Ксенофилия — психология

Ксенофилия

Ксенофилия – это психологическое понятие, которое в переводе с греческого языка означает склонность и любовь к неизвестным людям и вещам, а также неиспытанным ранее ощущениям. Ксенофилия противоположна по своему значению ксенофобии.

Ксенофилия зачастую имеет интимную трактовку и означает склонность к необычным половым партнёрам (например, тяга к совершенно незнакомым людям или представителям другой расы), отдавая предпочтения интимным занятиям в необычных местах и разного рода парафилиям.

Под парафилией понимают состояние, при котором половое возбуждение и удовлетворение индивида зависят от необычных интимных объектов и переживаний.

При парафилии возбуждение может возникнуть от необычного объекта, например, это может быть: нижнее белье, дети, животные, или необычное действие: бесстыдные телефонные звонки, причинение боли. Объект парафилии обычно неизменен и специфичен.

Подобное поведение в народе называют извращением, а индивида со склонностью к парафилии относят к извращенцу. Определение парафилии считают ругательным и обидным термином, который наносит эмоциональную травму людям, имеющим половые отклонения.

Ксенофилия, что это такое? В настоящее время ксенофилия трактуется, как любовь ко всему иностранному, а именно к иностранцам и восприятию инокультурного, как более лучшего, чем своего собственного. Это патологическая привязанность к иностранным блюдам, вкусам, изделиям, модам, религиям, искусству, высказываниям, идеям, мнениям.

Ксенофилия нередко сопутствует либеральной демократии и либерализму, которая ставит под сомнение национальные и расовые различия между людьми. Самой жизнью доказан феномен ксенофилии.

В этническом самосознании народов налицо радикальные изменения, которые выражаются в повышенном интересе этнических групп к своей культуре, истории, языку, традициям.

Однако нередко рост этнического самосознания принимает формы, обуславливающие негативное отношение к другим этносам, неприятие их традиций, культуры, языка, уклонение от общения с ними вплоть до выражения открытой враждебности. В научном мире это явление называют этноцентризмом.

Поскольку культурные ценности зарождаются и формируются на основе опыта народов и отбора видов их поведения, то нынешние и прошлые культуры различны. Некоторые народы относились к войнам, как благородной деятельности человека.

Другие народности ее ненавидели, а представители третьих о ней не имели никакого представления. В соответствии с нормами и правилами одной культуры фемин имеет право выходить замуж за своего родственника, а вот нормы другой культуры решительно это запрещают.

Наша культура галлюцинации относит к симптомам психического заболевания. Другие общества мистические видения расценивают, как высшую форму сознания.

Поэтому существует огромное множество различий между культурами и даже беглое соприкосновение с несколькими культурами показывает, что различиям между ними нет счета. Сложно определить также общие черты, которые будут свойственны всем культурам.

Социологами выделено более 60 культурных универсалий. К ним относят украшение тела, спорт, танцы, совместный труд, похоронные ритуалы, гостеприимство, образование, обычай дарить подарки, запреты кровосмешения, язык, шутки, религиозные обряды, попытки влиять на погоду, изготовление орудий труда.

Некоторые антропологи считают, что формирование культурных универсалий происходит на основе биологических факторов. К ним относятся беспомощность младенцев, наличие двух полов; потребность в тепле и пище; возрастные различия между индивидами, усвоение разных навыков. Поэтому возникают проблемы, которые следует решать на основе данной культуры.

Определенные образы мышления и ценности также являются универсальными. В каждом обществе осуждается ложь и запрещено убийство. Все культуры способствуют удовлетворению определенных социальных, физиологических и психологических потребностей. Нередко в обществе судят о других культурах с позиции превосходства своей собственной культуры.

Эта тенденция получила название этноцентризм.

В любой форме проявления этноцентризма разрушительно воздействуют на межэтнические контакты, поэтому изучение данного феномена выступает необходимостью, особенно в современных условиях.

Противоположным понятием к этноцентризму является ксенофилия. Ксенофилия часто ставит под сомнение национальные и расовые различия между людьми.

Ксенофилия утверждает, что залогом существования человеческого современного общества выступает смешение народов и культур под знаменем либеральной демократии.

Идеология и теория ксенофилии, присущая космополитической интеллигенции, объясняет отказ от национальных культур и традиций, отрицая национальный и государственный суверенитет во имя «общечеловеческих ценностей»; провозглашает свободу человека во всех областях жизни, как необходимое условие развития экономики и общества.

Ксенофилия стремительно стала развиваться во второй половине ХХ- перв. пол. XXI вв., она сопутствует зачастую движению за объединение мира и отдельных регионов на федеративной основе с всемирным и общим правительством.

