Секта — психология

Советы психолога

Секта - психология

Прежде всего сохраняйте спокойствие. Да, вашу семью постигло тяжкое испытание, но ничего непоправимого не произошло. Большая часть людей, попавших в секту, рано или поздно выходит из нее. Но то, как быстро ваш близкий уйдет из секты и в каком состоянии он будет, во многом зависит от вас и от других членов вашей семьи.

В любом случае будьте готовы к достаточно долгосрочным усилиям. Если вашему близкому не удалось помочь в течение первых нескольких недель после первоначального знакомства с сектой, для его возвращения к внесектантской жизни потребуются усилия всей семьи в течение как минимум нескольких месяцев, а то и лет. Но для этого каждый должен хорошо знать, как ему следует себя вести.

После первоначального «распознавания» не пытайтесь разубеждать вашего близкого — это только еще больше испортит ваши отношения. Наверняка вы уже поняли, что попытки объяснить вашему близкому абсурдность вероучения секты и нелепость, а то и вред его поведения приводит только к скандалам и обострению отношений.

Нужно знать, что тоталитарные секты, как правило, заинтересованы в разрыве нового адепта с его несектантским окружением: тогда вся информация, получаемая им, будет исходить от секты и весь круг общения будет исчерпываться ею же. Такое положение дел создает идеальные условия для контролирования сознания адепта.

Для того, чтобы спровоцировать разрыв, сектантские «учителя» заранее объявляют, что домашние их новой жертвы, скажем, «одержимы диаволом» или слишком привязаны к «этому злому миру» и поэтому сделают все возможное для того, чтобы принудить новообращенного «сойти с пути спасения», покинуть новообретенную «истинную семью», «отказаться от «освобождающего знания» и пр.

Таким образом, ваша эмоциональная реакция будет только на руку секте и послужит для вашего близкого еще одним подтверждением истинности его новой веры.

Но, с другой стороны, также ни в коем случае нельзя притворяться, что вы изменили свое мнение и вам, наконец, понравилась перемена, происшедшая с вашим близким: это либо укрепит его в приверженности секте, либо он обнаружит вашу ложь и окончательно утратит остатки доверия к вам.

Обговорите с ним следующее условие: вы не критикуете его «организацию» (термин «секта», естественно, будет раздражать вашего близкого, так что лучше стараться его избегать), он не занимается дома пропагандой и не пытается втянуть других членов семьи.

Однако вы можете мягко обращать внимание вашего близкого на явные противоречия в его поведении и высказываниях, в то же время не вынуждая его эти противоречия объяснять: ваша задача — отвлекать его от секты.

Чтобы выстроить стратегию поведения, нужно понять, что ваш близкий находится в психологической зависимости от группы, причем его собственная личность подавлена и заменена набором сектантских поведенческих, эмоциональных и мыслительных штампов.

Ваша задача — сохранить хотя бы минимальный контакт с его подавленной подлинной личностью.

Относитесь к нему с терпением и сочувствием, понимая, что у человека временное расстройство личности, но ни в коем случае не давайте ему денег — это то же самое, что давать деньги наркоману на наркотики: любые деньги, данные вами, все равно будут немедленно переданы секте.

Попытайтесь настроить себя на конструктивное решение проблемы, будьте спокойными и открытыми к диалогу. Показывайте всем своим поведением, что вы признаете за вашим близким право на поиск, на свой выбор, даже ошибочный, и что ваш близкий дорог вам сам по себе, независимо от его убеждений.

Рассчитывайте больше на интонацию тепла, привязанности, чем на рациональное содержание бесед с вашим близким. Старайтесь в общении с ним возвращать его в те моменты прошлой жизни, когда он был счастлив.

Вспоминайте радостные эпизоды вашей прежней жизни, когда вы ощущали себя единой семьей, когда вы вместе куда-то ездили, те дела, которыми вы занимались вместе, те планы и мечты, которыми вы делились друг с другом. Конечно, вы не должны это делать искусственно. Действуйте скорее интуитивно, будучи движимы любовью и состраданием.

И всякий раз в случае удачи вы будете видеть, как подлинная, узнаваемая личность вашего близкого проступает сквозь незнакомого вам чужого «зомбированного» робота, в которого он превратился.

Такая тактика преследует две цели. Во-первых, оставить вашему близкому эмоциональную «нить Ариадны», по которой он в случае кризиса внутригрупповых отношений и переоценки своего участия в секте смог бы выбраться из ее психологического лабиринта.

Во-вторых, он не будет воспринимать вас ни как врага, ни как объект для вербовки, что пригодится, если вам удастся устроить так называемую интервенцию. Имеется в виду сессия интенсивного «консультирования по выходу» из секты.

Чтобы провести такую интервенцию, нужен, по крайней мере, один специалист-психолог, сведущий в сектоведении, знакомый с проблематикой психологического насилия и реформирования мышления, а также семейного консультирования.

Дело в том, что, как правило, в тоталитарные секты вовлекаются люди, имеющие эмоциональные проблемы (а они могут возникать у каждого в периоды психологических стрессов). Таким образом, часто помощь пострадавшим начинается с выявления и устранения источника этих проблем, то есть с работы психолога.

Изучайте словарь «вашей» секты и её учение, чтобы хорошо понимать, о чем будет говорить ваш близкий. Налаживайте контакты с людьми, у которых то же несчастье, а также с бывшими членами тоталитарных сект, ответственными чиновниками, журналистами, сотрудниками правоохранительных органов, юристами.

Кроме того, вам следует собирать всю возможную информацию о секте, но втайне от вашего близкого, чтобы его не раздражать. Копируйте и записывайте все, что можно, собирайте архив и библиотеку. Может быть, неплохо было бы вести дневник или хотя бы недельник. Вся информация, альтернативная сектантской, разом задействуется во время интервенции.

Не следует выдавать критическую информацию по порциям — эффекта все равно не будет.

В идеале процесс по выходу из тоталитарной секты через внешнее воздействие подразумевает участие большого числа людей, во-первых психолога и обученных им родственников и близких члена тоталитарной секты, а также сектоведа — «специалиста по фактам» (может быть и психологом в одном лице) и бывших членов секты. Их задача — пробудить у сектанта критическое мышление и заново поставить его в ситуацию выбора, на этот раз информированного, а значит, свободного. Кроме того, родственники и близкие пострадавшего совместно с психологом должны помочь ему избавиться от эмоциональной зависимости от секты, дать ему истинные любовь и участие взамен сектантского суррогата. Затем подключается православный катехизатор, желательно священник, предлагающий (но не навязывающий) истинную религиозную и мировоззренческую альтернативу.

