Вюрцбургская школа — психология

Вюрцбургская школа

Вюрцбургская школа - психология

В начале XX века в различных университетах мира действовали десятки лабораторий экспериментальной психологии. Только в Соединенных Штатах их было свыше сорока. Их тематика была различна: анализ ощущений, психофизика, психометрия, ассоциативный эксперимент. Работа велась с большим рвением, но существенно новые факты и идеи не рождались.

В.Джемс обращал внимание на то, что результаты огромного количества опытов не соответствуют вложенным усилиям. Но вот на этом однообразном фоне сверкнуло несколько публикаций в журнале «Архив об щей психологии», которые, как оказалось впоследствии, повлияли на прогресс науки не в меньшей степени, чем фолианты Вундта и Титченера.

Публикации эти исходили от группы молодых экспериментаторов, стажировавшихся у профессора Освальда Кюльпе (1862-1915) в Вюрцбурге (Бавария). Профессор, уроженец Латвии (входившей в состав России), был мягкий, добро желательный, общительный человек с широкими гуманитарными интересами. После обучения у Вундта он стал его ассистентом.

Известность Кюльпе принес «Очерк психологии» (1883), где излагались идеи, близкие к вундтовским. Но вскоре и он, возглавив лабораторию в Вюрцбурге, выступил против своего учителя. Проведенные в этой лаборатории несколькими молодыми людьми опыты оказались для первого десятилетия XX века самым значительным событием в экспериментальном исследовании человеческой психики.

В наборе экспериментальных схем вюрцбургской лаборатории поначалу как будто ничего примечательного не было. Определялись пороги чувствительности, измерялось время реакции, проводился ставший после Гальтона и Эббингауза широко распространенным ассоциативный эксперимент.

Все началось с небольшого, на первый взгляд, изменения инструкции испытуемому (в роли испытуемых обычно выступали попеременно сами экспериментаторы).

От него требовалось не только, например, сказать, какой из поочередно взвешиваемых предметов тяжелее (в психофизиологических опытах), или отреагировать на одно слово другим (в ассоциативном эксперименте), но и сообщить, какие именно процессы протекали в его сознании перед тем, как он выносил суждение о весе предмета, или перед тем, как он про износил требуемое слово. Почему такого типа задачи прежде не ставились? Потому что иной была направленность исследовательского поиска. В психофизике, скажем, требовалось определить «едва заметное различие» между ощущениями. Отчет испытуемого рассматривался как информация о простейшем элементе сознания. В ассоциативном эксперименте нужно было выяснить, какой образ вызывает слово или сколько раз следует повторять раздражители, чтобы закрепилась связь между ними и т.д. Во всех случаях экспериментатора интересовало только одно – психические образы (хотя бы в виде наиболее элементарных качеств ощущений), т.е. эффекты действий испытуемого, а не сами эти действия (психические акты). Эффекты, в свою очередь, считались отражающими структуру интрапсихической сферы. Не удивительно, что при такой ориентации исследований идеи структурализма об «атомистическом» строении сознания казались прошедшими строгую экспериментальную проверку.

В поисках новых детерминант вюрцбургцы вышли за пределы принятой тогда экспериментальной мо дели (направлявшей работы и в психофизике, и в психометрии, и в ассоциативных экспериментах).

Эта модель ограничивала опыт двумя переменными: раздражителем, воздействующим на испытуемого, и его ответной реакцией.

Теперь была введена еще одна особая переменная: состояние, в котором находится испытуемый перед восприятием раздражителя.

Различные варианты экспериментов показывали, что в подготовительный период, когда испытуемый получает инструкцию, у него установка – направленность на решение задачи.

Перед восприятием раздражителя (например, слово, на которое нужно ответить другим) эта установка регулирует ход процесса, но не осознается.

Что касается функции чувственных образов в этом процессе, то они если и возникают, то сколько-нибудь существенного значения для решения задачи не имеют.

К важным достижениям вюрцбургской школы следует отнести то, что изучение мышления стало приобретать психологические контуры. Прежде считалось, что законы мышления – это законы логики, выполняемые в индивидуальном сознании согласно правилам образования ассоциаций.

Поскольку же ассоциативный принцип является всеобщим, специфически психологическая сторона мышления вообще не различалась. Теперь же становилось очевидным, что эта сторона имеет собственные свойства и закономерности, отличные как от логических, так и от ассоциативных.

Особое строение процесса мышления объяснялось тем, что ассоциации в этом случае подчинялись де терминирующим тенденциям, источником которых служила принятая испытуемым задача.

Вюрцбургская школа вводила в психологическое мышление новые переменные: установку (мотивационную переменную), возникающую при принятии задачи; задачу (цель), от которой исходят детерминирующие тенденции; процесс как смену поисковых операций, иногда приобретающих аффективную напряженность; несенсорные компоненты в составе сознания (умственные, а не чувственные образы).

Эта схема противостояла традиционной, согласно которой детерминантой процесса служит внешний раздражитель, а сам процесс – «плетение» ассоциативных сеток, узелками которых служат чувственные образы (первичные – ощущения, вторичные – представления).

Наиболее существенным моментом у вюрцбургцев, как мы полагаем, явилась разработка категории психического действия как акта, имеющего свою детерминацию (мотив и цель), операционально-аффективную динамику и состав. Они вводили эту категорию «сверху», отправляясь от высших форм интеллектуального поведения.

Но параллельно шел процесс внедрения этой категории «снизу», на уровне исследования элементарного приспособительного поведения живых существ. И здесь дарвиновская революция вела к новой трактовке интеллекта, для которой детерминантой является проблема, а не сам по себе раздражитель (ср.

выдвинутое вюрцбургцами понятие о задаче – цели – и создаваемых целью детерминирующих тенденциях). Эта проблема возникает лишь при наличии у организма потребности (ср. понятие об установке у вюрцбургцев).

Что касается вопроса, возможно ли мышление без образов, то он имел значение не столько в позитивном плане, сколько в плане разрушения той картины сознания, которую предлагал структурализм.

Мы умышленно, говоря о вюрцбургцах, поименно их не упоминали, так как стремились описать школу в целом. Теперь настало время назвать их имена – ведь каждому принадлежал определенный штрих в общей схеме.