Ксенофилия двигает народ на митинги, а после митинговых страстей у людей остается злоба. Ксенофилы зачастую скрываются за патриотической риторикой. Главным врагом ксенофилов выступает самобытная нация и суверенное государство.

Страсть к разрушению опирается на убеждение, что либерализм воплощает в себе мечту человечества о личной свободе и торжестве частного интереса над общественным.

Им представляется, что они от природы имеют право крушить все, что кажется им, как препятствие для свободного выражения эгоистических взглядов и преследования своих антиобщественных целей. Их враждебность превращается в патологическую.

Для ксенофилов чужая цивилизация становится любимой и родной. Поэтому с экстремистской безжалостностью отбрасывается, отторгается и дискредитируется все еще недавно народное «свое», историческое.

Источник: http://vseopsycho.ru/ksenofiliya/

Ксенофилия: почему нам нравится все иностранное?

Склонность выбирать импортные товары, называть детей иностранными именами и радушно приветствовать иностранцев как «белых людей» – не что иное, как оттенки ксенофилии ⓘКсенофилия (др.-греч. ξενοφιλία, от др.-греч. ξένος — чужой, гость и др.-греч.

φιλία, любовь, склонность) — психологическое понятие, означающее любовь и склонность к неизвестным вещам и людям, неиспытанным ощущениям. Противоположно ксенофобии. — Википедия., которую часто испытывают жители нашей страны.

Чем же объясняется привязанность к иностранным изделиям, вкусам, целям и образу жизни?

Внутренний голос рано или поздно спросит: может ли человек, рожденный в одной культуре, чувствовать себя частью другой, отличной? И если он поймет, что место, люди вокруг и нравы не для него, то всегда можно сменить город, страну и язык. Здравомыслие и 13 статья Всеобщей декларации прав человека не осудят такой выбор. Но откуда растет это желание?

Эпоха закрытых границ

Когда в 1946 году Уинстон Черчилль назвал Советский Союз в Фултонской речи причиной «международных трудностей», он крепко связал образ России с «железным занавесом».

Клише сработало. Не сработали атрибуты пережитой истории, которые куда-то исчезли из страны: западноевропейские формы быта, любовь к французскому языку, возможность путешествовать и учиться за границей. Осталось легкое очарование тем временем, когда и «средний» человек мог смотреть мир.

В искусных лекциях советского культуролога Юрия Лотмана о русской культуре упоминается, что с античных и средних веков «путешествие рассматривалось как элемент образования».

А XVIII век в России можно назвать веком передвижений. Именно тогда считали, что для того, чтобы из мальчика вышел взрослый человек, необходимо было не только пройти специальное обучение, но и путешествовать.

Но позже об этом пришлось забыть до конца XX века.

И только к 1991 году все изменилось. Советскому же человеку для поездок за границу надо было получить разрешение специального подразделения МВД, пройти комиссию и соблюдать правила поведения за рубежом.

Из официальных правил известно, что не допускалось проявление высокомерия, зазнайства, кичливости или пренебрежения. Не рекомендовалось устанавливать связи с гражданами капиталистических стран.

Было необходимо постоянно проявлять высокую политическую бдительность и быть готовым в умелой форме разъяснять миролюбивую внешнюю политику Советского правительства.

С новым законом «О порядке выезда и въезда» Россия открыла границы и начала свободно выдавать своим гражданам загранпаспорта.

Своя эпоха «Возрождения»

Вот только не хватало Петра I своего времени, о котором бы вспоминали так же, как крестьяне вспоминали о великом царе:

Любовь и склонность к неизвестным вещам и людям, не испытанным ощущениям в психологии обозначают ксенофилией. Такое состояние в России также называют «верой в то, что все иностранное лучше отечественного»: изделия, манеры, нравы, люди и пр.

Особое отношение к себе, как к иностранцу, заметил американский журналист и писатель Роберт Кайзер, когда с 1971 по 1974 годы он был шефом московского бюро газеты The Washington Post. Он написал о России четыре книги. В первой из них «Россия: народ и власть» он выделил:

Принять себя

Советский и российский философ, культуролог Георгий Гачев в течение многих лет занимался постижением и описанием национальных образов и моделей мира. Он отмечал, что «каждая национальная целостность есть Космо-Психо-Логос, то есть тип местной природы, национальный характер народа и склад мышления».

Согласно идеям Гачева, категория целостности к русскому складу мышления не применима, так как бытие русского человека в состоянии незавершенности. Его сознание призвано на постоянный поиск себя, поскольку «сбивается с постепенности своего вырастания». Оно не имеет своей сути как готовой данности.