Большинство людей, покинувших тоталитарные секты, нуждается в психологической реабилитации.

Дело в том, что по выходе из тоталитарной секты людям приходится решать те же самые эмоциональные проблемы (только запущенные), которые сделали их добычей сектантских вербовщиков.

Более того, многие из них выходят с так называемым культовым посттравматическим расстройством личности. Таким образом, помочь им может только профессиональный психолог, сведущий в данной области.

Духовная реабилитация жертв тоталитарного сектантства включает в себя работу священника-духовника и эмоциональную поддержку общины верующих.

Постепенно человек учится личному общению с Богом (возможность которого вне секты обычно отрицается ее лидерами) и приобщается к неисчерпаемому благодатному источнику церковного Предания.

Хорошо, если вышедший из секты человек общается с другими бывшими сектантами и помогает специалистам в их усилиях по сокращению численности сект .

Нельзя забывать и о социальной реабилитации бывших членов тоталитарных сект, которые часто оказываются вне круга общения, без жилья и без работы, причем с утраченными навыками самостоятельной жизни. По существу, необходимо помочь человеку заново начать жить в обществе. Здесь иногда не обойтись без юриста и социального работника.

К сожалению, работающей и действительно хорошей программы по реабилитации жертв тоталитарных сект ни в России, ни в одном из государств бывшего СССР пока не существует. И все же обратитесь в ближайший к вам центр, занимающийся проблемами тоталитарных сект. Там вам постараются помочь.

Не отчаивайтесь. Молитесь за вашего близкого, оказавшегося в секте. Пусть примером для вас будет святая праведная Моника, мать блаженного Августина, епископа Гиппонского.

Этот православный святой, крупнейший богослов Запада, жил в V в. и до своего обращения в христианство в течение многих лет состоял в секте манихеев.

Все эти годы мать не переставала за него молиться Богу, и молитва матери была услышана.

Источник: http://rostovbeznarkotikov.ru/articles/sovety-psihologa-1.html

Психология сектантства

Психология сектантства

Секта, в переводе с латыни означает одновременно: «путь, правило, направление, учение, образ мыслей, ложное учение». Некоторые из этих значений довольно точно характеризуют то, что по определению представляют собой современные секты. Вступая в ряды секты, человек редко осознает, куда именно он попал.

Секта — не просто религиозная община, которая из-за несогласия с господствующей церковью решила от неё отколоться. Это не просто люди, которые обособились от общества и занимаются поиском себя. Секта — источник взглядов, делающих зависимыми от себя психику и жизнь её членов. Цель секты — не духовный рост, успокоение её членов, а решение задач её организаторов.

Первое время, большинство завербованных адептов секты переживают обретение нового смысла, эйфорию, иллюзию роста, движения и ощущение причастности к «тайному» и высоко-продвинутому обществу.

Если до этого жизнь была невзрачной, а теперь стала осмысленной, совершенно очевидно, почему сектанту так сложно протрезветь. «Трезвый пьяному не товарищ».

Слишком сложно поверить, что новые смыслы – это всего лишь продолжением той иллюзии, которой жил мирской человек.

Перед новоиспеченным сектантом маячат заоблачные перспективы, которые ему красочно обрисовывают наставники, их лекции и книги. Новичок на этом этапе может взахлеб рассказывать своим друзьям о «школе».

Он будет пытаться их привлечь и завербовать. Он будет пестовать иллюзии о собственной скорой божественной реализации, о «спасении» и о процветании учения с его немаловажным участием в этом процессе.

Методы привлечения в секту

Психологи, часто сталкивающиеся с ситуациями, когда человека нужно буквально спасать от деструктивного влияния сект, отмечают, что чаще всего под влияние идей этих организаций попадают одинокие люди, подростки, а также те, кто пережил тяжелую физическую или психологическую травму и замкнулся в себе.

Однако в практике спасения от влияния сект встречаются случаи, когда вполне здоровые и психически устойчивые люди попадали под тотальное воздействие религиозных или общественных организаций-сект.

Способы затягивания человека в секту достаточно разнообразны и изощрённы. Однако, не смотря на это многообразие манипуляций, существуют общие принципы, которым следуют сектанты, вылавливая новые жертвы. Обычно Вам предлагают:

— то что Вы очень сильно хотите получить (манипуляция на насущных потребностях);

— утверждают, что Вы можете получить это только в одном месте (манипуляция на избранности);

— все услуги бесплатны, без определенных условий (манипуляция на вере в волшебное спасение).

Конкретно это проявляется следующим образом:

  1. Вам вручают бесплатные, красиво оформленные брошюры, буклеты с рекламной информацией о секте.
  2. Вам предлагают бесплатную консультацию, семинар, тестирование, анализ вашей жизни и ваших проблем.
  3. Вам предлагают принять участие в собрании членов данной организации или в презентации. Собрание может иметь благородные цели типа «Развитие личности!», «Научись решать свои проблемы», «За чистоту природы нашей планеты» и т.д.
  4. Вам предлагают бесплатно посетить интересный концерт, спектакль, приглашают в поездку.

Главное, на чём настаивают люди, стремящиеся вовлечь Вас в секту — то, что Вам просто нужно прийти к ним один раз и забрать нечто совершенно даром.

В таких ситуациях задумайтесь о том, зачем некие люди, которых Вы совершенно не знаете, пытаются Вас облагодетельствовать? В чём их заинтересованность? Помните, что цель вербовщика — сократить до минимума Ваши пути к отступлению, сделать так, чтобы Вы проявили любопытство и пришли в секту.

Вероятность попадания под влияние секты сильно увеличивается, если человек:

— Не имеет сформировавшейся жизненной позиции, представления о своём месте в мире;

— Не находит своего места в мире и не испытывает удовлетворения от приемлемых для большинства жизненных целей и устремлений;

— Предпочитает представлять себя как «необычную личность», имеет потребность в отделении от большинства;

— Склонен к получению необычных переживаний и острых ощущений, которые для него определяют качество жизни;

— Недавно пережил индивидуально значимую психологическую травму (смерть или тяжёлая болезнь близкого человека, развод, банкротство и т.д.) или серию неудач, которые трактует как ситуацию, неразрешимую доступными ему средствами;

— Испытывает одиночество.

https://www.youtube.com/watch?v=7sDAEZJFkDM

К сожалению, подобное внутреннее состояние — сегодня не редкость, а почти норма для многих людей, с которыми мы живём рядом. Ситуация настороженности и недоверия по отношению к психологам делает извилистым путь за профессиональной помощью для людей, имеющих психологические проблемы.