Нарцисс Ах (1871-1946) реализовал в эксперименте предположение Кюльпе о том, что испытуемый «преднастроен» на выполнение задачи. Такую «преднастройку» он обозначил термином «детерминирующая тенденция», или «установка сознания».

Последний термин звучал парадоксально, поскольку из опытов следовало, что эта тенденция (или установка) не осознается. Вскоре Ах внес в лексикон школы еще один термин – «сознанность» (BewoBtsein), чтобы обозначить особое (несенсорное) содержание сознания.

Главная работа Аха в вюрцбургский период «О волевой деятельности и мышлении» (1905).

Карл Бюлер (1879-1963) работал в Вюрцбурге в 1907-1909 гг. Он внес в экспериментальную практику школы новую ориентацию, которая дала повод для наиболее острой критики со стороны Вундта.

Методика заключалась в том, что перед испытуемым ставилась сложная проблема и он должен был, не используя хроноскопа, возможно более тщательно описать, что происходит в его сознании в процессе решения.

В исторической литературе высказывается мнение, что «Бюлер, более чем кто-либо другой, сделал очевидным, что в опыте существуют данные, которые не являются сенсорными».

Уже после отъезда Кюльпе из Вюрцбурга (сперва в Бонн, а затем в Мюнхен) процесс мышления изучал Отто Зельц (1881-1944?). Ему принадлежит заслуга экспериментального анализа зависимости этого процесса от структуры решаемой задачи.

Зельц ввел понятие об «антиципаторной схеме», которое обогатило прежние данные о роли установки и задачи.

Главные работы Зельца – «О законе упорядоченного движения мысли» (1913), «К психологии продуктивного мышления и ошибки» (1922), «Закон продуктивной и репродуктивной духовной деятельности» (1924). Зельц погиб в нацистском концентрационном лагере.

Традиции экспериментального изучения мышления, созданные вюрцбургской школой, были развиты другими исследователями, к ней не принадлежавшими.

Список литературы

М.Г.Ярошевский. Вюрцбургская школа

Источник: http://MirZnanii.com/a/205548/vyurtsburgskaya-shkola

Психология мышления. — Вюрцбургская школа психологии о мышлении

Психология мышления. - Вюрцбургская школа психологии о мышлении

Страница 7 из 42

Вюрцбургская школа психологии о мышлении.

Сведению логического к чувственному, проводимому сенсуалистической ассо­циативной психологией, вюрцбургская школа, сделавшая разработку психологии мышления своей основной задачей, противопоставила рационалистический, идеалис­тический отрыв логического от чувственного.

Представители вюрцбургской школы (А.Бине, О.Кюльпе, Н.Ах, К.Марбе и др.

), положившие начало систематическому изучению в психологии мышления, прежде всего, выдвину­ли — в противовес сенсуализму ассоциативной психологии — то положение, что мышление имеет свое специфическое содержание, не сводимое к наглядно-образному содержанию ощущений и восприятия.

Но правильное положение о не сводимости мышления к наглядному чувственному содержанию соединилось у них с ложным отрывом одного от другого: — “чистой” чувственности было противопоставлено “чистое” мышление; — между ними установлена только внешняя противоположность, без единства.

В результате вюрцбургская школа пришла к неправильному пони­манию соотношения мышления и чувственного созерцания.

В противовес субъективизму ассоциативной психологии, для которой мыслитель­ный процесс сводится к простой ассоциации субъективных представлений, вюрцбургс­кая школа, опираясь на понятие интенции (направленность мышления на предмет), выдвинула положение о предметной направленности мысли и подчеркнула роль предмета в мыслительном процессе. Но в силу того, что в соответствии с той идеа­листической философией, из которой исходила вюрцбургская школа, мышление было внешне противопоставлено всему чувственному содержанию действительности, направленность мышления на предмет превратилась в чистый акт, в мистическую активность вне всякого содержания. Правиль­ное положение о внутренней соотнесенностимышления с независимым от него пред­метом превратилось в ложную метафизическую концепцию о чистой бессодержательной активности.

В противовес механицизму ассоциативной теории, сводившей мыслительные процессы к внешнему механическому сцеплению представлений, представители вюрцбургской школы подчеркнули упорядоченный, направленный характер мышления и выявили значение задачи в мыслительном процессе. Вместо того чтобы раскрыть существенные вну­тренние особенности мышления, которые делают его пригодным для решения задач, не разрешимых механическим ассоциативным процессом, задаче приписывают способ­ность к самореализации.

За время своего существования вюрцбургская школа проделала значительную эволюцию. Начав с утверждений о безобразном характере мышления (О.Кюльпе, X.Дж.Уайт, К.Бюлер в ранних своих работах), представители вюрцбургской школы (тот же К.Бюлер в позднейших своих работах, О.

Зельц) затем очень рельефно выявили и даже специально подчеркнули роль наглядных компонентов в процессе мышления. Однако наглядность была при этом насквозь интеллектуализована, наглядные представления были превращены в лишенные самостоятельной чувственной основы пластичные орудия мышления.

Таким образом, принцип интел­лектуализации реализовался в новых формах. Аналогичная эволюция произошла и во взглядах вюрцбургской школы на взаимоотношение мышления и речи. Вначале у О.Кюльпе, например, мышление рассматривалось вовне, будучи уже готовым, независимым от нее.

Затем мышление и образование понятий (Нарцисс Ах,1871-1946) было превращено в результате введения формально понимаемого речевого знака в решение зада­чи.

Эта последняя позиция, превращающая бессмысленный знак в демиурга мыш­ления, была при всей ее видимой противоположности по существу лишь оборотной стороной все той же первоначальной позиции, разрывающей мышление и речь.

Все перечисленные подходы к пониманию мышления точно так же, как и более поздние попытки натуралистического или интуитивистического истолкования мышления сохраняли исходную для созерцательной теории познания уста­новку на отделение и полное противо­поставление мышления объективному предмету мысли.

Источник: http://LibSib.ru/obschaya-psichologiya/psichologiya-mishleniya/viurtsburgskaya-shkola-psichologii-o-mishlenii

Вюрцбургская школа психологии мышления

Вюрцбургская школа психологии мышления

Раздел «психология мышления», отличный от более широко понимаемого учения об умственной деятельности, впервые вы­деляется психологами, относящимися к так называемой Вюрцбургской школе (О. Кюльпе, Н. Ах, К. Марбе и др.

