Сказка о педагогике — психология

Педагогические сказки

Педагогические сказкиСказка о педагогике - психологияМоя статья для детского портала bibigosha.ru

ссылка

Педагогические сказки

И многовековой опыт народного творчества, и современные научные работы доказывают, что сказка может быть эффективным инструментом воспитания. Психологи активно используют приемы сказкотерапии, причем не только в работе с дошкольниками. Сказки помогут и обычным родителям решить каждодневные проблемы и скорректировать поведение ребенка.

Где найти подходящие сказки?

Лучше всего их придумать. Можно использовать персонажей, сюжетные повороты известных художественных произведений или взять за основу чужие истории. Но в остальном сказка должна быть ваша, домашняя. Хорошо, если в ней узнаются и ваш ребенок, и речевые обороты его родителей и всякие мелочи, к которым дети очень чувствительны. И не сомневайтесь в своем таланте сказочника.

Просто опишите неприятную ситуацию (как ребенок не хотел мыть голову или разбрасывал вещи) только в качестве участников происшествия выберите других людей, животных или известных литературных героев. В большинстве историй необходима капелька фантазии, чтобы додумать финал. Но, скорее всего, вы и так уже рассказывали ребенку, что будет, если он не перестанет так себя вести.

Какие проблемы решают сказки?

Сказки могут показать ребенку, что он делает не так. Дети не умеют посмотреть на себя со стороны и сами не догадываются, что мешают другим, поступают неправильно или неосторожно. Так же сказки помогут предупредить о последствиях нежелательных действий.

И конечно сказки не только показывают ошибки, но и дают примеры для подражания, учат ребенка как себя вести в той или иной ситуации.

Иногда ребенок и рад бы поступать так, как надо, но в нужный момент об этом забывает. И раздраженное родительское “Сколько раз тебе говорить!” только мешает ему правильно себя вести. А сказка дарит удобный сигнал, кодовое слово, которым можно сообщить об оплошности, не задев детской гордости.

С помощью сказки родители могут рассказать о своих чувствах, в том числе и негативных. И ребенок тоже учится понимать и выражать эмоции и чувства, причем делать это наиболее конструктивным образом.

Сказка помогает успокоить, избавить от страха неизвестности. И есть особые сказки, которые не воспитывают, а просто создают у малыша состояние психологического комфорта, убеждают, что все его переживания нормальны, любовь родителей неизменна и все хорошо.

Как сочинять сказки?

Хотя мы говорим “сказки” лучше ограничиться описанием реальных событий. Активное использование волшебных вещей или колдовства может сбить ребенка, нарушить понимание причинно-следственных связей, затруднить отождествление сказочной ситуации и реальной жизни. Когда ребенок подрастет, а вы почувствуете себя более опытным сказочником, можно будет рассказывать и волшебные сказки.

Не стоит запугивать малыша страшными историями и огорчать печальным финалом. Лучше показать, что не бывает безвыходных положений и любая беда поправима.

Вдохновляйтесь народными сказками. В них вы найдете множество интересных и любимых детьми приемов. Например, малышам очень нравятся повторы (вспомните, например, “Теремок”, где приход каждого героя начинается с определенного ритуала приветствия). Такие повторы способствуют лучшему пониманию и запоминанию, поэтому особенно удачно повторять несколько раз основную воспитательную мысль сказки.

Еще один интересный прием – преувеличение.

Так несколько пятен на лице, которые ребенок не хочет умывать, в сказочной интерпретации превратятся в черную-черную рожицу, а на уборку разбросанных игрушек сказочные родители и призванные на помощь родственники потратят несколько дней, не меньше. Такие изменения малышей веселят, но и проблема не остается незамеченной. И хорошо, когда сказки получаются веселыми – шутки, смешные словечки, нелепости отнюдь не мешают воспитанию.

Чем ребенок старше, тем более сложным, многоуровневым, может становиться сюжет. Если малышу требуются четкие ответы и правила, то старшему дошкольнику важнее вопросы и поводы для размышлений.

Есть три вида историй, одинаково любимых детьми всех возрастов. Во-первых, истории про маленьких маму или папу, которые помогают детям и взрослым лучше понять друг друга.

Вместо того, чтобы ругать ребенка вы можете вспомнить аналогичный проступок из своего детства – после такого рассказа и ваш гнев уляжется, и ребенок поймет, в чем был не прав. Во-вторых, истории как малыш был маленький. Эти рассказы замечательный способ показать ребенку, как вы его любите.

Кроме того, любые ваши воспоминания о прошлом – хорошее доказательство успехов и достижений малыша. Когда ребенок расстроен проигрышем или неудачей, напомните, что когда-то он вовсе не умел ходить или говорить. В-третьих, обязательно рассказывайте о том, что будет.

О завтрашнем дне, которого ребенок боится из-за намеченного похода к стоматологу, о выходных и предстоящей поездке в гости. Эти рассказы успокоят малыша, уменьшат его страх неизвестности и напомнят о приятных моментах.

Почему сказки помогают?