Источник: https://monocler.ru/ksenofiliya-lyubov-ko-vsemu-inostrannomu/

Любовта към чужденците (ксенофилия) – психологическо заболяване

Красавацита и звяра – щом в приказките може, значи да се шибаш с животни е нормално

Преди време българите започнаха да пишат за диктатурата на ксенофилите. Прилагам дефиниция на новата българска дума Ксенофил, и текст на руски психолог описващ това патологично състояние:

Дефиниция: Човек обичащ всички чужденци, и предлагащ жените от своя народ на инородни пишки.

Читайте также:  Работа над ошибками - психология

Пример:Всички в парламента са шибани ксенофили, които искат да унищожат нацията ни.

Източник: бгжаргон.ком

Кто такие ксенофилье?

Ксенофилию можно определить как патологическую любовь к чужому (от греч. xénōs – чужой и philéo – люблю). Соответственно, ксенофилы – люди с такой патологической любовью. Состояние души ксенофила, как дисгармоничное, неизбежно сопряжено с некоторой невротичностью и комплексом неполноценности.

Избыток любви к чужому у них проистекает из недостатка любви к своему, но тем не менее не из недостатка любви к себе, так как их невротический эгоизм, тревожность их личности и есть переизбыток этой любви к себе. Их психика избавляет их личность от ощущения неполноценности путём проекции этой неполноценности на окружающих.

В них они начинают по поводу и без повода видеть и ощущать неполноценность и несовершенство, а также свой собственный – спроецированный эгоизм и агрессию. Проще говоря, они о людях судят по самим себе, избавляя себя от таких оценок.

Менталитет ксенофилов таков: все, что вокруг них, то ощущается ими как плохое, негативное, всё, чем они обладают, того всегда мало. Но, зато, объект их любви – чужое и чужие, как и положено, всегда ими переоценивается. Всё чужое для них является манящим, привлекательным. Отсюда вытекает их склонность к зависти, стяжательству, потребительству.

Деньги – объект особой любви ксенофилов, они обеспечивают их эгоистическую самореализацию. Следствие эгоизма ксенофилов – отсутствие любви к ближнему своему, слаба, если вообще не вырождена, их совесть, сочувствие, сострадание к окружающим.

Но, зато, они преисполнены избытком сочувствия к любым чужим; естественно, до тех пор, пока эти чужие не стали своими. Их эгоизм и порой скрываемая агрессивность уподобляет их животным, как и любого эгоиста. Их недовольство близокружающим миром формирует их ощущение: хорошо там, где нет нас.

Но, самое страшное наступает, когда ксенофилы проникают в политику, к власти, так как все их интеллектуальные идеи и доводы, естественно, базируются на их ксенофильном чувстве, а это чувство изначально антипатриотическое и предательское.

Здесь их непомерная любовь к чужому и чужим ведёт к восхвалению и переоценке всего чужого и чужих и, напротив, к уничижению всего своего и своих, всего, что вокруг них самих. Их «чёрно»-депрессивные глаза видят вокруг, во всём своём исключительно негатив.

Чужой образ жизни, чужие идеи всегда получаются у них лучше своих: в своих они всегда найдут грязь, а если не найдут, то обольют, дабы ничто не нарушало их грязное мироощущение.

Когда же ксенофилы получают доступ к информационным ресурсам, они начинают распространять свой внутренний мир, своё мироощущение, облекая его в различные «художественные» и «информационные» образы.

Так, под влиянием информационного внушения и пропаганды, окружающий мир наполняется агрессией, человеконенавистничеством, потребительством, завистью. Их животно-эгоистические страсти начинают доминировать в людях и обществе, их нутро становится общей реальностью.

Взамен культуры в высоком смысле этого слова в обществе воцаряется культура цинизма, похабщины и нетерпимости.

Всё это ксенофилы дополняют своим умозаключением о несовершенстве человека, которое, с одной стороны, базируется на их собственной – спроецированной неполноценности, с другой, базируется уже на реальных фактах, вышедших из их внутреннего мира.

Отдельного внимания заслуживает тема участия ксенофилов в межнациональных отношениях, где их любовь к чужим и ненависть к своим приобретает особо античеловеческое выражение. Здесь ксенофилы легко стравят под разными предлогами и оправданиями свои, ближние к ним народы с другими, чужими.

И в этом процессе чужие у них всегда будут правы, а свои у них будут ощущаться и, следовательно, представляться как агрессоры. Но на самом деле так ксенофилы будут поддерживать внешнюю агрессию против ближних, как продолжение их личной агрессии.

И что примечательно, любые проблемы межнациональной нетерпимости, в том числе и созданные ксенофилами, будут подменяться ими проблемой ксенофобии, то есть страха и нелюбви к чужим, как изначально вменённой вины своим. Кроме того, ксенофилы легко разделят народы одного государства на своих и чужих и стравят их.

Причём разделят они их так, как выгодно им для удовлетворения их личной агрессии: на ими любимой стороне – чужой – всегда будет та сторона, которая будет выступать реальным агрессором.