), которые в про­тивоположность ассоциационизму рассматривали мышление как внутреннее действие (акт). Начинаются экспериментальные ис­следования мышления, которые, однако, были очень ограни­ченными, так как заключались исключительно в использовании метода систематического самонаблюдения.

Испытуемые, обыч­но квалифицированные психологи, должны были сообщить о про­цессах собственного мышления при выполнении заданий типа тол­кования сложных текстов и выражений (например, нужно было передать смысл такого выражения: «Мышление так необычайно трудно, что многие предпочитают просто делать заключения»), установления отношений («часть —целое», «род —вид»), выясне­ния соотношений и усмотрения отношений между объектами и

Читайте также:  Поражение - психология

восприятия конкретных членов этого отношения и др. Вместе с тем начался поиск объективных методов исследования, напри­мер: Н.Ахом была создана первая методика образования искусст­венных понятий.

Были сформулированы следующие взгляды о процессах чело­веческого мышления. Мышление — это акт усмотрения отношений. Под отношением понималось «все, что не имеет характера ощу­щений», все разнообразие категориальных синтезов, вся система категорий.

Усмотрение отношений считалось до некоторой сте­пени независимым (с психологической точки зрения) от вос­приятия членов этого отношения. Было констатировано, что про­цесс понимания (т.е. мышления) происходит без существенной поддержки случайно всплывающих чувственных представлений, т. е. безобразен.

«К числу явлений, чувственно несозерцаемых, от­носится не только то, что мы сознаем, мыслим, или то, о чем думаем, с их свойствами и отношениями, но также самая сущ­ность актов суждения».

Считалось, что знание развивается. Это развитие начинается с усмотрения отношений между материальными элементами опы­та. Процесс развития мыслей понимался как процесс усмотре­ния все новых отношений между мыслями, причем усмотрение этих отношений выводилось в значительной мере из «ненагляд­ного знания» прежних мыслей.

Мышление — это работа «Я», подчиненная определенной задаче, из которой исходит детерми­нирующая тенденция. Рассматривая мышление как процесс ре­шения задачи, исследователи сделали шаг к разделению собствен­но мышления и умственной деятельности (как деятельности в уме).

Под задачей имелось в виду превращение даваемых испыту­емым инструкций в самоинструкции, функционирование кото­рых определяет его избирательный характер (усиление одних и торможение других ассоциаций). Задача продолжает действовать и тогда, когда она перестает осознаваться испытуемым.

В задаче выделялись два компонента: детерминирующая тенденция и пред­ставление цели. Под влиянием инструкции при появлении упомя­нутого в ней раздражителя у испытуемого образуется представле­ние цели.

От этого представления исходят некоторые специфи­ческие влияния, названные детерминирующими тенденциями, они направляются на представление того раздражителя, который дол­жен появиться, — соотносящееся представление. Образуется связь между представлениями цели и образом ожидаемого раздражи­теля, создающая намерение.

Наиболее важной формой проявле­ния действия детерминирующих тенденций является детермини­рованная абстракция (отвлечение под влиянием задачи от одних сторон раздражителя и восприятие, запоминание, осознавание других). Именно детерминирующие тенденции и придают мыш­лению целенаправленный характер, упорядочивая ход мысли.

Представители Вюрцбургской школы использовали также поня­тие установки для обозначения состояний, воз­никающих у испытуемого, принявшего задачу. Под установкой понимались неопределенные, трудно анализируемые состояния сознания, регулирующие в соответствии с задачей отбор и дина­мику содержания мышления.

Позиция Вюрцбургской школы в целом крайне противоречи­ва. С одной стороны, выдвигается важнейший принцип деятель­ности (противопоставляемый ассоциациям), но эта деятельность трактуется в традиционно идеалистическом плане как особый вид деятельности души.

Намечаются компоненты анализа дея­тельности — задача, ее детерминирующее влияние, активность, направленность на объект. По существу, ставится важнейшая про­блема регуляции умственных процессов, но интерпретируется она как влияние далее не расшифровываемого Я.

Правильно крити­куется сведение мышления к чувственным образам, но не рас­крывается, что собой представляет «не наглядное» содержание сознания. Связывая мышление с отражением отношений, пред­ставители анализируемого направления интерпретировали его как первичное усмотрение отношений, как приложение априорно, первично данных категорий.

Ставя вопрос о развитии мышления, само это развитие сводили к переходу от мысли к мысли в полном отрыве от практической деятельности. Основным методом изуче­ния мышления признавалось самонаблюдение.

В гносеологическом плане позиция характеризовалась последовательным идеализмом: «Мы же не только скажем: мыслю, значит, существую, но также: мир существует, как мы его устанавливаем и определяем». Выделив мышление в самостоятельную деятельность, Вюрцбургская школа не только противопоставила, но и оторвала ее от практической деятельности, языка и чувственных образов.

Вместе с тем был в значительной мере предопределен круг тех вопросов, которые впоследствии стали основными в контексте психологии мышления: соотношение внешней и внутренней деятельности, мышления и языка, мышления и чувственных образов, детерми­нация мышления и его избирательность, задача и средства ее ре­шения. Изучение мышления как процесса решения задач стало, по существу, общепринятым в современной психологии.

Источник: https://cyberpedia.su/12x5f95.html

Вюрцбургская школа | Мир Психологии

Вюрцбургская школа (англ. Würzburg school) — возникшее в нач. XX в. антисенсуалистическое направление в нем. психологии; возглавил его О. Кюльпе. Представителями его были также А. Майер, И. Орт, К.

Марбе, К. Бюлер, Г. Уатт, Н. Ах, А. Мессер. К взглядам Вюрцбургская школа примыкает теория мышления О. Зельца. Философские основы Вюрцбургская школы эволюционировали от позитивизма и критического реализма к феноменологии Э.

Гуссерля.

Впервые подвергнув экспериментальному исследованию мышление, Вюрцбургская школа ввела в психологию методику предъявления задач и преобразовала интроспекцию в «метод систематического экспериментального самонаблюдения» (Ах).