Читайте также:  Рыцарь в сверкающих доспехах - психология

В то же время, такие люди доверчиво откликаются на действия профессионально обученных, хладнокровных вербовщиков сект.

Если на кого-нибудь из ваших близких, находящихся в подобной ситуации, обратили внимание какие — либо сомнительные организации — постарайтесь довести до них эту информацию! Получите более подробную информацию у психологов, занимающихся проблемами зависимости, посоветуйте сделать то же самое вашим близким, попавшим в критическую ситуацию!

Как распознать секту по идеям, идущим от ее последователей

Какое бы название не носило объединение, какие бы взгляды не пропагандировало, психологи рекомендуют воздерживаться от контакта с представителями организации, если она:

  • показывает фанатичную, страстную, преданность чему-либо (вещи, идее, учению) или кому-либо (человеку, животному);
  • использует для убеждения в своей правоте давление;
  • внушает, что ее идеям следует следовать безропотно и слепо;
  • формирует боязнь покинуть секту; внушает, что существует зависимость человека от коллектива секты, внушает, что между ним и сектой есть взаимосвязь, которую под страхом (даже смерти или физического насилия) нельзя прервать;
  • призывает отречься от родных, близких знакомых, ограничивает другие контакты, поощряет уход с работы и уход от привычного образа жизни, лишает любой возможности свободно проводить время;
  • не терпит критического высказывания в адрес своих лидеров, сомнения в целях и идеях ими поставленных и провозглашенных.

Если кому-то знакома такая проблема, не ждите помощи свыше, идите за ней к психологам и боритесь за свою свободу от уз рабства чьих-то всеразрушающих, утопических идей.

К сожалению, в одной статье невозможно ответить на все вопросы, поэтому продолжим разговор на эту тему на следующей неделе. 

Источник: http://www.courier-ufa.ru/kabinet_psichologa/psixologiya-sektantstva.html

Психологический портрет потенциального адепта секты

Психологический портрет потенциального адепта секты

Докалд Виноградовой Алины Александровны, психолога Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского, психолога Центра социальной помощи семье и детям «Измайлово» (Москва) на секции Региональных Рождественских Чтений Рязанской митрополии «Влияние деструктивных культов на молодёжную среду»:

 Обычно считается, что человек, попавший в секту (здесь и далее под словом «секта» подразумевается словосочетание деструктивный культ и тоталитарная секта), «слабовольный», «внушаемый» и он «сам виноват».

Специалисты, изучающие деятельность сект всегда подчеркивают, что ответственность за вовлечение человека в секту лежит на самой секте, так как сектантская вербовка построена таким образом, чтобы человек не понял с чем и кем он столкнулся. Его специально обманывают в процессе вербовки.

Вопрос о наличии определенных психологических черт, психологической предрасположенности к вовлечению в секту крайне важен. Поскольку зная «группу риска» или «зону риска», мы можем принять меры для предотвращения формирования подобной психологической чувствительности к вербовке сектантов.

Анализируя истории семей, обратившихся за психологической помощью в связи с тем, что их близкий стал адептом секты, мне удалось выделить несколько особенностей, которые, возможно, стали первопричиной, почему пострадавший в дальнейшем оказался чувствителен к вербовочным мероприятиям сектантов.

Следует сразу оговорить, что эти, предположительно, психологические причины не являются чем-то особенным, что свойственно только неким «неудачникам». Все нормально развивающиеся люди на определенном этапе своего психологического развития оказываются в «зоне риска». Но самыми сложными периодами являются периоды подростковых и юношеских кризисов.

Практически все подростки и молодые люди оказываются в «зоне риска» в силу особенности задач развития на этом этапе, поведения, потребностей данных психологических периодов, а также особенностями и роли среды развития (в данном случае семья и друзья).

Давайте рассмотрим психологические особенности данных периодов, а также психологические особенности семьи, в которой растет подросток или молодой человек, которые могут стать причиной попадания в секты, а также способствовать пребыванию человека в секте. Это три группы причин:1. Подростковые проблемы.

Это возрастные, психологические потребности, которые формируются у подростка или юноши по мере взросления в совокупности с реакцией родителей на эти потребности и их проявления в поведении.2. Вера и смысл жизни, как потребность формирующейся личности. Следует отметить, что данная группа, по сути, является частью первой, но в силу особой ее значимости и проблематичности, я выношу ее в отдельную группу. В подростковом возрасте происходит становление и завершается формирование личности. Один из важнейших вопросов личности – вопрос смысла жизни, а, следовательно, вопрос веры и мировоззрения. 3. Проблемы подростков, выросших в зависимых семьях. Более чувствительны к вербовке сектантов молодые люди, выросшие в зависимых семьях и/или имеющие зависимости.

Рассмотрим каждую группу более подробно.

Подростковые проблемы.

Для подросткового и юношеского возраста характерны следующие особенности поведения:• Негативизм и протестное поведение. То есть молодой человек делает как бы «на зло» родителям. Любое предложение, инициатива родителей воспринимается в штыки и отметается.

• Стремление сепарироваться от родителей, как в реальной жизни – переехать, жить отдельно, зарабатывать, так и в эмоциональной жизни – стремясь иметь свои чувства, интересы, увлечения. Предложения, внимание, беспокойство родителей часто воспринимается как посягательство на личную жизнь и свободу, как контроль и опека как над «маленьким».

• Желание иметь права взрослого, а обязанности и ответственность ребенка.• Регулярное нарушение личных границ родителей (других людей тоже) и жесткая защита своих границ.• Подростковый максимализм. Все или ничего. Если родители (человек) неидеальные, значит они плохие. Черно-белое видение мира.

Подростковый возраст по праву считается трудным, многие родители не успевают перестроиться и оказываются неготовыми к тому, что их «маленький сынок/доченька» уже выросли. Старые методы воспитания перестают работать, но родители не сразу понимают это.

Практически все стараются сначала просто усилить те меры воздействия, которые до подросткового возраста работали. К тому же на подростковый и юношеский периоды приходятся ответственные для взрослой жизни мероприятия: окончание школы, выбор и обучение профессии, выход на работу, начало независимой жизни.