  1. Маленькие дети всегда эгоцентричны. С возрастом это постепенно проходит, но большинство дошкольников не способны посмотреть на ситуацию глазами других людей. Сказка помогает это сделать.
  1. Усиливая и утрируя ситуацию, сказка работает как увеличительное стекло. В итоге малышу проще понять, заметить ошибки.
  1. Сказку проще слушаться, чем маму и сказка не посягает на самостоятельность ребенка.
  1. Сказочная форма в силу эмоционального восприятия и повышенного внимания ребенка к сюжету способствует лучшему запоминанию, тогда как обычные наставления детьми часто игнорируются.
  1. Все дети любят сказки и поэтому вам всегда обеспечены заинтересованные слушатели.

В заключение хотелось бы привести несколько примеров таких домашних сказок.


Как зайчонок научился лужи перепрыгивать

Зайчонок родился летом. Летом луж почти не было. После дождя, стоило выглянуть солнышку, как лужи сразу же высыхали. Но лето прошло, и наступила осень. Подул сильный холодный ветер и затянул небо большими темными тучами. Пошел дождь. Он лил и лил. Все дорожки, деревья, трава стали мокрыми, а солнышко все не выглядывало.

Зайчонок устал сидеть дома и пошел гулять под дождем. Он шлепал по лужам и несколько раз поскользнулся и упал в осеннюю грязь. Когда зайчонок вернулся домой, мама сначала не узнала его. Потом узнала и долго отмывала от грязи. А когда отмыла, начала ругать за то, что он ходит по лужам.

— Как же я могу не ходить по лужам, когда они все время попадаются мне под лапы? – растерялся зайчонок.

— Ты же заяц, перепрыгивай их, – ответила мама.

Зайчонок задумался. Прыгать он любил. Но до сих пор он прыгал просто так, куда хотел. А тут нужно перепрыгнуть лужу и лапок не замочить. “Попробую,” – решил зайчонок, и побежал на улицу.

Перед домом его ждала глубокая лужа. Зайчонок, не раздумывая, прыгнул и оказался прямо в луже.

Он немного расстроился, но теперь подошел к делу серьезнее – разбежался, как следует, оттолкнулся и перепрыгнул лужу.

Обрадованный зайчик пошел по дороге. Узкие лужи он перепрыгивал. Увидев лужу пошире – разбегался и тоже перепрыгивал. А если лужа казалась очень широкой – обходил ее. А еще зайчонок сделал себе зонтик из листа лопуха, и теперь шерстка его не мокла под дождем.

Всю осень зайчик приходил домой чистый и сухой, и мама-зайчиха радовалась и хвалила его.


Как зайчик спас петушка

У маленького зайчика был друг, петушок. И был этот петушок не живой, не игрушечный, а нарисованный. Нарисован он был на тарелке, на самом ее дне. Мама зайчиха наливала маленькому зайчику кашу, и она закрывала петушка. Но зайчик хватал ложку и начинал быстро есть. Ам — и появлялся хвостик петушка. Ам – и виднелось крылышки. Ам – вот и гребешок выглянул. А потом и весь петушок появлялся.

— Ура, — кричал зайчик – вот он мой петушок.

— Кукареку, — кричал петушок, — вот он мой зайчик!

А однажды, сварила зайчиха овсяную кашу, положила в тарелку и позвала зайчика завтракать. А зайчик что-то раскапризничался, закричал:

— Не хочу кашу, не буду!

Ногами затопал, ложку под стол бросил. Так зайчик капризничал и головой мотал. Каши стояла полная тарелка, никто ее не ел. И вдруг услышал зайчик тихий голосок:

— Ко-ко-ко. Помогите! Спасите!

Кто же это кричал? Петушок. Он весь утонул в каше, никак ему не выбраться самому. И тогда зайчик взял ложку. Не простую ложку, а самую большую! И начал быстро-быстро есть кашу. Съел зайчик кашу, очистил тарелку и увидел петушка.

— Ура! Я спасен, — закричал петушок.

После этого случая зайчик никогда за столом не капризничал. И хорошо ел и кашу, и суп и овощное рагу.


Сказка о поросенке, который не любил ложиться спать

Жил был поросенок. Днем и утром он был славным и веселым. А по ночам поросенок спал, так что неизвестно, каким он был по ночам. Но вечером, прежде чем уснуть, поросенок превращался в какого-то ужасного зверя. Он кричал “Никогда-никогда” и визжал “Ни за что” и стучал по полу копытцами и кидал на пол подушку и другие вещи.

И несколько часов усталая мама свинка звала, просила, ругала, ловила, уговаривала, заманивала и делала все, чтобы зверь опять стал поросенком. А когда поросенок засыпал, мама свинка убирала разбросанные вещи. И уставала еще больше.

Поросенок просыпался хороший и улыбчивый. Но у мамы не было сил играть, гулять и рассказывать ему сказки. А однажды мама свинка так устала, что не смогла приготовить завтрак. Поросенок погрыз корочку хлеба и задумался. В этот день вечером он только один раз крикнул “никогда-никогда”, всего два раза топнул копытцами и разбросал всего три игрушки.

И на следующее утро мама свинка повела поросенка в парк. Поросенку так понравилось в парке, что вечером он уже не кричал и не визжал. Только совсем немного потопал и бросил лишь воздушный шарик, но тот все равно потом взлетел к потолку.