В противоположность сенсуалистской ассоциативной теории В. ш. выдвинула положение о том, что ощущения и наглядные представления выполняют в мышлении лишь вспомогательную, побочную роль. Выдвинув теорию без-образной, или ненаглядной, мысли (см.

Мышление без-образное), Вюрцбургская школа выделила в содержании мышления особые состояния сознания, знания ненаблюдаемого типа (сознание правил, сознание отношений, мысли-интенции) особые акты сознания. Мышление в В. ш.

получило толкование как активный процесс, управляемый особой психологической установкой (Уатт), детерминирующей тенденцией (Ах), направляющими течение мыслей в решении задач. Зельц дал описание процесса решения творческих задач, центральным звеном которого выступила «антиципирующая схема».

Она направляет и контролирует ход мыслительного процесса до тех пор, пока не будет заполнена содержащаяся в ней «брешь», которая соответствует искомому задачи (см. Антиципация).

Факты, полученные В. ш., существенно обогатили знания о мышлении и изменили представления о сознании, сложившиеся в ассоциативной психологии. Однако сделанные В. ш.

выводы о природе мышления как особой духовной активности, не связанной с речью, чувственной основой и практикой, вызвали критику (В. Вундт, Э. Титченер, Г.Э. Мюллер).

В отечественной науке глубокую интерпретацию исследований В. ш. дал П.Я. Гальперин. (А.Н. Ждан)

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Вюрцбургская школа — группа исследователей во главе с немецким психологом О. Кюльпе, изучавших в начале ХХв.

в Вюрцбургском университете (Бавария) высшие психические процессы (мышление, волю) посредством лабораторного эксперимента в сочетании с видоизмененным методом интроспекции («экспериментальное самонаблюдение», при к-ром испытуемый тщательно наблюдал за динамикой переживаемых им состояний на каждой из стадий выполнения инструкции).

К Вюрцбургская школа принадлежали немецкие психологи К. Марбе, Н. Ах, К. Бюлер, английский психолог Г. Уатт, бельгийский психолог А. Мишотт и др. В. ш.

ввела в экспериментальную психологию в качестве нового объекта анализа выполнение заданий интеллектуального характера (изучение логических суждений, ответов на вопросы, требующие умственных усилий, и т.п.).

Было выявлено, что мышление представляет собой психический процесс, закономерности к-рого не сводятся ни к законам логики, ни к законам образования ассоциаций. Своеобразие мышления объяснялось тем, что ассоциации отбираются в соответствии с тенденциями, создаваемыми принятой испытуемым задачей.

Организующая роль признавалась за предваряющей поиск решения установкой, к-рую одни представители В. ш. считали «установкой сознания», другие — неосознаваемым актом (поскольку она скрыта от интроспекции). В противовес общепринятым в то время воззрениям В. ш.

пришла к выводу, что в сознании содержатся несенсорные компоненты (умственные действия и независимые от чувственных образов значения, смыслы). Поэтому специфику концепции В. ш. обычно усматривают в том, что она ввела в психологию понятие о безґобразном мышлении. Процесс мышления трактовался ею как смена операций, иногда приобретающих аффективную (см. Аффект) напряженность (чувство неуверенности, сомнения и др.).

Работы психологов В. ш. поставили ряд важных проблем, касающихся качественных различий между мышлением и другими познавательными процессами, вскрыли ограниченность ассоциативной концепции, ее неспособность объяснить избирательность и направленность актов сознания.

При этом, однако, мышление без образов («чистое» мышление) неправомерно противопоставлялось другим его формам, а зависимость мышления от речевой и практической деятельности игнорировалась. Важные позитивные результаты при исследовании проблем, поставленных В. ш.

, были получены гештальтпсихологией, Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном и их учениками. Данные, полученные В. ш., вызвали критику со стороны представителей других школ экспериментальной психологии, также пользовавшихся методом интроспекции (В. Вундта, Э.Б. Титченера, Г.Э.

Мюллера), что привело к кризису интроспективного направления в целом.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

нет значения и толкования слова

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Вюрцбургская школа — группа исследователей из Вюрцбургского университета во главе с Освальдом Кюльпе, работавших в начале столетия.

Хотя они были интроспекционистами, они расширили свои исследования за пределы Титчнеровской формы структурализма (1) и основное внимание уделяли так называемым «высшим психическим функциям»: мышлению, решению задач, когнитивным установкам и т.п. См. мышление без образов (особенно 2) и связанные с ним термины.

предметная область термина

Безобразное мышление: Вюрцбургская школа (imagless thought: the Wurzburg school) — Вундт изначально высказывал в качестве постулата предположение о том, что сознание составлено всего из 3 элементов: ощущений, образов и чувств. Ученик Вундта, Титченер, придавал первостепенное значение образам как «носителям мысли».

Психологи Вюрцбургской школы А. Майер, И. Орт, Г. Дж. Уотт и Н. Ах, под руководством Освальда Кюльпе, подвергли сомнению постулаты системы Вундта, утверждая, что в своих исслед.

методом «экспериментальной систематической интроспекции» они не получили никаких доказательств важности умственных образов или хотя бы их присутствия при решении некоторых задач (Aufgaben), которые предположительно требуют мышления или суждения (на основе усмотрения).

Так, Майер и Орт нашли, что правильное суждение о различии или равенстве весов может быть вынесено и при отсутствии в сознании умственных образов. Они пришли к выводу о необходимости дополнить содержание сознания компонентом в виде «установок сознания» (Bewusstseinslagen), функция которых состояла в детерминации суждений.

Вунд и Титченер отвергли эту критику как не относящуюся к делу, поскольку считали, что представители Вюрцбургской школы скорее изучали не процесс мышления, а эффекты предшествующего опыта, в которых вообще не было никакого мышления.

В настоящее время Вюрцбургская школа, хотя и упоминается преимущественно в контексте истории психологии, представлена многочисленными когнитивными психологами, возобновившими эксперименты с временем реакции как мощное средство анализа факторов, определяющих суждения о сходстве и различии в ситуациях, когда испытуемые должны максимально быстро реагировать на 2 стимула или на ряд стимулов, предъявляемых последовательно и быстро сменяющих друг друга.