С психологической точки зрения для эффективного прохождения, проживания данных возрастных этапов важно, чтобы родители постепенно передавали и передали своему ребенку, а потом подростку возможность самому столкнутся с последствиями своих поступков, чтобы он научился понимать и нести ответственность за себя, свои выборы, поступки.

С точки зрения общества (данное мнение может выражать школа, поликлиника, родственники, друзья, и т.п.), подросток, юноша еще слишком «мал». Им надо руководить, контролировать и опекать. Иначе он «наломает дров» и в этом будут виноваты родители – «плохо воспитали». Как я отметила выше, подростки тоже не против, чтобы крайними были родители, а не они сами.

Подобные установки, а также родительские страхи и тревоги приводят к тому, что в ситуации попадания молодого человека в секту, родители своим поведением только помогают секте. Секта умело манипулирует возрастными потребностями, как говорится «подливает масла в огонь» конфликта между родителями и молодым человеком.

Таким образом, секта оказывается «хорошей», там понимают и принимают (особенно на этапе «бомбардировки любовью»), а родители «плохими», родители любят только тех, кто исполняет их волю. Часто родители в пылу подростковых сражений забывают, что им важнее: их выросший ребенок, пусть ошибающийся, собирающий шишки, разрушающий блестящую карьеру и т.п.; любовь к нему, теплые и доверительные отношения с ним;

вопросы власти и правоты в конфликтах, желание настоять на своем и убедить молодого человека, что он, его друзья, увлечения и т.п. не правы и не хороши; заставить его подчиниться; получить видимость спокойствия и благополучия молодого человека; чувствовать себя правильными, успешными родителями.

Неготовность родителей «отпускать» своего ребенка, менять свои установки, методы воспитания, желание контролировать и опекать, выполнять за ребенка, подростка, молодого человека то, что он может и должен делать сам.

Желание делать жизнь подростка, молодого человека «легкой», безответственной, помогать, когда не просят, прикрывать от негативных последствий поступков подростка/молодого человека и т.п.

– приводит человека на фоне подросткового и юношеского периода психологического развития в зону риска попадания в секту.

Вера, как потребность формирующейся личности.

В подростковом возрасте завершается формирование личности. Человек отвечает себе на трудные вопросы: «Кто я? Зачем я? Чего я хочу в жизни?» Строит собственную картину мира, решает для себя вопросы морали и вопросы веры. Как правило, родители современной молодежи выросли в атеистических семьях.

Их не учили быть внимательными к личностным потребностям, к потребностям души. Воспитание детей и подростков часто фиксируется на внешних вехах: успешность в учебе, успешность в жизни, вежливость и внимание по отношению к другим. Воспитание же души остается за кадром. Родители могут показывать ребенку хорошие произведения искусства, водить в кино, театр, на выставки.

Но при этом забывать говорить ему, что надо быть внимательным не только к внешним проявлениям своего поведения, но и к внутренним, формировать у ребенка потребность самоанализа, учить ребенка тому, что его душевные порывы и устремления важны и значимы. Это происходит одинаково, как в семьях верующих родителей, так и атеистов.

Верующие родители часто пришли в храм в результате некоторого личного откровения, но они не всегда рассказывают об этом своим детям. Они часто фиксируются на внешнем соблюдении обряда: правило одежды, частота посещения храма, исповедь – причастие, не предлагая ребенку заглянуть внутрь.

Мы часто забываем, что в нашей жизни не всегда видно, что мы верующие и почему мы веруем. А подростки наши самые строгие судьи, и к их суду родители часто оказываются не готовы. В ситуации вовлечения молодого человека в секту атеистически настроенные родители в ужасе от «мракобесия» происходящего, а верующие — от «отпадения» от истины.

И опять начинаются, усугубленные возрастом битвы за правоту, в результате которых выигрывает секта, которая сначала кажется молодому человеку воплощением истины и идеала.

А на фоне домашних сражений за «правоту и истину» у него не остается сил и времени увидеть фальшь и лицемерие сектантских лидеров и гуру, ту естественную грязь человеческих отношений, которая есть везде.

Родители также боятся больших фестивалей и встреч, считая, что после них молодой человек будет совсем «зазомбирован», окунувшись в глубины учения секты и увидев большое количество сектантов. Это заблуждение часто связано с иллюзией о том, что в секте могут быть «святые люди» и секта имеет глубокое и четко построенное вероучение и мировоззрение.

Своим противостоянием родители создают условную ценность (квази ценность) поездки, для молодого человека становится «делом чести», в силу возрастных особенностей, вырваться и уехать. Конечно же, сил и свежести восприятия не остается, «я вырвался», «я победил», поэтому можно не обратить внимание на грубый тон, которым говорит гуру; на оскорбление и унижение учителями простых участников; на место в системе поклонения богу, которого проповедует секта (в некоторых сектах сначала кланяются гуру, потом учителям и освященным и только после этого богу); на противоречивость и расплывчатость формулировок учения о мире и о роли человека.

Отсутствие в семье разговоров о вере, как нормальной потребности души, о душе приводит к тому, что часто впервые молодой человек слышит это в секте и, поскольку, это отвечает его внутренним запросам, воспринимает это как откровение и истину, а себя – избранным.

Проблемы подростков, выросших в зависимых семьях.

Зависимые семьи, семьи в которых один из членов семьи употребляет ПАВ, является трудоголиком, и т.п., так же в эту группу могут попасть семьи, в которых есть человек – инвалид или тяжело и долго болеющий человек (т.е. есть человек, которого опекает и обслуживает вся семья, полностью забыв про потребности других членов семьи).

У людей, выросших в подобных семьях, есть определенные психологические проблемы, связанные с тем, что в ситуацию зависимости втягивается вся семья, меняется, деформируется поведение всех членов семьи. Попадая в сектантскую среду, такой молодой человек попадает как бы в родную среду, только лучше (на этапе «бомбардировки любовью»).

Там все, чего ему не хватало в семье, и пусть потом секта повернется истинным лицом, и предъявит счет – это все к чему он привык в родной семье, что твои эмоции не важны, любят только достойных, а ты недостоин и т.п.

Если родители заметят факт попадания в секту, круг замкнется, новый «зависимый» в семье, даст новый стимул, новый смысл болезни всей семьи и пребывания молодого человека станет жизненно важно для всей семьи. Хотя формально, семья начнет активно бороться с сектой и «спасать» свое чадо.