Читайте также:  Переживание и мышление - психология

И чудеса – на следующее утро мама испекла вкусный пирог, и сама предложила поиграть с поросенком. Может быть, эти игры были волшебными, или пирог лечебным. Но с тех пор по вечерам поросенок перестал превращаться в ужасного зверя. Он только чуть-чуть, шепотом рычал в подушку и сразу засыпал.

p.s. вот еще одна сказка про поведение за столом

Источник: https://julug.livejournal.com/125082.html

Педагогические сказки

Педагогические сказкиСказка о педагогике - психология

Страница 1 из 6

Бегал Ванюша целыми днями во дворе – мяч гонял. Чтобы ему не говорили взрослые – от всего он отказывался. 

– Иди Ванюша уроки делать, – звала его бабушка. Он отмахивался.

– Пора Ванюша обедать, – звала его мама.

– Я еще не проголодался, – отвечал сын.

– Опять конструктор разбросал и ничего не сделал, — ворчал дедушка.

– Бесталанным растет, – сокрушался отец.

Обидно было Ванюше, что его бесталанным называют. И решил он тогда поискать свои таланты.

Отвела его мама в хор. Пел он с ребятами сначала неохотно и часто не в лад с другими. Но постепенно стал понимать и слышать, как красиво получается петь вместе, прислушиваясь друг к другу. Но не стал он солистом, как некоторые ребята, не хватало ему таланта. Решил он искать свои таланты в другом месте.

Отправилась бабушка с внуком учиться игре на скрипке. Тяжело давались ему гаммы, которые приходилось играть часами. Непослушными были пальцы, болело плечо от скрипки, мысли уносились во двор, где никто ничему не учил, и была полная свобода.

Но настал момент, когда стали получаться красивые мелодии, и он чувствовал паузы, и ждал взрыва пассажей. Но в музыкальной школе многие ребята лучше его играли.

Не устраивало Ванюшу это положение, да и играть на скрипке все же приходилось ему заставлять себя.

Разыскали они с дедом клуб юного конструктора. Изумлялся Ванюша, как ловко ребята конструировали из деталей разные машины, самолеты, корабли. Начал Ванюша из деталей стадион строить.

Посмеивались над ним ребята. Но он настойчиво рассчитывал, где расположить судейскую кабину, как лучше просчитать входы для зрителей и для футболистов.

Неказистым у него получился стадион на вид, но задумки были интересными.

И тогда понял Ванюша, чем же он хочет заниматься. Попросил он отца отвести его в спортивную школу футболистов. Гонял он мяч вдохновенно. Тренер делал ему много замечаний.

– В команде надо играть, а не отдельно от всех, – говорил он. И вспоминал Ванюша, как он в хоре пел и ко всем прислушивался.

– Не чувствуешь ситуацию, рано бьешь по мячу, – кричал тренер. Стал прислушиваться Ванюша к себе, как будто играл на скрипке, и ждал момента, чтобы ударить вовремя по мячу.

– Выстраивай последовательность твоих действий. Думай, кому лучше передать мяч, – подсказывал тренер. И стал продумывать Ванюша на несколько ходов вперед, как это он делал при конструировании.

– Хорошо работаешь, – похлопал его по плечу тренер, – будешь участвовать в соревнованиях.

Пришли на соревнование болеть за Ванюшу всем семейством. Ванюша летал по полю как метеор, успевал подправить направление мяча, видел соперников и уводил мяч в сторону, умудрялся в сложной ситуации отыграть мяч и забить гол.

– Красиво играет, – говорили мама с бабушкой.

– Умело играет, – радовался дедушка.

– Талант, — ухмылялся отец.

Источник: http://www.Yafalian.ru/pedagogicheskie-skazki

Сказка о том, как госпожа Педагогика научила Олю и Толю никогда не ссориться

Сказка о том, как госпожа Педагогика научила Олю и Толю никогда не ссориться

Конкурс «Педагогическое вдохновение»

Об авторе

Елена Александровна Тудвасева – воспитатель МДОУ «Детский сад «Золотой петушок»,  п. Ильинский Пермского края, ее педагогический стаж 8 лет.

Девиз Елены Александровны: «Верить в себя, в свои силы, в возможности бесконечного творчества, и тогда всё получится!»

«Сказка о том, как госпожа Педагогика научила Олю и Толю никогда не ссориться»

Жили-были брат с сестрой Оля и Толя. Были у них и мама, и папа, и дедушка с бабушкой. Всё бы хорошо, да ссорились часто Оля и Толя.

Вот однажды поссорились они так сильно, что даже играть друг с другом не смогли. Сидят каждый в своей комнате, не разговаривают. Стало им скучно. Толя и говорит:

– Оля, давай спросим у мамы, как нам больше никогда не ссориться.

Оля обрадовалась:

– Давай.

Пошли они к маме, спросили, как им больше никогда не ссориться. Мама ответила:

– Нужно быть добрыми.

Старались Оля и Толя быть добрыми, но ничего у них не получилось. Опять поссорились Оля и Толя. Сидят, скучают.  Толя и говорит:

– Оля, давай спросим у бабушки, как нам больше никогда не ссориться.