Эти эксперименты привели ко многим новым прозрениям в том, что касается объема и границ чел. возможностей воспринимать и сохранять информ. Б.Р. Бугельски

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Источник: http://www.persev.ru/vyurcburgskaya-shkola

Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах

Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах

Вюрцбургская школа-это направление интроспективной психологии, представители которого в начале XX в. впервые в истории психологии попытались экспериментально исследовать особенности мышления.

В группу психологов, образовавших Вюрцбургскую группу, входили, кроме руководителя Освальда Кюльпе, А. Майер, И. Орт, К. Марбе, X. Ватт, Н. Ах, А. Мессер, К. Бюлер, К. Тейлор и другие.

Читайте также:  Женские капризы - психология

Вюрцбургская школа возникла в следующей теоретико-философской ситуации. К началу XX в. в психологии господствовала физиологическая школа Вундта, которой были свойственны многие внутренние противоречия между ее философско-теоретическими позициями и результатами экспериментального метода, заимствованного из физиологии, а также между последним и интроспекцией.

Физиологическая психология была разновидностью психологии сознания. Основной своей задачей представители этого направления считали изучение сознания, его составных «элементов» и связей между ними. Эту задачу психологи решали, используя методики, заимствованные из физиологии.

Применяя различные раздражители, экспериментаторы заставляли испытуемых реагировать на них либо двигательными, либо словесными реакциями. Подопытные лица должны были сообщать, воспринимают ли они действующие раздражители, какое раздражение действует сильнее, чем другое, и т. д.

Испытуемые должны были также сообщать, какие чувства они испытывают при подаче тех или иных раздражителей, и анализировать эти чувства.

Экспериментальные данные содержали совершенно разнородные сведения, состоявшие частично из интроспективных отчетов, а частью из отчетов испытуемых о том, что именно они воспринимают в окружающем мире, и, наконец, из показателей о зависимости двигательных реакций от тех или иных изменений раздражителей.

Представители физиологической психологии оба вида словесного отчета объявляли интроспекцией, а данные последнего рода считали лишь вспомогательным материалом.

Полученные в экспериментах этого периода результаты, доказывающие причинную зависимость ощущений от действующих извне раздражителей, объективно были направлены против идеалистического понимания сознания как круга психических явлений, доступных лишь интроспекции.

Однако в этот период соединение некоторых причин философского порядка помешало краху интроспективного понимания и изучения сознания.

К началу XX в. среди психологов широкое распространение получил позитивизм Маха. Как известно, с точки зрения Маха, все тела являются лишь комплексами ощущений. В таком случае любой словесный отчет в психологическом эксперименте мог быть лишь описанием мира психических явлений и не имел права рассматриваться как описание человеком физических предметов.

Тем самым махизм стирал различие между собственно интроспекцией и описанием объективных условий деятельности71. Истолкованное с идеалистических позиций психологии сознания, это положение означало сведение к интроспекции всех форм вербальных отчетов.

В результате этих обстоятельств психологи пришли к выводу, что при изучении ощущений и восприятия метод инстроспекции является действенным.

71 Положение махизма о тождестве психического и физического могло быть истолковано и в духе механистического материализма — в смысле реальности лишь физического и исчезновения психики, что и было сделано бихевиористами.

В этих сложных условиях, когда уже начали действовать, но еще полностью не проявились внутренние противоречия физиологической психологии, и начала формироваться Вюрцбургская школа, Кюльпе — ученик Вундта и Г. Е.

Мюллера — по своим философским убеждениям близко стоял к доктрине Авенариуса, принципиально ничем не отличающейся от позитивизма Маха: Мах утверждал, что психология имеет дело с «элементами» — ощущениями, рассматриваемыми в отношении к субъекту.

Согласно же Авенариусу, предметом психологии является «опыт», определяемый функционированием нервной системы, в то время как физика изучает этот же «опыт», отвлекаясь от работы нервной системы. Доктрина Авенариуса была принята Кюльпе в его труде «Основы психологии»72, непосредственно предшествовавшем образованию Вюрцбургской школы.

72 О. Kulpe. Grundriss der Psychologie. Berlin, 1893.

К философским взглядам Кюльпе примыкали (хотя и не совпадали полностью) позиции и других будущих участников Вюрцбургской школы. Так, Карл Марбе находился под сильным влиянием Евгения Дюринга, которого считал «величайшим философом современности».

Оттолкнувшись от этих философских позиций физиологической психологии, вюрцбуржцы попытались применить метод интроспекции к изучению мышления.

В опытах Вюрцбургской школы интроспективный метод достиг своего апогея.

В то же время благодаря специфике применявшегося экспериментального материала и построению некоторых, особенно более поздних, экспериментов, интроспекция оказалась четко отделенной от других форм словесных реакций: испытуемые должны были сообщить не о качестве воздействующих раздражителей, а о довольно сложной мыслительной деятельности, вызываемой раздражителями и опосредствующей конечный ответ («да», «нет»).

Отчет испытуемых об этой умственной деятельности рассматривался вюрцбуржцами как достоверное и адекватное описание действительного хода мышления. Пытаясь создать теорию интроспективного эксперимента, Ах настаивает на ретроспективном характере самонаблюдения.

Он подчеркивает, что интроспекция не просто искажает наблюдаемый психический процесс, но меняет его содержание. Возможность же давать ретроспективный отчет о своих переживаниях в ходе мышления Ах обосновывает ссылкой на опыты Г. Мюллера и Пильцекера, указавших на персеверацию, т. е.

навязчивое возобновление явлений переживания.

Специальное внимание Ах уделял вопросу об отличии применявшейся в опытах вюрцбуржцев интроспекции от самонаблюдения в эмпирической психологии.

Основное отличие, по мнению Аха, заключается в том, что в опытах Вюрцбургской школы интроспекция применялась в строго контролируемых стандартных условиях: каждому испытуемому давались одни и те же раздражители и тождественные инструкции. Ах подчеркивает зависимость.

переживаний испытуемых и, следовательно, их интроспекции от вариаций внешних условий.

Систематическое экспериментальное самонаблюдение, пишет Ах, не имеет никакой ценности, если не удается благодаря изменению внешних условий эксперимента и инструкции вызвать соответствующее изменение внутренних переживаний и, таким образом, благодаря вариации внешних обстоятельств, осуществить контроль за данными самонаблюдениями.