Так, вместо ликвидации почвы для межнациональной нетерпимости и вместо проведения грамотной межнациональной политики, ксенофилы будут заниматься разборками между своими и чужими: не в пользу своих, разумеется, но в конечном итоге даже и не в пользу чужих, а в пользу их родной эгоистическо-агрессивной душонки.

Среди ксенофилов есть и такие, которые умудряются ставить в России вопрос о массовой ксенофобии. Они думают, что так они борются с фашизмом, но на самом деле этим ксенофилы сами проявляют чудеса фашизма, так как обвиняют целый коренной народ в определённой неполноценности – в нервно-психическом заболевании, коим является любая фобия.

В том числе, такой постановкой вопроса они просто унижают национальное самолюбие коренного народа.

Это связано с тем, что понятие массовой ксенофобии в нормальной психике однозначно ассоциируется с коренным доминирующим народом – в России русским – ведь он составляет основную массу населения и, главное, чужих бояться может только он, так как сам, находясь на своей исконной территории, к понятию чужие никак не может быть отнесён, тем более приезжими.

Если приезжими или кем-либо по их отношению коренной народ на его исконной территории называется чужими – это есть не только унижение национального самолюбия данного народа, но и проявление откровенного фашиствующего интервенционизма, который в своей такой оценке изначально не приемлет ни самого коренного народа, ни нахождения его на своей территории.

Кроме того, в боязни к чужим обвинять можно только тот народ, к которому прибывают приезжие, так как абсурдно упрекать в фобическом страхе к народу людей, приехавших к этому народу. Таким образом, термин ксенофобия при его как бы универсальности применим по всем параметрам исключительно к коренному народу, и при его связи с понятием массовости он превращается в проявление фашизма.

Но, фашистская суть ксенофилов выдаёт себя ещё и в том, что они по поводу и без повода любят развешивать ярлыки фашизма. Здесь очевидна психологическая «проекция собственной тени», то есть проекция на окружающих тех своих качеств, которые ксенофилы не хотят осознавать в себе. Или, как уже отмечалось выше, они о людях судят по себе.

Так, например, любая попытка русского человека заявить о своих национальных интересах и правах, о неприкосновенности своей культуры, обычаев, образа жизни или попытка просто защитить своё национальное самолюбие ксенофилами с лёгкостью оценивается как фашизм.

Но, при этом любая националистическая агрессия со стороны чужих по отношению русских ксенофилами демонстративно упускается из виду. Естественно, это препятствует самообороне русского народа от какой-либо реальной или потенциальной националистической агрессии.

Но такое положение дел благодатно для ксенофилов: оно является составной частью механизма необъявленной войны против своих – войны, которую ксенофилы намерены вести руками чужих. И здесь термин ксенофобия просто драгоценная находка для ксенофилов, универсальное оружие, так сказать.

Как следует из смысла этого термина, свои боятся чужих, причём не в силу каких-либо внешних, объективных причин, а в силу внутренних причин нервно-психического характера – свои нервно-психически больны – всё просто и ясно, здесь и виновный и мотив, как говорится, налицо.

При систематическом применении этого термина постепенно, но неизбежно должен установиться стереотип восприятия своих народов как националистических агрессоров.

Чужие же у ксенофилов фобиями не страдают и, соответственно, у них изначально отсутствуют мотивы для совершения преступлений, и даже вообще проявлений какой-либо агрессии, по отношению к представителям другой национальности.

Термин ксенофобия, имея крайне узкую направленность – клеймить своих и оправдывать чужих, способствует направлению вектора межнациональной политики исключительно в сторону оголтелой беспредельной этнической интервенции, во-первых, со стороны иностранцев в Россию, а во-вторых, со стороны одних российских народов на территории культурно-административного самоопределения других российских народов, и созданию при этом условий для нарушения права коренных народов на сохранность своей культуры, включая сохранность нравственных норм поведения и уклада жизни. Такая этническая интервенция неизбежно ведёт Россию к сплошному перманентному межнациональному конфликту, спровоцированному как разностью этнических нравов, подогретых к тому же ярлыками «ксенофобии», так и главным образом ещё и самой буржуазной системой, где не только люди, но и целые этнические группы включаются в экономический общесоциальный конфликт; системой, где часть порождаемой ею социальной агрессии ложится в русло националистической агрессии, которая плюс к тому, как влиятельная социально-политическая сила, ещё и разжигается отдельными субъектами в своих буржуазно-эгоистических целях(властных и финансовых). Трудно поверить в то, что ксенофилы не понимают этого, а также в то, что они не понимают последствий подготавливаемого ими межнационального конфликта: он может оказаться катастрофой для России, которая своим ужасом затмит события во Франции и даже в Косово. Впрочем, ксенофилов это не волнует, так как соответствует их человеконенавистническим целям. Всё это и есть самый обыкновенный ксенофильный фашизм – фашизм чужими руками.