– Давай.

Пошли они к бабушке, спросили, как больше никогда не ссориться.

Бабушка ответила:

– Нужно совершать хорошие поступки.

Старались Оля и Толя поступать хорошо, но ничего у них не получилось.

Опять поссорились Оля и Толя. Сидят, скучают. Толя и говорит:

– Давай спросим у дедушки, как нам больше никогда не ссориться.

Пошли они к дедушке, спрашивают, как больше никогда не ссориться.

Выслушал их дедушка и горит:

– Вам может помочь только госпожа Педагогика.

Хлопнул он три раза в ладоши, и очутились Оля и Толя перед необычным замком. Был он построен из толстых и тоненьких книг с пожелтевшими страницами. Вокруг замка как птицы витали мудрые фиолетового цвета изречения, сказанные когда-то мыслителями, педагогами, философами. Замок светился тёплым солнечным цветом. Вдруг двери в замок отворились, и перед детьми предстала госпожа Педагогика.

– Здравствуйте,- сказали Оля и Толя.

– Здравствуйте, Оля и Толя. Зачем пожаловали в мой замок? – спросила госпожа Педагогика.

– Научите нас, как нам больше никогда не ссориться. Мама учила, не научила, бабушка учила, не научила, а дедушка сказал, что только Вы можете нам помочь.

И госпожа Педагогика посоветовала им:

Сказала это госпожа Педагогика и тут же исчезла, а вместе с ней и её замок. Очутились Оля и Толя дома. И с тех пор больше никогда не ссорились.

 Фото автора

Елена Ильинская

Источник: https://www.o-detstve.ru/forteachers/educstudio/prose/2845.html

Сказка о науке психологии

Сказка о науке психологии

ФИЛОСОФСКИЕ СКАЗКИ ДЛЯ ОБДУМЫВАЮЩИХ ЖИТЬЕ, или Веселая книга о свободе и нравственности

Эта книга рождалась под звездой моей милой Чуды. Ей она с любовью и посвящается.

Ко второму изданию

Самой большой неожиданностью после выхода книги для меня оказались письма читателей: огромный поток писем с искренней теплотой и благодарностью.

Не верилось: благодарность — за все эти резкости, за колючий, на грани фола, юмор и уколы на каждой странице! Но, видимо, у читателя хватило мудрости увидеть за колючками приглашение улыбнуться вместе, а за формулировками наотмашь — доверие к нему и искреннюю боль за наши общие человеческие глупости. Вы разглядели это. Спасибо.

Правда, до меня дошла достоверная информация и о том, что кто-то из читателей требовал скупить весь тираж — именно для того, чтобы его уничтожить. Весь.

· Как форма проявления внимания, приятно и это.

Однако чаще всего приходили письма другие. Например, такие, как это:

Добрый день, Николай Иванович!

Продолжаю читать вашу книгу (не спеша).

До чего же ясно, понятно, просто, сложно, увлекательно, остро­­умно, весело, талантливо — и лично для меня неожиданно. Я искала нечто для своей души в серьезнейших учениях, в которых есть всё: колоссальный опыт — знания — мудрость — лю­бовь — путь к Свету, но почему-то этот путь был всегда с надрывом и на пределе человеческих возможностей…

У вас тоже путь к Свету, и он тоже нелегок. Но ваш путь — через радость!

К Свету — через Радость, а не через Страдания, вот что меня потрясло!

А на душе хорошо-то как! Вовремя пришла ко мне эта книга, спасибо, жизнь!

Наталья Г.

А также ко мне прилетали рисунки. Вот такие светлые:

Их прислала замотанная хозяйка и озабоченная мамаша трех замечательных детей. И таким образом у книги появился художник:

Иринушка, спасибо тебе за улыбки и Солнышко.

К третьему изданию

Как всякая серьезная философская работа, эта книга изначально предназначалась для очень избранного круга читателей, а именно толковых и бодрых юмором и духом. Поэтому быстро разошедшийся стотысячный тираж второго издания явился, несомненно, крупным комплиментом нашей читательской аудитории.

· Значит, живые люди еще не вымерли.

Более того, появились все приятные основания осознавать себя законодателем полиграфической моды, поскольку теперь самые разные авторы выпускают свои книги с обложками «под Козлова» и даже с вот так оформленными

· комментариями. С такой точкой, шрифтом и наклоном.

Поток читательских писем не ослабевает, заранее прошу прощения за редкие ответы.

На половину писем могу ответить оптом, ибо каждое второе письмо рефреном повторяет: «От души спасибо за вашу замечательную книгу, она мне очень понравилась, хотя со многими вещами я в ней не со­гласна».

Отвечаю: «От души пожалуйста, со многими вещами в этой книге я тоже не согласен, но нравится она мне по-прежнему».

Очень много пишут женщины. Я уже понял, что, если в России развернется феминисткое движение, то его основоположником, будет, несомненно, Козлов. А как же? Немало спокойно дремлющих женщин, прочитав его Книги, возмутились настолько яро, что стали писать опровергающие его большие статьи и маленькие книги. Судьба Женщины, требующей уважения, стала их судьбой. А все благодаря чему?