Это положение означает некоторую тенденцию к выходу за пределы психологии сознания, некоторое признание зависимости мышления от окружающих условий. Но для вюрцбуржцев внешние условия выступают более как поводы или способы побуждения мыслительной деятельности, чем причина и детерминирующие факторы. «Как уже было замечено, — пишет Ах, — метод систематического экспериментального самонаблюдения направлен на то, чтобы в непосредственно следующий за опытом период подвергать полному описанию и анализу переживания испытуемого, вызванные внешним вспомогательным средством»73.

73 N. Ach. Uber die Willenstatigkeit und das Denken. Gottingen, 1905, S. 8.

Провозглашение вюрцбуржцами интроспекции в качестве главного метода исследования мышления связано с неверным пониманием соотношения сущности и явления применительно к мышлению. Как и вся интроспективная психология, вюрцбуржцы неправильно отождествляли сущность мыслительной деятельности с одной из форм проявления этой сущности в самонаблюдении человека.

Грань между экспериментатором и испытуемым по существу стиралась: каждый испытуемый являлся одновременно экспериментатором, наблюдающим сущность своего собственного мышления. Почти ко всему циклу проведенных вюрцбуржцами экспериментов относятся слова Бюлера, высказанные им по поводу работы Мессера.

В ходе проведения опытов, пишет Бюлер, Мессер чувствовал себя в некоторой степени лишь редактором того, что высказывали его испытуемые Кюльпе и Дюрр74. С точки зрения объективного подхода к психике ретроспективный отчет о том, какие мысли вызвал у человека раздражитель, вполне допустим.

Но этот отчет представляет собой сырой материал, который может служить подсобным средством для восстановления хода психических процессов. Поэтому полученные вюрцбуржцами факты представляют определенный интерес.

Однако при отсутствии хотя бы предварительной теории мышления отчеты самонаблюдения могут принести лишь крайне разрозненные, отрывочные и случайные данные об осознавании человеком объектов своего мышления, как это и произошло в Вюрцбургской школе.

74 K. Buhler. Tatsachen und Probleme zu einer Psychologie der Denkvorgange. —  Archiv fur die gesamte Psychologie , 1907, Bd. 9.

Выявление того, что человек не осознает механизмов своего мышления, заставило представителей Вюрцбургской школы признать, хотя и в скрытой форме, неадекватность интроспективного метода задачам исследования мышления. Так, Ах провел специальную серию экспериментов с загипнотизированными.

Инструкция, даваемая им испытуемым, содержала определенные задания, а также приказ забыть все, что говорилось во время сеанса. Оказалось, что хотя люди и не помнили инструкции, а следовательно, и задания, они решали задачи в соответствии с ним.

В результате таких фактов Ах, Бюлер и Кюльпе пытались использовать данные ретроспективного самонаблюдения лишь как материал для анализа и обработки, а не как зеркало, в котором точно отражается вся мыслительная деятельность. Именно в этот период Бюлер подверг критике «метод редактирования» отчетов испытуемых.

Экспериментаторы пытались также опираться в своих выводах не только на словесные описания переживаний испытуемых, но на соотношения «раздражений» и реакций подопытных лиц. Однако этот метод опосредствованного исследования был настолько чужд всей интроспективной психологии, что использовался он крайне неумело.

По мере развития экспериментальных исследований, философские позиции Вюрцбургской школы изменились: махизм уступил место феноменологии Брентано и Гуссерля.

Опыты показали, что у человека существуют такие формы познания, которые находятся в ином отношении к объектам, нежели ощущения и восприятия, что у человека может быть знание сущности предметов, не облеченное в чувственно-наглядную форму. Эти факты пришли в противоречие с позитивизмом Маха, сводившим все переживания человека к ощущениям и их совокупностям.

В опытах обнаружилось также, что у людей существуют своеобразные переживания действий, совершаемых в уме. Требовалось новое философское осмысливание полученных результатов. Такое осмысливание вюрцбуржцы нашли в философии Э. Гуссерля.

Гуссерлианская феноменология была удобна тем, что допускала новое истолкование фактов, не выходившее, однако, за пределы психологии сознания, и в то же время эта новая философия не была чем-то принципиально отличным от позитивизма Маха.

Это открыто признавал и Гуссерль.

Если позитивизм, писал он, утверждает, что все науки должны основываться на абсолютно свободном от всяких предубеждений, конструкций, теорий непосредственно данном, «позитивном, тогда мы являемся истинными позитивистами»75.

75 E. Husserl. Ideen zu einer reiner Phanomenologie und phanomenologische Philosophie, vol. 1, § 20. Haag, 1950, S. 46.

Гуссерль считал собственную систему взглядов близкой как позитивизму Юма, так и позитивизму Маха. Хотя он и подвергал критике махистский «принцип экономии мышления», но тем не менее неоднократно указывал, что именно Мах своим «анализом ощущений» подготовил путь феноменологическому методу.

Различие же между «новым позитивизмом» и точкой зрения Гуссерля заключалось в следующем. Согласно Маху, «непосредственно данным» являются лишь ощущения, т. е. чувственные элементы сознания.

Гуссерль же утверждает, что «феноменами» сознания являются и сущности вещей, что путем феноменологического анализа сферы чистого опыта только и возможно постичь суть предметов. В этом положении вюрцбуржцы нашли выход для своих поисков определяющей характеристики мышления.

Вначале оно было охарактеризовано в Вюрцбургской лаборатории как совокупность особых состояний сознания, лишенных чувственно-наглядного содержания. Затем появилось определение мышления как «знания».

И лишь в последней обобщающей работе Кюльпе, написанной под явным влиянием Гуссерля, было выдвинуто положение о том, что мышление по-иному относится к объектам, нежели ощущения и восприятия, что мышление есть познание сущности предметов, а не только их внешних качеств.

Следует, однако, подчеркнуть, что Это последнее направление было порождением интроспективной психологии сознания, основанной на позитивизме Маха.

Результаты экспериментов, однако, пришли в противоречие с этими исходными теоретико-философскими основами.

Вследствие этого и возникли попытки некоторых из представителей Вюрцбургской школы сопоставить итоги своих исследований с иной философской системой, противопоставляющей себя «атомистическому» и статическому сенсуализму интроспективной психологии.