Читайте также:  Настрой - психология

Однако, всё же удивляет откровенная безмозглость этих ксенофильных субъектов, так как, ставя вопрос о массовой ксенофобии, они забывают о том, что практически вся власть имущая элита в России не относится к коренному доминирующему этносу, но при этом опирается на избирательную систему, на легитимность (по крайней мере так официально считается). Следовательно, возникает вопрос: как в условиях ксенофобии властные позиции мог занять недоминирующий этнос? Получается, что это могло произойти только вследствие апартеида, то есть дискриминации и ущемления прав коренного доминирующего этноса, связанных с радикальным нарушением избирательных прав и искажением реальной воли народа. А апартеид, простите, – это международное преступление. Таким образом, перед постановкой вопроса о массовой ксенофобии необходимо ставить вопрос о привлечении к ответственности российской власть имущей элиты как международных преступников, а также её властных и информационных холуёв и прихлебал. Но, возможно, ксенофилы полагают, что ксенофобия могла возникнуть вслед за национальной толерантностью русского народа, обеспечившей власть недоминирующему этносу. Тогда становится очевидно, что усматриваемая ими ксенофобия есть прямое следствие правления этой власть имущей элиты, и вся ответственность опять ложится на неё. Хотя надо заметить, что применение в политике, в информационной и правовой сферах термина ксенофобия уже само по себе есть признак дискриминации коренного народа, и уж тем более применение его без терминов, отдельно отражающих национализм и преступность со стороны приезжих, например ксенонационализм и ксенопреступность, а так же без термина, отдельно отражающего неприемлемые для морали коренного населения нравы приезжих, например ксенонравы, – ведь именно эти явления, как формы агрессии с одной стороны – приезжей -, порождают ответную агрессию с другой – местной-, называемую ксенофилами ксенофобией. Однако, вектор борьбы явно направлен только на одну из сторон – на доминирующий коренной народ – русский.

Но, как бы там ни было, зло порождает зло, а агрессия порождает агрессию, и все проявления национальной нетерпимости в постсоветской России являются прямым следствием проведения политики социальной агрессии и стравливания народов, которая имела место весь современный буржуазный период российского бытия, как неизбежное сопутствие капитализма – системы, порождающей и питающейся агрессией и, кроме того, наделяющей влиятельностью агрессивно-эгоистических субъектов, готовых достигать своего успеха и реализовывать свои человеконенавистнические амбиции не только за счёт блага остальных и общества в целом, но и за счёт человеческих жизней.

© Смирнов Андрей 2006г

Источник: https://tangrabg.wordpress.com/2013/06/15/diktaturata-na-ksenofilite/

Этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде

Введение

Актуальность научных исследований межэтнических отношений и, в частности, феномена этноцентризма и ксенофилии доказана на сегодняшний день самой жизнью. Налицо радикальные изменения в этническом самосознании народов нашей страны, что находит выражение в повышении интереса этнических групп к своей истории, культуре, традициям, языку.

Однако рост этнического самосознания нередко принимает формы, которые обуславливают негативное отношение к другим этносам, неприятие их культуры, языка и традиций, уклонение от общения с ними вплоть до демонстрации открытой враждебности. В науке это явление получило название этноцентризма.

Как феномен обыденного этнического сознания этноцентризм давно привлекает к себе внимание этнографов, социологов, социальных психологов.

Этноцентризм в любой форме его проявления оказывает разрушительное воздействие на межэтнические контакты, поэтому изучение данного феномена является очевидно необходимым, особенно в современных условиях, когда этнические конфликты в стране стали ежедневной реальностью.

Исследование этноцентризма развивалось в направлении от абсолютизации этого явления и обоснования его неизбежности — к выявлению социальных, исторических, социально-психологических условий и механизмов его актуализации в межэтнических отношениях.

В настоящее время интерес исследователей в большей степени направлен на изучение закономерностей и особенностей актуализации этноцентризма в различных социокультурных и ситуативных условиях.

Такая постановка проблемы помогает не только выявлению различных факторов, способствующих или препятствующих проявлениям межэтнического негативизма, но позволяет полнее понять природу и функции данного явления, его действительное место во взаимоотношениях этносов. Опыт отечественных и зарубежных исследований этноцентризма как социально-психологического феномена способствует пониманию того, что существование особых социально-перцептивных механизмов, лежащих в основе данного явления и направленных на обеспечение и сохранение культурной самобытности этноса, само по себе еще не является достаточным условием для возникновения межэтнической неприязни.