Я достаточно подробно рассмотрела те психологические причины, которые могут привести молодого человека в зону риска. Стоит добавить, что подростковый и юношеский возраст, не единственный, когда мировоззренческие вопросы, вопросы смысла жизни и веры становятся актуальны для человека.

Читайте также:  Направления практической психологии - психология

Сейчас многие слышали про кризис середины жизни, когда ответы на эти вопросы определяют дальнейшую жизнь человека. Помимо этого есть промежуточный кризис 28-32 лет, когда человек пересматривает, инспектирует свои взгляды. В эти периоды человек опять попадает в зону риска и может быть завербован.

Самый трудный жизненный период, когда риск быть завербованным в секту очень высок, а шансов вывести человека мало – это возраст прекращения трудовой деятельности, возраст выхода на пенсию. В этот период человек многое теряет: он теряет широкий круг общения, теряет статус, теряет здоровье и, часто, становится обузой для своих выросших детей.

Секта же готова дать ему многое: иллюзию исцеления, постоянный круг общения по интересам, социальный статус. Смысл жизни, на таком фоне уже и не особо нужен. Выводить людей пенсионного возраста трудно, т.к. в жизни вне секты нет возможности удовлетворить все эти потребности, жизнь вне секты становится скучной, грустной и бессмысленной. На заботу о внуках или близких надо иметь силы, которых у пенсионера может и не быть. Да и замыкание в кругу семьи не расширяет круг общения, интересов и увлечений.

В заключение хочу еще раз напомнить, что это только общие психологические черты, которые могут привести человека к некоторому деструктивному способу жизни, не только к попаданию в секту, но и к формированию других зависимостей, развитию психосоматических заболеваний. А могут не привести к подобным последствиям, человек найдет другие способы преодоления нормативных возрастных кризисов.

Источник: http://ryazeparh.ru/index.php/public/673-psikhologicheskij-portret-potentsialnogo-adepta-sekty

Как отличить тренинг от секты?

Выращенные в основном по западным методикам, ведомые жаждой наживы, гробят они людские судьбы и здоровье. Тащат всех подряд в свои сборища сектантского толка. Но что им до этого, ведь люди для них лишь источник наживы.

Но и это еще не все. Ведь своей деятельностью они бросают тень на тех, кто работает открыто и честно. Кому небезразличны людские судьбы. На тех, кому собственная репутация дороже любых денег.

И поэтому я решил выдать вам сжатую, но работающую информацию о том, как отличить психокульт от полезного и безопасного для вашего здоровья и состояния тренинга. Мне удалось выявить девять главных признаков любой деструктивной организации, будь то секта, тренинг, либо семинар. Цель — предупредить вас об опасности.

1 признак: обожествление тренера и подача тренинга как единственного правильного пути из всех возможных.

Здесь чаще всего наступление идет по всем фронтам. То есть вся обстановка, которая вас окружает при вхождении в тренинг, должна выглядеть гламурненько. Сам тренер одевается в костюм или белоснежные рубашки, широко улыбается, говорит массу приятных, умных и часто непонятных вещей.

Помещение выглядит очень презентабельно, с хорошим ремонтом и дорогой мебелью. Все это призвано оказать на вас первое впечатление и максимально обескуражить. Показное величие призвано подчеркнуть ваше с ним неравенство и значит, подготовить хорошую почву для манипуляции.

2 признак: невозврат денег и различное воздействие на уходящего (запугивания, уговоры и т. д.).

Не секрет, что все профи хорошо знают человеческую психологию и типичные слабости. И в полной мере используют их в своих грязных целях. Невозврат денег бьет по одной из основных человеческих слабостей — жадности. И неудивительно что это часто срабатывает, пускай и не в 100% случаев.

Есть информация от участников подобных «тренингов», что им грозили, что в случае их ухода будет отчислена вся группа. Это работает очень эффективно, потому что бьет сразу по нескольким болевым точкам. Если и это не помогает, то дело зачастую доходит и до уговоров «на совести», и до прямых неприкрытых угроз.

3 признак: требование приводить на тренинги новых студентов.

Главное оружие всех разведчиков и деятелей сетевого маркетинга. Именно благодаря такой постановке дела системы, на них построенные, обладают завидной живучестью.

Пускай кто-то не выдержит — уйдет или сойдет с ума. Система вербовки, имеющая способность с самовоспроизводству, от этого не пострадает.

4 признак: направленность на то, чтобы отрезать вас от общения вне тренинга.

Когда вы будете общаться только в узком круге людей, то все ваше жизненное пространство — душа, мысли и чувства — будет заполнено именно тем, что вас окружает. Более глубинное погружение плюс отсутствие внешней силы, способной видеть происходящее с вами — это как раз то, что им нужно. Шанс соскочить устремляется резко к нулю.

5 признак: подавление личности.

С самых первых минут общения вас будут пытаться ударить по самым больным и чувствительным местам. Вы можете быть удивлены — откуда они могут знать о моих затруднениях, если мы никогда не были знакомы.

Но на самом деле здесь все проще пареной репы. Во-первых, если вы клюнули на название и тему тренинга, то значит у вас с этим не все в порядке. И во-вторых, волнующие большинство людей темы довольно типичны — деньги, секс, отношения с родственниками, внутренние противоречия.

Разве я ошибся?

6 признак: требование буквального выполнения заданий без учета индивидуальных особенностей личности.

Здесь принцип грести всех под одну гребенку возведен в абсолют. И особенную привлекательность ему придает тот жирный плюс, что он позволяет достигать сразу нескольких целей.

Главное здесь перекликается с предыдущим пунктом. А именно: добиться уравниловкой полного подавления любого стремления к свободе. Будь как все, делай как все. Управлять бараньим стадом легко.

Другая цель не так жестока, но все равно очень полезна. Тренеру не нужно ломать голову, как подходить к делу творчески. Действуй себе по одной схеме да и только. Красота!

7 признак: требования рассказывать о себе все, даже при вашем нежелании (инструмент манипуляции).

Личная интимная информация на самом деле дает огромную власть и влияние безнравственному расчетливому манипулятору. Зная в деталях все ваши слабости, страхи и проблемы, подготовленный профессионал обретает практически неограниченную власть и контроль над вами.

8 признак: ничего не объясняют и заставляют все принимать на веру.

Чтобы скрыть свои истинные намерения, тренеры и ведущие могут пользоваться двумя способами — врать и недоговаривать. Если они будут все объяснять, то ложь обязательно выявится, и вы забьете большой болт на тренера и сам тренинг.