· Книгам Козлова.

Ну и хорошо. Используя возможность, от души обнимаю всех своих читательниц-писательниц, жалея, что только заочно. На вредных мужиков я всегда попенять готов вместе с ними, тем более что знаю: письма у женщин боевые, но личные встречи проходят задушевно.

· Законы жанра?

Что в этом, третьем, издании — нового?

Читайте также:  Переживание и тип личности - психология

Много небольших дополнений и мелких вставок, из серьезных новостей — «Вредные лекции о Науке». Еще более серьезные новости в том, что на многое у меня (возможно, к сожалению) взгляды уже изменились, но про это уже в следующей книге.

· Как называется? «Истинная правда, или Учебник для психолога по жизни». Про что? Про жизнь и не только душевную. Про Клуб «Синтон», то есть тоже про жизнь, и про психологов, то есть про отношение к жизни.

Самое же приятное для меня в этом, третьем издании — новые картинки от Иры Чекмаревой!!

Ура!

Предисловие

Лучше делать и каяться, чем не делать и каяться.

Славный Боккаччо

На что похожа эта книга? Как и моя предыдущая, «Как относиться к себе и людям, или Практическая психология на каждый день», видимо, ни на что. Тем она и прекрасна. Но если та книга писалась с оглядкой на читателя и дела­лась во многом для него, эта писалась мною для себя. И практически без внутренней цензуры.

· Ну, может быть, еще для друзей. И с мягкой цензурой моей жены.

Это точно не Наука, хотя росла книга из науки и плотность использованного в ней собственного и заимствованного на­учного материала значительно превышает среднестатисти­ческую. Скорее, это Литература, в своих лучших местах становящаяся Поэзией.

· Действительно, если поэзия, по Ахматовой, вырастает и из му­сора, и из сорняков, то почему бы ей не вырастать и из науки?

Первое, оно же рабочее, название этой книги — «Как отно­ситься к себе и миру: практическая философия на каждый день». Соответственно и первая, и вторая книги очень похожи: формальное отличие только в том, что в последней акцент перенесен с «людей» на «мир» и изменен масштаб взгляда — не «психология», а «философия».

· Автор смотрит на то же самое и так же, просто он взлетел повыше над землей. А космос открывает и другие перспективы, и рождает другие чувства…

Философия и психология — это просто языки разного уровня. Психолог — это мудрый практик, который, не взлетая высоко, разжевывает философию применительно к житейской конкретике. А философ — это мудрец, который по поводу самых разных житейских проблем, не вникая в конкретику, говорит одни и те же вещи — те, которые эти проблемы снимают. Философия в буквальном переводе — любовь к мудрости.

· Не путайте с метафизикой — учением о строении мира. Я не люблю эти учения: в них легко верить, но невозможно проверить, и, самое главное, какое мне до всех этих проблем дело? Если болит душа, нужно что-то о душе, а не о материи, пространстве и времени.

Философия этой книги, как и психология предыдущей, — прикладная. Она для повседневности, для живого и чувствующего человека с утра до вечера его дня и жизни, в привычном окружении близких и далеких, для работы и праздников, болезней и телевизора.

· Философия, как и психология первой книги, — практическая.

Если считать эти книги детьми, то мой первый ребенок родился экстравертом и милашкой-для-всех, хотя не без глубины и с изюминкой. Второй ребенок — глубокий интроверт и мудрец от рождения, но такой же озорной и общительный.

· Более поздние дети вообще, как правило, по всем параметрам оказываются гораздо дальше от статистической середины: чаще отклонения и к гениальности, и к патологии. Будем считать, что этому ребенку повезло.

Ребенок, впрочем, сильно насмешлив, ироничен, а то и просто ехиден, хотя в целом брызжет здоровьем и оптимизмом. Его редкую злость, думаю, стоит простить — она горька и порождается, по-видимому, еще не совсем изжитой сентиментальностью. Свои истории этот прелестный ребенок вос­принимает исключительно как Сказки и в упор не понимает вопроса: «А это Правда?»

· Его ответ: «Мне это глубоко безразлично. То, что я рассказываю, — это Сказки, и все, что мне от них нужно, — чтобы они работали. Обычные сказки должны детей усыплять, а мои — будить. А правдивы ли они — кому до этого дело, если с детьми, их слушающими, происходит все, что и должно происходить?»

С радостью и совершенно искренно признаюсь: эти «Сказки» — моя самая любимая книга. Как ни открою, как ни начну читать — так восхищаюсь и стилем, и содержанием. Это надо же так здорово написать!

· Ай да Пушкин! Ай да …!

Всегда читаешь с удовольствием то, что было с огромным удовольствием написано.

Кстати, о нас с Пушкиным. Многие упрекают меня в цинизме, но это недоразумение. Любой реализм в отношении к людям не рождает ничего, кроме грусти, а когда этот уже грустный реализм подается на веселом фоне — да, это называют цинизмом. Но ваш автор, делая это — а автор делал это с нескрываемым удовольствием! — автор лишь продолжал традицию великой русской литературы.