Однако существует еще и противоположное понятие этноцентризму — ксенофили́я. Это психологическое понятие, означающее любовь и склонность к неизвестным вещам и людям, неиспытанным ощущениям, часто сопутствует либерализму и либеральной демократии, ставит под сомнение расовые и национальные различия между людьми.

Ксенофилия провозглашает, что залогом существования современного человеческого общества является смешение культур и народов под знаменем либеральной демократии.

Теория и идеология ксенофилии, свойственная космополитической интеллигенции, обосновывает отказ от национальных традиций и культуры, отрицает государственный и национальный суверенитет во имя «общечеловеческих ценностей»; провозглашает свободу индивида во всех областях жизни как условие развития общества и экономики.

Она получила стремительное развитие во второй половине ХХ- перв. пол. XXI вв., часто сопутствует движению за объединение мира и его отдельных регионов на федеративной основе с общим и всемирным правительством.

Предмет исследования: этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде.

Глава 1. Этноцентризм и ксенофобия. Основные теоретические подходы к исследованию

Так как культурные ценности формируются на основе опыта людей и отбора видов их поведения, то прошлые и нынешние культуры различны. В некоторых обществах считали войну самой благородной деятельностью человека. В других ее ненавидели, а представители третьих не имели о ней представления.

В соответствии с нормами одной культуры женщина имела право выходить замуж за своего родственника. Нормы другой культуры это решительно запрещают. В нашей культуре галлюцинации считаются симптомом психического заболевания. Другие общества расценивают мистические видения как высшую форму сознания.

Существует великое множество различий между культурами.

Даже беглое соприкосновение с двумя или несколькими культурами убеждает, что различиям между ними нет числа. Мы и Они ездим по разным сторонам, Они говорят на ином языке. У нас разные мнения о том, какое поведение безумное, а какое нормальное, у нас разные понятия добродетельной жизни. Значительно труднее определить общие черты, свойственные всем культурам, — культурные универсалии.

Социологи выделяют более 60 культурных универсалий. К ним относятся спорт, украшение тела, совместный труд, танцы, образование, похоронные ритуалы, обычай дарить подарки, гостеприимство, запреты кровосмешения, шутки, язык, религиозные обряды, изготовление орудий труда и попытки влиять на погоду.

Однако, для разных культур могут быть характерно разные виды спорта, украшений и т.д. Окружающая Среда является одним из факторов, вызывающие эти различия.

Кроме того, все культурные особенности обусловлены историей определенного общества и формируется в результате уникального развития событий.

На основе разных видов культур возникли разные виды спорта, запреты на кровные браки и языки, но главное — в той или иной форме они имеются в каждой культуре.

Почему существуют культурные универсалии? Некоторые антропологи считают, что они формируются на основе биологических факторов. К ни�

Источник: https://www.studsell.com/view/208020/

Ксенофобия и ксенофилия — преодоление «центризмов»

С одной стороны, можно сказать, что ксенофилия все же позитивнее ксенофобии, поскольку не ставит на восприятие такой жесткой заслонки, не закрывает его в эгоцентрической обособленности. С другой — можно возразить, что ксенофилия не дает созреть плоду самостоятельного творчества, в силу чего ксенофил может потерять всякую интегративную способность. 

С другой стороны, оппозиция похожего/непохожего включается и в акте ксенофилии. Взгляд ксенофила все равно скользит по поверхности, в нем нет настоящей любви — влечение не означает подлинной внимательности. Поэтому ксенофобия и ксенофилия сполошь и рядом встречаются у одного и того же человека/общности по отношению к одному и тому же «чужому» объекту. 

В случае же безразличного отношения объект может быть просто не замечен — активное сознание воспринимающего не заинтересовано в восприятиях такого рода и сквозь фильтры восприятия информация об объекте не проходит. 

После процедуры адаптации «чужое» начинает восприниматься как «свое». Для непросветленного сознания познанный объект принадлежит познавшему — либо наоборот.

Познающий устанавливает между собой и объектом познания отношения власти.

На объект накладывается эгоцентрическая классификационная сетка, в результате познающий вступает либо в отношения господства, либо в отношения подчинения, либо в состояние битвы — битвы равных, бунта или подавления бунта. 

В рамках этой условной схемы можно рассматривать появляющиеся в культуре разнообразные «центризмы».

Патология человеческого непросветленного сознания заключается в том, что центр для него — это во многом центр силы.

Принцип силы играет в построении системы ценностей немалое значение, и преодоление этой тенденции можно рассматривать как движение отдельного человека и человечества в целом по пути этического прогресса. 

К примеру, патологический европоцентризм, с одной стороны, поддерживается многими носителями западноевропейской культуры — если не тотально, то частично. С другой — многие борцы с европоцентризмом сами по сути являются европоцентристами. Для них Европа по-прежнему остается центром силы, центром господства.