Поэтому они и выбирают второй, более эффективный способ, и вбивают в вашу голову догмы и установки, необходимые для достижения намеченных целей.

9 признак: запрещают рассказывать о происходящем на тренинге.

Для вящей надежности и устойчивости созданной системы псевдотренеры решили подстраховаться и максимально избежать любых непредвиденных вмешательств извне. Многочасовые долбежки и беспрерывное зомбирование приводит к тому, что человек уже не в состоянии адекватно оценить происходящее и выставить оценки.

Только помощь со стороны может ему помочь, но с самого начала всех пришедших обязывают не рассказывать о происходящем на тренинге. Якобы для неразглашения секретных техник и методик, практикуемых здесь.

И таким образом ударные методики воздействий на беззащитную голову часто оборачиваются психическими расстройствами и угробленным здоровьем. И даже билетом туда, откуда еще никто не возвращался.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/authors/nellin/posts/27347/

Советы Психолога. Как не надо себя вести с адептом тоталитарной секты — 27.10.14

Советы Психолога. Как не надо себя вести с адептом тоталитарной секты - 27.10.14

Ко мне часто приходят родители и близкие родственники пострадавших от сект (деструктивных культов) с вопросами «что же теперь делать и как себя вести». Иногда проще сказать, что делать не нужно. В итоге сложился маленький сборник советов, как делать не нужно.

Итак, вы обнаружили, что ваш близкий попал в секту (деструктивный культ). Вы давно подозревали, что с ним что-то не так: он стал более замкнутым, порой даже грубым и жестоким, стал где-то пропадать вечерами, разговаривать по телефону в закрытой комнате. У него появились странные пищевые пристрастия.

Ошибка первая: «Он просто не знает ВСЕЙ правды!»

Первое ваше желание раскрыть глаза вашему родственнику на то, как его обманывают и каким бредом он увлекся. Вы думаете, что он услышит вас и бросит странное сообщество.

Давайте размышлять:

  • Вы точно не знаете, как давно ваш близкий посещает данное сообщество;
  • какую информацию о секте ему сообщили;
  • как его готовили к восприятию критического материала о секте (а в сектах это делают);
  • какие источники информации в секте считаются достоверными, а какие ложными;
  • очень неприятно и стыдно признавать свои ошибки и понимать, что люди, которым ты поверил (доверился), тебя обманывают.

Поэтому такой ваш поступок может иметь обратное действие – думали, что человек услышит и бросит секту, а в итоге просто поругались. И родственник от вас отдалился еще больше.

Поэтому, если вы понимаете, что близкий стал адептом секты, не торопитесь вывалить на него всю массу критической информации, которую вам удалось собрать о секте. Он может быть подготовлен сектой к такому повороту событий.

Таким образом, вы лишний раз подтвердите, что в секте ему говорили правду: мир вне секты жесток. Он будет говорить заученные фразы, а вы, изумляясь его глухости к вашим аргументам, не узнавая родного человека, будете терять терпение.

В итоге произойдет неприятная эмоциональная сцена, из который вы не выйдете победителем, поскольку для вас эта сцена будет полна неожиданностей и неприятных открытий, а для вашего близкого, наоборот, она станет вполне предсказуемой: о ней его предупреждали в секте, а он не подозревал и не верил, что такое может произойти. Один – ноль в пользу секты, еще одна ниточка, связывающая с родственниками, отрезана.

Ошибка вторая: «Главное, чтобы дома было все хорошо!»

Переживая, что ваш близкий уйдет из дома и вы потеряете с ним контакт, не будете знать, что с ним происходит, вы решаете поступать так, чтобы он не обиделся. Чтобы ему дома было хорошо, прощаете его выходки и начинаете максимально его ублажать, позволяя ему нарушать ваши границы все больше и больше. Многие родственники готовы начать посещать секту.

Давайте размышлять:

  • секту чаще всего интересует то, что человек может ей дать, в том числе в материальном плане. Поэтому ваш приход на собрание может быть оценен как возможность вас завербовать. Если вы не пойдете дальше, то рискуете, что вас запишут в отступники и запретят вашему близкому общаться с вами;
  • ваш дом для вашего близкого – это «запасной аэродром», его тыл, его материальные возможности, поэтому далеко не все секты будут поощрять полный уход из дома;
  • вы позволяете унижать себя и терять уважение к вашим правилам, взглядам, нормам и требованиям, а соответственно, и к воспитанию;
  • подстраиваясь под недопустимое поведение близкого, вы позволяете ему «сесть вам на шею» (выполняя за него его домашние обязанности или оплачивая его долги и сомнительные увлечения). Вы начинаете работать на секту, содержа дома нахлебника – сектанта, не говоря уже про то, что все переданные ему (или сэкономленные им) средства он будет передавать в секту. Два – ноль в пользу секты.

Не бойтесь четко обозначить свои позиции. Если человек зависит от вас финансово и живет вместе с вами, продумайте и обсудите с ним его обязанности, которые никто кроме него не будет выполнять. Его взнос в общее хозяйство, материальный или физический. Здесь не должно быть поблажек, несмотря на бледный вид и хроническое недосыпание.

Это его выбор: посещать такую организацию, которая столь дорого ему обходится и в физическом, и финансовом плане. Если он не почувствует на себе физически, как тяжело ему дается зависимость от секты, он не сможет понять вашего аргумента о тоталитарном воздействии данной организации.

Никакая секта не будет содержать нахлебника, просто за его стремление к «истине».

Ошибка третья: «Изоляция нам поможет!»

Видеть близкого человека, который разрушает собственную жизнь и будущее, очень тяжело. Поэтому многие родственники начинают искать быстрый способ решить проблему. В таком случае часто прибегают к принудительному варианту: взять и запереть на ключ, никуда не пускать, увести в другой город (страну).

Давайте размышлять:

  • насильно ограничивая свободу человека, вы нарушаете закон, и это одна из форм насилия;
  • человек, попавший в секту, живет в стрессовой ситуации; применяя насильственный вывод из секты, вы наносите ему новую психологическую травму (так как любое насилие травматично для психики человека);
  • вы подтверждаете идею секты о том, что мир вне секты жесток, следовательно, три – ноль в пользу секты;
  • не забывайте и такого варианта развития событий, что на новом месте жительства может оказаться другое отделение его секты или другая секта.
Читайте также:  Закон йеркса-додсона - психология

Ошибка четвертая: «Война с сектой прежде всего!»