· Отрицать цинизм Пушкина могут только те, кто давно его не читал. Но что другое придает “Евгению Онегину” такое очарование?

Многие сравнивают эту книгу с произведениями Ницше — если мне это и льстит, то постольку-поскольку. Я читал Ницше, и некоторые вещи достаточно внимательно. Но мою книгу мне читать интереснее. Ницше, как импровизатор, с блеском растекается — но растекается, а я лаконичен.

Он мучительно страдал желудком, глазами, головной болью и депрессиями, и его веселое буйство на этом фоне местами то неустойчиво, то болезненно. А у меня со здоровьем полный порядок, и пишу я веселее. Как первооткрыватель, он еще осторожничал — а я уже смелее и жестче.

Но и, как ни странно, добрее.

Ницше трудно было предположить, что его сверхчеловек окажется настолько душевно богатым и сильным, что будет с удовольствием позволять себе заботу, тепло и нежность. Нас рознит многое, но есть и то, что объединяет, — это искренность и безусловная забота о человечестве.

Книгу уже читали и слышали самые разные люди. Отзывы очень многих: «Это не психотерапевтично! Это опасно! Это годится только для сильных! Это смогут понять только прошедшие Путь, только продвинутые!»

Возможно. Но я совсем не ставил здесь задачи оказывать кому-то душевную помощь, не собирался никого воспитывать и не несу никакой ответственности за неуклюжие душевные движения тех, кто не выдержит нагрузки этой книги. Если я сделал тяжелую штангу, а кто-то стал ее поднимать и надорвался — мои соболезнования, но в его несчастье виновата только его глупость.

В то же время кем-то книга может быть использована как ориентир для личностного роста. Многие мои ученики (хотя это совсем не мое внутреннее слово) так ее используют, и она им нравится в таком качестве тоже.

Персонажи этой книги хорошо знакомы тем, кто знаком со мной. Тут мелькают члены моей семьи: жена, которая как Чудой была, так Чудой и осталась, и детишки: подрастающие бубуси и мумуси Ваня и Саша.

Сашка-племяшка — светлое явление каждого моего лета, когда, собственно, и писалась книга. Остальное время года меня окружают члены Клуба — клуба практической психологии «Синтон»[1].

Клуб, этот мир, созданный мною двенадцать лет назад, по-прежнему занимает в моей душе и жизни большое место: он много требует, но и много дает. С ним, по крайней мере, не соскучишься.

Книга устремлена к совершенству, но ее автор совершенством не является. Она отражает не мой уровень, а мои ориентиры.

· Это даже не цели. К целям — стремятся, а среди своих ориентиров я просто живу.

Что касается моего дальнейшего саморазвития, то ныне я отношусь к нему достаточно прохладно. Я далеко не идеал, но мое Я как аппарат для жизни работает устраивающим меня образом, стабильно, и хотя в самосовершенствовании можно изощряться и дальше — я не уверен, что мне это нужно. Полагаю, что теперь можно заняться и другими делами.

· Если автомобиль без тормозов, не заводится и просто грязный, его надо помыть и привести в порядок. Конечно, если увлечься, его можно сделать еще и летающим, и поющим. Но стоит ли? Может быть, в него надо просто сесть и поехать по делам?

А дел много. Сейчас, например, моя жена просит починить ей половую щетку.

Предисловие закончено. А Книга началась. Начались — Сказки.

Сказка о науке психологии

Пролегомены

(Я вообще-то толком не знаю, что это такое, но так всегда писал Кант и в Философии так положено. Кажется, это что-то типа “Предварительных замечаний”. Разъяснения.)

О языке и методе

Когда я был студентом и проводил время на сельхозработах, мой друг Саша Агафонов, глядя на сортировочную машину, по ленте которой через наши замерзшие руки двигался поток комьев земли и клубней картошки, однажды задумчиво изрек: «Мне это исключительно напоминает процесс восприятия перцептивной информации!» — и далее убедительно проиллюст­рировал на примере работы нашей сортировки активность и избирательность перцептивного процесса, включая работу кратковременной и долговременной памяти. Содержание соответствующей главы учебника было предметно воспроизведено практически полностью — за несколько минут.

· Я так понимаю, что образ чего-то, похожего на такую сортировку, изначально был в сознании авторов учебника, но они сами не могли себе в этом признаться и поэтому пытались использовать язык науки.

А тут сменился — был выявлен — внутренний, живой язык. И то, что могло часами толковаться на птичьем научном языке, стало видеться сразу: зримо и внятно. И тогда, вдруг, я понял, что за высоким и таким пустым для меня научным языком стоят (могут и должны стоять!) вещи простые и земные — такие, как эта тарахтящая сортировка. Я разрешил себе так видеть и говорить.

Читайте также:  Эмпатия: сердечное понимание - психология

· Как только я разрешил себе это, все встало на свои места.

НЕ ЖДИТЕ ОТ МЕНЯ ПТИЧЬЕГО ЯЗЫКА НАУКИ

Теперь, когда мне надо говорить о Душе, о Внутреннем Мире, я рисую удобные рабочие картинки.

