изначальный образ есть объединяющее выражение живого процесса. Он вносит упорядочивающий и связующий смысл в чувственные и внутренние духовные восприятия, являющиеся вначале вне порядка и связи, и этим освобождает психическую энергию от прикрепленности ее к голым и непонятным восприятиям.

Но в то же время он прикрепляет энергии, освобожденные через восприятие раздражений, к определенному смыслу, который и направляет деяния на путь, соответствующий данному смыслу.

Наконец, изначальный образ высвобождает никуда неприложимую скопившуюся энергию, указывая духу на природу и претворяя простое естественное влечение в духовные формы.

Изначальный образ есть ступень, предшествующая идее (см.), это почва ее зарождения. Из нее разум развивает через выделение конкретности (см.

) необходимо присущее изначальному образу некое понятие, именно идею, причем это понятие отличается от всех других понятий тем, что оно не дается в опыте, но открывается как нечто лежащее даже в основе всякого опыта.

Такое свое свойство идея получает от изначального образа, который, являясь выражением специфической структуры мозга, придает и всякому опыту определенную форму.

Размеры психологической действенности изначального образа определяются установкой индивида. Если установка вообще интровертна, то, вследствие отвлечения либидо от внешнего объекта, естественно повышается значение внутреннего объекта, мысли.

Отсюда возникает особенно интенсивное развитие мыслей по линии, бессознательно предначертанной изначальным образом, который вследствие этого вступает в сферу явлений сначала непрямым путем. Дальнейшее развитие мысли ведет к идее, которая есть не что иное, как изначальный образ, достигший мысленной формулировки.

За пределы идеи ведет развитие обратной функции, то есть чувства, ибо если идея постигнута интеллектуально, то она стремится воздействовать на жизнь. Для этого она привлекает к делу чувство, которое, однако, в данном случае оказывается гораздо менее дифференцированным, нежели мышление, и поэтому более конкретным.

Поэтому же чувство является не чистым, и так как оно не дифференцировано, то оно оказывается еще в слиянии с бессознательным. Тогда индивид оказывается неспособным сочетать такого рода чувство с идеей.

В этом случае изначальный образ вступает во внутреннее поле зрения в качестве символа; в силу своей конкретной природы он, с одной стороны, овладевает чувством, находящимся в недифференцированном, конкретном состоянии, в силу же своей значимости он, с другой стороны, захватывает и идею, им же порожденную, и, таким образом, сочетает идею с чувством.

В этой роли изначальный образ выступает в качестве посредника и этим вновь подтверждает свою спасительную действенность, которую он всегда обнаруживает в религиях. Поэтому то, что Шопенгауэр говорит об идее, я хотел бы отнести, скорее, к изначальному образу, ибо (как я пояснил уже в разделе, посвященном «идее») идею не следует понимать вполне и всецело как нечто априорное, но в то же время и как нечто производное и развившееся из чего-то иного.

Поэтому я прошу читателя в приведенных ниже словах Шопенгауэра заменять каждый раз слово «идея» словом «изначальный образ», для того чтобы верно понять то, что я в данном случае разумею: «Индивидом как таковым идея никогда не познается — она познается только тем, кто поднялся над всяким волением и над всякой индивидуальностью до чистого субъекта познания; следовательно, она достижима только для гения и далее для того, кто в возвышении своей чистой познавательной силы, вызываемом большей частью созданиями гения, пребывает в гениальном настроении; поэтому она передаваема не безусловно, а лишь условно, ибо воспринятая и повторенная, например, в произведении искусства идея действует на каждого только в соответствии с его собственной, интеллектуальной ценностью и т.д.». «Идея есть единство, распавшееся на множество вследствие временной и пространственной формы нашего интуитивного восприятия». «Понятие подобно безжизненному хранилищу, в котором действительно лежит друг подле друга то, что в него вложили, но из которого нельзя и вынуть больше того, чем сколько в него вложено; идея же, наоборот, развивает в том, кто ее воспринял, такие представления, которые сравнительно с одноименным ей понятием оказываются новыми: она подобна живому, развивающемуся, одаренному производительной силой организму, который создает то, что не лежало в нем припрятанным». /86- Т.1. §49/

Шопенгауэр ясно понял, что «идея» — или, по моему определению, «изначальный образ» — не может быть достигнута на том пути, на котором выстраивается рассудочное понятие, или «идея», как понятие разума (Begriff aus Nolionen, как Vernunftbegriff) [/102/ Такая идея, по Канту, есть понятие, превышающее возможность опыта.