Читайте также:  Закон мерфи - психология

Осознавая тот факт, что Запад имеет силовое превосходство, такие люди предпочитают занимать в отношении Запада позицию не подчинения, но бунта. Обыкновенно такой бунт обосновывается в рамках различных теорий многополярного мира.

Но можно предположить, что в ряде случаев идеология многополярного мира является PR-ширмой, прикрываясь которой, можно попробовать перехватить у узурпатора инициативу и стать узурпатором самому.

Источник: http://exitum.org/thoughts/37-ksenofobiya-i-ksenofiliya-preodolenie-tsentrizmov/

Ксенофобия и ксенофилия – хрен и редька

Нет нужды слишком долго доказывать, что для любого христианина, любого европейца, любого человека христианской или постхристианской культуры, где бы он ни жил, столкновение и общение с мусульманами становится таким делом, которого будет трудно избежать. Сейчас уже давно нельзя сказать: мы в Европе, а они в Азии, наши пути с ними не пересекаются. Пути пересеклись, и принять это приходится, как свершившийся факт.

Итак, вот мы, и вот они, а еще есть Евангелие, есть Божьи заповеди, есть опыт предков, опыт войны и опыт мира. Это в условии задачи дано. А сама задача поставлена в Евангелии: проповедуйте Евангелие всем (ср.: Мк. 16, 15). И ее никто не отменял.

Действие первое: рассудить и поступить по справедливости. Перестать рисовать в уме карикатуры на ислам, перестать воображать его глупостью, дикостью, злонамеренным антихристианством и прочими подобными фантазиями. Отбросить свою спесь, брезгливость и превозношение. Взвесить и сопоставить реальную историю христианства и раннего ислама.

Мне довелось наблюдать исламско-христианскую полемику, как печатную, так и прямые диспуты. За единоверцев мне часто приходилось стыдно, за мусульман – обидно.

Как мешает наша исламофобия подлинному евангельскому слову, которое никак не может пробиться к сознанию мусульманина! Как бы ни ощущали себя христиане в этом диалоге, всегда заметно, что мусульмане завершают разговор с глубоким чувством победы. Смотришь  на них – словно воины Пророка после Бадра. Люди, пережившие личное ощущение фуркана.

Хотя, объективно рассуждая, их победа в споре совершенно не очевидна, но всякий раз, похоже, после таких дискуссий они становятся все дальше от Христа и Евангелия. Причем их скорость удаления от Христа пропорциональна неприязни к исламу со стороны их христианских собеседников.

Наша несправедливость к исламу, к Корану, к Мухаммаду для мусульман слишком очевидна. Нас не считают справедливыми и честными, а потому – заслуживающими доверия. Нас путают с лицемерами Запада, которые свой колониализм, жестокость и несправедливость привыкли маскировать христианскими знаменами.

Я лично не верю, что христиане Запада смогут принести что-то доброе мусульманам, хотя они и работают в этом направлении гораздо больше нас. В западной христианской антиисламской литературе не хватает скромности и справедливости, что лишает ее доверия.

И когда видишь, что у нас почти то же самое, нападает тоска…

Итак, действие первое: подавить свою ксенофобию.

Действие второе: подавить свою ксенофилию. Где-то далеко внизу эти крайности, возможно, сходятся, не знаю. Но в любом случае, гипертрофированная любовь ко всему чужому, основанная на презрении к своему собственному, — это ведь тоже оборотная сторона той же самой гордости и превозношения. Только в данном случае презирают не чужое, а свое.

Я не знаю своих соотечественников, воспитанных не в мусульманской среде, кто обратился бы в ислам прямо из атеизма (девушек, выходящих замуж за мусульман, я здесь в расчет не беру, поскольку в этом случае речь не идет о личном сознательном религиозном выборе).

Чаще бывает другое: мужчина или женщина переходит в ислам, познакомившись немножко с христианством, обычно – православным, а потом быстро, необдуманно, без внутренних терзаний отринувши и церковь, и Евангелие.

И сгусток негативных эмоций по отношению к своей родной вере у таких людей просто поражает; у природных мусульман я ничего подобного не встречал. Нравственный облик таких русских мусульман меня, честно говоря, просто пугает.

Это не страх за свою личную безопасность (к нему вроде бы нет повода), а какой-то экзистенциальный страх, подобный тому, который я ощутил впервые в детстве, посмотрев известный советский «ужастик» по повести Гоголя «Вий». Так пугает не опасность, а зло, голое зло.

Ксенофобия – неприятная болезнь духа. Ксенофилия, на мой взгляд, еще хуже. Пугает эта простота расставания с родиной, с верой, с родным бытом и культурой. Читаешь или слушаешь подобные откровения: как американец переходил в православие, как русский переходил в католицизм, протестантизм, ислам.