Я, как архитектор, обсуждаю замысел Личностного Фасада, планировку Внутреннего Дворика и устройство Внутреннего Дома души; как врач и антрополог, описываю Внутреннего Человечка; как возничий, осматриваю конструкцию Экипажа душевных Сил; как политолог, осмысляю жизнь Государства душевного мира. Я буду инженером и садовником, менеджером и пастухом — кем угодно, если только полученные таким образом картинки окажутся ясными и убедительными.

· Причем рассматриваю я их не просто как аналогии — нет, это на­стоящий язык, на котором о Внутреннем Мире надо говорить и который способен Внутренний Мир строить.

То, что видится во внутреннем плане

Чувствуйте и смотрите: «От этих слов сразу стало холодно — и душа сжалась так, что последующие извинения уже повисли в пустоте. Душа закрылась…» Смотрите и чувствуйте: «Этот взгляд согревал, а слова звучали прелестной музыкой. В душе взошло Солнышко — и стало светло…»

· Какую реальность описывает этот язык?

Внутренний план — это то, что делается в вашей душе за оболочкой внешних действий. Это то, что делает ваш Внутренний Человек в своем Внутреннем Мире. И это то, что совершенно ясно видится Душевным Зрением, слышится Душевным Слухом и ощущается Душевным Осязанием.

Только разглядев внутренний план своих действий, взрослые могут понять, какие же они еще плохо воспитанные дети.

«Я просто сказал…» — да нет, во внутреннем плане это привлечение к себе внимания: ты стер мысль собеседника и в центр беседы поставил себя. «Ну, мы поспорили…

» — расшифруйте: каждый разбивал то, что строил собеседник, и отчаянно защищал свое, для того только, чтобы разрешить себе попереживать драгоценное: «Я прав» — самый дорогой приз для дураков. «Ну, я отругал…

» — в реальности ты сейчас собеседника бил, заботясь более всего о хлесткости ударов — и, желательно, по открытым ранам.

Только разглядев внутренний план действий другого, мы можем понять, насколько нереалистично большинство наших к нему ожиданий и требований.

Он безудержно (но не вовремя) смеется, вы его дергаете: «Прекрати немедленно!» Нет, к тонкой энергии его сознания сейчас обращаться бессмысленно: он сейчас купается в брызжущем потоке хохота, выплыть из которого пока просто нет сил. Ситуация аналогична той, как если бы ребенок был зажат между двумя бетонными плитами, а родители требовали бы: «Быстро беги сюда!»

· Что делать? Или подождите, пока стихия утихнет, или «клин клином»: опрокидывайте его смех чем-то еще более внушительным…

А если он сейчас отчаянно врет — не возмущайтесь, а пожалейте его, потому что во внутреннем плане он безвыходно прижат и, если отчаянным рывком не вывернется, будет растоптан…

· И кстати, так прищемили его именно вы. Вы видели это?

А теперь —

Источник: http://studopedya.ru/2-75160.html

Психологические сказки для детей | Психологическая консультация Татьяны Блиновой

В некотором удивительном мире, в долине, раскинувшейся среди высоких и неприступных гор, в волшебном лесу, где поют свои дивные песни удивительные птицы, росли… Деревья-Характеры. Это были необычные деревья. Их внешний вид был отражением характеров людей, живших далеко-далеко за горами.

У каждого Дерева-Характера от ствола отходили четыре главные ветви, а от них — множество маленьких. Эти четыре ветви имели свои названия: Отношение к людям, Отношение к делу, Отношение к себе, Отношение к вещам.

 У каждого Дерева-Характера эти ветви имели свою, не похожую на других форму, свою характерную особенность.

Продолжить чтение

Для детей 6-11 лет.

Рассматривает проблему:  Неуверенность в себе, в своих силах. Чувство неполноценности.

Жил недалеко от города в лесу маленький Костерчик. У него были такие маленькие язычки, что его и костром-то люди не хотели называть, а говорили про него: “Так, какой-то костерчик”. Ему очень обидно было слушать такие слова, но уж очень он боялся разгореться по-настоящему.

Он не знал, что из этого всего получится, поэтому и боялся. Вдруг у него ничего не выйдет, только все будут смеяться над ним: как он старается, потрескивает, раздувает свои язычки.

Некоторые люди, проходившие мимо, говорили: “Что от него толку – ни обогреть, ни осветить не может”, а другие и вовсе хотели его потушить,- зачем, мол, он тут горит такой никчемный. Продолжить чтение

Для детей 4-7 лет.

Рассматривает проблему: Страх темноты. Ночные кошмары. Общая боязливость.

В одном лесу жил Зайчишка Серое ухо, у которого было много-много друзей. Однажды его друг Ежик Маленькие ножки пригласил Зайчишку на свой день рожденья. Зайчишка очень обрадовался приглашению. Он пошел на дальнюю поляну и набрал для Ежика целую корзину земляники,  а потом отправился в гости.

Его путь лежал через лесную чащу. Светило солнышко, и Зайка весело и быстро добрался до домика Ежика. Ежик очень обрадовался зайчику. Потом к ежику пришли Белка Рыжий хвостик и Барсучонок —  Мягенький животик. Они все вместе танцевали и играли, а после пили чай с тортом и земляникой.