], но что для этого необходим еще один элемент, по ту сторону формулирующего интеллекта, например то, что он называет «гениальным настроением» и под чем разумеется не что иное, как некое состояние чувства.

Ибо от идеи к изначальному образу можно прийти, только продолжая путь, доведший до идеи, за предельную высоту ее до вступления в противоположную функцию.

Преимуществом изначального образа перед ясностью идеи является его одаренность жизнью. Это есть самостоятельный, живой организм, «одаренный производительной силой», ибо изначальный образ является унаследованной организацией психической энергии, устойчивой системой, которая является не только выражением, но и возможностью течения энергетического процесса.

Читайте также:  Душевная стабильность - психология

С одной стороны, он характеризует тот способ, которым энергетический процесс протекал от века, все возобновляясь и воспроизводя свой способ, с другой стороны, он все снова открывает возможность закономерного течения этого процесса, ибо он делает возможным такое восприятие или психическое постижение ситуаций, благодаря которому жизнь может продолжаться все далее.

Таким образом, изначальный образ является необходимым противодополнением к инстинкту, который, с одной стороны, есть некое целесообразное действование, но, с другой стороны, предполагает столь же осмысленное, как и целесообразное восприятие каждой данной ситуации. Это восприятие данной ситуации и осуществляется этим образом, имеющимся налицо априори.

Он является удобно приложимой формулой, без которой восприятие новых фактических данных было бы невозможно.

Источник: https://vocabulary.ru/termin/obraz.html

Понятие образа человека в психологии

Обращаясь к толковому словарю Ожегова, [5] мы находим следующую трактовку понятия «образ»: результат и идеальная форма отражения предметов и явлений материального мира в сознании человека.

Тем не менее эта трактовка изначально может показаться нам неверной, как минимум из-за того, что в нашем сознании присутствуют и образы не имеющие ничего общего с материальным миром (к примеру, в сознании верующий людей присутствует образ Бога, хотя в материальном мире они не способны его увидеть или ощутить). Образ является одним из ключевых понятий в психологии. Как отмечает Д.Кехо : «Ваши мысли намного сильнее, чем вы предполагаете, а каждый мысленный образ является реальной силой, способной повлиять на вашу жизнь». [2] Так что же такое образ? И как было принято понимать (или интерпретировать) его значения?

Понятие образа возникает в психологии практически сразу после возникновения её как таковой.

Впервые оно появляется в рамках структурализма, основатель которого — Вильгельм Вундт – рассматривает в качестве предмета психологии процессы сознания как структурное единство основных его элементов.

Сам Вундт не считал образы таковыми элементами (по его мнению, ими являлись ощущения и чувства), но его ученик Э.

Титченер сделал вывод о том, что в действительности именно «образы представляют собой элементы идей и отражают переживания, которые не связаны с текущим моментом – например, происходящие в нашей памяти». Примерно тогда же, в ходе своей работы над теорией психической наследственности Ф.Гальтон пришел к тому, что существуют определенные психические образы, которые лежат в основе законов ассоциации идей.

Далее вопрос понятия и структуры образа немало изучался представителями различных психологических школ, которым удавалось прийти к различным, зачастую вполне согласовывающимся друг с другом трактовкам. Так, представители гештальтпсихологии на стыке XIX и XX веков, пришли к тому, что образ – это функциональная структура, которая упорядочивает многообразие отдельных явлений.

Бихевиористы (в частности Д.Миллер, Е.Галантер и К.Прибрам) сделали вывод о том, что образ – это все накопленные и организованные знания организма о себе самом и о мире, в котором он существует; всё, что приобрёл организм – его оценки наряду с фактами.

Большой вклад в изучение образов внесли приверженцы психоанализа. Его основатель З.Фрейд рассматривал образ как воспроизведение в сознании инстинктов и влечений. З.

Фрейд объяснял образы как своеобразный мост между сознанием человека и его бессознательными психическими процессами. Другой представитель данного направления в психологии – К.

Юнг, утверждавший, что «мы непосредственно живем исключительно в мире образов» [11] преподносит их как первичные активные феномены душевной жизни.

С точки зрения представителей, возникшего в середине XX века когнитивизма, в частности, Р.Солсо, образ — это «…репрезентация в уме не присутствующего объекта или события…» [10].

Следуя от этого он приходит к тому, что важнейшей функцией психических процессов является распознавание образов т.е.

«способность абстрагировать некоторые элементы события и объединять эти элементы в хорошо структурированный план, придающий значение всему эпизоду».

Представители экзистенциальной психологии также имели свой взгляд на природу образа. К примеру, Ж.-П.Сартр в своих работах, рассматривает образ как особое интенциональное действие сознания: нет воображаемого предмета «внутри» сознания, есть только воображающее сознание.

Воображение является способностью оживлять то или иное гилетическое содержание, то есть любой образ характеризуется [19].

Другими словами, образ — не особая «вещь», не посредник между сознанием и отсутствующим сейчас реальным предметом, но специфический акт сознания, направленный на отсутствующий или несуществующий предмет.

Обширными были исследования образов и среди отечественных психологов. П.Я. Гальперин пишет: «Условимся называть образами все психические отражения, в которых перед субъектом открываются предметы и отношения объективного мира».

Большое значение для понимания сущности образа также имеют следующие положения ленинской теории отражения: а) ощущение есть образ явлений внешнего мира, возникающий при их непосредственном воздействии на органы чувств, и основной источник знаний; б) ощущение как образ объективной реальности отражает то, что существует независимо от человека и его сознания; в) ощущение выступает как субъективный образ; г) критерием истинности отражения является практика. С точки зрения, следующей из размышлений об образах советского психолога Б.Ф. Ломова образ представляет собой взаимосвязь внешнего и внутреннего мира, средство, благодаря которому характеристики реальности (время, последовательность и т.д.) перетекают в характеристики внутреннего психического пространства, порождая его.

Так, изучая понятие образа мы приходим к выводу, что из-за неоднородности его структуры, а также недостаточных возможностей в сфере его изучения, на данном этапе развития психологии, мы не можем вывести однозначного определения понятия образ, которое могло бы послужить нам постулатом для дальнейших исследований.

Однако, разумным шагом будет принять за основу следующую трактовку: «образ – есть конечный результат познавательной деятельности, продукт восприятия памяти, мышления и воображения, основными функциями которого являются смыслообразование, прогнозирование, мотивация и регуляция поведения», и вести дальнейшие исследования отталкиваясь именно от этого понимания образа.

Важную роль во всем многообразии образов играют социально-перцептивные образы. Это отражение в сознании человека образов других людей и самого себя, как члена человеческого сообщества.

Образ человека возник еще задолго до того, как его начали называть этим словом, и тем более пытаться его исследовать. Образы, содержащие информацию о других людях, к слову, появились гораздо раньше, чем образ собственного Я.

Это связано в большей мере с временем в котором жили люди, и соответствующими этому времени правилам, канонам и стандартам поведения и мышления.

Древние люди, были мало склонны к интроспекции (хотя разумеется, она существовала, что доказывают нам факты о стремлении к доминированию в древних общинах), но успешно воспринимали образы окружающих их людей, которые позволяли им совершать множество необходимых для выживания действий.

Примером такого восприятия образов может послужить идентификация того или иного индивида с образам «врага» и дальнейшего нападения или же избегания его, или идентификация того или иного индивида с образом «подходящего для продолжения рода» и дальнейшего выполнения заданной самим образом функции.

Вместе с развитием человеческого общества соответствующими темпами происходило и расширение «ассортимента» образов человека, появляющихся в сознании его членов. Со временем мы научились воспринимать образы различных субъектов, окружающих нас, которые мы можем анализировать по ряду, важных в той или иной конкретной ситуации признаков.

Люди научились идентифицировать образ хорошего и плохого человека, образ родного и чужого человека, образ труженика и тунеядца, образ мудрого человека и глупца, образ господина и раба, образ творческого человека, образ домохозяйки, образ политика, образ сумасшедшего и великое множество других образов, которые только возможно применить в отношении другого индивида.

Каждого человека, с которым нам приходится контактировать в процессе нашей жизнедеятельности, мы можем представить в виде совокупности его образов – всех наших отношений и впечатлений относительно него.

Так один и тот же человек может восприниматься нами в форме образа друга, образа хорошего специалиста своего дела, при том в образе, к примеру, плохого мужа, и не слишком хорошего отца (хотя, несомненно, эти образы будут иметь немалое влияние друг на друга).

Именно благодаря этим образам мы и способны познавать людей, выделять в обществе наиболее подходящих людей для нас самих, отождествлять себя с кем-либо или же противопоставлять. Именно образы людей позволяют нам в дальнейшем осуществлять взаимодействие с ними, и, как было отмечено Э.

Берном, продуктивность этих взаимодействий состоит в прямой зависимости от того, насколько образ близок к действительности.

Источник: https://lektsia.com/8x483e.html

Ссылка на основную публикацию