И никак не можешь поверить, что, если подобный перелом произошел вдруг, внезапно, в течение года, то он успел бы отразить настоящий поиск истины. Искушаешься поставить диагноз: это ксенофилия, это не Божий призыв, это не муки духовного поиска и выбора. Это просто надоело свое, слишком бытовое, слишком казенное, слишком обыденное.

А что в нем, казенном и обыденном, могло скрываться великое духовное сокровище, человеку дела нет. И идет он в чужую религию и культуру.

И ведь, что всего непонятнее, будет в ней терпеть и прощать стократно большие психологические нагрузки, стократно большие искушения, стократно большую грязь вокруг себя, чем был готов потерпеть в своей собственной религии и культуре. Что это? Для чего это? – Болезнь духа, у меня нет другого диагноза, пусть простит меня Господь.

И когда услышу о крещеном мусульманине, тоже не тороплюсь хлопать в ладоши. Вполне может быть то же самое, а как узнать? Не столь давно была выпущена книга Хризостома Салахварзи «Мы будем утешены». Там автор, иранец, описывает, как он двадцать лет шел от ислама шиитского через суфизм ко Христу и Церкви.

Двадцать лет и тяжелых лет! Под конец он стал православным, выстрадав эту веру потом и кровью. Ему я полностью верю. Но он нигде не ругает ислам, Коран, своих прежних духовных наставников,  великих персидских поэтов. Это для меня добрый признак, пробуждающий к человеку доверие. Если бы он хоть раз отозвался о Коране или об исламе с презрением, то это доверие подорвал бы навсегда.

Отогнать от себя подозрение в его адрес (дескать, купился-продался) было бы уже очень трудно.

Протоиерей Тимофей Алферов 

Отрывок из книги “Исламская угроза России” ?  

http://антисекта.рф/biblioteka/

Расскажите своим друзьям

Источник: http://xn--80aaollp3age.xn--p1ai/articles/ksenofobiya_i_ksenofiliya_hren_i_red_ka/

Xenophilia • ru.knowledgr.com

Xenophily или xenophilia имеют в виду привязанность к неизвестным / инородным телам или людям. Это — противоположность ксенофобии или xenophoby. Слово — современная чеканка от греческого «xenos» (более странный, неизвестный, иностранный) и «philia» (любовь, привлекательность), хотя само слово не найдено на классическом греческом языке.

В биологии

В биологии xenophily включает, например, принятие насекомым введенного иностранного завода, тесно связанного с нормальным хозяином.

Xenophily отличают от xenophagy (или allotrophy) и менее распространен, чем xenophoby.

В начале энтомологов 20-го века неправильно пришел к заключению, что развитие железистого предельного диска было функцией xenophily, после его открытия у myrmecophilous личинок.

В культуре

Культурный xenophilia согласно некоторым источникам может быть связан с культурным, съеживаются, или чувство, что собственная культура низшая. Это может также быть определенным для области, такой, как ведется римляне полагать, что греки были лучше, чем римляне в музыке, искусстве и философии, но очевидно не лучше в военных вопросах.

В политике и истории

Джордж Вашингтон, в его 1796 Прощальный Адрес, описал влияние приложения одной страны для другого, которого он рассмотрел как отрицательного:

В беллетристике

Xenophilia — тема, найденная в научной фантастике, прежде всего поджанр космической оперы, в котором исследует последствия любви и половых сношений между людьми и инопланетянами, особенно гуманоидными.

Сатирический пример — XXXenophile, комикс с рейтингом X, написанный Филом Фоглио. Более мрачный пример — отношения Сэрека и Аманды Грейсон (родители Спока) в Звездном пути.

Есть также многократные примеры xenophilia между главным героем и его или ее иностранными товарищами по плаванию в Массовом Эффекте (серия) игр.

В книге Гарри Поттер и Дары смерти, характер по имени Ксенофилиус Лавгуд (отец одного из более эксцентричных друзей Гарри Поттера, Полумны Лавгуд) характеризуются его интересом к необычным или неизвестным объектам, животным и понятиям – поскольку его имя явно подразумевает.

Человек Арбуза фильма сосредотачивается частично на белом, пытающемся заниматься сексом с белой женщиной, с которой он работает.

Его усилия терпят неудачу, пока он волшебно не превращен в афроамериканца, в котором пункте она более, чем готова спать с ним.

Это только на следующий день, что главный герой понимает к его ужасу, что женщина — xenophile и только занялась сексом с ним из-за его гонки; у нее не было интереса к нему как человек.

См. также

  • Межкультурная компетентность

Источник: http://ru.knowledgr.com/02810420/Xenophilia

Ссылка на основную публикацию