Было очень весело, время бежало быстро, и вот уже начало темнеть – пора было гостям собираться домой, где их ждали родители. Друзья попрощались с ежиком и пошли по своим домам. И наш Зайчишка отправился в обратный путь.

Сначала он шел быстро, пока тропинку было хорошо видно, но вскоре совсем стемнело, и Зайчику стало чуть-чуть страшно. Продолжить чтение

Для детей 4-6 лет.

Рассматривает проблему: Нарушение общения со сверстниками. Повышенная агрессивность.

Продолжить чтение

Для детей 6-10 лет.

Рассматривает проблему: Страх сделать что-либо неправильно. Боязнь школы, ошибок, оценок. Общая боязливость.

Продолжить чтение

Мальчик Женя не умел говорить букву «р».

Ему говорят:

— Ну-ка, Женя, скажи: «пароход».

А он говорит: «палоход».

Продолжить чтение

Для детей 5-9 лет.

Рассматривает проблему: Боязнь темноты, повышенная тревожность. Ночные кошмары. Общая боязливость.

Продолжить чтение

Для детей 6-9 лет.

Рассматривает проблему: Нежелание учиться. Негативное, отрицательное отношение к учебе. Непонимание смысла учебы.

Продолжить чтение

Для детей 5-10 лет.

Рассматривает проблему: Трудности в общении со сверстниками. Чувство неполноценности. Одиночество. Ощущение себя “белой вороной”.

Продолжить чтение

Психологическая сказка для детей.

Возраст: 12-15 лет.

Направленность: безрассудные шутки, нарушение порядка, мелкое хулиганство.

Продолжить чтение

Источник: https://www.blinova-sp.ru/materialyi/stati/psihologicheskie-skazki-dlya-detey-dlya-vzroslyih-pritchi/psihologicheskie-skazki-dlya-detey

Какие бывают сказки

Главная » Общая психология » Какие бывают сказки

В этой статье на сайте psixologpro.ru — мы с вами разберемся какие бывают сказки

Вспомните «Сказку о рыбаке и золотой рыбке», где антигероем является бабка, жена рыбака. Все мы помним, с чем она осталась.

По сути, сказка – это информация и она дает толковый совет: «Что делать если…» А когда мы получаем совет, находясь в трудной для нас ситуации, мы получаем облегчение. Поэтому термин «сказкотерапия» в этом случае означает облегчение через информацию.

В первую очередь, это те сказки, которые человечество нам уже подарило. Это и народные сказки, и авторские, и художественные.

Это весь паттерн сказок, который нам написали и Пушкин, и Аксков, и Бажов, и Андерсен, и Гримм, и Ш. Перро. То есть все то, что собрано в коллекцию сказок.

Следующий вид сказки – это медитативная сказка. При помощи медитативной сказки мы гармонизируем свое состояние. В том случае, если надо, успокоение, если надо, активизация, наполняя себя положительными энергиями, живыми образами, которые могут нас напитать.

Это так называемая «Аля, песня чукчи», что вижу, то и пою, но вижу прекрасное и удивительное и наслаждаюсь посредством пяти каналов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние и кинетические образы.

Сказка бывает как картина натюрморт, пейзаж. «В некотором царстве, в некотором государстве раскинулось море глубокое, синее, море теплое. В море этом рыбки плескались золотые, лазоревые и красные, переливаясь всеми цветами радуги, а набежавшая волна ласкала песок нежный, шершавый, теплый и солнце словно купалось в водах этого моря».

Следующая – дидактическая сказка. Эта сказка применяется в образовательном процессе. С помощью такой сказки подаются знания, которые взрослый хочет донести до учеников или воспитанников.

Она применяется в старшем дошкольном возрасте и до конца начальных классов. Яркий пример дидактической сказки, рассказ Н. Носова «Витя Малеев в школе и дома».

Далее, психокоррекционная сказка. Она направлена на то, чтобы сформировать некий поведенческий навык, который будет наиболее действенным и конструктивным в этом случае. Примером четкой психокоррекционной истории служит мультфильм «Крошка Енот».

Герой переживает все различные пути, которые приводят либо к успеху, либо к неуспеху. Дается конкретный совет, в этом случае «надо улыбнуться».

Ну и последний вид сказки – это психотерапевтическая сказка. Она готовит нас к некоему открытию. В этой сказке нет рецептов, нет технологий, но есть осознание.

В качестве примера хочу привести вам сказку, которая называется «Амбар». Она была написана липецкими сказко-терапевтами для женщины, у которой есть 15-летняя дочь и отношения у них, ну, просто никак не складываются.

Какие бывают сказки? Их много и все они несут скрытый и добрый смысл. Сказки наполняют нас радостью и призывают к чему-то доброму, светлому и хорошему, типа добро всегда побеждает зло. Так и в мире — оставайтесь добрым и отзывчивым человеком, так будет лучше и проще жить, нужно помогать людям.

Читайте также «Позитивный настрой в жизни»

Ранее в этой же рубрике:

Источник: http://psixologpro.ru/kakie-bvayut-skazki

Ссылка на основную публикацию