Это еще один способ порвать отношения с адептом. Часто столкнувшись с таким видом обмана, как деструктивный культ, многие родственники предпочитают сразу начать юридическую войну с сектой, т.е. начинают писать заявления во все силовые ведомства, рассчитывая на то, что секту немедленно закроют и близкий окажется дома, а не пытаются сначала наладить отношения с адептом.

Давайте размышлять:

  • да, в противостоянии сектам необходимы заявления пострадавших. Но если ваш близкий совершеннолетний, то пострадавший – это он;
  • разбирательство может затянуться и со временем закончиться ничем, а ваш родственник будет по-прежнему в секте;
  • велика вероятность того, что до вашего родственника дойдет информация, что вы пытаетесь воевать с сектой. А это – очередное подтверждение тезиса, что мир вне секты жесток и что родные ничего кроме зла ему не желают. Четыре – ноль в пользу секты;
  • на общение с силовыми структурами вы потратите очень много сил и эмоций. Это даст вам ложную надежду на быстрое решение проблемы и разочарование от проволочек.

Воевать с сектами необходимо, но надо четко понимать, на каком этапе и какими средствами. Если у вас не до конца разорваны отношения с родственником-членом секты, то надо в первую очередь налаживать с ним отношения.

Если вы потеряли связь с адептом, он не живет с вами, не общается, то в этом случае единственный способ попытаться восстановить отношения с адептом – это хорошо напугать секту исками и выступлениями в СМИ.

Другой случай, если ваш близкий вышел из секты, следует поддержать его в юридическом преследовании секты, поделиться своим опытом пребывания в секте через СМИ, чтобы уберечь других граждан от попадания в данную секту.

Я описала самые тяжелые ошибки в поведении близких родственников пострадавшего. Конечно, список неполный, не хватает самых главных ошибок:

  • «Справиться с данной проблемой можно своими силами». Это невозможно, иногда необходима просто информационная помощь.
  • «Это никогда не прекратится». Это ложь: никто не может предсказать будущего. Как говорится, «никогда не говори никогда». Но готовьтесь к тому, что первое время будет очень тяжело.

Следует также сказать, что если вы совершили все вышеперечисленные ошибки, это не означает, что все потеряно, просто вам придется сначала преодолевать последствия данных ошибок, а потом уже двигаться к успеху.

Возникает вопрос, что же можно делать и как себя вести.

Это описать сложнее, потому что каждый случай индивидуален, но главное, если вы не совершили вышеописанных ошибок, пытайтесь сохранять с адептом добрые отношения, интересуясь, насколько он это позволяет, его жизнью, уважая его как личность и избегая покровительственного тона и воспитательных и критических высказываний.

Помните, человек всегда остается тем, каким он вырос, даже если в данный момент он совершает страшные поступки. Поступок – плохой, но сам человек – хороший. Избегаете ссор и бурных выяснений отношений, берегите свои силы и ищите для себя профессиональной поддержки.

Двoркин А.Л., прoфeссoр, дoктoр филoсoфии, кaндидaт бoгoслoвия. Кaк убeрeчь сeбя и свoих близких oт тoтaлитaрных сeкт: Сбoрник / Рoссийскaя aссoциaция цeнтрoв изучeния рeлигий и сeкт. Цeнтр рeлигиoвeдчeских исслeдoвaний свящeннoмучeникa Иринeя Лиoнскoгo. — М.: 2012. 256 с.
14-06-12

Источник: http://iriney.ru/main/prakticheskie-sovetyi/sovetyi-psixologa-kak-ne-nado-sebya-vesti-s-adeptom-totalitarnoj-sektyi.html

Психологическая секта. Харизма и этика. Чья ответственность? | Психологический Центр Ресурс

Психологическая секта. Харизма и этика. Чья ответственность?

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Данная статья написана мною по мотивам письма, присланного мне из Самары и последующей переписки. Огромное спасибо автору за интересный материал.

Вот цитата из письма, текст слегка скорректирован мною, но смысл не искажён: _____________________________ У меня какое-то чувство, что группа, в которую я хожу, это скорее что-то типа психотерапевтической секты.

Недавно сказала психологу, что не хочу ходить на группы. Они по воскресеньям, мне неудобно, кроме того, люди туда ходят по 6 лет ( там 15 человек примерно), они уже живут от группы до группы по их признанию, часто это единственный их круг общения.

Потом, я вижу пока, что многие поссорились со своими матерями («осознали, что они им не нужны»), с друзьями и т.д. И я на грани разрыва отношений с мамой. Далее.

Психолог наш любит (музыкальную) группу N — вся группа тащится от N!!! Он прочел книгу, рекомендовал её — дифирамбы книге!! Песни, его увлечение созданием клипов — группа всё переняла/обучилась. Его словечки — в обиходе группы. Ему верят как отцу родному, в рот смотрят, спорить с ним — нельзя! … многие участники — его друзья.

Многие привели супругов. Многие ему обязаны (кому квартиру помог обменять, кому отсудить чего-то там, многих на работу устроил — в общем, все ему благодарны). Проводит Марафоны, 3000 с человека, посещение навязывает как обязательное (я была один раз, а люди 2 раза в год ходят).

Люди настроены так, что бросать группу нельзя, это значит отказаться от своего развития, просто загнобить себя… Когда я отказалась ходить на группы — он час 40 доводил меня, гневно объяснял, что я себе этим причиняю вред, в итоге потом у меня была истерика, давление поднялось — было очень плохо. Но я не внемлила его доводам, наоборот, меня поразило его упорство…

_____________________________

История меня поразила, но об этом чуть позже. Психолог — явно сильная харизматичная фигура, в каком-то смысле можно ему позавидовать. И я бы не стал называть такую группу сектой, хотя сходства есть. Но и психотерапевтической группой такое явление назвать не поворачивается. С точки зрения профессиональной этики — это кошмар. Скорее это «клуб по интересам» с культом личности ведущего.

Есть простые признаки корректной группы — работа с психологом индивидуально или в группе не должна заменять людям личное общение, личную жизнь. Психологическая работа нужна для того, чтобы человек В СВОЕЙ ЖИЗНИ научился быть счастливым, а не только в группе.

С давних-давних пор в этических правилах психотерапевтов существует правило — проводить психотерапию с близкими людьми — родственниками, любовниками, друзьями, подчинёнными или начальниками — опасно.