Источник: http://bookap.info/genpsy/mihkap/gl5.shtm

Освальд Кюльпе (1862-1915) и вюрцбургская школа психологии

Поначалу Освальд Кюльпе был последователем Вундта. Но позже он встал во главе группы студентов, выступавших против ограничений, выдвинутых В^.1дтом. И хотя это движение протеста не было революционным, его можно назвать декларацией свободы. Вся научная деятельность Кюльпе была посвящена исследованию тех вопросов, которые отклоняла психология Вундта.

В 19 лет Кюльпе поступил в Лейпцигский университет. Он собирался изучать историю, но под влиянием идей Вундта обратился к философии и экспериментальной психологии, которая в 1881 году еще только вставала на ноги.

Читайте также:  Вожак - психология

Однако Кюльпе не потерял своего интереса к истории и, проучившись два семестра у Вундта, решил отправиться в Берлин. Прошло еще несколько лет в метаниях между психологией и историей, прежде чем Кюльпе вернулся к Вундту в 1886 году.

Он оставался в Лейпциге еще восемь лет.

Получив научную степень, Кюльпе начал работу в университете в качестве помощника профессора и ассистента Вундта и продолжал исследования в лаборатории. Свою первую книгу «Очерки по психологии», вышедшую в 1893 году, он посвятил Вундту. Здесь Кюльпе определяет психологию как науку, изучающую данные опыта, которые зависят от переживания индивида.

В 1894 году Кюльпе становится профессором университета города Вюрцбург, а двумя годами позже создает лабораторию, которая вскоре смогла составить конкуренцию лаборатории Вундта. Среди студентов Вюрцбургского университета были и американцы; один из них, Джеймс Роуленд Энджелл, впоследствии стал ключевой фигурой в развитии направления, названного функционализмом.

Расхождения во взглядах Кюльпе и Вундта

В «Очерках по психологии» Кюльпе не рассматривал сложные психические функции; в то время он разделял взгляды Вундта. Но уже через несколько лет он утвердился в мысли, что мыслительные процессы можно исследовать с помощью эксперимента.

Эббингауз для изучения одного из высших психических процессов, памяти, использует экспериментальный метод.

Если память можно исследовать в лабораторных условиях, то почему нельзя проводить эксперименты с мышлением? Задавшись этим вопросов, Кюльпе занял позицию, прямо противоположную точке зрения своего бывшего наставника — так как Вундт утверждал, что экспериментальный метод не применим к сложным психическим процессам.

Другое отличие вюрцбургской психологии от изысканий, проводившихся в лаборатории Вундта, касалось явления интроспекции. Кюльпе предложил метод, который он назвал систематической экспериментальной интроспекцией*.

Он заключался в том, что перед испытуемым ставилась некая сложная задача (допустим, установить логические связи между понятиями), после выполнения которой от него требовалось ретроспективное описание пережитого (проделанного).

Иными словами, испытуемые должны были рассказать о том, как проходил у них процесс — например, формирования суждения. В лаборатории Вундта такое ретроспективное, или постфактум, наблюдение не практиковалось.

Вундт верил в изучение сознательного опыта, синхронного с ним, а не по памяти о нем, когда опыт уже пережит. Интроспекцию Кюльпе Вундт называл .

Интроспективный метод Кюльпе был систематическим, потому что описание всего пережитого опыта разделялось на определенные промежутки времени.

Аналогичные задачи выполнялись множество раз, с тем, чтобы можно было скорректировать, проверить и утвердить результаты наблюдений.

Во время наблюдений испытуемым задавали дополнительные вопросы, что давало возможность направить их внимание к интересовавшим наблюдателя аспектам процесса мышления.

Между интроспективными методами Кюльпе и Вундта были и другие различия. Вундт не был сторонником того, чтобы испытуемые в деталях описывали свои переживания. Его исследования в большинстве своем опирались на объективные, количественные критерии — такие, как временные моменты появления реакции или суждения о весе грузов в психофизических экспериментах.

В систематической экспериментальной интроспекции Кюльпе, напротив, упор делался на субъективные, качественные и подробные описания испытуемых о характере их мыслительных процессов. В его лаборатории от испытуемых требовали не просто произвести простое суждение о силе раздражителя.

Их просили описывать сложные психические процессы, которые происходили во время выполнения ими поставленных задач. Целью Кюльпе было изучение того, что происходит в голове субъекта во время того или иного переживания.

Кюльпе хотел расширить вундтовскую концепцию предмета психологии, включить в него сложные психические функции и усовершенствовать методологию интроспекции.

Каковы же были результаты деятельности Кюльпе по расширению и совершенствованию предмета и метода психологии? В системе Вундта подчеркивалось, что сознательный опыт можно разложить на составляющие части, ощущения и образы.

Результаты же интроспекции мыслительных процессов, полученные психологами вюрцбургской школы Кюльпе, подтверждали иную точку зрения, что мысль возможна без всякого сенсорного или образного содержания.

На основе этих выводов сложилась теория безобразной*, или ненаглядной, мысли: ощущения и образы выполняют в мышлении лишь вспомогательную, побочную роль. Таким образом, исследования Кюльпе установили наличие несенсорной формы сознания.

Научные исследования в вюрцбургской лаборатории

Научные исследования в вюрцбургской лаборатории развивались. Важный вклад в изучение сравнительных измерений веса внес Карл Марбе. Марбе установил, что, хотя ощущения и представления присутствуют во время выполнения экспериментальной задачи, они, по-видимому, никак не влияют на процесс принятия решения.

Испытуемым нс удавалось отметить, как у них в голове складывается представление о том, какой вес более легкий, а какой более тяжелый.

Это противоречило устоявшейся точке зрения, что суждение выносится тогда, когда испытуемые, удерживая в памяти мыслительный образ первого веса, сравнивали его с сенсорным впечатлением от второго.

Исследования Генри Уатта показали, что при проведении вербально-ассоциативных экспериментов (проверка реакции испытуемого на слово-раздражитель) почти невозможно получить фактические данные о том, как в сознании испытуемых складываются представления.

Это лишь подтвердило гипотезу Кюльпе, что сознательный опыт нс сводится только к ощущениям и образам. Испытуемые в экспериментах Уатта были в состоянии правильно отвечать и не выстраивая в своем уме логическую структуру ответа.

Уатт пришел к выводу, что работа сознания совершалась еще до окончания эксперимента, а именно в момент, когда происходило усвоение правил его выполнения.

Испытуемые, очевидно, давали подсознанию некие установки или, другими словами, направляли его, чтобы дать наиболее приемлемый, на их взгляд, ответ. Как только правила выполнения задачи были усвоены и определено основное направление, действительная задача стала выполняться без каких-либо усилий со стороны сознания.

Эти исследования подтвердили, что скрытая сторона сознания способна каким-то образом контролировать его деятельность. То, что опыт зависит не только от элементов сознания, но и от определяющих тенденций в работе подсознания, доказывало, что подсознание оказывает существенное влияние на поведение человека.

Эта идея стала основополагающей в теории психоанализа Зигмунда Фрейда.

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/40604.html

1.2 Вюрцбургская школа

Вюрцбургская школа в психологии знаменита прежде всего тем, что именно в ней впервые было начато экспериментальное изучение мышления. Она была основана немецким ученым О.Кюльпе (1862-1915).

Кюльпе, так же как и Титченер, был учеником Вундта; под его руководством он обучался в Лейпцигском университете, а позднее писал докторскую диссертацию, которую защитил в 1887 г. Вундту же он посвятил свою первую книгу «Очерк психологии, основанной на эксперименте» (1893).

После окончания университета он работал у Вундта ассистентом, затем экстраординарным профессором. В 1894 г., получив приглашение от университета Вюрцбурга, он переехал в этот город и в 1896 г. создал там психологическую лабораторию.

В первые годы своей деятельности он частично повторял эксперименты, проводимые в Лейпцигской лаборатории, частично совершенствовал интроспективный метод.

Изменение инструкции, которая дается испытуемому перед началом эксперимента, привело к тому, что главное внимание в работах Кюльпе и его сотрудников было сконцентрировано уже не на результатах деятельности (скорости ответа, его точности и т.д.), а на ее процессе.

Поставив перед испытуемым задачу и наблюдая за ее решением, Кюльпе фактически начал экспериментальное изучение процесса мышления.

Тем самым было опровергнуто мнение Вундта о том, что экспериментальному изучению доступны только элементарные (сенсорные) процессы и что сознание представляет собой сенсорную мозаику, т. е. комплексы взаимосвязанных сенсорных элементов — ощущений и представлений.

Эксперименты Вюрцбургской школы показали, что испытуемый при выполнении заданий совершает умственные операции, которые он обычно не осознает.

Из этого следовало, во-первых, что наряду с сенсорным «материалом» в «ткань» психологической жизни человека включены элементы, несводимые к ощущениям, во-вторых, что эти элементы сопряжены с действиями субъекта, его умственной деятельностью и, наконец, в-третьих, что неосознанность этих актов в момент их совершения требует внести коррективы в метод интроспекции. Марцинковская Т.Д. История психологии: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — 4-е изд., стереотип. — М.: Издательский центр — Академия, 2004, С. 199.

Работа Кюльпе над модификацией метода интроспекции привела к его преобразованию в метод «систематической экспериментальной интроспекции».

Решая интеллектуальную задачу (например, устанавливая логическую связь между понятиями), испытуемый должен был дать ретроспективный отчет о состояниях сознания, пережитых им в процессе решения.

Этот самоотчет назывался систематическим, поскольку весь процесс точно разделялся на временные отрезки и повторялся множество раз с целью коррекции описания.

Было установлено, что мысль, с психологической точки зрения, можно охарактеризовать не только негативно (как качественно отличную от сенсорных данных), но и позитивно, как оперирующую значениями. Тем самым решительно изменилось прежнее представление о содержании сознания, в состав которого вводились новые феномены — умственные образы.

Эти выводы направили Кюльпе на разработку собственной программы лабораторных исследований сознания, которую успешно реализовали его ученики. Кюльпе делился своими замыслами и гипотезами с молодыми психологами, был испытуемым в их экспериментальных занятиях.

Его мягкий характер и доброжелательная критика способствовали созданию в небольшом коллективе творческой атмосферы, благодаря которой этот коллектив оказался гораздо более эффективным генератором новых идей, чем десятки других лабораторий в различных странах.

В опытах Марбе (1901) от испытуемых требовалось при взвешивании предметов сообщить не только о том, какой из них тяжелее, но и о том, как они пришли к этому выводу. Целью опытов Уатта и Мессера было проследить за тем, какие процессы происходят в сознании испытуемого в промежутке между восприятием слова стимула и ответной словесной реакцией.

Эти эксперименты, так же как и работы Н. Аха, усовершенствовавшего в 1905 г. Методику систематической интроспекции, доказали наличие несенсорных компонентов в сознании. Выявили они и наличие нового, неизвестного фактора, детерминирующего процесс мышления.

В 1906 г. Ах начал, вслед за изучением мышления, исследовать волевой акт. На основе полученных результатов он ввел понятие детерминирующей тенденции, направляющей ход деятельности в обоих процессах и помогающей достичь лучшего результата.

В экспериментах К. Бюлера испытуемому уже предлагались логические и арифметические задачи. Обдумывая их, он должен был замечать путь, который ведет к решению. В результате Бюлер и Уатт пришли к выводу о том, что принятие задачи является главным фактором, определяющим процесс мышления, т.е.

именно задача, ее содержание направляет и регулирует этот процесс. Таким образом, мышление стало рассматриваться не как одномоментный акт, а как процесс, имеющий начало, время протекания и результат. Более детальное изучение динамики мышления помогло выявить новые важные закономерности.

В экспериментах, проводимых в Вюрцбургской школе, было впервые доказано, что мышление представляет собой процесс, несводимый к чувственным образам и зависящий от разнообразных факторов, в том числе и от установки, возникающей при принятии задачи.

Эти данные наглядно показали, что психологические закономерности мышления несводимы к логическим. Таким образом, изучение мышления стало приобретать психологические контуры. Марцинковская Т.Д. История психологии: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — 4-е изд., стереотип. — М.

: Издательский центр — Академия, 2004. С. 202.

Источник: http://psy.bobrodobro.ru/9686

Ссылка на основную публикацию