Всегда есть риск предвзятого отношения, и чем сильнее эмоциональные взаимосвязи или какая-либо зависимость друг от друга — обязательства, иерархическая лестница — тем выше риск некорректной работы. Это называется «контрперенос». Дружить с клиентами — это всегда риск попасть в контрпереносы — свои личные проекции, реакции, ожидания.

Есть вероятность, что кроме гонорара за психотерапию психолог начнёт пытаться получать что-то ещё, повлиять — для личных взаимоотношений, а не для пользы обратившегося.

Психолог, который ввязывается в близкие отношения с клиентом, вероятно компенсирует недостаток чего-то в своей жизни — недостаток дружбы, признания, уважения, близости и любви.

И тем самым оказывает медвежью услугу клиенту — они образуют свой приятный маленький мир (вдвоём или целой группой), защищающий их от окружающего «плохого» мира, вместо того, чтобы усиливать свою адаптацию к нему.

И невротический конфликт растёт — человек вместо того, чтобы становиться счастливым в своей жизни — становится (может быть) счастливым в терапевтических отношениях. И чтобы чувствовать себя хорошо — вынужден проходить психотерапию вечно.

Психолог, ни в личном консультировании или терапии, ни в групповой работе — не должен заменять клиенту его ресурсы. Психолог не должен развлекать того, кому скучно, успокаивать того, кто взволнован, активизировать пассивного человека, давать любовь тому, кому нужна любовь, давать признание тому, кому нужно признание.

Конечно, полностью этого избежать невозможно — отчасти психолог всё-таки поддерживает, утешает или активизирует, и это опасный момент — поскольку в этот момент психолог заменяет человеку его близких людей — берёт на себя родительскую функцию — защиты, поддержки, оценки и управления.

Психолог нужен не для того, чтобы давать человеку ресурс, когда его собственные иссякли — а для того, чтобы помочь найти собственные ресурсы. Если не ладятся отношения — помочь осознать клиенту, как он разрушает отношения в своей жизни, а не заменять друга. Если «нет сил» — то найти те силы, которые есть, а не «нести его на руках».

Скажите мне, как поступить? — А что мешает Вам принять собственное решение?

Каждый человек, приходя к психологу в той или иной степени хочет переложить на него «свой крест». И первую просьбу очень часто можно сформулировать как «сделайте это вместо меня, я уже не могу». Это всегда ловушка — если психолог неопытный — он может попасться и стать «мамой», «папой», «волшебником», «гуру» и т.д.

Чем больше родительских функций взял на себя психолог — тем вернее он вводит клиента в инфантильное детское состояние — и отдаляет его от цели психотерапии — от становления самостоятельной целостной личностью. Личностью, способной принимать решения, поддерживать себя, находить в своей жизни близость, дружбу и любовь, строить отношения, находить взаимопонимание, защищать себя и т.д.

Важный момент — как долго продолжаются психотерапевтические отношения? Я оказываю поддержку клиентам до тех пор, пока они в этом нуждаются. Когда человек открывает в себе хотя бы небольшой запас ресурсов, он уже нуждается не в поддержке, а в сотрудничестве, совместном анализе жизни, поскольку это гораздо эффективнее, чем самостоятельно. Поэтому человек может приходить на терапию как на тренинг.

В отличие от такой вот секты или группы харизматического ведущего, я помогаю осознавать степень самостоятельности, я внимательно слежу за тем, чтобы не брать не себя родительскую функцию, НЕ ВЫБИРАТЬ ЗА КЛИЕНТА, НЕ РЕШАТЬ, ЧТО ЕМУ НУЖНО, ЧТО ЕМУ ЛУЧШЕ. И если даже даю интерпретации, то подчёркиваю, что это «я так предполагаю, но Вы проверяйте — совпадает ли с Вашим мнением, чувством или нет».

В хорошем терапевтическом процессе заложен и процесс его прекращения. Когда человек осознаёт, что может быть счастливым, сильным, уверенным самостоятельно, он осознаёт, что потребности в терапии больше нет. И если он продолжает искать поддержку — он тормозит себя. А задача специалиста — помочь заметить уровень собственных сил, помочь заметить желание не брать на себя ответственность.

Ответственность ведущего группы, конечно, велика. Но моя статья — скорее для тех, кто ходит в группы, и я хочу обратить внимание в первую очередь на ответственность самих участников — в чём она?

Ответственность — порой тяжёлая ноша, но это и основа взрослости. Все мы в той или иной степени готовы или не готовы нести её, готовы быть взрослыми. Каждый человек имеет свой объём ресурсов, травм. И если ресурсов не слишком много — то велико желание «вернуться в детство» — когда можно не отвечать за свои поступки, получать заботу и любовь не тратя слишком много сил.

Можно сказать, что одна из главных «Игр» человечества — в передачу ответственности. Кто взял ответственность — тот облегчил ношу других. Легко обвинять президента, когда сам ни за что не отвечаешь. Тот, кто у руля — тот одновременно и тиран и избавитель. Тиран — потому что имеет право управлять. Избавитель — потому что взял на себя ношу ответственности.

Все тираны спасают от необходимости делать выбор, принимать решение. Потребность в тех, кто возьмёт на себя ответственность — огромна в обществе. Медицина избавляет человека от необходимости отвечать за своё здоровье. «Сломался» — врач вылечит. Политики избавляют людей от тяжести социального управления, если ты послушен закону.

Религия избавляет от ответственности за грехи, если ты подчиняешься законам церкви.

Потому и пользуются спросом Авторитеты. Авторитет-психолог, подобный тому, кто описан выше — берёт на себя ответственность за рост людей, а люди рады скинуть с себя лишний груз. И они развиваются в группе, но останавливаются в жизненном развитии.

Поэтому, друзья и господа, у меня есть просьба — осознавайте свои отношения с ответственность — за что готовы её брать, а когда это невыносимо трудно. Разумный скепсис и умение иногда сомневаться — полезная вещь.

А так же полезно иногда не верить на слово, как бы ни был велик авторитет, а спрашивать, уточнять, пережёвывать чужие мнения. Тогда есть шанс остаться собою и даже преуспеть в этом.

Как написала автор истории, прочитав мои комментарии:

— «Хорошо, что я не попала конкретно благодаря врожденному скепсису и непризнанию левых авторитетов».

Будьте счастливы прямо сейчас! Вячеслав Ильин.

Источник: http://www.psy-nature.ru/?q=node/150

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию